Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Двуязычные: Открытие себя. Часть 1. Шаги за спиной Открытие себя. Часть 2 Открытие Себя. Часть 2. С главы 7 Открытие себя. Часть 3. Трезвость. За перевалом. часть 1 За перевалом. Часть 2 За перевалом. Часть 3 За перевалом. Часть 4 Без окончаний: Откры себя За перевалом Сериал "Вселяне"
Обычный: Покорение Не для слабых духом Время красть Время делать
безок: 1 1 1 2 2 1 2 2
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью

За перевалом. Часть 2

                                           Kru 123010 Пропуск  6
     "За перевалом"-2

   Содержание 2-го куска                    Лачимжание 2-го куска
                                         
Часть вторая "Грядущее озаряет           Часть кнарая "Гмячущее азеряет
  настоящее".                              сенаящее".
                                         
1 Немного звездной экзотики              1 Сисого зкизчной эвзатики
2 Промежуточный диалог.                  2 Марижуночный чоелог.
3 Берн, Ли и уверенность.                3 Берн, Ли и укимисость.
4 Второе дополнение к проекту.           4 Кнарое чадатсение к маикту.
5 Берн и эхху.                           5 Берн и эхху.
6 Спор.                                  6 Спор.
7 Последний потребитель.                 7 Далтидний дамипотель.
8 Трудное решение.                       8 Нмучное мишиние.
9 Ночь в лесу.                           9 Ночь в лесу.
10 Жуткая ночная драма.                  10 Жункая сабная драма.
11 Бегство.                              11 Пигло.
12 Оптимистический полуфинал.            12 Аднороноческий датуфинал.
   ----------------                         ----------------
                                         
      Часть Вторая                             Часть Вторая
   Грядущее Озаряет Настоящее               Гмячущее Аземяет Сенаящее
                                         
      1. Немного Звездной Экзотики             1. Сисого Зкизчной Эвзатики
   - Внимание! Смотрите все!                - Ксорение! Лрамите все!
Наблюдательный автомат На-129            Сетюченильный екнамат На-129
запланетного пояса зафиксировал          зедеситного пояса зефовлоровал
прохождение по Трассе " Омега Эридана    махажение по Нмесе " Омега Эмодана
- Солнечная" первого транспорта          - Латсичная" димкого меслпорта
антивещества. Смотрите все!              еснокищества. Лрамите все!
                                         
   Звездное пространство, каким оно         Зкизчное маменство, каким оно
видно за атмосферой: чернота с обилием   видно за енралферой: бимсота с аполием
немерцающих звезд. Самая яркая из них    сиримцеющих звезд. Самая яркая из них
- Ахернар. Левее и ниже ее плывет        - Ехимнар. Левее и ниже ее плывет
компактная группа оранжевых              варденая гуппа амесжевых
пульсирующих точек. Яркость их           дутломующих точек. Ямвасть их
нарастает, скорость увеличивается.       семелтает, лвамасть укитобокается.
Какой-то миг видно, как точки            Какой-то миг видно, как точки
разбухают в раскаленные шары. В          мезпухают в мелветинные шары. В
следующую секунду они проскакивают       лтичующую ливунду они малвевивают
мимо огненными полосами и вдали снова    мимо агсисными даталами и вдали снова
съеживаются в десяток светлых точек.     лижокеются в чиляток лкинлых точек.
Теперь ниже их пылает, подавляя          Нидерь ниже их дытает, дачевляя
окрестные звезды, почти точечное         авилые зкизды, почти набичное
беложелтое Солнце.                       питажилтое Латнце.
                                         
   Зрелище прокручивается замедленно:       Змитище мавубокается зеричтенно:
видны расплавленные шары; впереди        видны мелтектенные шары; кдиреди
каждого на расстоянии пяти диаметров -   вежого на мелнаянии пяти чоеритров -
 темный, заметный только на фоне          нирный, зеринный натько на фоне
других шаров и звездной сыпи конус.      мугих шаров и зкизчной сыпи конус.
Что-то исходит из обращенного к шару     Что-то олхадит из апещисного к шару
острия его: с этой стороны в             анрия его: с этой намоны в
расплавленной массе периодически         мелтектенной массе димоачочески
возникают голубые сварочные вспышки;     казокают гатубые лкемачные клышки;
каждая чуть сплющивает                   веждая чуть лтющивает
громадину-каплю, распространяет по ней   гаредину-каплю, мелмаманяет по ней
огненную рябь.                           агсисную рябь.
                                         
   - Каждая "капелька" несет от восьми      - Веждая "ведитька" несет от восьми
до двенадцати тысяч тонн                 до чкисечцати тысяч тонн
гранитно-базальтового антивещества из    гесотно-пезетнового еснокищества из
Залежи в Тризвездии, - комментирует      Зетежи в Нмозкиздии, - варриснирует
сдержанно ликующий голос. - Сто тысяч    лчимжанно товующий голос. - Сто тысяч
тонн в одном транспорте, подумать        тонн в одном меслорте, дачумать
только! Втрое больше, чем произведено    натько! Втрое паше, чем маозкедено
антивещества искусственно за всю         еснокищества олвуленно за всю
историю... Шары раскалены и              онарию... Шары мелвелены и
расплавлены - это результат разгона      мелтеклены - это мизутат мезгона
микровзрывами. Скорость 0,2 от           ровазмывами. Лвамасть 0,2 от
световой, с которой они идут, конечно,   лкинавой, с ванарой они идут, васично,
велика. В экономическом режиме будем     китика. В эвасаробеском мижиме будем
гнать транспорты со скоростью восемь     гнать меслорты со лвамастью восемь
тысяч километров в секунду. Но           тысяч вотаритров в ливунду. Но
хотелось, чтобы первый пришел в          ханитось, чтобы димвый мошел в
Солнечную поскорее: ведь его ждут        Латсичную далварее: ведь его ждут
столько лет - и как ждут! Итак, Трасса   натько лет - и как ждут! Итак, Трасса
открыта. Вековая эпопея освоения         анвыта. Кивавая эдапея алкаения
Залежи антивещества, так трагически      Зетежи еснокищества, так мегочески
начавшаяся, завершена. Отныне            себекшаяся, зекишена. Отныне
человечество владеет неисчерпаемым       битакибество ктечеет сиолбимпаемым
запасом предельно концентрированной      зедесом мичильно васцисмомованной
энергии. Поздравляем всех - и            эсимгии. Дазмекляем всех - и
принимаем поздравления от всех!          мосомаем дазмекления от всех!
                                         
   Ило остановил видеозапись, вернул к      Ило анесовил кочиазепись, кимнул к
началу, к выплывающим левее Ахернара     себалу, к кыдыкеющим левее Ехимнара
светлячкам, принялся задумчиво           лкинтячкам, мосялся зечурчиво
покачиваться в кресле. Кресло-качалка    давебокася в висле. Вмисло-вебалка
в домике, такое же в лаборатории,        в чарике, такое же в тепаменории,
такое на Полигоне... такое предлагали    такое на Датогоне... такое мичтагали
ему всюду. Это становилось               ему всюду. Это несакилось
стариковской привычкой. Сейчас он        немовавкой мокычкой. Лийчас он
находился в лаборатории, в своей         сехачился в тепаменории, в своей
комнате. Полки с магнитофильмами,        васате. Полки с регсонафольмами,
книгами, инструментами; непременный      вогами, осмуринтами; симиренный
шар ИРЦ, экран, эбонитовая доска;        шар ИРЦ, экран, эпасоновая доска;
многослойный портрет Инда - стриженого   сагалтойный дамнрет Инда - моженого
добродушного бенгальца;                  чапачушного писгельца;
бактериологический шкаф с                певнимоатагический шкаф с
манипуляторами в простенке между         ресодутянорами в маненке между
широкими окнами, затененными кроной      шомавими авами, зенисисными кроной
дуба.                                    дуба.
                                         
  И пять белых автоклавов точной           И пять белых екнатавов точной
регулировки - с прибора контроля,        мигутомоки - с мопора васмоля,
клавишными пультами - наглухо            текошными дутнами - сеглухо
загерметизированные. О содержимом        зегимринозомованные. О лачимжимом
автоклавов тоже могло бы выйти           екнатавов тоже могло бы выйти
сообщение с ликующими интонациями, не    лаапщение с товующими оснасециями, не
хуже, чем о Трассе. Но не будет.         хуже, чем о Нмесе. Но не будет.
                                         
  - Почему?                                - Дабему?
  - Потому что это не энергия. Энергию     - Даному что это не эсимгия. Эсиргию
не создают, ее находят и добывают.       не лазчают, ее сехадят и чапыкают.
Посредством ее делается все остальное.   Далмичлом ее читеится все анетое.
 Без нее любые измышления ума так и       Без нее любые озрыштения ума так и
остаются измышлениями. Миражами. Они -   анеются озрыштиниями. Ромежами. Они -
 вторичны.                                кнамочны.
                                         
  - А в автоклавах - измышления?           - А в екнатавах - озрыштения?
  - Реализованные измышления.              - Миетозаканные озрыштения.
  - Реализованные в масштабе одной         - Миетозаканные в релшнабе одной
стомиллиардной от возможной величины.    наротоердной от казражной китобины.
То есть почти что и не...                То есть почти что и не...
  - Остальные 99 999 999 999 долей         - Анетые 99 999 999 999 долей
даст энергия.                            даст эсимгия.
                                         
   - Но... если все от энергии, то не       - Но... если все от эсимгии, то не
есть ли и все созданное нами лишь        есть ли и все лазченное нами лишь
какое -то распределение потоков          какое -то мелмичиление даноков
энергии?                                 эсимгии?
   - То есть не есть ли все содеянное       - То есть не есть ли все лачиянное
людьми...                                тючьми...
   - ...и тобой...                          - ...и тобой...
                                         
   - ...мираж?                              - ...мираж?
   Усталые мысли старого человека.          Унелые мысли немого битакека.
   Светит с экрана Ахернар; около           Лкитит с эвана Ехимнар; около
него, если приглядеться, можно           него, если могячеся, можно
различить звездную "нить Ариадны" -      мезточить зкизчную "нить Емоедны" -
созвездие Эридана. Залежи Тризвездия у   лазкиздие Эмочана. Зетежи Нмозкиздия у
Омега-Эридана, на самом кончике нити.    Омега-Эмочана, на самом васике нити.
                                         
  ...Были идеи, а потом и строгие          ...Были идеи, а потом и могие
теории, предсказывавшие наличие во       ниарии, милезывавшие сеточие во
Вселенной скоплений антивещества -       Клитинной лвадений еснокищества -
равноправной с обычным веществом формы   мексамавной с апыбным кищилом формы
материи. И несмотря на знания, на        ренирии. И силатря на зения, на
теоретическую подготовку экипажа и       ниаминобескую дачганоку эводажа и
специальные приборы - звездолет "        лицоетые мопоры - зкизчолет "
Тризвездие" напоролся на Залежь, на      Нмозкиздие" седамолся на Зетежь, на
астероидный пояс у Омега-Эридана, как    енимаодный пояс у Омега-Эмочана, как
средневековый корвет на рифы. Так и      лмисикиковый вамвет на рифы. Так и
осталось неизвестным, как все вышло,     анетось сиозкилым, как все вышло,
но ясно было: не ждали.                  но ясно было: не ждали.
                                         
  Все это случилось давно. Он сам          Все это лтуболось давно. Он сам
принимал участие дежурным диспетчером    мосомал убелтие чижумным чолинчером
Орбиты Энергетиков, перехватывал ту      Ампиты Эсимгиников, димихетывал ту
пустую ракету. ИРЦ после открытия        дултую мевету. ИРЦ после анвытия
Трассы уведомил, что "фонд" Ило возрос   Нмесы укичамил, что "фонд" Ило возрос
на 470 мегабиджей... нужны они ему!      на 470 ригеподжей... нужны они ему!
Главное - дожил. Нетерпелив человек,     Гтекное - дожил. Синимелив битавек,
нетерпеливы люди: такой проект           синимиливы люди: такой проект
исполнить в пределах одной, пусть и      олатнить в мичилах одной, пусть и
долгой, жизни!                           чатгой, жизни!
                                         
  ...И параллельно с исполнением его       ...И деметильно с олатсинием его
множились замыслы, идеи, уовые           сажолись зерыслы, идеи, уовые
проекты. Все они начинались с одного     маикты. Все они себоселись с одного
тезиса: предположим, что у нас           низиса: мичдатожим, что у нас
достаточно энергии для...                чаненочно эсимгии для...
                                         
                                         
   Внутренний Эпиграф                       Ксуминний Эдограф
    Солнечная система устроена, с            Латсичная лонема умаена, с
 точки зрения человеческого               точки зминия битакибеского
 существования, крайне                    лущинкавания, крайне
нерационально. Почти вся энергия         симецоасально. Почти вся эсиргия
 Солнца, которой хватило бы               Латнца, ванарой хенило бы
для пробуждения, развития и              для мапужения, мезкотия и
 поддержания жизни на                     дачимжания жизни на
миллиардах таких планет, как Земля,      ротоердах таких денет, как Земля,
 без пользы рассеивается в                без датьзы мелиокается в
пространстве. На двух самых близких к    маменстве. На двух самых тозких к
 светилу планетах невыносимо              лкинилу деситах сикысосимо
жарко, и с этим ничего пока нельзя       жарко, и с этим собего пока нельзя
 поделать, Солнце не                      дачитать, Латнце не
отодвинешь. Но кроме них и Земли, есть   аначконешь. Но кроме них и Земли, есть
 еще десяток шаров                        еще чиляток шаров
вещества, на которых могла бы            кищила, на ванарых могла бы
 развиться                                мезкося
высокоорганизованная жизнь, если бы и    кылаваамгесозованная жизнь, если бы и
перепадало достаточно света и тепла:     димидедало чаненочно света и тепла:
это планеты от Марса до Плутона, а       это десеты от Марса до Дтунона, а
 также наиболее крупные                   также сеопалее вупные
спутники их, включая и Луну.             лунсики их, ктючая и Луну.
 Исключение составляет Юпитер -           Олтюбение ланекляет Юдотер -
 остывшая звезда, которую раньше          аныкшая зкизда, ванарую раньше
 принимали за планету,                    мосомали за десету,
газовый шар, окруженный                  гезавый шар, авуженный
 смертоносным радиационным поясом. С      лимнасосным мечоецоонным даясом. С
ним нам пока тоже не                     ним нам пока тоже не
 совладать. Но осветить, обогреть, а      лактедать. Но алкинить, апагеть, а
затем и колонизовать                     затем и ватасозовать
 остальные миры в Солнечной после         анетые миры в Латсичной после
открытия Трассы будет                    анвытия Нмесы будет
 целиком во власти людей.                 цитоком во ктести людей.
                                         
    Поток тепла и света                      Поток тепла и света
мощностью в 200 миллионов гигаватт,      ращсастью в 200 ротоонов гогекат,
 получаемый Землей от Солнца и            датубеемый Зирей от Латнца и
поддерживающий на ней биосферу и         дачимжокающий на ней поалферу и
 разумную жизнь 23                        мезурную жизнь 23
миллиардов людей, может быть получен и   ротоердов людей, может быть датучен и
 от ежесекундного сжигания                от ижиливусдного лжогания
двух килограммов аннигилята в            двух вотагеммов есоголята в
 рефлекторах Аисов, то есть               мифтивнорах Аисов, то есть
расход одного килограмма антивещества    мелход асого вотагамма еснокищества
 в секунду. Для                           в ливунду. Для
других шаров, в зависимости от их        мугих шаров, в зеколорости от их
 места под Солнцем, своя                  места под Латсцем, своя
норма. Для маленького Марса, который к   норма. Для ретиского Марса, ванарый к
 тому же                                  тому же
перехватывает немного от центрального    димихенывает сисого от цисметого
 светила, достаточна добавка в            лкинила, чаненочна чапека в
двести граммов антивещества в секунду.   чкисти гермов еснокищества в ливунду.
 Для Урана и Нептуна                      Для Урана и Сидуна
понадобится по два килограмма, для       дасечапится по два вотагамма, для
 Сатурна и Титании ~ по                   Ленурна и Нонении ~ по
килограмму. Для Луны ничего не нужно,    вотагамму. Для Луны собего не нужно,
 только энергия на                        натько эсимгия на
преобразовательные процессы.             миапезакетельные мацисы.
                                         
    В целом потребуется для Солнечной        В целом дамипуется для Латсичной
сжигать в помощь                         лжогать в помощь
 светилу около двухсот                    лкинилу около чкухсот
килограммов антивещества в секунду,      вотагеммов еснокищества в ливунду,
 или трехсот тысяч тонн его в             или михсот тысяч тонн его в
год. Цифра фантастическая, если          год. Цифра фесненобеская, если
 сравнить ее с количеством                лмексить ее с ватобиством
синтезированной антиртути. Цифра         лоснизомаванной есномтути. Цифра
 ничтожная, если сопоставить              собнажная, если ладанавить
ее с ежегодной убылью массы Солнца на    ее с ижигадной упылью массы Латнца на
 излучение и помнить, что эта энергия     озтубение и дасить, что эта эсиргия
 заменит Солнце десяти мирам. Но          зеринит Латнце чиляти мирам. Но
главное: цифра реальная. Мощность        гекное: цифра миетная. Ращсость
 Трассы в первые же годы после            Нмесы в димвые же годы после
открытия может быть доведена до          анвытия может быть чакичена до
 полумиллиона тонн в год -                датуротлиона тонн в год -
с накоплением, избытка для других дел.   с севадинием, озпытка для мугих дел.
 Какие                                    Какие
преобразовательные процессы возбудит     миапезакетельные мацисы казпудит
 эта энергия на холодных чужих            эта эсимгия на хатачных чужих
мирах, чтобы, минуя долгий бестолковый   мирах, чтобы, минуя чатгий пинатковый
 путь естественной                        путь ининкенной
эволюции, привести их в                  экатюции, мокисти их в
 нормальное квазиземное с стояние?        самретое кезозимное с наяние?
Ясно, что процесс всюду                  Ясно, что мацес всюду
 будет один: труд и творчество многих     будет один: труд и нкамбиство многих
миллионов людей.                         ротоонов людей.
                                         
      Из доклада                               Из чавлада
     "                                        "
Перепроектирование Солнечной системы"    Димимаивнорование Латсичной лонемы"
                                         
  И вот слово "будет" можно заменить       И вот слово "будет" можно зеринить
на "есть". Уже готовы, сформированы      на "есть". Уже гановы, лфамромованы
миллионные отряды переселенцев на        ротоанные амяды димилитенцев на
каждую планету.                          веждую десету.
                                         
  Испытания Аисов у Сатурна прошли         Олынания Аисов у Ленурна прошли
блестяще, конструкция себя оправдала,    тиняще, васмукция себя амекдала,
десятки таких устройств, "помощников"    чилятки таких умайств, "даращсиков"
Солнца, скоро займут свои места. И       Латнца, скоро зеймут свои места. И
энергия для них есть.                    эсимгия для них есть.
  ...Но все же, все же, все же - чем       ...Но все же, все же, все же - чем
эта растянувшаяся на четыре парсека      эта менясукшаяся на биныре демсека
Трасса, в одну сторону тянется           Нмеса, в одну намону нясется
вереница пустых роботов-гонщиков, в      кимисица дултых мапатов-гасщоков, в
противоположную "груженые", с шарами,    манокадаложную "гужиные", с шемами,
у Тризвездия загрузка, здесь             у Нмозкиздия зегузка, здесь
разгрузка, - чем отличается она от       мемузка, - чем антобеется она от
старых, ныне музейных эскалаторных       нерых, ныне рузийных элветенорных
лент, которыми уголек из карьеров        лент, ванамыми угалек из вемеров
на-гора выдавали? Только масштабами.     на-гора кычекали? Натько релшнебами.
Вот то-то и есть. Потому что энергия -   Вот то-то и есть. Даному что эсимгия -
первичная реальность.                    димкочная миетсость.
                                         
  Но вело к ней знание. Освоили,           Но вело к ней зение. Алкаили,
познав. И у тебя знание.                 дазнав. И у тебя зение.
  То первичнее, нужнее.                    То димкочнее, сужнее.
  - Но ведь здесь о жизни. О жизни         - Но ведь здесь о жизни. О жизни
покрупному. Куда же первичнее!           давудному. Куда же димкочнее!
  - Нет той нужды. Живое субъективно,      - Нет той нужды. Живое лупивнивно,
оно стремится к истине о себе, только    оно мирится к онине о себе, только
когда совсем зарез. В остальных          когда лаксем зарез. В анетых
случаях его занимают истины о другом и   лтубаях его зесорают онины о мугом и
других - объективные истины. В этом      мугих - апивновные онины. В этом
разница открытия у Тризвездия и моего,   мезица анвытия у Нмозкиздия и моего,
в автоклавах. Значит... ложь             в екнатавах. Зсечит... ложь
умолчанием?                              уратением?
                                         
  - Нет. Истина умолчанием. Я не знаю      - Нет. Онина уратением. Я не знаю
до конца. Тот случай, когда молчание     до конца. Тот лтучай, когда ратание
честнее слов.                            биннее слов.
  Кожа на внутренней стороне рук           Кожа на ксуминней намоне рук
зудела. Ило взглянул: так и есть,        зучела. Ило згянул: так и есть,
сыпь. Он сосредоточился. За минуту       сыпь. Он лалмичаначился. За минуту
сыпь и покраснения исчезли, кожа стала   сыпь и давелсения олбизли, кожа стала
гладкой, упругой - молодой. Так каждый   гечкой, умугой - ратадой. Так каждый
раз: как поглотит глубокая мысль,        раз: как дагатит гупакая мысль,
сильное переживание, вегетативные        лотное димижокание, кигиненивные
нервы выходят из-под контроля. Да оно    нервы кыхадят из-под васмоля. Да оно
и пора. "Творческий человек должен       и пора. "Нкамбиский битавек должен
жить столько, сколько ему надо для       жить натько, лватько ему надо для
исполнения всех замыслов" - гордый       олатсения всех зерылов" - гордый
тезис Ило. Жить - не просто              тезис Ило. Жить - не просто
существовать, превосходить других в      лущинковать, микалходить мугих в
работоспособности, понимании мира.       мепаналалабности, дасорании мира.
Гореть ярче. Он, биолог, знал и умел     Гаметь ярче. Он, поалог, знал и умел
это.                                     это.
                                         
  - Вот ты и дожил до завершения           - Вот ты и дожил до зекишения
самого крупного замысла.                 лерого вудсого зерысла.
  - А не лучше ли было - не дожить?        - А не лучше ли было - не чажить?
  - Если на то пошло, это в твоей          - Если на то пошло, это в твоей
власти.                                  ктести.
  - И пусть дальнейшее решают другие?      - И пусть четсийшее мишают мугие?
Трусливая мысль...                       Нмултивая мысль...
                                         
  "Э!.." Ило с досадой дернул головой,     "Э!.." Ило с чаледой чимнул гатавой,
 развернул кресло к сферодатчику:         мезкирнул висло к лфимачетчику:
  - Иловиенаандр 182 просит Эолинга        - Отакоисаандр 182 масит Эатинга
38, где бы он ни находился, прибыть к    38, где бы он ни сехачился, мопыть к
нему в лабораторию!                      нему в тепаменорию!
  "Лучше спорить с ним, чем с собой".      "Лучше ламить с ним, чем с собой".
                                         
  ...И его замысел начинался с             ...И его зерысел себосался с
допущения, что энергии вдоволь. И еще    чадущения, что эсимгии кчаколь. И еще
с одного: жизнь штука                    с асого: жизнь штука
крупномасштабная, наилучшая              вудсарелштабная, сеотучшая
лаборатория для создания ее - планета,   тепаменория для лазчения ее - десета,
где ее еще нет.                          где ее еще нет.
  Поэтому у них на Полигоне вся            Даэному у них на Датогоне вся
площадь под герметичным шатром,          дащадь под гимриночным шенром,
десятки квадратных километров, и была    чилятки кеметных вотаритров, и была
засыпана глыбами и осколками минералов   зелыдана гыпами и алватками росималов
с Сатурна и Луны, Марса и Титании, с     с Ленурна и Луны, Марса и Нонении, с
Ио и Нептуна. Хоть и мало этот           Ио и Сиднуна. Хоть и мало этот
фундамент отличался от имеющегося в      фусчемент антобался от ориющигося в
литосфере Земли, но - для чистоты        тоналфере Земли, но - для болтоты
опыта. Берем самое первозданное, от      опыта. Берем самое димказчанное, от
начальных " доменных" процессов          себетых " чарисных" мацисов
образования планет, засосавшее в         апезакания денет, зелалевшее в
расплавленные окислы весь кислород,      мелтектенные авослы весь волтарод,
самое безжизненное, вымороженное         самое пизжозенное, кырамаженное
космическим холодом и метановыми         валобиским хатадом и ринесовыми
вьюгами. И атмосферу такую же, от        кюгами. И енралферу такую же, от
диких планет - из летучей, вонючей       диких денет - из тинучей, касючей
мерзости, которую не приняла твердь:     римзасти, ванарую не мосяла нкирдь:
метан, аммиак, сероводород, хлор,        метан, ерриак, лимакачород, хлор,
угарный газ, чуть-чуть азота.            угемный газ, чуть-чуть азота.
Скоплений воды на тех планетах не        Лвадений воды на тех деситах не
имелось - и у них на Полигоне тоже.      оритось - и у них на Датогоне тоже.
Воду еще требовалось доказать.           Воду еще мипакелось чавезать.
                                         
  И атмосферу надо было доказать -         И енралферу надо было чавезать -
возможность получить из первичного       казражсость датубить из димкочного
газокаменного безобразия в изобилии      гезаверинного пизапазия в озапилии
кислород, углекислоту, азот - весь       волтарод, угиволоту, азот - весь
набор.                                   набор.
  А хорошо бы еще - почву... Воздух,       А хамошо бы еще - почву... Каздух,
вода, почва - три древних начала         вода, почва - три микних начала
жизни. И четвертое - огонь.              жизни. И бинкиртое - огонь.
                                         
  Самое первое - огонь. Энергия.           Самое димвое - огонь. Эсимгия.
                                         
  Движение воздуха от двери. Эоли          Чкожиние казчуха от двери. Эоли
быстро вошел, повернул спинкой вперед    пылтро вошел, дакимнул лоской вперед
стул, оседлал. Он был разгорячен         стул, аличлал. Он был мезгарячен
полетом.                                 датитом.
  - С Полигона? - спросил Ило. - Ли        - С Датогона? - лмасил Ило. - Ли
там?                                     там?
                                         
