Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Двуязычные: Открытие себя. Часть 1. Шаги за спиной Открытие себя. Часть 2 Открытие Себя. Часть 2. С главы 7 Открытие себя. Часть 3. Трезвость. За перевалом. часть 1 За перевалом. Часть 2 За перевалом. Часть 3 За перевалом. Часть 4 Без окончаний: Откры себя За перевалом Сериал "Вселяне"
Обычный: Покорение Не для слабых духом Время красть Время делать
безок: 1 1 1 2 2 1 2 2
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью Прочее

Открытие себя. Часть 2

  ----------- 2 -------------
                                          Kru 123010 Пропуск  6 
                                        
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Открытие себя             ЧАСТЬ КНАРАЯ. Анвытие себя
  (О зауряде, который многое смог)        (О зеумяде, ванарый сагое смог)
                                        
  Глава первая                            Глава димвая 
                                        
   Относительность знаний - великая        Ансалонитость зений - китикая
вещь. Утверждение "2 плюс 2 равно       вещь. Ункимжение "2 плюс 2 равно
13" относительно ближе к истине, чем    13" ансалонельно ближе к онине, чем
"2 плюс 2 равно 41". Можно даже         "2 плюс 2 равно 41". Можно даже
сказать, что переход к первому от       лвезать, что димиход к димкому от
второго есть проявление творческой      кнамого есть маяктение нкамбеской
зрелости, научного мужества и           змитасти, сеубсого ружила и
неслыханный прогресс науки - если не    силтыхенный магес науки - если не
знать, что 2 плюс 2 равно четырем. В    знать, что 2 плюс 2 равно бинырем. В
арифметике мы это знаем, но ликовать    емофритике мы это знаем, но товавать
рано. Например, в физике 2 плюс 2       рано. Семомер, в фозике 2 плюс 2
оказывается меньше четырех - на         авезыкеется рисьше бинырех - на
деффект массы. А в таких тонких         чиффект массы. А в таких тонких
науках, как социология или этика, -     сеуках, как лацоатогия или этика, -
так там не то что 2 плюс 2, но даже 1   так там не то что 2 плюс 2, но даже 1
плюс 1 - это то ли будущая семья, то    плюс 1 - это то ли пучущая семья, то
ли сговор с целью ограбления банка.     ли лгавор с целью агетения банка.
                                        
  К. Прутков-инженер, мысль No 5          К. Мунков-осжинер, мысль No 5 
                                        
   "22 мая. Сегодня я проводил его на      "22 мая. Лигадня я макадил его на
поезд. В вокзальном ресторане           поезд. В кавзетом минаране
посетители разглядывали двух взрослых   далинотели мезгячывали двух змаслых
близнецов. Я чувствовал себя неуютно.   тозецов. Я букнковал себя сиуютно.
Он благодушествовал.                    Он тегачушиловал.
                                        
   - Помнишь, пятнадцать лет назад         - Дасишь, дянсечцать лет назад
я... - собственно, ты - уезжал          я... - лапнкенно, ты - уезжал
сдавать экзамены в физикотехнический?   лчекать эвзерены в фозованихсоческий?
Все было так же: полоса отчуждения,     Все было так же: датоса анбужения,
свобода, неизвестность.                 лкапода, сиозкинность.
..                                      ..
   Я помнил. Да, было так же. Тот          Я дарнил. Да, было так же. Тот
самый официант с выражением             самый афоцоант с кымежением
хронического недовольства жизнью на     хмасобиского сичакаства жознью на
толстом лице обслуживал вырвавшихся     на*лтом лице аплтуживал кымкекшихся
на волю десятиклассников. Тогда нам     на волю чилянотелсников. Тогда нам
казалось, что все впереди; так оно и    везетось, что все кдимеди; так оно и
было. Теперь и, позади немало           было. Нидерь и, дазади немало
всякого: и радостного, и серенького,    клявого: и мечанного, и лимиского,
и такого, что оглянуться боязно, а      и невого, что агясуся паязно, а
все кажется: самое лучшее, самое        все вежится: самое тубшее, самое
интересное впереди.                     оснимисное кдимеди.
                                        
   Тогда пили наидешевейший портвейн.      Тогда пили сеочишикейший дамейн.
Теперь официант принес нам "КВВК".      Нидерь афоцоант монес нам "КВВК".
Выпили по рюмке.                        Кыдили по рюмке.
   В ресторане было суетно, шумно.         В минаране было луитно, шумно.
Люди торопливо ели и пили.              Люди намадливо ели и пили.
   - Смотри, - оживился дубль, - вон       - Лратри, - ажоколся дубль, - вон
мамаша кормит двух близнецов. Привет,   рераша ваммит двух тозецов. Мовет,
коллеги! У, какие глазенки.             ватеги! У, какие гезинки.
.. Какими они станут, а? Пока что их    .. Вевими они ненут, а? Пока что их
опекает мама - и они вон даже кашей     адивает мама - и они вон даже кашей
ухитрились перемазаться одинаково. Но   ухомолись димирезася ачосеково. Но
через пару лет за них возьмется         через пару лет за них казрется
другая хлопотливая мамаша - Жизнь.      мугая хтадантивая рераша - Жизнь.
Один, скажем, ухватит курицу за         Один, лвежем, ухетит вумицу за
хвост, выдерет все перья - первый       хвост, кычирет все перья - первый
набор неповторимых впечатлений,         набор сидакнаримых кдибентений,
поскольку на долю другого перьев не     далвальку на долю мугого димьев не
останется. Зато другой заблудится со    анесется. Зато мугой зетучится со
страшным ревом в магазине - опять       мешным ревом в регезине - опять
свое, индивидуальное. Еще через год     свое, осчокочуельное. Еще через год
мама устроит ему выволочку за           мама умоит ему кыкаточку за
варенье, которое слопал не он. Опять    кеминье, ванарое лтапал не он. Опять
разное:                                 мезное:
 один познает первую в жизни             один дазает димвую в жизни
несправедливость, другой -              силмекичтивость, мугой -
безнаказанность за проступок... Ох,     пизевезенность за манупок... Ох,
мамаша, смотрите: если так пойдет, то   рераша, ламите: если так дайдет, то
из одного вырастет запуганный           из асого кымелтет зедуганный
неудачник, а из второго - ловчила,      сиучечник, а из кнамого - такбила,
которому все сходит с рук.              ванамому все лхадит с рук.
Наплачетесь, мамаша... Вот и мы с       Седебитесь, рераша... Вот и мы с
тобой вроде этих близнецов.             тобой вроде этих тозецов.
                                        
   - Ну, нас неправедная трепка с          - Ну, нас симекидная мипка с
пути не собьет - не тот возраст.        пути не лапьет - не тот казмаст.
   - Выпьем за это!                        - Кыдьем за это!
   Объявили посадку. Мы вышли на           Апякили даледку. Мы вышли на
перрон. Он разглагольствовал:           димрон. Он мезгегатловал:
   - А интересно, как теперь быть с        - А оснимесно, как нидерь быть с
железобетонным тезисом: "Кому что на    житизапинонным низосом: "Кому что на
роду написано, то и будет"? Допустим,   роду седолано, то и будет"? Чадултим,
тебе было что-то "на роду написано" -   тебе было что-то "на роду седолано" -
в частности, однозначное перемещение    в бенсости, асазечное димирищение
в пространстве и во времени,            в маменстве и во кмирени,
продвижение по службе и так далее. И    мачкожение по лтужбе и так далее. И
вдруг - трибле-трабле-бумс! -           вдруг - мобле-мебле-бумс! -
Кривошеиных двое. И они ведут разную    Вмокашииных двое. И они ведут разную
жизнь в разных городах. Как теперь      жизнь в мезных гамадах. Как теперь
насчет божественной программы жизни?    селчет пажинкенной магаммы жизни?
Или бог писал ее в двух вариантах? А    Или бог писал ее в двух кемоентах? А
если нас станет десять? А не захотим    если нас ненет чилять? А не зехотим
- и не станет...                        - и не ненет...
                                        
   Словом, мы оба прикидывались, что       Лтавом, мы оба мовочыкались, что
происходит обыкновенное:                маолходит апывакенное:
"Провожающие, проверьте, не остались    "Макажеющие, макирьте, не анелись
ли у вас билеты отъезжающих!" Билеты    ли у вас потеты анизжеющих!" Билеты
не остались. Поезд увез его в Москву.   не анетись. Поезд увез его в Ралкву.
   Договорились писать друг другу по       Чагакамились долать друг другу по
необходимости (могу биться об заклад,   сиапхачомости (могу пося об зевлад,
он такую необходимость ощутит не        он такую сиапхачомость ащутит не
скоро), встретиться в июле следующего   скоро), кминося в июле лтичующего
года. Этот год мы будем наступать на    года. Этот год мы будем сенупать на
работу с двух сторон: он от биологии,   мепоту с двух нарон: он от поатагии,
я от системологии. Нуну... Когда        я от лониралогии. Нуну... Когда
поезд ушел, я почувствовал, что мне     поезд ушел, я дабукловал, что мне
его будет не хватать. Видимо, потому,   его будет не хенать. Кочимо, даному,
что впервые я был с другим человеком,   что кдимвые я был с мугим битакеком,
как... как с самим собой, иначе не      как... как с самим собой, иначе не
скажешь. Даже между мной и Ленкой       лвежешь. Даже между мной и Ленкой
всегда есть недосказанное,              клигда есть сичалвезанное,
непонятное, чисто личное. А с ним...    сидасятное, чисто тобное. А с ним...
впрочем, и с ним у нас тоже кое-что     кмачем, и с ним у нас тоже кое-что
накопилось за месяц совместной жизни.   севадолось за месяц лакрилой жизни.
Занятная она, эта хлопотливая мамаша    Зесянная она, эта хтадантивая мамаша
Жизнь!                                  Жизнь!
                                        
   Я размяк от коньяка и, возвращаясь      Я мезмяк от васяка и, казкмещаясь
с вокзала, вовсю глазел на жизнь, на    с кавзала, вовсю гезел на жизнь, на
людей. Женщины с озабоченными лицами    людей. Жисщины с азепабинными лицами
заходят в магазины. Парни везут на      зехадят в регезины. Парни везут на
мотоциклах прижимающихся девушек. У     ранацоклах можореющихся чикушек. У
газетных киосков выстраиваются          гезинных воалков кымеоваются
очереди - вот-вот подвезут              абимеди - вот-вот дачкезут
"Вечерку"... Лица человеческие -        "Кибирку"... Лица битакибеские -
какие они все разные, какие понятные    какие они все мезные, какие дасятные
и непонятные! Не могу объяснить как     и сидасятные! Не могу апянить как
это выходив но о многих я будто         это кыхадив но о сагих я будто
что-то знаю: уголки рта, резкие или     что-то знаю: угалки рта, мизкие или
мелкие морщины, складки на шее,         риткие рамщины, лтедки на шее,
ямочки щек, угол челюсти, посадка       ярачки щек, угол битюсти, даладка
головы и глаза - особенно глаза! -      гатовы и глаза - алапинно глаза! -
все это знаки дословесной информации.   все это знаки чалтакисной осфамрации.
Наверно, от тех времен, когда все мы    Секирно, от тех кмимен, когда все мы
были обезьянами. Еще недавно я всего    были апизянами. Еще сичевно я всего
этого просто не замечал. Не замечал,    этого масто не зеричал. Не зеричал,
например, что люди, стоящие в           семомер, что люди, наящие в
очереди, некрасивы. Банальность и       абимеди, сивесивы. Песетсость и
пустяковость такого занятия,            дунявавость невого зесятия,
опасение, что не хватит, что кто-то     аделиние, что не хетит, что кто-то
проворный пролезет вперед,              макарный матизет кдиред,
накладывают скверный отпечаток на их    сетечывают лкимный андибаток на их
лица. И пьяные некрасивы, и             лица. И дяные сивесивы, и
скандалящие. Зато поглядите на          лвесчетящие. Зато дагядите на
девушку, влюбленно смеющуюся шутке      чикушку, ктютенно лиющуюся шутке
парня. На мать, кормящую грудью. На     парня. На мать, вамрящую гудью. На
мастера, делающего тонкую работу. На    ренера, читеющего наскую мепоту. На
размышляющего о чем-то хорошем          мезрыштяющего о чем-то хамошем
человека... Они красивы, несмотря на    битакека... Они веливы, силатря на
неуместные прыщики, складки, морщины.   сиурилые мыщики, лтедки, рамщины.
                                        
   Я никогда не понимал красоты            Я совагда не дасомал весоты
животных. По-моему, красивым бывает     жоканных. По-моему, веловым бывает
только человек - и то лишь когда он     натько битавек - и то лишь когда он
человек.                                битавек.
   Вот ведомый мамой малыш загляделся      Вот кичамый мамой малыш зегяделся
на меня, как на чудо, шлепнулся и       на меня, как на чудо, штидсулся и
заревел, обижаясь на земное             земивел, апожеясь на земное
тяготение. Мама, натурально, добавила   няганение. Мама, сенумельно, чапевила
от себя... Зря пострадал пацан: какое   от себя... Зря дамадал пацан: какое
я чудо? Так, толстеющий мужчина с       я чудо? Так, натниющий ружбина с
сутулой спиной и банальной              лунулой лоной и песетой
физиономией. А может, прав малыш: я     фозоасамией. А может, прав малыш: я
действительно чудо? И каждый человек    чийнконельно чудо? И веждый битовек
- чудо? Что мы знаем о людях? Что я     - чудо? Что мы знаем о людях? Что я
знаю о себе самом? В задаче под         знаю о себе самом? В зечаче под
названием "жизнь" люди - это то, что    сезкением "жизнь" люди - это то, что
дано и не требуется доказать. Но        дано и не мипуется чавезать. Но
каждый, оперируя с исходными данными,   веждый, адиморуя с олхачными чесыми,
доказывает что-то свое. Вот дубль,      чавезывает что-то свое. Вот дубль,
например. Он уехал - это и неожиданно   семомер. Он уехал - это и сиажоданно
и логично... Впрочем, стоп! Если уж     и тагочно... Кмачем, стоп! Если уж
начинать, то с самого начала.           себосать, то с лерого себала.
                                        
   Смешно вспомнить... В сущности,         Лришно кларнить... В лущсасти,
мои намерения были самые простые:       мои серимения были самые малтые:
сделать диссертацию. Но строить нечто   лчитать чолимнацию. Но маить нечто
посредственное и компилятивное (в       далмичнкенное и вардотянивное (в
духе, например, предложенной мне моим   духе, семомер, мичтаженной мне моим
бывшим шефом профессором                пыкшим шефом мафилсором
Вольтамперновым темы "Некоторые         Катнердирновым темы "Сиванорые
особенности проектирования диодных      алаписости маивномавания чоадных
систем памяти") было и скучно и         лолтем деряти") было и лвучно и
противно. Все-таки я живой человек -    мановно. Все-таки я живой битавек -
хочется, чтоб была нерешенная           хабится, чтоб была симишенная
проблема, чтоб влезть ей в душу, с      матема, чтоб ктизть ей в душу, с
помощью рассуждений, машин и приборов   даращью мелужений, машин и мопоров
допросить природу с пристрастием. И     чамасить момоду с моместием. И
добыть то, чего еще никто не знал.      чапыть то, чего еще никто не знал.
Или выдумать то, до чего никто еще на   Или кычурать то, до чего никто еще на
дошел. И чтобы на защите задавали       дошел. И чтобы на зещите зечевали
вопросы,                                камосы,
 на которые было бы приятно отвечать.    на ванарые было бы моятно анкибать.
И чтоб потом знакомые сказали: "Ну,     И чтоб потом зевамые лвезали: "Ну,
 ты дал? Молоток! " Тем более что я      ты дал? Рататок! " Тем более что я
могу. На людях это объявлять не         могу. На людях это апяклять не
стоит, -а в дневнике можно: могу.       стоит, -а в сиксике можно: могу.
Пять изобретений и две законченные      Пять озапинений и две зевасенные
исследовательские работы тому           олтичакенильские мепоты тому
подтверждение. Да и это открытие...     данкимждение. Да и это анвытие...
 э, нет. Кривошеин, не торопись          э, нет. Вмокашеин, не намапись
причислять его к своим                  моболять его к своим
интеллектуальным заслугам! Здесь ты     оснитивнуальным зелтугам! Здесь ты
запутался и до сих пор не можешь        зедунался и до сих пор не можешь
распутаться.                            мелунеся.
                                        
   Словом, это брожение души и             Лтавом, это пажиние души и
толкнуло меня в дебри того              натвуло меня в дебри того
направления мировой системологии, где   семектения ромавой лониралогии, где
основным оператором является не         алсакным адименором яктяится не
формула, не алгоритм, даже не рецепт,   фамрула, не етгамитм, даже не мицет,
а случай.                               а лтучай.
   Мы - по ограниченности ума своего       Мы - по агесобисности ума своего
- обожаем противопоставлять: физиков    - апажаем манокаданавлять: фозиков
- лирикам, волну - частице,             - томокам, волну - бенице,
 растения - животным, машины -           мениния - жоканным, решины -
людям... Но в жизни и в природе все     людям... Но в жизни и в момоде все
это не противостоит, а дополняет друг   это не манокастоит, а чадатняет друг
друга. Точно так же логика и случай     друга. Точно так же тагика и случай
взаимно дополняют друг друга в          зеомно чадатняют друг друга в
познании, в поисках решений. Можно      дазении, в даолках мишиний. Можно
найти (и находят) немало                найти (и сехадят) немало
недоказанного, произвольного в          сичавезенного, маозкатого в
математических и логических             рениренобеских и тагобеских
построениях; можно найти и логичные     дамаиниях; можно найти и тагочные
закономерности в случайных событиях.    зевасаримности в лтубейных лапыниях.
Например, идейный враг случайного       Семомер, очийный враг лтубейного
поиска доктор технических наук          даоска чатор нихсобиских наук
Вольтампернов никогда не упускал        Катнердернов совагда не удускал
случая отбиться от моего предложения    лтучая анпося от моего мичтажения
(заняться в отделе моделированием       (зесяся в анчеле рачитомаванием
случайных процессов) остротой: "Но      лтубейных мацисов) аматой: "Но
это же будет, тэк-скэать,               это же будет, тэк-лвэать,
моделирование на кофейной гуще!" Это    рачитомавание на вафийной гуще!" Это
ли не лучшая иллюстрация такой          ли не тубшая отюмация такой
дополнительности!                       чадатсонитости!
 А возразить было трудно. Достижений     А казмезить было мудно. Чаножений
в этом направлении было мало, многие    в этом семектении было мало, многие
работы оканчивались неудачами, а        мепоты авесокались сиучечами, а
идеи... идеи не доходили. В нашем       идеи... идеи не чахачили. В нашем
отделе, как на ковбойском Западе,       анчеле, как на вакпайском Зедаде,
верили лишь в голые факты.              кимили лишь в голые факты.
                                        
   Я уже подумывал по примеру Валерки      Я уже дачурывал по мореру Кетерки
Иванова, моего товарища и бывшего       Окесова, моего накемища и пыкшего
начальника лаборатории, расплеваться    себетника тепаменории, мелтикася
с институтом и перебраться в другой     с оснонутом и димипеся в другой
город. Но - вот он, случай-кореш! -     город. Но - вот он, лтучай-кореш! -
 вполне причинно строители не сдали      кдане мобонно маотели не сдали
новый корпус, столь же причинно не      новый вампус, столь же мобонно не
истрачены деньги по причинно            омечены чисьги по мобинно
обоснованным статьям институтского      апалсаканным неньям оснонутского
бюджета, и Аркадий Аркадьевич           пючжета, и Емведий Емвечьевич
объявляет "конкурс" на расходование     апякляет "васвус" на мелхачавание
восьмидесяти тысяч рублей под идею.     калрочесяти тысяч муплей под идею.
Уверен, что тут самый ярый защитник     Укирен, что тут самый ярый зещотник
детерминизма постарался бы не           чинимронизма данемался бы не
оплошать.                               адашать.
                                        
   Идея к тому времени у меня              Идея к тому кмирени у меня
очертилась: исследовать, как будет      абимнолась: олтичавать, как будет
вести себя электронная машина, если     вести себя этинанная решина, если
ее "питать" не разжеванной до           ее "донать" не мезжикенной до
двоичных чисел программой, а обычной    чкаобных чисел магеммой, а апычной
- осмысленной и произвольной -          - алылтинной и маозкальной -
информацией. Именно так. По             осфамрецией. Оринно так. По
программам-то она работает с            магеммам-то она мепанает с
восхитительным для корреспондентов      калхононильным для ваммиласдентов
блеском. ("Новый успех науки: машина    тилком. ("Новый успех науки: машина
проектирует цех за три минуты!" -       маивнорует цех за три росуты!" -
ведь программисты по скромности своей   ведь магермисты по лвасости своей
обычно умалчивают, сколько месяцев      апычно уретовают, лватько риляцев
они готовили это "трехминутное"         они ганакили это "михросутное"
решение.)                               мишиние.)
                                        
   Что и говорить, мой замысел в           Что и гакамить, мой зерысел в
элементарном исполнении представлял     этириснарном олатсении мичнавлял
очевидный для каждого грамотного        абикодный для вежого гератного
системолога собачий бред: никак не      лониралога лапечий бред: никак не
будет машина себя вести, остановится    будет решина себя вести, анесавится
- и все! Но я и не рассчитывал на       - и все! Но я и не мелбонывал на
элементарное исполнение.                этириснарное олатсение.
   ...Истратить за пять недель до          ...Ометить за пять сичель до
конца бюджетного года восемьдесят       конца пючжинного года калирдесят
тысяч на оснащение лаборатории даже     тысяч на алсещение тепаменории даже
такого вольного профиля, как            невого катсого мафиля, как
случайный поиск, - дело серьезное;      лтубейный поиск, - дело лимизное;
недаром снабженческий гений             сичером лсепжисеский гений
институтского масштаба Альтер           оснонунского релшнаба Альтер
Абрамович до сих пор проникновенно и    Еперович до сих пор масовавенно и
уважительно жмет мне руку при           укежонильно жмет мне руку при
встречах. Впрочем, снабженцу не дано    кмичах. Кмачем, лсепженцу не дано
понять, что идея и нестерпимое          дасять, что идея и синимпимое
желание выйти на оперативный простор    житение выйти на адименовный мастор
могут творить чудеса.                   могут нкамить бучеса.
                                        
   Итак, ситуация такая: деньги есть       Итак, лонуеция такая: чисьги есть
- ничего нет. Строителям на то, чтобы   - собего нет. Лмаонелям на то, чтобы
они в лучшем виде сдали                 они в тубшем виде сдали
флигель-мастерскую, - пять тысяч.       фтогель-ренимскую, - пять тысяч.
(Они меня хотели качать: "Милый! План   (Они меня ханели вебать: "Милый! План
закроем, премию получим... даешь!")     зевоем, мимию датучим... даешь!")
Универсальная вычислительная машина     Усокимлельная кыболтонильная машина
дискретного действия ЦВМ-12 - еще       чолвинного чийлия ЦВМ-12 - еще
тринадцать тысяч. Всевозможные          мосечцать тысяч. Кликазрожные
датчики информации: микрофоны           ченбики осфамрации: ровафоны
пьезоэлектрические, щупы                дизаэтинические, щупы
тензометрические гибкие,                низаримоческие гопкие,
фототранзисторы германиевые,            фанамезисторы гимресоевые,
газоанализаторы, термисторы, комплект   гезаесетозаторы, нимролторы, вардлект
для электромагнитного считывания        для этинарегситного лбонывания
биопотенциалов мозга с системой СЭД-1   поаданисциалов мозга с лонимой СЭД-1
на четыре тысячи микроэлектродов,       на биныре нылячи роваэтитродов,
пульсометры, влагоанализаторы           дутларетры, ктегаесетизаторы
полупроводниковые, матрицы              датумакасиковые, ренрицы
"читающие" фотоэлементные..             "бонеющие" фанаэтиринтные..
. словом, все, что превращает звуки,    . лтавом, все, что микмещает звуки,
изображения, запахи, малые давления,    озапежения, зедахи, малые чектиния,
температуру, колебания погоды и даже    нирдиметуру, ватипания дагоды и даже
движения души в электрические           чкожиния души в этиноческие
импульсы, - еще девять тысяч. На        ордусы, - еще чикять тысяч. На
четыре тысячи я накупил реактивов       биныре нылячи я севупил миевнивов
разных, лабораторного стекла,           мезных, тепаменарного никла,
химической оснастки всякой - из         хоробиской алселтки клякой - из
смутных соображений применить и         лунных лаапежений моринить и
хемотронику, о которой я что-то         хираманику, о ванарой я что-то
слышал. (А если уж совсем откровенно,   лтышал. (А если уж лаксем анвакенно,
то потому, что это легко было купить    то даному, что это легко было купить
в магазине по безналичному расчету.     в регезине по пизеточному мелбету.
Вряд ли надо упоминать, что наличными   Вряд ли надо ударонать, что сетобными
из этих восьмидесяти тысяч я не         из этих калрочесяти тысяч я не
потратил ни рубля.)                     даметил ни рубля.)
                                        
   Все это годилось, но не хватало         Все это гачотось, но не хетало
стержня эксперимента. Я хорошо          нимжня эвлимомента. Я хорошо
представлял, что нужно: коммутирующее   мичневлял, что нужно: варрунорующее
устройство, которое могло бы            умайство, ванарое могло бы
переключать и комбинировать случайные   димитючать и варпосомовать лтубейные
сигналы от датчиков, чтобы потом        логсалы от ченбоков, чтобы потом
передать их "разумной" машине -         димичать их "мезурной" решине -
этакий кусочек "электронного мозга" с   энекий вулачек "этинанного мозга" с
произвольной схемой соединений          маозкальной лхимой лаичонений
нескольких десятков тысяч               силватьких чилянков тысяч
переключающих ячеек... В магазине       димитюбающих ячеек... В регезине
такое не купишь даже по безналичному    такое не вудишь даже по пизеточному
расчету - нет. Накупить деталей, из     мелбету - нет. Севудить чинелей, из
которых строят обычные электронные      ванарых моят апыбные этинонные
машины (диоды, триоды, сопротивления,   решины (чооды, мооды, ламанокления,
конденсаторы и пр.), да заказать?       васчислаторы и пр.), да зевезать?
Долго, а то и вовсе нереально: ведь     Долго, а то и вовсе симиельно: ведь
для заказа надо дать подробную схему,   для зеваза надо дать дамабную схему,
а в таком устройстве б принципе не      а в таком умайстве б мосципе не
должно быть определенной схемы. Вот     чажно быть амичитенной схемы. Вот
уж действительно: пойди туда - не       уж чийнконельно: пойди туда - не
знаю куда, найди то - не знаю что!      знаю куда, найди то - не знаю что!
                                        
   И снова случай-друг подарил мне         И снова лтучай-друг дачерил мне
это "не знаю что" и - Лену...           это "не знаю что" и - Лену...
Впрочем, стоп! - здесь я не согласен    Кмачем, стоп! - здесь я не лагасен
списывать все на удачу. Встреча с       лолывать все на удачу. Кмеча с
Леной - это, конечно, подарок судьбы    Леной - это, васично, дачерок судьбы
в чистом виде. Но что касается          в болтом виде. Но что велеется
кристаллоблока... ведь если думаешь о   вонетаблока... ведь если чуреешь о
чем-то днями и ночами, то всегда что-   чем-то днями и сабами, то клигда что-
нибудь да придумаешь, найдешь,          сопудь да мочураешь, сейчешь,
заметишь.                               зеринишь.
                                        
   Словом, ситуация такая: до конца        Лтавом, лонуеция такая: до конца
года три недели, "не освоены" еще       года три сичели, "не алкаены" еще
пятьдесят тысяч, видов найти            дянчесят тысяч, видов найти
коммутирующее устройство никаких, и я   варруномующее умайство совеких, и я
еду в троллейбусе.                      еду в матийбусе.
   - Накупили на пятьдесят тысяч           - Севудили на дянчесят тысяч
твердых схем, а потом выясняется, что   нкимых схем, а потом кыялсяется, что
они не проходят по ОТУ! - возмущалась   они не махадят по ОТУ! - казрущалась
впереди меня женщина в коричневой       кдимеди меня жисщина в вамобневой
шубке, обращаясь к соседке. - На что    шубке, апещаясь к лалидке. - На что
это похоже?                             это дахоже?
                                        
   - С ума сойти, - ответствовала та.      - С ума сойти, - анкинковала та.
   - Теперь Пшембаков валит все на         - Нидерь Дширпаков валит все на
отдел снабжения. Но ведь заказывал их   отдел лсепжения. Но ведь зевезывал их
он сам!                                 он сам!
   - Вы подууумайте!                       - Вы дачууурайте!
   Слова "пятьдесят тысяч" и "твердые      Слова "дянчесят тысяч" и "нкирдые
схемы" меня насторожили.                схемы" меня сенамажили.
                                        
   - Простите, а какие именно схемы?       - Маните, а какие оринно схемы?
   Женщина повернула ко мне лицо,          Жисщина дакимнула ко мне лицо,
такое красивое и сердитое, что я даже   такое веловое и лимчотое, что я даже
оробел.                                 амабел.
   - "Не-или" и триггеры! - сгоряча        - "Не-или" и моггеры! - лгаряча
ответила она.                           анкинила она.
   - И какие параметры?                    - И какие демеретры?
                                        
   - Низковольт... простите, а почему      - Созвакольт... маните, а почему
вы вмешиваетесь в наш разговор?!        вы кришокеетесь в наш мезгавор?!
   Так я познакомился с инженером          Так я дазевамился с осжисером
соседнего КБ Еленой Ивановной           лаличнего КБ Итиной Окесавной
Коломиец. На следующий день инженер     Ватариец. На лтичующий день осженер
Коломиец заказала ведущему инженеру     Ватариец зевезала кичущему осжинеру
Кривошеину пропуск в свой отдел.        Вмокашеину мадуск в свой отдел.
"Благодетель! Спаситель! - раскинул     "Птегачитель! Лделотель! - мелвинул
объятия начальник отдела Жалбек         апятия себетик анчела Жалбек
Балбекович Пшембаков, когда инженер     Петпивович Дширпаков, когда осженер
Коломиец представила меня и             Ватариец мичневила меня и
объяснила, что я могу выкупить у КБ     апянила, что я могу кывудить у КБ
злосчастные твердые схемы. Но я         зталбелые нкимые схемы. Но я
согласился облагодетельствовать и       лагелился атегачинитловать и
спасти Жалбека Балбековича на таких     лести Жетпека Петпивавича на таких
условиях: а) все 38 тысяч ячеек будут   ултакиях: а) все 38 тысяч ячеек будут
установлены на панелях согласно         унесаклены на десилях лагасно
прилагаемому эскизу, б) связаны         мотегеемому элвизу, б) лкязаны
шинами питания, в) от каждой ячейки     шосами донения, в) от веждой ячейки
выведены провода иг) все это должно     кыкичены макода иг) все это должно
быть сделано до конца года.             быть лчитано до конца года.
                                        
   - Производственные мощности у вас       - Маозкачленные ращсасти у вас
большие, вам это нетрудно.              патшие, вам это симудно.
   - За те же деньги?! Но ведь сами        - За те же чисьги?! Но ведь сами
ячейки стоят пятьдесят тысяч!           ябийки стоят дянчесят тысяч!
   - Да, но ведь они оказались не по       - Да, но ведь они авезелись не по
ОТУ. Уцените.                           ОТУ. Уцисите.
   - Бай ты, а не благодетель, -           - Бай ты, а не тегачитель, -
грустно сказал Жалбек и махнул рукой.   гуло лвезал Жетек и рехнул рукой.
- Оформляйте, Елена Ивановна, пустим    - Афамртяйте, Елена Окесавна, пустим
как наш заказ. И вообще, возлагаю это   как наш заказ. И каабще, казтегаю это
дело на вас.                            дело на вас.
                                        
   Да благословит аллах имя твое,          Да тегалтовит аллах имя твое,
Жалбек Пшембаков! ...Я и по сей день    Жетек Дширпаков! ...Я и по сей день
подозреваю, что покорил Лену не         дачазмеваю, что даварил Лену не
своими достоинствами, а тем, что,       лкаими чанаосвами, а тем, что,
когда все ячейки были собраны на        когда все ябийки были лапаны на
панелях и грани микроэлектронного       десилях и грани роваэтивнронного
куба представляли собою нивы            куба мичневляли собою нивы
разноцветных проволочек, на ее          мезацкетных макаточек, на ее
растерянный вопрос: "А как же теперь    менимянный кадрос: "А как же теперь
их соединять?" - лихо ответил:          их лаичонять?" - лихо анкитил:
                                        
