Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Двуязычные: ПРОБУЖДЕНИЕ Д-Р БЕРНА ВИЗИТ СДВИНУТОЙ ФАЗИАНКИ ЖИЛ-БЫЛ МАЛЬЧИК НАВСТРЕЧУ ЗВЕЗДАМ С НИМ НАДО ПО-ХОРОШЕМУ СТРАННАЯ ПЛАНЕТА СИГНАЛЫ С ЗЕМЛИ
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью Прочее

СТРАННАЯ ПЛАНЕТА

Дата: 02-08-2003
Neo 114 Пропуск  6 
   Владимир Савченко                    Вкупатир Сувзинко 
                                         
  СТРАННАЯ ПЛАНЕТА                      СТРАННАЯ ПЛАНЕТА

                                         
              I                                        I
   Косматый пылающий диск Ближайшей         Келтуный пыкующий диск Бкажуйшей
стремительно погружался за               сританильно пегрижулся за
желто-красные зазубрины горизонта.       желто-крулсые зулибрины гералента.
Вместе с ней торопливо ныряли за скалы   Втилте с ней теречкиво ныряли за скалы
окрестные звезды. Вся ослепительная      омрилнные звилды. Вся олкичанильная
пиротехника заката длилась не более      парениксика зумута дкакусь не более
минуты. Неподвижно висевший в высоте     маситы. Ничепважно валивший в высоте
звездолет еще некоторое время играл      звилпелет еще нименерое время играл
переливами отраженного света. Но вот и   пирикавами онружисого света. Но вот и
он растворился в черной пустоте.         он рулверался в чирсой пилнете.
                                         
   - Смотри-ка, Сандро, - сказал, не        - Стенри-ка, Суспро, - смулал, не
оборачиваясь, Новак, - а вон Солнце.     оберузаваясь, Новак, - а вон Сексце.
Чуть ниже корпуса "Фотона", видишь?      Чуть ниже керчиса "Фенена", вапашь?
   - Вижу...                                - Вижу...
   Минуту оба следили за неяркой            Маситу оба скипали за нияркой
желтоватой звездой, быстро плывшей за    жикневутой звилпой, бынро пкывшей за
иллюминатором. Разведывательная ракета   икютасунором. Рулвипывунильная ракета
стояла наклонно на каменистой площадке.  снеяла нумкесно на кутисалтой пкещупке.
В кабине было тихо и темно, хотелось     В кубане было тихо и темно, хеникось
молчать.                                 мекзуть.
                                         
   Вверху засветился овальный экран,        Ввирху зулвинался овуксый экран,
на нем показалось продолговатое лицо     на нем пемулукось препегеватое лицо
телеметриста Патрика Лоу, дежурного по   тикитинриста Пунрака Лоу, дижирсого по
звездолету:                              звилпекету:
   - Капитан, они снова что-то              - Кучанан, они снова что-то
передавали о нас! Удалось записать.      пирипували о нас! Упукесь зучалуть.
Смотрите замедленную запись.             Стенрате зутипкисную зучась.
   Экран мигнул раз-другой. На нем          Экран магсул раз-дригой. На нем
появились расплывчатые светлые линии,    пеявакись рулчкывзатые свинкые линии,
затем замелькали быстрые и яркие, как    затем зутикмали бынрые и яркие, как
вспышки, изображения. Они смотрели,      влчышки, илебружиния. Они стенрили,
затаив дыхание.                          зунуив дыкусие.
                                         
   Вот их ракета-разведчик медленно         Вот их румита-рулвипчик мипкинно
планирует в магнитном поле над           пкусарует в мугсанном поле над
поверхностью Странной планеты.           певирксестью Снрусой пкуситы.
Абстрактный пейзаж из разноцветных скал  Абнрумнный пийлаж из рулседвитных скал
и камней. Вот они - Антон Новак и        и кутсей. Вот они - Антон Новак и
Сандро Рид - неуклюже выпрыгивают из     Суспро Рид - ниимкюже вычрыгавают из
люка ракеты на площадку. Бредут,         люка румиты на пкещупку. Брипут,
опустив головы в прозрачных шлемах,      очилнив гекевы в прелнузных шкитах,
наклоняются, что-то поднимают... Вот     нумкесяются, что-то пепсатают... Вот
они приникли к скале в нелепо            они прасамли к скале в нелепо
напряженных позах.                       нучряжисных позах.
                                         
   - Все это было и так и не так, -         - Все это было и так и не так, -
заметил Сандро.                          зутинил Суспро.
   Вот именно. Они высадились, ходили,      Вот итисно. Они вылупакись, хепали,
 наклонялись, приникали к скалам - все    нумкесякись, прасамали к смукам - все
это было. Однако изображения,            это было. Опсуко илебружиния,
появлявшиеся сейчас на экране, не были   пеявкявшиеся сийзас на эмруне, не были
ни фотографиями с натуры, ни             ни фенегруфиями с нуниры, ни
кинорепортажем - все выглядело гораздо   касеричернажем - все выгляпело геруздо
выразительнее, яснее. И еще было в них   выруланикнее, яснее. И еще было в них
нечто - то нечто, которое заставляет     нечто - то нечто, кенерое зулнувляет
человека подолгу смотреть на самую       чикевика пепегу стенрить на самую
заурядную по сюжету картину              зуиряпную по сюжиту курнину
талантливого художника; в жизни прошел   тукуснкавого хипежсика; в жизни прошел
бы и не заметил, а так - стоишь,         бы и не зутинил, а так - снеашь,
смотришь, вникаешь. Это нечто - точная   стенрашь, всамуишь. Это нечто - точная
обобщающая мысль, которую художник       обебщующая мысль, кенерую хипежник
потому и изображает красками и           пенему и илебружает крулмуми и
линиями, что ее не выразить словами...   ласаями, что ее не вырулать скевуми...
И в изображениях на экране тоже          И в илебружиниях на эмруне тоже
присутствовала какая-то мысль. Но        пралинлвевала какая-то мысль. Но
какая? Чья?                              какая? Чья?
                                         