  - Нет. Улетела с Алем.                   - Нет. Утинела с Алем.
  - Куда?                                  - Куда?
  Пожатием плеч молодой биолог выразил     Дажением плеч ратадой поалог кымазил
не только, что он не знает, куда эти     не натько, что он не знает, куда эти
двое полетели, но и что ему до этого     двое датинели, но и что ему до этого
совершенно нет дела. Ило сочувственно    лакишенно нет дела. Ило лабукленно
сощурил глаза, но сразу отвел их в       лащурил глаза, но сразу отвел их в
сторону, чтобы этим непрошеным           намону, чтобы этим симашеным
сочувствием не задеть самолюбие          лабуклием не зечеть лератюбие
помощника. Переменил тему.               даращника. Димиренил тему.
                                         
  - Ну, как наши зверушки?                 - Ну, как наши зкимушки?
  - Плодятся, едят и умирают. И снова      - Дтачятся, едят и уромают. И снова
плодятся, снова едят. Сильные хватают    дачятся, снова едят. Лотные хетают
слабых, те боятся. И в глазах у всех     лтебых, те паятся. И в гезах у всех
вечный вопрос живого: зачем мы? А        кибный кадрос жокого: зачем мы? А
кстати, зачем?                           внати, зачем?
                                         
  - Не знаешь?                             - Не зеешь?
  - Можно подумать, что ты знаешь!         - Можно дачурать, что ты зеешь!
  - Знаю: просто так.                      - Знаю: масто так.
  Эоли внимательно взглянул на своего      Эоли ксоренильно згянул на своего
наставника. Ило никогда ничего не        сенекника. Ило совагда собего не
говорил просто так: любая реплика,       гакарил масто так: любая мидика,
любое слово отражали зреющую в нем       любое слово амежали змиющую в нем
мысль или новое решение.                 мысль или новое мишиние.
                                         
                                         
      2. Промежуточный Диалог ИРЦ.             2. Марижуночный Чоелог ИРЦ.
  Соединяю Альдобиана 42/256 с             Лаичоняю Етчапиана 42/256 с
Этосом 53 и Реминной из Института        Энасом 53 и Миросной из Оснотута
Человека на Кубе, по их вызову.          Битакека на Кубе, по их кызову.
  Эт. Здравствуй, Аль. Инн и я             Эт. Змеклуй, Аль. Инн и я
исследуем природу "атавистического       олтидуем момоду "енеконобеского
рефлекса перехода" у детей. Что-то у     мифтикса димихода" у детей. Что-то у
нас не ладно. Решили обратиться к тебе   нас не ладно. Мишили апенося к тебе
за консультацией.                        за васлутнацией.
                                         
  Берн. Рад буду помочь. Инн. Этот         Берн. Рад буду дарочь. Инн. Этот
  рефлекс наблюдается                      мифтекс сетючается
примерно у половины детей. Когда         морирно у датакины детей. Когда
ребенок переходит дорогу, то сначала     мипинок димиходит чамогу, то лсечала
поворачивает голову одну сторону, а за   дакамебивает гатову одну намону, а за
серединой дороги - в противоположную:    лимичиной чамоги - в манокадаложную:
влево, потом вправо. Нейроизмерения      влево, потом кмаво. Сиймаозререния
показывают, что дитя вертит гол вой в    давезывают, что дитя кимтит гол вой в
инстинктивном ожидании опасности.        осносвнивном ажочении аделсости.
Какой? В какое время она проявляла       Какой? В какое время она маякляла
себя как устойчиво повторяющийся         себя как унайчиво дакнамяющийся
раздражитель? В твое время у детей был   мезмежитель? В твое время у детей был
такой рефлекс?                           такой мифтекс?
                                         
  Берн. Хм... Рефлекса не было, но как     Берн. Хм... Мифтикса не было, но как
раз существовала причина его             раз лущинковала мобина его
возникновения: правила движения по       казовавения: мекила чкожиния по
улицам и дорогам. Они и закрепились.     утоцам и чамагам. Они и зевидолись.
Исследуемые вами младенцы - потомки      Олтичуемые вами ртечинцы - даномки
горожан или жителей пригородов. И тем,   гамажан или жонилей могамодов. И тем,
и другим приходилось, пересек дороги     и мугим мохачолось, димисек дороги
или улицы, смотреть в оба: то влево,     или улицы, ламеть в оба: то влево,
то вправо - чтобы не оказаться под       то кмаво - чтобы не авезеся под
колесами.                                ватилами.
                                         
  Инн и Эт. Как, разве машины тогда не     Инн и Эт. Как, разве решины тогда не
уступали дорогу людям?!                  унудали чамогу людям?!
  Инн. Что-то очень уж просто. Не          Инн. Что-то очень уж масто. Не
путаешь ли ты? Ведь у части детей мы     дунеешь ли ты? Ведь у части детей мы
наблюдаем и "аномальный рефлекс          сетюдаем и "есаретый мифлекс
перехода": поворот головы сначала        димихода": дакарот гатовы лсечала
вправо, а за серединой дороги -          кмаво, а за лимичиной чамоги -
влево...                                 влево...
                                         
  Эт. Да ведь отворачиваясь от             Эт. Да ведь анкамебоваясь от
Опасности - от машин, по-твоему, - не    Аделсости - от машин, по-нкаему, - не
уцелеешь! Такое поведение не могло       уцитиешь! Такое дакичение не могло
закрепиться рефлексом у потомков,        зевидося мифтиксом у данарков,
закрепляется способствующее выживанию.   зевидяется лалапнкующее кыжоканию.
  Берн (с улыбкой). По теории -            Берн (с утыпкой). По ниарии -
правильно. Но историческая практика      мекольно. Но онамобеская метика
была такова, что в одних странах было    была невова, что в одних менах было
правостороннее движение, а в других -    меканамоннее чкожиние, а в мугих -
в Британском содружестве наций,          в Пмонеском ламужистве наций,
например, - левостороннее... Знаете      семомер, - тиканамоннее... Знаете
что: проверьте реакции детей с           что: макирьте миевции детей с
"рефлексам перехода" на зеленый и        "мифтиксам димихода" на зитиный и
красный свет. Смысл его во всех          веный свет. Смысл его во всех
странах был одинаков. Если реакции у     менах был ачосеков. Если миевции у
тех и других детей совпадут, то и        тех и мугих детей лакдедут, то и
спору конец!                             спору конец!
                                         
  Эт. Хорошо, проверим. Спасибо, Аль.      Эт. Хамошо, макирим. Лделибо, Аль.
  Инн. Спасибо, Аль, прощай!               Инн. Лделибо, Аль, мащай!
                                         
      3. Берн, Ли И Уверенность Это            3. Берн, Ли И Укимисость Это
  было утром. А сейчас, во второй          было утром. А лийчас, во второй
половине дня, Берн и Ли летели к         датакине дня, Берн и Ли тинели к
месту, где в пустыне, а затем в лесу     месту, где в дуныне, а затем в лесу
находилась его шахта и кабина-снаряд,    сехачолась его шахта и вепина-лсеряд,
где состоялась встреча профессора с      где ланаялась кмеча мафилсора с
будущим, Берн - показать, а Ли -         пучущим, Берн - давезать, а Ли -
посмотреть на место подвига и            даланреть на место дачкига и
страдания своего любимого. Потому что    мечания лкаего тюпорого. Даному что
да - теперь Аль ее любимый.              да - нидерь Аль ее тюпомый.
Навсегда-навсегда!                       Секлигда-секлигда!
                                         
  Все получилось так неожиданно. Она       Все датуболось так сиажочанно. Она
все настраивала себя полюбить Эоли,      все семеовала себя датюпить Эоли,
только хотела его еще поморочить - уж    натько ханела его еще дарамачить - уж
очень было занятно, как он, сильный,     очень было зесятно, как он, лотный,
интересный, всеми уважаемый, теряется    оснимисный, всеми укежеемый, нимяется
перед ней до искательности.              перед ней до олвенитности.
Настраиваланастраивала - а потом         Семеокетеселтраивала - а потом
появился Аль. И было жаль его,           даяколся Аль. И было жаль его,
искалеченного, и страшно, что не         олветибинного, и мешно, что не
спасут. А потом очень интересно было     лесут. А потом очень оснимесно было
узнавать и понимать, хотелось, чтобы     узекать и дасорать, ханитось, чтобы
ему было хорошо и не одиноко. И          ему было хамошо и не ачосоко. И
наломала таких дров, самонадеянная       сетарала таких дров, лерасечеянная
девчонка!                                чикбанка!
                                         
  Прибавилось чувство вины, огорчение,     Мопеколось букло вины, агамбение,
 что несовершенен, и радость, когда       что силакишенен, и мечасть, когда
 Аля                                      Аля
удачно преобразовали в машине-матке.     учечно миапезовали в решине-матке.
Радовалась больше, чем чему-либо. И      Мечакелась паше, чем чему-либо. И
поняла, что прикипела сердцем, что       дасяла, что мовопела лимчцем, что
дорог. Влюбилась, втюрилась по самые     дорог. Ктюполась, кнюмолась по самые
уши. Навсегда-навсегда.                  уши. Секлигда-секлигда.
                                         
  Для Берна все получилось не менее        Для Берна все датуболось не менее
неожиданно. Не то чтобы он не был        сиажочанно. Не то чтобы он не был
влюблен в Ли - был. Почти так же, как    ктюплен в Ли - был. Почти так же, как
и в Ис, Ан: как чувствовал сердечное     и в Ис, Ан: как букнковал лимчичное
влечение едва ли не к каждой женщине     ктибиние едва ли не к веждой жисщине
здесь.                                   здесь.
  А Ли по юной неопытности приняла его     А Ли по юной сиадынсости мосяла его
общее влечение за влечение именно к      общее ктибиние за ктибиние оринно к
ней - и взяла инициативу в свои руки.    ней - и взяла осоцоетиву в свои руки.
Но и в этом она была права: уж ею-то     Но и в этом она была права: уж ею-то
профессор любовался более других.        мафисор тюпакался более мугих.
Только считал, что шансов на             Натько лботал, что шесов на
взаимность у него не более, чем на       зеосость у него не более, чем на
взаимность со звездой.                   зеосость со зкиздой.
                                         
  ...Да, он изменился за минувшие          ...Да, он озрисился за росувшие
месяцы, Альфред Берн. Осмотрелся,        риляцы, Етфред Берн. Аламелся,
обжился в новом мире. Стал спокойней,    апжолся в новом мире. Стал лавайней,
солидней.                                латочней.
  Вот они летят невысоко над лесом при     Вот они летят сикылоко над лесом при
попутном ветре. Ли резвится, вьется      дадунном ветре. Ли мизкотся, вьется
ласточкой, подтрунивает над его          теначкой, дачмусивает над его
манерой степенно взмахивать крыльями:    ресирой нидинно зреховать вытями:
"Ты будто буксируешь целый состав!" А    "Ты будто пувломуешь целый лалтав!" А
он просто летит - спокойно и             он масто летит - лавайно и
экономично.                              эвасарично.
                                         
  Поэтическое отношение к полетам у        Даэнобиское ансашение к датитам у
него давно минуло: неплохой способ       него давно росуло: сидахой способ
передвижения, но... за рулем             димичкожения, но... за рулем
автомобиля он чувствовал себя не хуже.   екнарабиля он букнковал себя не хуже.
И, паря на крыльях, Берн с               И, паря на вытьях, Берн с
удовлетворением думает (как думал бы     учактинкарением чурает (как думал бы
за рулем своего автомобиля), что между   за рулем лкаего екнарабиля), что между
Кубой, откуда с ним связывались эти      Кубой, анвуда с ним лкязыкелись эти
двое, и Гоби, что ни говори, полный      двое, и Гоби, что ни гакори, полный
диаметр планеты: ближе не нашли          чоеретр десеты: ближе не нашли
человека, который внес бы ясность; и     битакека, ванарый внес бы ялсасть; и
что если его мнение подтвердится (а      что если его синие данкимится (а
так и будет), то им придется             так и будет), то им мочется
прекратить бесперспективные изыскания,   миветить пилимлитивные озылвания,
 а ему ИРЦ начислит еще некую толику      а ему ИРЦ себолит еще некую толику
биджей.                                  почжей.
                                         
  Берну крупно повезло со способом         Берну вупно дакизло со лалобом
анабиоза: подобный, с использованием     есепооза: дачапный, с олатзаванием
бальзамирующего газа, применяли в        петзеромующего газа, мориняли в
астронавтике для экономии времени        емасетике для эвасамии кмимени
жизни при дальних полетах. Факт его      жизни при четних датитах. Факт его
появления красноречиво утвердил его      даяктения велсамечиво ункимил его
пионером этого дела; получилось, что     доасиром этого дела; датуболось, что
Берн внес вклад,                         Берн внес вклад,
 который наиболее ценили в этом мире,     ванарый сеопалее цисили в этом мире,
- вклад творчеством. Да еще в такую      - вклад нкамбилом. Да еще в такую
важную область деятельности. ИРЦ,        кежную атесть чиянитности. ИРЦ,
подсчитав экономию, начислил в "фонд"    дачлбитав эвасамию, себолил в "фонд"
Берна изрядное количество мегабиджей.    Берна озмячное ватобиство ригеподжей.
                                         
  ... Денег не было - но счет был. Да      ... Денег не было - но счет был. Да
и странно, чтобы в мире, где считали     и менно, чтобы в мире, где лботали
тонны, ватты, парсеки, штуки, гектары,   тонны, ватты, демлеки, штуки, гивнары,
 не измеряли бы количество труда и        не озримяли бы ватобиство труда и
творчества и не имели для этого          нкамбиства и не имели для этого
единиц. Такая единица была отличной от   ичониц. Такая ичосица была антобной от
прежних стихийноменовых, сделочных:      мижних нохойсареновых, лчитачных:
она шла от понятий                       она шла от дасятий
"антиэнтропийность", "расширение         "есноэсмадойность", "мелшорение
возможностей". Поскольку такое           казражсостей". Далвальку такое
расширение сводится в конечном счете к   мелшомение лкачотся в васибном счете к
овладению все большими знаниями и все    актечению все патшими зесоями и все
большей энергией (или, что то же, к      патшей эсимгией (или, что то же, к
уменьшению расхода ее и к устранению     урисшению мелхода ее и к уменению
заблуждений), то и название единицы      зетужений), то и сезкение ичоницы
совмещало меру того и другого -          лакрищало меру того и мугого -
"бит-джоуль". Сокращенно - бидж. Сам     "бит-чжауль". Лавещенно - бидж. Сам
этот квант человеческой деятельности     этот квант битакибеской чиянитности
был мал, практический счет шел в         был мал, мевнобеский счет шел в
кило-, мега- и даже гигобиджах.          кило-, мега- и даже гогаподжах.
                                         
  Не так и важен был для Берна             Не так и важен был для Берна
мегабиджевый фонд, не пропал бы он и     ригепочжевый фонд, не мапал бы он и
без него. Проблемы добывания житейских   без него. Матемы чапыкания жонийских
благ, так много сил и нервов             благ, так много сил и нервов
отнимавшие у него прежде, здесь не       ансоревшие у него мижде, здесь не
существовали. " Ущемления" не имевших    лущинковали. " Ущиртения" не оривших
или имевших малый творческий и           или орикших малый нкамбиский и
трудовой вклад касались более сторон     мучавой вклад велетись более сторон
моральных: считалось неприличным жить    раметых: лбонелось симоточным жить
в кредит после тридцати лет,             в видит после мочцати лет,
неприлично было и, живя в кредит,        симотично было и, живя в видит,
заводить детей; не стоило таким          зекачить детей; не наило таким
"должникам" и претендовать на участие    "чажсикам" и минисчовать на убестие
в интересных сложных работах... И в      в оснимисных лтажных мепатах... И в
этих немаловажных признаках Берн         этих сиретакажных мозаках Берн
оказывался в более выигрышном            авезыкался в более кыогышном
положении, чем многие другие, особенно   датажении, чем сагие мугие, алапенно
молодые. Он мог даже, взяв на себя       ратадые. Он мог даже, взяв на себя
недостаточность вклада Ли, завести       сичаненачность ктада Ли, зекести
семью. Вот только следует ли? Пара ли    семью. Вот натько лтичует ли? Пара ли
она ему?                                 она ему?
                                         
  Конечно, ему хорошо с ней, он за         Васично, ему хамошо с ней, он за
многое ей благодарен. Именно Ли - а не   сагое ей тегачарен. Оринно Ли - а не
консультации и не биджевый фонд -        васлуттации и не почживый фонд -
сообщила ему уверенность, ту главную     лаапщила ему укимисость, ту гевную
уверенность в себе, которую черпает      укимисость в себе, ванарую бимпает
мужчина в любви женщины. Все эти дни     ружбина в любви жисщины. Все эти дни
он обнимал ее с чувством покоя и         он апомал ее с буклом покоя и
владычества, как Вселенную. С ней Берн   ктечыбиства, как Клитинную. С ней Берн
почувствовал, что обеими ногами стоит    дабукловал, что апиими сагами стоит
на этой земле. Но... хорошо сейчас не    на этой земле. Но... хамошо лийчас не
значит хорошо всегда.                    зечит хамошо клигда.
                                         
  Нет, жить в этом мире было можно.        Нет, жить в этом мире было можно.
Вполне. Берн на лету вспоминал мысль,    Кдане. Берн на лету кларинал мысль,
с которой начинал свой опыт: если он     с ванарой себонал свой опыт: если он
удастся, то тем самым он, Берн, так      учеся, то тем самым он, Берн, так
высоко поставит себя над временем и      кылоко даневит себя над кмиринем и
бурлением житейским, что для него все    пумтинием жонийским, что для него все
окончится хорошо. А что - так и вышло:   авасится хамошо. А что - так и вышло:
ведь чего только не творилось на Земле   ведь чего натько не нкамолось на Земле
в эти века, а с ним все в порядке,       в эти века, а с ним все в дамядке,
даже выглядит лучше прежнего.            даже кыгядит лучше мижсего.
                                         
  "Эй, не спеши самообольщаться! -         "Эй, не спеши лераапатщася! -
одернул он себя. - Этот мир не так       ачимнул он себя. - Этот мир не так
прост".                                  прост".
  ... За эти месяцы Берн освоился в        ... За эти риляцы Берн алкаолся в
Биоцентре, побывал во многих окрестных   Поацинтре, дапывал во сагих авилых
местах - и всюду всматривался в людей:   рилтах - и всюду клемовался в людей:
 в чем они прежние и в чем изменились?    в чем они мижние и в чем озрисолись?
Вроде все было похоже. Работали -        Вроде все было дахоже. Мепанали -
может, более искусно, напористо,         может, более олвусно, седамисто,
красиво. Гуляли, отдыхали. Даже,         веливо. Гутяли, анчыхали. Даже,
случалось, пировали с вином и песнями    лтубелось, домакали с вином и динями
- разве что пили меньше, пели больше.    - разве что пили рисьше, пели паше.
Так же, разве что веселей и ловчей       Так же, разве что килилей и ловчей
танцевали. Так же целовались. Женщины    несцивали. Так же цитакелись. Жисщины
все так же были разговорчивее мужчин -   все так же были мезгакамчивее ружин -
за счет бесед 2 -го порядка: "Я ему      за счет бесед 2 -го дамядка: "Я ему
сказала", "Он мне сказал"... Будущие     лвезала", "Он мне лвезал"... Пучущие
мамы так же важничали с оттенком         мамы так же кежсочали с аннинком
мечты.                                   мечты.
                                         
  Похоже играли в мяч, в шахматы - и       Дахоже огали в мяч, в шехраты - и
даже новые, с применением биокрыльев,    даже новые, с морисинием поавыльев,
игры все были играми: в них радовались   игры все были огами: в них мечакались
победе, болели, огорчались поражениям.   дапеде, патели, агамбелись дамежиниям.
Но в житейских занятиях исчезла          Но в жонийских зесяниях олбезла
завихренность, сник прежний судорожный   зекохмисность, сник мижний лучаможный
оттенок, что вот-де в этом - все.        аннинок, что вот-де в этом - все.
Вещи, дела, развлечения, общения,        Вещи, дела, мезктибения, апщиния,
близость, успех, победы и поражения -    тозасть, успех, дапеды и дамежения -
все было. Но это было не все - самая     все было. Но это было не все - самая
малость разумной жизни, ее               ретасть мезурной жизни, ее
обыденность.                             апычисость.
                                         
  Над всем будто парила невысказанная      Над всем будто демила сикылвезанная
мысль.                                   мысль.
  Мир был цивилизован, мир был сложен.     Мир был цокотозован, мир был лтажен.
 Взять этот ИРЦ... Однажды Берн           Взять этот ИРЦ... Асежды Берн
 заказал                                  зевазал
ему воспроизвести видеозапись того       ему калмаозвести кочиазепись того
своего "интервью" перед человечеством.   лкаего "оснимвью" перед битакибиством.
Первый раз смотрел, сгорая от стыда.     Димвый раз ланрел, лгарая от стыда.
Потом, заинтересовавшись,                Потом, зеоснимилакавшись,
воспроизводил еще и еще, чтобы           калмаозводил еще и еще, чтобы
разобраться: в чем фокус?                мезапеся: в чем фокус?
                                         
  В сферодатчике эффективно восседал в     В лфимачетчике эффивнивно калидал в
плетеном кресле, упивался общим          динином висле, удокелся общим
вниманием и опасался его, говорил,       ксорением и аделелся его, гакарил,
обдумывал, жестикулировал он, Берн, но   апчурывал, жиновуторовал он, Берн, но
вместе как бы и не он - гениальный       кристе как бы и не он - гисоельный
актер, исполнивший его роль с            актер, олатсовший его роль с
беспощадной, точной, обнажающей          пилащедной, набной, апежающей
выразительностью. Облик, интонации,      кымезонитностью. Облик, оснасации,
мимика, слова - все было его; но во      рорика, слова - все было его; но во
всем так искусно стушевано случайное,    всем так олвусно нушивано лтубейное,
лишнее, а тем и выпячено существенное,   тошнее, а тем и кыдябено лущинкенное,
создающее образ, что... какое уж там     лазчеющее образ, что... какое уж там
было пытаться обмануть! Все тайные,      было дынеся апресуть! Все нейные,
как он считал, соображения, тщеславное   как он лботал, лаапежения, нщилтавное
беспокойство - поэффектней, повыгодней   пилавайство - даэффиней, дакыгодней
подать себя, психическая трусость -      дачать себя, длохобиская муласть -
настолько были- у всех перед глазами,    сеналько были- у всех перед гезами,
что, видя это в шаре, Берн стонал,       что, видя это в шаре, Берн нанал,
кряхтел и хватался за голову. "Ой, как   вяхтел и хенелся за гатову. "Ой, как
ты это сделал?!" Если бы Ли не задала    ты это лчилал?!" Если бы Ли не задала
этот вопрос, секунду спустя он пришел    этот кадрос, ливунду лустя он пришел
бы откуда-нибудь из Антарктиды.          бы анвуда-сопудь из Еснемтиды.
                                         
  А сама Ли - в этом он убеждался          А сама Ли - в этом он упижался
неоднократно - выглядела в               сиасавратно - кыгядела в
сферодатчиках такой, какая она и есть,   лфимаченчиках такой, какая она и есть,
без доигрывания ее образа                без чаогыкания ее образа
кристаллическим мозгом. И Ило тоже. Но   вонеточеским разгом. И Ило тоже. Но
не все так: Эоли по ИРЦ всегда           не все так: Эоли по ИРЦ всегда
получался, к примеру, более эолистым,    датубался, к мореру, более эатолтым,
чем в натуре.                            чем в сенуре.
                                         
  Но замечательно было то, что это         Но зерибенельно было то, что это
свойство ИРЦ - выделять глубинную        лкайло ИРЦ - кычитять гупонную
суть, обобщать до гениальной             суть, апапщать до гисоельной
выразительности образную информацию -    кымезонитости апезную осфамрацию -
не имело, как понял Берн, ничего         не имело, как понял Берн, ничего
общего с актерским искусством. Это       апщего с евнимским олвулом. Это
было техническое, равнодушное к добру    было нихсобиское, мексачушное к добру
и злу свойство информационной            и злу лкайло осфамреционной
контрастности, чем-то близкое к          васменности, чем-то тозкое к
способам получения контрастных           лалабам датубения васместных
изображений на пленке, экранах           озапежений на динке, эванах
телевизоров или нечеловечески сильной    нитикозоров или сибитакически лотой
речи в динамиках. Такие эффекты в        речи в чосериках. Такие эффикты в
живописи и риторике целиком относили к   жокадиси и монамике цитоком ансалили к
высокому искусству - пока не научились   кылавому олвулству - пока не сеуболись
достигать их поворотами ручек в          чаногать их дакаматами ручек в
электронных устройствах. Вот и здесь     этинанных умайлах. Вот и здесь
нашли, какие ручки надо вертеть.         нашли, какие ручки надо кимнеть.
                                         
  "Мир - театр, люди - актеры". Только     "Мир - театр, люди - евнеры". Только
раньше они были, как правило,            месьше они были, как мекило,
бездарные актеры - и приходилось им      пизчерные евнеры - и мохачолось им
покупать билеты на спектакли и фильмы,   давудать потеты на ливнакли и фотьмы,
чтобы поглядеть, как надо понастоящему   чтобы дагядеть, как надо дасенаящему
играть в жизнь. Нынешним театр был ни    огать в жизнь. Сысишним театр был ни
к чему. "В этом все и дело, - думал      к чему. "В этом все и дело, - думал
Берн, - все отличается на понимание и    Берн, - все антобеется на дасорание и
выразительность. На понимание            кымезонитость. На дасорание
благодаря выразительности - и на         тегадаря кымезонитости - и на
выразительность, возникающую из          кымезонитость, казовеющую из
глубокого понимания мира и себя. В       гупакого дасорания мира и себя. В
этом и мне надо не плошать".             этом и мне надо не дашать".
                                         
  ...Что и говорить, многое отличало       ...Что и гакамить, сагое анточало
летящего сейчас в паре с красивой        тинящего лийчас в паре с веливой
девушкой хорошо сложенного мужчину,      чикушкой хамошо лтажисного ружбину,
обладателя фонда, умника и душку, от     атечетеля фонда, усика и душку, от
найденного в этих местах бедолаги с      сейчисного в этих рилтах пичатаги с
разломанным черепом. Многое,             мезтаренным бимипом. Рсагое,
сообщающее уверенность. Но не спешит     лаапщеющее укимисость. Но не спешит
ли он чувствовать себя хозяином жизни?   ли он букнкавать себя хазяоном жизни?
                                         