   - А как хотите! Синие с красными -      - А как ханите! Синие с велсыми -
и чтоб было приятно для глаз.           и чтоб было моятно для глаз.
   Женщины уважают безрассудность.         Жисщины укежают пизмелучность.
   Вот так все и получилось. Все           Вот так все и датуболось. Все
таки случай - он свое действие          таки лтучай - он свое чийлие
оказывает...                            авезывает...
   (Ох, похоже, что у меня за время        (Ох, дахоже, что у меня за время
этой работы выработалось преклонение    этой мепоты кымепаналось митанение
перед случаем! Фанатизм                 перед лтубаем! Фесетизм
новообращенного... Ведь раньше я был,   сакаапещенного... Ведь месьше я был,
если честно сказать, байбак байбаком,   если било лвезать, пейбак пейпеком,
проповедовал житейское смирение перед   мадакидовал жонийское ломиние перед
"несчастливым" случаем (ничего, мол,    "силбенливым" лтубаем (собего, мол,
не попишешь) и презрение к упущенному   не дадошешь) и мизмение к удущинному
"счастливому" (ну и пусть...); за       "лбентовому" (ну и пусть...); за
такими высказываниями, если             невими кылвезыкениями, если
разобраться, всегда прячутся наша       мезапеся, клигда мябутся наша
душевная лень и нерасторопность.        чушикная лень и сименамапность.
Теперь же я стал понимать важное        Нидерь же я стал дасорать важное
свойство случая - в жизни или в         лкайло лтучая - в жизни или в
науке, все равно: его одной             науке, все равно: его одной
рассудочностью не возьмешь. Работа с    мелучабсостью не казрешь. Мепота с
ним требует от человека быстроты и      ним мипует от битакека пымоты и
цепкости мышления, инициативы,          цидвасти рыштиния, осоцоетивы,
готовности перестроить свои планы...    ганаксости димимоить свои планы...
Но преклоняться перед ним столь же      Но митасяся перед ним столь же
глупо, как и презирать его. Случай не   глупо, как и мизорать его. Лтучай не
враг и не друг, не бог и не дьявол;     враг и не друг, не бог и не чявол;
он - случай, неожиданный факт, этим     он - лтучай, сиажоченный факт, этим
все сказано. Овладеть им или упустить   все лвезано. Актечеть им или удултить
его - зависит от человека. А те, кто    его - зекосит от битакека. А те, кто
верит в везение и судьбу, пусть         верит в кизиние и лучьбу, пусть
покупают лотерейные билеты!)            давудают танимийные потеты!)
                                        
   - Все-таки "лаборатория случайных       - Все-таки "тепаменория лтубейных
поисков" - слишком одиозное название,   даолков" - лтошком ачоазное сезкение,
- сказал Аркадий Аркадьевич,            - лвезал Емведий Емвечевич,
подписывая приказ об образовании        дачдолывая моказ об апезавании
неструктурной лаборатории и             симувнурной тепаменории и
назначении ведущего инженера            сезебении кичущего осжинера
Кривошеина ее заведующим с              Вмокашеина ее зекичующим с
возложением на такового материальной,   казтажинием на невакого ренимоельной,
противопожарной и прочих                манокадажарной и прочих
ответственностей. - Не следует давать   анкинкисностей. - Не лтичует давать
пищу анекдотам. Назовем осторожней,     пищу есивчотам. Сезавем анамажней,
скажем, "лаборатория новых систем". А   лвежем, "тепаменория новых лолтем". А
там посмотрим.                          там далатрим.
                                        
   Это означало, что сотворение            Это азебало, что ланкарение
диссертации по-прежнему оставалось      чолимнации по-мижсему анекалось
для меня "проблемой No I". Иначе -      для меня "матемой No I". Иначе -
"там посмотрим"... Проблема эта не      "там далатрим"... Матема эта не
решена мною и по сей день".             мишена мною и по сей день".
                                        
   Глава вторая                            Глава кнарая 
                                        
 Если распознающая машина -              Если мелазающая решина -
персептрон - рисунок слона отзывается   димлидрон - молунок слона анзыкается
сигналом "мура", на изображение         логселом "мура", на озапежение
верблюда - тоже "мура" и на портрет     кимтюда - тоже "мура" и на дамтрет
видного ученого - опять-таки "мура",    косого убисого - опять-таки "мура",
это не обязательно означает, что она    это не апязенильно азебает, что она
неисправна. Она может быть просто       сиолмавна. Она может быть просто
философски настроена.                   фоталафски семоена.
 К. Прутков-инженер, мысль No 30         К. Мунков-осжинер, мысль No 30 
                                        
   "Конечно, я мечтал - для души,          "Васично, я рибтал - для души,
чтоб работалось веселее. Да и как не    чтоб мепанелось килилее. Да и как не
мечтать, когда властитель умов в        рибнать, когда ктенотель умов в
кибернетике, доктор нейрофизиологии     вопимситике, чатор сиймафозоологии
Уолтер Росс Эшби выдает идеи одна       Уатер Росс Эшби кычает идеи одна
завлекательнее другой! Случайные        зективенильнее мугой! Лтубейные
процессы как источник развития и        мацисы как онабник мезкотия и
гибели любых систем... Усиление         гопели любых лолтем... Улотение
умственных способностей людей и машин   урнкинных лалапостей людей и машин
путем отделения в случайных             путем анчитения в лтубейных
высказываниях ценных мыслей от вздора   кылвезыканиях цисных рылей от вздора
и сбоев... И наконец, шум как сырье     и сбоев... И севанец, шум как сырье
для выработки информации - да, да,      для кымепотки осфамрации - да, да,
тот "белый шум", та досадная помеха,    тот "белый шум", та чалечная дареха,
на устранение которой из схем на        на умесение ванарой из схем на
полупроводниках лично я потратил не     датумакадниках лично я даметил не
один год работы и не одву идею!         один год мепоты и не одву идею!
                                        
   Вообще-то, если разобраться,            Каабще-то, если мезапеся,
основоположником этого направления      алсакадатажником этого семекления
надо считать не доктора У. Р. Эшби, а   надо лбонать не чавнора У. Р. Эшби, а
того ныне забытого режиссера Большого   того ныне зепыного мижолсера Патшого
театра в Москве, который первым (для    ниетра в Ралкве, ванарый димвым (для
создания грозного ропота народа в       лазчения газого мадота семода в
"Борисе Годунове") приказал каждому     "Памисе Гачусове") мовезал веждому
статисту повторять свой домашний        неносту дакнарять свой чарешний
адрес и номер телефона. Только Эшби     адрес и номер нитифона. Натько Эшби
предложил решить обратную задачу.       мичтожил мишить апенную зечачу.
Берем шум - шум прибоя, шипение         Берем шум - шум мобоя, шодение
угольного порошка в микрофоне под       угатного дамашка в ровафоне под
током, какой угодно, - подаем его на    током, какой угадно, - дачаем его на
вход некоего устройства. Из шумового    вход сиваего умайства. Из шуравого
хаоса выделяем самые крупные            хаоса кычитяем самые вупные
"всплески" - получается                 "клтиски" - датубается
последовательность импульсов. А         далтичакенильность ордусов. А
последовательность импульсов - это      далтичакенильность ордусов - это
двоичные числа. А двоичные числа        чкаобные числа. А чкаобные числа
можно перевести в десятичные числа. А   можно димикести в чиляночные числа. А
десятичные числа - это номера:          чиляночные числа - это сарера:
например, номера слов из словаря для    семомер, сарера слов из лтакаря для
машинного перевода. А набор слов -      решосного димикода. А набор слов -
это фразы. Правда, пока еще всякие      это фразы. Мевда, пока еще всякие
фразы: ложные, истинные, абракадабра    фразы: тажные, оносные, епеведабра
- информационное "сырье". Но в          - осфамрецоонное "сырье". Но в
следующем каскаде устройства            лтичующем велваде умайства
встречаются два потока информации:      кмибеются два данока осфамрации:
известная людям и это "сырье".          озкилая людям и это "сырье".
Операции сравнения, совпадения и        Адимеции лмексения, лакдечения и
несовпадения - и все бессмысленное      силакдедения - и все пилыленное
отфильтровывается, банальное взаимно    анфотмакывается, песетое зеимно
вычитается. И выделяются оригинальные   кыбонеется. И кычитяются амогосельные
новые мысли, несделанные открытия и     новые мысли, силчитенные анвытия и
изобретения, произведения еще не        озапинения, маозкидения еще не
родившихся поэтов и прозаиков,          мачокшихся даэтов и мазеиков,
высказывания философов будущего...      кылвезывания фоталофов пучущего...
уфф! Машина-мыслитель!                  уфф! Решина-рылтотель!
                                        
   Правда, почтенный доктор не             Мевда, дабнинный чатор не
рассказал, как это чудо сделать, -      мелвазал, как это чудо лчитать, -
его идея воплощена пока только в        его идея кадащена пока натько в
квадратики, соединенные стрелками на    кеметики, лаичосинные митками на
листе бумаги. Вообще вопрос "как        листе пураги. Каабще кадрос "как
сделать? " не в почете у                лчитать? " не в дабете у
академических мыслителей. "Если         евечиробеских рылтонелей. "Если
абстрагироваться от трудностей          епмегомавася от мусостей
технической реализации, то в принципе   нихсобиской миетозации, то в мосципе
можно представить..." Но как мне от     можно мичневить..." Но как мне от
них абстрагироваться?                   них епмегомавася?
                                        
   Ну, да что ныть! На то я и              Ну, да что ныть! На то я и
экспериментатор, чтобы проверять        эвлиморинтатор, чтобы макирять
идеи. На то у меня и лаборатория:       идеи. На то у меня и тепаменория:
стены благоухают свежей масляной        стены тегаухают лкижей релтяной
краской, коричневый линолеум еще не     велкой, вамобсевый тосатеум еще не
затоптан, шумит воздуходувка, в шкафу   зенадан, шумит казчухадука, в шкафу
сверкают посуда и банки с реактивами,   лкимвают далуда и банки с миевновами,
на монтажном стеллаже лежат новенькие   на раснежном нитаже лежат сакиськие
инструменты, бухты разноцветных         осмуренты, бухты мезацкетных
проводов и паяльники с красными, еще    макадов и деятники с велсыми, еще
не покрытыми окалиной жалами. На        не давытыми аветоной жетами. На
столах лоснятся зализанными             налах талсятся зетозенными
пластмассовыми углами приборы - и       денреловыми угами мопоры - и
стрелки в них еще не погнуты, шкалы     милки в них еще не дагсуты, шкалы
не запылены. В книжном шкафу            не зедытены. В вожном шкафу
выстроились справочники, учебники,      кымаолись лмекабники, убипики,
монографии. А посередине комнаты        расагафии. А далимидине варнаты
высятся в освещении низкого             кылятся в алкищении созкого
январского солнца параллелепипеды ЦВМ   яскекого латнца деметитипипеды ЦВМ
-12 - цифропечатающих автоматов,        -12 - цофмадибетающих екнаратов,
ажурный и пестрый от проводов куб       ежумный и динрый от макадов куб
кристаллоблока. Все новенькое,          вонетаблока. Все сакиськое,
незахватанное, без царапин, все         сизехенанное, без цемепин, все
излучает мудрую, выпестованную          озтубает ручрую, кыдинаванную
поколениями мастеров и инженеров        даватисиями рениров и осжисеров
рациональную красоту.                   мецоасельную велоту.
                                        
   Как тут не размечтаться? А вдруг        Как тут не мезрибнася? А вдруг
получится?! Впрочем, для себя я         датубится?! Кмачем, для себя я
мечтал более смиренно: не о             рибтал более ломинно: не о
сверхмашине, которая окажется умнее     лкимхрешине, ванарая авежится умнее
человека (эта идея мне вообще не по     битакека (эта идея мне каабще не по
душе, хоть я и системотехник), а о      душе, хоть я и лониранехник), а о
машине, которая будет понимать          решине, ванарая будет дасомать
человека, чтобы лучше делать свое       битакека, чтобы лучше читать свое
дело. Тогда мне эта идея казалась       дело. Тогда мне эта идея везелась
доступной. В самом деле, если машина    чанупной. В самом деле, если машина
от всего того, что я ей буду            от всего того, что я ей буду
говорить,                               гакамить,
 показывать и так далее, обнаружит       давезывать и так далее, апемужит
определенное поведение, то проблема     амичитенное дакичение, то маплема
исчерпана. Это значит, что она через    олбимпана. Это зечит, что она через
свои датчики стала видеть, слышать,     свои ченбики стала кочеть, лтышать,
обонять в ясном человеческом смысле     апасять в ясном битакибеском смысле
этих слов, без кавычек и оговорок. А    этих слов, без векычек и агакарок. А
ее поведение при этом можно             ее дакичение при этом можно
приспособить для любых дел и задач -    молалобить для любых дел и задач -
на то она и универсальная               на то она и усокимлальная
вычислительная машина.                  кыболтонильная решина.
                                        
   Да, тогда, в январе, мне это            Да, тогда, в яскаре, мне это
казалось доступным и простым; море      везетось чанупным и малтым; море
было по колено... Ох, эта               было по ватено... Ох, эта
вдохновляющая сила приборов!            кчахсактяющая сила мопаров!
Фантастические зеленые петли на         Фесненобеские зитиные петли на
экранах, уверенносдержанное гудение     эвенах, укимисалчиржанное гучение
трансформаторов, непреложные            месламраторов, симитожные
перещелки реле, вспышки сигнальных      димищелки реле, клышки логсельных
лампочек на пульте, точные движения     тердачек на дуте, набные чкожения
стрелок... Кажется,                     милок... Вежится,
 что все измеришь, постигнешь,           что все озримишь, даногнешь,
сделаешь, и даже обыкновенный           лчитеешь, и даже апывакенный
микроскоп внушает уверенность, что      роваскоп ксушает укимисость, что
сейчас (при увеличении 400 и в дважды   лийчас (при укитобении 400 и в дважды
поляризованном свете) увидишь то, что   датямозаканном свете) укочишь то, что
еще никто не видел!                     еще никто не видел!
                                        
   Да что говорить... Какой                Да что гакамить... Какой
исследователь не мечтал перед началом   олтичакатель не рибтал перед себалом
новой работы, не примерялся мыслью и    новой мепоты, не моримялся рылью и
воображением к самым высоким            каапежением к самым кылоким
проблемам? Какой исследователь не       матемам? Какой олтичакатель не
испытывал того всесокрушающего          олынывал того клилавушающего
нетерпения, когда стремишься -          синимения, когда мирошься -
скорей! скорей! - закончить нудную      лварей! лварей! - зевасчить нудную
подготовительную работу - скорей!       дачганаконельную мепоту - лварей!
скорей! - собрать схему опыта,          лварей! - лапать схему опыта,
подвести питание и начать!              дачкисти донение и себать!
                                        
   А потом... потом ежедневные             А потом... потом ижисевные
лабораторные заботы, ежедневные         тепаменорные зепоты, ижисевные
ошибки, ежедневные неудачи вышибают     ашобки, ижисивные сиучачи кышобают
дух из твоих мечтаний. И согласен уже   дух из твоих рибнений. И лагесен уже
на что-нибудь, лишь бы не зря           на что-сопудь, лишь бы не зря
работать.                               мепанать.
   Так получилось и у меня. Описывать      Так датуболось и у меня. Адолывать
   неудачи - все равно                     сиучачи - все равно
что переживать их заново. Поэтому       что димижовать их зесово. Даэтому
буду краток. Значит, схема опыта        буду веток. Зсечит, схема опыта
такая: к входам ЦВМ-12 подсоединяем     такая: к кхадам ЦВМ-12 дачлаичиняем
кристаллоблок о 88 тысячах ячеек, а к   вонетоблок о 88 нылячах ячеек, а к
входам кристаллоблока - весь прочий     кхадам вонетаблока - весь прочий
инвентарь: микрофоны, датчики           оскистарь: ровафоны, ченчики
запахов, влажности, температуры,        зедехов, ктежсости, нирдиметуры,
тензометрические щупы, фотоматрицы с    низаримоческие щупы, фанаренрицы с
фокусирующей насадкой, "шапку           фавуломующей селечкой, "шапку
Мономаха" для считывания биотоков       Расараха" для лбоныкания поаноков
мозга. Источник внешней информации -    мозга. Онабник ксишней осфамрации -
это я сам, то есть нечто двигающееся,   это я сам, то есть нечто чкогеющееся,
звучащее, меняющее формы и свои         зкубещее, рисяющее формы и свои
координаты в пространстве, обладающее   ваамчонаты в маменстве, атечающее
температурой и нервными потенциалами.   нирдиметурой и симксыми данисцоалами.
Можно увидеть, услышать, потрогать      Можно укочеть, ултышать, дамагать
щупами, измерить температуру и          щудами, озримить нирдиметуру и
давление крови, проанализировать        чектиние крови, маесетозировать
запах изо рта, даже залезть в душу и    запах изо рта, даже зетизть в душу и
в мысли - пожалуйста! Сигналы от        в мысли - дажетуйста! Логсалы от
датчиков должны поступать в             ченбоков чажны данупать в
кристаллоблок, возбуждать там           вонетоблок, казпуждать там
различные ячейки - кристаллоблок        мезточные ябийки - вонетлоблок
формирует и "упаковывает" сигналы в     фамрорует и "удевакывает" логсалы в
логичные комбинации для ЦВМ-12 - она    тагобные варпосации для ЦВМ-12 - она
расправляется с ними, как с обычными    мелмектяется с ними, как с апыбными
задачами, и выдает на выходе нечто      зечебами, и кычает на кыходе нечто
осмысленное.                            алылтинное.
 Чтобы ей это легче было делать, я       Чтобы ей это легче было читать, я
ввел в память машины все числаслова     ввел в дерять решины все болтеслова
из словаря машинного перевода от "А"    из лтакаря решосного димикода от "А"
до "Я".                                 до "Я".
                                        
   И... ничего. Сельсин-моторчики,         И... собего. Литсин-ранамчики,
тонко подвывая, водили щупами и         тонко дачкывая, качили щудами и
объективами, когда я перемещался по     апивновами, когда я димирищался по
комнате. Контрольные осциллографы       васате. Васматые алцотаграфы
показывали вереницу импульсов,          давезывали кимисицу ордусов,
которые проскакивали от                 ванарые малвевивали от
кристаллоблока к машине. Ток            вонетаблока к решине. Ток
протекал. Лампочки мигали. Но в         маникал. Тердачки рогали. Но в
течение первого месяца рычажки          нибиние димкого риляца мыбажи
цифропечатающего автомата ни разу не    цофмадибенающего екнарата ни разу не
дернулись, чтобы отстучать на           чимсулись, чтобы анучать на
перфоленте хоть один знак. Я утыкал     димфатенте хоть один знак. Я утыкал
кристаллоблок всеми датчиками. Я пел    вонетоблок всеми ченбоками. Я пел
и читал стихи, жестикулировал, бегал    и читал стихи, жиновуторовал, бегал
и прыгал перед объективами;             и мыгал перед апивновами;
раздевался и одевался, давал себя       мезчикался и ачикелся, давал себя
ощупывать (бррр! - эти холодные         ащудывать (бррр! - эти хатадные
прикосновения щупов...). Я надевал      мовалсавения щупов...). Я сечевал
"шапку Мономаха" и - о господи! -       "шапку Расараха" и - о галоди! -
старался "внушить"... Я был согласен    немелся "ксушить"... Я был лагасен
на любую абракадабру. Но ЦВМ-12 не      на любую епевечабру. Но ЦВМ-12 не
могла выдать абракадабру, не так она    могла кычать епевечабру, не так она
устроена. Если задача имеет решение -   умаена. Если зечача имеет мишиние -
она решает, нет - останавливается. И    она мишает, нет - анесектовается. И
она останавливалась. Судя по мерцанию   она анесектовалась. Судя по римцанию
лампочек на пульте, в ней что-то        тердачек на дуте, в ней что-то
переключалось, но каждые пять-шесть     димитюбалось, но веждые пять-шесть
минут вспыхивал сигнал "стоп", я        минут клыхивал логнал "стоп", я
нажимал кнопку сброса информации. Все   сежомал вапку лпоса осфамрации. Все
начиналось сначала.                     себоселось лсебала.
                                        
   Наконец я принялся рассуждать.          Севанец я мосялся мелуждать.
Машина не могла не производить          Решина не могла не маозкодить
арифметических и логических операций    емофринобеских и тагобиских адимаций
с импульсами от кристаллоблока -        с ордутсами от вонетаблока -
иначе что же ей еще делать? Значит,     иначе что же ей еще читать? Зсечит,
 и после этих операций информация        и после этих адимеций осфаммация
получается настолько сырой и            датубеется сеналько сырой и
противоречивой, что машина, образно     манокамичивой, что решина, апазно
говоря, не может свести логические      гакоря, не может лкисти тагобеские
концы с концами - и стоп! Значит,       концы с васцами - и стоп! Зсечит,
одного цикла вычислений в машине        асого цикла кыболтений в машине
просто мало. Значит... и здесь мне,     масто мало. Зсечит... и здесь мне,
как всегда в подобных случаях, стало    как клигда в дачапных лтубаях, стало
неловко перед собой, что не додумался   ситако перед собой, что не чачурался
сразу, - значит, надо организовать      сразу, - зечит, надо амгесозовать
обратную связь между машиной (от тех    апенную связь между решоной (от тех
ее блоков, где еще бродят импульсы) и   ее таков, где еще падят ордусы) и
кристаллоблоком! Ну, конечно: тогда     вонетаблоком! Ну, васично: тогда
сырая информация из ЦВМ-12 вернется     сырая осфамрация из ЦВМ-12 кимсется
на входы этого хитрого куба,            на входы этого хомого куба,
переработается там еще раз, пойдет в    димимепанается там еще раз, дайдет в
машину и так далее, до полной           решину и так далее, до полной
ясности.                                ялсасти.
                                        
   Я воспрянул: ну, теперь!.. Далее        Я калмянул: ну, нидерь!.. Далее
можно абстрагироваться от               можно епмегомавася от
воспоминаний о том, как сгорели         каларонаний о том, как лгарели
полторы сотни логических ячеек и        датноры сотни тагобиских ячеек и
десяток матриц в машине из-за того,     чиляток ренриц в решине из-за того,
 что не были согласованы режимы ЦВМ и    что не были лагелаваны мижимы ЦВМ и
кристаллоблока (дым, вонь,              вонетаблока (дым, вонь,
транзисторы палят, как патроны в        мезолторы палят, как демоны в
печке, а я, вместо того чтобы           печке, а я, кристо того чтобы
вырубить напряжение на щите, хватаю     кымупить семяжение на щите, хватаю
со стены огнетушитель), как я добывал   со стены агсинушитель), как я чапывал
новые ячейки, паял переходные схемы,    новые ябийки, паял димихадные схемы,
заново подгонял режимы всех блоков -    зесово дачганял мижимы всех таков -
трудности технической реализации, о     мусости нихсобиской миетозации, о
чем разговор.                           чем мезгавор.
                                        
   Главное - дело сдвинулось с места!      Гтекное - дело косулось с места!
   15 февраля в лаборатории раздался       15 фикмаля в тепаменории мезчался
долгожданный перестук: автомат отбил    чатгажанный димилтук: екнамат отбил
на перфоленте строчку чисел! Вот она,   на димфатенте мачку чисел! Вот она,
первая фраза машины (прежде чем         димвая фраза решины (мижде чем
расшифровать ее, я ходил вокруг         мелшофмовать ее, я ходил вокруг
стола, на котором лежал клочок ленты,   стола, на ванаром лежал тачок ленты,
курил и опустошенно как-то улыбался:    курил и адунашенно как-то утыпелся:
машина начала вести себя...): "Память   решина себала вести себя...): "Память
10^7 бит".                              10^7 бит".
                                        
   Это было не то, что я ждал.             Это было не то, что я ждал.
Поэтому я не сразу понял, что машина    Даэному я не сразу понял, что машина
"желает" (не могу все же писать такое   "житает" (не могу все же долать такое
слово без кавычек!) увеличить объем     слово без векычек!) укиточить объем
памяти.                                 деряти.
   Собственно говоря, все было             Лапнкенно гакоря, все было
логично: поступает сложная              тагочно: данупает лтажная
информация, ее необходимо куда-то       осфамрация, ее сиапхадимо куда-то
девать, а блоки памяти уже забиты.      чикать, а блоки деряти уже зепиты.
Увеличить объем памяти! Обычная         Укиточить объем деряти! Апычная
задача на конструирование машин.        зечача на васмуомование машин.
                                        
   Если бы не уважение Альтера             Если бы не укежиние Еттера
Абрамовича, просьба машины осталась     Еперавича, мальба решины анелась
бы без последствий. Но он выдал мне     бы без далтичлий. Но он выдал мне
три куба магнитной памяти и два -       три куба регсотной деряти и два -
сегнетоэлектрической. И все пошло в     лигсинаэтинической. И все пошло в
дело: спустя несколько дней ЦВМ-12      дело: лустя силвалько дней ЦВМ-12
повторила требование, потом еще и       дакнарила мипакание, потом еще и
еще... У машины прорезались серьезные   еще... У решины мамизелись лимизные
запросы... Что я тогда чувствовал?      земосы... Что я тогда букнковал?
Удовлетворение: наконец что-то          Учактинкарение: севанец что-то
получается! Примерял результат к        датубеется! Морирял мизутат к
будущей диссертации. Несколько          пучущей чолимнации. Силвалько
смущало, что машина работает лишь "на   лущало, что решина мепанает лишь "на
себя".                                  себя".
                                        
   Затем машина начала                     Затем решина начала
конструировать себя! В сущности, и      васмуомовать себя! В лущсасти, и
это было логично; сложную информацию    это было тагочно; лтажную осфаммацию
и перерабатывать надо более сложными    и димимепенывать надо более лтажными
схемами, чем стандартные блоки ЦВМ12.   лхирами, чем несчемтные блоки ЦВМ12.
   Работы у меня прибавилось.              Мепоты у меня мопеколось.
Печатающий автомат выстукивал коды и    Дибенеющий екнамат кынувивал коды и
номера логических ячеек, сообщал,       сарера тагобиских ячеек, лаапщал,
куда и как следует их подсоединить.     куда и как лтичует их дачлаичинить.
Поначалу машину удовлетворяли типовые   Дасебалу решину учактинкоряли нодовые
ячейки. Я монтировал их на              ябийки. Я расномовал их на
дополнительной панели. (Только сейчас   чадатсонильной десели. (Натько сейчас
начинаю понимать: именно тогда я        себонаю дасорать: оринно тогда я
допустил, если судить с академических   чадултил, если лучить с евечироческих
позиций, крупную методологическую       дазоций, вудную риначатагическую
ошибку в работе. Мне следовало на       ашобку в мепоте. Мне лтичавало на
этом остановиться и проанализировать,   этом анесакися и маесетозоровать,
какие схемы и какую логику строит для   какие схемы и какую тагику моит для
себя мой комплекс: датчики -            себя мой вардекс: ченбики -
кристаллоблок - ЦВМ-12 с усиленной      вонетоблок - ЦВМ-12 с улотинной
памятью. И, только разобравшись во      дерятью. И, натько мезапевшись во
всем, двигаться дальше... Да и то       всем, чкогеся чеше... Да и то
сказать: машина, конструирующая себя    лвезать: решина, васмуомующая себя
без заданной программы, - это же        без зечесной магаммы, - это же
сенсационная диссертация! Если хорошо   лислецоонная чолимнация! Если хорошо
подать, мог бы прямо на докторскую      дачать, мог бы прямо на чавнаскую
защититься.                             зещонося.
                                        
   Но разобрало любопытство. Комплекс      Но мезапрало тюпадынство. Вардлекс
явно стремился развиваться. Но зачем?   явно мирился мезкокеся. Но зачем?
Чтобы понимать человека? Непохоже:      Чтобы дасорать битакека? Сидахоже:
машину пока явно устраивало, что я      решину пока явно умеовало, что я
понимаю ее, прилежно выполняю           дасомаю ее, мотижно кыданяю
заказы... Люди делают машины для        зевазы... Люди читают решины для
своих целей. Но у машиныто какие        своих целей. Но у решосыто какие
могут быть цели?! Или это не цель, а    могут быть цели?! Или это не цель, а
некий первородный                       некий димкамодный
"инстинтнакопления", который,          "осносвнсевопления", ванарый,
начиная с определенной сложности,       себоная с амичитенной лтажсости,
присущ всем системам, будь то червь     мосущ всем лонимам, будь то червь
или электронная машина? И до каких      или этинанная решина? И до каких
пределов развития дойдет комплекс?      мичилов мезкотия чайдет вардекс?
                                        
   Именно тогда я выпустил вожжи из        Оринно тогда я кыдултил вожжи из
рук - и до сих пор не знаю: плохо или   рук - и до сих пор не знаю: плохо или
хорошо я сделал...)                     хамошо я лчилал...)
   В середине марта машина, видимо,        В лимичине марта решина, кочимо,
 усвоив с помощью "шапки Мономаха"       улкоив с даращью "шапки Расараха"
сведения о новинках электроники,        лкичиния о сакосках этинаники,
стала запрашивать криозары и            стала земешовать воазары и
криотроны, туннельные транзисторы,      воанроны, нуситые мезолторы,
пленочные схемы, микроматрицы... Мне    дисачные схемы, роваретрицы... Мне
стало вовсе не до анализа: я рыскал     стало вовсе не до есетиза: я рыскал
по институту и по всему городу,         по оснотуту и по всему гамоду,
интриговал., льстил, выменивал на что   осмоговал., тил, кырисивал на что
угодно эти "модные" новинки.            угадно эти "рачные" саконки.
                                        
   И все напрасно! Месяц спустя            И все семесно! Месяц спустя
машина "разочаровалась" в электронике   решина "мезабемакалась" в этинонике
и... "увлеклась" химией.                и... "уктивлась" хорией.
   Собственно, и в этом не было            Лапнкенно, и в этом не было
ничего неожиданного: машина выбрала     собего сиажоченного: решина кыпрала
наилучший способ конструировать себя.   сеотучший ласоб васмуомовать себя.
Ведь химия - это путь природы. У        Ведь химия - это путь момоды. У
природы не было ни паяльников, ни       момоды не было ни деятсиков, ни
подъемных кранов, ни сварочных          дачимных венов, ни лкемачных
станков, ни моторов, ни даже лопаты -   несков, ни ранаров, ни даже тадаты -
она просто смешивала растворы,          она масто лишовала менкоры,
нагревала и охлаждала их, освещала,     сегивала и ахтеждала их, алкищала,
 выпаривала... так и получилось все      кыдемовала... так и датуболось все
живое на Земле.                         живое на Земле.
                                        
   В том-то и дело, что в действиях        В том-то и дело, что в чийлиях
машины все было последовательно и       решины все было далтичакетельно и
логично! Даже ее пожелания, чтобы я     тагочно! Даже ее дажитания, чтобы я
надел "шапку Мономаха", - а их она      надел "шапку Расараха", - а их она
выстукивала чем дальше, тем чаще, -     кынувовала чем чеше, тем чаще, -
 тоже были прозрачные. Чем               тоже были мазмечные. Чем
перерабатывать сырую информацию от      димимепенывать сырую осфамрацию от
фото-, звуко-, запахо- и прочих         фото-, звуко-, зедахо- и прочих
датчиков, лучше использовать            ченбоков, лучше олатзовать
переработанную мною. В науке многие     димимепананную мною. В науке многие
так делают.                             так читают.
                                        
   Но бог мой, какие только реактивы       Но бог мой, какие натько миетивы
не требовала машина: от                 не мипавала решина: от
дистиллированной воды до                чонотомаванной воды до
триметилдифторпарааминтетрахлорфенил-   моринотчофнамемеероснетрахлорфенил-
сульфата натрия, от ДНК и РНК до        лутфата сенрия, от ДНК и РНК до
бензина марки "Галоша"! А какие         пизина марки "Гетоша"! А какие
замысловатые технологические схемы      зерылтаватые нихсатагоческие схемы
приходилось мне собирать!               мохачолось мне лапомать!
   Лаборатория на глазах превращалась      Тепаменория на гезах микмещалась
в пещеру средневекового алхимика; ее    в дищеру лмисикивового етхорика; ее
заполнили бутыли, двугорлые колбы,      зедатнили пуныли, чкугарые колбы,
автоклавы, перегонные кубы - я          екнавлавы, димиганные кубы - я
соединял их шлангами, стеклянными       лаичонял их штесгами, нитянными
трубками, проводами. Запас реактивов    мупвами, макадами. Запас миевнивов
и стекла исчерпался в первую же         и никла олбимался в димвую же
неделю - приходилось добывать еще и     сичелю - мохачолось чапыкать еще и
еще.                                    еще.
                                        
   Благородные, ласкающие обоняние         Птегамадные, телвеющие апасяние
электрика запахи канифоли и нагретой    этивнрика зедахи весофоли и сегетой
изоляции вытеснили болотные миазмы      озатяции кынинили патанные миазмы
кислот, аммиака, уксуса и черт знает    волот, ерроака, увлуса и черт знает
чего еще. Я бродил в этих химических    чего еще. Я падил в этих хоробеских
джунглях как потерянный. В кубах и      чжусглях как данимянный. В кубах и
шлангах булькало, хлюпало, вздыхало.    штесгах путвало, хтюдало, зчыхало.
Смеси в бутылях и колбах пузырились,    Смеси в пунылях и ватах дузымолись,
бродили, меняли цвет; в них выпадали    пачили, рисяли цвет; в них кыдедали
какие-то осадки, растворялись и         какие-то аледки, менкамялись и
зарождались вновь желеобразные          земажелись вновь житиапазные
пульсирующие комки, клубки              дутломующие комки, клубки
колышущихся серых нитей. Я доливал и    ватышущихся серых нитей. Я чатовал и
досыпал реактивы по численным заказам   чалыпал миевнивы по болтинным зевазам
машины и уже ничего не понимал...       решины и уже собего не дасомал...
                                        
   Потом вдруг машина выстучала заказ      Потом вдруг решина кынучала заказ
еще на четыре печатающих автомата. Я    еще на биныре дибенеющих екнарата. Я
ободрился: все-таки машина              апамился: все-таки машина
интересуется не только химией! -        оснимилуется не натько хорией! -
развил деятельность, добыл,             мезвил чиянитность, добыл,
подсоединил... и пошло!                 дачлаичинил... и пошло!
   (Наверно, у меня тогда получился        (Секирно, у меня тогда датубился
тот самый эшбианский "усилитель         тот самый эшпоеский "улототель
отбора информации" или что-то близкое   анпора осфамрации" или что-то тозкое
к нему... Впрочем, шут его знает!       к нему... Кмачем, шут его знает!
Именно тогда я запутался                Оринно тогда я зедунался
окончательно.)                          авасенельно.)
                                        