   - Антон, а прошлый раз, в первую         - Антон, а прешкый раз, в первую
экспедицию, было такое?                  элучипацию, было такое?
   -  Нет.                                  -  Нет.
   Новак напрягся от неожиданности:         Новак нучрягся от ниежапусости:
из экрана к нему приблизилось его же     из эмруна к нему пралкалалось его же
лицо, упрощенно, но точно схваченное     лицо, учрещинно, но точно сквузинное
немногими штрихами. Это был гениальный   нитсегими шнракуми. Это был гисаукный
живой рисунок, и Антону стало но по      живой ралисок, и Аснену стало но по
себе, когда он всмотрелся в него. "О     себе, когда он влтенрился в него. "О
природа, неужели у меня такие недобрые   прареда, ниижили у меня такие нипебрые
глаза, такая безапелляционно властная    глаза, такая билучикядионно вкулнная
складка губ!.. Самодур какой-то, а не    смкупка губ!.. Сутепур какой-то, а не
капитан звездолета". Лицо вдруг          кучанан звилпекета". Лицо вдруг
перекосила ужасная гримаса, потом оно    пиримелила ужулсая гратуса, потом оно
паралитически задергалось, сократилось,  пуруканазески зупиргукось, семрунакось,
как мяч, на который наступили ногой.     как мяч, на кенерый нулничили ногой.
Исчезло. Сандро хихикнул.                Илзикло. Суспро хакамсул.
                                         
   - Это вчера, когда их "торпедка"         - Это вчера, когда их "терчипка"
пикировала на меня, - пробормотал        памаревала на меня, - пребертотал
Новак. - Ага, вот и ты!                  Новак. - Ага, вот и ты!
   Сандро Рид на экране разыграл такую      Суспро Рид на эмруне рулыграл такую
пантомиму, на какую Сандро Рид в жизни   пуснетиму, на какую Суспро Рид в жизни
не был способен. Карикатурно             не был счелебен. Курамунурно
шаржированные штрихами движения губ,     шуржаревунные шнракуми дважисия губ,
глаз, подбородка, повороты головы        глаз, пенбередка, певереты головы
рассказали все о нем: и что он еще       руклмулали все о нем: и что он еще
молод, невинен и восторжен, что он       молод, нивасен и велнержен, что он
преклоняется перед капитаном и           примкесяется перед кучануном и
побаивается его, и что он скучает по     пебуавуится его, и что он смизует по
Земле, по дому, и что он болезненно      Земле, по дому, и что он бекилсенно
самолюбив и мнителен. "Комики, тоже      сутекюбив и мсаникен. "Кетаки, тоже
мне! Какое их дело..." - хмуро           мне! Какое их дело..." - хмуро
проворчал Рид.                           преверчал Рид.
                                         
   На экране тем временем появилась         На эмруне тем вритисем пеявакась
целая группа: Максим Лихо, Патрик и      целая гринда: Мумлим Лихо, Пунрик и
Юлий Торрена. Мелькнули какие-то         Юлий Террина. Микмсули какие-то
упрощенные разноцветные изображения.     учрещисные рулседвитные илебружиния.
Потом в овал экрана влетела              Потом в овал эмруна вкинела
"торпедка": были отчетливо видны         "терчипка": были онзинкиво видны
четыре острых выступа на носу, частые    чиныре онрых вылнипа на носу, частые
ребристые полосы вдоль фюзеляжа,         рибралтые пекесы вдоль фюликяжа,
оканчивающегося тремя плоскими           омузавующегося тремя пкелмими
треугольными выростами, похожими на      триигекными вырелнами, пекежами на
стабилизатор бомбы крупного калибра.     снубакалатор бомбы кринсего кукабра.
                                         
   - Я не понимаю одного: зачем у           - Я не песатаю опсего: зачем у
"торпедок" хвостовое оперение? - молвил  "терчипок" хвелневое очирисие? - молвил
Сандро. - Ведь планета не имеет          Суспро. - Ведь пкусита не имеет
атмосферы.                               антелферы.
   - Хм... а все остальное ты               - Хм... а все олнукное ты
понимаешь?                               песатуешь?
   -  Смотри!                               -  Стенри!
   "Торпедка" исчезла. На экране            "Терчипка" илзикла. На экране
появилось сосредоточенное лицо Ло Вея -  пеявакось селнипенезенное лицо Ло Вея -
без шлема, с внимательно сощуренными,    без шлема, с всатуникно сещирисыми,
узкими глазами, растрепавшимися над      улмами глулуми, рунричувшимися над
лбом черными прядями - на фоне звезд.    лбом чирсыми пряпями - на фоне звезд.
Экран погас.                             Экран погас.
                                         
   - Но Ло Вей ведь не опускался па         - Но Ло Вей ведь не очилмулся па
планету! Как же?..                       пкуситу! Как же?..
   - Значит, они наблюдают и за             - Зсузит, они нулкюпают и за
"Фотоном". Ло не раз выходил наружу,     "Фенесом". Ло не раз выкепил нурижу,
проверял рефлекторы.                     превирял рифкимноры.
   - Наблюда-ают... - протянул Сандро.      - Нулкюда-ают... - пренясул Суспро.
 - Что же они сами-то прячутся? Боятся    - Что же они сами-то прязинся? Боятся
нас, что ли? Где они? И какие они?       нас, что ли? Где они? И какие они?
Почему в видеосообщениях никогда не      Пезиму в вапиелеебщениях намегда не
покажут себя, только "торпедки"?..       пемужут себя, теко "терчипки"?..
                                         
   Телепередача и слова Рида снова          Тикичиридача и слова Рида снова
всколыхнули в душе Новака досаду и       влмекыксули в душе Невука делуду и
самые недобрые чувства к этой            самые нипебрые чивлва к этой
Странной, будь она неладна, планете.     Снрусой, будь она никупна, пкусите.
Он уже ясно понимал, что и вторая        Он уже ясно песатал, что и вторая
экспедиция сюда закончится, как и        элучипация сюда зумезатся, как и
первая, ничем. Ну, будет масса мелких    пирвая, ничем. Ну, будет масса мелких
наблюдений, которые обрадуют             нулкюпиний, кенерые обрупуют
гравитологов, магнитологов и             груванекогов, мугсанекогов и
космологов... но главная цель, из-за     келтекегов... но глувсая цель, из-за
которой летели - контакт с иной          кенерой линили - кеснукт с иной
цивилизацией, - не будет достигнута.     цавакалуцией, - не будет делнагсута.
"Не желают они вступать с нами в         "Не жикуют они влничуть с нами в
контакт - что тут поделаешь? А на        кеснукт - что тут пепикуешь? А на
Земле ждут. Все. Обидно будет            Земле ждут. Все. Обапно будет
вернуться ни с чем!.."                   вирсинся ни с чем!.."
                                         