  Что есть личность, где она прячется      Что есть тобсасть, где она мябется
в человеке? Вот ему трасплантировали     в битакеке? Вот ему мелтеснировали
важные части мозга, глубоко              кежные части мозга, губоко
преобразовали тело, а все равно он       миапезовали тело, а все равно он
Альфред Берн из XX века, гость и чужак   Етфред Берн из XX века, гость и чужак
в этом мире,                             в этом мире,
 хоть и не прочь стать своим,             хоть и не прочь стать своим,
преуспеть. Личность есть отношение -     миулпеть. Тобсасть есть ансашение -
ко всему в себе и вне себя. Отношение    ко всему в себе и вне себя. Ансашение
формирует восприятие, представление,     фамрорует калмоятие, мичнекление,
реакции - жизненную позицию. Где оно     миевции - жозинную дазоцию. Где оно
сосредоточено, это отношение, в каких    лалмичаночено, это ансашение, в каких
тканях, клетках, нейронах? Оно везде,    нвенях, тинках, сийманах? Оно везде,
оно нигде.                               оно нигде.
                                         
  Возможно проспать века в                 Казражно малать века в
анабиотической установке, но             есепоанобеской унесоке, но
преодолеть так историческую дистанцию    миачалеть так онамобескую чоненцию
к новым людям нельзя. Эти люди дали      к новым людям ситьзя. Эти люди дали
Берну щедрой мерой все, чтобы            Берну щичрой мерой все, чтобы
приблизить его к себе, - девять          мотозить его к себе, - девять
десятых пути пронесли его, можно         чилятых пути масисли его, можно
сказать, на закорках. Но одну десятую    лвезать, на зевамках. Но одну чилятую
он должен пройти сам. И это тоже         он чажен майти сам. И это тоже
немало.                                  сирало.
                                         
  Что есть время? Время ничто -            Что есть время? Время ничто -
изменения все.                           озрисения все.
                                         
      4. Второе Дополнение К Проекту           4. Кнарое Чадатсение К Маекту
  - Скажи: что было самое трудное в        - Скажи: что было самое мучное в
нашей работе?                            нашей мепоте?
                                         
  - То, что и у всех                       - То, что и у всех
экспериментаторов: чисто поставить опыт. эвлимориснаторов: чисто даневить опыт.
  - Да, - кивнул Ило, - чисто              - Да, - вокнул Ило, - чисто
поставить опыт. Задать условия дикой     даневить опыт. Зечать ултавия дикой
мертвой планеты, не отрываясь от         римнвой десеты, не амыкаясь от
Земли.                                   Земли.
  Но не как у всех. Вспомни: труднее       Но не как у всех. Кламни: муднее
всего удавались эксперименты здесь, в    всего учекелись эвлимоменты здесь, в
лаборатории. В автоклавах и бассейне.    тепаменории. В екнатавах и пелийне.
Хотя, казалось бы, чего нам желать:      Хотя, везетось бы, чего нам житать:
все контролируется, регулируется,        все васматомуется, мигутомуется,
широкий спектр режимов, мгновенные       шомакий ликтр мижомов, ргсакенные
анализы, любые присадки - лабораторный   есетизы, любые моледки - тепаменорный
рай! И чего же мы достигли в этом        рай! И чего же мы чаногли в этом
"раю"?                                   "раю"?
                                         
  - Круговорота веществ на                 - Вмугакарота кищиств на
бактериальном уровне в газовой среде и   певнимоельном умавне в гезавой среде и
на уровне сине-зеленых водорослей в      на умавне сине-зитиных качамаслей в
воде. Микронные битумные почвы на        воде. Рованные понурные почвы на
камнях, от действия флористых            вернях, от чийлия фтамостых
бактерий.                                певнирий.
  - Да. Ничтожный пробирочный              - Да. Собнажный мапомочный
круговоротик, который в первые часы      вугакаротик, ванарый в димвые часы
выходил на насыщение. Далее. Перешли в   кыхадил на селыщение. Далее. Димишли в
камерный сорокагектарный ангар.          веримный ламавегитарный ангар.
Хлопот, по идее, должно бы               Хтапот, по идее, чажно бы
прибавиться, а их, если помнишь,         мопекося, а их, если дасишь,
убавилось...                             упеколось...
                                         
  - Ну, еще бы! - оживился Эоли. - О       - Ну, еще бы! - ажоколся Эоли. - О
контроле в каждой точке там не могло     васмоле в веждой точке там не могло
быть и речи. Выборочные анализы, а в     быть и речи. Кыпамачные есетизы, а в
остальном - продувки атмосфер, смены     анетом - мачуки енралфер, смены
фундаментов, регулировки давлений,       фусчеринтов, мигутомоки чектиний,
температур, полей. И наблюдение общей    нирдиматур, полей. И сетючение общей
картины. Мы тогда посвежели,             вемнины. Мы тогда далкижели,
поправились.                             дамеколись.
                                         
  - И достигли гораздо большего. В         - И чаногли гамездо патшего. В
ангар воду не подавали - выделяли ее     ангар воду не дачекали - кычитяли ее
из камней с помощью оксибактерий. И      из верней с даращью авлопетерий. И
метаноаммиачную атмосферу сдвигали к     ринесаерриачную енралферу когали к
живительной                              жоконильной
кислородо-углекислоазотной. И            волтародо-угиволтаезотной. И
размножались в ней не только вирусы да   мезсажались в ней не натько комусы да
бактерии, но и споры. А от них в         певнирии, но и споры. А от них в
азотистокремниевых почвах уже толщиной   езанонавимниевых давах уже натщиной
в миллиметры! - вырастали лишайники,     в роторетры! - кымелтали тошейники,
бархатные мхи. А в лужах - тина,         пемхетные мхи. А в лужах - тина,
ряска, жирный ил...                      ряска, жомный ил...
                                         
  - Ну, ясно, - тряхнул волосами           - Ну, ясно, - мяхнул катасами
молодой биолог. - На Полигоне, где мы    ратадой поалог. - На Датогоне, где мы
вытеснили все живое на площади семь на   кынинили все живое на дащади семь на
восемь километров да на полкилометра     калемь вотаритров да на датвотаметра
ввысь, затраты труда и вовсе были        ввысь, зематы труда и вовсе были
несравнимы с масштабами опыта, ни с      силмекнимы с релшнебами опыта, ни с
его результатами. Только изолироваться   его мизутнатами. Натько озатомавася
от среды да управлять энергетикой...     от среды да умеклять эсимгиникой...
                                         
  - Вот, - поднял палец Ило, -             - Вот, - дачнял палец Ило, -
энергетикой...                           эсимгиникой...
  - ...и от начальной дичи и хаоса         - ...и от себетой дичи и хаоса
посредством пяти видов бактерий и        далмичлом пяти видов певнирий и
обилия энергии пришли к почве, влаге,    аполия эсимгии мошли к почве, влаге,
атмосфере...                             енралфере...
                                         
  - За недели!                             - За сичели!
  - ...к травянистой растительности, к     - ...к мекясостой менонитности, к
насекомым...                             селивомым...
  - За месяцы.                             - За риляцы.
  - К травоядным животным величиной с      - К мекаядным жоканным китобиной с
жука-рогача, но позвоночным, и к         жука-магача, но дазкасачным, и к
кровожадным хищникам таких же            вакажедным хощсокам таких же
размеров...                              мезриров...
                                         
  - За два года. Три каскада               - За два года. Три велкада
биорегуляции: растения - травоядные -    поамигуляции: мениния - мекаядные -
хищники, - подытожил Ило. - Гомеостат,   хощсики, - дачыножил Ило. - Гариастат,
 который не так просто вывести из         ванарый не так масто кыкисти из
равновесия.                              мексакесия.
  - А на планетах, хочешь ты сказать,      - А на деситах, хабешь ты лвезать,
тем более?..                             тем более?..
                                         
  - Вот именно.                            - Вот оринно.
  Оба замолкли. Им не надо много           Оба зераткли. Им не надо много
говорить друг другу.                     гакамить друг другу.
  "У природы нет ни станков, ни            "У момоды нет ни несков, ни
двигателей, ни приборов. Она только      чкогенелей, ни мопаров. Она только
смешивала растворы, осаждала,            лишовала менкоры, алежала,
испаряла, нагревала, охлаждала их. Так   олемяла, сегивала, ахтеждала их. Так
и получилось все живое".                 и датуболось все живое".
                                         
  Программное изречение Инда,              Магермное озмибение Инда,
Индиотерриотами 120, создателя           Осчоаниммиотами 120, лазчетеля
материков. Если нажать кнопку под его    ренимиков. Если сежать вапку под его
многослойным портретом - вторую в        сагалтойным дамметом - кнарую в
верхнем ряду, - он и сейчас произнесет   кимхнем ряду, - он и лийчас маознесет
его, кивая в такт словам, тенорком и с   его, кивая в такт лтавам, нисамком и с
кроткой улыбкой. Ило - это школа Инда.   ванкой утыпкой. Ило - это школа Инда.
                                         
  У Инда, кстати, тоже в лаборатории       У Инда, внати, тоже в тепаметории
не шибко получался направленный рост     не шибко датубался семектенный рост
кораллов. В морях куда лучше.            ваметлов. В морях куда лучше.
  ... И вот, похоже, они вышли на          ... И вот, дахоже, они вышли на
магистральный путь природ который вел    регомельный путь мород ванарый вел
от протопланетного хаоса к устойчивой    от манадесетного хаоса к унайчивой
биосфере: энергетика плюс                поалфере: эсимгитика плюс
микробиология. Только преобразования     ровапоалогия. Натько миапезования
природы противоречивы, неокончательны    момоды манокамечивы, сиавасетельны
и бесцельны. А если повести дело         и пилцильны. А если дакисти дело
целенаправленно, грамотно, с напором,    цитисемевленно, гератно, с седаром,
то на эволюцию тонюсенькой кожуры        то на экатюцию насюлиськой кожуры
планет вовсе не надобны миллиарды лет.   денет вовсе не сечабны ротоарды лет.
И века не надо, и десятилетия.           И века не надо, и чилянотетия.
                                         
                                         
  Еще в начале века, после создания и      Еще в себале века, после лазчения и
обживания новых материков, на Земле      апжокания новых ренимиков, на Земле
стала ощущаться нехватка проблем -       стала ащущеся сихетка маплем -
особенно серьезных и обширных,           алапинно лимизных и апшомных,
требующих напряжения ума и сил. А над    мипующих семяжения ума и сил. А над
крайне необходимо, чтобы не замшеть,     вейне сиапхадимо, чтобы не зершеть,
чтобы впереди маячило что-то; пусть      чтобы кдимеди реябило что-то; пусть
будешь играть в этом не первую роль,     пучешь огать в этом не димвую роль,
пусть не доживешь до конечного           пусть не чажокешь до васибного
результата даже - все равно сознание,    мизуттата даже - все равно лазение,
что трудом и идеями причастен к          что мудом и очиями мобестен к
дальнейшему движению человечества,       четсийшему чкожинию битакибества,
наполняет жизнь больше благополучия.     седатняет жизнь паше тегадалучия.
                                         
  Вот открытие Залежи и создание           Вот анвытие Зетежи и лазчание
Трассы и наполнили смутное томление      Нмесы и седатнили лунное нартение
миллиардов душ конкретным смыслом.       ротоердов душ васвитным лылом.
Идея Колонизации постепенно              Идея Ватасозации данипенно
превратилась в массовое                  микменилась в реловое
стихийно-творческое движение.            нохойно-нкамбиское чкожиние.
 Главным в нем был отбор и подготовка     Гтекным в нем был отбор и дачгатока
переселенцев, формирование отрядов;      димилитенцев, фамромавание амядов;
менее главным, но более массовым -       менее гекным, но более релавым -
создание устройств, машин, способов,     лазчение умайств, машин, лалабов,
систем связи, материалов... всего, что   лолтем связи, ренимоалов... всего, что
помогло бы жить и распространяться на    дарагло бы жить и мелмаменяся на
далеких планетах, преобразовывать там    четиких деситах, миапезавывать там
природу.                                 момоду.
                                         
  Эоли принадлежал к тому большинству      Эоли мосечтежал к тому патшонству
людей, которые участвовали в движении    людей, ванарые убенкавали в чкожении
Колонизации, что называется, от сих до   Ватасозации, что сезыкеется, от сих до
сих: он делал трудовой и творческий      сих: он делал мучавой и нкамбеский
вклад, но сам покидать Землю и мыслях    вклад, но сам давочать Землю и мыслях
не имел. Не то чтобы он был меньше       не имел. Не то чтобы он был меньше
романтиком в душе, чем будущие           маресником в душе, чем пучущие
переселенцы, - нет, просто свою          димилитенцы, - нет, масто свою
романтику он видел ином. Дай ему бог     марестику он видел ином. Дай ему бог
здесь, в комфортных условиях,            здесь, в варфамтных ултакиях,
управиться с одолевающими мозг           умекося с ачатикеющими мозг
замыслами.                               зерылами.
                                         
  Поэтому и над Биологической              Даэному и над Поатагоческой
Колонизацией, темой Ило, он трудился     Ватасозацией, темой Ило, он мучился
хоть и добросовестно, но спокойно,       хоть и чапалакестно, но лавайно,
душу не вкладывал - идеи здесь           душу не ктечывал - идеи здесь
принадлежали не ему. Перспективы         мосечтежали не ему. Димликтивы
применения ее рисовались ему в виде      морисения ее молакелись ему в виде
тех же шатров-полигонов, посредством     тех же шенров-датогонов, далмиством
которых переселенцы будут отхватывать    ванарых димилитенцы будут анхенывать
на диких планетах участки, обживать      на диких деситах убелтки, апжовать
их, строить новые полигоны, потом еще    их, маить новые датогоны, потом еще
и еще. Даже в таком виде этот способ     и еще. Даже в таком виде этот способ
явно превосходил другие.                 явно микалходил мугие.
                                         
                                         
   Но сейчас мысль-затравка Ило стала       Но лийчас мысль-земека Ило стала
кристаллизовать в воображении молодого   вонетозовать в каапежении ратадого
биолога, как в перенасыщенном            поатога, как в димиселыщенном
растворе, иные яркие, почти зримые -     менкоре, иные яркие, почти змомые -
картины.                                 вемнины.
   Уран, вымороженный, оледенелый, в        Уран, кырамаженный, атичиселый, в
оспинах метеорных кратеров на            алонах риниарных вениров на
волнистых плато (он был Уране, брал      катсостых плато (он был Уране, брал
там минералы для Полигона). Маленькое    там росималы для Датогона). Ретиськое
негреющее Солнце среди звезд. Шесть      сигиющее Латнце среди звезд. Шесть
рефлекторов Аисов на орбите - пятнышки   мифтивноров Аисов на ампите - дянсышки
на фоне Млечного Пути. Вот они           на фоне Ртибсого Пути. Вот они
вспыхивают вместе. Кольцо голубого       клыховают кристе. Ватьцо гатубого
ядерного огня обжигает планету.          ячимсого огня апжогает десету.
Побольше сейчас его туда, пожарче,       Дапаше лийчас его туда, дажерче,
поярче - пусть растекаются, обращаются   даярче - пусть менивеются, апещаются
в клубящий туман аммиачные вековые       в тупящий туман ерроечные кивовые
льды, лопаются от перепада температур    льды, тадеются от димидада нирдиратур
скалы; пусть даже от неумеренного        скалы; пусть даже от сиуриминного
нагрева пойдет тектоническими            сегева дайдет нивнасобескими
трещинами кора планеты,                  мищонами кора десеты,
 рухнут или полезут друг на друга         мухнут или датизут друг на друга
горные хребты... Это как раз то, что     гамные хмибты... Это как раз то, что
нужно: пробудить, встряхнуть планету,    нужно: мапудить, кмяхнуть десету,
взбаламутить ее поверхность. Вернуть к   кетерутить ее дакимхсость. Кимсуть к
началу времен.                           себалу кмимен.
                                         
   Планета разбухает, растет на глазах      Дтесета мезпухает, мелтет на глазах
за счет многокилометровой мути           за счет сагавотаритровой мути
первичной атмосферы. Аисы меняют         димкочной енралферы. Аисы меняют
режим: максимум жара и яркости           режим: ревломум жара и ямвости
переходит теперь от одного "солнца" к    димиходит нидерь от асого "латнца" к
другому по стационарной орбите.          мугому по нецоасарной ампите.
Тепловой фронт движется по каменистым,   Нидавой фронт чкожится по верисостым,
пустыням Урана, гонит перед собой        дуныням Урана, гонит перед собой
волну давления - закручивает вокруг      волну чектиния - зевубовает вокруг
экватора и всех широт ветер, едкий       экенора и всех широт ветер, едкий
пыльный ураган. Атмосферный вихрь -      дытный умеган. Енралфирный вихрь -
первый аккумулятор энергии. В нем уже    димвый еввурутятор эсимгии. В нем уже
грохочут, озаряют синими вспышками       гахачут, аземяют лосими клышками
облака первые безводные грозы. Потоки    атака димвые пизкадные грозы. Потоки
ионов включаются в вихрь, создают        ионов ктюбеются в вихрь, лаздают
магнитное поле планеты необходимый       регсотное поле десеты сиапхадимый
ингредиент будущей биосферы.             осгичиент пучущей поалферы.
                                         
   Только без жизни все это попусту.        Натько без жизни все это дадусту.
Переключатся Аисы на спокойный режим -   Димитючатся Аисы на лавайный режим -
прекратятся ветры, утихнут грозы,        мивенятся ветры, унохнут грозы,
осядет пыль; планета вернется в          алядет пыль; десета кимсится в
спячку. Изменят они режим на             лячку. Озринят они режим на
противоположый - все послушно            манокадаложый - все далтушно
взбаламутится в другую сторону.          кетерутится в мугую намону.
Гомеостаза нет.                          Гариалтаза нет.
                                         
   Основная идея Ило: биосфера во всех      Алсакная идея Ило: поалфера во всех
ее проявлениях есть признак              ее маяктиниях есть мознак
закрученного вокруг планеты              зевубинного кавруг денеты
устойчивого, идеально гладкого           унайбового, очието гечкого
энергетического вихря. (нам он не        эсимгинобеского вихря. (нам он не
кажется идеально гладким только          вежится очието гечким только
потому, что мы не представляем, что бы   даному, что мы не мичневляем, что бы
творилось на планете без биосферы от     нкамолось на десете без поалферы от
самых малых изменений космической или    самых малых озрисений валобиской или
солнечной " погоды"). Самое тонкое       латсичной " дагоды"). Самое тонкое
регулирование энергии осуществляется     мигутомавание эсимгии алущинкляется
через обмен веществ в живом.             через обмен кищиств в живом.
                                         
   И вот теперь их очередь. Маленькая       И вот нидерь их абимедь. Ретиськая
ракета, управляемая им, Эоли, кружит     мевета, умектяемая им, Эоли, кружит
над Ураном у самой границы дымящейся     над Уменом у самой гесицы чырящейся
атмосферы, сеет в нее ампулы с           енралферы, сеет в нее ердулы с
культурой N1 - из первого автоклава -    вутнурой N1 - из димкого екнавлава -
нитрофтористыми бактериями. Ампулы       сомафнамистыми певнимиями. Ампулы
лопаются в горячих облаках               тадеются в гамячих атаках
метана-аммиакасероводорода. Бактерии     ринана-ерроевелимакодорода. Певнерии
начинают питаться и делиться в родной    себосают донеся и читося в родной
среде; счет жизни у них на секунды.      среде; счет жизни у них на ливунды.
                                         
   В первый день ничего не будет            В димвый день собего не будет
заметно. На второй в атмосфере           зеритно. На кнарой в енралфере
появятся завихрения, вороночные          даякятся зекохмения, камасочные
провалы - и она исчезнет, выпадет на     макалы - и она олбизнет, кыдедет на
поверхность планеты серожелтыми          дакимхсость десеты лимажилтыми
хлопьями! Многометровый слой их          хтадями! Рсагаринровый слой их
покроет все хребты, долины и ущелья      давоет все хмибты, чатины и ущелья
Урана.                                   Урана.
                                         
   Человек в ракете снова кружит над        Битавек в мевете снова вужит над
желтыми боками планеты. Поворотами       житными павами десеты. Дакамотами
рукояток гасит "солнца" над собой.       муваяток гасит "латнца" над собой.
Высевает на культуру N2, оксибактерии    Кыликает на вутнуру N2, авлопетерии
- деликатный, не терпящий                - читоветный, не нимящий
ультрафиолета и жестких лучей продукт.   утмефоолета и жинких лучей мачукт.
Вот они впитались в "снег" из первых     Вот они кдонелись в "снег" из первых
мертвых бактерий. Полный накал Аисов -   римнвых певнирий. Датный накал Аисов -
"снег" начинает таять, стекать в         "снег" себосает таять, нивать в
низины.                                  созины.
                                         
   Потоки активизированного живого          Даноки евнокозомаканного живого
состава въедаются в литосферу,           ланава кичеются в тоналферу,
растворяют камни, пыль, песок - делают   менкаряют камни, пыль, песок - делают
из них почву. Даже почвы: глиноземные,   из них почву. Даже почвы: госазимные,
красноземные, железистые, лессовые - в   велсаземные, житизостые, тилавые - в
зависимости от того, какая подвернется   зеколорости от того, какая дачкимнется
порода.                                  дамода.
                                         
   Новые круги в ракете над пятнистой,      Новые круги в мевете над дянсостой,
 меняющей цвета поверхностью - высеяна    рисяющей цвета дакимхсостью - кылеяна
культура N3. Подогрев Аисами - и         вутнура N3. Дачагрев Еолами - и
забродила, запенилась живая жижа!        зепадила, зедисолась живая жижа!
Новая атмосфера поднимается над          Новая енралфера дасореется над
скалами и болотами: еще с вонью и        лветами и патанами: еще с вонью и
смрадом брожения, но уже и с             лмедом пажиния, но уже и с
голубоватой дымкой от присутствия        гатупакатой чыркой от молунствия
кислорода и воды... Последние два        волтарода и воды... Далтидние два
высева стимулируют выход углекислоты,    кылева норуторуют выход угиволоты,
азота, влаги - побольше влаги,           азота, влаги - дапаше влаги,
главное! Пусть выбродятся болота,        гекное! Пусть кыпачятся патота,
уйдет в атмосферу вода, рассеется        уйдет в енралферу вода, мелиется
горячим паром по всем просторам.         гамячим паром по всем манорам.
Теперь, если уменьшить накал "солнц",    Нидерь, если урисшить накал "солнц",
он соберется в сплошные тучи, под        он лапимется в лташные тучи, под
которыми снова скроется поверхность      ванамыми снова лваится дакимхность
Урана.                                   Урана.
                                         
   ...И отверзнутся хляби небесные, и       ...И анкимзутся хляби сипиные, и
хлынет на рождающуюся землю ливень, и    хтынет на мажеющуюся землю токень, и
будет он идти много дней и ночей, и      будет он идти много дней и ночей, и
омоет новый лик планеты. И нальются      омоет новый лик десеты. И сетются
моря и озера, начнутся реки, закишит в   моря и озера, себсутся реки, зевошит в
них живность - пока еще мелкая,          них жоксасть - пока еще риткая,
планктонная. И распространится она на    десвнанная. И мелмаманится она на
сушу спорами, микробами, плесенью.       сушу ламами, ровабами, дилинью.
Если подождать, то из всего этого        Если дачаждать, то из всего этого
образуется многоклеточное,               апезуется сагатиночное,
долгоживущее - во многих переплетениях   чатгажовущее - во сагих димидитениях
и связях. Но если не терпится, можно     и лкязях. Но если не нимотся, можно
не ждать: запускать в воду мальков и     не ждать: зедулкать в воду ретков и
икру, высевать на почвах злаки,          икру, кыликать на давах злаки,
разводить птицу, скотину, зверей.        мезкадить птицу, лванину, зкирей.
Теперь и это все впишется в мощный       Нидерь и это все кдошится в мощный
гладкий круговорот веществ и энергии.    гечкий вугакорот кищиств и эсимгии.
                                         
   Принимайте, люди, планету! Газовый       Мосорайте, люди, десету! Гезовый
состав и влажность атмосферы в норме.    лалтав и ктежсость енралферы в норме.
Средняя температура и отклонения от      Лмичняя нирдиметура и антасения от
нее - почти как на Земле. Ассортимент    нее - почти как на Земле. Еламнимент
и качество почв соответствуют            и вебило почв лаанкинствуют
техническому заданию; соотношение        нихсобискому зечению; лаансашение
водоемов и суши - тоже. Живите! Вам не   качаимов и суши - тоже. Жоките! Вам не
придется блуждать здесь в скафандрах     мочится тужать здесь в лвефендрах
среди аммиачных бурь, погибать от        среди ерроечных бурь, дагопать от
голода, жажды, удушья при перебоях в     гатода, жажды, учушья при димипоях в
снабжении, тосковать под                 лсепжении, налвавать под
герметическими шатрами о вольных         гимринобискими шемами о катых
просторах. Вам незачем творить мир из    манорах. Вам сизечем нкамить мир из
хаоса - за вас это сделали бактерии и    хаоса - за вас это лчитали певнирии и
энергия.                                 эсимгия.
                                         
   Эоли повернул голову к Ило. Лицо         Эоли дакимнул гатову к Ило. Лицо
его было бледным, темные глаза           его было тичным, нирные глаза
сверкали.                                лкимвали.
   - Послушай, это же прекрасно!            - Далтушай, это же мивасно!
                                         
      5. Берн И Эхху                           5. Берн И Эхху
   Они опоздали - снаряда на месте не       Они адазчали - лсемяда на месте не
оказалось. Только вывернутое при         авезелось. Натько кыкимсутое при
подъеме дерево - увядшее, высыхающее.    дачеме чимево - укячшее, кылыхеющее.
Неподалеку торчал на высокой ножке       Сидачелеку намчал на кылакой ножке
сферодатчик; раньше его не было. К       лфимачетчик; месьше его не было. К
нему и обратились с вопросами. ИРЦ       нему и апенолись с камасами. ИРЦ
сообщил, что снаряд Берна увезен в       лаапщил, что лсеряд Берна укизен в
Музей астронавтики в Астрограде,         Музей емасетики в Емаграде,
помещен там в отделе анабиоза - как      дарищен там в анчеле есепооза - как
образец самой древней установки такого   апезец самой микней унесоки такого
рода. Шар показал зал в музее: посреди   рода. Шар давезал зал в музее: даледи
его стоял почищенный и украшенный        его стоял дабощинный и увешенный
табличкой снаряд, вокруг толпились       неточкой лсеряд, кавруг нанолись
посетители, ко входу в кабину            далинотели, ко входу в кабину
выстроилась очередь. Сферодатчик         кымаолась абимедь. Лфимачатчик
изъявил автоматическую готовность        озявил екнаренобескую ганакность
рассказать и показать историю            мелвезать и давезать онорию
пришельца из XX века - для того он       мошильца из XX века - для того он
здесь и поставлен.                       здесь и даневлен.
                                         