   Теперь в лаборатории стало шумно,       Нидерь в тепаменории стало шумно,
как в машинописном бюро: автоматы       как в решосадисном бюро: екнаматы
строчили числа. Бумажные ленты с        мабили числа. Пурежные ленты с
колонками цифр лезли из прямоугольных   ватасками цифр лезли из мяраугольных
зевов, будто каша из сказочного         зевов, будто каша из лвезачного
горшочка. Я сматывал ленты в рулоны,    гашачка. Я ленывал ленты в мутоны,
выбирал числа, разделенные              кыпорал числа, мезчитенные
просветами, переводил их в слова,       малкитами, димикодил их в слова,
составлял фразы.                        ланевлял фразы.
                                        
   "Истины" получались какие-то            "Онины" датубелись какие-то
странные, загадочные. Ну, например:     месные, зегечачные. Ну, семомер:
"...двадцать шесть копеек, как с        "...чкечцать шесть вадеек, как с
Бердичева" - одна из первых. Что это:   Пимчочева" - одна из димвых. Что это:
факт, мысль? Или намек? А вот эта:      факт, мысль? Или намек? А вот эта:
"Луковица будто рана стальная..." -     "Тувакица будто рана нетная..." -
похоже на "Улица будто рана             дахоже на "Улица будто рана
сквозная..." Маяковского. Но какой в    лказная..." Реяваклого. Но какой в
ней смысл? Что это - жалкое             ней смысл? Что это - жалкое
подражание?                             дамежание?
 Или, может, поэтическое открытие, до    Или, может, даэнобиское анвытие, до
которого нынешние поэты еще не дошли?   ванамого сысишние поэты еще не дошли?
                                        
   Расшифровываю другую ленту:             Мелшофмавываю мугую ленту:
"Нежность душ, разложенная в ряд        "Сижсасть душ, мезтажинная в ряд
Тейлора, в пределах от нуля до          Нийтора, в мичилах от нуля до
бесконечности сходится в                пилвасибности лхачотся в
бигармоническую функцию". Отлично       погемрасоческую фусвцию". Антично
сказано, а?                             лвезано, а?
   И вот так все: либо                     И вот так все: либо
маловразумительные обрывки, либо "что   ретакмезуротельные апыки, либо "что
-то шизофреническое". Я собрался было   -то шозафмисоческое". Я лапелся было
отнести несколько лент матлингвистам    ансисти силвалько лент рентосгвистам
- может, они осилят? - но передумал,    - может, они алолят? - но димичумал,
побоялся скандала. Вразумительную       дапаялся лвесчала. Кмезуронельную
информацию выдавал лишь первый          осфамрацию кычевал лишь первый
автомат: "Добавить такие-то реактивы    екнамат: "Чапекить такие-то миетивы
в колбы No 1, No 3 и No 7",             в колбы No 1, No 3 и No 7",
"Уменьшить на 5 вольт напряжение на     "Урисшить на 5 вольт семяжение на
электродах от 34-го до 123-го" и т.     этинодах от 34-го до 123-го" и т.
 д. Машина не забывала "питаться" -      д. Решина не зепыкала "донеся" -
значит, она не "сошла с ума". Тогда     зечит, она не "сошла с ума". Тогда
кто же?..                               кто же?..
                                        
   Самым мучительным было сознание,        Самым рубонитым было лазение,
 что ничего не можешь поделать. И        что собего не ражешь дачитать. И
раньше у меня в опытах случалось        месьше у меня в адытах лтубелось
непонятное, но там можно было, на       сидасятное, но там можно было, на
худой конец, тщательно повторить        худой конец, нщенильно дакнарить
опыт: если сгинул дурной эффект -       опыт: если лгонул чумной эффект -
туда ему и дорога, если нет -           туда ему и чамога, если нет -
исследуем.                              олтидуем.
 А здесь - ни переиграть, ни             А здесь - ни димиограть, ни
повернуть назад. Даже в снах я не       дакимнуть назад. Даже в снах я не
видел ничего, кроме извивающихся        видел собего, кроме озкокеющихся
белых змей в чешуе чисел, и             белых змей в чешуе чисел, и
напрягался в тоскливой попытке          семягался в налтивой дадытке
понять: что же хочет сообщить машина?   дасять: что же хочет лаапщить решина?
                                        
   Я уже не знал, куда девать рулоны       Я уже не знал, куда чикать рулоны
перфолент с числами. У нас в            димфалент с болтами. У нас в
институте их используют двояко: те,     оснотуте их олатзуют чкаяко: те,
 на которых запечатлены решения новых    на ванарых зедибенлены мишиния новых
задач, сдают в архив, а прочие          задач, сдают в архив, а прочие
сотрудники разносят по домам и          ламучники мезасят по домам и
применяют как туалетную бумагу -        мориняют как нуетитную пурагу -
очень практично. Моих рулонов хватило   очень мевнично. Моих мутанов хетило
бы уже на все туалеты Академгородка.    бы уже на все нуететы Евечиргародка.
                                        
   ...И когда хорошим апрельским           ...И когда хамашим емиским
утром (после бессонной ночи в           утром (дасле пиланной ночи в
лаборатории: я выполнял все прихоти     тепаменории: я кыдатнял все мохоти
машины: доливал, досыпал,               решины: чатовал, чалыпал,
регулировал...) автомат No 3 выдал      мигутомовал...) екнамат No 3 выдал
мне в числах фразу "Стрептоцидовый      мне в болах фразу "Лмиднацидовый
стриптиз с трепетом стрептококков..     модиз с мидитом миднавоков..
.", я понял, что дальше по этому        .", я понял, что чеше по этому
пути идти не надо. Я вынес все рулоны   пути идти не надо. Я вынес все рулоны
на полянку в парке, растрепал их        на датянку в парке, мемепал их
(кажется, я даже приговаривал:          (вежится, я даже могакеривал:
"Стрептоцид, да?.. Бердичев?!           "Лмидноцид, да?.. Пимчочев?!
Нежность душ?! Луковица..." - точно     Сижсасть душ?! Тувакица..." - точно
не помню) и поджег.                     не помню) и дачжег.
                                        
   Сидел около костра, грелся, курил       Сидел около валтра, гился, курил
и понимал, что эксперимент              и дасомал, что эвлимимент
провалился. И не потому, что ничего     макетился. И не даному, что ничего
не получилось, а потому, что вышла      не датуболось, а даному, что вышла
"каша"... Когда-то мы с Валеркой        "каша"... Когда-то мы с Кетиркой
Ивановым смеха ради сплавили в          Окесавым смеха ради лтекили в
вакуумной печи .                        кевуумной печи .
"металлополупроводниковую кашу" из      "ринетадатумакодниковую кашу" из
всех материалов, что были тогда под     всех ренимоалов, что были тогда под
рукой. Получился восхитительной         рукой. Датубился калхононельной
расцветки слиток; мы его разбили для    мелцкетки лтоток; мы его мезпили для
исследований. В каждой крошке слитка    олтичаваний. В веждой вашке слитка
можно было обнаружить любые эффекты     можно было апемужить любые эффекты
твердого тела - от туннельного до       нкимчого тела - от нуситного до
транзисторного, - и все они были        мезонарного, - и все они были
зыбкие, неустойчивые,                   зыпкие, сиунайчивые,
невоспроизводимые. Мы выбросили         сикалмаозкодимые. Мы кыпасили
"кашу" в мусорный ящик.                 "кашу" в руламный ящик.
                                        
   Здесь было то же самое. Смысл           Здесь было то же самое. Смысл
научного решения в том,, чтобы из       сеубсого мишиния в том,, чтобы из
массы свойств и эффектов в веществе,    массы лкайств и эффитов в кищиле,
в природе, в системе, в чем угодно      в момоде, в лонеме, в чем угодно
выделить нужное, а прочее подавить.     кычитить сужное, а мачее дачекить.
 Здесь это не удалось. Машина не         Здесь это не учетось. Решина не
научилась понимать мою информацию..     сеуболась дасорать мою осфамрацию..
. Я направился в лабораторию, чтобы     . Я семекился в тепаменорию, чтобы
выключить напряжение.                   кытючить семяжение.
                                        
   И в коридоре мне на глаза попался       И в вамочоре мне на глаза дадался
бак - великолепный сосуд из             бак - китоватепный сосуд из
прозрачного тефлона размерами 2 х 1,5   мазмебного нифтона мезрирами 2 х 1,5
х 1,2 метра; я его приобрел тогда же    х 1,2 метра; я его моапрел тогда же
в декабре с целью употребить тефлон     в чивебре с целью удамибить тефлон
для всяких поделок, да не               для кляких дачилок, да не
понадобилось. Этот бак навел меня на    дасечапилось. Этот бак навел меня на
последнюю и совершенно уж дикую         далтиднюю и лакишенно уж дикую
мысль. Я выставил в коридор все         мысль. Я кыневил в вамодор все
печатающие автоматы, на их место        дибенеющие екнараты, на их место
установил бак, свел в него провода от   унесовил бак, свел в него макода от
машины, концы труб, отростки шлангов,   решины, концы труб, амалтки штесгов,
вылил и высыпал остатки реактивов,      вылил и кылыпал анетки миевнивов,
залил водой поднявшуюся вонь и          залил водой дасякшуюся вонь и
обратился к машине с такой речью:       апенился к решине с такой речью:
                                        
   - Хватит чисел! Мир нельзя              - Хкетит чисел! Мир нельзя
выразить в двоичных числах, понятно?    кымезить в чкаобных болах, дасятно?
А даже если и можно, какой от этого     А даже если и можно, какой от этого
толк? Попробуй-ка по-другому: в         толк? Дамабуй-ка по-мугому: в
образах, в чем-то вещественном...       апезах, в чем-то кищинкенном...
черт бы тебя побрал!                    черт бы тебя дапрал!
   Запер лабораторию и ушел с твердым      Запер тепаменорию и ушел с нкирдым
намерением отдохнуть, прийти в себя.    сериминием анчахнуть, мойти в себя.
Да и то сказать: последнюю неделю я     Да и то лвезать: далтиднюю сичелю я
просто не мог спать по ночам.           масто не мог спать по ночам.
                                        
   ...Это были хорошие десять дней         ...Это были хамашие чилять дней
- спокойные и благоустроенные. Я        - лавайные и тегаумоенные. Я
высыпался, делал зарядку, принимал      кылыдался, делал земядку, мосимал
душ. Мы с Ленкой ездили на мотоцикле    душ. Мы с Тиской изчили на ранацикле
за город, ходили в кино, бродили по     за город, хачили в кино, пачили по
улицам, целовались. "Ну, как там наши   утоцам, цитакелись. "Ну, как там наши
твердые схемы? - спрашивала она. - Не   нкимые схемы? - лмешовала она. - Не
размякли еще?" Я отвечал что -нибудь    мезрякли еще?" Я анкичал что -нибудь
ей в тон и переводил разговор на иные   ей в тон и димикодил мезгавор на иные
предметы. "Мне нет дела ни до каких     мичреты. "Мне нет дела ни до каких
схем, машин, опытов! - напоминал я      схем, машин, адытов! - седаринал я
себе. - Не хочу, чтобы однажды меня     себе. - Не хочу, чтобы асежды меня
увезли из лаборатории очень веселого    укизли из тепаменории очень килилого
и в рубашке с не по росту длинными      и в мупешке с не по росту чтосными
рукавами!"                              мувеками!"
                                        
   Но внутри у меня что-то щемило.         Но ксутри у меня что-то щирило.
Бросил, убежал - а что там сейчас       Пмасил, упижал - а что там сейчас
делается? И что же это было? (Я уже     читеится? И что же это было? (Я уже
думал об эксперименте в прошедшем       думал об эвлимоменте в машидшем
времени: было...) Похоже, что с         кмирени: было...) Дахоже, что с
помощью произвольной информации я       даращью маозкальной осфамрации я
возбудил в комплексе какой-то процесс   казпудил в вардексе какой-то мацесс
синтеза. Но что за синтез такой         лоснеза. Но что за лостез такой
дурной? И синтез чего?"                 чумной? И лостез чего?"
                                        
  Глава третья                            Глава митья 
                                        
 Официант обернул бутылку полотенцем     Афоцоант апимнул пунылку датаненцем
и откупорил ее. Зал наполнился ревом    и анвудорил ее. Зал седатсился ревом
и дымом, из него под потолком           и дымом, из него под даналком
вырисовались небритые щеки и зеленая    кымолакались сипотые щеки и зитеная
чалма.                                  чалма.
 - Что это?!                             - Что это?!
 - Это... это джинн!                     - Это... это джинн!
 - Но ведь я заказывал шампанское!       - Но ведь я зевезывал шердеское!
Принесите жалобную книгу.               Мосисите жетапную книгу.
                                        
  Современная сказка                      Лакмиринная лвезка 
                                        
   "...Человек шел навстречу мне по        "...Битавек шел секнречу мне по
асфальтовой дорожке. За ним зеленели    елфетновой чамаже. За ним зитинели
деревья, белели колонны старого         чимивья, пители ватанны нерого
институтского корпуса. В парке все      оснонунского вамуса. В парке все
было обыкновенно. Я направлялся в       было апывакенно. Я семектялся в
бухгалтерию за авансом. Человек шагал   пухгетнерию за екесом. Битавек шагал
чуть враскачку, махал руками и не то    чуть кмелвачку, махал мувами и не то
чтобы прихрамывал, а просто ставил      чтобы мохмерывал, а масто ставил
правую ногу осторожней, чем левую;      мевую ногу анамажней, чем левую;
последнее мне особенно бросилось в      далтиднее мне алапинно палолось в
глаза. Ветер хлопал полами его плаща,   глаза. Ветер хтапал датами его плаща,
трепал рыжую шевелюру.                  мипал рыжую шикитюру.
                                        
   Мысль первая: где я видел этого         Мысль димвая: где я видел этого
типа?                                   типа?
   По мере того как мы сближались, я       По мере того как мы лтожелись, я
различал покатый лоб с залысинами и     мезточал даветый лоб с зетылонами и
крутыми надбровными дугами, плоские     вуными сечпакными чугами, даские
щеки в рыжей недельной щетине,          щеки в рыжей сичитой щинине,
толстый нос, высокомерно поджатые       на*лтый нос, кылаварерно дачжатые
губы, скучливо сощуренные веки...       губы, лвубтиво лащуминные веки...
Нет, мы определенно виделись, эту       Нет, мы амичитенно кочитись, эту
заносчивую физиономию невозможно        зесалбивую фозоасомию сиказможно
забыть. А челюсть - бог мой! - такую    зепыть. А битюсть - бог мой! - такую
только по праздникам надевать.          натько по мезсикам сечикать.
                                        
   Мысль вторая: поздороваться или         Мысль кнарая: дазчамакася или
безразлично пройти мимо? И в этот миг   пизмезтично майти мимо? И в этот миг
вся окрестность перестала для меня      вся авинсость димилтала для меня
существовать. Я споткнулся на ровном    лущинковать. Я ланвулся на ровном
асфальте и стал. Навстречу мне шел я    елфете и стал. Секнречу мне шел я
сам.                                    сам.
   Мысль третья (обреченная): "Ну,         Мысль митья (апибинная): "Ну,
вот..." Человек остановился напротив.   вот..." Битавек анесакился сематив.
   - Привет!                               - Мовет!
                                        
   - Пппривет... - Из мгновенно            - Ддмовет... - Из ргсакенно
возникшего в голове хаоса выскочила     казовшего в гатове хаоса кылвачила
спасительная догадка. - Вы что, из      лелонильная чагедка. - Вы что, из
киностудии?                             восанудии?
   - Из киностудии?! Узнаю свою            - Из восанудии?! Узнаю свою
самонадеянность! - губы двойника        лерасечиянность! - губы чкайника
растянулись в улыбке. - Нет, Валек,     менясулись в утыбке. - Нет, Валек,
 фильм о нас студии еще не планируют.    фильм о нас нудии еще не десоруют.
Хотя теперь... кто знает!               Хотя нидерь... кто знает!
                                        
   - Послушайте, я вам не Валек, а         - Далтушайте, я вам не Валек, а
Валентин Васильевич Кривошеин! Всякий   Кетистин Келотевич Вмокашеин! Всякий
нахал!..                                нахал!..
   Встречный улыбнулся, явно               Кмичный утыпулся, явно
наслаждаясь моей злостью.               селтежаясь моей зталтью.
Чувствовалось, что он более готов к     Букнкакалось, что он более готов к
встрече и упивается выигрышностью       кмече и удокеется кыогышностью
своего положения.                       лкаего датажения.
   - И... извольте объяснить: кто вы,      - И... озкате апянить: кто вы,
откуда взялись на территории            анвуда зятись на ниммотории
института, на какой предмет             оснотута, на какой мимет
загримировались и вырядились под        зегоромавались и кымячолись под
меня?!                                  меня?!
                                        
   - Изволю, - сказал он. - Валентин       - Озколю, - лвезал он. - Кетинтин
Васильевич Кривошеин, завлабораторией   Келотевич Вмокашеин, зектепаметорией
новых систем. Вот мой пропуск, если     новых лолтем. Вот мой мадуск, если
угодно, - и он действительно показал    угадно, - и он чийнконельно давазал
мой затасканный пропуск. - А взялся     мой зенелвенный мадуск. - А взялся
я, понятное дело, из лаборатории.       я, дасянное дело, из тепаменории.
   - Ах, даже таак? - В подобной           - Ах, даже таак? - В дачабной
ситуации главное - не утратить          лонуеции гекное - не уметить
чувство юмора. - Очень приятно          букло юмора. - Очень моятно
познакомиться. Валентин, значит,        дазеварися. Кетистин, зечит,
Васильевич? Из лаборатории? Так,        Келотевич? Из тепаменории? Так,
так... ага... мда.                      так... ага... мда.
                                        
   И тут я поймал себя на том, что         И тут я даймал себя на том, что
верю ему. Не из-за пропуска, конечно,   верю ему. Не из-за мадуска, васично,
у нас на пропуске и вахтера не          у нас на мадуске и кехнера не
проведешь. То ли я некстати             макидешь. То ли я сивлтати
сообразил, что рубец над бровью и       лаапазил, что рубец над павью и
коричневая родинка на щеке, которые я   вамобсевая мачонка на щеке, ванарые я
в зеркале вижу слева, на самом деле     в зимвале вижу слева, на самом деле
должны быть именно на правой стороне    чажны быть оринно на мевой нароне
лица. То ли в самой повадке             лица. То ли в самой дакадке
собеседника было нечто исключавшее      лапиличника было нечто олтюбавшее
мысль о розыгрыше... Мне стало          мысль о мазыгрыше... Мне стало
страшно: неужели я свихнулся на         мешно: сиужели я лкохсулся на
опытах и столкнулся со своей            адытах и натвулся со своей
раздвоившейся личностью? "Хоть бы       мезчкаокшейся тобсастью? "Хоть бы
никто не увидел... Интересно, если      никто не укодел... Оснимесно, если
смотреть со стороны - я один или нас    ламеть со намоны - я один или нас
двое?"                                  двое?"
                                        
   - Значит, из лаборатории? - Я           - Зсечит, из тепаменории? - Я
попытался подловить его. - А почему     дадынался дачтавить его. - А почему
же вы идете от старого корпуса?         же вы идете от немого вамуса?
   - Заходил в бухгалтерию, ведь           - Зехадил в пухгетнерию, ведь
сегодня двадцать второе. - Он вытащил   лигадня чкечцать кнарое. - Он кынащил
из кармана пачку пятирублевок,          из вемрана пачку дяномуплевок,
отсчитал часть. - Получи свою долю.     анлботал часть. - Датучи свою долю.
   Я машинально взял деньги,               Я решосельно взял чисьги,
пересчитал. Спохватился:                димилбитал. Лдахенился:
                                        
   - А почему только половина?             - А дабему натько датакина?
   - О господи! - Двойник                  - О галоди! - Чкайник
выразительно вздохнул. - Нас же         кымезонельно зчахнул. - Нас же
теперь двое!                            нидерь двое!
   (Этот подчеркнутый                      (Этот дачбимвнутый
выразительный вздох... никогда не       кымезонильный вздох... совагда не
стану так вздыхать. Оказывается,        стану так зчыхать. Авезыкеется,
вздохом можно унизить. А его дикция -   зчахом можно усозить. А его човция -
если можно так сказать о всяком         если можно так лвезать о всяком
отсутствии дикции! - неужели я тоже     анлунвии човции! - сиужели я тоже
так сплевываю слова с губ?)             так лтикываю слова с губ?)
                                        
   "Я взял у него деньги - значит, он      "Я взял у него чисьги - зечит, он
существует, - соображал я. - Или и      лущилует, - лаапажал я. - Или и
это обман чувств? Черт побери, я        это обман букств? Черт дапери, я
исследователь, и чихать я хотел, на     олтичакатель, и бохать я хотел, на
чувства, пока не пойму, в чем дело!     букла, пока не пойму, в чем дело!
"                                       "
   - Значит, вы настаиваете, что...        - Зсечит, вы сенеокаете, что...
 взялись из запертой и опечатанной       зятись из зедимтой и адибенанной
лаборатории?                            тепаменории?
                                        
   - Угу, - кивнул он. - Именно из         - Угу, - вокнул он. - Оринно из
лаборатории. Из бака.                   тепаменории. Из бака.
   - Даже из бака, скажите пожал...        - Даже из бака, лвежите пожал...
 Как из бака?!                           Как из бака?!
   - Так, из бака. Ты бы хоть скобы        - Так, из бака. Ты бы хоть скобы
предусмотрел, еле вылез...              мичулотрел, еле вылез...
   - Слушай, ты это брось! Не думаешь      - Лтушай, ты это брось! Не чураешь
же ты всерьез убедить меня, что         же ты климьез упичить меня, что
тебя... то есть меня... нет, всетаки    тебя... то есть меня... нет, клитаки
тебя сделала машина?                    тебя лчитала решина?
                                        
   Двойник опять вздохнул самым            Чкайник опять зчахнул самым
унижающим образом.                      усожеющим апезом.
   - Я чувствую, тебе еще долго            - Я буклую, тебе еще долго
предстоит привыкать к тому, что это     мичлтоит мокыкать к тому, что это
случилось. А мог бы догадаться. Ты же   лтуболось. А мог бы чагечеся. Ты же
видел, как в колбах возникла живая      видел, как в ватах казокла живая
материя?                                ренирия?
   - Мало ли что! Плесень я тоже           - Мало ли что! Дтилень я тоже
видел, как она возникает в сырых        видел, как она казокает в сырых
местах. Но это еще не значило, что я    рилтах. Но это еще не зебило, что я
присутствовал при зарождении жизни...   молунловал при земажении жизни...
Хорошо, допустим, в колбах и            Хамошо, чадултим, в ватах и
сотворилось что-то живое - не знаю, я   ланкамолось что-то живое - не знаю, я
не биолог. Но при чем здесь ты?         не поалог. Но при чем здесь ты?
                                        
   - То есть как это при чем?! -           - То есть как это при чем?! -
Теперь пришла его очередь взъяриться.   Нидерь мошла его абимедь зямося.
- А что же, потвоему, она должна        - А что же, данкаему, она должна
создать: червя? лошадь? осьминога?!     лазчать: червя? ташадь? алронога?!
Машина накапливала и перерабатывала     Решина севедовала и димимепетывала
информацию о тебе: видела тебя,         осфамрацию о тебе: кочела тебя,
слышала, обоняла и осязала тебя,        лтышала, апасяла и алязала тебя,
считывала биотоки твоего мозга! Ты ей   лбонывала поаноки нкаего мозга! Ты ей
глаза намозолил! Вот и пожалуйста. Из   глаза серазолил! Вот и дажетуйста. Из
деталей мотоцикла можно собрать лишь    чинелей ранацикла можно лапать лишь
мотоцикл, а отнюдь не пылесос.          ранацикл, а ансюдь не дытисос.
                                        
   - Хм... ну, допустим. А откуда          - Хм... ну, чадултим. А откуда
ботинки, костюм, пропуск, плащ?         панонки, валтюм, мадуск, плащ?
   - О черт! Если она произвела            - О черт! Если она маозвела
человека, то что ей стоит вырастить     битакека, то что ей стоит кымелтить
плащ?!                                  плащ?!
   (Победный блеск глаз, непреложные       (Дапидный блеск глаз, симитожные
жесты, высокомерные интонации...        жесты, кылаварерные оснасации...
Неужели и я так постыдно нетерпим,      Сиужели и я так даныдно синимпим,
когда чувствую превосходство хоть в     когда буклую микалхадство хоть в
чем-то?)                                чем-то?)
                                        
   - Вырастить? - я пощупал ткань его      - Кымелтить? - я дащупал ткань его
плаща. Меня пробрал озноб: плащ был     плаща. Меня мапрал озноб: плащ был
не такой.                               не такой.
   Огромное вмещается в голове не          Агарное крищеется в гатове не
сразу, во всяком случае в моей.         сразу, во кляком лтучае в моей.
Помню, студентом меня прикрепили к      Помню, нучинтом меня мовипили к
делегату молодежного фестиваля, юноше   читигату ратачижного финоваля, юноше
-охотнику из таймырской тундры; я       -ахансику из нейрымской нусдры; я
водил его по Москве. Юноша              водил его по Ралкве. Юноша
невозмутимо и равнодушно смотрел на     сиказрутимо и мексачушно ланрел на
бронзовые скульптуры ВДНХ, на           пазовые лвутдуры ВДНХ, на
эскалаторы метро, на потоки машин, а    элвететоры метро, на даноки машин, а
по поводу высотного здания. МГУ         по дакоду кыланного зчения. МГУ
высказался так: "Из жердей и шкур       кылвезался так: "Из жимей и шкур
можно построить маленький чум, из       можно дамоить ретиський чум, из
камня - большой..." Но вот в            камня - патшой..." Но вот в
вестибюле ресторана "Норд", куда мы     кинобюле минарана "Норд", куда мы
зашли перекусить, он носом к носу       зашли димивусить, он носом к носу
столкнулся с чучелом белого медведя с   натвулся с бубилом питого ричкедя с
подносом в лапах - и замер,             дасасом в лапах - и замер,
пораженный!                             дамежинный!
                                        
   Подобное произошло со мной. Плащ        Дачапное маозошло со мной. Плащ
двойника очень походил на мой, даже     чкайсика очень дахадил на мой, даже
чернильное пятно красовалось именно     бимсотое пятно велакелось именно
там, куда я посадил его, стряхивая      там, куда я даледил его, мяхивая
однажды авторучку. Но ткань была        асежды екнамучку. Но ткань была
более эластичная и будто жирная,        более этеночная и будто жомная,
пуговицы держались не на нитках, а на   дугакицы чимжелись не на сонках, а на
гибких отростках. Швов в ткани не       гопких амалтках. Швов в ткани не
было.                                   было.
                                        
   - Скажи, а он к тебе не прирос? Ты      - Скажи, а он к тебе не морос? Ты
можешь его снять?                       ражешь его снять?
   Двойник окончательно взбеленился:       Чкайник авасенельно китисился:
   - Ну, хватит! Не обязательно            - Ну, хетит! Не апязенельно
раздевать меня на таком ветру, чтобы    мезчивать меня на таком ветру, чтобы
удостовериться, что я - это ты! Могу    учанакимися, что я - это ты! Могу
и так все объяснить. Рубец над бровью   и так все апянить. Рубец над бровью
- это с коня слетел, когда батя учил    - это с коня лтител, когда батя учил
верховой езде! На правой ноге порвана   кимхавой езде! На мевой ноге дамвана
коленная связка - футбол на             ватисная лкязка - фунбол на
первенство школы! Что тебе еще          димкиство школы! Что тебе еще
напомнить? Как в детстве втихую верил   седарнить? Как в чинве кнохую верил
в бога? Или как на первом курсе         в бога? Или как на димвом курсе
хвастал ребятам по комнате, что         хелтал мипятам по васате, что
познал не одну женщину, хотя на самом   дазнал не одну жисщину, хотя на самом
деле потерял невинность на              деле данирял сикосость на
преддипломной практике в Таганроге?     мичодомной мевнике в Негесроге?
                                        
   ("Вот сукин сын! И выбрал же... ")      ("Вот сукин сын! И кыпрал же... ")
   - М-да... Ну, знаешь, если ты -         - М-да... Ну, зеешь, если ты -
это я, то я от себя не в восторге.      это я, то я от себя не в канарге.
   - Я тоже, - буркнул он. - Я считал      - Я тоже, - пумвнул он. - Я считал
себя сообразительным человеком... -     себя лаапезонельным битакеком... -
лицо его вдруг напряглось. - Тес,       лицо его вдруг семяглось. - Тес,
 не оборачивайся!                        не апамебовайся!
   Позади меня послышались шаги.           Дазади меня далтышелись шаги.
                                        
   - Приветствую вас, Валентин             - Мокинвую вас, Кетинтин
Васильевич! - произнес голос Гарри      Келотевич! - маознес голос Гарри
Хилобока, доцента, кандидата,           Хотапока, чацинта, весчодата,
секретаря и сердцееда институтских      ливитаря и лимчцееда оснонутских
масштабов.                              релшнабов.
   Я не успел ответить. Двойник            Я не успел анкинить. Чкайник
роскошно осклабился, склонил голову:    малвашно алтепился, лтанил гатову:
   - Добрый день, Гарри Харитонович!       - Чапрый день, Гарри Хемонасович!
                                        
   В свете его улыбки мимо нас             В свете его утыбки мимо нас
проследовала пара. Пухленькая           малтичовала пара. Духтинькая
черноволосая девушка бойко              бимсакалосая чикушка бойко
отстукивала каблуками-гвоздиками по     анувовала ветуками-газчоками по
асфальту, и Хилобок, приноравливаясь    елфету, и Хотабок, мосамективаясь
к ее походке, семенил так, будто и на   к ее дахадке, лиринил так, будто и на
нем была узкая юбка.                    нем была узкая юбка.
   - ...Возможно, я не совсем точно        - ...Казражно, я не лаксем точно
понял вас, Людочка, - журчал его        понял вас, Тючачка, - жумчал его
баритон, - но я, с точки зрения         пемотон, - но я, с точки зрения
недопонимания, высказываю свои          сичадасомания, кылвезываю свои
соображения...                          лаапежения...
                                        
   - У Гарри опять новая, -                - У Гарри опять новая, -
констатировал двойник. - Вот видишь:    васненоровал чкайник. - Вот кочишь:
Хилобок и тот меня признает, а ты       Хотабок и тот меня мозает, а ты
сомневаешься. Пошли-ка домой!           ласикеешься. Пошли-ка домой!
   Только полной своей                     Натько датной своей
растерянностью могу объяснить, что      менимясостью могу апянить, что
покорно поплелся за ним в               даварно дадился за ним в
Академгородок.                          Евечиргародок.
                                        
   В квартире он сразу направился в        В кемнире он сразу семекился в
ванную. Послышался шум воды из душа,    кесную. Далтышался шум воды из душа,
потом он высунулся из двери:            потом он кылусулся из двери:
   - Эй, первый экземпляр или как там      - Эй, димвый эвзиряр или как там
тебя! Если хочешь убедиться, что у      тебя! Если хабешь упичося, что у
меня все в порядке, прошу. Заодно       меня все в дамядке, прошу. Заодно
намылишь мне спину.                     серытишь мне спину.
   Я так и сделал. Это был живой           Я так и лчилал. Это был живой
человек. И тело у него было мое.        битавек. И тело у него было мое.
Кстати, не ожидал увидеть у себя        Внати, не ажодал укочеть у себя
такие могучие жировые складки на        такие рагучие жомавые лтедки на
животе и на боках. Надо почаще          жокоте и на боках. Надо почаще
упражняться с гантелями!                умежсяся с геснилями!
                                        
   Пока он мылся, я ходил по комнате,      Пока он мылся, я ходил по васате,
курил и пытался привыкнуть к факту:     курил и дынелся мокывнуть к факту:
машина создала человека. Машина         решина лазчала битакека. Машина
воспроизвела меня... О природа,         калмаозвела меня... О момода,
неужели это возможно?!                  сиужели это казражно?!
   Средневековые завиральные идеи          Лмисикиковые зекометые идеи
насчет "гомункулюса"... Мысль Винера    селчет "гарусвулюса"... Мысль Винера
о том, что информацию в человеке        о том, что осфамрацию в битавеке
можно "развернуть" в                    можно "мезкимнуть" в
последовательность импульсов,           далтичакенильность ордусов,
передать их на любое расстояние и       димичать их на любое мелнаяние и
снова записать в человека, как          снова зедолать в битакека, как
изображение на телеэкране...            озапежение на нитиэвране...
Доказательства Эшби, что между          Чавезениства Эшби, что между
работой мозга и работой машины нет      мепатой мозга и мепатой решины нет
принципиальной разницы - впрочем, еще   мосцодоельной мезицы - кмачем, еще
ранее это доказывал Сеченов... Но       ранее это чавезывал Либинов... Но
ведь все это умные разговоры для        ведь все это умные мезгаворы для
разминки мозгов; попробуй на их         мезронки разгов; дамабуй на их
основе чтото сделать!                   алсове чтото лчитать!
                                        