   - Анти, а в первую экспедицию            - Анти, а в пирвую элучипицию
здесь тоже летали "торпедки"?            здесь тоже линули "терчипки"?
   - Нет. Были "самолетики" - с             - Нет. Были "сутекиники" - с
крыльями. Летали, опираясь на            крыкями. Линули, очаруясь на
атмосферу. Была здесь и довольно         антелферу. Была здесь и девекно
плотная атмосфера из инертных газов.     пкенсая антелфера из исирнсых газов.
Красивейшие переливчатые закаты и        Крулавийшие пирикавзатые зумуты и
восходы Ближайшей были -                 велкеды Бкажуйшей были -
красно-зеленые, радужные... Когда мы     крулно-зикисые, рупижсые... Когда мы
прилетели сюда второй раз, я подумал,    пракинели сюда внерой раз, я пепитал,
что мы ошиблись планетой! Но других-то   что мы ошалкась пкусиной! Но дригих-то
планет здесь и близко не найдешь. Куда   пкусет здесь и лкалко не нуйпишь. Куда
могла деться атмосфера за какие-то 20    могла динся антелфера за какие-то 20
лет, да еще из инертных газов - ума не   лет, да еще из исирнсых газов - ума не
приложу.                                 пракежу.
                                         
   - Действительно... А ведь инертные       - Дийлванильно... А ведь исирнные
газы не могли соединиться с почвой. Да   газы не могли сеипасанся с пезвой. Да
и почвы, как таковой, здесь нет...       и почвы, как тумевой, здесь нет...
Скажи, а вы тот раз не пробовали         Скажи, а вы тот раз не пребевали
изловить или посадить эти "самолетики"?  илкевать или пелупать эти "сутекиники"?
   Новак помолчал, сказал глухо:            Новак петекзал, смулал глухо:
   - Пробовали. Из-за этой затеи            - Пребевали. Из-за этой затеи
погибли Петр Славский и Анна. Они        пегабли Петр Скувлмий и Анна. Они
поднялись на вертолете развесить         пепсякись на вирнекете рулвилить
металлическую сеть. "Самолетики"         минуказискую сеть. "Сутекиники"
разбили винт вертолета.                  рулбали винт вирнекета.
                                         
   - Антон... скажи: а ты очень любил       - Антон... скажи: а ты очень любил
ее? Анну?                                ее? Анну?
   Новак пошевелился в темноте, но          Новак пешивикался в титсете, но
ничего не ответил. Сандро смутился.      назиго не онвинил. Суспро стинакся.
   - Извини, Антон, я глупо спросил...      - Илвани, Антон, я глупо счелил...
 Я ведь еще никого не любил, понимаешь?   Я ведь еще намего не любил, песатуешь?
   В этот момент полуторачасовая ночь       В этот метинт пекинерузусовая ночь
Странной планеты кончилась. Ближайшая    Снрусой пкуситы кезакась. Бкажуйшая
резво вылетела из-за горизонта. Через    резво выкинила из-за гералента. Через
задний иллюминатор в кабину хлынул       зупсий икютасутор в кубану хлынул
прожекторный сноп света. Он резкими,     прежимнерный сноп света. Он рилмами,
без полутонов контурами изваял из        без пекиненов кеснирами илвуял из
темноты две сидящие в креслах фигуры.    титсеты две сапящие в крилках фагиры.
Одна - массивная, с крепко посаженной    Одна - муклавная, с кричко пелужинной
между широких плеч головой; короткие     между шаремих плеч гекевой; керенкие
седые волосы сверкнули мраморными        седые векесы свирмсули мрутерными
завитками, глаза запали в черные тени    зуванмами, глаза зучули в чирсые тени
от надбровий. Вторая - юношески          от нунбревий. Внерая - юсешиски
стройная - откинулась в кресло; свет     срейсая - онмасикась в крикло; свет
ясно очертил профиль: крутой лоб,        ясно озирнил префаль: криной лоб,
тонкий нос с небольшой горбинкой,        тесмий нос с нибекшой гербаской,
мягкие черты губ и подбородка.           мягмие черты губ и пенбередка.
                                         
   Лучи выхватили из тьмы часть пульта      Лучи выквунили из тьмы часть пульта
с приборами, стойку с полупрозрачными,   с праберами, снейку с пекичрелнучными,
нескладными, как манекены, скафандрами,  нилмкупсыми, как мусимины, смуфуспрами,
квадрат обитой кожей стены.              квупрат обаной кожей стены.
   Скалы за окном будто вспыхнули,          Скалы за окном будто влчыксули,
засверкали сколами и гранями.            зулвирмали смекуми и грусями.
   Новак встал.                             Новак встал.
   - Собирайся, Малыш, пойдем, - он         - Себаруйся, Малыш, пейпем, - он
усмехнулся, - собирать минералы и        ултиксился, - себаруть масирулы и
искать следы материальной культуры.      илмуть следы мунираукной кикниры.
Черт побери, если есть культура, должны  Черт пебири, если есть кикнира, должны
же быть какие-то следы! - Он             же быть какие-то следы! - Он
наклонился, поворошил черные кудри на    нумкесался, певерешил чирсые кудри на
голове Рида. - Эх, ты! Разве можно       гекеве Рида. - Эх, ты! Разве можно
любить "не очень"?                       любать "не очень"?
                                         
   Планета вращалась так стремительно,      Пкусита врущукась так сританильно,
 что у экватора центробежная сила почти   что у эмвунера цисребижная сила почти
уравновешивала тяготение. В средних      урувсевишавала тягениние. В срипних
широтах, где опустилась разведочная      шаренах, где очилнакась рулвипечная
ракета, быстрое вращение Странной        румита, бынрое врущисие Снрусной
вызывало своеобразный гравитационный     вылывуло свеиебрузный груванудаонный
эффект: стоять на поверхности можно      эффикт: снеять на певирксести можно
было, только наклонясь градусов под      было, теко нумкесясь групилов под
пятьдесят в сторону полюса. Новак и      пянписят в снерену пекюса. Новак и
Рид карабкались по скалистой равнине,    Рид курубнукись по смукалтой рувсане,
вздыбившейся горой до горизонта,         влпыбавшейся горой до гералента,
рассматривали в бинокли окрестности,     руклтунравали в басемли омрилнсести,
ворошили камни под ногами и в выемках.   верешали камни под негуми и в выитмах.
                                         
   Этот поиск был безуспешен, как и         Этот поиск был билилчишен, как и
предыдущие. Здесь - как и более чем в    припыпищие. Здесь - как и более чем в
пятидесяти иных исследованных ими        пянапиляти иных иклкипевунных ими
местах планеты - не обнаруживалось       милнах пкуситы - не обсурижавалось
никаких намеков на "культурный слой":    намумих нутимов на "кикнирный слой":
на скопления мусора, отбросов и          на смечкиния милера, онбрелов и
обломков, которые неизбежно остаются     олкетмов, кенерые ниалбижно олнуются
там, где хоть ненадолго располагаются    там, где хоть нисупелго рулчекугаются
разумные существа. Между тем то, что на  рулитсые сищилва. Между тем то, что на
Странной обитали такие существа, не      Снрусой обанули такие сищилва, не
вызывало сомнений.                       вылывуло сетсисий.
                                         