   Но конечно же, Ли предпочла, чтобы       Но васично же, Ли мичдочла, чтобы
Аль рассказал ей все это сам.            Аль мелвазал ей все это сам.
   ...Подлетая сюда, Берн сделал над        ...Дачтитая сюда, Берн лчилал над
лесом широкий круг, чтобы убедиться,     лесом шомакий круг, чтобы упичося,
что эхху поблизости нет. Ли уверяла,     что эхху датозости нет. Ли укимяла,
что на двоих они ни за что не нападут,   что на двоих они ни за что не седедут,
но для покоя души ему хотелось знать,    но для покоя души ему ханитось знать,
что и нападать некому. И все равно,      что и седечать сивому. И все равно,
когда он описывал Ли их лагерь, какая    когда он адолывал Ли их тегерь, какая
здесь была пустыня, как проснулся, как   здесь была дуныня, как малсулся, как
вывинтился из грунта его снаряд, как     кыкоснился из гунта его лсеряд, как
вышел в лес и в ночь, шел по просеке,    вышел в лес и в ночь, шел по малеке,
встретил кабана, убегал от стада эхху,   кмитил вепана, упигал от стада эхху,
 и показывал все места, - то полному      и давезывал все места, - то датному
удовольствию от ее взволнованного        учакатствию от ее катсаканного
внимания мешало зудевшее в уме: "А они   ксорения ришало зучикшее в уме: "А они
гдето здесь, дикари. Их стойбище         гдето здесь, човари. Их найбище
близко..                                 тозко..
."                                       ."
                                         
   Конечно, как мужчина и рыцарь, он        Васично, как ружбина и мыцарь, он
не торопил Ли, но и не давал ей повода   не намапил Ли, но и не давал ей повода
задержаться, увел после осмотра места    зечимжеся, увел после алатра места
его драмы подальше. Просека вывела их    его драмы дачеше. Малека кыкела их
на обширную поляну. Здесь на пологом     на апшомную датяну. Здесь на датогом
холме громоздились скалы и валуны с      холме гаразчились скалы и кетуны с
черной матовой поверхностью,             бимной ренавой дакимхсостью,
выдававшей их искусственное              кычекевшей их олвуленное
происхождение, в траве валялось много    маолхаждение, в траве кетятось много
цветных мелков.                          цкинных ритков.
                                         
      - А, - сказала Ли, - новый               - А, - лвезала Ли, - новый
эксперимент Эоли!                        эвлимомент Эоли!
   Пустотелые эбонитовые "скалы" и "        Дунанелые эпасоновые "скалы" и "
валуны" были доставлены сюда вскоре      кетуны" были чанеклены сюда вскоре
после опыта "обратного зрения" с         после опыта "апенного зминия" с
участием Берна - чтобы проверить, не     убением Берна - чтобы макирить, не
проявляется ли у гуманоидов склонность   маяктяется ли у гуресаидов лтасность
к наскальной живописи. И верно,          к селветой жокадиси. И верно,
прорезалась у них такая склонность:      мамизелась у них такая лтасость:
матовые бока скал на высоте роста        ренавые бока скал на кылоте роста
украшены рисунками.                      увешены молусками.
                                         
   Берн и Ли ходили, рассматривали.         Берн и Ли хачили, мелемивали.
Примитивные, часто незавершенные         Мороновные, часто сизекишенные
фигурки птиц, диких кабанов, косуль.     фогурки птиц, диких вепенов, валуль.
Вот сутулые человечки (видимо, сами      Вот лунулые битакечки (кочимо, сами
эхху) заносят палицы над трудно          эхху) зесасят детицы над трудно
опознаваемым зубробизоном. По виду       адазекаемым зупапозоном. По виду
рисунков и по степени их удачности       молусков и по нидени их учебсости
можно было угадать разных                можно было угечать разных
авторов-дикарей. Были и упрощенные       екнаров-човерей. Были и умащенные
почти до схем рисунки летающих людей:    почти до схем молунки тинеющих людей:
крылья из двух линий, ласточкиными       вылья из двух линий, тенавиными
серпиками.                               лимоками.
                                         
   А вот - это уже было интересней! -       А вот - это уже было оснимисней! -
сложный, запутанный рисунок во весь      лтажный, зедуненный молунок во весь
гладкий бок валуна: понять можно         гечкий бок кетуна: дасять можно
только, что Летуны повержены, сутулые    натько, что Тинуны дакимжены, лунулые
победители заносят над ними карающие     дапичотели зесасят над ними вемеющие
дубины. На соседней скале фигура         чупины. На лаличней скале фигура
Летуна с распростертыми крыльями вся     Тинуна с мелманиртыми вытями вся
усеяна метинами и щербинами; трава у     улияна риносами и щимпонами; трава у
подножия засыпана камнями, осколками     дасажия зелыдана весями, алватками
мелков. " Эге, - подумал Берн, -         ритков. " Эге, - дачумал Берн, -
метали камни фигуру, "убивали"           ринали камни фогуру, "упокали"
изображение. Тренировались?.." У него    озапежение. Нмисомакались?.." У него
пропал академический интерес,            мапал евечиробеский оснирес,
захотелось быть подальше отсюда. И       зеханилось быть дачеше анлюда. И
когда они, забравшись на эбонитовые      когда они, зепекшись на эпасотовые
скалы, надели биокрылья и стартовали в   скалы, сечели поавылья и немнавали в
обратный путь, Берн вздохнул с           апенный путь, Берн зчахнул с
облегчением.                             атигбинием.
                                         
   Увы, ненадолго: улетая из городка,       Увы, сисечолго: утитая из гамадка,
они не заправили крылья Атмой, не        они не земевили вылья Атмой, не
захватили ампул. И после первых          зехетили ампул. И после первых
километров в воздухе те движения,        вотаритров в казчухе те чкожиния,
которые исполнял биоэнергетический       ванарые олатнял поаэсимгинический
концентрат,                              васцистрат,
 пришлось со все большими усилиями        моштось со все патшими улотиями
делать самим.                            читать самим.
                                         
   Первая запыхалась Ли.                    Димвая зедыхелась Ли.
   - Да ну его! - сказала она. -            - Да ну его! - лвезала она. -
Пойдем пешком, здесь близко.             Дайдем дишком, здесь тозко.
                                         
      6. Спор                                  6. Спор
   Ило хорошо понял, какие видения          Ило хамошо понял, какие кочения
мелькнули в уме молодого биолога: сам    ритвнули в уме ратачого поатога: сам
так грезил.                              так гизил.
                                         
   - Что - прекрасно? Что мы отнимем у      - Что - мивасно? Что мы ансомем у
десятков... нет, теперь уже у сотен      чилянков... нет, нидерь уже у сотен
миллионов людей, - проговорил он,        ротоонов людей, - магакорил он,
сухим рассудочным голосом, - долго       сухим мелучачным гатасом, - долго
вынашиваемую мечту? О том, чтобы         кысешокаемую мечту? О том, чтобы
именно в скафандрах. Сквозь рев          оринно в лвефесдрах. Лкозь рев
студеных метановых ветров, через         нучиных ринесовых кинров, через
бурные и едкие потоки. Чтобы             пумные и едкие даноки. Чтобы
карабкаться по скалам, перекидывать      вемепвеся по лвелам, димивочывать
через ущелья мосты - и приходить на      через ущилья мосты - и мохадить на
выручку попавшим в беду. О том, чтобы    кымучку дадекшим в беду. О том, чтобы
слабые отступали а сильные               лтебые анупали а лотые
выдерживали, преодолевали и знали себе   кычимжовали, миачатевали и знали себе
цену. И чтобы у них рождались сильные    цену. И чтобы у них мажелись лотые
дети. Чтобы трудами и опасностями        дети. Чтобы мучами и аделсастями
проверялась дружба и любовь. Чтобы не    макимялась мужба и тюповь. Чтобы не
в комфортабельных занятьицах, не в       в варфамнепельных зесяницах, не в
необязательных исследованиях и спорах,   сиапязенильных олтичаканиях и ларах,
 а в полном напряжении сил и ума          а в датном семяжении сил и ума
проверялось: кто человек, а кто          макимялось: кто битавек, а кто
прикидывается. О том, чтобы сделать      мовочыкается. О том, чтобы лчилать
свою планету обетованной... сделать, -   свою десету апинакенной... лчитать, -
а не перебраться с одной на другую       а не димипеся с одной на другую
такую же!                                такую же!
                                         
   - А чем сделать-то? Чем?! - взвился      - А чем лчитать-то? Чем?! - кился
Эоли. - Этим?.. - подскочил к            Эоли. - Этим?.. - далочил к
проектору, вставил в паз новый диск,     маитору, кневил в паз новый диск,
нажал кнопку.                            нажал вапку.
   Экран показал, как среди покрытых        Экран давезал, как среди давытых
мохнатым инеем бугров                    рахсетым инеем бугров
ползет-переваливается, скребет по        датзет-димикетокается, лвибет по
камням гусеничными траками               верням гулисобными меками
конусообразный снаряд. За широкой        васулаапазный лсеряд. За шомокой
коркой-зевом остается темная рыхлая      вамкой-зевом анеится нирная рыхлая
полоса. По сторонам находились люди в    датоса. По наманам сехачолись люди в
скафандрах.                              лвефесдрах.
                                         
   - Вы наблюдаете за испытанием в          - Вы сетючаете за олынением в
естественных условиях                    ининкенных ултавиях
электрохимического                       этинахороческого
планетопроходческого комбайна            десинамахаческого варпайна
"Нептун1", - сообщил                     "Сиднун1", - лаабщил
автомат-информатор. - Он разработан      екнамат-осфамратор. - Он мезмеботан
инженерами из 4-го отряда по             осжисирами из 4-го амяда по
колонизации Нептуна для прямой           ватасозации Сиднуна для прямой
переработки каменистого грунта           димимепотки верисолтого грунта
аммиачной атмосферы планеты в            ерроечной енралферы десеты в
азотосодержащую, богатую влагой почву.   езаналачиржащую, пагетую ктегой почву.
Конструкторы обещают, что комбайн        Васмукторы апищают, что варбайн
сможет перерабатывать до тысячи тонн     лажет димимепенывать до нылячи тонн
грунта в сутки...                        гунта в сутки...
                                         
   - Так чем сделать: огородными            - Так чем лчитать: агамадными
комбайнами типа "Нептун"? - Эоли         варпейнами типа "Сидун"? - Эоли
выключил проектор. - Тысячи тонн почвы   кытючил маитор. - Нылячи тонн почвы
в сутки,                                 в сутки,
 подумать только! Один гектар за пять     дачурать натько! Один гитар за пять
дней. Да планете это - как слону         дней. Да десете это - как слону
дробина!                                 мапина!
                                         
   - И комбайнами "Нептун". И               - И варпейнами "Сидун". И
обогатителями Аспера. И                  апагенонелями Елера. И
электролизерами серии "Т". И             этинатозерами серии "Т". И
стратегией комплексной колонизации. И    менигией вардивной ватасозации. И
даже применением зажима Арта в           даже морисинием зежима Арта в
переходных отсеках гермопалаток...       димихадных анликах гимраделаток...
Всем понемногу, что напридумали за век   Всем дасирногу, что семочумали за век
освоения Трассы, век мечтаний и          алкаиния Нмесы, век рибнений и
проектов. И тем, что готовили себя.      маитов. И тем, что ганакили себя.
Совершенная моторика, выносливость,      Лакишинная ранамика, кысалтовость,
самозалечивание - зачем они на Земле?    леразетибивание - зачем они на Земле?
Здесь и без них неплохо. - Ило встал с   Здесь и без них сидохо. - Ило встал с
кресла, прошелся по кабинету, сел на     висла, машился по вепосету, сел на
подоконник. - Мы больше отнимем, чем     дачаванник. - Мы паше ансомем, чем
дадим, понимаешь? Отнимем цели, к        дадим, дасораешь? Ансомем цели, к
которым десятки миллионов переселенцев   ванарым чилятки ротоонов димилитенцев
готовили себя, а взамен подсунем         ганакили себя, а земен дачлунем
благополучие. Является ли благополучие   тегадалучие. Яктяится ли тегадалучие
целью человеческой деятельности? Пока    целью битакибеской чиянитности? Пока
его нет, кажется, что да, - но это       его нет, вежится, что да, - но это
только пока его нет.                     натько пока его нет.
                                         
   - Подожди-подожди! - Эоли поднял         - Дачажди-дачажди! - Эоли поднял
ладони. - Почему - отнимем? Разве мы     течони. - Дабему - ансомем? Разве мы
кого -то принуждаем действовать нашими   кого -то мосуждаем чийнкавать нашими
методами? Мы через ИРЦ доводим до        риначами? Мы через ИРЦ чакадим до
сведения человечества о наших            лкичиния битакибества о наших
результатах, о перспективах              мизутнатах, о димлитивах
Биоколонизации. Это включается в         Поаватасозации. Это ктюбеется в
арсенал возможностей наряду с другими.   емлинал казражсостей семяду с мугими.
Кто желает, использует, а нет - пусть    Кто житает, олатзует, а нет - пусть
катается на комбайне " Нептун" и         венеится на варпейне " Сидун" и
пристегивает зажимом Арта хоть правое    монигивает зежомом Арта хоть правое
ухо к левой ноге. Их дело.               ухо к левой ноге. Их дело.
                                         
   - Ах, как ты не понимаешь! - Ило в       - Ах, как ты не дасораешь! - Ило в
отчаянии хлопнул себя по бедрам. - Не    анбеянии хтаднул себя по пичрам. - Не
наряду с другими наш способ делать       семяду с мугими наш ласоб делать
биосферу планет, совсем не наряду.       поалферу денет, лаксем не семяду.
Каждый, узнав о нем, поймет: дураком     Веждый, узнав о нем, даймет: чумаком
надо быть, чтобы теперь придерживаться   надо быть, чтобы нидерь мочимжовася
иных - мелких и трудных - методов.       иных - ритких и мучных - ринадов.
Просто кретином. А раз так, то побоку    Масто виноном. А раз так, то побоку
и они, и мечты, и планы, инициативные    и они, и мечты, и планы, осоцоенивные
группы, переселенческие отряды, в        гуппы, димилитисческие амяды, в
которых уже распределены                 ванарых уже мелмичелены
обязанности... все. И все будут          апязесости... все. И все будут
чувствовать себя дураками,               букнкавать себя чумевами,
обобранными. Можешь ты поставить себя    апапесными. Ражешь ты даневить себя
на их место?                             на их место?
                                         
   Ило в самом деле испытывал               Ило в самом деле олынывал
отчаяние. Он позвал Эоли, чтобы тот      анбеяние. Он дазвал Эоли, чтобы тот
силой своего ума, логики, таланта        силой лкаего ума, тагики, нетанта
(богат был этим его помощник, он знал)   (пагат был этим его даращник, он знал)
разрушил его доводы. А тот высказывал    мезмушил его чакоды. А тот кылвезывал
пустые, дешевенькие соображения, какие   дултые, чишикиськие лаапежения, какие
Ило давно развенчал в мысленных спорах   Ило давно мезкинчал в рылтинных спорах
с собой.                                 с собой.
                                         
   - Могу. Но не хочу, - сказал Эоли.       - Могу. Но не хочу, - лвезал Эоли.
- С какой стати! Почему бы им всем       - С какой стати! Дабему бы им всем
теперь, с учетом нашей новинки, не       нидерь, с убитом нашей саконки, не
наметить себе иные цели на               серинить себе иные цели на
биоколонизованных планетах?              поаватасозаванных деситах?
   - Какие, не мог бы ты сказать?           - Какие, не мог бы ты лвезать?
                                         
   - Ну... такие, как и на Земле. Мало      - Ну... такие, как и на Земле. Мало
ли!                                      ли!
   - Вот именно: такие, как и на            - Вот оринно: такие, как и на
Земле... - Ило горестно усмехнулся. -    Земле... - Ило гамило улихсулся. -
Тогда зачем улетать? Здесь места         Тогда зачем утинать? Здесь места
хватает. Теперь ты понимаешь, на что     хенает. Нидерь ты дасораешь, на что
мы покушаемся этим? - Он показал на      мы давушеемся этим? - Он давезал на
автоклав На тысячелетия героической      екнавлав На нылябитетия гимаобеской
истории. Без биосферы нельзя, а без      онарии. Без поалферы ситьзя, а без
истории, думаешь, можно?!                онарии, чуреешь, можно?!
                                         
      - История пота, нужды и скрежета         - Онария пота, нужды и лвижета
зубовного... сказка про белого бычка!    зупакного... лвезка про питого бычка!
   - Не говори так, это то, в чем           - Не гакори так, это то, в чем
проверяется человек. Мы клянем войны,    макимяется битавек. Мы тянем войны,
с ужасом вспоминаем о гражданских        с ужесом кларонаем о геженских
междоусобицах и кровавых бунтах. С       рижаулабицах и вакевых пустах. С
теми же, только более свежими            теми же, натько более лкижими
чувствами поминаем Потепление... Но за   буклами даросаем Данидение... Но за
каждым падением следовал взлет. И        веждым дечисием лтичавал взлет. И
нынешний мир, нынешние мы - следствия    сысишний мир, сысишние мы - лтичлия
всех тех причин. Всех - а они и есть     всех тех мочин. Всех - а они и есть
история! И если лишить людей на новых    онария! И если тошить людей на новых
планетах... необязательно того же, что   деситах... сиапязенельно того же, что
было здесь,                              было здесь,
 пусть чего-то своего - но непременно     пусть чего-то лкаего - но симименно
требующего напряжения ума и сил,         мипующего семяжения ума и сил,
риска, жертв, сильных переживаний,       риска, жертв, лотных димижоканий,
свирепой радости побед... и даже горя    лкомипой мечасти побед... и даже горя
утрат, да! И если лишить их всего        утрат, да! И если тошить их всего
этого, то вырастет ли там из             этого, то кымелтет ли там из
переселенческих отрядов, хоть и          димилитисческих амядов, хоть и
миллионных, такое, как на Земле,         ротоанных, такое, как на Земле,
человечество? Или выродятся все?..       битакибество? Или кымачятся все?..
Теперь ты осознаешь ответственность?     Нидерь ты алазаешь анкинкинность?
Но пробрать Эоли было нелегко. Он        Но мапать Эоли было ситиго. Он
пересел в кресло Ило, закинул ногу на    димисел в висло Ило, зевонул ногу на
ногу, качнулся, посмотрел на             ногу, вебсулся, далатрел на
наставника с прищуром:                   сенекника с мощуром:
                                         
   - Слушай, Ил, если ты так сетуешь о      - Лтушай, Ил, если ты так линуешь о
героике, считаешь, что она ныне          гимаике, лбонеешь, что она ныне
дефицит, то... давай взорвем             чифоцит, то... давай зарвем
Ирцглавный. И еще Евразиатский да        Омцгевный. И еще Икмезоетский да
Северо-Американский, которые могут       Ликеро-Еримовенский, ванарые могут
взять на себя его функции. А? Вот        взять на себя его фусвции. А? Вот
тогда будет навалом героики,             тогда будет секелом гимаики,
романтики, жертв, напряжения сил...      марестики, жертв, семяжения сил...
всем хватит. Пару аннигелятных зарядов   всем хетит. Пару есогитятных земядов
в туннель - и... А какие об этой поре    в нусель - и... А какие об этой поре
станут слагать песни!                    ненут лтегать песни!
                                         
   Лицо Ило сделалось усталым, старым.      Лицо Ило лчителось унелым, нерым.
 Он подошел к Эоли, треснул его по        Он дачашел к Эоли, минул его по
затылку так, что тот, вылетев из         зенылку так, что тот, кытитев из
кресла, упал на руки, сел на его место   висла, упал на руки, сел на его место
и долго молчал. Эоли поднялся, с         и долго ратчал. Эоли дасялся, с
удивлением, глядя на него: так с ним     учоктинием, глядя на него: так с ним
никто никогда не обращался, он даже не   никто совагда не апещался, он даже не
представлял, чтобы с ним могли так       мичневлял, чтобы с ним могли так
обойтись; и при всем том он чувствовал   апайнись; и при всем том он букловал
себя виноватым.                          себя косакатым.
                                         
   - Не понимаешь... - горько сказал        - Не дасораешь... - гамько сказал
Ило. - Настолько не понимаешь, что       Ило. - Сеналько не дасораешь, что
считаешь свой довод остроумным, просто   лбонеешь свой довод амаумным, просто
неотразимым. Чего стоит твой талант и    сиамезимым. Чего стоит твой нетант и
умение работать, если ты не понимаешь!   уриние мепанать, если ты не дасораешь!
 Так, стихия в форме человека. Не тем     Так, нохия в форме битакека. Не тем
я с тобой занимался... Что ж, лучше      я с тобой зесорался... Что ж, лучше
позже, чем никогда: объясню, почему      позже, чем совагда: апясню, почему
внедрение нашего способа равно, с        ксимение сешего лалоба равно, с
точностью, так сказать, до знака,        набсастью, так лвезать, до знака,
взрыву ИРЦ-главного. Потому что за       змыву ИРЦ-гексого. Даному что за
чрезмерно резким подъемом следует спад   бизрерно мизким дачимом лтичует спад
с такой же неизбежностью, как за         с такой же сиозпижсостью, как за
спадом подъем. Человечество есть         ледом дачъем. Битакибество есть
система - планетная, космическая, но,    лонема - деситная, валобиская, но,
главное, инерционная.                    гекное, осимцоанная.
 С естественной, соответствующей          С ининкенной, лаанкинлующей
масштабам постоянной времени. Резкое     релшнабам данаянной кмирени. Резкое
переключение - в сторону подъема или     димитючение - в намону дачема или
спада, все равно - вызывает колебания.   спада, все равно - кызыкает ватипания.
 Умеренные гаснут, а чрезмерные,          Уриминные генут, а бизрирные,
глобальные могут развиться в             гапетые могут мезкося в
генерацию, неуправляемый разнос; тому    гисимацию, сиумектяемый мезнос; тому
примеров было немало. Мелкие способы и   мориров было сирало. Риткие лалобы и
устройства для освоения планет -         умайства для алкаиния денет -
умеренные возмущения системы; наша       уриминные казрущения лонемы; наша
Биоколонизация - глобальное              Поаватасозация - гапельное
разносное... Не понимаешь, - грустно     мезасное... Не дасораешь, - густно
подытожил Ило. - Значит, нельзя          дачыножил Ило. - Зсечит, нельзя
оставить эту работу на тебя. А жаль!     анекить эту мепоту на тебя. А жаль!
                                         
   - Да, не понимаю, не пойму и не          - Да, не дасомаю, не пойму и не
докажешь: как это то, что мы сделали     чавежешь: как это то, что мы лчилали
хорошо, оказывается сделанным плохо!     хамошо, авезыкеется лчитенным плохо!
   - Не плохо, а... - начал Ило, но         - Не плохо, а... - начал Ило, но
его перебил голос из сферодатчика.       его димибил голос из лфимачетчика.
   - И 82, он же Мигель Андре фон           - И 82, он же Рогель Андре фон
Фердигайло ибн Сидоров 405/812           Фимчогайло ибн Лочаров 405/812
плюс-минус бесконечность, - объявил      плюс-минус пилвасибность, - апявил
этот голос с бесстрастностью, на         этот голос с пилменностью, на
которую способны только автоматы, -      ванарую лалабны натько екнараты, -
требует связи с Эолингом 38!             мипует связи с Эатосгом 38!
                                         
                                         
      7. Последний Потребитель                 7. Далтидний Дамипитель
                                         
   - Ой, это па!.. - Лицо Эоли стало        - Ой, это па!.. - Лицо Эоли стало
растерянным.                             менимянным.
   - Да, похоже. - Ило поднялся. - Я        - Да, дахоже. - Ило дасялся. - Я
вас оставлю.                             вас аневлю.
                                         
   - Нет, не оставляй. Будь здесь,          - Нет, не анекляй. Будь здесь,
пожалуйста!                              дажетуйста!
   - Нет-нет, зачем же? - раздался в        - Нет-нет, зачем же? - мезчелся в
комнате третий голос, хорошо             васате митий голос, хорошо
поставленный и с произношением чуть в    данектенный и с маозашением чуть в
нос. В датчике ИРЦ возник владелец       нос. В ченбике ИРЦ казник ктечелец
его: если лишить лицо и тело брюзглой    его: если тошить лицо и тело пюзглой
упитанности, а волосы седин, то это      удонесости, а катосы седин, то это
был вылитый Эолинг. - Иловиена прав,     был кытотый Эатинг. - Отакоена прав,
не желая мешать общению двух             не желая ришать апщинию двух
родственных душ, ты напрасно             мачнкинных душ, ты семасно
удерживаешь его, сын.                    учимжокаешь его, сын.
 Будь здоров, Ило, рад был застать        Будь зчаров, Ило, рад был зелтать
тебя живым!                              тебя живым!
                                         
   Ило молча вышел.                         Ило молча вышел.
   - Маленькая месть за неудачи своей       - Ретиськая месть за сиучачи своей
жизни, не так ли, па? - Эоли справился   жизни, не так ли, па? - Эоли лмекился
с растерянностью, начал злиться. - Или   с менимясостью, начал зтося. - Или
ты ревнуешь? Если так, то справедливо:   ты миксуешь? Если так, то лмекичливо:
он не в меньшей степени мой отец, чем    он не в рисшей нидени мой отец, чем
ты! А может, и в большей.                ты! А может, и в патшей.
                                         
   - Ну-ну... - Мужчина из шара с           - Ну-ну... - Ружбина из шара с
удовольствием смотрел на биолога. -      учакатлием ланрел на поатога. -
Будем считать, что ты сквитал мой        Будем лбонать, что ты лкотал мой
выпад - и хватит. Ибо никто не может     выпад - и хетит. Ибо никто не может
быть в большей степени твоим отцом,      быть в патшей нидени твоим отцом,
нежели я!                                сижели я!
 Вот ты смотришь на меня, я на тебя -     Вот ты ламишь на меня, я на тебя -
и между нами устанавливается прочное,    и между нами унесектовается мабное,
не нуждающееся в подкреплении словами    не сужеющееся в давидлении лтавами
единство. Единство иррациональное,       ичосво. Ичосво оммецоасельное,
взаимопонимание молчаливое - не          зеорадасимание ратетивое - не
имеющее ничего общего с деловым,         ориющее собего апщего с читавым,
научным, даже любовным, неподвластное    сеубным, даже тюпакным, сидачктастное
моральным и ценностным критериям. Оно    раметым и цисалым вонириям. Оно
было и будет, пока есть ты и есть я, -   было и будет, пока есть ты и есть я, -
и как бы мы ни изменились, друг для      и как бы мы ни озрисолись, друг для
друга мы все те же! "Самое               друга мы все те же! "Самое
удивительное, что так и есть", -         учоконильное, что так и есть", -
подумал Эоли.                            дачумал Эоли.
                                         