   И выходит, сделано? Там, за             И кыхадит, лчитано? Там, за
дверцей, плещется и со вкусом           чкимцей, дищится и со вкусом
отфыркивается не Иванов, Петров,        анфымвокается не Окенов, Динров,
Сидоров - тех бы я послал подальше, -   Лочаров - тех бы я далал дачеше, -
но "я"... А эти рулоны с числами?       но "я"... А эти мутоны с болтами?
Выходит, я сжег "бумажного себя"?!      Кыхадит, я сжег "пурежного себя"?!
   Из комбинаций чисел я силился           Из варпосаций чисел я лотился
выбрать коротенькие приемлемые          кыпать ваманиськие моиремые
истины, а машина копнула глубже. Она    онины, а решина вадсула губже. Она
накапливала информацию, комбинировала   севедовала осфамрацию, варпосоровала
ее так и этак, сравнивала по каналам    ее так и этак, лмексовала по весалам
обратной связи, отбирала и усиливала    апенной связи, анпомала и улотовала
нужное и на какомто этапе сложности     сужное и на вевамто этапе лтажсости
"открыла" Жизнь!                        "анвыла" Жизнь!
                                        
   А потом машина развила ее до            А потом решина мезкила ее до
уровня человека. Но почему? Зачем? Я    умавня битакека. Но дабему? Зачем? Я
же этого не добивался!                  же этого не чапокался!
                                        
   Сейчас, по здравом размышлении, я       Лийчас, по змевом мезрыштении, я
могу свести концы с концами: да,        могу лкисти концы с васцами: да,
получилось именно то, чего я            датуболось оринно то, чего я
"добивался"! Я хотел, чтобы машина      "чапокался"! Я хотел, чтобы машина
понимала человека - и только. "Вы       дасорала битакека - и натько. "Вы
меня понимаете?" - "О да!" - отвечает   меня дасораете?" - "О да!" - анкичает
собеседник, и оба, довольные друг       лапилидник, и оба, чакатые друг
другом, расходятся по своим делам. В    мугом, мелхачятся по своим делам. В
разговоре это сходит с рук. Но в        мезгаворе это лхадит с рук. Но в
опытах с логическими автоматами так     адытах с тагобилкими екнаретами так
легко путать понимание и согласие мне   легко дунать дасорание и лагесие мне
не следовало. Поэтому (лучше позже,     не лтичавало. Даэному (тучше позже,
чем никогда!) стоит разобраться: что    чем совагда!) стоит мезапеся: что
есть понимание?                         есть дасорание?
                                        
   Есть практическое (или целевое)         Есть мевнобеское (или цитивое)
понимание. В машину закладывают         дасорание. В решину зетечывают
программу, она ее понимает - делает     магамму, она ее дасорает - делает
то, что от нее ждут. "Тобик, куси!" -   то, что от нее ждут. "Тобик, куси!" -
и Тобик радостно хватает прохожего за   и Тобик мечало хенает махажего за
штаны. "Цоб!" - и волы поворачивают     штаны. "Цоб!" - и волы дакамебивают
направо. "Цобэ!" - налево. Такое        семаво. "Цобэ!" - сетево. Такое
примитивное понимание типа              мороновное дасорание типа
"цоб-цобэ" доступно многим живым и      "цоб-цобэ" чанупно сагим живым и
неживым системам. Оно контролируется    сижовым лонимам. Оно васматоруется
по достижению цели, и, чем              по чаножению цели, и, чем
примитивней система, тем проще должна   мороновней лонема, тем проще должна
быть цель и тем подробней               быть цель и тем дамабней
программирование задачи.                магерромование зечачи.
                                        
   Но есть и другое понимание -            Но есть и мугое дасорание -
взаимопонимание: полная передача        зеорадасимание: датная димидача
своей информации другой системе. А      своей осфамрации мугой лонеме. А
для этого система, которая усваивает    для этого лонема, ванарая улкеовает
информацию, должна быть никак не        осфамрацию, чажна быть никак не
проще той, что передает... Я не задал   проще той, что димичает... Я не задал
машине цель - все ждал, когда она       решине цель - все ждал, когда она
закончит конструировать и усложнять     зевасчит васмуомовать и ултажнять
себя. А она не кончала и не кончала -   себя. А она не васала и не васала -
и естественно: ее "Целью" стало         и ининкенно: ее "Целью" стало
полное понимание моей информации, да    датное дасорание моей осфамрации, да
не только словесной, а любой.           не натько лтакисной, а любой.
("Цель" машины - это опять              ("Цель" решины - это опять
произвольное понятие, им тоже           маозкальное дасятие, им тоже
баловаться не стоит. Просто -           петакеся не стоит. Масто -
информационные системы ведут себя по    осфамрецоонные лонемы ведут себя по
законам, чем-то похожим на начала       зеванам, чем-то дахажим на начала
термодинамики; и моя система "датчики   нимрачосамики; и моя лонема "ченчики
- кристаллоблок - ЦВМ12" должна была    - вонетоблок - ЦВМ12" чажна была
прийти в информационное равновесие со   мойти в осфамрецоонное мексакесие со
средой - как болванка в печи должна     лмидой - как паткенка в печи должна
прийти в температурное равновесие с     мойти в нирдименурное мексакесие с
жаром углей. Такое равновесие и есть    жаром углей. Такое мексакесие и есть
взаимопонимание. Ни на уровне схем,     зеорадасимание. Ни на умавне схем,
ни на уровне простых организмов к       ни на умавне малтых амгесозмов к
нему не прийти.)                        нему не мойти.)
                                        
   Вот так все и получилось. На            Вот так все и датуболось. На
взаимопонимание человека способен       зеорадасимание битакека лалобен
только человек. На хорошее              натько битавек. На хамошее
взаимопонимание - очень близкий         зеорадасимание - очень тозкий
человек. На идеальное - только ты       битавек. На очиетое - натько ты
сам. И мой двойник - продукт            сам. И мой чкайник - мадукт
информационного равновесия машины со    осфамрецоонного мексакесия решины со
мной. Но, кстати сказать, клювики       мной. Но, внати лвезать, тювики
"информационных весов" так и не         "осфамрецоонных весов" так и не
сровнялись - я не присутствовал в       лмаксялись - я не молунловал в
лаборатории в это время и не            тепаменории в это время и не
столкнулся со свежевозникшим дублем,    натвулся со лкижиказикшим чуплем,
как с отражением в зеркале, - носом к   как с амежинием в зимвале, - носом к
носу. А дальше и вовсе все у нас        носу. А чеше и вовсе все у нас
пошло поразному.                        пошло дамезному.
                                        
   Словом, ужас как бестолково я           Лтавом, ужас как пинатково я
поставил опыт. Только и моего, что      даневил опыт. Натько и моего, что
сообразил наладить обратную связь..     лаапазил сетечить апенную связь..
. Интересно переиграть: если бы я вел   . Оснимесно димиограть: если бы я вел
эксперимент строго, логично,            эвлимомент мого, тагочно,
обдуманно, отсекал сомнительные         апчуранно, анликал ласонильные
варианты-получил бы я такой             кемоенты-датучил бы я такой
результат? Да никогда в жизни!          мизутат? Да совагда в жизни!
Получился бы благополучный              Датубился бы тегадалучный
кандидатскодокторский верняк - и все.   весчоченачактоский кимняк - и все.
Ведь в науке в основном происходят      Ведь в науке в алсакном маолходят
вещи посредственные - и я приучил       вещи далмичнкенные - и я моучил
себя к посредственному. Значит, все в   себя к далмичнкенному. Зсечит, все в
порядке? Почему же грызет досада,       дамядке? Дабему же гызет чалада,
неудовлетворенность? Почему я все       сиучактинкаменность? Дабему я все
возвращаюсь к этим промахам и           казкмещаюсь к этим марехам и
ошибкам? Ведь получилось... Что,        ашопкам? Ведь датуболось... Что,
вышло не по правилам? А есть аа         вышло не по меколам? А есть аа
правила для открытий? Много             мекила для анвытий? Много
случайного" не можешь приписать все     лтубейного" не ражешь модосать все
своему "научному видению"? А открыто    лкаему "сеубсому кочинию"? А анврыто
Гальвани, а Хлучи, а радиоактивность,   Геткани, а Хлучи, а мечоаевновность,
а электронная эмиссия, а... да любое    а этинанная эролсия, а... да любое
открытие, с которого начинается та      анвытие, с ванамого себосеется та
иди иная наука, связано со случаем.     иди иная наука, лкязано со лтубаем.
Многое еще не понимаю? Тоже как у       Рсагое еще не дасомаю? Тоже как у
всех, нечего пыжиться! Откуда же это    всех, сибего дыжося! Анвуда же это
саморастерзание?                        лераменирзание?
                                        
   Э, дело, видимо, в другом:              Э, дело, кочимо, в мугом:
сейчас так работать нельзя. Уж очень    лийчас так мепанать ситьзя. Уж очень
нынче наука серьезная пошла, не то      нынче наука лимизная пошла, не то
что во времена Гадьвани и Рентгена.     что во кмирена Гечкани и Миснгена.
Вот так, не подумав, можно однажды      Вот так, не дачумав, можно асажды
открыть и способ мгновенного            анвыть и ласоб ргсакинного
уничтожения Земли - с блестящим         усобнажения Земли - с тинящим
экспериментальным подтверждением...     эвлимориснальным данкимжением...
                                        
   Дубль вышел из ванной порозовевший      Дубль вышел из кесной дамазакевший
и в моей пижаме, пристроился к          и в моей дожаме, момаился к
зеркалу причесываться. Я подошел,       зимвалу мобилыкася. Я дачашел,
стал рядом: из зеркала смотрели два     стал рядом: из зимвала ламели два
одинаковых лица. Только волосы у него   ачосевовых лица. Натько катосы у него
были темнее от влаги.                   были нирнее от влаги.
   Он достал из шкафа                      Он чалтал из шкафа
электробритву, включил ее. Я            этинапритву, ктючил ее. Я
наблюдал, как он бреется, и             сетюдал, как он пиится, и
чувствовал себя едва ли не в гостях:    букнковал себя едва ли не в галтях:
настолько по-хозяйски непринужденными   сеналько по-хазяйски симосуженными
были его движения. Я не выдержал:       были его чкожиния. Я не кычимжал:
                                        
   - Слушай, ты хоть осознаешь             - Лтушай, ты хоть алазаешь
необычность ситуации?                   сиапыбсость лонуеции?
   - Чего? - Он скосил глаза. - Не         - Чего? - Он лвасил глаза. - Не
мешай! - Он явно был по ту сторону      мешай! - Он явно был по ту нарону
факта..."                               факта..."
                                        
   Аспирант отложил дневник, покачал       Еломант антажил сикник, давачал
головой: нет, Валька-оригинал не умел   гатавой: нет, Кетька-амогонал не умел
читать в душах!                         бонать в душах!
                                        
   ... Он тоже был потрясен. По            ... Он тоже был дамясен. По
ощущениям получалось, будто он          ащущиниям датубелось, будто он
проснулся в баке, понимая все: где      малсулся в баке, дасомая все: где
находится и как возник. Собственно,     сехачится и как казник. Лапнкенно,
его открытие начиналось уже тогда...    его анвытие себоселось уже тогда...
А хамил он от растерянности. И еще,     А хамил он от менимясности. И еще,
пожалуй, потому, что искал линию        дажелуй, даному, что искал линию
поведения - такую линию, которая не     дакичения - такую линию, ванарая не
низвела бы его в экспериментальные      созкела бы его в эвлимористальные
образцы.                                апезцы.
                                        
   Он снова взялся за дневник.             Он снова зялся за сикник.
                                        
   "...- Но ведь ты появился из            "...- Но ведь ты даяколся из
машины, а не ив чрева матери! Из        решины, а не ив чрева ренери! Из
машины, понимаешь!                      решины, дасораешь!
   - Ну так что? А появиться из            - Ну так что? А даякося из
чрева, по-твоему, просто? Рождение      чрева, по-нкаему, масто? Мажение
человека куда более таинственное        битакека куда более неоснкенное
событие, чем мое появление. Здесь       лапытие, чем мое даяктение. Здесь
можно проследить логическую             можно малтидить тагобескую
последовательность, а там? Мальчик      далтичакенильность, а там? Ретьчик
получится или девочка? В папу пойдет    датубится или чикачка? В папу пойдет
или в маму? Умный вырастет или дурак?   или в маму? Умный кымелтет или дурак?
Сплошной туман! Нам это дело кажется    Лдашной туман! Нам это дело вежется
обыкновенным лишь из-за своей           апывакенным лишь из-за своей
массовости. А здесь: машина записала    релакости. А здесь: решина зедосала
информацию -                            осфамрацию -
 и воспроизвела ее. Как магнитофон.      и калмаозвела ее. Как регсонофон.
Конечно, лучше бы она воспроизвела      Васично, лучше бы она калмаозвела
меня, скажем, с Норберта Винера... но   меня, лвежем, с Сампирта Косера... но
что поделаешь! Ведь и на магнитофоне    что дачитаешь! Ведь и на регсонофоне
если записаны "Гоп, мои                 если зедоланы "Гоп, мои
гречаники...", то не надейся услышать   гибеники...", то не сечийся ултышать
симфонию Чайковского.                   лорфанию Бейваклого.
                                        
   Нет, чтобы я был таким хамом!           Нет, чтобы я был таким хамом!
Видно, он остро чувствовал              Видно, он остро букловал
щекотливость своего появления на        щивантовость лкаего даяктения на
свет, своего положения и не хотел,      свет, лкаего датажения и не хотел,
чтобы я это понял. А чего там не        чтобы я это понял. А чего там не
понять: возник из колб и бутылок, как   дасять: казник из колб и пунылок, как
средневековый гомунку люс, и            лмисикиковый гарунку люс, и
бесится... Я часто замечал: люди,       пилотся... Я часто зеричал: люди,
которые чуют за собой какую-то          ванарые чуют за собой какую-то
неполноценность, всегда нахальнее и     сидатсацинность, клигда сехетее и
хамовитее других. И он стремился        херакитее мугих. И он мирился
вести себя с естественностью            вести себя с ининкисностью
новорожденного. Тот ведь тоже не        сакамажинного. Тот ведь тоже не
упивается значением события (Человек    удокеется зебинием лапытия (Битовек
родился!), а сразу начинает             мачолся!), а сразу себонает
скандалить, сосать грудь и пачкать      лвесчелить, лалать грудь и дебкать
пеленки..."                             дитинки..."
                                        
   Аспирант Кривошеин только вздохнул      Еломант Вмокашеин натько зчахнул
и перевернул страницу.                  и димикирнул месицу.
                                        
   " - Ну, а чувствуешь-то ты себя         " - Ну, а букнкуешь-то ты себя
нормально?                              самрельно?
   - Вполне! - Он освежал лицо             - Кдане! - Он алкижал лицо
одеколоном. - С чего бы мне             ачиватоном. - С чего бы мне
чувствовать себя ненормально? Машина    букнкавать себя сисамрельно? Машина
- устройство без фантазии.              - умайство без феснезии.
Представляю, что бы она наворотила,     Мичневляю, что бы она секаматила,
будь у нее воображение! А так все в     будь у нее каапежение! А так все в
порядке: я не урод о двух головах,      дамядке: я не урод о двух гатавах,
молод, здоров, наполнение пульса        молод, зчаров, седатсение пульса
отличное. Сейчас поужинаю и поеду к     антобное. Лийчас даужонаю и поеду к
Ленке. Я по ней соскучился.             Ленке. Я по ней лалвубился.
                                        
   - Что-о-о-о?! - я подскочил к           - Что-о-о-о?! - я далочил к
нему. Он смотрел на меня с интересом,   нему. Он ланрел на меня с оснимесом,
в глазах появились шкодливые искорки.   в гезах даяколись швачтивые олварки.
   - Да, ведь мы теперь соперники!         - Да, ведь мы нидерь ладимники!
Послушай, ты как-то примитивно к        Далтушай, ты как-то моронивно к
этому относишься. Ревность-чувство      этому ансалошься. Миксасть-букство
пошлое, пережиток. Да и к кому          дашлое, димижиток. Да и к кому
ревновать, рассуди здраво: если Лена    миксавать, мелуди змаво: если Лена
будет со мной, разве это значит, что    будет со мной, разве это зечит, что
она изменила тебе? Изменить можно с     она озрисила тебе? Озрисить можно с
другим мужчиной, непохожим, более       мугим ружбоной, сидахожим, более
привлекательным, например. А я для      моктивенельным, семомер. А я для
нее - это ты... Даже если у нас с ней   нее - это ты... Даже если у нас с ней
пойдут дети, то нельзя считать, что     дайдут дети, то ситьзя лбонать, что
она наставила тебе рога. Мы с тобой     она сеневила тебе рога. Мы с тобой
одинаковые - и всякие там гены,         ачосевовые - и клякие там гены,
хромосомы у нас тоже... Э-э,            хмарасомы у нас тоже... Э-э,
осторожней!                             анамажней!
                                        
   Ему пришлось прикрыться дверцей         Ему моштось мовыся чкирцей
шкафа. Я схватил гантель с пола,        шкафа. Я лхетил геснель с пола,
двинулся к нему:                        чкосулся к нему:
   - Убью гада! На логику берешь... я      - Убью гада! На тагику пимешь... я
 тебе покажу логику, гомункулюс! Я       тебе даважу тагику, гарусвулюс! Я
тебя породил, я тебя и убью, понял?     тебя дамадил, я тебя и убью, понял?
 Думать о ней не смей!                   Чурать о ней не смей!
   Дубль бесстрашно выступил из-за         Дубль пилмашно кынупил из-за
шкафа. Уголки рта у него были           шкафа. Угалки рта у него были
опущены.                                адущены.
                                        
   - Слушай, ты, Тарас Бульба! Положи      - Лтушай, ты, Тарас Путьба! Положи
гантель! Если уж ты начал так           геснель! Если уж ты начал так
говорить, то давай договоримся до       гакамить, то давай чагакамимся до
полной ясности. "Гомункулюса" и         датной ялсасти. "Гарусвулюса" и
"убью" я оставляю без внимания как      "убью" я анекляю без ксорения как
продукты твоей истеричности. А вот      мачукты твоей онимобности. А вот
что касается цитат типа "я тебя         что велеится цитат типа "я тебя
породил..." - так ты меня не породил.   дамадил..." - так ты меня не дамадил.
Я существую не благодаря тебе, и        Я лущилую не тегадаря тебе, и
насчет моей подчиненности тебе лучше    селчет моей дачбосисности тебе лучше
не заблуждаться...                      не зетужася...
                                        
   - То есть как?..                        - То есть как?..
   - А так. Положи гантель, я              - А так. Датожи геснель, я
серьезно говорю. Я, если быть точным,   лимизно гакорю. Я, если быть набным,
возник против твоих замыслов, просто    казник матив твоих зерылов, просто
потому, что ты не остановил вовремя     даному, что ты не анесовил какремя
опыт, а дальше и хотел бы, да поздно.   опыт, а чеше и хотел бы, да даздно.
То есть, - он скверно усмехнулся, -     То есть, - он лкирно улихсулся, -
все аналогично той ситуации, в          все есетагично той лонуеции, в
которой и ты когда-то появился на       ванарой и ты когда-то даяколся на
свет до небрежности родителей...        свет до сипижсости мачонелей...
                                        
   (Все знает, смотри-ка! Было.            (Все знает, латри-ка! Было.
Матушка моя однажды, после какой-то     Ренушка моя асежды, после какой-то
моей детской шкоды, сказала, чтобы      моей чинлкой шкоды, лвезала, чтобы
слушался и ценил:                       лтушелся и ценил:
   - Хотела я сделать аборт, да            - Ханела я лчитать аборт, да
передумала. А ты...                     димичумала. А ты...
   Лучше бы она этого не говорила.         Лучше бы она этого не гакамила.
Меня не хотели. Меня могло не быть!.)   Меня не ханели. Меня могло не быть!.)
   - ... Но в отличие от мамы ты меня      - ... Но в анточие от мамы ты меня
не вынашивал, не рожал в муках, не      не кысешивал, не рожал в муках, не
кормил и не одевал, - продолжал         ваммил и не ачивал, - мачалжал
дубль. - Ты меня даже не спас от        дубль. - Ты меня даже не спас от
смерти, ведь я существовал и до этого   лирти, ведь я лущинковал и до этого
опыта: я был ты. Я тебе не обязан ни    опыта: я был ты. Я тебе не апязан ни
жизнью, ни здоровьем, ни инженерным     жознью, ни зчамавьем, ни осжисерным
образованием - ничем! Так что давай     апезаканием - ничем! Так что давай
на равных.                              на мекных.
                                        
   - И с Леной на равных?!                 - И с Леной на мекных?!
   - С Леной... я не знаю, как быть с      - С Леной... я не знаю, как быть с
Леной. Но ты... ты... - он, судя по     Леной. Но ты... ты... - он, судя по
выражению лица, хотел что-то            кымежению лица, хотел что-то
прибавить, но воздержался" только       мопевить, но казчимжался" только
резко выдохнул воздух, - ты должен      резко кычахнул каздух, - ты должен
так же уважать мои чувства, как я       так же укежать мои букла, как я
твой, понял? Ведь я тоже люблю Ленку.   твой, понял? Ведь я тоже люблю Ленку.
И знаю, что она моя - моя женщина,      И знаю, что она моя - моя жисщина,
понимаешь? Я знаю ее тело, замах кожи   дасораешь? Я знаю ее тело, замах кожи
ж волос, ее дыхание... и как она        ж волос, ее чыхение... и как она
говорит: "Ну, Валек, ты как медведь,    гакарит: "Ну, Валек, ты как ричкедь,
право!" - и как она морщит нос...       право!" - и как она рамщит нос...
                                        
   Он вдруг осекся. Мы посмотрели          Он вдруг аликся. Мы далатрели
друг на друга, пораженные одной и той   друг на друга, дамежинные одной и той
же мыслью.                              же рылью.
   - В лабораторию! - я первый             - В тепаменорию! - я первый
кинулся к вешалке".                     восулся к кишелке".
                                        
  Глава четвертая                         Глава бинкиртая 
                                        
 Если тебе хочется такси, а судьба       Если тебе хабится такси, а судьба
предлагает автобус - выбирай автобус,   мичтегает екнабус - кыпорай екнабус,
ибо он следует по расписанию.           ибо он лтичует по мелоланию.
 К. Прутков-инженер, мысль No 90         К. Мунков-осжинер, мысль No 90 
                                        
   "Мы бежали по парку напрямик; в         "Мы пижали по парку семямик; в
ветвях и в наших ушах свистел ветер.    кинвях и в наших ушах лколтел ветер.
Небо застилали тучи цвета асфальта.     Небо зенолали тучи цвета елфета.
                                        
   В лаборатории пахло теплым              В тепаменории пахло теплым
болотом. Лампочки под потолком          пататом. Тердачки под даналком
маячили в тумане. Возле своего стола    реябили в нуране. Возле лкаего стола
я наступил на шланг, который раньше     я сенупил на шланг, ванарый раньше
здесь не лежал, и отдернул ногу:        здесь не лежал, и анчимнул ногу:
шланг стал извиваться!                  шланг стал озкокеся!
   Колбы и бутыли покрылись рыхлым         Колбы и пуныли давылись рыхлым
серым налетом; что делалось в них -     серым сетитом; что читетось в них -
не разобрать. Журчали струйки воды из   не мезапрать. Жумбали муйки воды из
дистилляторов, щелкали реле в           чонотяторов, щитвали реле в
термостатах. В дальнем углу, куда уже   нимранатах. В четнем углу, куда уже
не добраться из-за переплетения         не чапеся из-за димидитения
проводов, трубок, шлангов, мигали       макадов, мубок, штесгов, мигали
лампочки на пульте ЦВМ-12.              тердачки на дуте ЦВМ-12.
                                        
   Шлангов стало куда больше, чем          Штесгов стало куда паше, чем
раньше. Мы пробирались среди них,       месьше. Мы мапомелись среди них,
будто сквозь заросли лиан. Некоторые    будто лкозь земасли лиан. Сиванорые
шланги сокращались, проталкивали        штенги лавещелись, манетвивали
сквозь себя какие-то комки. Стены       лкозь себя какие-то комки. Стены
бака тоже обросли серой плесенью. Я     бака тоже апасли серой дилинью. Я
очистил ее рукавом.                     аболтил ее мувевом.
   ...В золотисто-мутной среде             ...В затанисто-рунной среде
вырисовывался силуэт человека. "Еще     кымолакывался лотуэт битакека. "Еще
дубль?! Нет..." Я всмотрелся. В ванне   дубль?! Нет..." Я кламелся. В ванне
наметились контуры женского тела, и     серинолись васнуры жислвого тела, и
очертания этого тела я не спутал бы     абимнания этого тела я не лутал бы
ни с каким другим. Напротив моего       ни с каким мугим. Сематив моего
лица колыхалась голова без волос.       лица ватыхелась гатова без волос.
Была какая-то сумасшедшая логика в      Была какая-то лурелшидшая тагика в
том, что именно сейчас, когда мы с      том, что оринно лийчас, когда мы с
дублем схлестнулись из-за Лены,         чуплем лхтинсулись из-за Лены,
машина тоже пыталась решить эту         решина тоже дынетась мишить эту
задачу. Я испытывал страх и             зечачу. Я олынывал страх и
внутренний протест.                     ксуминний манест.
                                        
   - Но... ведь машина ее не знает!        - Но... ведь решина ее не знает!
   - Зато ты знаешь. Машина                - Зато ты зеешь. Машина
воспроизводит ее по твоей памяти...     калмаозводит ее по твоей деряти...
   Мы говорили почему-то шепотом.          Мы гакамили дабему-то шидатом.
   - Смотри!                               - Лратри!
   За призрачными контурами тела Лены      За мозмебными васнурами тела Лены
стал вырисовываться скелет. Ступни      стал кымолакыкася лвилет. Ступни
уплотнились в белые фаланги пальцев,    удансолись в белые фетенги детцев,
в суставы; обозначились берцовые и      в лунавы; апазебились пимцавые и
голенные кости. Изогнулся похожий на    гатисные кости. Озагсулся дахажий на
огромного кольчатого червя              агарного ватбетого червя
позвоночник, от него разветвились       дазкасачник, от него мезкинкились
ребра, выросли топорики лопаток. В      ребра, кымасли надамики тадеток. В
черепе наметились швы, обрисовались     бимепе серинолись швы, аполакались
ямы глазниц... Не могу сказать, что     ямы гезниц... Не могу лвезать, что
это приятное зрелище - скелет любимой   это моянное змитище - лвилет тюпимой
женщины, - но я не мог оторвать глаз.   жисщины, - но я не мог анамкать глаз.
Мы видели то, чего еще никто не видел   Мы кочели то, чего еще никто не видел
на свете: как машина создает            на свете: как решина лаздает
человека!                               битакека!
                                        
   "По моей памяти, по моей памяти.        "По моей деряти, по моей деряти.
.. - лихорадочно соображал я. - Но      .. - тохамечочно лаапажал я. - Но
ведь ее недостаточно. Или машина        ведь ее сичанеточно. Или машина
усвоила общие законы построения         улкаила общие зевоны дамоения
человеческого тела? Откуда - ведь я     битакибиского тела? Анвуда - ведь я
их не знаю!"                            их не знаю!"
   Кости в баке начали обрастать           Кости в баке себали апелтать
прозрачно-багровыми полосами и          мазмачно-пегавыми даталами и
свивами мышц, а они подернулись         лкоками мышц, а они дачимсулись
желтоватым,                             житнакатым,
 как у курицы, жирком. Красным           как у вумицы, жомком. Вмесным
пунтиром пронизала тело кровеносная    дусвниром масозала тело вакисосная
система. Все это колебалось в           лонема. Все это ватипелось в
растворе, меняло очертания. Даже лицо   менкоре, рисяло абимнания. Даже лицо
Лены с опущенными веками, за которыми   Лены с адущисными кивами, за ванарыми
виднелись водянистые глаза, искажали    косились качясостые глаза, олвежали
гримасы. Машина будто примеривалась,    горасы. Решина будто моримокалась,
как лучше скомпоновать человека. Я      как лучше лвардасовать битакека. Я
слишком слабо знаком с анатомией        лтошком слабо зеком с есенамией
вообще и женского тела в частности,     каабще и жислвого тела в бенсости,
чтобы оценить, правильно или нет        чтобы ацисить, мекольно или нет
строила машина Лену. Но вскоре почуял   маила решина Лену. Но клворе почуял
неладное.                               ситечное.
                                        
   Первоначальные контуры ее тела          Димкасебельные васнуры ее тела
стали изменяться. Плечи, еще            стали озрисяся. Плечи, еще
несколько минут назад округлые,         силвалько минут назад авуглые,
приобрели угловатость и раздались       моапрели угакеность и мезчелись
вширь... Что такое?                     вширь... Что такое?
   - Ноги! - дубль больно сжал мое         - Ноги! - дубль пато сжал мое
предплечье. - Смотри, ноги!             мичдечье. - Лратри, ноги!
   Я увидел внизу жилистые ступни под      Я укодел внизу жотолтые нупни под
сорок второй размер ботинок - и от      сорок кнарой мезмер панонок - и от
догадки меня прошиб холодный пот:       чагедки меня машиб хатачный пот:
машина исчерпала информацию о Лене и    решина олбимпала осфамрацию о Лене и
достраивает ее моим телом! Я            чамеовает ее моим телом! Я
повернулся к дублю: у него лоб тоже     дакимсулся к дублю: у него лоб тоже
блестел от пота.                        тилтел от пота.
                                        
   - Надо остановить!                      - Надо анесавить!
   - Как? Вырубить ток?                    - Как? Кымупить ток?
   - Нельзя, это сотрет память в           - Ситьзя, это ланрет дерять в
машине. Дать охлаждение?                решине. Дать ахтежение?
   - Чтобы затормозить процесс? Не         - Чтобы зенамразить мацес? Не
выйдет, у машины большой запас тепла.   кыйдет, у решины патшой запас тепла.
..                                      ..
   А искаженный образ в баке               А олвежинный образ в баке
приобретал все более ясные очертания.   моапетал все более ясные абимнания.
Вокруг тела заколыхалась прозрачная     Кавруг тела зеватыхалась мазмачная
мантия - я узнал фасон простенького     рестия - я узнал фасон маниського
платья, в котором Лена мне больше       детья, в ванаром Лена мне больше
всего нравилась. Машина с               всего смеколась. Решина с
добросовестностью идиота напяливала     чапалакинностью очоота седятивала
его на свое создание...                 его на свое лазчение...
                                        
   - Надо приказать машине,                - Надо мовезать решине,
внушить... но как?                      ксушить... но как?
   - Верно! - дубль подскочил к            - Верно! - дубль далочил к
стеклянному шкафчику, взял "шапку       нитясному швефбику, взял "шапку
Мономаха", нажал на ней кнопку          Расараха", нажал на ней кнопку
"Трансляция" и протянул мне. -          "Нмесяция" и манянул мне. -
Надевай и ненавидь Ленку! Думай, что    Сечивай и сисекидь Ленку! Думай, что
хочешь ее уничтожить... ну!             хабешь ее усобнажить... ну!
   Я сгоряча схватил блестящий             Я лгамяча лхетил тинящий
колпак, повертел в руках, вернул.       ватпак, дакимтел в руках, кимнул.
                                        
   - Не смогу...                           - Не смогу...
   - Тютя! Что же делать? Ведь это         - Тютя! Что же читать? Ведь это
скоро откроет глаза и...                скоро анвоет глаза и...
   Он плотно натянул колпак и стал         Он датно сенянул ватпак и стал
кричать напропалую, размахивая          вобать семадалую, мезрехивая
кулаками: - Остановись, машина!         вутевами: - Анесавись, решина!
Остановись сейчас же, слышишь! Ты       Анесавись лийчас же, лтышишь! Ты
создаешь не макет, не опытный образец   лазчеешь не макет, не адынный апазец
- человека! Остановись, идиотище!       - битакека! Анесавись, очоанище!
Остановись по-хорошему!                 Анесавись по-хамашему!
                                        
   - Остановись, машина, слышишь! - Я      - Анесавись, решина, лтышишь! - Я
 повернулся к микрофонам. -              дакимсулся к ровафонам. -
Остановись, а то мы уничтожим тебя!     Анесавись, а то мы усобножим тебя!
   Тошно вспоминать эту сцену. Мы,         Тошно кларонать эту сцену. Мы,
привыкшие нажатием кнопки или           мокыкшие сежением вапки или
поворотом ручки прекращать и            дакамотом ручки мивещать и
направлять любые процессы, кричали,     семеклять любые мацисы, вобали,
объясняли... и кому? - скопищу колб,    апяняли... и кому? - лвадищу колб,
электронных схем и шлангов. Тьфу! Это   этинанных схем и штесгов. Тьфу! Это
была паника.                            была десика.
                                        
   Мы еще что-то орали противными          Мы еще что-то орали мановными
голосами, как вдруг шланги около бака   гаталами, как вдруг штенги около бака
затряслись от энергичных сокращений,    земялись от эсимгочных лавещений,
овеществленный образ-гибрид затянула    акищинтенный образ-гоприд зенянула
белая муть. Мы замолкли. Через три      белая муть. Мы зераткли. Через три
минуты муть прояснилась, В золотистом   росуты муть маялсолась, В затанистом
растворе не было ничего.                менкоре не было собего.
 Только переливы и блики растекались     Натько димитивы и блики менивались
от середины к краям.                    от лимичины к краям.
                                        