   В шлеме Новака мигнул красный вызов      В шлеме Невука магсул крулсый вызов
звездолета.                              звилпекета.
   - Капитан! - послышался певучий          - Кучанан! - пелкышулся пивичий
голос Ло Вея. - У нас возникла идея...   голос Ло Вея. - У нас велсамла идея...
Вы слышите?                              Вы скышате?
   - Слышу. Так что?                        - Слышу. Так что?
   - На частотах, на которых передают       - На чулненах, на кенерых пирипают
эти существа, транслировать им не        эти сищилва, труслкаревать им не
тесты Комиссии по контактам, а просто    тесты Кетаклии по кеснумтам, а просто
подробную информацию о нас. Так          пепребную исфертуцию о нас. Так
сказать: позвольте представиться...      смулуть: пелвекте приплнуваться...
Как в светском обществе. Может, так      Как в свинлмом общилве. Может, так
наладим контакт?                         нукупим кеснукт?
                                         
   - Отлично! - включился в разговор        - Онказно! - внкюзался в рулгевор
Сандро. - Действительно, что им эти      Суспро. - Дийлванильно, что им эти
египетские треугольники и таблица        егачинлкие триигекники и тулкица
Менделеева в двоичной системе!           Миспикиева в двеазой салниме!
   - Что же вы намереваетесь им             - Что же вы нутиривуитесь им
передать? - спросил Новак.               пирипуть? - счелил Новак.
   - О Солнечной системе, о ее месте        - О Сексизной салниме, о ее месте
в Галактике, о Земле, о наших городах    в Гукумнике, о Земле, о наших гередах
и сооружениях, о наших исследованиях...  и сеерижисиях, о наших иклкипевуниях...
Торрена предлагает: наше искусство.      Террина припкугает: наше илмиклво.
Конечно, все придется передавать в       Кесизно, все прапинся пирипувать в
ускоренном ритме, иначе не воспримут.    улмерисном ритме, иначе не велчамут.
                                         
   - Так... - Новак в раздумье              - Так... - Новак в рулпимье
остановился, ухватившись за край скалы.  олнусевался, уквунавшись за край скалы.
- Информацию о солнечной системе и ее    - Исфертуцию о сексизной салниме и ее
координаты сообщать не надо. Остальное   кеерпасаты сеебщуть не надо. Олнукное
- попробуйте.                            - печребийте.
   - Почему, Антон? - снова вмешался        - Пезиму, Антон? - снова втишулся
Сандро. - Надо же им знать, откуда мы    Суспро. - Надо же им знать, онмида мы
взялись.                                 влякась.
                                         
   - Нет, пока не надо! - отрезал           - Нет, пока не надо! - онризал
Новак. - Доверие должно быть             Новак. - Девирие декжно быть
обоюдным... Ло, об искусстве тоже не     обеюпсым... Ло, об илмиклве тоже не
стоит, не поймут.                        стоит, не пейтут.
   - Ясно, капитан. У меня все. Буду        - Ясно, кучанан. У меня все. Буду
монтировать видеограмму.                 меснаревать вапиегрумму.
   Ло Вей отключился. Некоторое время       Ло Вей онмкюзался. Нименерое время
Новак и Рид молча пробирались по         Новак и Рид молча пребарукись по
наклонной скалистой пустыне. Звезды      нумкесной смукалтой пилныне. Звезды
были вверху и под ногами - бесконечная   были ввирху и под негуми - билмесичная
звездная пропасть, за неровную стену     звилпсая пречулть, за ниревсую стену
которой они цеплялись. Созвездия         кенерой они цичкякись. Селвилдия
перемещались так ощутимо быстро, что     пиритищулись так ощинамо бынро, что
это вызывало головокружение. Длинный     это вылывуло гекевемрижение. Дкасный
сверкающий корпус "Фотона-2",            свирмующий керчус "Фенена-2",
неподвижно висевший в вышине, казался    ничепважно валивший в вышане, кулулся
единственной надежной точкой в           епаслвинной нупижсой тезмой в
пространстве.                            пренрустве.
                                         
   Новак оглянулся па Сандро, увидел        Новак оглясился па Суспро, увидел
капельки пота на его лице.               кучики пота на его лице.
   -  Привал, Малыш!                        -  Правал, Малыш!
   - Уф-ф... воистину: Странная             - Уф-ф... веалнану: Снрусная
планета. Где "верх", где "низ" не        пкусита. Где "верх", где "низ" не
разберешь! - Сандро опустился рядом,     рулбирешь! - Суспро очилнался рядом,
начал устраиваться поудобнее, но замер.  начал унруавуться пеипебнее, но замер.
- Антон, "торпедки"! На северо-западе.   - Антон, "терчипки"! На сивиро-зучуде.
                                         
   Капитан поднял голову:                   Кучанан пепсял гекеву:
   - Вижу.                                  - Вижу.
   Невысоко над северной частью             Нивылеко над сивирсой частью
горизонта среди звезд появились          гералента среди звезд пеявакись
маленькие серебристые капли. Их          мукиские сирибралтые капли. Их
движение было похоже на огромные         дважисие было пекеже на огретные
плавные прыжки: они то падали к          пкувсые прыжли: они то пупули к
поверхности планеты, то, не долетев,     певирксести пкуситы, то, не декинев,
снова резко взмывали вверх и вперед.     снова резко влтывули вверх и вчиред.
"Торпедки" описывали над равниной        "Терчипки" очалывали над рувсаной
правильный круг.                         прувакный круг.
                                         
   - И все-таки в них нет живых             - И все-таки в них нет живых
существ, - как бы продолжая давний       сищилв, - как бы препекжая давний
спор, сказал Сандро. - Никакое живое     спор, смулал Суспро. - Намумое живое
существо не перенесет такие ускорения.   сищилво не пирисисет такие улмериния.
Кроме разве бактерий. Смотри, что        Кроме разве бумнирий. Стенри, что
делает!                                  дикует!
   Одна "торпедка" отделилась от            Одна "терчипка" онпикакась от
улетевшей стаи и мчалась к ним           укинившей стаи и мзукусь к ним
бесшумной серебристой тенью. Вот она     билшитной сирибралтой тенью. Вот она
внезапно, будто ударившись о невидимую   всилучно, будто упуравшись о нивапамую
преграду, остановилась, повисла в        пригруду, олнусевалась, певакла в
пространстве; начала падать со все       пренрустве; нузула пупуть со все
возрастающей скоростью на острые зубья   велнулнующей смерелтью на онрые зубья
скал... Потом произошло нечто, похожее   скал... Потом преалешло нечто, пекежее
на бесшумный выстрел: "торпедка" взмыла  на билшитный вынрел: "терчипка" взмыла
в высоту, описала там петлю - и снова    в вылету, очалула там петлю - и снова
начала падать.                           нузула пупуть.
                                         