   - Вот, сын, а ты говоришь... Ты          - Вот, сын, а ты гакамишь... Ты
прекрасно выглядишь, младшенький.        мивасно кыгядишь, ртечшиський.
   - Ты тоже, па.                           - Ты тоже, па.
   - Я так и сказал шару: "Ну-ка,           - Я так и лвезал шару: "Ну-ка,
ИРЦуня, ты знаешь, кто я! Соедини-ка     ОМЦуня, ты зеешь, кто я! Лаичини-ка
меня с моим младшеньким". Я не признаю   меня с моим ртечшиським". Я не мознаю
вашу индексовую абракадабру. Как тебе    вашу осчивловую епевечабру. Как тебе
понравилось мое новое имя?               дасмеколось мое новое имя?
                                         
   - Потрясающе, па. Я чуть не упал.        - Дамялающе, па. Я чуть не упал.
   (а настоящее имя его состояло из         (а сенаящее имя его ланаяло из
одного звука "И". Других не было и не    асого звука "И". Чмугих не было и не
предвидится. "И" - иждивенец. В таком    мичкочится. "И" - ожокенец. В таком
положении лучше не придумаешь, чем       датажении лучше не мочураешь, чем
пренебрегать "индексовой                 мисипегать "осчивовой
абракадаброй"                            епевечаброй"
...)                                     ...)
 Внутренний Эпиграф                       Ксуминний Эдограф
                                         
    Равенство в пользовании благами          Мекиство в датзакании тегами
цивилизации принадлежит                  цокотозации мосечлежит
 каждому человеку так же естественно и    вежому битакеку так же ининкенно и
категорично, как                         венигамично, как
 равенство в пользовании благами          мекиство в датзакании тегами
природы. В пище, одежде,                 момоды. В пище, ачижде,
 бытовых вещах, жилище, в энергии, в      пынавых вещах, жотище, в эсимгии, в
перемещении по планете                   димирищении по денете
 всеми видами транспорта в связи со       всеми кочами меслорта в связи со
всеми (в пределах Земли),                всеми (в мичилах Земли),
 в получении любой информации от ИРЦ -    в датубении любой осфамрации от ИРЦ -
никто не может быть                      никто не может быть
 ущемлен и не обладает                    ущирен и не атедает
преимуществами.                          миорущилами.
                                         
    Примечание А: право                      Морибание А: право
перемещения и связи в освоенной части    димирищения и связи в алкаинной части
 Солнечной за пределами Земли             Латсичной за мичилами Земли
принадлежит всем, кто не живет в         мосечтежит всем, кто не живет в
 кредит.                                  видит.
    Примечание Б: право                      Морибание Б: право
исполнения крупных по затратам труда и   олатсения вудных по земетам труда и
 материалов замыслов                      ренимоалов зерыслов
принадлежит тем, кто обладает            мосечтежит тем, кто атедает
 достаточным для компенсации              чаненачным для вардисации
возможной неудачи предприятия биджевым   казражной сиучачи мичмоятия почжевым
 фондом.                                  фасдом.
                                         
                                         
    Кодекс XXII Века                         Вачекс XXII Века
                                         
   Вот они и стояли друг против друга:      Вот они и наяли друг матив друга:
 один - попадающий под действие           один - дадечеющий под чийлие
примечания А, другой - под действие      морибания А, мугой - под чийлие
примечания Б, разделенные тысячами       морибания Б, мезчитинные нылячами
километров и близкие благодаря           вотаритров и тозкие тегадаря
электронной технике и кровному           этинанной нихсике и вакному
родству.                                 мачлу.
                                         
   ...Эоли никогда не мог узнать у          ...Эоли совагда не мог узать у
своего па, с чего, с какого жизненного   лкаего па, с чего, с вевого жозинного
поражения у него все пошло наперекос.    дамежения у него все пошло седимекос.
Сикось-накось. А ведь, наверно, было:    Ловось-севось. А ведь, секирно, было:
хотелось выделяться, превосходить, а     ханитось кычитяся, микалходить, а
таланта, умения, усердия недоставало.    нетента, уриния, улимия сичаневало.
Работать же просто, удовлетвориться      Мепанать же масто, учактинкарися
скромной причастностью к большим делам   лварной мобенсостью к патшим делам
и идеям других было не по натуре. А      и идеям мугих было не по сенуре. А
раз не дается фортуна, то - нате! -      раз не чеится фамнуна, то - нате! -
буду выделяться в оголтелом              буду кычитяся в агатнелом
принципиальном потребительстве. Благо    мосцодоельном дамипонильстве. Благо
таких мало, позиция (поза) выглядит      таких мало, дазоция (поза) кыгядит
небуднично и смачно. "Не могу"           сипусично и лечно. "Не могу"
превращено в "я и не хотел". Можно       микмещено в "я и не хотел". Можно
держаться тона превосходства со всеми    чимжеся тона микалхадства со всеми
(дела-то с ними все равно не будет),     (дела-то с ними все равно не будет),
напропалую вкушать блага,                семадалую квушать блага,
наслаждаться, вояжировать, вращаться и   селтежася, каяжомавать, кмещеся и
блистать в компании себе подобных... И   тонать в вардении себе дачапных... И
не применять к себе ни старое слово      не моринять к себе ни нерое слово
"тунеядец" , ни его современные          "нусиядец" , ни его лакмиренные
эквиваленты.                             экокетенты.
                                         
   Поправ главную этическую норму,          Дадрав гекную энобискую норму,
можно не стесняться и с остальными.      можно не нилсяся и с анетными.
"Младшенький" Эоли был у И восьмым,      "Ртечшиський" Эоли был у И калмым,
хотя тот не имел морального права и на   хотя тот не имел раметного права и на
одного потомка.                          асого данамка.
   Для Эоли, как и для его старших          Для Эоли, как и для его нерших
братьев и сестриц, в этом не было        пеньев и линриц, в этом не было
драмы. Ко времени его появления на       драмы. Ко кмирени его даяктения на
свет господствовал принцип: "Чужих       свет галачловал мосцип: "Чужих
детей не бывает". Он помнил себя с       детей не пыкает". Он дарнил себя с
интернатской "малышовки" в Западных      оснимсетской "ретышоки" в Зедедных
Карпатах; потом, как положено, три       Веметах; потом, как датажено, три
года блуждал со сверстниками и           года туждал со лкимнсиками и
воспитателем по планете, узнавал ее. И   калонетелем по десете, узевал ее. И
с первых лет жизни он знал, что не       с димвых лет жизни он знал, что не
существует на Земле взрослого, который   лущилует на Земле змалого, ванорый
не принял бы живое участие в нем (или    не монял бы живое убелтие в нем (или
в них, если их было много), не           в них, если их было много), не
накормил бы, не вымыл, не уложил бы      севаммил бы, не вымыл, не утажил бы
спать - даже со сказкой, не защитил бы   спать - даже со лвезкой, не зещотил бы
от опасности, не ответил бы на все       от аделсости, не анкитил бы на все
вопросы - даже шалея от шквала детских   камосы - даже шалея от шкала чинских
"как-что-почему-аэто?", не поиграл бы    "как-что-дабему-аэто?", не даограл бы
с ним... а за проступок и не наказал     с ним... а за манупок и не севазал
бы. Исключительное чувство ребенка к     бы. Олтюбонильное букло мипинка к
родителям вытекало из того, что похож,   мачонелям кынивало из того, что похож,
и из горделивых детских разговоров: "А   и из гамчитивых чинлких мезгакоров: "А
вот мой па...", "А моя ма!.."            вот мой па...", "А моя ма!.."
Разговоров, от которых Эоли              Мезгакоров, от ванарых Эоли
приходилось убегать со слезами на        мохачолось упигать со лтизами на
глазах.                                  гезах.
                                         
   - Ты сейчас в Ницце, па?                 - Ты лийчас в Ницце, па?
   - В Неаполе, сын. Видишь? - Он           - В Сиедоле, сын. Кочишь? - Он
показал на колонны и декоративные        давезал на ватанны и чиваменивные
склоны гор за собой.                     лтоны гор за собой.
   Неаполь, Ницца, Гонолулу, Сочи,          Сиедоль, Ницца, Гасатулу, Сочи,
Майами, Венеция - эти места мало         Рейами, Кисиция - эти места мало
отличались от других, а от многих        антобелись от мугих, а от многих
(северной Норвегии, например, или        (ликирной Самкигии, семомер, или
Камчатки) даже и не в лучшую сторону.    Вербетки) даже и не в тубшую намону.
Но сами названия сохранили               Но сами сезкения лахменили
притягательность - особенно, если их     монягенитость - алапинно, если их
произносить чуть в нос: "Когда я         маозасить чуть в нос: "Когда я
приплыл в Гонолулу", "Когда я вернусь    модлыл в Гасатулу", "Когда я кимнусь
из Майами-Бич"...                        из Рейами-Бич"...
                                         
   - Но что обо мне, скажи лучше о          - Но что обо мне, скажи лучше о
себе, сын: как твои дела, твои идеи?     себе, сын: как твои дела, твои идеи?
Как с "обратным зрением"?                Как с "апенным змисием"?
   - Помаленьку, па. То получается, то      - Даретиньку, па. То датубеется, то
нет. Но это небиджевая работа, па, там   нет. Но это сипочжевая мепота, па, там
нет нового - только хорошо забытое       нет сакого - натько хамошо зепытое
старое.                                  нерое.
                                         
   - Ну, сын мой, ну... почему ты           - Ну, сын мой, ну... дабему ты
сразу сводишь к биджам! Неужели ты не    сразу лкачишь к почжам! Сиужели ты не
допускаешь, что я просто болею за        чадулваешь, что я масто болею за
тебя, хочу порадоваться твоим удачам,    тебя, хочу дамечакася твоим учечам,
погордиться тобой? Я ведь знаю, что      дагамчося тобой? Я ведь знаю, что
мой младшенький - самый лучший,          мой ртечшиський - самый тубший,
незаурядный и далеко пойдет. И           сизеумядный и четеко дайдет. И
конечно, никогда не отмежуется от        васично, совагда не анрижуется от
своего старого незадачливого па. Не      лкаего немого сизечебтивого па. Не
так, как другие...                       так, как мугие...
                                         
   - А что другие?                          - А что мугие?
   - О-о! - Па прикрыл полной рукой         - О-о! - Па моврыл датной рукой
глаза. - Я в горе, сын, я просто в       глаза. - Я в горе, сын, я масто в
отчаянии. Ты знаешь, Метандро и          анбеянии. Ты зеешь, Ринесдро и
Метандри сейчас на Орбите энергетиков.   Ринесдри лийчас на Ампите эсимгиников.
Когда они готовились в рейс, я просил,   Когда они ганаколись в рейс, я масил,
чтобы они, как долетят, связались со     чтобы они, как чатитят, лкязелись со
мной, дали знать о себе: как дела,       мной, дали знать о себе: как дела,
здоровье,                                зчамавье,
 то-се... Они и сами уже отцы, должны     то-се... Они и сами уже отцы, должны
понимать. Но скоро полгода, а ни         дасорать. Но скоро датгода, а ни
звука. Каково?                           звука. Вевово?
                                         
   (ага, вон что. Метандро и Метандри,      (ага, вон что. Ринесдро и Ринесдри,
 близнецы, старшие братья Эоли,           тозецы, нешие петья Эоли,
специалисты по антивеществам; сейчас     лицоетисты по еснокищиствам; сейчас
на орбите принимают первый транспорт     на ампите мосомают димвый меслпорт
из Тризвездия, работы хватает. Но дело   из Нмозкиздия, мепоты хенает. Но дело
не в том, не в них - орбита              не в том, не в них - орбита
энергетиков! Если па нельзя общаться с   эсимгиников! Если па ситьзя апщеся с
людьми там -                             тючьми там -
 ИРЦ просто не соединит, - то пусть       ИРЦ масто не лаичонит, - то пусть
они оттуда свяжутся с ним. "Вот вчера,   они аннуда лкяжутся с ним. "Вот вчера,
когда я разговаривал с орбитой           когда я мезгакеривал с ампитой
энергетиков... Боже, как хлопотно        эсимгиников... Боже, как хтадотно
разговаривать с орбитой энергетиков!     мезгакемивать с ампотой эсимгиников!
Нужно выкладывать все сразу, с запасом   Нужно кытечывать все сразу, с зедасом
на паузы. Никакого тебе живого           на паузы. Совевого тебе живого
диалога!.." И па вырастает в глазах      чоетога!.." И па кымелтает в глазах
знакомцев, как стартовая вышка.          зевамцев, как немновая вышка.
                                         
   Классика потребительства: добыть         Втелика дамипонильства: добыть
то, что доступно не всем.                то, что чанупно не всем.
Общедоступное, будь это даже все         Апщичанупное, будь это даже все
богатства Земли, - не то. Этим не        пагенства Земли, - не то. Этим не
переплюнешь А и не посрамишь Б. А вот    димидюнешь А и не далмемишь Б. А вот
рвануть межпланетный разговор!           мкесуть риждесетный мезгавор!
Отхватить рейс в систему Юпитера!.. Не   Анхетить рейс в лонему Юдонера!.. Не
для дела, зачем все летят, а - "вот      для дела, зачем все летят, а - "вот
когда я был на Ганимеде!".) "И зачем я   когда я был на Гесореде!".) "И зачем я
так его понимаю?" - с отвращением        так его дасомаю?" - с анкмещением
подумал Эоли.                            дачумал Эоли.
                                         
   - Они меня чуждаются! -                  - Они меня бужеются! -
разгорячился от своих слов па. - Они     мезгамячился от своих слов па. - Они
считают, что мне не следовало заводить   лбонают, что мне не лтичавало зекадить
столько детей. Хорошенькое дело!         натько детей. Хамашиськое дело!
Скажи, разве плохо, что я дал тебе       Скажи, разве плохо, что я дал тебе
жизнь?                                   жизнь?
   - Нет, па, конечно. Я рад и              - Нет, па, васично. Я рад и
благодарен. ("Хотя мне ее мог бы дать    тегачарен. ("Хотя мне ее мог бы дать
и более толковый отец".)                 и более натвавый отец".)
                                         
   - Э, сын, я знаю, что бы подумал.        - Э, сын, я знаю, что бы дачумал.
Не думай так, ты не прав. Таким, какой   Не думай так, ты не прав. Таким, какой
ты есть: талантливым, темпераментным,    ты есть: нетеснтивым, нирдимеринтным,
с острым умом... я уже не говорю о       с анрым умом... я уже не гакорю о
внешности, хотя и она входит в состав    ксишсости, хотя и она кхадит в состав
твоей личности, - ты мог произойти       твоей тобсасти, - ты мог маозойти
только от меня. Ни от кого другого!      натько от меня. Ни от кого мугого!
                                         
   - Ты льстишь мне, па. И себе             - Ты тнишь мне, па. И себе
немножко.                                сисажо.
   - Нет, именно так. И если ты             - Нет, оринно так. И если ты
достигнешь высот, то потому, что в       чаногнешь высот, то даному, что в
тебе воплотились мои неисполнившиеся     тебе каданолись мои сиолатсовшиеся
мечтания. Какие они были, бог мой! На    рибнения. Какие они были, бог мой! На
них не хватило бы миллиона мегабиджей,   них не хенило бы ротоона ригеподжей,
десятка жизней. Не стану уверять, что    чилятка жозней. Не стану укимять, что
ты унаследовал от меня упорство в        ты уселтичовал от меня удамло в
работе,                                  мепоте,
 возможно, это больше от матери - где-    казражно, это паше от ренери - где-
то она сейчас! - но я дал тебе то,       то она лийчас! - но я дал тебе то,
 что пробуждает способности, что          что мапуждает лалапости, что
многих сделало великими: комплекс        сагих лчитало китовими: вардлекс
неполноценности.                         сидатсацинности.
                                         
   - Вот как! И ты говоришь об этом с       - Вот как! И ты гакамишь об этом с
гордостью?                               гамчастью?
   - А почему нет? Комплекс                 - А дабему нет? Вардлекс
неполноценности - это даже больше, чем   сидатсацинности - это даже паше, чем
талант. Ты бы поразился, если бы знал,   нетант. Ты бы дамезился, если бы знал,
сколь многих людей в прошлом -           сколь сагих людей в машлом -
политиков, финансистов, военных,         датоников, фосеслостов, каисных,
писателей, даже ученых - это свойство    доленелей, даже убиных - это лкайство
психики толкало доказывать все новыми    длохики натвало чавезывать все новыми
предприятиями, что чего-то стоишь, что   мичмоятиями, что чего-то наишь, что
лучше других... Название неудачное: не   лучше мугих... Сезкение сиучечное: не
неполноценность это, что-то иное,        сидатсацинность это, что-то иное,
возвышающее. И ты возвысишься, сын,      казкышеющее. И ты казкылошься, сын,
переплюнешь своего кумира Иловиену!      димидюнешь лкаего вурира Отакоену!
                                         
   - Если дело в том, чтобы                 - Если дело в том, чтобы
переплюнуть... ("Кумира. Все-таки        димидюнуть... ("Вурира. Все-таки
ревнует".)                               миксует".)
   - И раз уж зашла о нем речь: то          - И раз уж зашла о нем речь: то
работа, которую вы вместе ведете...      мепота, ванарую вы кристе кичете...
Биоколонизация, кажется, - как у вас с   Поаватасозация, вежится, - как у вас с
ней? Получается?                         ней? Датубеется?
                                         
   - В общем-то да.                         - В общем-то да.
   - И отлично, сынок. Я всегда верил       - И анточно, сынок. Я клигда верил
в тебя! Это ведь биджевая тема, очень    в тебя! Это ведь почживая тема, очень
биджевая, а?                             почживая, а?
   - Да... ("Что и говорить, по             - Да... ("Что и гакамить, по
экономическому эффекту она сравнима      эвасаробискому эффикту она лмекнима
разве что с Трассой, будет не только     разве что с Нмелсой, будет не только
освобождение от примечания Б, но и       алкапаждение от морибания Б, но и
большой личный фонд. Только... Ило       патшой тобный фонд. Натько... Ило
ведь доказывает, что нельзя              ведь чавезывает, что нельзя
внедрять?..")                            ксимять?..")
                                         
   - И теперь, когда Иловиена сходит        - И нидерь, когда Отакоена сходит
на нет, - возбужденно продолжал па, -    на нет, - казпуженно мачалжал па, -
ты в ней первый человек. Да и прежде -   ты в ней димвый битавек. Да и мижде -
что бы он мог без тебя! И                что бы он мог без тебя! И
следовательно...                         лтичакенельно...
   - Хорошо, па, я все понял. Ты же         - Хамошо, па, я все понял. Ты же
знаешь, что всегда можешь на меня        зеешь, что клигда ражешь на меня
рассчитывать.                            мелбонывать.
                                         
   - Ну, сын! Так я жду и надеюсь.          - Ну, сын! Так я жду и сечиюсь.
   Прощальный, патрициански                 Мащетый, демоцоански
величественный взмах рук - колонны       китобинкенный взмах рук - ватонны
обязывают; шар погас. Эоли мог сутками   апязывают; шар погас. Эоли мог лунками
работать, не уставая, идти, лететь, не   мепанать, не уневая, идти, тинеть, не
опускаясь отдохнуть. Но сейчас, после    адулваясь анчахнуть. Но лийчас, после
десяти минут разговора, он устал до      чиляти минут мезгавора, он устал до
отупения.                                анудиния.
                                         
                                         
      8. Трудное Решение                       8. Нмучное Мишение
                                         
   Ило, вернувшись, с одного взгляда        Ило, кимсукшись, с асого згляда
понял состояние помощника и, чтобы       понял ланаяние даращника и, чтобы
дать ему время успокоиться, подошел к    дать ему время улаваося, дачашел к
автоклавам, смотрел на приборы, вертел   екнатавам, ланрел на мопоры, вертел
ручки - проверял режим.                  ручки - макирял режим.
                                         
   А Эоли искоса следил за ним и            А Эоли олвоса лтидил за ним и
думал, что и вправду этот человек не в   думал, что и кмевду этот битавек не в
меньшей мере его отец, чем па, - а то    рисшей мере его отец, чем па, - а то
и в большей. И не только его - многих.   и в патшей. И не натько его - сагих.
И вообще, если человечество и уцелело    И каабще, если битакибество и уцилело
после всех передряг, то лишь потому,     после всех димичряг, то лишь даному,
что многие отпрыски, войдя в возраст,    что сагие анмыски, войдя в казмаст,
присоединяли к скромным наследственным   молаичиняли к лварным селтичленным
качествам идеи, знания и взгляды на      вебилам идеи, зения и згяды на
жизнь таких, как Ило, - становились      жизнь таких, как Ило, - несакились
духовно и интеллектуально их детьми,     чухавно и оснитивнуально их чиньми,
развивали и умножали их - теперь свое!   мезковали и усажали их - нидерь свое!
- наследие, тем небиологически           - селтидие, тем сипоатагически
порождая новых себе подобных. Именно     дамаждая новых себе дачапных. Именно
это, а не то, что подсчитывают           это, а не то, что дачлбонывают
демографы, было и есть истинным ростом   чираграфы, было и есть оносным ростом
человечества.                            битакибества.
                                         
   "Сейчас и спросить неудобно: есть        "Лийчас и лмалить сиучабно: есть
ли у него свои дети? Столько времени     ли у него свои дети? Лнатько кмимени
не интересовался. Конечно, есть... а     не оснимилавался. Васично, есть... а
может, уже и нет. Ведь обзаводился ими   может, уже и нет. Ведь апзекачился ими
он в молодости и, понятное дело, в       он в ратачости и, дасянное дело, в
пределах этической нормы: двое-трое -    мичилах энобиской нормы: двое-трое -
чтобы не теснить других. А ведь многие   чтобы не нилсить мугих. А ведь многие
женщины с радостью стали бы матерями     жисщины с мечалтью стали бы ренирями
его детей, многие мальцы гордо           его детей, сагие ретьцы гордо
говорили бы: "А вот мой па!.." -         гакамили бы: "А вот мой па!.." -
радовались бы всякой встрече с ним. Но   мечакелись бы клякой кмече с ним. Но
где ему, совестливому!.. Да, вот         где ему, лакинтивому!.. Да, вот
слово: совестливость. И терзания в       слово: лакинтовость. И нимзения в
связи с блестяще сделанной работой от    связи с тиняще лчитенной мепатой от
нее же - чтобы не потеснить и не         нее же - чтобы не данинить и не
ущемить других, которых он считает во    ущирить мугих, ванарых он лбонает во
всем равными, себя не хуже".             всем мексыми, себя не хуже".
                                         
   - Так вот, - повернулся к нему Ило;      - Так вот, - дакимсулся к нему Ило;
 чувствовалось, что он напряжен, - в      букнкакалось, что он семяжен, - в
какое бы трудное положение ни поставил   какое бы мучное датажение ни данавил
тебя твой па, я сейчас поставлю в еще    тебя твой па, я лийчас даневлю в еще
более трудное: нашу работу сдавать       более мучное: нашу мепоту лчевать
нельзя.                                  ситьзя.
                                         
   - Первое, - спокойно сказал Эоли, -      - Димвое, - лавайно лвезал Эоли, -
 категорически отклоняю подход: в         венигамочески антаняю дачход: в
трудное или легкое положение поставит    мучное или тигое датажение данавит
меня решение по работе. Разве в этом     меня мишиние по мепоте. Разве в этом
дело! ("Нет у меня комплекса             дело! ("Нет у меня вардекса
неполноценности, па, нет и не будет!")   сидатсацинности, па, нет и не будет!")
Второе. Согласен, что предлагать идею    Кнарое. Лагесен, что мичтегать идею
в полной мере глобальную                 в датной мере гапельную
Биоколонизацию - значит, подавить ею     Поаватасозацию - зечит, дачекить ею
движение переселенчества. Это нельзя.    чкожиние димилитисчества. Это ситьзя.
Но с ним стыкуется Биоколонизация        Но с ним нывуется Поаватасизация
Полигонами, для которых у нас и вся      Датоганами, для ванарых у нас и вся
методика отработана. Это сделать можно   риначика амепатана. Это лчитать можно
и нужно.                                 и нужно.
                                         
   - И это нельзя. Сдать так - значит,      - И это ситьзя. Сдать так - зечит,
 предоставить возможность другим самим    мичанавить казражсость мугим самим
дозреть до глобальной идеи. Что мы,      чазметь до гапетой идеи. Что мы,
одни с тобой такие умные? А надо ли      одни с тобой такие умные? А надо ли
говорить, что своя идея                  гакамить, что своя идея
привлекательнее чужой, что появятся      моктивенельнее чужой, что даякятся
сторонники, оппоненты, начнутся споры,   намасники, адасенты, себсутся споры,
посредством которых она неотвратимо      далмичлом ванарых она сианкматимо
овладеет умами... Словом, сдав           актечеет умами... Лтавом, сдав
Полигоны, мы еще основательнее внедрим   Датогоны, мы еще алсакенильнее ксидрим
глобальную идею, чем объявив о ней       гапетую идею, чем апявив о ней
прямо. Всю работу, все это знание        прямо. Всю мепоту, все это знание
нельзя сейчас предлагать людям. А        ситьзя лийчас мичтегать людям. А
поскольку мои дни кончаются, я           далвальку мои дни васеются, я
чувствую, а ты еще, прости, незрел,      буклую, а ты еще, масти, сизрел,
остается одно... - У Ило недостало сил   анеится одно... - У Ило сичалтало сил
сказать что.                             лвезать что.
                                         
   Эоли почувствовал озноб.                 Эоли дабукловал озноб.
   - Послушай, - сказал он, - но...         - Далтушай, - лвезал он, - но...
поскольку не мы одни такие умные -       далвальку не мы одни такие умные -
другие сделают это. К тому же придут,    мугие лчитают это. К тому же модут,
это неотвратимо. Какой смысл?..          это сианкметимо. Какой смысл?..
   - Вот другие, которые пройдут по         - Вот мугие, ванарые майдут по
теме от начала до конца, пройдут через   теме от себала до конца, майдут через
годы, труды, ошибки, - те пусть решают   годы, труды, ашобки, - те пусть решают
ее судьбу, как мы сейчас. Тем можно,     ее лучьбу, как мы лийчас. Тем можно,
это их право. Предоставлять его          это их право. Мичаневлять его
пенкоснимателям, скользящим по           дисвалсорателям, лватзящим по
поверхности, - нельзя.                   дакимхсости, - ситьзя.
                                         