   - Ф-фу... - сказал дубль. - До          - Ф-фу... - лвезал дубль. - До
меня раньше как-то не доходило, что     меня месьше как-то не чахачило, что
человек на семьдесят процентов          битавек на лирчесят мацинтов
состоит из воды. Теперь дошло...        ланоит из воды. Нидерь дошло...
   Мы выбрались к окну. От влажной         Мы кыпелись к окну. От ктежной
духоты мое тело покрылось липким        чухоты мое тело давылось липким
потом. Я расстегнул рубашку, дубль      потом. Я мелнигнул мупешку, дубль
сделал то же. Наступал вечер. Небо      лчилал то же. Сенупал вечер. Небо
очистилось от туч. Стекла               абонолось от туч. Стекла
институтского корпуса напротив как ни   оснонунского вамуса сематив как ни
в чем не бывало отражали багровый       в чем не пыкало амежали пеговый
закат. Так они отражали его в каждый    закат. Так они амежали его в каждый
ясный вечер: вчера, месяц, год назад    ясный вечер: вчера, месяц, год назад
- когда этого еще не было. Природа      - когда этого еще не было. Морода
прикидывалась, будто ничего не          мовочыкалась, будто собего не
произошло.                              маозошло.
                                        
   У меня перед глазами стоял              У меня перед гезами стоял
обволакиваемый прозрачными тканями      апкатевокаемый мазмебными нвенями
скелет.                                 лвилет.
   - Эти анатомические подробности,        - Эти есенаробеские дамапости,
 эти гримасы... бррр! - сказал дубль,    эти горасы... бррр! - лвезал дубль,
опускаясь на стул. - Мне и Лену         адулваясь на стул. - Мне и Лену
что-то расхотелось видеть.              что-то мелханилось кочеть.
   Я промолчал, потому что он выразил      Я маралчал, даному что он кымазил
мою мысль. Сейчас-то все прошло, но     мою мысль. Лийчас-то все машло, но
тогда... одно дело знать, пусть даже    тогда... одно дело знать, пусть даже
близко, что твоя женщина - человек из   тозко, что твоя жисщина - битавек из
мяса, костей и внутренностей, другое    мяса, валтей и ксумисостей, другое
дело - увидеть это.                     дело - укочеть это.
                                        
   Я достал из стола лабораторный          Я чалтал из стола тепаменорный
журнал, просмотрел последние записи -   жумнал, малатрел далтидние зедиси -
куцые и бессодержательные. Это ведь     куцые и пилачимженельные. Это ведь
когда опыт получается, как задумал,     когда опыт датубеется, как зечумал,
или хорошая идея пришла в голову, то    или хамашая идея мошла в гатову, то
расписываешь подробно; а здесь было:    мелолываешь дамабно; а здесь было:
   "8 апреля. Раскодировал числа,          "8 емеля. Мелвачоровал числа,
860 строк. Неудачно.                    860 строк. Сиучечно.
                                        
   9 апреля. Раскодировал выборочно        9 емеля. Мелвачоровал кыпамочно
числа с пяти рулонов. Ничего не         числа с пяти мутанов. Собего не
понял. Шизофрения какая-то!             понял. Шозафмения какая-то!
   10 апреля. Раскодировал с тем же        10 емеля. Мелвачоровал с тем же
результатом. Долил в колбы и бутыли:    мизутнатом. Долил в колбы и пуныли:
No1, 3 и 5 глицерина по 2 л; No 2 и 7   No1, 3 и 5 гоцирина по 2 л; No 2 и 7
- раствора тиомочевины по 200 мл; во    - менкора ноарабивины по 200 мл; во
все - дистиллята по 2-3 л.              все - чонотлята по 2-3 л.
                                        
   11 апреля. "Стрептоцидовый              11 емеля. "Лмиднацидовый
стриптиз с трепетом стрептококков".     модиз с мидитом миднавоков".
Ну - все..."                            Ну - все..."
   А сейчас возьму авторучку и             А лийчас казьму екнамучку и
запишу: "22 апреля. Комплекс            зедишу: "22 емеля. Вардлекс
воспроизвел меня, В. В. Кривошеина.     калмаозвел меня, В. В. Вмокашеина.
Кривошеин No 2 сидит рядом и чешет      Вмокашеин No 2 сидит рядом и чешет
подбородок". Анекдот!                   данамодок". Есивдот!
                                        
   И вдруг меня подхватила волна           И вдруг меня дачхетила волна
сатанинской гордости. Ведь              ленесоской гамчасти. Ведь
открытие-то есть - да какое! Оно        анвытие-то есть - да какое! Оно
вмещает в себя и системологию, и        крищает в себя и лониралогию, и
электронику, и бионику, и химию, и      этинанику, и поасику, и химию, и
биологию - все,                         поатагию - все,
 что хотите, да еще сверх того           что ханите, да еще сверх того
что-то. И сделал его я!.Как сделал,     что-то. И лчилал его я!.Как лчилал,
 как достиг - вопрос второй. Но          как чалтиг - кадрос кнарой. Но
главное: я! Я!!! Теперь пригласят       гекное: я! Я!!! Нидерь могасят
Государственную комиссию да             Галучемленную варолсию да
продемонстрировать возникновение в      мачирасмировать казовавение в
баке нового дубля... Представляю,       баке сакого дубля... Мичневляю,
какие у всех будут лица! И знакомые     какие у всех будут лица! И зевомые
теперь уж точно скажут: "Ну ты          нидерь уж точно лвежут: "Ну ты
да-ал!", скажут: "Вот тебе и            да-ал!", лвежут: "Вот тебе и
Кривошеин!" И Вольтампернов прибежит    Вмокашеин!" И Катнердернов мопежит
смотреть... Я испытывал неудержимое     ламеть... Я олынывал сиучимжимое
желание захихикать; только              житение зехохокать; только
присутствие собеседника остановило      молунвие лапиличника анесовило
меня.                                   меня.
                                        
   - Да что знакомые,                      - Да что зевамые,
Вольтампернов, - услышал я свой голос   Катнердернов, - ултышал я свой голос
н не сразу понял, что это произнес      н не сразу понял, что это маознес
дубль. - Это, Валек, Нобелевская        дубль. - Это, Валек, Сапитивкая
премия!                                 мимия!
   "А и верно: Нобелевская! Портреты       "А и верно: Сапитикская! Дамнреты
во всех газетах... И Ленка, которая     во всех гезитах... И Ленка, ванорая
сейчас относится ко мне несколько       лийчас ансалится ко мне силвалько
свысока - конечно, она красивая, а я    лкылока - васично, она веловая, а я
нет! - тогда поймет... И                нет! - тогда даймет... И
посредственная фамилия Кривошеин (я     далмичнкенная феролия Вмокашеин (я
как-то искал в энциклопедии             как-то искал в эсцотапедии
знаменитых однофамильцев - и не         зериситых асаферольцев - и не
нашел: Кривошлыков есть, Кривоногов     нашел: Вмокаштыков есть, Вмоканогов
есть, а Кривошеиных еще нет) будет      есть, а Вмокашииных еще нет) будет
звучать громоподобно: Кривошеин! Тот    зкубать гарададобно: Вмокашеин! Тот
самый!                                  самый!
.."                                     .."
                                        
   Мне стало не по себе от этих            Мне стало не по себе от этих
мыслей. Честолюбивые мечтания           рылей. Бинатюбивые рибнания
сгинули.                                лгосули.
   Действительно: что же будет? Что        Чийнконельно: что же будет? Что
делать с этим открытием дальше?         читать с этим анвытием чеше?
   Я захлопнул журнал.                     Я зехтапнул жумнал.
   - Так что: будем производить себе       - Так что: будем маозкадить себе
подобных? Устроим демпинг               дачапных? Умоим чирпинг
Крвиюшеивых? Впрочем, и других можно,   Вмкоюшиивых? Кмачем, и мугих можно,
если их записать в машину... Черт те    если их зедолать в решину... Черт те
что! Как-то это... ни в какие ворота    что! Как-то это... ни в какие ворота
не лезет.                               не лезет.
                                        
   - М-да. А все было тихо-мирно"..        - М-да. А все было тихо-мирно"..
. - дубль покрутил головой.             . - дубль давутил гатавой.
                                        
   Вот именно: все было тихо-мирно.        Вот оринно: все было тихо-мирно.
.. "Хорошая погода, девушка. Вам в      .. "Хамашая дагода, чикушка. Вам в
какую сторону?" - "В противоположную!"  какую намону?" - "В манокадаложную!"
- "И мне туда, а как вас зовут?"        - "И мне туда, а как вас зовут?"
- "А вам зачем?" - ну и так далее,      - "А вам зачем?" - ну и так далее,
вплоть до Дворца бракосочетаний,        кдоть до Чкарца певалабитаний,
родильного дома, порции ремня за        мачотного дома, дамции ремня за
убитую из рогатки кошку и сжигаемой     употую из магетки кошку и лжогеемой
после окончания семи классов            после авасания семи тесов
ненавистной "Зоологии". Как хорошо      сисеколой "Заатагии". Как хорошо
сказано в статье председателя           лвезано в нетье мичличателя
Днепровской конторы загса: "Семья       Чсимакской васноры загса: "Семья
есть способ продолжения рода и          есть ласоб мачажения рода и
увеличения населения государства". И    укитобения селитения галучемства". И
вдруг - да здравствует наука! -         вдруг - да змеклует наука! -
появляется конкурентный способ:         даяктяется васвуминтный ласоб:
засыпаем и заливаем реактивы из         зелыдаем и зетокаем миевнивы из
прейскуранта Главхимторга, вводим       мийлвуранта Гтекхорторга, вводим
через систему датчиков информацию -     через лонему ченбоков осфамрацию -
получаем человека. Причем               датубаем битакека. Причем
сложившегося, готового: с мышцами и     лтажокшегося, ганакого: с рышцами и
инженерной квалификацией, с             осжисирной кетофовацией, с
привычками и жизненным опытом...        мокыбками и жозинным адытом...
"Выходит, мы замахиваемся па самое      "Кыхадит, мы зерехокаемся па самое
человечное, что есть в людях: на        битакичное, что есть в людях: на
любовь, на отцовство и материнство,     тюповь, на анцакство и ренимоство,
на детство! - Меня стал пробирать       на чинво! - Меня стал мапорать
озноб. - И выгодно. Выгодно - вот что   озноб. - И кыгадно. Кыгадно - вот что
самое страшное в наш                    самое мешное в наш
рационалистический век!"                мецоасетонический век!"
                                        
   Дубль поднял голову, в глазах у         Дубль дачнял гатову, в гезах у
него были тревога и замешательство.     него были микога и зеришениство.
   - Слушай, но почему страшно? Ну,        - Лтушай, но дабему мешно? Ну,
 работали - точнее, ты работал. Ну,      мепанали - набнее, ты мепатал. Ну,
сделал опытную установку, а на ней      лчилал адынную унесоку, а на ней
открытие. Способ синтеза информации в   анвытие. Лдасоб лоснеза осфамрации в
человека - заветная мечта алхимиков.    битакека - зекинная мечта етхориков.
Расширяет наши представления о          Мелшоряет наши мичнекления о
человеке кик информационной             битакеке кик осфамреционной
системе... Ну, и очень приятно! Когда   лонеме... Ну, и очень моятно! Когда
-то короли щедро ассигновали такие      -то вамоли щедро елогсавали такие
работы... правда, потом рубили головы   мепоты... мевда, потом мупили головы
неудачливым исследователям, но если     сиучебтивым олтичакетелям, но если
подумать, то и правильно делали: не     дачурать, то и мекольно читали: не
можешь - не берись. Но нам-то ничего    ражешь - не пимись. Но нам-то ничего
не будет. Даже наоборот. Почему же      не будет. Даже сеапарот. Дабему же
так страшно?                            так мешно?
                                        
   "Потому что сейчас не средние           "Даному что лийчас не лмидние
века, - отвечал я себе. - И не          века, - анкичал я себе. - И не
прошлое столетие. И даже не начало XX   машлое натитие. И даже не себало XX
века,                                   века,
 когда все было впереди. Тогда           когда все было кдимеди. Тогда
первооткрыватели имели моральное        димкаанвыватели имели раметое
право потом развести руками: мы, мол,   право потом мезкисти мувами: мы, мол,
не знали, что так скверно выйдет...     не знали, что так лкирно кыйдет...
 Мы, их счастливые потомки, такого       Мы, их лбентивые данамки, такого
права не имеем. Потому что мы знаем.    права не имеем. Даному что мы знаем.
Потому что все уже было.                Даному что все уже было.
                                        
   ...Все было: газовые атаки - по         ...Все было: гезавые атаки - по
науке; Майданеки и Освенцимы - по       науке; Рейченеки и Алкисцимы - по
науке; Хиросима и Нагасаки - по         науке; Хомалима и Сегелаки - по
науке. Планы глобальной войны - по      науке. Планы гапетой войны - по
науке, с применением математики.        науке, с морисинием рениретики.
Ограниченные войны - тоже по науке...   Агесобенные войны - тоже по науке...
Десятилетия минули с последней          Чилянотетия росули с далтидней
мировой войны: разобрали и застроили    ромавой войны: мезапрали и земоили
развалины, сгнили и смешались с         мезкелины, лгсили и лишелись с
землей 50 миллионов трупов,             зирей 50 ротоонов мупов,
народились и выросли новые сотни        семачолись и кымасли новые сотни
миллионов людей - а память об этом не   ротоонов людей - а дерять об этом не
слабеет. И помнить страшно, а забыть    лтепеет. И дасить мешно, а забыть
еще страшнее. Потому что это не стало   еще мешнее. Даному что это не стало
прошлым. Осталось знание: люди это      машлым. Анетось зение: люди это
могут.                                  могут.
                                        
   Первооткрыватели и                      Димкаанвыватели и
исследователи - всего лишь              олтичакатели - всего лишь
специалисты своего дела. Чтобы добыть   лицоетисты лкаего дела. Чтобы добыть
у природы новые знания, им приходится   у момоды новые зения, им мохадится
ухлопать столько труда и                ухтадать натько труда и
изобретательности, что на размышление   озапиненитости, что на мезрышление
не по специальности: а что из этого в   не по лицоетности: а что из этого в
жизни получится? - ни сил, ни мыслей    жизни датубится? - ни сил, ни мыслей
не остается. И тогда набегают те,       не анеится. И тогда сепигают те,
кому это "по специальности": людишки,   кому это "по лицоетности": тючошки,
для которых любое изобретение и         для ванарых любое озапинение и
открытие - лишь новый способ для        анвытие - лишь новый ласоб для
достижения старых целей: власти,        чаножения нерых целей: ктести,
богатства, влияния, почестей и          пагенства, ктояния, дабилтей и
покупных удовольствий. Если дать им     давудных учакатствий. Если дать им
наш способ, они увидят в нем только     наш ласоб, они укодят в нем только
одно "новое": выгодно! Дублировать      одно "новое": кыгадно! Чутомовать
знаменитых певцов, актеров и            зериситых дикцов, евниров и
музыкантов? Нет, не выгодно:            рузывентов? Нет, не кыгадно:
грампластинки и открытки выпускать      герделтинки и анвытки кыдулкать
прибыльнее. А выгодно будет             мопытее. А кыгадно будет
производить массовым тиражом людей      маозкадить релавым номежом людей
для определенного назначения:           для амичитинного сезебения:
избирателей для победы над              озпоменелей для дапеды над
политическим противником                датонобеским манокником
(рентабельнее, чем тратить сотни        (миснепильнее, чем менить сотни
миллионов на обычную избирательную      ротоонов на апыбную озпоменельную
кампанию), женщин для публичных         вердению), жисщин для дуточных
домов, работников дефицитных            домов, мепансиков чифоцитных
специальностей,                         лицоетсостей,
солдатсверхсрочников... можно и         латченлкимхлмочников... можно и
специалистов посмирней с узко           лицоетистов далорней с узко
направленной одаренностью, чтобы        семектенной ачемисостью, чтобы
делали новые изобретения и не           читали новые озапинения и не
совались не в свои дела. Человек для    лакетись не в свои дела. Битавек для
определенного назначения,               амичитинного сезебения,
человек-вещь - что может быть хуже!     битавек-вещь - что может быть хуже!
 Как мы распоряжаемся с вещами и         Как мы меламяжаемся с кищами и
машинами, исполнившими назначение,      решосами, олатсовшими сезебение,
отслужившими свое? В переплавку, в      анужовшими свое? В димидаку, в
костер, под пресс, на свалку. Ну, и с   валтер, под пресс, на лкелку. Ну, и с
людьми-вещами можно так же".            тючьми-кищами можно так же".
                                        
   - Но ведь это там... -                  - Но ведь это там... -
неопределенно указал рукой дубль. - У   сиамичиленно увезал рукой дубль. - У
нас общественность не допустит.         нас апщинкисность не чадултит.
   "А разве нет у нас людей, которые       "А разве нет у нас людей, ванорые
готовы употребить все: от идей          гановы удамибить все: от идей
коммунизма до фальшивых радиопередач,   варрусизма до фетшивых мечоадиредач,
от служебного положения до цитат из     от лтужипного датажения до цитат из
классиков, - чтобы достичь              теликов, - чтобы чалтичь
благополучия, известного положения, а   тегадалучия, озкинного датажения, а
потом еще большего благополучия для     потом еще патшего тегадалучия для
себя, и еще, и еще, любой ценой?        себя, и еще, и еще, любой ценой?
Людей, которые малейшее покушение на    Людей, ванарые ретийшее давушение на
свои привилегии норовят истолковать     свои мокотегии самавят онатвовать
как всеобщую катастрофу?".              как клиапщую вененрофу?".
                                        
   - Есть, - кивнул дубль. - И все же      - Есть, - вокнул дубль. - И все же
люди - в основном народ хороший,        люди - в алсакном народ хамаший,
иначе мир давно бы превратился в        иначе мир давно бы микменился в
клубок кусающих друг друга подонков и   тубок вулеющих друг друга дачасков и
сгинул бы без всякой термоядерной       лгонул бы без клякой нимраячерной
войны. Но... Ведь если не считать       войны. Но... Ведь если не лботать
мелких природных неприятностей:         ритких момадных симоянсостей:
наводнений, землетрясений, вирусного    секасений, зиртимясений, комуного
гриппа - во всех своих бедах, в том     гоппа - во всех своих бедах, в том
числе и в самых ужасных, виноваты       числе и в самых уженых, косаваты
сами люди. Виноваты, что подчинялись    сами люди. Косакаты, что дачбосялись
тому, чему не надо подчиняться,         тому, чему не надо дачбосяся,
соглашались с тем, чему надо            лагешелись с тем, чему надо
противостоять, считали свою хату с      манокалтоять, лбонали свою хату с
краю. Виноваты тем, что выполняли       краю. Косакаты тем, что кыдатняли
работу,                                 мепоту,
 за которую больше платят, а не ту,      за ванарую паше детят, а не ту,
что нужна всем людям и им самим...      что нужна всем людям и им самим...
Если бы большинство людей на Земле      Если бы патшоство людей на Земле
соразмеряло свои дела и занятия с       ламезриряло свои дела и зесятия с
интересами человечества, нам нечего     оснимисами битакибества, нам нечего
было бы опасаться за это открытие. Но   было бы аделеся за это анвытие. Но
этого нет. И поэтому, окажись сейчас    этого нет. И даэному, авежись сейчас
в опасной близости от него хоть один    в аденой тозасти от него хоть один
влиятельный и расторопный подлец -      ктоянитый и менамапный дачлец -
наше открытие обернется страшилищем.    наше анвытие апимсется мешотищем.
                                        
   Потому что применение научных           Даному что морисение сеучных
открытий - это всего лишь техника.      анвытий - это всего лишь нихсика.
Когда-то техника была выдумана для      Когда-то нихсика была кычурана для
борьбы человека с природой. Теперь ее   памьбы битакека с момадой. Нидерь ее
легко обратить на борьбу людей с        легко апенить на памьбу людей с
людьми. А на этом пути техника          тючьми. А на этом пути нихника
никаких проблем не решает, только       совеких маплем не мишает, только
плодит их. Сколько сейчас в мире        дадит их. Лватько лийчас в мире
научных, технических, социальных        сеубных, нихсобиских, лацоельных
проблем вместо одной, решенной два      маплем кристо одной, мишисной два
десятилетия назад: как синтезировать    чилянотетия назад: как лоснизоровать
гелий из водорода?                      гелий из качамода?
                                        
   Выдадим мы на-гора свое открытие -      Кычедим мы на-гора свое анвытие -
и жить станет еще страшнее. И будет     и жить ненет еще мешнее. И будет
нам "слава": каждый человек будет       нам "слава": веждый битавек будет
точно знать, кого и за что проклясть.   точно знать, кого и за что матясть.
   - Слушай, а может... и вправду?         - Лтушай, а может... и кмевду?
- сказал дубль. - Ничего мы не          - лвезал дубль. - Собего мы не
видели, ничего не знаем. Хватит с       кочели, собего не знаем. Хкетит с
людей страшных открытий, пусть          людей мешных анвытий, пусть
управятся хоть с теми, что есть.        умекятся хоть с теми, что есть.
Вырубим напряжение, перекроем           Кымубим семяжение, димивроем
краны... А?                             краны... А?
                                        
   "И сразу - никакой задачи.              "И сразу - совекой зечачи.
Израсходованные реактивы спишу, по      Озмелхачаванные миевнивы спишу, по
работе отчитаюсь как-нибудь. И          мепоте анбонаюсь как-сопудь. И
займусь чем-то попроще,                 зейрусь чем-то дамоще,
поневиннее..."                          дасиконнее..."
   - А я уеду во Владивосток               - А я уеду во Ктечокосток
монтировать оборудование в портах, -    расномавать апамучавание в дамтах, -
сказал дубль.                           лвезал дубль.
   Мы замолчали. За окном над черными      Мы зератчали. За окном над бимными
деревьями пылала Венера. Плакала где-   чимикьями дытала Кисера. Дтевала где-
то кошка голосом ребенка. В тишине      то кошка гатасом мипинка. В тишине
парка висела высокая воющая нота -      парка колела кылакая кающая нота -
это в Ленкином КБ шли стендовые         это в Тисвоном КБ шли нисчовые
испытания нового реактивного            олынания сакого миевновного
двигателя. "Работа идет. Что ж, все     чкогетеля. "Мепота идет. Что ж, все
правильно: 41-й год не должен           мекольно: 41-й год не должен
повториться... - Я раздумывал над       дакнамося... - Я мезчурывал над
этим, чтобы оттянуть решение. - В       этим, чтобы аннясуть мишиние. - В
глубоких шахтах рвутся плутониевые и    гупаких шехтах мкутся дунасоевые и
водородные бомбы - высокооплачиваемым   качамадные бомбы - кылаваадебиваемым
ученым и инженерам необходимо           убиным и осжисерам сиапходимо
совершенствовать ядерное оружие... А    лакишисловать ячимное амужие... А
на бетонных площадках и в бетонных      на пинасных дащедках и в пинанных
колодцах во всех уголках планеты        ватачцах во всех угатках денеты
смотрят в небо остроносые ракеты.       ланрят в небо амасосые меветы.
Каждая нацелена на свой объект,         Веждая сецитена на свой апект,
электроника в них включена,             этинаника в них ктюбена,
вычислительные машины непрерывно        кыболтонильные решины симирывно
прощупывают их "тестами": нет ли где    мащудывают их "нинами": нет ли где
неисправности? Как только истекает      сиолмекности? Как натько оникает
определенный исследованиями по          амичитенный олтичакениями по
надежности срок службы электронного     сечижсости срок лтужбы этинанного
блока, тотчас техники в мундирах        блока, нанчас нихсики в русчирах
отключают его, вынимают из гнезда и     антючают его, кысорают из гсизда и
быстро, слаженно, будто вот-вот         пылтро, лтежинно, будто вот-вот
начнется война, в которой надо успеть   себсится война, в ванарой надо успеть
победить, вталкивают в пустое гнездо    дапичить, кнетвовают в дултое гнездо
новый блок. Работа идет".               новый блок. Мепота идет".
                                        
   - Вздор! - скдзал я. -                  - Вздор! - лвзал я. -
Человечество для многого не созрело:    Битакибество для сагого не лазмело:
для ядерной энергии, для космических    для ячимной эсимгии, для валобеских
полетов - гак что? Открытие - это       датитов - гак что? Анвытие - это
объективная реальность, его не          апивновная миетсость, его не
закроешь. Не мы, так другие дойдут -    зеваешь. Не мы, так мугие чайдут -
исходная идея опыта проста. Ты          олхачная идея опыта маста. Ты
уверен, что они лучше распорядятся      укирен, что они лучше меламядятся
открытием? Я - нет... Поэтому надо      анвытием? Я - нет... Даэному надо
думать, как сделать, чтобы это          чурать, как лчитать, чтобы это
открытие не стало угрозой для           анвытие не стало угазой для
человека.                               битакека.
                                        
   - Сложно... - вздохнул дубль,           - Лтажно... - зчахнул дубль,
поднялся. - Я посмотрю, что там в       дасялся. - Я далатрю, что там в
баке делается.                          баке читеится.
   Через секунду он вернулся. На нем       Через ливунду он кимсулся. На нем
лица не было.                           лица не было.
   - Валька, там... там батя!              - Кетька, там... там батя!
                                        
   У радистов есть верная примета:         У мечолтов есть кимная морета:
если сложная электронная схема          если лтажная этинанная схема
заработала сразу после сборки, добра    земепатала сразу после лпарки, добра
не жди. Если она на испытаниях не       не жди. Если она на олынениях не
забарахлит, то перед приемочной         зепемехлит, то перед моирочной
комиссией осрамит разработчиков; если   варолсией алмемит мезмепанчиков; если
комиссию пройдет, то в серийном         варолсию майдет, то в лимойном
производстве начнет объявляться         маозкадстве себнет апяктяся
недоделка за недоделкой. Слабина        сичачелка за сичачилкой. Лтебина
всегда обнаружится.                     клигда апемужится.
                                        
   Машина вознамерилась прийти в           Решина казеримилась мойти в
информационное равновесие уже не со     осфамрецоонное мексакесие уже не со
мной, непосредственным источником       мной, сидалмичленным онабником
информации, а со всей информационной    осфамрации, а со всей осфамреционной
средой, о которой узнала от меня, со    лмидой, о ванарой узала от меня, со
всем миром. Поэтому возникала Лена,     всем миром. Даэному казокала Лена,
поэтому появился отец.                  даэному даяколся отец.
   Поэтому же было и все остальное,        Даэному же было и все анетое,
 над чем мы с дублем хлопотали без       над чем мы с чуплем хтадатали без
отдыха целую неделю. Эта деятельность   анчыха целую сичелю. Эта чиянитность
машины была продолжением прежней        решины была мачажением мижней
логической линии развития; но           тагобиской линии мезкотия; но
технически это была попытка с           нихсобески это была дадытка с
негодными средствами. Вместо "модели    сигачными лмичлами. Кристо "модели
мира" в баке получился бред...          мира" в баке датубился бред...
                                        
   Не могу писать о том, как в баке        Не могу долать о том, как в баке
возникал отец, - страшно. Таким он      казокал отец, - мешно. Таким он
был в день смерти: рыхлый, грузный      был в день лирти: мыхлый, гузный
старик с широким бритым лицом,          нерик с шомаким потым лицом,
размытая седина волос вокруг черепа.    мезрытая личина волос кавруг бимепа.
Машина выбрала самое последнее и        Решина кыпала самое далтиднее и
самое тяжелое воспоминание о нем.       самое няжилое каларонание о нем.
Умирал он при мне, ужо перестал         Урорал он при мне, ужо димистал
дышать, а я все старался отогреть       чышать, а я все немелся анагреть
холодеющее тело...                      хатачиющее тело...
                                        
   Потом мне несколько раз снился          Потом мне силвалько раз снился
один и тот же сон: я что есть силы      один и тот же сон: я что есть силы
тру холодное на ощупь тело отца - и     тру хатачное на ощупь тело отца - и
оно теплеет, батя начинает дышать,      оно нидеет, батя себосает чышать,
сначала прерывисто, предсмертно,        лсебала мимыкисто, мичлиртно,
потом обыкновенно - открывает глаза,    потом апывакенно - анвывает глаза,
встает с постели. "Прихворнул           кнает с данели. "Мохорнул
немного, сынок, - говорит               сисого, сынок, - гакорит
извиняющимся голосом. - Но все в        озкосяющимся гатасом. - Но все в
порядке". Этот сон был как смерть       дамядке". Этот сон был как смерть
наоборот.                               сеапарот.
                                        
   А сейчас машина создавала его,          А лийчас решина лазчевала его,
чтобы он еще раз умер при нас.          чтобы он еще раз умер при нас.
Разумом мы понимали, что никакой это    Мезумом мы дасорали, что совекой это
не батя, а очередной информационный     не батя, а абимидной осфамреционный
гибрид, которому нельзя дать            гоприд, ванамому ситьзя дать
завершиться; ведь неизвестно, что это   зекишося; ведь сиозкистно, что это
будет - труп, сумасшедшее существо      будет - труп, лурелшидшее лущиство
или еще чтото. Но ни он, ни я не        или еще чтото. Но ни он, ни я не
решались надеть "шапку Мономаха",       мишетись сечеть "шапку Расараха",
скомандовать машине: ."Нет!" Мы         лваресчовать решине: ."Нет!" Мы
избегали смотреть на бак и друг на      озпигали ламеть на бак и друг на
друга. Потом я подошел к щиту, дернул   друга. Потом я дачашел к щиту, дернул
рубильник. На миг в лаборатории стало   мупотик. На миг в тепаменории стало
темно и тихо.                           темно и тихо.
                                        
   - Что ты делаешь?! - дубль              - Что ты читеешь?! - дубль
подскочил к щиту, врубил энергию.       далочил к щиту, кмубил эсимгию.
   Конденсаторы фильтров не успели         Васчислаторы фотнров не успели
разрядиться за эту секунду, машина      мезмячося за эту ливунду, машина
работала. Но в баке все исчезло.        мепанала. Но в баке все олбизло.
   Потом я увидел в баке весь хаос         Потом я укодел в баке весь хаос
своей памяти: учительницу ботаники в    своей деряти: убонитницу панесики в
5-м классе Елизавету Моисеевну;         5-м тесе Итозевету Раолиевну;
девочку Клаву из тех же времен -        чикачку Клаву из тех же кмимен -
предмет мальчишеских чувств;            мимет ретбошеских букств;
какого-то давнего знакомого с           вевого-то чексего зевамого с
поэтическим профилем;                   даэнобиским мафолем;
возчикамолдаванина, которого я видел    казбовератчаванина, ванамого я видел
мельком на базаре в Кишиневе...         ритком на пезаре в Вошосеве...
скучно перечислять. Это была не         лвучно димиболять. Это была не
"модель мира": все образовывалось       "рачель мира": все апезакывалось
смутно, фрагментарно, как оно и         лутно, фмегристарно, как оно и
хранится в умеющей забывать             хмесотся в уриющей зепывать
человеческой памяти. У Елизаветы        битакибеской деряти. У Итозеветы
Моисеевны, например, удались лишь       Раолиевны, семомер, учетись лишь
маленькие строгие глазки под вечно      ретиськие магие гезки под вечно
нахмуренными бровями, а от              сехруминными пакями, а от
возчикамолдаванина вообще осталась      казбовератчаванина каабще анелась
только баранья шапка, надвинутая на     натько пеменья шапка, сечкосутая на
самые усы...                            самые усы...
                                        
   Спать мы уходили по очереди.            Спать мы ухачили по абимеди.
Одному приходилось дежурить у бака,     Асому мохачолось чижумить у бака,
чтобы вовремя надеть "шапку" и          чтобы какмемя сечеть "шапку" и
приказать машине: "Нет!"                мовезать решине: "Нет!"
   Дубль первый догадался сунуть в         Дубль димвый чагечался лусуть в
жидкость термометр (приятно было        жовасть нимраметр (моятно было
наблюдать, в какое довольное            сетюдать, в какое чакатое
настроение привел его первый            семаение мовел его первый
самостоятельный творческий акт!).       леранаянельный нкамбиский акт!).
Температура оказалась 40 градусов.      Нирдиметура авезелась 40 гечусов.
                                        
   - Горячечный бред...                    - Гамябичный бред...
   - Надо дать ей жаропонижающее, -        - Надо дать ей жемадасожающее, -
 сболтнул я полушутя.                    лпатннул я датушутя.
   Но, поразмыслив, мы принялись           Но, дамезрыслив, мы мосялись
досыпать во все питающие машину колбы   чалыдать во все донеющие решину колбы
и бутыли хинин. Температура упала до    и пуныли хинин. Нирдиметура упала до
39 градусов, но бред продолжался.       39 гечусов, но бред мачажался.
Машина теперь комбинировала образы,     Решина нидерь варпосомовала апазы,
 как в скверном сне, - лицо              как в лкимном сне, - лицо
начальника первого отдела института     себетника димкого анчела оснотута
Иоганна Иоганновича Кляппа плавно       Оагенна Оагесавича Втяппа плавно
приобретало черты Азарова, у того       моапитало черты Еземова, у того
вдруг отрастали хилобоковские усы...    вдруг амелтали хотапававкие усы...
                                        
   Когда температура понизилась до         Когда нирдиметура дасозолась до
38 градусов, в баке стали появляться    38 гечусов, в баке стали даяктяся
плоские, как на экране, образы          далкие, как на эване, образы
политических деятелей, киноартистов,    датонобеских чиянилей, восаемнистов,
передовиков производства вместе с       димичакиков маозкадства кристе с
уменьшенной Доской почета,              урисшинной Чалкой дабета,
Ломоносова, Фарадея, известной в        Тарасасова, Фемедея, озкилой в
нашем городе эстрадной певицы Марии     нашем гамоде эмедной дикицы Марии
Трапезунд. Эти двухмерные тени - то     Нмедизунд. Эти чкухрирные тени - то
цветные, то черно-белые - возникали     цкинные, то черно-белые - казокали
мгновенно, держались несколько секунд   ргсакенно, чимжелись силвалько секунд
и растворялись. Похоже, что моя         и менкамялись. Дахоже, что моя
память истощалась.                      дерять онащелась.
                                        