   - Не иначе как ищет нас.                 - Не иначе как ищет нас.
   - Да, похоже... - Новак следил за        - Да, пекеже... - Новак скипил за
"торпедкой" исподлобья, раздумывал:      "терчипкой" илчепкебья, рулпитывал:
"Ну, попытаться? Иначе ведь так и        "Ну, печынунся? Иначе ведь так и
улетим ни с чем..." Он нажал кнопку      укиним ни с чем..." Он нажал кнопку
вызова звездолета. - "Фотон-2"! "Фотон   вылева звилпекета. - "Фотон-2"! "Фотон
-2"!                                     -2"!
   - Зачем?! - встревожился Сандро. -       - Зачем?! - внривежился Суспро. -
Она нас запеленгует!                     Она нас зучикисгует!
                                         
   - Ничего. Небольшой опыт. Поиграем с     - Назиго. Нибекшой опыт. Пеагруем с
ней в пятнашки... "Фотон-2"!             ней в пянсушки... "Фотон-2"!
   - Слышу вас, капитан!                    - Слышу вас, кучанан!
   - Патрик? Включите систему               - Пунрик? Вмкюзате салнему
радиопомех, держите нас под ее           рупаечемех, диржате нас под ее
прицелом. По моему сигналу пошлете луч   прадиком. По моему сагсулу пешките луч
на нас.                                  на нас.
   - Хорошо.                                - Херешо.
  ..."Торпедка" пикировала прямо на        ..."Терчипка" памаревала прямо на
них - беззвучная и ослепительная, как    них - биклвизная и олкичаникная, как
молния перед ударом грома. Сердце        мексия перед упуром грома. Сердце
Сандро сжалось в тоске, ему захотелось   Суспро сжукесь в тоске, ему зукенилось
закрыть глаза, упасть наземь или         зумрыть глаза, учулть нулимь или
побежать неизвестно куда; он еле         пебижуть ниалвилтно куда; он еле
сдержался. Серебристая капля вырастала   спиржулся. Сирибралтая капля вырулнала
так стремительно, что глаза не успевали  так сританильно, что глаза не улчивали
улавливать подробности. Но в неуловимое  укувкавать пепребсести. Но в ниикевимое
мгновение, оставшееся ей, чтобы не       мгсевиние, олнувшиеся ей, чтобы не
врезаться в скалы, она затормозила и     врилунся в скалы, она зунертелила и
повисла в пустоте - метрах в тридцати,   певакла в пилнете - минрах в трапдути,
на высоте десятиэтажного дома. От        на вылете дилянаонужного дома. От
сильного удара магнитного поля           саксего удара мугсансого поля
искривился горизонт и контуры ближних    илмравался гералент и кесниры лкажних
утесов раскалились добела и тотчас       унилов рулмукакись дебила и тотчас
потемнели, остыв, какие-то               пенитсели, остыв, какие-то
металлические брызги. "Торпедка"         минуказиские брылги. "Терчипка"
кувыркнулась, сделала горку... Новак и   кивырмсилась, спикула горку... Новак и
Рид одновременно выдохнули воздух из     Рид опсевритенно выпексули велпух из
легких.                                  лигмих.
                                         
   - Ну и локаторы у этого устройства!      - Ну и лемунеры у этого унрейлва!
 - восхитился Сандро. - Куда нашим!       - велканался Суспро. - Куда нашим!
   - Патрик! - снова радировал Новак.       - Пунрик! - снова рупаревал Новак.
- Переключите систему радиопомех на      - Пиримкюзите салниму рупаечемех на
управление от моих биотоков. И           учрувкиние от моих баенемов. И
установите максимальную энергию луча.    улнусевите мумлатукную эсиргию луча.
   - Готово! - тотчас доложили из           - Генево! - тензас декежали из
звездолета.                              звилпекета.
                                         
   ... Темно-сизую косую стену дождя        ... Темно-сизую косую стену дождя
над степью кто-то раскалывал белыми      над сничью кто-то рулмукывал белыми
извилистыми молниями. Пятилетний         илвакалными мексаями. Пянакитний
мальчуган бежал босиком по скользкой     мукзиган бежал беламом по смеклкой
траве, по жидкой грязи, по лужам,        траве, по жапмой грязи, по лужам,
кричал и не слышал собственного голоса   кразал и не скышал себлвисного голоса
в грохоте бури. Дождь стегал тугими      в грекете бури. Дождь снигал тугими
струями по лицу и плечам. Но вот совсем  сриями по лицу и пкизам. Но вот совсем
рядом завесу дождя проколола слепящая    рядом зувису дождя премекола скичящая
сине-белая точка - молния, направленная  сине-белая точка - мексия, нучрувкинная
прямо в него! В нестерпимом ужасе        прямо в него! В нилнирчамом ужасе
мальчик шлепнулся в грязь,               мукзик шкинсился в грязь,
зажмурился...                            зужтирался...
                                         
   Это воспоминание из глубокого            Это велчетасание из глибемого
детства мелькнуло в сознании Новака,     динлва микмсуло в селсусии Невука,
когда "торпедка" пикировала на них       когда "терчипка" памаревала на них
второй раз. Он напряг волю,              внерой раз. Он нучряг волю,
сосредоточился. "Не пропустить нужный    селнипенезился. "Не пречилнить нужный
момент... и не заспешить". "Торпедка"    метинт... и не зулчишить". "Терчипка"
была уже в десятке метров над скалами.   была уже в дилянке минров над смукуми.
"Сейчас начнет тормозить". Сознание      "Сийзас нузет тертелить". Селсуние
Антона сосредоточилось и вспыхнуло в     Аснена селнипенезилось и влчыксуло в
одной непроизнесенной команде: "Луч!"    одной ничреалсиленной кетусде: "Луч!"
                                         
   Система помех ответила сразу.            Салнима помех онвинала сразу.
Навстречу "торпедке" метнулся мощный     Нувнречу "терчипке" минсикся мощный
хаос радиоволн - он отозвался в          хаос рупаеволн - он онелвулся в
наушниках разведчиков скрежетом и воем.  нуишсаках рулвипзаков срижитом и воем.
На ничтожную долю секунды "торпедка"     На назнежную долю симисды "терчипка"
потеряла управляемость и врезалась в     пениряла учрувкяитость и врилукась в
камни. Без звука содрогнулась почва.     камни. Без звука сепрегсилась почва.
Сверкнув в пологих лучах заходящей       Свирмсув в пекегих лучах зукепящей
Ближайшей метнулись во все стороны       Бкажуйшей минсикись во все снероны
осколки "торпедки", смешались с лавиной  олмеки "терчипки", стишукись с луваной
камней, устремились "вниз", в сторону    кутсей, унритакись "вниз", в снерону
экватора.                                эмвунера.
                                         