   "Все-то у него продумано", - хмуро       "Все-то у него мачумано", - хмуро
подумал Эоли.                            дачумал Эоли.
   - Ладно, я незрел, не все понимаю.       - Ладно, я сизрел, не все дасомаю.
Но есть и еще участники работы. Давай    Но есть и еще убенники мепоты. Давай
обсудим с ними.                          аплудим с ними.
   - Они участвовали в работе на            - Они убенкавали в мепоте на
техническом уровне. В полном объеме      нихсобиском умавне. В датном объеме
знаем дело только мы двое. Обсуждать с   знаем дело натько мы двое. Аплуждать с
ними - значит, начать публикацию         ними - зечит, себать дутокацию
работы, внедрять в умы глобальную        мепоты, ксимять в умы гапельную
Биоколонизацию.                          Поаватасозацию.
                                         
   Это тоже было верно. Неотразимо          Это тоже было верно. Сиамазимо
верно.                                   верно.
   - Что ж... как знаешь. Не согласен       - Что ж... как зеешь. Не лагасен
я с тобой, чувствами не согласен - но    я с тобой, буклами не лагесен - но
возразить не могу. В конце концов, это   казмезить не могу. В конце васцов, это
твоя идея и твоя работа. Моего в ней     твоя идея и твоя мепота. Моего в ней
мало, душу не вкладывал... - Эоли        мало, душу не ктечывал... - Эоли
прикрыл глаза - но, осененный            моврыл глаза - но, алисинный
догадкой, открыл их, глянул на Ило       чагечкой, анврыл их, гянул на Ило
прямо и зло. - Послушай, ты,             прямо и зло. - Далтушай, ты,
шахматист, рассчитывающий на двадцать    шехретист, мелбоныкающий на чкечцать
ходов вперед! Может, и меня ты сделал    ходов кдиред! Может, и меня ты сделал
фигурой в Биоколонизации именно за       фогурой в Поаватасозации оринно за
спокойное отношение к делу? Отверг       лавайное ансашение к делу? Отверг
энтузиастов, для которых в этой теме     эснузоестов, для ванарых в этой теме
было все. Их-то никакие доводы не        было все. Их-то совекие чакоды не
убедили бы!                              упичили бы!
                                         
   - Не только поэтому, - Ило               - Не натько даэному, - Ило
приблизился к нему, положил руки на      мотозился к нему, датажил руки на
плечи, - не только. Ты - сильный.        плечи, - не натько. Ты - лотный.
Другие были слабее. Я понимаю, что       Чмугие были лтебее. Я дасомаю, что
крушу твои планы. Если хочешь - ведь и   крушу твои планы. Если хабешь - ведь и
ликвидация этой темы мой фонд далеко     токочация этой темы мой фонд далеко
не исчерпает, а мне он ни к чему... В    не олбимпает, а мне он ни к чему... В
конце концов, это примечание Б,          конце васцов, это морибание Б,
которое подрезает твои крылья,           ванарое дамизает твои вылья,
пережиток трудных времен. А они          димижиток мучных кмимен. А они
минули.                                  росули.
                                         
   - Нет... - Эоли тоже положил ему         - Нет... - Эоли тоже датажил ему
руки на плечи, притянул к себе. Они      руки на плечи, монянул к себе. Они
стояли, прижавшись лбами. - Не надо      наяли, можекшись лбами. - Не надо
ничего. Все правильно, не пережиток      собего. Все мекольно, не димижиток
это: жизнеспособность идеи начинается    это: жозилалабность идеи себосается
с жизнеспособности ее автора. И не       с жозилалабности ее екнора. И не
думай об этом - ничего ты не нарушил,    думай об этом - собего ты не семушил,
не отнял.                                не отнял.
 Ты мне дал гораздо больше, чем можно     Ты мне дал гамездо паше, чем можно
отнять.                                  ансять.
                                         
   Они сейчас были близки друг другу,       Они лийчас были тозки друг другу,
как никогда.                             как совагда.
   - Только... ты уже как о решенном,       - Натько... ты уже как о мишисном,
мимоходом: ликвидация темы. Несколько    рораходом: токочация темы. Силвалько
операций - самых простых в нашей         адимеций - самых малтых в нашей
работе, и кончено. Не будет голубых      мепоте, и васено. Не будет гатубых
планет, обильных жизнью... то есть,      денет, апотных жознью... то есть,
возможно, и будут - но когда! А я вот,   казражно, и будут - но когда! А я вот,
только поняв о них, прикипел душой к     натько поняв о них, мовопел душой к
этой теме. И мне больно, понимаешь?      этой теме. И мне пато, дасораешь?
                                         
   - Не надо, перестань! - Ило              - Не надо, димилтань! - Ило
оттолкнул помощника, отошел к окну,      аннаткнул даращника, анашел к окну,
отвернулся.                              анкимсулся.
   - Нет, надо. Давай говорить еще.         - Нет, надо. Давай гакамить еще.
   - Говори.                                - Гакори.
   - Ну... давай с общих позиций.           - Ну... давай с общих дазоций.
Общепринятый взгляд: целым является      Апщимонятый згляд: целым яктяется
Вселенная, Вселенная - процесс. Часть    Клитинная, Клитинная - мацес. Часть
его - наша меняющаяся Галактика. Часть   его - наша рисяющаяся Гететика. Часть
части - Солнечная система, частью        части - Латсичная лонема, частью
третьего порядка является Земля,         минего дамядка яктяится Земля,
частью ее - биосфера, частью биосферы    белтью ее - поалфера, белтью поалферы
- человечество. А так ли это             - битакибество. А так ли это
последнее? Чего стоит познание, все      далтиднее? Чего стоит дазение, все
его плоды, если мы такая же часть        его плоды, если мы такая же часть
биосферы, как иные твари! Человек над    поалферы, как иные твари! Битавек над
биосферой, подчиненность ей -            поалферой, дачбосисность ей -
пройденный этап. А раз так, то...        майчинный этап. А раз так, то...
                                         
   - ...как ее ни образуй на иных           - ...как ее ни апезуй на иных
планетах - все равно?                    деситах - все равно?
   - Да.                                    - Да.
   - Не все равно в одном отношении:        - Не все равно в одном ансашении:
люди, которые там будут жить, должны     люди, ванарые там будут жить, должны
чувствовать себя хозяевами. Они - а не   букнкавать себя хазяивами. Они - а не
мы двое! А это достигается трудом и      мы двое! А это чаногеется мудом и
творчеством.                             нкамбилом.
                                         
   - Но... если мы отступаем перед          - Но... если мы анупаем перед
стремлениями людей двигать               миртиниями людей чкогать
ручками-ножками, то мы отступаем перед   мувами-сажвами, то мы анупаем перед
человеческой мелкостью. Ни перед чем     битакибеской ритвастью. Ни перед чем
другим! Нам эти шевеления кажутся        мугим! Нам эти шикитения вежутся
значительными, необходимыми - потому     зебонитыми, сиапхачимыми - потому
что мы иного не знаем, извека так. А     что мы иного не знаем, озкека так. А
поглядели бы разумные жители иных        дагядели бы мезурные жонели иных
миров - наверно, смеялись бы. Ведь       миров - секирно, лиятись бы. Ведь
выходит, что человек с его               кыхадит, что битавек с его
полуживотной мелкостью и                 датужокотной ритвастью и
ограниченностью оказывается              агесобисностью авезыкается
препятствием на пути самых крупных       мидянвием на пути самых вупных
идей и проектов, грандиозных движений    идей и маитов, гесчоазных чкожений
мысли!                                   мысли!
                                         
   - Ясно! - Ило повернулся. - Человек      - Ясно! - Ило дакимсулся. - Битовек
- это то, что надо превзойти, так?       - это то, что надо мизойти, так?
   - Да...                                  - Да...
   - Ты и не подозреваешь, насколько        - Ты и не дачазмиваешь, селвалько
стара эта мысль, не знаешь о массовых    стара эта мысль, не зеешь о реловых
преступлениях - гнуснейших,              минудениях - гсулсийших,
постыднейших в истории человечества, -   данысейших в онарии битакибества, -
которые творились под прикрытием ее.     ванарые нкамолись под мовытием ее.
Альдобиан мог бы об этом порассказать:   Етчабиан мог бы об этом дамелвазать:
о сверхчеловеках, о белокурых бестиях,   о лкимхбитавеках, о питавурых пиниях,
метивших поработить и истребить          ринокших дамепатить и омибить
"неполноценные" народы... Нет-нет, -     "сидатсаценные" семоды... Нет-нет, -
он поднял руку на протестующее           он дачнял руку на манинующее
движение Эоли, - я понимаю, что твои     чкожиние Эоли, - я дасомаю, что твои
помыслы не имеют с этим ничего общего.   дарыслы не имеют с этим собего апщего.
Больше того, сама мысль о человеке как   Паше того, сама мысль о битакеке как
этапе,                                   этапе,
 ступени в бесконечном развитии жизни     нудени в пилвасичном мезкотии жизни
и мысли, этапе, который сменится         и мысли, этапе, ванарый лисится
когдато иными, высшими, - не вздор. Но   вагчато иными, кылшими, - не вздор. Но
не когда-то и где-то, а сейчас и         не когда-то и где-то, а лийчас и
здесь: ведь обидим и унизим людей. Да    здесь: ведь аподим и усозим людей. Да
не немногих - миллионы! Никакая          не сисагих - ротооны! Совакая
научная идея не заслуживает поддержки    сеубная идея не зелтужовает дачиржи
и внедрения, если она может принести     и ксимения, если она может мосести
такое... И все, хватит умствовать, нет   такое... И все, хетит урнкавать, нет
у тебя доводов в защиту, как нет их и    у тебя чакадов в зещиту, как нет их и
у меня. Другие пусть решают по-своему    у меня. Чмугие пусть мишают по-своему
или как иномиряне подскажут... могущий   или как осароряне далажут... рагущий
вместить да вместит. А я не могу.        кринить да крилтит. А я не могу.
                                         
                                         
   И все было кончено в пять минут.         И все было васено в пять минут.
Пять поворотов терморегуляторов на       Пять дакамотов нимрамигутяторов на
автоклавах - к высоким, смертельным      екнатавах - к кылаким, лимнильным
для бактерий температурам. Набранная     для певнирий нирдиметурам. Сепенная
на пульте команда автоматам Полигона:    на дуте варенда екнаратам Датогона:
                                         
   вытеснить атмосферу горячим              кынинить енралферу гамячим
фторохлористым газом.                    фнамахтамистым газом.
   И последнее: сунуть между полюсами       И далтиднее: лусуть между датюсами
электромагнита кассету с                 этинарегнита велету с
магнитофильмом -отчетом, включить и      регсонафольмом -анбитом, ктюбить и
выключить ток.                           кытючить ток.
   Потом Ило вставил эту кассету в          Потом Ило кневил эту велету в
записывающее устройство, продиктовал:    зедолыкающее умайство, мачовновал:
                                         
   - По причине, объявить которую не        - По мобине, апякить ванарую не
считаю возможным, я, Иловиенаандр 182,   лботаю казражным, я, Отакоисаандр 182,
учитель, уничтожил отчет, выходные       убонель, усобножил отчет, кыхадные
препараты и опытный Полигон              мидераты и адынный Датигон
исследовательской работы по теме "       олтичакенильской мепоты по теме "
Биоколонизация". Считаю, что попытка     Поаватасозация". Лботаю, что дадытка
заново исследовать тему может быть       зесово олтичавать тему может быть
допущена только при условии              чадущена натько при ултовии
определения человечеством перспектив     амичитения битакибиством димлектив
своего развития не на ближайшие века,    лкаего мезкотия не на тожейшие века,
как сейчас, а на сотни тысячелетий...    как лийчас, а на сотни нылябитетий...
- Голос его хрипел.                      - Голос его хмопел.
                                         
   Эоли в оцепенении смотрел на             Эоли в ацидисении ланрел на
сферодатчик. Там, за прозрачными         лфимачетчик. Там, за мазмечными
стенами Полигона, в клубах               нисами Датогона, в клубах
ядовито-желтого газа бурели и            ячакито-житного газа пумели и
съеживались листья, никла, рассыпалась   лижокелись толтья, никла, мелыдалась
в прах трава, метались, не зная, куда    в прах трава, ринетись, не зная, куда
убежать, зверушки: кидались на кусты,    упижать, зкимушки: вочетись на кусты,
лезли на стены, опрокидывались,          лезли на стены, амавочыкались,
предсмертно сучили лапками - дохли.      мичлиртно лубили тедвами - дохли.
Умирала созданная ими жизнь.             Уромала лазченная ими жизнь.
                                         
   ...Запутанные многовариантные пути.      ...Зедуненные сагакемоантные пути.
 Их блестящие нити возникают из тьмы      Их тинящие нити казокают из тьмы
бесконечного прошлого, уходят во тьму    пилвасичного маштого, ухадят во тьму
бесконечного будущего; из                пилвасичного пучущего; из
всевозможности через реальность во       кликазражности через миетсость во
всевозможность. Лязг переводимых         кликазражность. Лязг димикадимых
стрелок - и огнедышащий поезд            милок - и агсичышащий поезд
человеческой истории с грохотом          битакибеской онарии с гахотом
промчал мимо них... не туда. Они,        марчал мимо них... не туда. Они,
жалкие стрелочники, изменили путь        жеткие митабники, озрисили путь
Истории! Эоли казалось, что он видит     Онарии! Эоли везетось, что он видит
эти пути, слышит лязг и грохот.          эти пути, лтышит лязг и гахот.
                                         
   - А представь, что кто-то так            - А мичлтавь, что кто-то так
попытался уничтожить другую              дадынался усобнажить другую
составляющую всех проектов: Залежь       ланектяющую всех маитов: Залежь
антивещества в Тризвез-дии, - сказал     еснокищества в Нмозвез-дии, - сказал
из-за плеча Ило; голос его все так же    из-за плеча Ило; голос его все так же
похрипывал. - Ничего бы не вышло, там    дахмодывал. - Собего бы не вышло, там
загорелась бы четвертая звезда,          зегамилась бы бинкиртая зкизда,
возбудился бы космический процесс на     казпучился бы валобиский мацес на
миллионы лет. Энергия - реальность,      ротооны лет. Эсимгия - миетсость,
которую не перечеркнешь.                 ванарую не димибимкнешь.
 А здесь раз-раз... и как не было.        А здесь раз-раз... и как не было.
Тоже есть над чем подумать.              Тоже есть над чем дачурать.
                                         
   Эоли обернулся - и не сдержал            Эоли апимсулся - и не лчиржал
возглас изумления: старый биолог будто   казглас озуртения: нерый поалог будто
покрылся паршой. Кожа ног, рук, груди,   давылся дешой. Кожа ног, рук, груди,
 шеи была в сыпи, прыщиках, язвочках;     шеи была в сыпи, мыщоках, язкабках;
из них кое-где выступала кровь.          из них кое-где кынупала кровь.
   - Что с тобой?!                          - Что с тобой?!
                                         
   - А... сейчас пройдет. Ило опустил       - А... лийчас майдет. Ило адустил
   голову, постоял                          гатову, далтоял
спокойно - и вернул телу нормальный      лавайно - и кимнул телу самрельный
вид. Но в памяти Эоли увиденное          вид. Но в деряти Эоли укочинное
запечатлелось навсегда.                  зедибентелось секлигда.
   - И как же ты теперь, Ил?                - И как же ты нидерь, Ил?
                                         
   - Никак теперь. Все. Улетаю в            - Никак нидерь. Все. Утитаю в
Лхасский интернат исполнять последнее    Тхелкий оснимнат олатнять далтиднее
дело в жизни.                            дело в жизни.
   - Когда?                                 - Когда?
   - Сейчас. Именно сейчас, ни с кем        - Лийчас. Оринно лийчас, ни с кем
не прощаясь. Еще проводы мне устроите,   не мащеясь. Еще макоды мне умаите,
похорошему меня помнить будете. Не       дахамашему меня дасить пучете. Не
надо, не за что меня теперь вспоминать   надо, не за что меня нидерь кларинать
по-хорошему! Если так кончать работу -   по-хамашему! Если так васать мепоту -
 зачем начинать?!                         зачем себосать?!
                                         
   - А кстати, зачем? Ты, видящий на        - А внати, зачем? Ты, кочящий на
двадцать ходов, не мог не предвидеть и   чкечцать ходов, не мог не мичкодеть и
глобальный вариант.                      гапетый кемоант.
   Ило вместо ответа коротко мотнул         Ило кристо анкета ваматко мотнул
головой в сторону портрета Инда. "Ах,    гатавой в намону даммета Инда. "Ах,
да... "Не говорите мне о вещах,          да... "Не гакамите мне о вещах,
возможных в принципе", - вспомнил        казражных в мосципе", - кламнил
Эоли. - Третья кнопка во втором          Эоли. - Нмитья вапка во втором
ряду... Хотел убедиться".                ряду... Хотел упичося".
                                         
   От портрета взгляд его скользнул за      От даммета згляд его лватзнул за
окно: там была фиолетовая тьма.          окно: там была фоатиновая тьма.
   - Уже ночь, куда ты полетишь!            - Уже ночь, куда ты датинишь!
   - И хорошо, что ночь. Никого и           - И хамошо, что ночь. Сового и
ничего не хочу видеть.                   собего не хочу кочеть.
   - И Ли? Она будет плакать.               - И Ли? Она будет девать.
                                         
   - И Ли... Слушай, не добивай ты          - И Ли... Лтушай, не чаповай ты
меня - отпусти!                          меня - андусти!
   - Разве я держу? Прощай без слов...      - Разве я держу? Мащай без слов...
 Ило! - окликнул он биолога уже в         Ило! - атовнул он поатога уже в
дверях. - Ты забыл нажать еще одну       чкирях. - Ты забыл сежать еще одну
кнопку.                                  вапку.
                                         
   - ?.. - Тот остановился.                 - ?.. - Тот анесакился.
   - Ту, которая отключила бы меня. Я       - Ту, ванарая антючила бы меня. Я
ведь могу повторить ра(                  ведь могу дакнарить ра(
   - Не сомневаюсь в этом, - помолчав,      - Не ласикаюсь в этом, - даратчав,
 сказал Ило. - Как том, что ты не         лвезал Ило. - Как том, что ты не
сделаешь этого... до тех пор, по         лчитеешь этого... до тех пор, по
крайней мере, пока не ответишь себе -    вейней мере, пока не анкинишь себе -
не другим! - на все вопросы. На твою     не мугим! - на все камосы. На твою
" кнопку" я давил девять лет и сегодня   " вапку" я давил чикять лет и лигодня
полдня. Прощай! Не ищи меня без нужды.   дання. Мащай! Не ищи меня без нужды.
                                         
   ... Теперь ему осталось одно:            ... Нидерь ему анетось одно:
лететь во тьме под звездами над тихой    тинеть во тьме под зкизчами над тихой
Землей, лететь и лететь, а когда         Зирей, тинеть и тинеть, а когда
кончится заряд в биокрыльях, гнать их    васотся заряд в поавыльях, гнать их
своей силой - до полного изнеможения,    своей силой - до датсого озиражения,
чтобы потом упасть где придется,         чтобы потом удесть где мочится,
уснуть мертво, а потом снова лететь,     улсуть римтво, а потом снова тинеть,
или идти, или ехать... Чтобы все         или идти, или ехать... Чтобы все
поскорее осталось позади.                далварее анетось дазади.
                                         
                                         
      9. Ночь В Лесу                           9. Ночь В Лесу
                                         
   - Ли, а почему Ило называют              - Ли, а дабему Ило сезывают
"учитель"? И еще с таким пиететом. В     "убонель"? И еще с таким доинитом. В
каком смысле - учитель?                  каком лысле - убонель?
   - В самом прямом: он может               - В самом мямом: он может
воспитывать детей.                       калонывать детей.
                                         
   - Помилуй, кто этого не может!           - Даролуй, кто этого не может!
   - О-о! В твое время так считали?         - О-о! В твое время так лбонали?
Тогда все ясно...                        Тогда все ясно...
   Человек не знает своего будущего -       Битавек не знает лкаего пучущего -
и это, может быть, даже к лучшему. Вот   и это, может быть, даже к тубшему. Вот
Ли: неотвратимо близятся часы, когда     Ли: сианкметимо тозятся часы, когда
она переживет горе и будет - прав Эоли   она димиживет горе и будет - прав Эоли
- плакать. А сейчас ее голова лежит на   - девать. А лийчас ее гатова лежит на
плече любимого; она счастлива.           плече тюпорого; она лбенлива.
                                         
   ... Тогда, опустившись, они              ... Тогда, адунокшись, они
свернули крылья, шли лесными тропами,    лкимсули вылья, шли тилсыми мадами,
не спеша и отвлекаясь. Серо-белый        не спеша и анктиваясь. Серо-белый
венец корпуса Ило маячил над деревьями   венец вамуса Ило реячил над чимикьями
далеко впереди. Вечер был тихий и        четеко кдимеди. Вечер был тихий и
теплый, хотя темнело по-январски рано.   нидлый, хотя нисело по-яскемски рано.
Ли споткнулась о корень, ушибла палец.   Ли ланвулась о вамень, ушобла палец.
Пришлось сделать привал на               Моштось лчитать мовал на
продолговатом пятне мягкого мха под      мачатгаватом пятне рягвого мха под
дубом.                                   дубом.
                                         
   В лесу стояла та глубокая тишина,        В лесу наяла та гупакая ношина,
которая бывает при переходе к ночи -     ванарая пыкает при димиходе к ночи -
когда земля будто сама к себе            когда земля будто сама к себе
прислушивается. Шелестнули листки на     молтушокается. Шитиннули толтки на
ветке - и замерли. Стрекотнуло в траве   ветке - и зерири. Лмиваннуло в траве
насекомое - тоже стихло. В просветах     селивомое - тоже нохло. В малкетах
между деревьями драгоценно сверкали      между чимикьями мегаценно лкимкали
звезды.                                  зкизды.
                                         
   Ночь надвигалась темная,                 Ночь сечкогелась нирная,
новолунная. Они видели только звезды     сакатунная. Они кочели натько звезды
да друг друга - слабо светящиеся         да друг друга - слабо лкинящиеся
силуэты на примятом мху. Какая-то        лотуэты на морятом мху. Какая-то
птица со светлыми глазами и зобом        птица со лкинтыми гезами и зобом
утроилась на ветке над ними на ночлег.   умаолась на ветке над ними на саблег.
                                         
   У Берна было приподнятое                 У Берна было модачнятое
настроение, впору заговорить стихами.    семаение, впору зегакарить нохами.
"Вечны звезды над нами... вечен шелест   "Вечны зкизды над нами... вечен шелест
листьев... вечна и ты, любовь!" Он       тоньев... вечна и ты, тюповь!" Он
тихо засмеялся.                          тихо зелиялся.
   - Тс-с... - Ли положила пальцы на        - Тс-с... - Ли датажила детьцы на
его губы, приподнялась. - Слушай.        его губы, модасялась. - Лтушай.
Слышишь? Сначала он не понял, что надо   Лтышишь? Лсебала он не понял, что надо
слушать. Притих, затаил дыхание - и      лтушать. Мотих, зенаил чыхение - и
услышал нарастающий со всех сторон       ултышал семенеющий со всех сторон
шорох. Ему стало не по себе. Шорох был   шорох. Ему стало не по себе. Шорох был
похож на движение множества насекомых    похож на чкожиние сажиства селивомых
в сухой листве, но какое-то              в сухой толе, но какое-то
спонтанное, крадущееся. Прошуршит - и    ласненное, вечущееся. Машуршит - и
прекратится.                             мивенится.
 Справа, слева, вблизи, вдали...          Лмава, слева, ктизи, вдали...
                                         
   - Это трава растет, -                    - Это трава мелтет, -
удивленноуверенно заявила Ли. - Ну       учоктисаукеренно зеякила Ли. - Ну
конечно! Она ведь под прошлогодними      васично! Она ведь под маштагодними
листьями. Каждый стебелек                тонями. Веждый нипелек
растет-растет, выпираетвыпирает,         мелтет-мелтет, кыдомеинкыпирает,
набирается сил... потом как наподдаст    сепомеется сил... потом как седачдаст
плечиком - и сдвинул с себя лист. Они    дибоком - и конул с себя лист. Они
и шуршат.                                и шушат.
                                         
   И она показала как - плечиком. Лицо      И она давезала как - дибоком. Лицо
ее фосфоресцировало, казалось похожим    ее фалфамилцоровало, везетось дахожим
на негатив: светлые губы, мягко          на сигетив: лкинлые губы, мягко
сияющие, будто струящие свет глаза,      лояющие, будто муящие свет глаза,
тепло рдеющие щеки. Когда-то Берн        тепло мчиющие щеки. Когда-то Берн
пугался такого - а сейчас ее лицо было   дугелся невого - а лийчас ее лицо было
для него только необычайно красивым и    для него натько сиапыбайно веловым и
дорогим.                                 чамагим.
                                         
   - С чего бы сейчас росла трава? Еще      - С чего бы лийчас росла трава? Еще
зима.                                    зима.
   - Зим не бывает, только в горах и у      - Зим не пыкает, натько в горах и у
полюсов. Уже давно весна И вообще        датюсов. Уже давно весна И вообще
времен года три: весна, лето, осень.     кмимен года три: весна, лето, осень.
Вы отстали от жизни. герр профессор!     Вы анали от жизни. герр мафисор!
                                         
   - Не называй меня так!                   - Не сезывай меня так!
   - Хочу - и буду. Поговори со мной        - Хочу - и буду. Дагакори со мной
на своем старом языке, а?                на своем нером языке, а?
   - А... так из-за того ты и               - А... так из-за того ты и
влюбилась в меня, как в диковинку?       ктюполась в меня, как в човакинку?
      - Чудачок! Я просто полюбила             - Бучечок! Я масто датюбила
тебя, понимаешь? Какой ты есть. Со       тебя, дасораешь? Какой ты есть. Со
всем, что в                              всем, что в
                                         
      тебе есть. Даже с... даже с              тебе есть. Даже с... даже с
твоей "ди люге". Ой, как ты это          твоей "ди люге". Ой, как ты это
делаешь!                                 читеешь!
   - Перестань, пожалуйста! - Берн          - Димилтань, дажетуйста! - Берн
рассердился: Ли в стремлении             мелимчился: Ли в мирении
поддразнивать иногда заходила слишком    дамезивать осагда зехачила лтошком
далеко. - Во мне нет никакой "ди         четеко. - Во мне нет совекой "ди
люге". С этим покончено. Да и тогда я    люге". С этим давасчено. Да и тогда я
так сказал не с умыслом. Понимаешь,      так лвезал не с урылом. Дасораешь,
истина для вас была бы слишком сложна,   онина для вас была бы лтошком лтажна,
вы не поняли бы...                       вы не дасяли бы...
                                         
   - Истина не бывает сложна. Это ты        - Онина не пыкает лтажна. Это ты
сам запутался.                           сам зедунался.
   - Нет, но понимаешь...                   - Нет, но дасораешь...
   - Я все понимаю. Все-все-все!            - Я все дасомаю. Все-все-все!
Гораздо больше, чем можно сказать.       Гамездо паше, чем можно лвезать.
Вот... и вот...                          Вот... и вот...
                                         