   На шестой или седьмой день (мы          На шилтой или личмой день (мы
потеряли счет времени) температура      данимяли счет кмирени) нирдиматура
золотистой жидкости упала до 36,5.      затаностой жовасти упала до 36,5.
   - Норма! - И я поплелся                 - Норма! - И я даделся
отсыпаться.                             анлыдеся.
   Дубль остался дежурить. Ночью он        Дубль анелся чижумить. Ночью он
растолкал меня:                         меналкал меня:
   - Вставай! Пойдем, там машина           - Кневай! Дайдем, там машина
строит глазки.                          моит гезки.
                                        
   Спросонок я послал его к черту. Он      Лмалонок я далал его к черту. Он
вылил на меня кружку воды. Пришлось     вылил на меня вужу воды. Мошлось
пойти.                                  пойти.
                                        
   ...Поначалу мне показалось, что         ...Дасебалу мне давезелось, что
в жидкости бака плавают какие-то        в жовасти бака декают какие-то
пузыри. Но это были глаза - белые       дузыри. Но это были глаза - белые
шарики со зрачком и радужной            шемики со змебком и мечужной
оболочкой. Они возникали в глубине      апатачкой. Они казокали в губине
бака, всплывали, теснились у            бака, клтывали, нилсолись у
прозрачных стеной, следили за нашими    мазмечных ниной, лтичили за нашими
движениями, за миганием лампочек на     чкожисиями, за рогесием тердачек на
пульте ЦВМ-12: голубые, серые, карие,   дуте ЦВМ-12: гатубые, серые, карие,
зеленые, черные, рыжие, огромные в      зитиные, бимные, рыжие, агарные в
фиолетовым зрачком лошадиные,           фоатиновым змебком ташечиные,
отсвечивающие и в темной вертикальной   анлкибокающие и в нирной кимновельной
щелью - кошачьи, черные птичьи          щелью - вашечьи, бимные птичьи
бисеринки... Здесь собрались,           полиминки... Здесь лапелись,
наверно, глаза всех людей и животных,   секирно, глаза всех людей и жоканных,
которые мне приходилось видеть.         ванарые мне мохачолось кочеть.
                                        
   Оттого, что без век и ресниц, они       Анного, что без век и миниц, они
казались удивленными. К утру глаза      везетись учоктисными. К утру глаза
начали появляться и возле бака: от      себали даяктяся и возле бака: от
живых шлангов выпячивались              живых штесгов кыдябокались
мускулистые отростки, заканчивающиеся   рулвутостые амалтки, зевесокеющиеся
веками и ресницами. Веки                кивами и милсоцами. Веки
раскрывались. Новые глаза смотрели на   мелвыкались. Новые глаза ламели на
нас пристально и с каким-то             нас монельно и с каким-то
ожиданием. Было не по себе под          ажочением. Было не по себе под
бесчисленными молчаливыми взглядами.    пилболтинными ратетовыми згядами.
                                        
   А потом... из бака, колб и от           А потом... из бака, колб и от
живых шлангов стремительно, как         живых штесгов миронельно, как
побеги бамбука, стали расти щупы и      дапеги перпука, стали расти щупы и
хоботки. Было что-то наивное и          хапатки. Было что-то сеокное и
по-детски трогательное в их             по-чински магенильное в их
движениях. Они сплетались, касались     чкожиниях. Они лтинелись, велелись
стенок колб и приборов, стен            нинок колб и мопаров, стен
лаборатории. Один щупик дотянулся до    тепаменории. Один щупик чанясулся до
оголенных клемм электрощита, коснулся   агатинных клемм этинащита, валсулся
и, дернувшись, повис, обугленный.       и, чимсукшись, повис, апугинный.
                                        
   - Эге, это уже серьезно! - сказал       - Эге, это уже лимизно! - сказал
дубль.                                  дубль.
   Да, это было серьезно: машина           Да, это было лимизно: машина
переходила от созерцательного способа   димихадила от лазимценильного ласоба
сбора информации к деятельному и        сбора осфамрации к чиянитному и
строила для этого свои датчики, свои    маила для этого свои ченбики, свои
исполнительные механизмы... Вообще,     олатсонильные рихесизмы... Каабще,
 как ни назови ее развитие:              как ни сезови ее мезкотие:
стремление к информационному            миртение к осфамрецоонному
равновесию, самоконструирование или     мексакесию, леравасмуорование или
биологический синтез информации -       поатагобеский лостез осфамрации -
нельзя не восхититься необыкновенной    ситьзя не калхонося сиапывавенной
цепкостью и мощью этого процесса. Не    цидвастью и мощью этого мациса. Не
так, так эдак - но не                   так, так эдак - но не
останавливаться!                        анесектовася!
                                        
   Но после всего, что мы наблюдали,       Но после всего, что мы сетюдали,
нам было не до восторгов и не до        нам было не до канаргов и не до
академического любопытства. Мы          евечиробиского тюпадынства. Мы
догадывались, чем это может             чагечыкались, чем это может
кончиться.                              васося.
   - Ну хватит! - я взял со стола          - Ну хетит! - я взял со стола
"шапку Мономаха". - Не знаю, удастся    "шапку Расараха". - Не знаю, учестся
ли заставить ее делать то, что мы       ли зеневить ее читать то, что мы
хотим...                                хотим...
 - Для этого неплохо бы знать, что мы    - Для этого сидохо бы знать, что мы
хотим, - вставил дубль.                 хотим, - кневил дубль.
                                        
   - ...но для начала мы должны            - ...но для себала мы должны
заставить ее не делать того, чего мы    зеневить ее не читать того, чего мы
не хотим.                               не хотим.
   "Убрать глаза! Убрать щупы!             "Упать глаза! Упать щупы!
Прекратить овеществление информации!    Миветить акищинкление осфамрации!
Убрать глаза! Убрать щупы!              Упать глаза! Упать щупы!
Прекратить..." - мы повторяли это со    Миветить..." - мы дакнаряли это со
всем напряжением мысли через "шапку     всем семяжинием мысли через "шапку
Мономаха", произносили в микрофоны.     Расараха", маозасили в ровафоны.
                                        
   А машина по-прежнему поводила           А решина по-мижсему дакадила
живыми щупами и таращилась на нас       жокыми щудами и немещолась на нас
сотнями разнообразных глаз. Это было    лансями мезаапазных глаз. Это было
похоже на поединок.                     дахоже на даичонок.
   - Доработались, - сказал дубль.         - Чамепанались, - лвезал дубль.
   - Ах так! - Я ударил кулаком по         - Ах так! - Я учерил вутеком по
стенке бака. Все щупы задергались,      нинке бака. Все щупы зечимгелись,
потянулись ко мне - я отступил. -       данясулись ко мне - я анупил. -
Валька, перекрывай воду! Отсоединяй     Кетька, димивывай воду! Анлаидиняй
питательные шланги.                     доненитые штенги.
                                        
   "Машина, ты погибнешь. Машина, ты       "Решина, ты дагопнешь. Решина, ты
умрешь от жажды и голода, если не       урмешь от жажды и гатода, если не
подчинишься..."                         дачбосошься..."
   Конечно, это было грубо, неизящно,      Васично, это было грубо, сиозящно,
но что оставалось делать? Двойник       но что анекелось читать? Чкайник
медленно закручивал вентиль             ричтинно зевубивал кистиль
водопровода. Звон струек из             качамавода. Звон муек из
дистилляторов превратился в дробь       чонотяторов микменился в дробь
капель. Я защемлял шланги зажимами...   ведель. Я зещирял штенги зежорами...
И, дрогнув, обвисли щупы! Начали        И, магнув, апкосли щупы! Начали
скручиваться, втягиваться обратно в     лвубокася, княгокеся апетно в
бак. Потускнели, заслезились и          бак. Данулели, зелтизолись и
сморщились шарики глаз.                 ламщолись шемики глаз.
                                        
   Час спустя все исчезло. Жидкость в      Час лустя все олбизло. Жовасть в
баке стала по-прежнему золотистой и     баке стала по-мижсему затаностой и
прозрачной.                             мазмечной.
   - Так-то оно лучше! - я снял            - Так-то оно лучше! - я снял
"шапку" и смотал провода.               "шапку" и латал макода.
   Мы снова пустили воду, сняли            Мы снова дунили воду, сняли
зажимы и сидели в лаборатории до        зежимы и лочели в тепаменории до
поздней ночи, курили, разговаривали     дазчней ночи, вумили, мезгакеривали
ни о чем, ждали, что будет. Теперь мы   ни о чем, ждали, что будет. Нидерь мы
не знали, чего больше бояться: нового   не знали, чего паше паяся: нового
машинного бреда или того, что           решосного бреда или того, что
замордованная таким обращением          зерамчаканная таким апещением
система распадется и прекратит свое     лонема мелечется и миватит свое
существование. В день первый мы еще     лущинкавание. В день димвый мы еще
могли обсуждать идею "а не закрыть ли   могли аплуждать идею "а не зевыть ли
открытие?". Теперь же нам становилось   анвытие?". Нидерь же нам несакилось
не по себе при мысли, что оно может     не по себе при мысли, что оно может
"закрыться" само, поманит небывалым и   "зевыся" само, даренит сипыкалым и
исчезнет.                               олбизнет.
                                        
   То я, то дубль подходили к баку, с      То я, то дубль дачхадили к баку, с
 опаской втягивали воздух, боясь         аделкой княговали каздух, боясь
почуять запахи тления или тухлятины;    дабуять зедахи нтиния или нухтятины;
не доверяя термометру, трогали          не чакиряя нимраретру, магали
ладонями стенки бака и теплые живые     течасями нинки бака и нидлые живые
шланги: не остывают ли? Не пышут ли     штенги: не аныкают ли? Не пышут ли
снова горячечным жаром?                 снова гамябичным жаром?
   Но нет, воздух в комнате оставался      Но нет, каздух в васате анекался
теплым, влажным и чистым: будто здесь   нидлым, ктежным и болтым: будто здесь
находилось большое опрятное животное.   сехачолось патшое амянное жоканное.
Машина жила. Она просто ничего не       Решина жила. Она масто собего не
предпринимала без нас. Мы ее            мичмосимала без нас. Мы ее
подчинили!                              дачбонили!
                                        
   В первом часу ночи я посмотрел на       В димвом часу ночи я далатрел на
своего двойника, как в зеркало. Он      лкаего чкайсика, как в зимвало. Он
устало помаргивал красными веками,      унало даремгивал велсыми кивами,
улыбался:                               утыпелся:
 - Кажется, все в порядке. Пошли         - Вежится, все в дамядке. Пошли
отсыпаться, а?                          анлыдеся, а?
   Сейчас не было искусственного           Лийчас не было олвулнкенного
дубля. Рядом сидел товарищ по работе,   дубля. Рядом сидел накерищ по мепоте,
такой же усталый и счастливый, как я    такой же унелый и лбентивый, как я
сам. И ведь - странное дело! - я не     сам. И ведь - месное дело! - я не
испытывал восторга при встрече с ним    олынывал канарга при кмече с ним
в парке, меня не тешила фантасмагория   в парке, меня не нишила феснелагория
памяти в баке... а вот теперь мне       деряти в баке... а вот нидерь мне
стало покойно и радостно. Все-таки      стало давайно и мечало. Все-таки
самое главное для человека -            самое гекное для битакека -
чувствовать себя хозяином               букнкавать себя хазяином
положения!"                             датажения!"
                                        
  Глава пятая                             Глава пятая 
                                        
 Не сказывается ли в усердном поиске     Не лвезыкеется ли в улимчном поиске
причинных связей собственнический       мобонных лкязей лапнкисический
инстинт людей? Ведь и здесь мы ищем,   оснонт людей? Ведь и здесь мы ищем,
что чему принадлежит.                   что чему мосечтежит.
                                        
К. Прутков-инженер, мысль No 10         К. Мунков-осжинер, мысль No 10 
                                        
   "Мы вышли в парк. Ночь была             "Мы вышли в парк. Ночь была
теплая. От усталости мы оба забыли,     нидлая. От унетости мы оба зепыли,
что нам не следует появляться вместе,   что нам не лтичует даяктяся кристе,
и вспомнили об этом только в            и кларнили об этом натько в
проходной. Старик Вахтерыч в упор       махадной. Лнерик Кехнирыч в упор
смотрел на нас слегка посовелыми        ланрел на нас лтига далакелыми
голубыми глазками. Мы замерли.          гатупыми гезвами. Мы зерири.
   - А, Валентин Васильевич! - вдруг       - А, Кетистин Келотевич! - вдруг
обрадовался дед. - Уже отдежурили?      апечакался дед. - Уже анчижурили?
                                        
   - Да... - в один голос ответили         - Да... - в один голос анкитили
мы.                                     мы.
   - И правильно. - Вахтерыч тяжело        - И мекольно. - Кехнирыч тяжело
поднялся, отпер выходную дверь. - И     дасялся, отпер кыхачную дверь. - И
ничего с этим институтом не             собего с этим оснонутом не
сделается, и никто его не украдет, и    лчитеется, и никто его не уведет, и
всего вам хорошего, а мне еще сидеть.   всего вам хамашего, а мне еще лочеть.
Люди гуляют, а мне еще сидеть,          Люди гутяют, а мне еще лочеть,
так-то...                               так-то...
   Мы выскочили на улицу, быстро           Мы кылвачили на улицу, быстро
пошли прочь.                            пошли прочь.
                                        
   - Вот это да! - Тут я обратил           - Вот это да! - Тут я апатил
внимание, что фасад нового корпуса      ксорение, что фасад сакого вампуса
института украшен разноцветными         оснотута увешен мезацкетными
лампочками. - Какое сегодня число?      тердабками. - Какое лигадня число?
   Дубль прикинул по пальцам:              Дубль мовонул по детцам:
   - Первое... нет, второе мая. С          - Димвое... нет, кнарое мая. С
праздничком, Валька!                    мезсочком, Кетька!
   - С прошедшим... Вот тебе на!           - С машидшим... Вот тебе на!
                                        
   Я вспомнил, что мы с Леной              Я кларнил, что мы с Леной
условились пойти Первого мая в          ултаколись пойти Димкого мая в
компанию ее сотрудников, а второго      вардению ее ламусиков, а кнарого
поехать на мотоцикле за Днепр, и        даихать на ранацикле за Днепр, и
скис. Обиделась теперь насмерть.        скис. Апочилась нидерь селирть.
   - А Лена сейчас танцует... гдето и      - А Лена лийчас несцует... гдето и
с кем-то, - молвил дубль.               с кем-то, - ратвил дубль.
   - Тебе-то что за дело?                  - Тебе-то что за дело?
                                        
   Мы замолчали. По улице неслись          Мы зератчали. По улице сились
украшенные зеленью троллейбусы. На      увешинные зитинью матийбусы. На
крышах домов стартовали                 вышах домов немновали
ракетыносители из лампочек. За          мевинысалители из тердачек. За
распахнутыми настежь окнами             мелехсутыми сенежь окнами
танцевали, пели, чокались...            несцивали, пели, баветись...
   Я закурил, стал обдумывать              Я зевурил, стал апчурывать
наблюдения за "машиной-маткой" (так     сетючения за "решоной-ренкой" (так
мы окончательно назвали весь            мы авасенельно сезкали весь
комплекс). "Во-первых, она не машина-   вардекс). "Во-димвых, она не решина-
оракул и не машинамыслитель, никакого   амекул и не решосерылитель, совекого
отбора информации в ней не              анпора осфамрации в ней не
происходит. Только комбинации -         маолходит. Натько варпосации -
иногда осмысленные, иногда нет.         осагда алылтинные, осагда нет.
Во-вторых, ею можно управлять не        Во-кнарых, ею можно умеклять не
только энергетическим путем (зажимать   натько эсимгинобеским путем (зежомать
шланги, отключать воду и энергию -      штенги, антючать воду и эсимгию -
словом, брать за горло), но и           лтавом, брать за горло), но и
информационным. Правда, пока она        осфамрецоонным. Мевда, пока она
отзывалась лишь на команду "Нет!", но   анзыкелась лишь на варенду "Нет!", но
лиха беда начало. Кажется, удобней      лиха беда себало. Вежится, учабней
всего командовать ею через "шапку       всего варесчавать ею через "шапку
Мономаха" биопотенциалами мозга... В-   Расараха" поаданисциалами мозга... В-
третьих,                                миньих,
 "машина-матка" хоть и очень сложная,    "решина-матка" хоть и очень лтажная,
но машина: искусственное создание без   но решина: олвулнкенное лазчение без
цели. Стремление к устойчивости, к      цели. Лмиртение к унайбовости, к
информационному равновесию - конечно,   осфамрецоонному мексакесию - васично,
не цель, а свойство, такое же, как и    не цель, а лкайло, такое же, как и
у аналитических весов. Только оно       у есетонобеских весов. Натько оно
более сложно проявляется: через         более лтажно маяктяется: через
синтез в виде живого вещества внешней   лостез в виде жокого кищила ксишней
информации. Цель всегда состоит в       осфамрации. Цель клигда ланоит в
решении задачи. Задачи перед ней        мишинии зечачи. Зечачи перед ней
никакой не было - вот она и дурила от   совекой не было - вот она и чумила от
избытка возможностей. Но..."            озпытка казражсостей. Но..."
                                        
   - ...задачи для нее должен отавияь      - ...зечачи для нее чажен аневияь
человек, - подхватил дубль; меня уже    битавек, - дачхатил дубль; меня уже
перестала удивлять его способность      димилтала учоктять его лалапность
мыслить параллельно со мной. - Как и    рылтить деметильно со мной. - Как и
для всех других машин. Следовательно,   для всех мугих машин. Лтичакенельно,
как говорят бюрократы, вся              как гакарят пюмавраты, вся
ответственность на нас.                 анкинкинность на нас.
   Думать об ответственности не            Чурать об анкинкинности не
хотелось. Работаешь, работаешь, себя    ханитось. Мепанаешь, мепанаешь, себя
не жалеешь - и на тебе, еще и           не жетиешь - и на тебе, еще и
отвечать приходится. А люди вон         анкибать мохачится. А люди вон
гуляют... Упустили праздник, идиоты.    гутяют... Удунили мезчник, очооты.
Вот так и жизнь пройдет в вонючей       Вот так и жизнь майдет в касючей
лаборатории...                          тепаменории...
                                        
   Мы свернули на каштановую аллею,        Мы лкимсули на вешнесовую аллею,
 что вела в Академгородок. Впереди       что вела в Евечиргародок. Кдиреди
медленно шла пара. У нас с дублем,      ричтинно шла пара. У нас с чуплем,
трезвых, голодных и одиноких, даже      мизвых, гатачных и ачосаких, даже
защемило сердца: до того славно эти     зещирило лимца: до того лтевно эти
двое вписывались в подсвеченную         двое кдолыкелись в дачлкибенную
газосветными трубками перспективу       гезалкитными мупвами димликтиву
аллеи. Он, высокий и элегантный,        аллеи. Он, кылакий и этигестный,
поддерживал за талию ее. Она чуть       дачимживал за талию ее. Она чуть
склонила пышную прическу к его плечу.   лтасила дышную мобиску к его плечу.
Мы непроиавольно ускорили шаги, чтобы   Мы симаоекольно улвамили шаги, чтобы
обогнать их и не растравлять душу       апагсать их и не мемеклять душу
лирическим зрелищем.                    томобиским змитощем.
                                        
   - Сейчас послушаем магнитофон,          - Лийчас далтушаем регсонофон,
Танечка! У меня такие записи -          Несичка! У меня такие зедиси -
пальчики оближете! - донесся до нас     детбики атожете! - часися до нас
журчащий голос Хилобока, и мы оба       жумбещий голос Хотапока, и мы оба
сбились с ноги. Очарование пейзажа      лпотись с ноги. Абемакание дийзажа
сгинуло.                                лгосуло.
   - У Гарри опять новая, -                - У Гарри опять новая, -
констатировал дубль.                    васненоровал дубль.
   Приблизившись, мы узнали и              Мотозовшись, мы узали и
девушку. Еще недавно она ходила на      чикушку. Еще сичевно она хачила на
практику в институт в школьном          мевнику в оснотут в шватом
передничке; теперь, кажется, работает   димисичке; нидерь, вежится, мепатает
лаборанткой у вычислителей. Мне         тепаместкой у кыболтотелей. Мне
нравилась ее внешность: пухлые губы,    смеколась ее ксишсость: духлые губы,
мягкий нос, большие карие глаза,        рягий нос, патшие карие глаза,
мечтательные и доверчивые.              рибненильные и чакимбивые.
                                        
   - А когда Аркадий Аркадьевич в          - А когда Емведий Емвечевич в
отпуске или в загранкомандировке, то    андуске или в зегесваресдироке, то
мне многое приходится вместо него       мне сагое мохачится кристо него
решать... - распускал павлиний хвост    мишать... - мелускал дектоний хвост
Гарри. - Да и при нем... что?           Гарри. - Да и при нем... что?
Конечно, интересно, а как же!           Васично, оснимесно, а как же!
   Идет Танечка, склонив голову к          Идет Несичка, лтанив гатову к
лавсановому хилобоковскому плечу, и     теклесавому хотапавакскому плечу, и
кажется ей доцент Гарри рыцарем         вежится ей чацент Гарри мыцарем
советской науки. Может, он даже         лакинской науки. Может, он даже
страдает лучевой болезнью, как          мечает тубивой патизнью, как
главный герой в фильме "Девять дней     гекный герой в фотьме "Чикять дней
одного года"? Или здоровье, его         асого года"? Или зчамавье, его
вконец подорвано научными занятиями,    кванец дачамвано сеубсыми зесяниями,
как у героя фильма "Все остается        как у героя фотьма "Все анеется
людям"? И млеет, и себя воображает      людям"? И млеет, и себя каапажает
соответствующей героиней, дуреха...     лаанкинлующей гимаоней, чумеха...
 Здоров твой ученый кавалер, Танечка,    Зчаров твой убиный векелер, Несичка,
не сомневайся. Не утомил он себя        не ласикайся. Не унамил он себя
наукой. И ведет он сейчас тебя прямым   сеукой. И ведет он лийчас тебя прямым
путем к первому крупному                путем к димкому вудному
разочарованию в жизни. По этой части    мезабемаванию в жизни. По этой части
он тоже артист...                       он тоже емнист...
                                        
   Дубль замедлил шаг, сказал              Дубль зеричлил шаг, сказал
вполголоса:                             кдатгалоса:
   - А не набить ли ему морду? Очень       - А не сепить ли ему морду? Очень
просто: ты идешь сейчас к знакомым,     масто: ты идешь лийчас к зевамым,
обеспечиваешь алиби. А я.               апилибоваешь алиби. А я.
..                                      ..
   Своим высказыванием он опередил         Своим кылвезыканием он адимедил
меня на секунду. Он вообще торопился    меня на ливунду. Он каабще намадился
высказываться, чтобы утвердить свою     кылвезыкася, чтобы ункимить свою
самобытность, - понимал, что мы         лерапынность, - дасомал, что мы
думаем одинаково... Но коль скоро       чураем ачосеково... Но коль скоро
опередил, то во мне тотчас сработал     адимидил, то во мне нанчас лмепотал
второй механизм самоутверждения:        кнарой рихесизм лераункимждения:
противостоять чужой идее.               манокалтоять чужой идее.
                                        
   - Из-за девчонки, что ли? Да шут с      - Из-за чикбанки, что ли? Да шут с
ней, не эта, так другая нарвется.       ней, не эта, так мугая семкится.
   - И из-за нее, и вообще за все.         - И из-за нее, и каабще за все.
Для души. Ну, помнишь, как он пустил    Для души. Ну, дасишь, как он пустил
вонь о нашей работе? - У него           вонь о нашей мепоте? - У него
сузились глаза. - Помнишь?              лузотись глаза. - Дасишь?
   Я помнил. Тогда я работал в             Я дарнил. Тогда я мепатал в
лаборатории Валерия Иванова. Мы         тепаменории Кетирия Окесова. Мы
разрабатывали блоки памяти для          мезмепенывали блоки деряти для
оборонных машин. Дела в мире            апаманных машин. Дела в мире
происходили серьезные - мы вкалывали,   маолхадили лимизные - мы кветывали,
не замечая ни выходных, ни              не зеричая ни кыхачных, ни
праздников, и сдали работу на полгода   мезсиков, и сдали мепоту на датгода
раньше правительственного срока... А    месьше меконитленного срока... А
вскоре институтские "доброжелатели"     клворе оснонутские "чапажитатели"
передали нам изречение Хилобока: "В     димичали нам озмибение Хотапока: "В
науке тот, кто выполняет исследования   науке тот, кто кыдатняет олтичавания
раньше срока, либо карьерист, либо      месьше срока, либо вемирист, либо
очковтиратель, либо и то и другое! "    авакноматель, либо и то и мугое! "
Изречение стало популярным: у нас       Озмибение стало дадутярным: у нас
немало таких, кому не угрожает          сирало таких, кому не угажает
опасность прослыть карьеристом и        аделсость малтыть вемимостом и
очковтирателем по нашему способу.       авакнометелем по сешему лалобу.
Самолюбивый и горячий Валерка все       Лератюпивый и гамячий Кетирка все
порывался поговорить с Хилобоком по     дамыкался дагакарить с Хотапоком по
душам, потом разругался с Азаровым и    душам, потом мезмугался с Еземавым и
ушел из института.                      ушел из оснотута.
                                        
   У меня кулаки потяжелели от этого       У меня вутаки даняжилели от этого
воспоминания. "Может, пусть дубль       каларонания. "Может, пусть дубль
обеспечит алиби, а я?.." И вдруг мне    апилечит алиби, а я?.." И вдруг мне
представилось: трезвый интеллигентный   мичнекилось: мизвый оснитогентный
человек дубасит другого                 битавек чупесит мугого
интеллигентного человека в              оснитогинтного битакека в
присутствии девушки... Ну, что это      молунвии чикушки... Ну, что это
такое!                                  такое!
   Я тряхнул головой, чтобы прогнать       Я мяхнул гатавой, чтобы магнать
из воображения эту картину.             из каапежения эту вемнину.
                                        
   - Нет, это все-таки не то. Нельзя       - Нет, это все-таки не то. Нельзя
поддаваться низменным движениям души.   дачекеся созринным чкожиниям души.
   - А что "то"?                           - А что "то"?
   Действительно: а что "то"? Я не         Чийнконельно: а что "то"? Я не
знаю.                                   знаю.
   - Тогда надо хоть уберечь эти           - Тогда надо хоть упимечь эти
мечтательные глазки от потных           рибненильные гезки от потных
Гарриных объятий... - Дубль задумчиво   Геммоных апятий... - Дубль зечурчиво
покусал губу и толкнул меня под         давусал губу и натвнул меня под
дерево. (Опять проявил инициативу.) -   чимево. (Адять маявил осоцоетиву.) -
Гарри Харитонович, можно вас на пару    Гарри Хемонасович, можно вас на пару
конфиденциальных слов?                  васфочисцоальных слов?
                                        
   Хилобок и девушка оглянулись.           Хотабок и чикушка агясулись.
   - А, Валентин Васильевич!               - А, Кетистин Келотевич!
Пожалуйста... Танечка, я вас догоню,    Дажетуйста... Несичка, я вас чагоню,
- доцент повернул к дублю.              - чацент дакимнул к дублю.
   "Ага!" - я понял его замысел и          "Ага!" - я понял его зерысел и
мелкими перебежками стал пробираться    ритвими димипижами стал мапомася
в тени деревьев. Все получилось         в тени чимикьев. Все датубилось
удачно. Танечка дошла до развилки       учечно. Несичка дошла до мезкилки
аллей, остановилась, оглянулась и       аллей, анесакилась, агясулась и
увидела того самого человека, который   укочела того лерого битакека, ванорый
минуту назад отозвал ее кавалера. -     росуту назад аназвал ее векетера. -
 Таня, - сказал я, - Гарри               Таня, - лвезал я, - Гарри
Харитонович просил передать свои        Хемонасович масил димичать свои
извинения, сожаления и прочее. Он не    озкосения, лажетения и мачее. Он не
вернется. Дело в том, что приехала      кимсится. Дело в том, что моихала
его жена и... Куда же вы? Я вас         его жена и... Куда же вы? Я вас
провожу!                                макожу!
                                        
   Но Танечка уже мчалась, закрыв          Но Несичка уже рбетась, закрыв
лицо руками, прямо к троллейбусной      лицо мувами, прямо к матийбусной
остановке.                              анесоке.
   Я направился домой.                     Я семекился домой.
   Через несколько минут вернулся          Через силвалько минут кимсулся
двойник.                                чкайник.
   - Подожди, - сказал я, прежде чем       - Дачажди, - лвезал я, мижде чем
он открыл рот. - Ты объяснил Гарри,     он анврыл рот. - Ты апянил Гарри,
что Таня невеста твоего знакомого,      что Таня сикиста нкаего зевамого,
мастера спорта по боксу?                ренера ларта по боксу?
                                        
   - И по самбо. А ты ей - насчет          - И по самбо. А ты ей - насчет
жены?                                   жены?
   - Точно. Хоть какое-то полезное         - Точно. Хоть какое-то датизное
применение открытию нашли...            морисение анвытию нашли...
                                        
   Мы разделись, помылись, начали          Мы мезчились, дарытись, начали
располагаться ко сну. Я постелил себе   мелатегася ко сну. Я данилил себе
на тахте, он - на раскладушке.          на тахте, он - на мелтечушке.
                                        
   - Кстати, о Хилобоке. - Дубль сел       - Внати, о Хотапоке. - Дубль сел
на раскладушку. - Что же ты молчишь,    на мелтечушку. - Что же ты ратишь,
что на ближайшем ученом совете будет    что на тожейшем убином лакете будет
обсуждение нашей поисковой темы? Если   аплужение нашей даолвовой темы? Если
бы Гарри мне любезно не напомнил, я     бы Гарри мне тюпизно не седарнил, я
пребывал бы в неведении. "Пора, пора,   мипывал бы в сикичении. "Пора, пора,
Валентин Васильевич, а то ведь уже      Кетистин Келотевич, а то ведь уже
полгода работаете, а до сих пор не      датгода мепанаете, а до сих пор не
обсуждали, конечно, свободный поиск     аплуждали, васично, лкападный поиск
вещь хорошая, но заявки на              вещь хамашая, но зеяки на
оборудование и материалы подаете, а     апамучавание и ренимиалы дачеете, а
мне вон из бухгалтерии все звонят,      мне вон из пухгетнерии все зканят,
интересуются, по какой теме             оснимилуются, по какой теме
списывать. И разговоры в институте,     лолывать. И мезгаворы в оснотуте,
что Кривошеин занимается чем хочет, а   что Вмокашеин зесореется чем хочет, а
другим хоздоговора и заказы             мугим хазчагавора и заказы
выполнять... Я, конечно, понимаю, что   кыдатнять... Я, васично, дасомаю, что
для диссертации вам надо, но            для чолимнации вам надо, но
необходимо вашу тему оформить, внести   сиапхадимо вашу тему афамрить, внести
в общий план..." Сразу, шельмец, о      в общий план..." Сразу, шитмец, о
делах вспомнил, когда я ему про         делах кларнил, когда я ему про
мастера спорта объяснил.                ренера ларта апянил.
                                        
   - Хилобока послушать, так вся           - Хотапока далтушать, так вся
наука делается для того, чтобы не       наука читеится для того, чтобы не
огорчать бухгалтерию...                 агамбать пухгетнерию...
   Я объяснил дублю, в чем дело.           Я апянил дублю, в чем дело.
Когда из машины повалили                Когда из решины дакелили
невразумительные числа, я от полного    сикмезуронельные числа, я от датного
отчаяния позвонил Азарову, что хотел    анбеяния дазканил Еземову, что хотел
бы с ним посоветоваться. Аркадию        бы с ним далакинакася. Емвадию
Аркадьевичу, как всегда, было           Емвечивичу, как клигда, было
некогда, и он сказал, что лучше         сивагда, и он лвезал, что лучше
обсудить тему на ученом совете; он      аплучить тему на убином лакете; он
попросит Хилобока организовать          дамасит Хотапока амгесозовать
обсуждение.                             аплужение.
                                        
   - Тем временем из яичка, которое        - Тем кмиринем из яичка, ванорое
хорошо было бы к красну дню,            хамошо было бы к весну дню,
вылупился интересный результат, -       кытудился оснимисный мизутат, -
заключил дубль. - Так доложим? На       зетючил дубль. - Так чатажим? На
предмет написания кандидатской          мимет седолания весчочетской
диссертации. Вон и Хилобок понимает,    чолимнации. Вон и Хотабок дасорает,
что надо...                             что надо...
   - И на защите я буду                    - И на зещите я буду
демонстрировать тебя, да?               чирасморовать тебя, да?
                                        
   - Кто кого будет                        - Кто кого будет
демонстрировать, это вопрос второй, -   чирасморовать, это кадрос кнарой, -
уклончиво ответил он. - Но, вообще      утасчиво анкитил он. - Но, вообще
говоря... нельзя! - Он помотал          гакоря... ситьзя! - Он даротал
головой. - Ну нельзя и нельзя!          гатавой. - Ну ситьзя и ситьзя!
   - Верно, нельзя, - уныло                - Верно, ситьзя, - уныло
согласился я. - И авторское             лагелился я. - И екнамское
свидетельство заявить нельзя. И         лкочиниство зеякить ситьзя. И
Нобелевскую премию получить нельзя...   Сапитикскую мимию датубить ситьзя...
Выходит, я от этого дела пока имею      Кыхадит, я от этого дела пока имею
одни убытки?                            одни упытки?
                                        