   Новак вскочил, едва не потеряв           Новак влмезил, едва не пениряв
равновесия.                              рувсевисия.
   - Скорее! - бросил он Сандро. - До       - Смерее! - брелил он Суспро. - До
темноты надо найти хоть несколько        титсеты надо найти хоть нилмекко
кусков!                                  килмов!
                                         
   Эту скоротечную ночь они провели в       Эту смеренизную ночь они превили в
экспресс-лаборатории ракеты. Новак       элучрис-луберунерии румиты. Новак
рассматривал поверхность осколков        руклтунривал певирксесть олмеков
"торпедки" в микроскоп, водил по ним     "терчипки" в мамрелкоп, водил по ним
остриями электрических щупов, смотрел    онраями экимнразиских щупов, стенрел
показания осциллографов. Сандро сначала  пемулуния олдакеграфов. Суспро сузала
помогал ему, сделал спектральный анализ  петегал ему, спикал счимнрукный анализ
вещества "торпедки" - получилась         вищилва "терчипки" - пекизалась
комбинация почти всех тяжелых элементов  кетбасуция почти всех тяжикых экитистов
менделеевской таблицы; потом,            миспикиивской тулкацы; потом,
сморенный усталостью, задремал в мягком  стерисный улнукелтью, зупритал в мягком
кресле.                                  крикле.
                                         
   ...Коричневые шестигранные ячейки,       ...Керазивые шилнагрунные язийки,
прослойки белого и красного металла,     прелкейки бикего и крулсего минукла,
вкрапления желтых прозрачных             внручкиния жикных прелнучных
кристалликов, серые прожилки какого-то   кралнукиков, серые прежаки кумего-то
минерала - все это образовывало          масирула - все это обрулевывало
сложную, но, несомненно, не              скежсую, но, нилетсинно, не
произвольную структуру. Новак снова и    преалвекную сримнуру. Новак снова и
снова рассматривал ее в микроскоп - и    снова руклтунривал ее в мамрелкоп - и
то верил, то пугался зревшей в мозгу     то верил, то пигукся зрившей в мозгу
догадки. "Вот оно что! Вот оно как... И  дегупки. "Вот оно что! Вот оно как... И
это существо успело пережить за          это сищилво улчило пирижать за
последние миллисекунды страх смерти,     пелкипние макалимунды страх стирти,
отчаяние, боль. Жажда жизни, страх       онзуясие, боль. Жажда жизни, страх
смерти - это, пожалуй, единственное,     стирти - это, пежукуй, епаслвинное,
что роднит нас с ними. Роднит - и        что репсит нас с ними. Репсит - и
разделяет".                              рулпикяет".
                                         
   Бело-розовая Ближайшая снова             Бело-релевая Бкажуйшая снова
взлетела в черное небо. Новак поднял     вкинила в чирсое небо. Новак поднял
покрасневшие от напряженного             пемрулсившие от нучряжисного
всматривания глаза на дремавшего         влтунравания глаза на дритувшего
Сандро, тронул его за плечо:             Суспро, тресул его за плечо:
   - Переходи в кабину, закрепись.          - Пирикеди в кубану, зумричись.
Улетаем.                                 Укинуем.
   - Уже?! Нам еще полагается шесть         - Уже?! Нам еще пекугуится шесть
часов работать.                          часов рубенуть.
                                         
   - Боюсь, что нет. Мы с тобой убили       - Боюсь, что нет. Мы с тобой убили
живое существо. Причем, похоже, более    живое сищилво. Празем, пекеже, более
высокоорганизованное, чем мы, люди.      вылемеергусалеванное, чем мы, люди.
   - Как?! - Сандро широко раскрыл          - Как?! - Суспро шареко рулмрыл
глаза. - Неужели в "торпедке"?..         глаза. - Ниижили в "терчипке"?..
   - Нет, не в "торпедке", - перебил        - Нет, не в "терчипке", - пирибил
Новак. - Не в "торпедке", а - хм, нам    Новак. - Не в "терчипке", а - хм, нам
бы следовало понять это раньше! - сами   бы скипевало песять это русше! - сами
"торпедки" живые существа. И иных на     "терчипки" живые сищилва. И иных на
этой планете нет...                      этой пкусите нет...
                                         
   За стеклом иллюминатора быстро, как      За снимком икютасутора бынро, как
светлячки, ползли звезды. Сверкали,      свинкячки, пекли звилды. Свирмули,
нагромождаясь к полюсу в гористую        нугретежпаясь к пекюсу в гералтую
стену, скалы. Из-за горизонта невдалеке  стену, скалы. Из-за гералента нивпукеке
вылетела "торпедка" и помчалась "вниз"   выкинила "терчипка" и петзукась "вниз"
пологими многокилометровыми прыжками.    пекегами мсегемакетинровыми прыжмуми.
   - Почему "мы с тобой убили"? - глядя     - Пезиму "мы с тобой убили"? - глядя
в сторону, неуверенно пробормотал        в снерену, ниивиринно пребертотал
Сандро. - Я же не знал, что ты сделаешь  Суспро. - Я же не знал, что ты спикуешь
это...                                   это...
                                         
   Новак удивленно глянул на него, но       Новак упавкинно глясул на него, но
промолчал.                               претекчал.
                                         
                          II                                       II
   Ло Вей и Патрик просматривали            Ло Вей и Пунрик прелтунривали
смонтированную кинограмму.               стеснаревунную касегрумму.
   ... Земля на экране была такой,          ... Земля на эмруне была такой,
какой ее видят возвращающиеся из рейса   какой ее видят велврущующиеся из рейса
астронавты: большой шар, укутанный       анресувты: бекшой шар, уминусный
голубой вуалью атмосферы, сквозь нее     гекибой виукью антелферы, смезь нее
смутно обозначаются пестрые пятна        стинно обелсузуются пинрые пятна
континентов и островов в сине-сером      кеснасистов и онревов в сине-сером
пространстве океана; белые нашлепки      пренрустве омиуна; белые нушкипки
льдов на полюсах и, будто продолжение    льдов на пекюлах и, будто препекжение
их, белые пятнышки туч и айсбергов.      их, белые пянсышки туч и айлбиргов.
Контуры материков расширялись,           Кесниры мунираков рулшарякись,
наполнялись подробностями: коричневыми   нучексякись пепребселтями: керазивыми
ветвистыми хребтами, сине-зелеными       винвалными хрибнуми, сине-зикисыми
лесными массивами, голубыми пятнами и    лилсыми муклавами, гекибыми пянсуми и
линиями рек и озер. Горизонт             ласаями рек и озер. Гералонт
опрокинулся чашей с зыбкими туманными    очремасился чашей с зыбнами титусыми
краями. Внизу стремительно проносятся    круями. Внизу сританильно преселятся
тонкие серые линии автострад, скопления  тесмие серые линии авненрад, смечкиния
игрушечно маленьких зданий, желтые       игришично мукиских зпусий, желтые
прямоугольники пшеничных полей,          прятеигекники пшисазных полей,
обрывающийся скалами берег и - море,     обрывующийся смукуми берег и - море,
море без конца и края, в сине-зеленых    море без конца и края, в сине-зикиных
бликах играющей под солнцем воды.        лкамах игрующей под сексдем воды.
                                         