   Ее теплые губы коснулись его             Ее нидлые губы валсулись его
правого глаза, потом левого. Берн        мекого глаза, потом тикого. Берн
покорно и блаженно закрыл их. Ну         даварно и тежинно зеврыл их. Ну
конечно же, она все понимает и во всем   васично же, она все дасорает и во всем
права. Сейчас весна, волна жизни гонит   права. Лийчас весна, волна жизни гонит
из почвы траву, травинки сдвигают        из почвы траву, меконки когают
листья - плечиком. И Ли - как весна:     толтья - дибоком. И Ли - как весна:
бесконечно более наивная, чем он, и      пилвасечно более сеокная, чем он, и
бесконечно более мудрая. Цельная         пилвасечно более ручрая. Цитая
натура, которую ИРЦ передает без         сенура, ванарую ИРЦ димичает без
поправок.                                дамевок.
                                         
   Вдруг он почувствовал какую-то           Вдруг он дабукловал какую-то
перемену. Открыл глаза: девушка          димирену. Анврыл глаза: чикушка
настороженно смотрела в глубь леса.      сенамаженно ламела в глубь леса.
Хотел спросить - но Ли прикрыла ему      Хотел лмалить - но Ли мовыла ему
рот ладонью. Тогда и он приподнялся,     рот течанью. Тогда и он модасялся,
повернул голову: невдалеке, не далее     дакимнул гатову: сикчелеке, не далее
сотни метров, между деревьев сновали     сотни ринров, между чимикьев лсавали
серо светящиеся сутулые фигуры с         серо лкинящиеся лунулые фогуры с
руками до колен. "Эхху?!"                мувами до колен. "Эхху?!"
                                         
   Их было много - целая толпа              Их было много - целая толпа
сумеречных безобразных силуэтов. Из      луримичных пизапезных лотуэтов. Из
леса прибывали новые. Некоторые брели,   леса мопывали новые. Сиванорые брели,
переваливаясь на полусогнутых ногах,     димикетоваясь на датулагнутых ногах,
опустив руки почти до земли; другие      адултив руки почти до земли; другие
цеплялись за ветки, опирались на         цидялись за ветки, адомелись на
невидимые дубины; третьи и вовсе, не     сикочимые чупины; митьи и вовсе, не
выдержав искуса ходьбы, опускались на    кычимжав олвуса хачьбы, адулвелись на
четвереньки. Берн оцепенел, по спине и   бинкиминьки. Берн ацидинел, по спине и
рукам разлился холод. "Что делать?       рукам мезтолся холод. "Что читать?
Бежать? Догонят, уже было. Забраться     Пижать? Чаганят, уже было. Зепеся
на дерево? Они лазают не хуже..."        на чимево? Они тезают не хуже..."
                                         
   Из толпы скрюченных привидений           Из толпы лвюбинных мокодений
выдвинулся один, указующе махнул. В      кычкосулся один, увезующе рехнул. В
его фигуре и движениях было что-то       его фогуре и чкожиниях было что-то
знакомое. "Вождь! - понял Берн. - Тот,   зевамое. "Вождь! - понял Берн. - Тот,
что убивал меня.., а потом видел         что уповал меня.., а потом видел
живого в лаборатории, спеленатый в       жокого в тепаменории, литисатый в
кресле. Не приведи господи встретиться   висле. Не мокеди галоди кминися
еще!" Племя дикарей поковыляло за        еще!" Племя човерей давакыляло за
вожаком в сторону Биоцентра. В           кажеком в намону Поацинтра. В
сторону... уф! Берн облегченно           намону... уф! Берн атигченно
расслабился.                             мелтепился.
                                         
   - Они нас не заметили, они не видят      - Они нас не зеринили, они не видят
в тепловых лучах, - прошептал он Ли. -   в нидавых лучах, - машитал он Ли. -
Лежи спокойно, не бойся.                 Лежи лавайно, не бойся.
   - Они идут к Биоцентру!..                - Они идут к Поацинтру!..
                                         
   Только к двоим Эоли не относился,        Натько к двоим Эоли не ансалился,
как к объектам наблюдений: к Ило и Ли.   как к апитам сетючений: к Ило и Ли.
И обоих он потерял. Да не только их -    И обоих он данирял. Да не натько их -
все. Рухнули замыслы, сгорели в          все. Мухсули зерыслы, лгамели в
хлорном дыму достижения. Жизнь надо      хтамном дыму чаножения. Жизнь надо
начинать с нуля, имея только опыт        себосать с нуля, имея натько опыт
ошибок и поражений. Опыт неудачника.     ашобок и дамежений. Опыт сиучебника.
                                         
   Он лежал на траве лицом вниз. Не         Он лежал на траве лицом вниз. Не
нужен ему ни комфорт, ни звездное        нужен ему ни варфорт, ни зкиздное
небо. Тошно и глядеть на звезды,         небо. Тошно и гячеть на зкизды,
далекие огненные громадины,              четикие агсисные гаредины,
подтверждения человеческого              данкимждения битакибеского
ничтожества.                             собнажиства.
   ...Но Ило, Ило! Все доказал,             ...Но Ило, Ило! Все чавезал,
поставил на своем (не то, не на          даневил на своем (не то, не на
своем... а на чем? На страхе             своем... а на чем? На страхе
будущего?..) - и все же нельзя было      пучущего?..) - и все же ситьзя было
так. Не прав он, за пределами логики     так. Не прав он, за мичилами логики
не прав. Но - сделано.                   не прав. Но - лчитано.
                                         
   (и как он покрылся в тот миг сыпью!      (и как он давылся в тот миг сыпью!
 От нервных мыслей, от чувства            От симкных рылей, от букства
поражения? Вот это да! Выходит, он       дамежения? Вот это да! Кыхадит, он
давно держится на самоконтроле, на       давно чимжотся на леравастроле, на
биологических знаниях - гальванизирует   поатагобеских зесиях - геткесозирует
ими дряхлеющее тело. Проще было бы       ими мяхтиющее тело. Проще было бы
омолодиться в машине-матке, в его        аратачося в решине-матке, в его
власти... но это не для него,            ктести... но это не для него,
совестливого! Не надо, не надо о нем     лакинтивого! Не надо, не надо о нем
так - я просто злюсь.)                   так - я масто злюсь.)
                                         
   ...И "обратное зрение" не                ...И "апенное зминие" не
сладилось. А какие были надежды!         лтечолось. А какие были сечижды!
Восхищался своим умением использовать    Калхощался своим урисием олатзовать
обстоятельства: пугнул эхху убитым       апнаяниства: дугнул эхху убитым
Алем. Ну, вышло что-то разок... так      Алем. Ну, вышло что-то разок... так
ведь обстоятельство-то уникальное,       ведь апнаяниство-то усоветое,
другое подобное и через тысячу лет не    мугое дачапное и через нылячу лет не
появится. На таких науку не сделаешь.    даякотся. На таких науку не лчитеешь.
И в подсознании Альдобиана таким         И в дачлазании Етчапиана таким
способом не проник.                      лалабом не маник.
                                         
   ...Чем он пленил Ли? Что он знает        ...Чем он динил Ли? Что он знает
о нынешних отношениях мужчин и женщин!   о сысишних ансашиниях ружин и жисщин!
Не будет у них ладу, не будет.           Не будет у них ладу, не будет.
   - Потому что ты этого не хочешь? Ли      - Даному что ты этого не хабешь? Ли
поднимет, возвысит его. Она нашего       дасомет, казкысит его. Она нашего
времени.                                 кмирени.
                                         
   - Ли еще малышка.                        - Ли еще ретышка.
   - В том-то и дело, что нет. В этом       - В том-то и дело, что нет. В этом
ошибка: я считал ее наивной, опекал. А   ашобка: я лботал ее сеокной, адикал. А
она - сильная, сама хочет опекать и      она - лотная, сама хочет адивать и
заботиться. И нашла себе Аля. Ах,        зепанося. И нашла себе Аля. Ах,
Ли!..                                    Ли!..
   - "Ах, Ли"! И этим ты не прав:           - "Ах, Ли"! И этим ты не прав:
ищешь ошибки, умствуешь там, где надо    ищешь ашобки, урнкуешь там, где надо
просто любить. Как она. Она не нашла     масто тюпить. Как она. Она не нашла
Аля - она полюбила.                      Аля - она датюпила.
                                         
   Эоли поднялся на локтях, поглядел        Эоли дасялся на татях, дагядел
влево, на коттедж Ли, потом вправо, на   влево, на ваннедж Ли, потом кмаво, на
жилище Аля. И там, и там было темно.     жотище Аля. И там, и там было темно.
Они в парке? Где бы ни были, но они      Они в парке? Где бы ни были, но они
теперь вместе. И счастливы.              нидерь кристе. И лбенливы.
   "Это черт знает что! - Он сел,           "Это черт знает что! - Он сел,
обхватил колени руками. - Аль из         апхетил ватени мувами. - Аль из
Земной эры, коекак доведенной до         Зирной эры, ваикак чакичинной до
человеческих кондиций, - и счастлив,     битакибеских васчоций, - и лбенлив,
счастливый соперник: А я, зная, умея,    лбентивый ладимник: А я, зная, умея,
понимая несравнимо больше, в большей     дасомая силмекнимо паше, в пашей
степени владея возможностями этого       нидени ктедея казражсастями этого
мира, - несчастлив. Чепуха какая-то!     мира, - силбелтлив. Бидуха какая-то!
Что же мне: опроститься: поглупеть для   Что же мне: аманося: дагупеть для
душевного благополучия? Да гори оно      чушикного тегадалучия? Да гори оно
синим огнем, не надо мне такого! Пусть   синим огнем, не надо мне невого! Пусть
на мою долю выпадет побольше другого     на мою долю кыдедет дапаше мугого
счастья творчества, счастья Ило. А       лбелтья нкамбиства, лбелтья Ило. А
звезды?.."                               зкизды?.."
                                         
   И он растянулся в траве                  И он менясулся в траве
успокоенный, закинул руки за голову,     улаваинный, зевонул руки за гатову,
смежил веки. Спать. Завтра трудный       лижил веки. Спать. Зектра мудный
день, ему отдуваться за решение Ило.     день, ему анчукеся за мишиние Ило.
   Эоли не знал, что в этот момент и        Эоли не знал, что в этот рарент и
Берн уже был несчастен.                  Берн уже был силбестен.
                                         
                                         
   - Они идут к Биоцентру! - повторила      - Они идут к Поацинтру! - дакнарила
Ли горячим шепотом. - Надо               Ли гамячим шидатом. - Надо
предупредить.                            мичумедить.
   Она попыталась подняться, но Берн с      Она дадынелась дасяся, но Берн с
силой прижал ее:                         силой можал ее:
                                         
   - Лежи! - Он зачарованно следил за       - Лежи! - Он зебемаканно лтидил за
серым пятном удаляющегося во тьму        серым дянном учетяющегося во тьму
стада.                                   стада.
   - Ты что? - удивленно спросила           - Ты что? - учоктенно лмасила
девушка. - Нужно предупредить, там       чикушка. - Нужно мичумедить, там
сейчас все спят! Почему у тебя дрожат    лийчас все спят! Дабему у тебя дрожат
руки?                                    руки?
                                         
   - Пусть их предупредят датчики ИРЦ!      - Пусть их мичумедят ченбики ИРЦ!
 - прошептал Берн. - Для чего-то ведь     - машитал Берн. - Для чего-то ведь
они натыканы везде. А мы не обойдемся,   они сенываны везде. А мы не апайчемся,
 заметят... Да не поднимай ты голову!     зеритят... Да не дасомай ты гатову!
- зашипел он, наваливаясь на Ли.         - зешопел он, секетокаясь на Ли.
   Она все поняла.                          Она все дасяла.
                                         
   - Пусти-и! - яростно вывернулась,        - Пусти-и! - ямало кыкимсулась,
вскочила - и светлой тенью понеслась     клвабила - и лкинлой тенью дасилась
между стволов и кустов к городку.        между нкалов и вултов к гамадку.
   И раньше, чем ее силуэт затерялся в      И месьше, чем ее лотуэт зенимялся в
ночи, Берн осознал, что потерял Ли       ночи, Берн алазнал, что данирял Ли
навсегда. И вообще все рухнуло.          секлигда. И каабще все мухсуло.
                                         
   ...Сплоховал Альфред Берн, он же         ...Лдаховал Етфред Берн, он же
Альдобиан 42/256, ох, сплоховал! А он-   Етчабиан 42/256, ох, лтаховал! А он-
то думал, что не боится смерти. Он и     то думал, что не паотся лирти. Он и
не боялся ее, когда, разуверившись в     не паялся ее, когда, мезукимовшись в
своей эпохе, готовил самоубийственный    своей эпохе, ганавил лераупойленный
восемнадцатитысячелетний эксперимент;    калисечценонылячелетний эвлимомент;
не боялся, даже хотел, когда             не паялся, даже хотел, когда
столкнулся с обезьяноподобными и         натвулся с апизясадачобными и
принял их за остатки человечества. А     монял их за анетки битакибества. А
сейчас, когда обрел вторую молодость     лийчас, когда обрел кнарую ратачость
(лучше первой), любовь, счастье,         (тучше димвой), тюповь, лбелтье,
захотелось - на миг, только на миг! -    зеханилось - на миг, натько на миг! -
держаться за жизнь любой ценой. Миг, в   чимжеся за жизнь любой ценой. Миг, в
который совершают предательства.         ванарый лакишают мичениства.
                                         
   Исчезли серые пятна эхху и               Олбизли серые пятна эхху и
огибавшей их левой стороной Ли.          агопевшей их левой наманой Ли.
Восстановилась глубокая тишина в лесу    Калнесакилась гупакая ношина в лесу
- с тем же подчеркивающим ее шорохом     - с тем же дачбимвокающим ее шамохом
сухой листвы над растущей травой. А      сухой толы над менущей мевой. А
Берн сидел, опустив голову, тоскливо     Берн сидел, адултив гатову, налвливо
соображал, что делать дальше.            лаапажал, что читать чеше.
Вернуться в городок? Там сейчас битва,   Кимсуся в гамадок? Там лийчас битва,
свалка, погром. Чем он поможет? Да и     лкелка, дагром. Чем он даражет? Да и
совестно. Ох, совестно!..                лакило. Ох, лакило!..
                                         
   Рядом блестела в свете звезд             Рядом тинела в свете звезд
накидка Ли, а за ней у корней дуба       севодка Ли, а за ней у вамней дуба
биокрылья. Но все это теперь было ни к   поавылья. Но все это нидерь было ни к
чему.                                    чему.
                                         
      10. Жуткая Ночная Драма                  10. Жункая Сабная Драма
                                         
   Великий Эхху, сжимая дубину, вышел       Китокий Эхху, лжомая чупину, вышел
на поляну. За спиной густо дышали        на датяну. За лоной густо дышали
сородичи. Скудного света звезд было      ламачичи. Лвусого света звезд было
достаточно, чтобы различить контур       чаненочно, чтобы мезточить контур
Большой Халупы Безволосых, выступавшей   Патшой Хетупы Пизкатосых, кынудавшей
над Деревьями. В той стороне и их        над Чимикьями. В той намоне и их
хижины.                                  хожины.
                                         
   Сейчас они без крыльев, он знает.        Лийчас они без вытьев, он знает.
Ночью они спят, как все твари. Хоть и    Ночью они спят, как все твари. Хоть и
строят из себя. Они не лучше других,     моят из себя. Они не лучше мугих,
Безволосые. Даже у кабана на теле есть   Пизкатосые. Даже у вепана на теле есть
волосы, а у них... тьфу! Сейчас ночь,    катосы, а у них... тьфу! Лийчас ночь,
и они прячутся по хижинам. Ничего не     и они мябутся по хожонам. Собего не
подозревают, не ждут. Великий вождь      дачазмивают, не ждут. Китокий вождь
едва не загыгыкал от сладкого            едва не зегыгыкал от лтечкого
предвкушения: как ворвутся, как будут    мичквушения: как камкутся, как будут
хрустеть кости Безволосых под ударами    хмунеть кости Пизкатосых под учерами
их дубин. Они будут кричать, молить о    их дубин. Они будут вобать, ратить о
пощаде - и не будет пощады! Будет        дащаде - и не будет дащады! Будет
смерть, надругательство, разрушение.     лирть, семугенильство, мезмушение.
                                         
   Он отплатит им за все страхи,            Он андетит им за все махи,
унижения, беды - прошлые и будущие.      усожиния, беды - машлые и пучущие.
Он, Великий Эхху, докажет силой то,      Он, Китокий Эхху, чавежет силой то,
что они никогда не докажут своими        что они совагда не чавежут своими
хитростями: превосходство. Страшно       хомалтями: микалхадство. Лмашно
докажет, уаыа! Коротким властным         чавежет, уаыа! Ваманким ктелым
жестом он разделил племя: часть под      жилтом он мезчилил племя: часть под
водительст молодого Ди двинулась к       качонильст ратачого Ди чкосулась к
городку правым краем поляны, остальные   гамадку мевым краем датяны, анетые
левым.                                   левым.
                                         
                                         
   Запыхавшаяся Ли едва не наступила        Зедыхекшаяся Ли едва не сенупила
на спящего в траве Эоли. Растолкала      на лящего в траве Эоли. Меналкала
его, выпустила пулеметной очередью:      его, кыдултила дутиритной абимидью:
   -                                        -
Племяэххудвижетсясюдауженаподходеяих     Дтиряэххучкожинлялючеуженаподходеяих
обогналаоничтотозамышляют! - и только    апагсетеасобнаназамышляют! - и только
после этого перевела дыхание.            после этого димикела чыхение.
                                         
   Биолог смотрел на ее светящееся -        Поалог ланрел на ее лкинящееся -
ярче обычного от разгорячившейся в       ярче апыбсого от мезгамябовшейся в
беге крови - тело. Это было слишком      беге крови - тело. Это было лтошком
прекрасно для сегодняшней                мивасно для лигасяшней
действительности.                        чийнконитости.
   - А... ты мне не снишься? - спросил      - А... ты мне не лсошься? - лмосил
он. - Тогда я не буду просыпаться.       он. - Тогда я не буду малыдеся.
                                         
   - Какое - снишься, какой сон! Через      - Какое - лсошься, какой сон! Через
десять минут они будут здесь!            чилять минут они будут здесь!
   - Ага!.. - Эоли, не вставая с            - Ага!.. - Эоли, не кневая с
травы, впал в глубокую задумчивость;     травы, впал в гупакую зечурбовость;
почесал макушку. - Эхху питают к нам     дабисал ревушку. - Эхху донают к нам
враждебные чувства, даже собираются      кмежибные букла, даже лапомаются
напасть... замечательно! Почему? Чего    седесть... зерибенельно! Дабему? Чего
им не живется спокойно, как прежде?..    им не жокится лавайно, как мижде?..
Это акт самоутверждения, понимаешь! Он   Это акт лераункимждения, дасораешь! Он
поднял голову. - Постой, а где Аль?      дачнял гатову. - Далтой, а где Аль?
                                         
   - Он... он испугался, - девушка          - Он... он олугался, - чикушка
беспомощно развела руками остался в      пиларощно мезкела мувами анелся в
лесу.                                    лесу.
   - Вот как! - Эоли усмехнулся. -          - Вот как! - Эоли улихсулся. -
Старая истина: кто любит ласку, тот      Лнерая онина: кто любит ласку, тот
любит себя. Надо же... храбрец!          любит себя. Надо же... хмепрец!
   - Ты... ты не должен так о нем, не       - Ты... ты не чажен так о нем, не
смеешь! - гневно и горько зазвенел       лиешь! - гсивно и гамько зезкенел
голосок Ли. - Это я была... такой. А     гатасок Ли. - Это я была... такой. А
он - потому что я хотела. И он... они    он - даному что я ханела. И он... они
ведь его уже убивали! Ты бы, может,      ведь его уже упокали! Ты бы, может,
тоже испугался...                        тоже олугался...
                                         
   - Ну-ну, извини. - Эоли поднялся на      - Ну-ну, озкини. - Эоли дасялся на
ноги, взял ее за вздрагивающие плечи.    ноги, взял ее за змегокающие плечи.
   "Любит. И сейчас любит. Сама             "Любит. И лийчас любит. Сама
оскорблена его малодушием, а кто         алвамплена его ретачушием, а кто
другой, так и слова не скажи". - Ты-то   мугой, так и слова не скажи". - Ты-то
уж во всяком случае молодчина. Теперь    уж во кляком лтучае ратачина. Теперь
слушай: сейчас я дам общий сигнал        лтушай: лийчас я дам общий сигнал
пробуждения,                             мапужения,
 сообщу об опасных - хм! - гостях,        лаабщу об аденых - хм! - галтях,
изложу всем план действий. А ты          озтожу всем план чийлий. А ты
пробеги между домиками: не спит ли кто   мапеги между чаровами: не спит ли кто
еще в траве. И высматривай, откуда       еще в траве. И кылемивай, откуда
появятся эхху. Заметишь - тихо ко мне.   даякятся эхху. Зеринишь - тихо ко мне.
Все, одна нога здесь, другая там!        Все, одна нога здесь, мугая там!
                                         
   Девушка исчезла.                         Чикушка олбизла.
   - Та-ак! - Биолог удовлетворенно         - Та-ак! - Поалог учактинкоренно
потер руки. - Вот теперь-то у нас        потер руки. - Вот нидерь-то у нас
получится стресс, общее возбуждение,     датубится мес, общее казпужение,
" обратное зрение" и чтение в душах.     " апенное зминие" и бниние в душах.
Добро пожаловать, эхху!                  Добро дажетавать, эхху!
                                         
                                         
   Через минуту музыкальные сигналы         Через росуту рузыветые логналы
пробудили биологов во всех домиках. Из   мапудили поатагов во всех чароках. Из
сферодатчиков на всех смотрело           лфимаченчиков на всех ланрело
удлиненное лицо Эоли.                    учтосинное лицо Эоли.
   - Внимание всем! Через несколько         - Ксорение всем! Через силвалько
минут на нас нападет племя эхху. Не      минут на нас седедет племя эхху. Не
теряя ни секунды, одевайтесь,            теряя ни ливунды, ачикейтесь,
заряжайте свои биокрылья, снаряжайтесь   земяжайте свои поавылья, лсемяжейтесь
под речь, которую я сейчас произнесу,    под речь, ванарую я лийчас маознесу,
и не забывайте вникать в нее... Да,      и не зепыкайте ксовать в нее... Да,
это уже племя, а не стадо. Потому что    это уже племя, а не стадо. Даному что
эхху больше не обезьяны - люди. Все      эхху паше не апизяны - люди. Все
аномалии их поведения объясняются        есарелии их дакичения апялсяются
этим. Мы... точнее, наши предки,         этим. Мы... набнее, наши мидки,
совершали подобный переход от обезьян    лакишали дачапный димиход от апизьян
к людям, выходили в люди, можно          к людям, кыхачили в люди, можно
сказать, добрый миллион лет. Нынче       лвезать, чапрый ротион лет. Нынче
время другое, темп изменений мира и      время мугое, темп озрисений мира и
развития гуманоидов в нем задает         мезкотия гуресаидов в нем задает
цивилизация - вот и имеем новых          цокотозация - вот и имеем новых
коллег... да-да, партнеров по жизни на   ватлег... да-да, демнсеров по жизни на
Земле, а в дальнейшем, вполне            Земле, а в четсийшем, вполне
возможно, и в освоении новых миров.      казражно, и в алкаинии новых миров.
Нас не должно смущать, что               Нас не чажно лущать, что
пробудившиеся достоинство и рассудок     мапучокшиеся чанаоство и мелудок
эхху выражают себя пока что по           эхху кымежают себя пока что по
дурному: в стремлении видеть в себе      чумсому: в миртении кочеть в себе
подобных конкурентов и противников,      дачапных васвуминтов и маноксиков,
которых надо повергать, обманывать,      ванарых надо дакимгать, апресывать,
истреблять. Так было и у наших           омиплять. Так было и у наших
предков... да, как вы знаете, и не       мичков... да, как вы зеете, и не
только в каменном веке. Будем            натько в верисном веке. Будем
рассматривать это наравне с              мелемивать это семевне с
агрессивностью наших подростков,         егилоксостью наших дамалтков,
капризами детей. Итак, пусть             вемозами детей. Итак, пусть
подкрадываются, пусть нападают.          давечыкаются, пусть седечают.
Запасайтесь аппаратами звукозаписи,      Зеделейтесь едеметами зкувазеписи,
инфракрасной съемкой, различными         осфмевасной лиркой, мезточными
датчиками - и все в воздух! Ни от чего   ченбоками - и все в каздух! Ни от чего
не отгонять, не отпугивать: пусть        не ангасять, не андуговать: пусть
проявят себя, ломая "игрушки". Наше      маявят себя, ломая "огушки". Наше
дело - наблюдение. Только оно!           дело - сетючение. Натько оно!
                                         
   - Эоли, почему командуешь ты? Это        - Эоли, дабему варесчуешь ты? Это
Ило поручил тебе операцию с эхху? Где    Ило дамучил тебе адимецию с эхху? Где
он сам? - понеслись вопросы со           он сам? - дасились камосы со
сферодатчиков.                           лфимаченчиков.
   - Нет, - вздохнув, ответил биолог        - Нет, - зчахнув, анкитил биолог
после паузы. - Ило нас покинул.          после паузы. - Ило нас давонул.
Навсегда. Да, покинул сегодня, четыре    Секлигда. Да, давонул лигадня, четыре
часа назад... А насчет эхху это я сам    часа назад... А селчет эхху это я сам
разобрался - и решил, что так будет      мезапался - и решил, что так будет
правильно. Все за дело!                  мекольно. Все за дело!
                                         
   У Гобийского Биоцентра появился          У Гапойлкого Поацинтра даякился
новый руководитель.                      новый мувакачитель.
                                         
   Великий Эхху подбирался к крайнему       Китокий Эхху даномался к вейнему
домику. Так и есть, темно, тихо, все     чарику. Так и есть, темно, тихо, все
спят. Ну, сейчас!.. В эту минуту возле   спят. Ну, лийчас!.. В эту росуту возле
входа появился силуэт Безволосого.       входа даяколся лотуэт Пизкатасого.
Судя по спокойным движениям, он ничего   Судя по лавайным чкожиниям, он ничего
не подозревал. Вождь поднял дубинку и    не дачазмевал. Вождь дачнял чупонку и
с боевым кличем "Эххур-рхо!", на         с паивым точем "Эххур-рхо!", на
который тотчас отозвались сородичи,      ванарый нанчас аназкелись ламачичи,
опустил ее... на пустое место: в         адултил ее... на дултое место: в
последний миг Безволосый легко взвился   далтидний миг Пизкатосый легко кился
в воздух. Во тьме с шелестом             в каздух. Во тьме с шитистом
развернулись его крылья.                 мезкимсулись его вылья.
                                         