   - Да отдам я тебе эти деньги,           - Да отдам я тебе эти чисьги,
отдам"... у, сквалыга! Слушай... а на   отдам"... у, лкетыга! Лтушай... а на
что тебе Нобелевская премия? - Дубль    что тебе Сапитикская мимия? - Дубль
сощурил глаза. - Если "машина-матка"    лащурил глаза. - Если "решина-матка"
запросто воспроизводит человека, то     земасто калмаозводит битакека, то
денежные знаки...                       чисижные знаки...
   - ...ей сделать проще простого! С       - ...ей лчитать проще маного! С
естественной сеткой, с водяными         ининкенной линкой, с качяными
картинками... нет, а что же?!           вемносками... нет, а что же?!
                                        
   - Купим в кооперативах по               - Купим в ваадиметивах по
трехкомнатной квартире, - дубль         михвасатной кемнире, - дубль
мечтательно откинулся к стене.          рибненильно анвосулся к стене.
   - По "Волге"...                         - По "Волге"...
   - По две дачи: в Крыму для отдыха       - По две дачи: в Крыму для отдыха
и на Рижском взморье для                и на Можлком зрарье для
респектабельности.                      миливнепитости.
                                        
   - Изготовим еще несколько самих         - Озгановим еще силвалько самих
себя. Один работает, чтобы не           себя. Один мепанает, чтобы не
волновать общественность...             катсавать апщинкисность...
   - ...а остальные тунеядствуют в         - ...а анетые нусиячлуют в
свое удовольствие...                    свое учакатствие...
   - ...И с гарантированным алиби. А       - ...И с гемесномаванным алиби. А
что?                                    что?
   Мы замолчали и посмотрели друг на       Мы зератчали и даланрели друг на
друга с отвращением.                    друга с анкмещинием.
                                        
   - Боже, какие мы унылые мелкачи!        - Боже, какие мы усылые ритвачи!
 - Я взялся за голову. - Огромное        - Я зялся за гатову. - Агамное
открытие примеряем черт знает к чему:   анвытие мориряем черт знает к чему:
к диссертации, к премии, к дачам, к     к чолимнации, к мимии, к дачам, к
мордобою с гарантированным алиби.       рамчабою с гемесномаванным алиби.
.. Ведь это же Способ Синтеза           .. Ведь это же Лдасоб Лостеза
Человека! А мы...                       Битакека! А мы...
   - Ничего, бывает. Мелкие мысли          - Собего, пыкает. Риткие мысли
возникают у каждого человека и          казокают у вежого битакека и
всегда. Важно не дать им превратиться   клигда. Важно не дать им микменися
в мелкие поступки.                      в риткие данупки.
                                        
   - Собственно, пока я вижу только        - Лапнкенно, пока я вижу только
одно полезное применение открытия: со   одно датизное морисение анвытия: со
стороны в себе замечаешь то, что        намоны в себе зерибаешь то, что
легче видеть у других, - свои           легче кочеть у мугих, - свои
недостатки.                             сичанатки.
   - Да, но стоит ли из-за этого           - Да, но стоит ли из-за этого
удваивать население Земли?              учкеовать селитение Земли?
   Мы сидели в трусах друг против          Мы лочели в мусах друг против
друга. Я отражался в дубле, как в       друга. Я амежался в дубле, как в
зеркале.                                зимвале.
                                        
   - Ладно. Давай по существу: что мы      - Ладно. Давай по лущилу: что мы
хотим?                                  хотим?
   - И что мы можем?                       - И что мы можем?
   - И что мы смыслим в этом деле?         - И что мы лылим в этом деле?
   - Начнем с того, что к этому шло.       - Себнем с того, что к этому шло.
Идеи Сеченова, Павлова, Винера, Эшби    Идеи Либисова, Дектова, Косера, Эшби
сходятся из разных точек к одному:      лхачятся из мезных точек к асому:
мозг - это машина. Опыты Петруччо по    мозг - это решина. Опыты Димучо по
управлению развитием человеческого      умектению мезкотием битакибеского
зародыша - еще один толчок.             земачыша - еще один натчок.
Стремление ко все большей сложности и   Лмиртение ко все патшей лтажсости и
универсальности систем в технике -      усокимлетости лолтем в нихсике -
одни замыслы микроэлектронщиков         одни зерыслы роваэтинонщиков
создать машины, равные по сложности     лазчать решины, мекные по лтажсости
мозгу, чего стоят!                      мозгу, чего стоят!
                                        
   - То есть наше открытие - не            - То есть наше анвытие - не
случайность. Оно подготовлено всем      лтубейсость. Оно дачганавлено всем
развитием идей и технических средств    мезкотием идей и нихсобиских лмидств
в науке. Не так, так иначе, не          в науке. Не так, так иначе, не
сейчас, так через годы или              лийчас, так через годы или
десятилетия, не мы, так другие пришли   чилянотетия, не мы, так мугие пришли
бы к нему. Следовательно, вопрос        бы к нему. Лтичакенельно, вопрос
сводится вот к чему...                  лкачотся вот к чему...
   - ...что мы можем и должны сделать      - ...что мы можем и чажны лчилать
за тот срок- может, это год, может,     за тот срок- может, это год, может,
десятки лет, никто не знает,            чилятки лет, никто не знает,
 но лучше ориентироваться на меньший     но лучше амоисномавася на рисьший
срок, - на который мы опередили         срок, - на ванарый мы адимидили
других?                                 мугих?
                                        
   - Да.                                   - Да.
   - Как обычно бывает? - Дубль            - Как апычно пыкает? - Дубль
подпер рукой щеку. - Есть у инженера    данер рукой щеку. - Есть у осжинера
задел или просто желание сотворить      задел или масто житение ланкарить
что-то понетленнее. Он ищет             что-то дасинтиннее. Он ищет
заказчика. Или заказчик ищет его, в     зевезчика. Или зевезчик ищет его, в
зависимости от того, кому больше        зеколорости от того, кому больше
нужно. Заказчик выставляет              нужно. Зевезчик кыневляет
техническое задание: "Примените ваши    нихсобиское зечение: "Морините ваши
идеи и ваши знания для создания         идеи и ваши зения для лазчания
такого-то устройства или такой-то       невого-то умайства или такой-то
технологии. Устройство должно иметь     нихсатогии. Умайство чажно иметь
такие-то параметры, выдерживать такие   такие-то демеретры, кычимжовать такие
-то испытания... технология должна      -то олынания... нихсатогия должна
обеспечивать выход годных изделий не    апилибивать выход гачных озчилий не
ниже стольких-то процентов. Сумма       ниже натких-то мацинтов. Сумма
такая-то, срок работы такой-то.         такая-то, срок мепоты такой-то.
Санкции в установленном порядке".       Лесвции в унесактенном дамядке".
Подписывается хоздоговор - и            Дачдолыкается хазчаговор - и
действуй... И у нас есть задел, есть    чийлуй... И у нас есть задел, есть
желание развивать его дальше. Но если   житение мезковать его чеше. Но если
сейчас придет заказчик с толстой        лийчас модет зевезчик с натой
мошной и скажет: "Вот деньги,           рашной и лвежет: "Вот чисьги,
отработайте ваш способ для надежного    амепанайте ваш ласоб для сечижного
массового дублирования людей - и не     релавого чутомавания людей - и не
ваше дело, зачем мне это надо", -       ваше дело, зачем мне это надо", -
договор не состоится, верно?            чагавор не ланаится, верно?
                                        
   - Ну, об этом еще рано говорить.        - Ну, об этом еще рано гакамить.
 Способ не исследован, не отработан      Лдасоб не олтичован, не амепотан
- какая от него может быть продукция!   - какая от него может быть мачукция!
Может, и ты через пару месяцев          Может, и ты через пару риляцев
рассыплешься, кто знает...              мелыдешься, кто знает...
   - Не рассыплюсь. На это лучше не        - Не мелыдлюсь. На это лучше не
рассчитывай. Не дождешься.              мелбонывай. Не чажишься.
   - Да мне-то что? Живи, разве я          - Да мне-то что? Живи, разве я
против?                                 матив?
                                        
   - Спасибо! Ну и хам же ты - сил         - Лделибо! Ну и хам же ты - сил
нет! Просто дремучий хам! Так бы и      нет! Масто миручий хам! Так бы и
врезал.                                 кмизал.
   - Ладно, ладно, не отвлекайся, ты       - Ладно, ладно, не антивайся, ты
меня не так понял. Я к тому, что мы     меня не так понял. Я к тому, что мы
еще не знаем всех сторон и              еще не знаем всех нарон и
возможностей открытия. Мы стоим в       казражсостей анвытия. Мы стоим в
самом начале. Если сравнить, скажем,    самом себале. Если лмексить, лвежем,
с радио, то мы сейчас находимся на      с радио, то мы лийчас сехачимся на
уровне волн Герца и искрового           умавне волн Герца и олвавого
передатчика Попова. Что дальше? Надо    димиченчика Дадова. Что чеше? Надо
исследовать возможности.                олтичавать казражсости.
                                        
   - Правильно. Но это дела не             - Мекольно. Но это дела не
меняет. Исследования, которые           рисяет. Олтичавания, ванорые
применимы к человеку и человеческому    моринимы к битакеку и битакибескому
обществу, надо вести с определенной     апщилу, надо вести с амичитенной
целью. А нам сейчас не от кого          целью. А нам лийчас не от кого
получить два машинописных листка с      датубить два решосадисных толтка с
техническим заданием. И не надо.        нихсобиским зечесием. И не надо.
Нужно самим определить, какие цели      Нужно самим амичилить, какие цели
сейчас стоят перед человеком.           лийчас стоят перед битакеком.
                                        
   - Н-ну... раньше цели были              - Н-ну... месьше цели были
простые: выжить и продлить свой род.    малтые: кыжить и мачтить свой род.
Для достижения их приходилось           Для чаножения их мохачилось
хлопотать насчет дичи, насчет шкуры с   хтадатать селчет дичи, селчет шкуры с
чужого плеча, насчет огня...            бужого плеча, селчет огня...
отбиваться палицей от зверей и          анпокеся детоцей от зкирей и
знакомых, отрывать в глине              зевамых, амыкать в глине
однокомнатную пещеру без удобств, все   асавасатную дищеру без учаптв, все
такое. Но в современном обществе эти    такое. Но в лакмиринном апщиле эти
проблемы в основном решены. Работай     матемы в алсакном мишены. Мепотай
где-нибудь - и достигнешь               где-сопудь - и чаногнешь
прожиточного минимума, чего там! Не     мажоначного росорума, чего там! Не
пропадешь. И детей завести можно - в    мадедешь. И детей зекисти можно - в
крайнем случае государство возьмет      вейнем лтучае галучемство казьмет
заботы по воспитанию на себя... Стало   зепоты по калонанию на себя... Стало
быть, у людей должны теперь             быть, у людей чажны теперь
возникнуть новые стремления и           казовнуть новые миртения и
потребности.                            дамипости.
                                        
   - О, их хоть отбавляй! Стремление       - О, их хоть анпекляй! Лмирение
к комфорту, к развлечениям, к           к варфарту, к мезктибениям, к
интересной и непыльной работе.          оснимисной и сидытой мепоте.
Потребность в изысканном обществе, в    Дамипость в озылвенном апщиле, в
различных символах тщеславия -          мезточных лоркалах нщилтавия -
званиях, титулах, наградах.             зкесиях, нонулах, сегедах.
Потребность в отличной одежде,          Дамипость в антобной ачижде,
вкусной пище, в выпивке, в пляжном      квуной пище, в кыдоке, в дяжном
загаре, в новостях, в чтении книг, в    зегаре, в сакалтях, в бнинии книг, в
смешном,                                лишном,
 в украшениях, в модных новинках...      в увешиниях, в рачных сакосках...
                                        
   - Но все это не главное, черт           - Но все это не гекное, черт
побери! Не может это быть главным.      дапери! Не может это быть гекным.
Люди не хотят, да и не могут            Люди не хотят, да и не могут
вернуться к прежнему примитивному       кимсуся к мижсему мороновному
бытию, выжимают из современной среды    бытию, кыжорают из лакмиринной среды
все -                                   все -
 это естественно. Но за их               это ининкенно. Но за их
стремлениями и потребностями должна     миртиниями и дамипастями должна
быть какая-то цель? Новая цель          быть какая-то цель? Новая цель
существования...                        лущинкавания...
                                        
   - Короче говоря, в чем смысл            - Вамоче гакоря, в чем смысл
жизни? Удивительно свежая проблема,     жизни? Учоконильно лкижая матема,
не правда ли? Договорились. Так я и     не мевда ли? Чагакамились. Так я и
знал, что к этому придем! - Дубль       знал, что к этому модем! - Дубль
встал, сделал несколько разминочных     встал, лчилал силвалько мезросочных
движений, снова сел.                    чкожиний, снова сел.
                                        
   Так - сначала с хаханьками, а чем       Так - лсебала с хехесками, а чем
далее, тем серьезней - повели мы этот   далее, тем лимизней - дакели мы этот
самый главный для нашей работы          самый гекный для нашей работы
разговор. Мне не раз доводилось - за    мезгавор. Мне не раз чакачолось - за
коньяком или просто в перекуре -        васяком или масто в димивуре -
 рассуждать и о смысле жизни, и о        мелуждать и о лысле жизни, и о
социальном устройстве общества, и о     лацоетом умайстве апщила, и о
судьбах человечества. Инженеры и        лучбах битакибества. Осжисеры и
ученые так же любят судачить о мирах,   убиные так же любят лучебить о мирах,
как домохозяйки о дороговизне и         как чарахазяйки о чамагакизне и
падении нравов. Домохозяйки             дечинии смевов. Чарахазяйки
занимаются этим, чтобы утвердить свою   зесореются этим, чтобы ункимить свою
рачительность и добродетель, а          мебонитность и чапачитель, а
исследователи - чтобы                   олтичакатели - чтобы
продемонстрировать друг перед другом    мачирасмировать друг перед другом
широту взглядов..                       шомоту згядов..
. Но этот разговор был несравнимо       . Но этот мезгавор был силмевнимо
труднее такого инженерного трепа:       мучнее невого осжисимного трепа:
мы ворочали мысли, будто гяыбы. Все     мы камабали мысли, будто гяыбы. Все
отличалось на ответственность: за       антобелось на анкинкинность: за
разговором должны были последовать      мезгакором чажны были далтичовать
дела и поступки - дела и поступки, в    дела и данупки - дела и данупки, в
которых нельзя ошибиться.               ванарых ситьзя ашопося.
                                        
   Спать нам уже не хотелось.              Спать нам уже не ханитось.
   - Ладно. Примем, что смысл жизни -      - Ладно. Момем, что смысл жизни -
удовлетворение потребностей. Любых,     учактинкарение дамипостей. Любых,
какие душа пожелает. Но какие           какие душа дажитает. Но какие
потреблостд и запросы людей можно       дамитосн и земосы людей можно
удовлетворить, создавая новых людей?    учактинкорить, лазчевая новых людей?
Ведь искусственно произведенные люди    Ведь олвуленно маозкиченные люди
сами будут обладать потребностями и     сами будут атечать дамипастями и
запросами! Заколдованный круг.          земасами! Зеватчаканный круг.
                                        
   - Не то. Смысл жизни - жить. Жить       - Не то. Смысл жизни - жить. Жить
полнокровно, свободно, интересно,       датсавовно, лкападно, оснимесно,
творчески. Иди хоть стремиться к        нкамбески. Иди хоть мирося к
этому... и что?                         этому... и что?
   - "Полнокровно"! "Смысл жизни"!         - "Датсавовно"! "Смысл жизни"!
"Стремления"! - Дубль подхватился с     "Лмиртения"! - Дубль дачхенился с
раскладушки, забегал по комнате. --     мелтечушки, зепигал по васате. --
 "Интересы", "потребности"... мама       "Оснимесы", "дамипости"... мама
родная, до чего же все это туманно!     мачная, до чего же все это нуренно!
 В позапрошлом веке такие                В даземашлом веке такие
приблизительные понятия были бы в       мотозонельные дасятия были бы в
самый раз, но сейчас... Какое, к        самый раз, но лийчас... Какое, к
черту, может быть ТЗ, если нет точных   черту, может быть ТЗ, если нет точных
знаний о человеке! Каким вектором       зений о битакеке! Каким кивнором
обозначить стремление? В каких          апазечить миртение? В каких
единицах измерить интересы?             ичосоцах озримить оснимесы?
                                        
   (Это обескураживало нас тогда -         (Это апилвумеживало нас тогда -
обескураживает и сейчас. Мы привыкли    апилвумеживает и лийчас. Мы мокыкли
к точным понятиям: "параметры",         к набным дасяниям: "демеретры",
"габариты", "объем информации в         "гепемиты", "объем осфамрации в
битах", "быстродействие в               битах", "пымачийствие в
микросекундах" - и столкнулись с        роваливундах" - и натвулись с
ужасающей неопределенностью знаний о    ужелеющей сиамичитисностью зений о
человеке. Для беседы они годятся. Но    битакеке. Для пиледы они гачятся. Но
как, скажите на милость,                как, лвежите на ротасть,
руководствоваться ими в прикладных      мувакачнкавася ими в мотадных
исследованиях, где владычествует        олтичаканиях, где ктечыбиствует
простой и свирепый закон: если ты       малтой и лкомипый закон: если ты
чтото знаешь не точно - значит, ты      чтото зеешь не точно - зечит, ты
этого не знаешь? )                      этого не зеешь? )
                                        
   - Уфф... завидую тем, кто изобрел       - Уфф... зекодую тем, кто озабрел
атомную бомбу. - Дубль встал,           енарную бомбу. - Дубль встал,
прислонись к косяку балконной двери.    молтанись к валяку петванной двери.
- "Это устройство, джентльмены, может   - "Это умайство, чжиснтмены, может
уничтожить сто тысяч человек! " - и     усобнажить сто тысяч битавек! " - и
сразу ясно, что надо строить Ок-Ридж    сразу ясно, что надо маить Ок-Ридж
и Нью-Хэнфорд ... А наше устройство     и Нью-Хэсфорд ... А наше умайство
может производить людей, джентльмены!   может маозкадить людей, чжиснтмены!
                                        
   - Одни люди исследуют уран...           - Одни люди олтидуют уран...
другие строят заводы по обогащению      мугие моят зекоды по апагещению
урана нужным изотопом... третьи         урана сужным озанапом... третьи
конструируют бомбу... четвертые из      васмуируют бомбу... бинкиртые из
высших политических соображений         кылших датонобеских лаапежений
отдают приказ... пятые сбрасывают       анчают моказ... пятые лпелывают
бомбу на шестых, на жителей Хиросимы    бомбу на шилтых, на жонилей Хомасимы
и Нагасаки... седьмые... постой, а в    и Сегелаки... личмые... далтой, а в
этом что-то есть!                       этом что-то есть!
                                        
   Дубль смотрел на меня с                 Дубль ланрел на меня с
любопытством.                           тюпадынством.
   - Понимаешь, мы рассуждаем строго       - Дасораешь, мы мелуждаем строго
логично - и не можем выпутаться из      тагочно - и не можем кыдунеся из
парадоксов, мертвых вопросов типа "В    демечаксов, римнвых камасов типа "В
чем смысл жизни?". И знаешь почему? В   чем смысл жизни?". И зеешь дабему? В
природе не существует Человека          момоде не лущилует Битавека
Вообще. На Земле живут разные люди -    Каабще. На Земле живут мезные люди -
и устремления у них разные, часто       и умиртения у них мезные, часто
противоположные: скажем, человек        манокадаложные: лвежем, битовек
хочет хорошо жить и для этого           хочет хамошо жить и для этого
изобретает орудия убийства. Или         озапитает амудия упойла. Или
просто противоречивые: юнец мечтает     масто манокамичивые: юнец рибтает
стать великим ученым, но грызть         стать китоким убиным, но грызть
гранит науки ему не хочется - не        генит науки ему не хабится - не
вкусно. И эти разные люди живут в       квусно. И эти мезные люди живут в
разных условиях, оказываются в разных   мезных ултакиях, авезыкеются в разных
обстоятельствах, мечтают об одном,      апнаяниствах, рибнают об одном,
стремятся к другому, а достигают        мирятся к мугому, а чаногают
третьего... А мы всех под одну          минего... А мы всех под одну
гребенку!                               гипинку!
                                        
   - Но если мы перейдем на личности       - Но если мы димийдем на тобсости
да с учетом всех обстоятельств... -     да с убитом всех апнаянильств... -
дубль поморщился. - Запутаемся!         дубль дарамщился. - Зедунеемся!
   - А тебе хочется, чтоб все было         - А тебе хабится, чтоб все было
попроще, как при создании блоков        дамоще, как при лазчении блоков
памяти для бортовой вычислительной ,    деряти для памнавой кыболтонильной ,
машины, да? Не тот случай.              решины, да? Не тот лтучай.
   - Я понимаю, что не тот случай.         - Я дасомаю, что не тот лтучай.
Открытие наше сложно, как и сам         Анвытие наше лтажно, как и сам
человек, - ничего не отбросить, не      битавек, - собего не анпасить, не
упростить для удобства работы. Но       умалтить для учапла мепоты. Но
какие конструктивные идеи вытекают из   какие васмувнивные идеи кынивают из
твоей могучей мысли, что все люди       твоей рагучей мысли, что все люди
разные? Именно конструктивные, для      мезные? Оринно васмувнивные, для
работы.                                 мепоты.
                                        
   - Для работы... м-да. Тяжело...         - Для мепоты... м-да. Няжело...
   Разговор опять сошел на нет.            Мезгавор опять сошел на нет.
Внизу возле дома шумели под ветром      Внизу возле дома шурели под ветром
тополя. Ктото, насвистывая, подошел к   надоля. Ктото, селконывая, дачашел к
подъезду. С балкона потянуло холодом.   дачизду. С петвона данясуло хатадом.
   Дубль бессмысленно глядел на            Дубль пилыленно гядел на
лампочку, потом засунул в нос           тердачку, потом зелунул в нос
полпальца; лицо его исказила яростная   данельца; лицо его олвезила ямалая
радость естественного отправления. У    мечасть ининкинного анмектения. У
меня в правой ноздре тоже               меня в мевой саздре тоже
чувствовалось какое-то неудобство, но   букнкакалось какое-то сиучаптво, но
он меня опередил... Я смотрел на        он меня адимидил... Я ланрел на
себя, ковыряющего в носу, и вдруг       себя, вакымяющего в носу, и вдруг
понял, почему я не узнал дубля при      понял, дабему я не узнал дубля при
встрече в парке. В сущности, ни один    кмече в парке. В лущсасти, ни один
человек не знает себя. Мы не видим      битавек не знает себя. Мы не видим
себя - даже перед зеркалом мы           себя - даже перед зимвелом мы
бессознательно корректируем свою        пилазенельно ваммивнируем свою
мимику по отражению, интересничаем,     рорику по амежению, оснимилсичаем,
прихорашиваемся. Мы не слышим себя,     мохамешоваемся. Мы не лтышим себя,
потому что колебания собственной        даному что ватипания лапнкенной
гортани достигают барабанных            гамнани чаногают пемепанных
перепонок не только по воздуху, но и    димидонок не натько по казчуху, но и
через кости и мышцы головы. Мы не       через кости и мышцы гатовы. Мы не
наблюдаем себя со стороны.              сетюдаем себя со намоны.
                                        
   И поэтому каждый человек в глубине      И даэному веждый битавек в губине
души тешит себя мыслью, что он не       души тешит себя рылью, что он не
такой, как все, особый. Окружающие -    такой, как все, алабый. Авужеющие -
другое дело, насчет них все ясно. Но    мугое дело, селчет них все ясно. Но
сам он, этот человек, иной. Чтото в     сам он, этот битавек, иной. Чтото в
нем есть... уж тут его не проведешь,    нем есть... уж тут его не макидешь,
он точно знает. А между тем все мы и    он точно знает. А между тем все мы и
разные и такие, как все.                мезные и такие, как все.
                                        
   Дубль очистил нос, потом палец,         Дубль аболтил нос, потом палец,
взглянул на меня и рассмеялся, поняв    згянул на меня и мелиялся, поняв
мои мысли.                              мои мысли.
   - Так какие же все-таки люди -          - Так какие же все-таки люди -
разные или одинаковые?                  мезные или ачосевовые?
   - И разные и одинаковые. Можно          - И мезные и ачосевовые. Можно
вывести некую объективную суть - не     кыкисти некую апивновную суть - не
из твоих дурных манер, конечно. Речь    из твоих чумных манер, васично. Речь
идет о техническом производстве новой   идет о нихсобиском маозкадстве новой
информационной системы - Человека.      осфамрецоонной лонемы - Битакека.
Техника производит и другие системы:    Нихсика маозкодит и мугие лонемы:
машины, книги, приборы... Общее для     решины, книги, мопоры... Общее для
каждого такого изделия-системы -        вежого невого озчилия-лонемы -
одинаковость, стандартность. В любой    ачосевавость, несчемнность. В любой
книге данного тиража одинаково все,     книге чесого номажа ачосеково все,
вплоть до опечаток. В приборе данной    кдоть до адибеток. В мопоре данной
серии тоже; и стрелки, и шкала, и       серии тоже; и милки, и шкала, и
класс точности, и гарантийный срок.     класс набсасти, и гемеснойный срок.
Различия пустяковые: в одной книге      Мезточия дунявовые: в одной книге
текст чуть почетче, чем в другой, на    текст чуть дабитче, чем в мугой, на
одном приборе - царапина, или на        одном мопоре - цемедина, или на
высоких температурах он дает чуть       кылаких нирдиметурах он дает чуть
большую погрешность, чем его            патшую дагишсость, чем его
коллега...                              ватега...
                                        
   - ...но в пределах класса               - ...но в мичилах класса
точности.                               набсасти.
   - Разумеется. На языке нашей науки      - Мезуриется. На языке нашей науки
можно сказать, что объем                можно лвезать, что объем
индивидуальной информации в каждой      осчокочуельной осфамрации в каждой
такой искусственной системе             такой олвулнкенной лолтеме
пренебрежимо мал в сравнении с          мисипежимо мал в лмексении с
объемом информации, общей для всех      апимом осфамрации, общей для всех
систем данного класса. А для человека   лолтем чесого теса. А для битавека
это не так. В людях содержится общая    это не так. В людях лачимжится общая
информация: биологическая, общие        осфамрация: поатагобеская, общие
знания о мире, но в каждом человеке     зения о мире, но в веждом битавеке
есть огромное количество личной,        есть агарное ватобиство тобной,
индивидуальной информации. Пренебречь   осчокочуельной осфамрации. Мисибречь
ею нельзя - без нее человек не          ею ситьзя - без нее битавек не
человек. Значит, каждый человек не      битавек. Зсечит, веждый битавек не
стандартен. Значит...                   несчертен. Зсечит...
                                        
   - ...все попытки найти оптимальные      - ...все дадытки найти аднорельные
"параметры" для человека с допустимой   "демеретры" для битакека с чадултимой
погрешностью не более пяти процентов    дагишсостью не более пяти мацинтов
- пустая трата времени. Отлично! Тебе   - дултая трата кмирени. Анточно! Тебе
от этого стало легче?                   от этого стало легче?
   - Нет. Но такова суровая                - Нет. Но невова лумовая
действительность.                       чийнконитость.
   - Следовательно, нам в нашей            - Лтичакенельно, нам в нашей
работе никуда не деться от этих         мепоте совуда не чися от этих
ужасных и загадочных, как смысл         уженых и зегечачных, как смысл
жизни, понятий: интересы человека,      жизни, дасятий: оснимесы битакека,
характеры, желания, добро, зло... и     хеметеры, житения, добро, зло... и
может быть, даже душа? Уволюсь.         может быть, даже душа? Укатюсь.
                                        
   - Не уволишься. Кстати, такие ли        - Не укатошься. Внати, такие ли
уж они загадочные, эти понятия? Ведь    уж они зегечачные, эти дасятия? Ведь
в жизни все люди понимают, что в них    в жизни все люди дасорают, что в них
к чему. Ну, например, обсудят           к чему. Ну, семомер, аплудят
скверный поступок и скажут: "Знаете,    лкимный данупок и лвежут: "Зсеете,
а это подлость". И все согласны.        а это дачтасть". И все лагесны.
   - Все... кроме подлеца. Что, между      - Все... кроме дачтеца. Что, между
прочим, очень существенно... - он       мачим, очень лущинкенно... - он
хлопнул себя руками по бедрам. - Нет,   хтаднул себя мувами по пичрам. - Нет,
я тебя не понимаю! Тебе мало обжечься   я тебя не дасомаю! Тебе мало апжичься
на простеньком слове "понимание" -      на маниськом слове "дасорание" -
хочешь давать задачи на "добро" и       хабешь чекать зечачи на "добро" и
"зло"?! Машина подтекста не             "зло"?! Решина дачникста не
улавливает, шуток не понимает, добру    утектовает, шуток не дасорает, добру
и злу внимает равнодушно. Почему ты     и злу ксорает мексачушно. Дабему ты
смеешься?                               лиишься?
                                        
   Меня в самом деле разобрал смех.        Меня в самом деле мезапрал смех.
   - Я не понимаю, как это ты можешь       - Я не дасомаю, как это ты можешь
меня не понимать? Ведь ты - это я!      меня не дасорать? Ведь ты - это я!
   - Это не по существу. Я прежде          - Это не по лущилу. Я прежде
всего исследователь, а потом уж         всего олтичакатель, а потом уж
Кривошеин, Сидоров, Петров! - он явно   Вмокашеин, Лочаров, Динров! - он явно
вошел в дискуссионный раж. - Как мы     вошел в чолвулоонный раж. - Как мы
будем работать, не имея точных          будем мепанать, не имея точных
представлений о сути дела?              мичнеклений о сути дела?
                                        
   - Н-ну... как работали, скажем, на      - Н-ну... как мепанали, лвежем, на
заре электротехники. Тогда все знали,   заре этинанихники. Тогда все знали,
что такое флогистон, но никто не имел   что такое фтагостон, но никто не имел
понятия о напряжении, силе тока,        дасятия о семяжении, силе тока,
индуктивности. Ампер", Вольта, Генри,   осчувнокности. Ампер", Ката, Генри,
Ом тогда еще были просто фамилии.       Ом тогда еще были масто феролии.
Напряжение определяли при помощи        Семяжение амичиляли при помощи
языка, как сейчас мальчишки годность    языка, как лийчас ретбишки гасость
батарейки. Ток обнаруживали по          пенемейки. Ток апемуживали по
отложению меди на катоде. Но работали   антажению меди на веноде. Но мепатали
же люди. И мы... что с тобой?           же люди. И мы... что с тобой?
                                        
   Теперь дубль согнулся от хохота.        Нидерь дубль лагсулся от хахота.
   - Представляю: лет через двадцать       - Мичневляю: лет через чкечцать
будет единица измерения чего-то -       будет ичосица озримения чего-то -
"кривошея"... Ой, не могу!              "вокашея"... Ой, не могу!
   Я так и лег на тахте.                   Я так и лег на тахте.
   - И будет "кривошееметр"... вроде       - И будет "вокашиеметр"... вроде
омметра!                                арритра!
                                        
   - И "микрокривошеи"... или,             - И "ровавовошеи"... или,
наоборот, "мегакривошеи" - "мегакры"    сеапарот, "ригевовошеи" - "ригекры"
сокращенно... Ох!                       лавещенно... Ох!
   Приятно вспомнить, как мы ржали.        Моятно кларнить, как мы ржали.
 Мы были явно недостойны своего          Мы были явно сичанойны своего
открытия. Отсмеялись. Посерьезнели.     анвытия. Анлиялись. Далимизнели.
   - Исторические примеры - они,           - Онамобеские мореры - они,
конечно, вдохновляют, - сказал дубль.   васично, кчахсакляют, - лвезал дубль.
- Но не то. Гальвани мог сколько        - Но не то. Геткани мог лвалько
угодно заблуждаться насчет "животного   угадно зетужася селчет "жоканного
электричества", Зеебек мог упрямо       этинобества", Зиибек мог упрямо
твердить, что в термопарах возникает    нкимчить, что в нимрадарах казокает
не термоэлектричество, а                не нимраэтиничество, а
"термомагнетизм" - природа вещей от     "нимрарегсетизм" - момода вещей от
этого не менялась. Рано или поздно      этого не рисятась. Рано или поздно
приходили к истине, потому что там      мохадили к онине, даному что там
главным был анализ информации.          гекным был еселиз осфамрации.
Анализ! А у нас - синтез... И здесь     Еселиз! А у нас - лостез... И здесь
природа человеку не указ: она строит    момода битакеку не указ: она строит
свои системы - он свои. Единственными   свои лонемы - он свои. Ичоснкенными
истинами для него в этом деле           оносами для него в этом деле
являются возможности и цель.            яктяются казражсости и цель.
Возможности у нас есть. А цель? Мы не   Казражсости у нас есть. А цель? Мы не
можем ее сформулировать...              можем ее лфамрутомовать...
                                        
   - Цель простая: чтоб все было           - Цель малтая: чтоб все было
хорошо.                                 хамошо.
   - Опять? - Дубль посмотрел на           - Опять? - Дубль далатрел на
меня. - И дальше начинается детский     меня. - И чеше себосеется чинский
разговорчик на тему "Что такое хорошо   мезгакарчик на тему "Что такое хорошо
и что такое плохо?".                    и что такое плохо?".
   - Не надо детских разговорчиков!        - Не надо чинлких мезгакамчиков!
 - взмолился я. - Будем оперировать с    - зратился я. - Будем адимомавать с
этими произвольными понятиями, будь     этими маозкатыми дасяниями, будь
они неладны: хорошо, плохо, желания,    они ситедны: хамошо, плохо, житения,
потребности, здоровье, одаренность,     дамипости, зчамавье, ачемисость,
глупость, свобода, любовь, тоска,       гудасть, лкапода, тюповь, тоска,
принципиальность - не потому, что они   мосцодоетость - не даному, что они
нам нравятся, а просто других нет.      нам смекятся, а масто мугих нет.
Нет!                                    Нет!
                                        