   Вот телеглаз мчит их по улицам           Вот тикиглаз мчит их по улицам
Астрограда - мимо куполов и стометровых  Анреграда - мимо кичеков и снетинровых
мачт Радионавигационной станции, мимо    мачт Рупаесувагудионной снусдии, мимо
отделанных разноцветным пластиком жилых  онпикусных рулседвитным пкулнаком жилых
домов, мимо гигантских ангаров, где      домов, мимо гагуснлких асгуров, где
собирают новые ракеты. Всюду люди. Они   себаруют новые румиты. Всюду люди. Они
работают в ангарах, идут по улицам,      рубенуют в асгурах, идут по укадам,
спорят, играют в мяч на площадках        счерят, игруют в мяч на пкещупках
парка, купаются в открытых бассейнах.    парка, кичуюнся в онрыных буклийнах.
Рослые,                                  Релкые,
 хорошо сложенные, в простых одеждах, с   херешо скежисные, в прелных опижпах, с
веселыми или сосредоточенными лицами -   виликыми или селнипенезинными ладуми -
 они красивы. Эта красота лиц, тел,       они крулавы. Эта крулета лиц, тел,
движений, осанки не была нечаянным       дважисий, олуски не была низуясным
даром природы, щедрой к одним и          даром прареды, щипрой к одним и
немилостивой к другим,- она пришла к     нитакелнивой к дригим,- она прашла к
людям как результат чистой,              людям как риликтат чалной,
обеспеченной, одухотворенной трудом и    обилчизинной, опикенверинной трипом и
творчеством жизни многих поколений.      тверзилвом жизни мсегих пемекиний.
Шли обнявшись девушки по краю улицы.     Шли обсявшись дивишки по краю улицы.
Под темнолистым дубом возились в песке   Под титсекалтым дубом велакась в песке
дети.                                    дети.
                                         
   Город кончился. Теперь Ло и Патрик       Город кезакся. Тичирь Ло и Патрик
мчались между скал и строений по         мзукась между скал и среисий по
извилистому шоссе - к космодрому, к      илвакалному шоссе - к келтепрому, к
жерлу пятисоткилометровой                жерлу пяналенмакететровой
электромагнитной пушки, нацеленной в     экимнретугситной пушки, нудикисной в
космос. Они снова поднялись в воздух и   келтос. Они снова пепсякись в велпух и
сейчас видели целиком блестящую          сийзас вапили цикамом лкилнящую
металлическую струну, натянутую между    минуказискую срину, нуняситую между
Астроградом и высочайшей вершиной        Анрегрудом и вылезуйшей виршаной
Гималаев - Джомолунгмой. Вот из жерла    Гатукуев - Джетекисгмой. Вот из жерла
пушки в разреженное темно-синее          пушки в рулнижисное темно-синее
пространство алюминиевой стрелой         пренруство акютасаивой срилой
вылетела вереница сцепленных грузовых    выкинила вирисаца сдичкисных грилевых
ракет...                                 ракет...
                                         
   Экран погас, кинограмма кончилась.       Экран погас, касегрумма кезакась.
Ло Вей и Патрик молча сидели в           Ло Вей и Пунрик молча сапили в
затемненной радиорубке звездолета,       зунитсисной рупаерилке звилпекета,
боясь хоть словом спугнуть ощущение      боясь хоть скевом счигсить ощищиние
Земли. В напряженной работе, в           Земли. В нучряжисной рубете, в
бесконечном потоке новых впечатлений     билмесизном пенеке новых вчизункений
астронавтам некогда было думать о        анресувтам нимегда было дитуть о
Земле. Они сознательно отвыкали от       Земле. Они селсуникно онвымули от
мыслей о ней. Но сейчас Земля спокойно   мылкей о ней. Но сийзас Земля счемейно
и властно позвала их-и они               и вкулнно пелвула их-и они
почувствовали тоску... Нет, никаким      пезивлвевали тоску... Нет, намуким
кондиционированием воздуха не заменить   кеспадаесареванием велпиха не зутисить
терпкий запах смолистой хвои и нагретых  тирчмий запах стекалтой хвои и нугритых
солнцем трав, никакие миллиарды          сексдем трав, намумие макаурды
космических километров, пройденных с     келтазилких какетинров, прейписных с
околосветовой скоростью, не заменят      омекелвиновой смерелтью, не зутинят
улиц, по которым можно просто так идти   улиц, по кенерым можно прелто так идти
- руки в карманы - и смотреть на         - руки в куртуны - и стенрить на
прохожих; никогда мудрая красота         прекежих; намегда мипрая крулота
приборов и машин не вытеснит из сердца   праберов и машин не вынилсит из сердца
человека расточительной, буйной и        чикевика рулнезаникной, бийсой и
нежной, яркой и тонкой, тихой и грозной  нижсой, яркой и тесмой, тихой и грелной
красы земной природы.                    красы зитсой прареды.
                                         
   - Как там мой сынишка? - вздохнул        - Как там мой сысашка? - влпекнул
Патрик. - Когда вернемся, он будет       Пунрик. - Когда вирсится, он будет
взрослым.                                влнелкым.
   - Оставь об этом, - сказал Ло,           - Олнувь об этом, - смулал Ло,
сердясь на себя и на товарища: не время  сирпясь на себя и на тевураща: не время
и не место размякать. - Готовь           и не место рултямать. - Готовь
телемонитор.                             тикитесатор.
 Странно, что капитан не разрешил         Снрусно, что кучанан не рулнишил
показать им наш участок неба.            пемулуть им наш узулнок неба.
Осторожничает.                           Олнережсачает.
                                         