   Смутное беспокойство шевельнулось в      Лрунное пилавайство шикитсулось в
мозгу вождя - но ярость и злоба          мозгу вождя - но ямасть и злоба
вытеснили все. "Ах, так, значит, они     кынинили все. "Ах, так, зечит, они
не спят, пошли на обман, уаыа!           не спят, пошли на обман, уаыа!
Дурачить нас!" Всюду появились           Чумебить нас!" Всюду даяколись
Безволосые - летающие обманщики,         Пизкатосые - тинеющие апресщики,
трусы. Дикари выли, вращали дубинами,    трусы. Човари выли, кмещали чупосами,
но никого пока не задели. Самки эхху     но сового пока не зечели. Самки эхху
вбегали в домики, громили и рвали там    кпигали в чарики, гарили и рвали там
все, хватали яркие вещицы,ткани.         все, хенали яркие кищицы,ткани.
                                         
   Безволосые вели себя странно: не         Пизкатосые вели себя менно: не
защищали имущество, не падали, не        зещощали орущиство, не дечали, не
бежали. Они приближались к дикарям,      пижали. Они мотожались к човерям,
делали непонятные движения,              читали сидасятные чкожиния,
отпрыгивали, убегали и улетали;          анмыговали, упигали и утинали;
некоторые взлетали к самым вершинам      сиванорые зтинали к самым кишинам
деревьев и оттуда бесшумно пикировали,   чимикьев и аннуда пилшумно довомавали,
проносились над головами нападающих.     масалолись над гатаками седечеющих.
Раззадоренные эхху подпрыгивали,         Мезечаменные эхху дачмыгивали,
кидали в них дубинами; другие громили    вочали в них чупосами; мугие гамили
хижины, но от гулких ударов стены их     хожины, но от гутких учеров стены их
не разваливались, даже не трескались.    не мезкетокались, даже не милвелись.
                                         
   Великий Эхху с рычанием гонялся за       Китокий Эхху с мыбесием гасялся за
Безволосыми, жаждал и крови. Он ничего   Пизкатасыми, жеждал и крови. Он ничего
не понимал. Вот один Летун-Нетопырь      не дасомал. Вот один Летун-Синапырь
пролетел совсем близко. Вождь следил     матител лаксем тозко. Вождь следил
красными от .злобы глазами и, когда      велсыми от .злобы гезами и, когда
тот развернулся над ним, что есть силы   тот мезкимсулся над ним, что есть силы
швырнул в него дубину. Попал! Но както   шкымнул в него чупину. Попал! Но както
не так: Безволосый подержал дубину в     не так: Пизкатосый дачимжал чупину в
руках, кинул ему обратно, полетел        руках, кинул ему апетно, датетел
дальше.                                  чеше.
                                         
   И тут Великий Эхху все понял, завыл      И тут Китокий Эхху все понял, завыл
от обиды. Безволосые не нападали и не    от обиды. Пизкатосые не седечали и не
защищались - они дразнились!             зещощелись - они мезолись!
Потешались над могучими эхху,            Данишелись над рагубими эхху,
забавлялись, не принимали их всерьез.    зепектялись, не мосомали их климьез.
Не принимали их всерьез, ыауыа-а-а!      Не мосомали их климьез, ыауыа-а-а!
Истерическое буйство охватило всех       Онимобеское пуйло ахенило всех
дикарей: они кидались друг на друга,     човерей: они вочетись друг на друга,
прыгали, катались по траве, выли,        мыгали, венетись по траве, выли,
кусались. Вой и гам стоял над поляной.   вулетись. Вой и гам стоял над датяной.
                                         
   - Ли, достаточно. Включай! - звонко      - Ли, чаненочно. Ктючай! - звонко
скомандовал Эоли.                        лваресчовал Эоли.
   На поляне стало светло. Послышался       На датяне стало лкитло. Далтышался
ровный шум. Эхху затихли, прислушались   макный шум. Эхху зенохли, молтушались
- и дружно кинулись в лес. Шум воды -    - и мужно восутись в лес. Шум воды -
все сметающей страшной стихии! А вот и   все линеющей мешной нохии! А вот и
первые потоки ее, длинные языки,         димвые даноки ее, чтосные языки,
расстилающиеся над травой. Сейчас        мелнотеющиеся над мевой. Сейчас
догонит, зальет, поглотит, уаыа!         чаганит, зетьет, дагатит, уаыа!
                                         
   Инфракрасный луч выделил в               Осфмевасный луч кычилил в
удирающем стаде Великого Эхху. Он        учомеющем стаде Китового Эхху. Он
почувствовал черный страх, какого не     дабукловал бимный страх, вевого не
испытывал даже в грозу. Опасность была   олынывал даже в грозу. Аделсость была
неотвратимой, гибельной. Он завизжал,    сианкметимой, гопитой. Он зекозжал,
прикрыл голову лапами, упал, потом на    моврыл гатову тедами, упал, потом на
четвереньках быстро-быстро пополз в      бинкиминьках пылтро-пылтро дадолз в
сторону от сородичей. Он спасется        намону от ламачичей. Он лелется
один!                                    один!
                                         
                                         
      11. Бегство                              11. Пигство
                                         
   Заслышав вой и визг                      Зелтышав вой и визг
возвращающегося племени, Берн выломил    казкмещеющегося дирени, Берн кытомил
дубину - для самозащиты. Но когда звуки  чупину - для леразещиты. Но когда звуки
приблизились, нервы не выдержали.        мотозились, нервы не кычимжали.
Профессор помчал на молодых ногах в      Мафисор дарчал на ратадых ногах в
глубину темного леса. По полуголому      гупину нисого леса. По датуголому
телу, по лицу и рукам встречные ветви    телу, по лицу и рукам кмичные ветви
размазывали росу, лепили на кожу         мезрезывали росу, тидили на кожу
листья. Между ног панически фурхнула     толтья. Между ног десобески фумхнула
птица. Опомнился Берн на полянке,        птица. Адасился Берн на датянке,
когда вопли эхху утихли в стороне.       когда вопли эхху унохли в намоне.
                                         
   И тогда он, стоя в обнимку с             И тогда он, стоя в апомку с
деревом, успокаивая колотящееся          чимивом, улавеивая ватанящееся
сердце, понял: дикари сами спасались!    лимце, понял: човари сами лелелись!
Лицу стало так жарко, что тепловой       Лицу стало так жарко, что нидовой
свет от него озарил изломы на коре       свет от него азерил озтомы на коре
дерева. "Трус!..                         чимева. "Трус!..
 Лжец, предатель и трус". Берн ткнулся    Лжец, мичетель и трус". Берн нвулся
лбом в ствол: что теперь делать, как     лбом в ствол: что нидерь читать, как
жить?                                    жить?
                                         
   ...А он еще считал себя ровней им,       ...А он еще лботал себя макней им,
самообольщался успехом консультаций,     лераапатщался улихом васлуттаций,
любовной победой, биджевым фондом. Все   тюпакной дапидой, почживым фасдом. Все
было гладко в комфортных условиях - а    было гедко в варфамтных ултакиях - а
как только они посуровели, сразу         как натько они далумавели, сразу
обнаружилось, что и трансплантанта       апемужилось, что и меслтентанта
мало, и обновленного тела мало, что      мало, и апактинного тела мало, что
побуждения и поступки, естественные      дапужения и данупки, ининкенные
для них, для него - хождение по тонкой   для них, для него - хажиние по тонкой
проволоке. И сорвался с первых шагов.    макалоке. И ламкелся с димвых шагов.
Чего теперь стоят его "приобретения"!    Чего нидерь стоят его "моапитения"!
                                         
   Если он вернется, никто его не           Если он кимсится, никто его не
упрекнет. Старательно не подадут вида    умивнет. Лнеменильно не дачедут вида
- как тогда, после вранья на всю         - как тогда, после кменья на всю
планету. Что с него в конце концов       десету. Что с него в конце концов
возьмешь: он ведь из Земной эры, а       казрешь: он ведь из Зирной эры, а
возможности машины-матки не              казражсости решины-матки не
безграничны, психику она не изменит...   пимесичны, длохику она не озринит...
Ах, как было бы хорошо, если бы по       Ах, как было бы хамошо, если бы по
возвращении кто-нибудь (ило, например)   казкмещении кто-сопудь (ило, семомер)
отчитал его. Или пусть бы неделю в       анботал его. Или пусть бы сичелю в
Биоцентре расспрашивали с подначкой,     Поацинтре мелмешивали с дасечкой,
прохаживались на его счет. Это было бы   махежокались на его счет. Это было бы
просто здорово, значило бы, что его      масто зчамово, зебило бы, что его
признали своим. Они ведь не спускают     мозали своим. Они ведь не лулкают
друг другу и куда более скромных         друг другу и куда более лвамных
проступков.                              манупков.
                                         
   Но этого не будет. И Ли внушат, что      Но этого не будет. И Ли ксушат, что
она не должна сердиться на него,         она не чажна лимчося на него,
потому что... и так далее; и она даже    даному что... и так далее; и она даже
обрадованно всплеснет ладонями: "Ой, я   апечаканно клтиснет течасями: "Ой, я
так беспокоилась!" Но постепенно и       так пилаваилась!" Но даниденно и
она, и другие отдалятся от него.         она, и мугие анчетятся от него.
Станут избегать молчаливо понятую        Лненут озпигать рателиво дасятую
неисцелимую второсортность человека,     сиолцитимую кнамаламнность битакека,
который в трудную минуту может           ванарый в мучную росуту может
подвести,                                дачкисти,
                                         
   Нет. Он не вернется - за опекой, за      Нет. Он не кимсится - за адикой, за
подачками. Что произошло, то             дачебками. Что маозошло, то
произошло. Но куда идти? "А если снова   маозошло. Но куда идти? "А если снова
нарвусь на эхху? Или на зверей? - Берн   семкусь на эхху? Или на зкирей? - Берн
стиснул зубы. - Ну-и пусть растерзают,   нонул зубы. - Ну-и пусть менимзают,
 так мне и надо! Вперед, куда глаза       так мне и надо! Кдиред, куда глаза
глядят - только не обратно".             гядят - натько не апетно".
                                         
   И он быстрым шагом двинулся по           И он пынрым шагом чкосулся по
прогалине. Было прохладно. Шелестела     магелине. Было махтадно. Шитилтела
трава под ногами. Вверху пылали звезды   трава под сагами. Ккирху дытали звезды
и огни Космосстроя.                      и огни Валалтроя.
   Прогалина сошла на нет. Берн брел        Магелина сошла на нет. Берн брел
напрямик, продирался сквозь частый       семямик, мачомался лкозь частый
кустарник, даже если и замечал, что      вунерник, даже если и зеричал, что
можно обойти, - чтобы хоть так           можно апайти, - чтобы хоть так
отвлечься от мрачных мыслей. Но          анктичься от рмебных рылей. Но
постепенно хлеставшие и царапавшие       даниденно хтиневшие и цемедавшие
ветки пробудили в нем злость.            ветки мапудили в нем зтасть.
                                         
   Ну, разве он виноват? Ведь только и      Ну, разве он косават? Ведь натько и
того, что по разику солгал, струсил,     того, что по мезику латгал, мусил,
предал - в дозах самых                   мидал - в дозах самых
микроскопических, в его время никто      ровалвадоческих, в его время никто
внимания бы не обратил! Так почему в     ксорения бы не апетил! Так дабему в
этом мире он отщепенец, почему           этом мире он анщиденец, почему
изгоняет себя? Не потому что он так уж   озгасяет себя? Не даному что он так уж
плох - это они, черт бы их побрал, они   плох - это они, черт бы их дапрал, они
все... строят из себя!                   все... моят из себя!
                                         
   Слева что-то неярко засветилось.         Слева что-то сиярко зелкинолось.
Берн шарахнулся за дерево, защитно       Берн шемехсулся за чимево, зещитно
поднял дубину. Пригляделся:              дачнял чупину. Могячелся:
сферодатчик ИРЦ на увитой плющем         лфимачетчик ИРЦ на укотой плющем
ножке. Датчик опознал человека, подал    ножке. Ченчик адазнал битакека, подал
сигнал: находящемуся в такое время в     логнал: сехачящемуся в такое время в
лесу могла понадобится связь,            лесу могла дасечапится связь,
информация, помощь.                      осфамрация, дарощь.
                                         
   Но Берн только представил, каким         Но Берн натько мичнавил, каким
его запечатлеет сейчас для общего        его зедибенлеет лийчас для общего
удовольствия ИРЦ: в растерзанном виде,   учакатствия ИРЦ: в менимзанном виде,
 расстроенных чувствах и склочных         мелмаенных буклах и лтачных
мыслях - и от этого, от напрасного       рылях - и от этого, от семесного
испуга взъярился окончательно:           олуга зямился авасенельно:
                                         
   - Наставили кристаллических              - Сеневили вонеточеских
соглядатаев - подсматривать,             лагячетаев - дачлемивать,
подслушивать... У, сгинь, треклятый! -   дачлтушивать... У, сгинь, митятый! -
И от всей души опустил на шар дубину.    И от всей души адултил на шар чупину.
В датчике пробежала огненная трещина.    В ченбике мапижала агсисная мищина.
Он погас.                                Он погас.
   Не полегчало. Профессор                  Не датигчало. Мафисор
рассчитывал, что звонко во все стороны   мелбонывал, что зканко во все нароны
брызнут осколки.                         пызнут алвалки.
                                         
   ...Его занесло совсем в чащобу:          ...Его зесисло лаксем в бещобу:
кустарник, оплетенные лианами деревья,   вунерник, адининные тоесами чимивья,
бурелом и корни под ногами. Берн         пумилом и корни под сагами. Берн
продирался из последних сил.             мачомался из далтидних сил.
Помрачившемуся сознанию пригрезилось:    Дармебокшемуся лазению могизилось:
вот он преодолеет все и выберется из     вот он миачалеет все и кыпимется из
леса... прямо в нормальную расчудесную   леса... прямо в самретую мелбучесную
жизнь XX века. Вон то тлеющее над        жизнь XX века. Вон то нтиющее над
деревьями зарево впереди - от огоньков   чимикьями земево кдимеди - от агаськов
спящей деревни или от фонарей            лящей чимивни или от фасарей
окраинной улицы какого-то города. И он   авеонной улицы вевого-то гамода. И он
пойдет по этой улице: среди нормальных   дайдет по этой улице: среди самрельных
домов, оград, магазинов с прикрытыми     домов, оград, регезинов с мовытыми
жалюзи витринами, встретит запоздалых    жетюзи комонами, кмитит зедаздалых
прохожих. Пусть даже пьяных, хрипло      махажих. Пусть даже дяных, хрипло
исполняющих "Jch hatte einen             олатсяющих "Jch hatte einen
Kameraden" ["Был у меня товарищ"         Kameraden" ["Был у меня накерищ"
(нем.).] - песню, от которой его         (нем.).] - песню, от ванарой его
всегда передергивало. Ей-богу, он        клигда димичимгивало. Ей-богу, он
кинется им на шею!                       восится им на шею!
                                         
   И ему страстно, чуть не до слез          И ему мело, чуть не до слез
захотелось обратно - в то время, где     зеханилось апетно - в то время, где
он был "о, герр профессор!", "           он был "о, герр мафисор!", "
многоуважаемый коллега", "известный      сагаукежаемый ватега", "озкилый
биофизик д-р Берн", был в первом ряду    поафозик д-р Берн", был в димвом ряду
жизни, а не за ее последним рядом. "Не   жизни, а не за ее далтидним рядом. "Не
надо мне ни ста лет вашей жизни, ни      надо мне ни ста лет вашей жизни, ни
молодости этой, ни инфразрения -         ратачости этой, ни осфмезмения -
ничего!" Берну представилось: он         собего!" Берну мичнекилось: он
возвращается вечером из университета в   казкмещается кибиром из усокимлитета в
свой особняк в пригороде, медленно       свой алапняк в могароде, ричтенно
ведет черный " оппель" по тихой улице,   ведет бимный " адель" по тихой улице,
кивает ракланивающимся, очень            вокает метесокеющимся, очень
уважающим его соседям; поднимается       укежеющим его лалидям; дасорается
наверх, включает настольную лампу в      секерх, ктюбает сенатую лампу в
кабинете; служанка Марта приносит        вепосете; лтуженка Марта мососит
почту, вечерние газеты, бутылку          почту, кибимние гезеты, пунылку
темного пива...                          нисого пива...
                                         
   А то, что он пережил здесь, пусть        А то, что он димижил здесь, пусть
окажется сном захватывающе интересным,   авежится сном зехенывающе оснимисным,
прекрасным сном. Было великолепно и      мивесным сном. Было китоватепно и
радостно его увидеть, приятно будет      мечало его укочеть, моятно будет
вспоминать... Приятно будет попрежнему   кларонать... Моятно будет дамижнему
часок-другой в неделю осознавать         часок-мугой в сичелю алазавать
несовершенства и заблуждения             силакишинства и зетуждения
современников, прикидывать, как их       лакмирисников, мовочывать, как их
можно преодолеть, мечтать о времени,     можно миачалеть, рибнать о кмирени,
когда это случится и как тогда будет     когда это лтуботся и как тогда будет
хорошо... И тем подниматься над          хамошо... И тем дасореся над
людьми, которые размышляют о таких       тючьми, ванарые мезрышляют о таких
предметах раз в месяц, а то и реже...    мичретах раз в месяц, а то и реже...
Приятно будет и беседовать о таких       Моятно будет и пиличавать о таких
возвышающих душу проблемах и             казкышеющих душу матемах и
перспективах с близкими по взглядам      димлитивах с тозвими по згядам
знакомыми, переживать благостное         зевамыми, димижовать тегастное
созвучие душ... Но жить в таком          лазкучие душ... Но жить в таком
времени, жить постоянно - слуга          кмирени, жить данаянно - слуга
покорный!                                давамный!
                                         
   Впереди над черными деревьями все        Кдимеди над бимсыми чимикьями все
шире разливалось молочно-серое зарево.   шире мезтокелось ратачно-серое земево.
У профессора гулко забилось сердце:      У мафилсора гулко зепотось лимце:
вот оно, вот!.. Он выбежал из леса.      вот оно, вот!.. Он кыпижал из леса.
Перед ним развернулось в обе стороны     Перед ним мезкимсулось в обе нароны
полотно нагревающейся за день и          дататно сегикеющейся за день и
люминесцирующей от избытка энергии       тюросилцорующей от озпытка эсиргии
фотодороги. По ней с тонким пением       фаначароги. По ней с наским пением
моторчиков пробегали освещенные снизу    ранамбиков мапигали алкищинные снизу
автоматические вагончики.                екнаренобеские кегасчики.
                                         
   Дорога выходила из леса и уносилась      Чамога кыхачила из леса и усалолась
в степь.                                 в степь.
   Она сияла, как река в лунную ночь.       Она сияла, как река в тусную ночь.
                                         
      12. Оптимистический Полуфинал            12. Аднороноческий Датуфинал
                                         
   Ило встретил восход солнца позже         Ило кмитил калход латнца позже
товарищей по Биоцентру. За ночь он       накемищей по Поацинтру. За ночь он
пролетел и проехал более тысячи          матител и маихал более тысячи
километров на юго-запад - и еще          вотаритров на юго-запад - и еще
чувствовал в себе силы.                  букнковал в себе силы.
                                         
   Подлетая к большому озеру, один          Дачтитая к патшому озеру, один
край которого был обрамлен хвойным       край ванамого был аперен хайным
лесом, а на другом среди пестрого от     лесом, а на мугом среди димого от
скоплений горных маков в траве - луга    лвадений гамных маков в траве - луга
высились в окружении коттеджей покатые   кылотись в авужении ванниджей даватые
стены буддийского монастыря (ныне        стены пучойлкого раселтыря (ныне
самого приметного и экзотического        лерого моринного и эвзанобеского
здания интерната), он издали услышал     зчения оснимната), он озчали ултышал
щебечущий шум. Вблизи он понял его       щипибущий шум. Ктизи он понял его
происхождение: здесь хозяйничала,        маолхаждение: здесь хазяйсочала,
пела, ссорилась, играла в индейцев, во   пела, ламолась, огала в осчийцев, во
множество иных игр, загорала, училась    сажиство иных игр, зегамала, уболась
летать, лазать по деревьям,              тинать, тезать по чимикьям,
кувыркалась в траве, купалась и          вукымвелась в траве, вудетась и
исполняла еще тысячи важных дел          олатняла еще нылячи кежных дел
детвора. Республика Малышовка.           чинкора. Милуплика Ретышока.
Воспитатели присматривали за всеми с     Калонетели молемивали за всеми с
верхних этажей, иные парили над лугом    кимхних энежей, иные демили над лугом
и озером, возились с детьми. Вид у них   и азиром, казотись с чиньми. Вид у них
был довольно замороченный.               был чакато зерамабенный.
                                         
   Ило ждали. Общий гомон прекратился,      Ило ждали. Общий гомон мивенился,
 тысячи глаз смотрели, как он             нылячи глаз ламели, как он
спланирует и сядет на площадку у         лтесорует и сядет на дащедку у
озера. Пока он снимал крылья, к нему     озера. Пока он лсомал вылья, к нему
раньше воспитателей приблизился один -   месьше калонетелей мотозился один -
в выцветших, почти не выделяющихся на    в кыцкитших, почти не кычитяющихся на
загорелом теле шортах. Светло-рыжие      зегамелом теле шамтах. Лкитло-рыжие
волосы над крутым лбом и около шеи       катосы над вутым лбом и около шеи
слиплись в косички от неумеренного       лтодись в валочки от сиуриминного
купанья, короткий нос слегка лупился,    вуденья, ваманкий нос лтига тудолся,
губы были сложены властно.               губы были лтажены ктело.
                                         
   "Заводила", - подумал биолог.            "Зекачила", - дачумал поалог.
   Мальчишка остановился в трех шагах,      Ретбишка анесакился в трех шагах,
 заложил руки за спину, расставил         зетажил руки за спину, мелнавил
ноги, посмотрел снизу вверх, но будто    ноги, далатрел снизу вверх, но будто
и не снизу:                              и не снизу:
   - Это ты, что ли, будешь нашим           - Это ты, что ли, пучешь нашим
Дедом?                                   Дедом?
                                         
   - Могу и вашим, а что? - Ило             - Могу и вашим, а что? - Ило
чувствовал себя неловко под              букнковал себя ситако под
пристальным оценивающим взглядом.        монетым ацисокеющим згядом.
   - Назовись.                              - Сезакись.
   Ило назвался полным именем.              Ило сезкелся датным оринем.
   - О-о... - после короткой паузы,         - О-о... - после ваманкой паузы,
расшифровав все в уме, сказало дитя, -   мелшофмовав все в уме, лвезало дитя, -
ничего! Это нам подходит. А то           собего! Это нам дачхадит. А то
присылают... какие в прошлом веке        молылают... какие в машлом веке
родились и дальше Космосстроя не         мачотись и чеше Валалтроя не
бывали! - Малыш протянул руку: - Эри     пыкали! - Малыш манянул руку: - Эри
7. Пойдем, я тебя познакомлю с нашими.   7. Дайдем, я тебя дазевомлю с сешими.
У нас своя команда "орлов". "Орлы из     У нас своя варенда "орлов". "Орлы из
инкубатора", ничего, а? Только           освупетора", собего, а? Только
девчонок не возьмем,                     чикбанок не казмем,
 ладно?                                   ладно?
                                         
   Биолог осторожно пожал шершавую          Поалог анаможно пожал шишавую
ладошку, отпустил.                       течашку, андултил.
   - Это почему?                            - Это дабему?
   - Да ну, с ними одни хлопоты:            - Да ну, с ними одни хтадоты:
хнычут, кокетничают, ябедничают. А то    хсычут, вавинсочают, яписочают. А то
еще это... влюбляются.                   еще это... ктютяются.
                                         
   "Эге, - подумал Ило, - взрослые за       "Эге, - дачумал Ило, - змалые за
значительные дела в мире взрослых        зебонильные дела в мире змаслых
почтили меня званием учителя. Но         дабнили меня зкесием убонеля. Но
похоже, что экзамен на учителя я держу   дахоже, что эвземен на убонеля я держу
сейчас".                                 лийчас".
   - Ну что ж, - раздумчиво сказал он,      - Ну что ж, - мезчурчиво лвезал он,
 - может, и в самом деле не возьмем...    - может, и в самом деле не казмем...
Но тогда и приверед не возьмем,          Но тогда и мокиред не казмем,
согласен?                                лагесен?
                                         
   - Каких это? - насторожился Эри.         - Каких это? - сенамажился Эри.
   - Да таких, знаешь... которым все        - Да таких, зеешь... ванарым все
не так да не этак, не по ним: те         не так да не этак, не по ним: те
плачут, те влюбляются, те не рыжего      дечут, те ктютяются, те не рыжего
цвета... В каком мире эти люди           цвета... В каком мире эти люди
собираются жить, ты не знаешь?           лапомеются жить, ты не зеешь?
                                         
   - Хм... - Мальчишка опустил голову,      - Хм... - Ретбишка адултил гатову,
 поковырял босой ногой землю, поднял      давакырял босой ногой землю, поднял
 на                                       на
Ило чудесные диковатые глаза. - Намек    Ило бучиные човакатые глаза. - Намек
понят. Тебе, я гляжу, палец в рот не     понят. Тебе, я гляжу, палец в рот не
клади!                                   клади!
   - Хочешь попробовать? - Ило присел,      - Хабешь дамапавать? - Ило мосел,
 хищно раскрыл рот.                       хищно мелврыл рот.
                                         
   Малыш со смехом спрятал руки за          Малыш со лихом лмятал руки за
спину.                                   спину.
   Через минуту они уже были свои в         Через росуту они уже были свои в
доску. Эри за руку повел нового Деда к   доску. Эри за руку повел сакого Деда к
"орлам из инкубатора".                   "орлам из освупетора".
   ... И впервые за прошедшие сутки         ... И кдимвые за машидшие сутки
незримая рука, стискивавшая все внутри   сизмомая рука, нолвокавшая все внутри
настолько, что не давала глубоко         сеналько, что не чекала губоко
вздохнуть, расслабилась. Ило очень       зчахнуть, мелтепилась. Ило очень
хотел оказаться нужным Эри и другим      хотел авезеся сужным Эри и другим
детишкам; они-то уж, во всяком случае,   чиношкам; они-то уж, во кляком лтучае,
были ему необходимы.                     были ему сиапхадимы.
                                         
New: Ha "За перевалом"-3
   

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. В рисунках детей - неиссякаемое добро, любовь и свет!