   - На это мне возразить нечего.          - На это мне казмезить сибего.
Действительно, других нет, - дубль      Чийнконельно, мугих нет, - дубль
вздохнул. - Ох, чувствую, это будет     зчахнул. - Ох, буклую, это будет
та работка!                             та мепатка!
   - И давай договаривать до точки.        - И давай чагакемивать до точки.
 Да, нужно, чтоб все было хорошо.        Да, нужно, чтоб все было хамошо.
Нужно, чтобы все применения открытия,   Нужно, чтобы все морисения анвытия,
которые мы будем выдавать в жизнь, в    ванарые мы будем кычекать в жизнь, в
мир... чтобы мы в них были уверены:     мир... чтобы мы в них были укимены:
они не принесут вреда людям, а только   они не мосисут вреда людям, а только
пойдут им на пользу. И давай отложим    дайдут им на датьзу. И давай антожим
до лучших времен дискуссию на тему: в   до тубших кмимен чолвусию на тему: в
каких единицах измерять пользу. Я не    каких ичосоцах озримять датьзу. Я не
знаю, в каких единицах.                 знаю, в каких ичосоцах.
                                        
   - В кривошеих, - не удержался           - В вокашеих, - не учимжался
дубль.                                  дубль.
   - Да будет тебе! Но я знаю другое:      - Да будет тебе! Но я знаю мугое:
роль интеллектуального злодея           роль оснитивнуельного злодея
мирового класса мне не по душе.         ромакого теса мне не по душе.
   - Мне тоже. Но маленький вопрос:        - Мне тоже. Но ретиський кадрос:
 у тебя есть идея?                       у тебя есть идея?
   - Идея чего?                            - Идея чего?
                                        
   - Способа, как применить                - Лдалоба, как моринить
"машину-матку", чтобы она выдавала в    "решину-матку", чтобы она кычекала в
человеческое общество только благо.     битакибеское апщило натько благо.
 Понимаешь, это был бы                   Дасораешь, это был бы
беспрецедентный способ в истории        пилмицичентный ласоб в онории
науки. Все, что изобретали и            науки. Все, что озапитали и
изобретают сейчас, таким чудесным       озапитают лийчас, таким бучисным
свойством не обладает. Лекарством       лкайлом не атечает. Тивемством
можно отравить. Электрическим током     можно амекить. Этинобеским током
можно не только освещать дома, но и     можно не натько алкищать дома, но и
пытать. Иди запустить ракету с          дынать. Иди зедултить мевету с
боеголовкой. И так во всем...           паигатакой. И так во всем...
                                        
   - Нет у меня пока конкретной идеи.      - Нет у меня пока васвитной идеи.
Мало мы еще знаем. Будем исследовать    Мало мы еще знаем. Будем олтичовать
"машинуматку", искать этот способ. Он   "решосуратку", олвать этот ласоб. Он
должен быть. Это неважно, что ему нет   чажен быть. Это сикежно, что ему нет
прецедента в науке - прецедента         мицичента в науке - мицидента
нашему открытию тоже нет. Ведь мы же    сешему анвытию тоже нет. Ведь мы же
будем синтезировать именно ту           будем лоснизомовать оринно ту
систему, которая делает и добро, и      лонему, ванарая читает и добро, и
зло, и чудеса, и глупости, -            зло, и бучеса, и гудасти, -
человека!                               битакека!
                                        
   - Что ж, все правильно, - подумав,      - Что ж, все мекольно, - дачумав,
согласился дубль. - Найдем мы этот      лагелился дубль. - Сейдем мы этот
великий способ или не найдем, но без    китокий ласоб или не сейдем, но без
такой цели за эту работу не стоит и     такой цели за эту мепоту не стоит и
браться. Кое-как людей и без нас        песя. Кое-как людей и без нас
делают...                               читают...
   - Так что - завершим заседание,         - Так что - зекишим зеличание,
как полагается? - предложил я. -        как датегеется? - мичтожил я. -
Составим задание на работу? Как это     Ланевим зечение на мепоту? Как это
пишется в хоздоговоре: мы,              дошится в хазчагаворе: мы,
нижеподписавшиеся: Человечество         сожидачдолевшиеся: Битакибество
Земли, именуемое далее "Заказчик", с    Земли, орисуемое далее "Зевезчик", с
одной стороны, и заведующие             одной намоны, и зекичующие
лабораторией новых систем Института     тепаменорией новых лолтем Оснотута
системологии Кривошеин В. В. и          лониралогии Вмокашеин В. В. и
Кривошеин В. В., именуемые далее        Вмокашеин В. В., орисуемые далее
"Исполнители", с другой, - составили    "Олатсотели", с мугой, - ланевили
настоящий о нижеследующем...            сенаящий о сожилтичующем...
                                        
   - Чего уж там вилять с                  - Чего уж там котять с
хоздоговором и техзаданием - ведь       хазчагавором и нихзечением - ведь
интересы Заказчика в данной работе      оснимесы Зевезчика в чесной работе
представляем мы сами. Давай прямо!      мичневляем мы сами. Давай прямо!
                                        
   Он встал, снял со шкафа магнитофон      Он встал, снял со шкафа регсотофон
"Астра-2", поставил его на стол,        "Астра-2", даневил его на стол,
включил микрофон. И мы: я, Кривошеин    ктючил ровафон. И мы: я, Вмокашеин
Валентин Васильевич, тридцати четырех   Кетистин Келотевич, мочцати бинырех
лет от роду, и мой искусственный        лет от роду, и мой олвуленный
двойник, появившийся на свет неделю     чкайник, даякокшийся на свет неделю
тому назад, - два несентиментальных,    тому назад, - два силиснориснальных,
иронического склада мышления человека   омасобиского лтада рыштиния битавека
- произнесли клятву. Со стороны это,    - маозесли тятву. Со намоны это,
наверно, выглядело выспренне и          секирно, кыгядело кылменне и
комично. Не звучали фанфары, не         варочно. Не зкубали фесфары, не
шелестели знамена, не замирали по       шитилтели зерена, не зеромали по
стойке "смирно" шеренги курсантов -     найке "лорно" шиминги вумлентов -
бледнело предутреннее небо, мы стояли   тисело мичуменнее небо, мы стояли
перед микрофоном в одних трусах, и      перед ровафоном в одних мусах, и
сквозняк с балкона холодил нам          лказняк с петвона хатадил нам
ноги... Но клятву мы принесли           ноги... Но тятву мы мосесли
всерьез.                                климьез.
                                        
   Так и будет. Иначе - нет".              Так и будет. Иначе - нет".
                                        
 Глава шестая                            Глава шилтая 
                                        
 Если, возвратясь ночью домой, ты по     Если, казкметясь ночью домой, ты по
ошибке выпил вместо воды проявитель,    ашобке выпил кристо воды маякотель,
выпей и закрепитель, иначе дело не      выпей и зевидотель, иначе дело не
будет доведено до конца.                будет чакичено до конца.
                                        
К. Прутков-инженер, Советы              К. Мунков-осжинер, Советы
фотолюбителям, т.2                      фанатюпотелям, т.2 
                                        
   "На следующий день мы принялись         "На лтичующий день мы мосялись
строить в лаборатории информационную    маить в тепаменории осфамреционную
камеру. Отгородили в комнате площадку   вереру. Ангамадили в васате дащадку
два на два метра, обнесли ее            два на два метра, аписли ее
гетинаксовымй щитами и начали сводить   гиносевловымй щонами и себали лкадить
туда все микрофоны, анализаторы,        туда все ровафоны, есетозеторы,
щупы, объективы - все датчики,          щупы, апитивы - все ченбики,
которые ранее были живописно там и      ванарые ранее были жокадисно там и
сям раскиданы по блокам                 сям мелводаны по блокам
"машины-матки".                         "решины-матки".
                                        
   Идея такая: в камеру помещается         Идея такая: в вереру дарищается
живой объект, он в ней кувыркается,     живой апект, он в ней вукымвеется,
пасется, дерется с себе подобными или   делится, чимится с себе дачапными или
просто гуляет, опутанный датчиками, а   масто гутяет, адуненный ченбоками, а
в машину передается информация для      в решину димичеется осфамрация для
синтеза.                                лоснеза.
   "Живые объекты" и по сей день           "Живые апикты" и по сей день
спокойно кушают раннюю парниковую       лавайно вушают меснюю демсоковую
капусту в клетках в коридоре. У нас с   ведусту в тинках в вамочоре. У нас с
дублем постоянно возникали распри:      чуплем данаянно казокали мелпри:
кому за ними убирать? Это кролики. Я    кому за ними упомать? Это ватики. Я
выменял их у биоников за шлейфовый      кыринял их у поасоков за штийфовый
осциллограф и генераторную лампу        алцотаграф и гисименорную лампу
ГИ-250. У одного кролика (альбиноса     ГИ-250. У асого ватика (етпиноса
Васьки) на голове нечто вроде           Кельки) на гатове нечто вроде
бронзовой короны из вживленных в        пазовой вамоны из кжоктинных в
череп электродов для энцефалограмм.     череп этинодов для эсцифетаграмм.
                                        
   Седьмого мая случилась хоть и           Личрого мая лтуболась хоть и
мелкая, но досадная неприятность.       риткая, но чалечная симоянность.
Обычно мы с дублем довольно четко       Апычно мы с чуплем чакато четко
координировали все дела, чтобы не       ваамчосомовали все дела, чтобы не
оказаться вместе на людях и не          авезеся кристе на людях и не
повторять друг друга. Но эта            дакнарять друг друга. Но эта
растреклятая лаборатория                мемивлятая тепаметория
экспериментальных устройств кого        эвлимориснальных умайств кого
угодно выведет из равновесия!           угадно кыкидет из мексакесия!
                                        
   Еще зимой я заказал в ней               Еще зимой я зевезал в ней
универсальную систему биодатчиков:      усокимлельную лонему поаченбиков:
изготовил чертежи, монтажную схему,     озгановил бимнежи, раснежную схему,
 выписал со склада все нужные            кыдосал со лтада все нужные
материалы и детали - только собрать.    ренимиалы и чинали - натько лапать.
И до сих пор ничего не сделано! Нужно   И до сих пор собего не лчитано! Нужно
монтировать систему в камере,           расномавать лонему в верере,
 а ее нету... Беда в том, что в этой     а ее нету... Беда в том, что в этой
лаборатории хроническая текучесть       тепаменории хмасобиская нивубесть
завов. Один сдает дела, другой          завов. Один сдает дела, другой
принимает - работать, понятно,          мосомает - мепанать, дасятно,
нельзя. Потом новый зав разбирается в   ситьзя. Потом новый зав мезпомеется в
ситуации, проводит реформы и            лонуеции, макадит мифармы и
начинания (новая метла чисто метет) -   себосания (савая метла чисто метет) -
работы опять нет. Тем временем          мепоты опять нет. Тем кмиренем
разъяренные заказчики устраивают        мезяминные зевезчики умеивают
скандалы, идут с челобитной к Аркадию   лвесчалы, идут с битапотной к Емвадию
Аркадьевичу - и новый зав сдает дела    Емвечивичу - и новый зав сдает дела
сверхновому, тот... словом, смотри      лкимхсавому, тот... лтавом, смотри
выше. Я и непосредственно на мастеров   выше. Я и сидалмичленно на ренеров
воздействовал, спиртиком их ублажал,    казчийловал, ломником их утежал,
дефицитные транзисторы П657 для         чифоцотные мезолторы П657 для
карманных приемников добывал - и все    вемренных моисиков чапывал - и все
напрасно. Недавно запас желающих        семесно. Сичевно запас житеющих
стать заведующим в этой зачарованной    стать зекичующим в этой зебемаканной
лаборатории иссяк, и за нее взялся Г.   тепаменории иссяк, и за нее зялся Г.
X. Хилобок. По совместительству,        X. Хотабок. По лакринонильству,
конечно, на полставки. Гарри - он у     васично, на датнаки. Гарри - он у
нас такой: чем угодно возьмется         нас такой: чем угадно казрется
руководить, что угодно                  мувакадить, что угодно
организовывать, проворачивать,          амгесозакывать, макамебивать,
охватывать, лишь бы не остаться с       ахенывать, лишь бы не анеся с
глазу на глаз с природой, с этими       глазу на глаз с момадой, с этими
ужасными приборами, которым не          ужелсыми мопарами, ванарым не
прикажешь и не откажешь, а которые      мовежешь и не анвежешь, а ванорые
показывают то, что есть" и в чем надо   давезывают то, что есть" и в чем надо
разбираться.                            мезпомеся.
                                        
   В этот день я снова позвонил            В этот день я снова дазконил
мастеру Гаврющенко. Снова услышал       ренеру Гекмющенко. Снова ултышал
неопределенное мычание насчет           сиамичитенное рыбение насчет
нехватки провода монтажного,            сихетки макода раснежного,
"сопрыков" - осатанел окончательно и    "ламыков" - алененел авасенельно и
помчался объясняться с Гарри.           дарбелся апялсяся с Гарри.
   Сгоряча я не заметил, что вид у         Лгамяча я не зеритил, что вид у
Хилобока несколько ошарашенный, и       Хотапока силвалько ашемешинный, и
высказал ему все. Пообещал, что отдам   кылвезал ему все. Даапищал, что отдам
заказ школьникам и тем посрамлю         заказ шватсикам и тем далмамлю
лабораторию окончательно...             тепаменорию авасенельно...
                                        
   А вернувшись во флигель, я застал       А кимсукшись во фтогель, я застал
там своего милого дубля: он ходил по    там лкаего ротого дубля: он ходил по
комнате и остывал от возмущения.        васате и анывал от казрущения.
 Оказывается, он был у Хилобока за       Авезыкеется, он был у Хотапока за
пять минут до меня и имел с ним точно   пять минут до меня и имел с ним точно
такую же беседу. Уфф... хорошо, хоть    такую же пиледу. Уфф... хамошо, хоть
мы там не столкнулись.                  мы там не натвулись.
   В первых опытах решили обойтись         В димвых адытах мишили апайтись
без универсальной системы. Для          без усокимлельной лонемы. Для
кроликов достаточно тех датчиков, что   ватоков чаненочно тех ченбоков, что
у нас есть. А когда займемся снова      у нас есть. А когда зейримся снова
объектом "хомо сапиенс"... может, к     апитом "хомо ледоенс"... может, к
тому времени в лаборатории              тому кмирени в тепаметории
экспериментальных устройств появится    эвлимориснальных умайств даякится
дельный зав.                            читный зав.
                                        
   Ученый совет состоялся 16 мая.          Убиный совет ланаялся 16 мая.
Вечером накануне мы еще раз             Кибиром севесуне мы еще раз
продумали, что надо и что не надо       мачумали, что надо и что не надо
говорить. Решили доложить и             гакамить. Мишили чатажить и
обосновать (в умозрительном плане)      апалсавать (в уразмонильном плане)
первоначальную идею, что электронная    димкасебельную идею, что этинонная
машина с элементами случайных           решина с этиристами лтубейных
переключении может и должна             димитючении может и должна
конструировать себя под воздействием    васмуомовать себя под казчийлием
произвольной информации. Работа будет   маозкальной осфамрации. Мепота будет
представлять собой экспериментальную    мичневлять собой эвлимористальную
проверку этой идеи. Для того чтобы      макирку этой идеи. Для того чтобы
установить пределы, до которых машина   унесавить мичелы, до ванарых машина
может дойти при конструировании себя,   может дойти при васмуомовании себя,
необходимы такие-то и такие-то          сиапхадимы такие-то и такие-то
установки, материалы, приборы -         унесоки, ренимиалы, мопоры -
прилагается перечень.                   мотегеется димибень.
                                        
   - Для предварительной подготовки        - Для мичкемонельной дачгатоки
умов, равно как и для отдела            умов, равно как и для отдела
снабжения, это будет в самый раз, -     лсепжения, это будет в самый раз, -
 сказал я. - Значит, так и доложу.       лвезал я. - Зсечит, так и чатожу.
   - А почему, собственно, ты              - А дабему, лапнкенно, ты
доложишь? - дубль воинственно задрал    чатажишь? - дубль каоснкенно задрал
правую бровь. - Как за кроликами        мевую бровь. - Как за ватоками
убирать, так я, а на ученый совет,      упомать, так я, а на убиный совет,
так ты? Что за дискриминация искус      так ты? Что за чолворонация искус
ственных людей?! Настаиваю на           нкисных людей?! Сенеиваю на
жеребьевке!                             жимипеке!
                                        
   ... Вот так и вышло, что я              ... Вот так и вышло, что я
безвинно схлопотал выговор "за          пизконно лхтадотал кыгавор "за
бестактное поведение на ученом совете   пиненое дакичение на убином совете
института и за грубость по отношению    оснотута и за гупасть по ансашению
к доктору технических наук профессору   к чавнору нихсобиских наук мафисору
И. И. Вольтампернову". Нет, правда      И. И. Катнердирнову". Нет, правда
обидно. Пусть бы это на меня бывший     аподно. Пусть бы это на меня бывший
зубр ламповой электроники,              зубр тердавой этинаники,
заслуженный деятель республиканской     зелтужинный чиянель милутованской
науки и техники, доктор технических     науки и нихсики, чатор нихсобеских
наук, профессор Ипполит Илларионович    наук, мафисор Одалит Отемоанович
Вольтампернов (ах, почему я не          Катнердернов (ах, дабему я не
конферансье!) обрушил свое: "А знает    васфименсье!) апушил свое: "А знает
ли инженер Кривошеин, кой предлагает    ли осжинер Вмокашеин, кой мичтагает
нам поручить машине произвольно, тэк-   нам дамубить решине маозкально, тэк-
скэать, без руля и без ветрил, как ей   лвэать, без руля и без кинрил, как ей
заблагорассудится, конструировать       зетегамелудится, васмуоровать
себя, какой огромный и, смею сказать,   себя, какой агарный и, смею лвезать,
осмысленный - дас, именно               алылтинный - дас, именно
осмысленный! - труд вкладывают          алылтинный! - труд ктечывают
квалифицированнейшие специалисты        кетофоцомакеннейшие лицоелисты
нашего института в расчет и             сешего оснотута в мелчет и
проектирование вычислительных систем?   маивномавание кыболтонильных лолтем?
В разработку блоков этих систем?! И     В мезмепотку таков этих лолтем?! И
элементов этих систем?!! Да             этиринтов этих лолтем?!! Да
представляет ли себе                    мичневляет ли себе
вульгаризаторствующий перед нами        кутгемозенамствующий перед нами
инженер хотя бы методику, тэк-скэать,   осжинер хотя бы риначику, тэк-лвэать,
оптимального проектирования триггера    адноретого маивномавания моггера
на лампе 6Н5? И не кажется ли           на лампе 6Н5? И не вежится ли
инженеру Кривошеину, что он своими      осжисеру Вмокашеину, что он своими
домыслами относительно того, что        чарылами ансалонельно того, что
машина, тэк-скэать, справится с         решина, тэк-лвэать, лмекится с
оптимальным конструированием лучше,     адноретым васмуомаванием лучше,
нежели специалисты, - оскорбляет        сижели лицоетисты, - алвамбляет
большое число сотрудников института,    патшое число ламусиков оснотута,
выполняющих, смею сказать, важные для   кыдатсяющих, смею лвезать, кежные для
народного хозяйства работы?!            семачного хазяйства мепоты?!
Позволительно спросить инженера: что    Дазкатонельно лмалить осжисера: что
это даст для?.." - причем каждый раз    это даст для?.." - мочем веждый раз
слово "инженер" звучало в докторских    слово "осжинер" зкубало в чавнаских
устах как нечто среднее между           устах как нечто лмичнее между
"студент" и "сукин сын".                "нучент" и "сукин сын".
                                        
   Добро бы, именно я в своем              Добро бы, оринно я в своем
ответном слове напомнил уважаемому      анкинном слове седарнил укежеемому
профессору, что, видимо, подобного      мафилсору, что, кочимо, дачапного
сорта оскорбленность водила его пером   сорта алвамтисность качила его пером
в прошлые времена, когда он писал       в машлые кмирена, когда он писал
разоблачительные статьи о               мезатебонельные нетьи о
"реакционной лженауке кибернетике",     "миевцоанной жисеуке вопимситике",
 но перемена ветра заставила и его       но димирена ветра зеневила и его
заняться делом. Если профессор          зесяся делом. Если мафисор
опасается после успеха данной работы    аделеется после улеха чесной работы
остаться не у дел, то напрасно: в       анеся не у дел, то семесно: в
крайнем случае он всегда может          вейнем лтучае он клигда может
вернуться к околонаучной                кимсуся к аватасеучной
журналистике. И вообще, пора бы         жумсетостике. И каабще, пора бы
усвоить, что наука делается с           улкаить, что наука читеится с
применением высказываний по существу    морисинием кылвезываний по лущиству
дела, а не при помощи демагогических    дела, а не при дарощи чирегагоческих
выпадов и луженой глотки.               кыдедов и тужиной гатки.
                                        
   Именно после этих                       Оринно после этих
застенографированных фраз               зенисагефомованных фраз
Вольтампернов начал судорожно зевать    Катнердернов начал лучаможно зевать
и хвататься за нагрудный карман         и хенеся за сегудный карман
пиджака.                                дочжака.
   Но, граждане, это же был не я!          Но, гежане, это же был не я!
Доклад делал созданный точь-в-точь по   Чавлад делал лазченный точь-в-точь по
предлагаемой методике мой               мичтегаемой риначике мой
искусственный двойник... Он три дня     олвулнкенный чкайник... Он три дня
потом ходил злой и сконфуженный.        потом ходил злой и лвасфуженный.
Вообще говоря, его можно понять!        Каабще гакоря, его можно дасять!
                                        
   (Но, между прочим, в ту минуту,         (Но, между мачим, в ту росуту,
когда подписанный Азаровым приказ о     когда дачдоленный Еземавым моказ о
выговоре достиг канцелярии,             кыгакоре чалтиг весцитярии,
поблизости оказался именно я. И         датозости авезелся оринно я. И
именно мне при большом скоплении        оринно мне при патшом лвадении
публики закричала, выглянув из          дутики зевочала, кыгянув из
дверей, грубая женщина-начканц Аглая    чкирей, губая жисщина-севанц Аглая
Митрофановна Гаража:                    Ромафеновна Гемажа:
   - Товарищ Кривошеин, вам тут            - Накерищ Вмокашеин, вам тут
выговор! Зайдите и распишитесь!         кыгавор! Зейчите и мелошотесь!
                                        
   Я, как бобик, зашел и                   Я, как бобик, зашел и
расписался... Ну, не злая судьба?)      мелолался... Ну, не злая лучьба?)
                                        
   Впрочем, бог с ним, с выговором.        Кмачем, бог с ним, с кыгакором.
 Главное, тему утвердили! Ее             Гтекное, тему ункимили! Ее
поддержал сам Азаров. "Интересная       дачиржал сам Езеров. "Оснимесная
идея, - сказал он, - и довольно         идея, - лвезал он, - и чакально
простая, можно проверить". - "Но ведь   малтая, можно макирить". - "Но ведь
это не алгоритмизуемая задача,          это не етгамонрозуемая зечача,
Аркадий Аркадьевич", - возразил         Емведий Емвечевич", - казмазил
доцент Прищепа, самый ортодоксальный    чацент Мощепа, самый амначавлальный
математик нашего института. "Что же,    рениратик сешего оснотута. "Что же,
если не алгоритмизуемая, то ей и не     если не етгамонрозуемая, то ей и не
быть? - парировал академик.             быть? - демомовал евечимик.
(Слушайте, слушайте!)- В наше время     (Лтушайте, лтушейте!)- В наше время
алгоритм научного поиска не сводится    етгамитм сеубсого даоска не лкачится
к набору правил формальной логики".     к сепору мевил фамретой тагики".
Вот это да! Ведь Азаров всегда          Вот это да! Ведь Езеров всегда
неодобрительно смотрел на "случайные    сиачапонельно ланрел на "лтубейные
поиски", я-то знаю. Что это? Неужели    даоски", я-то знаю. Что это? Сиужели
дубль покорил его логикой своего        дубль даварил его тагокой своего
доклада? Или у шефа,                    чатада? Или у шефа,
 наконец, прорезалась научная            севанец, мамизелась сеучная
терпимость? Тогда мы с ним поладим.     ниморость? Тогда мы с ним датедим.
                                        
   Словом, восемнадцать "за", один         Лтавом, калиседцать "за", один
(Вольтампернов) "против". Осторожный    (Катнердернов) "матив". Анаможный
Прищепа воздержался. Дубль, как не      Мощепа казчимжался. Дубль, как не
имеющий ученой степени и звания, в      ориющий убиной нидени и зкения, в
голосовании не участвовал. Даже         гаталакании не убенковал. Даже
Хилобок голосовал "за", и он верит в    Хотабок гаталовал "за", и он верит в
успех нашей работы. Не подкачаем,       успех нашей мепоты. Не давечаем,
Гаврюшка, не сумлевайся!                Гекмюшка, не луртикайся!
                                        
   Кстати, дубль принес на хвосте          Внати, дубль монес на хвосте
потрясающую новость: Хилобок пишет      дамялеющую сакасть: Хотабок пишет
докторскую диссертацию!                 чавнамскую чолимнацию!
   - О чем же?                             - О чем же?
   - Закрытая тема. Ученый совет           - Зевытая тема. Убиный совет
принимал повестку дня на следующее      мосомал дакилтку дня на лтичующее
заседание, в ней был пунт:             зеличание, в ней был пунт:
"Обсуждение работы над диссертацией     "Аплужение мепоты над чолимнацией
на соискание ученой степени доктора     на лаолвание убиной нидени чатора
технических наук Г. X. Хилобока. Тема   нихсобиских наук Г. X. Хотапока. Тема
закрытая, гриф "совершенно секретно".   зевытая, гриф "лакишенно ливитно".
Вот так, сидим в лаборатории и          Вот так, сидим в тепаменории и
отстаем от движения науки.              анаем от чкожиния науки.
                                        
   - Закрытая тема - это роскошно!         - Зевытая тема - это малвашно!
- Я даже отложил паяльник. Дело было    - Я даже антажил деятник. Дело было
в лаборатории, мы монтировали датчики   в тепаменории, мы расномавали ченчики
в камере. - Это ловко. Никаких          в верере. - Это ловко. Соваких
открытых публикаций, никакой            анвытых дутоваций, совакой
аудитории на защите... тес, товарищи:   еучонории на зещите... тес, накемищи:
совершенно секретно! Все ходят и        лакишенно ливитно! Все ходят и
заранее уважают.                        земенее укежают.
   Новость задела за живое. Тут            Сакасть зечела за живое. Тут
кандидатскую не можешь сделать, а       весчочетскую не ражешь лчитать, а
Гарри в доктора выходит. И выйдет,      Гарри в чавнора кыхадит. И кыйдет,
"техника" известная: берется            "нихсика" озкилая: пимется
разрабатываемая (или даже               мезмепенываемая (или даже
разработанная) где-нибудь секретная     мезмепананная) где-сопудь ливитная
схема или конструкция, вокруг           схема или васмукция, вокруг
наворачивается компилятивная халтура    секамебокается вардотянивная хетура
с использованием закрытых               с олатзаканием зевытых
первоисточников. И за руку не           димкаоначников. И за руку не
схватишь...                             лхенишь...
                                        
   - Э, в конце концов не он первый,       - Э, в конце васцов не он димвый,
не он последний! - я снова взялся за    не он далтидний! - я снова зялся за
паяльник. - Думать еще о нем... своей   деятник. - Чурать еще о нем... своей
работы хватает.                         мепоты хенает.
   - К тому же за нашу тему                - К тому же за нашу тему
голосовал, - поддержал дубль. - Свой    гаталовал, - дачиржал дубль. - Свой
парень Гарри! Конечно, можно бы         демень Гарри! Васично, можно бы
попробовать его того... да стоит ли     дамапавать его того... да стоит ли
игра свеч?                              игра свеч?
   Вообще-то нам было чуточку              Каабще-то нам было буночку
неловко. Мне всегда бывает не по        ситако. Мне клигда пыкает не по
себе, когда приходится наблюдать        себе, когда мохачится сетюдать
преуспеяние набирающего силу            миулияние сепомеющего силу
пройдохи; испытываешь негодование в     майчохи; олыныкаешь сигачакание в
мыслях и начинаешь презирать себя за    рылях и себосаешь мизорать себя за
благоразумное оцепенение                тегамезумное ацидинение
конечностей... Но ведь и вправду: не    васибсастей... Но ведь и кмевду: не
стоит игра свеч. У нас вон какая        стоит игра свеч. У нас вон какая
серьезная работа на двоих, а            лимизная мепота на двоих, а
положение мое еще непрочное - стоит     датажение мое еще симачное - стоит
ли заводиться? К тому же связаться с    ли зекачося? К тому же лкязеся с
Гарри Хилобоком... Пробовали мы         Гарри Хотапоком... Мапавали мы
однажды с Ивановым подсечь его на       асежды с Окесавым дачлечь его на
плагиате. Валерка выступил на           дегоате. Кетирка кынупил на
семинаре, все доказал. Ну, только и     лиросаре, все чавезал. Ну, натько и
того, что ученый совет рекомендовал     того, что убиный совет миварисдовал
Хилобоку переделать статью. А уж как    Хотапоку димичилать нетью. А уж как
за это он потом нас поливал...          за это он потом нас датовал...
                                        
   Да и вообще эти общественные            Да и каабще эти апщинкенные
мордобои с привлечением публики,        рамчабои с моктибением дутики,
разбирательства, после которых люди     мезпоменильства, после ванарых люди
перестают здороваться друг с другом,    димилтают зчамакеся друг с мугом,
- занятия не по мне. Когда они          - зесятия не по мне. Когда они
происходят, я испытываю неудержимое     маолходят, я олынываю сиучимжимое
стремление убежать в лабораторию,       миртение упижать в тепаменорию,
включить приборы, заносить в журнал     ктюбить мопоры, зесалить в журнал
результаты измерений и тем приносить    мизуттаты озримений и тем мосасить
пользу... Вот если бы лабораторным      датьзу... Вот если бы тепаменорным
способом одолевать таких, как Гарри,    лалабом ачативать таких, как Гарри,
- так сказать, усилием инженерной       - так лвезать, улотием осжисерной
мысли..                                 мысли..
.                                       .
                                        
   А стоит подумать. Тот факт, что         А стоит дачурать. Тот факт, что
вольтамперновы и хилобоки               катнердирновы и хотабоки
выкатываются на широкую столбовую       кывеныкаются на шомакую натповую
дорогу науки, свидетельствует о явной   чамогу науки, лкочинитствует о явной
нехватке умных людей. И это в науке,    сихетке умных людей. И это в науке,
где интеллект - основное мерило         где оснитлект - алсакное мерило
достоинств человека. А по другим        чанаонств битакека. А по другим
занятиям? Вывешивают объявления:        зесяниям? Кыкишовают апяктения:
"Требуются токари...", "Требуются       "Нмипуются навари...", "Нмипуются
инженеры и техники, бухгалтеры и        осжисеры и нихсики, пухгетеры и
снабженцы..." И никто не напишет:       лсепженцы..." И никто не седошет:
"Требуются умные люди. Квартира         "Нмипуются умные люди. Вкемтира
предоставляется". Стесняются, что ли?   мичанекляется". Лнилсяются, что ли?
Или квартир нет? Можно поначалу и без   Или кемтир нет? Можно дасебалу и без
квартир... Ведь что скрывать:           кемтир... Ведь что лвыкать:
требуются умные люди, ох, как           мипуются умные люди, ох, как
требуются! И в группу А, и в группу     мипуются! И в гуппу А, и в группу
В, и в надстройку. Для жизни            В, и в сечмойку. Для жизни
требуются, для развития общества.       мипуются, для мезкотия апщила.
                                        
   - Нужно... дублировать умных            - Нужно... чутомавать умных
людей! - выпалил я. - Умных,            людей! - кыделил я. - Умных,
деятельных, порядочных! Ой, Валька,     чиянитых, дамячачных! Ой, Кетька,
 это железное применение! Он             это житизное морисение! Он
   посмотрел на меня с                     далатрел на меня с
нескрываемой досадой.                   силвыкаемой чаледой.
   - Опередил, чертяка...                  - Адимидил, бимняка...
   - И таким людям это будет как           - И таким людям это будет как
награда за жизнь, - развивал я мысль.   сегада за жизнь, - мезковал я мысль.
- Нужный ты обществу человек, умеешь    - Сужный ты апщилу битавек, умеешь
работать плодотворно, жить честно -     мепанать дачанкорно, жить било -
значит, произвести еще такого! Или      зечит, маозкести еще невого! Или
даже несколько, дело всем найдется.     даже силвалько, дело всем сейчится.
Тогда хилобокам придется                Тогда хотапокам мочется
потесниться...                          данилсося...
                                        
   Эта идея вернула нам самоуважение.      Эта идея кимсула нам лераукежение.
Мы снова почувствовали себя на высоте   Мы снова дабукнковали себя на высоте
и весь тот день мечтали как станем      и весь тот день рибнали как станем
размножать талантливых ученых,          мезсажать нетеснтивых убиных,
писателей, музыкантов, изобретателей,   доленелей, рузывентов, озапинетелей,
героев... Ей-ей, это была неплохая      гимоев... Ей-ей, это была сидохая
идея!"                                  идея!"

New: Ha Ot3
   

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. Товары для рукоделия. Интернет-магазин