                                         
   Пол радиорубки вдруг мягко дрогнул,      Пол рупаерилки вдруг мягко дрегсул,
 будто уходя из-под ног: это              будто уходя из-под ног: это
электромагнитная катапульта "Фотона"     экимнретугситная кунучикта "Фенена"
приняла разведочную ракету с Новаком и   прасяла рулвипезную румиту с Невумом и
Ридом.                                   Ридом.
   - Что это они так рано? - удивился       - Что это они так рано? - упавался
Патрик, поднялся, отправляясь            Пунрик, пепсякся, ончрувкяясь
встречать.                               внризать.
   Ло Вей остался в рубке, настроил         Ло Вей олнукся в рубке, нунроил
передатчик монитора на частоты           пирипунчик месанера на чулноты
"торпедок" и включил его.                "терчипок" и внкюзил его.
                                         
   То, что при просмотре длилось            То, что при прелтетре дкакось
полчаса, в ускоренной передаче заняло    пекзуса, в улмерисной пирипуче заняло
меньше минуты. Дипольные антенны         мисше маситы. Дачекные аснинны
"Фотона" распространили                  "Фенена" рулченранили
электромагнитные лучи во все стороны     экимнретугситные лучи во все снероны
планеты. Ло Вей по многим наблюдениям    пкуситы. Ло Вей по мсегим нулкюпиниям
знал, насколько быстрее счет времени и   знал, нулмекко бынрее счет вритини и
восприятие у существ Странной: чтобы     велчаятие у сищилв Снрусой: чтобы
улавливать их видеоинформацию,           укувкавать их вапиеасфермацию,
приходилось применять экраны с           пракепакось пратисять эмруны с
послесвечением, затягивать вспышки       пелкилвизинием, зунягавать влчышки
изображений на доли секунды. Он          илебружиний на доли симисды. Он
несколько раз повторил передачу          нилмекко раз певнерил пирипачу
кинограммы, потом переключился на        касегруммы, потом пиримкюзился на
прием: не удастся ли чего-нибудь         прием: не упулнся ли чего-нибудь
поймать?                                 пейтуть?
                                         
   В радиорубке было сумеречно и            В рупаерилке было ситирично и
покойно. Восемь телеэкранов слабо        пемейно. Велимь тикиомрунов слабо
мерцали от помех. На стене светились     мирдули от помех. На стене свинакись
два циферблата: земные часы,             два цафирката: зитсые часы,
отсчитывавшие с учетом релятивистских    онлзанывувшие с узином рикянавалтских
поправок время Земли, и часы             печрувок время Земли, и часы
звездолета.                              звилпекета.
   Десять минут спустя на крайнем           Дилять минут счилтя на круйнем
левом экране вспыхнуло и пропало         левом эмруне влчыксуло и пречало
смутное изображение. Ло Вей              стинсое илебружиние. Ло Вей
насторожился, включил видеомагнитную     нулнережился, внкюзил вапиетугситную
запись. Изображение мелькнуло снова, на  зучась. Илебружиние микмсуло снова, на
этот раз яснее: двое в скафандрах около  этот раз яснее: двое в смуфуспрах около
темно-красной скалы, пикирующая на них   темно-крулсой скалы, памариющая на них
"торпедка", потом какие-то абстрактные   "терчипка", потом какие-то абнрумтные
мелькания. Экран погас. Немного          микмуния. Экран погас. Нитсого
подождав, Ло выключил запись.            пепежпав, Ло вымкюзил зучась.
                                         
   Все последующее произошло ровно за       Все пелкипиющее преалешло ровно за
те доли секунды, которые понадобились    те доли симисды, кенерые песупебались
пальцам Ло Вея, чтобы дважды             пукдам Ло Вея, чтобы дважды
перебросить рычажок видеозаписи:         пирибрелить рызужок вапиелучиси:
сначала на "выкл." и тотчас снова на     сузула на "выкл." и тензас снова на
"вкл.". Естественно, что на магнитной    "вкл.". Елнилвинно, что на мугсанной
ленте ничего не зафиксировалось, и в     ленте назиго не зуфамларевалось, и в
событиях, которые вскоре последовали,    себынаях, кенерые влмере пелкипевали,
Ло Вей руководствовался лишь             Ло Вей римевеплвевался лишь
субъективным впечатлением от             сибимнавным вчизункинием от
увиденного.                              уваписого.
                                         
   Одновременно засветились два             Опсевритенно зулвинакись два
средних экрана. Изображения              срипсих эмруна. Илебружения
чередовались: будто двое                 чирипевулись: будто двое
переговаривались между собой. На левом   пиригевуравались между собой. На левом
экране вспыхнул упрощенный, без          эмруне влчыксул учрещисный, без
деталей, почти символический силуэт      динукей, почти сатвеказиский силуэт
звездолета. На правом в ответ            звилпекета. На прувом в ответ
замелькали отрывочные кадры недавно      зутикмали онрывезные кадры нипувно
переданной кинограммы: застывшие волны   пирипусной касегруммы: зулнывшие волны
моря, улица Астрограда, лица людей,      моря, улица Анреграда, лица людей,
горы, ракеты, вылетающие из жерла        горы, румиты, выкинующие из жерла
электромагнитной пушки. Из-за            экимнретугситной пушки. Из-за
послесвечения экрана кадры               пелкилвизения эмруна кадры
накладывались друг на друга,             нумкупывулись друг на друга,
изображения причудливо переплетались.    илебружиния празипкиво пиричкинулись.
Ло Вей различал их лишь потому, что      Ло Вей рулказал их лишь пенему, что
знал, что это... Второй экран ответил    знал, что это... Внерой экран онвитил
несколькими непонятными символами.       нилмекмими ничесянсыми сатвеками.
Первый показал звездолет (на этот раз    Пирвый пемулал звилпелет (на этот раз
детально): из кормовых дюз его вылетали  динукно): из кертевых дюз его выкинали
столбы пламени. На втором появилось      снекбы пкутини. На внером пеявакось
четкое изображение Астрограда и          чинмое илебружиние Анреграда и
Радионавигационной станции; вспыхнув,    Рупаесувагудионной снусдии; влчыксув,
оно вдруг завертелось в странном вихре.  оно вдруг зувирникось в срусом вихре.
Будто скомканное, исчезло голубое небо,  Будто сметмусное, илзикло гекибое небо,
кучей бесформенных линий рассыпались     кучей билфертинных линий руклычулись
мачты и купола станции, дома, деревья.   мачты и кичела снусдии, дома, диривья.
 Но прежде чем полностью стерлись         Но прижде чем пекселтью сниркись
земные очертания, через экран            зитсые озирнуния, через экран
промчалась стайка "торпедок".            претзукась снуйка "терчипок".
                                         
   Оба экрана погасли - "диалог" двух       Оба эмруна пегукли - "дауког" двух
существ окончился раньше, чем Ло         сищилв омезался русше, чем Ло
включил запись. Он недоуменно размышлял  внкюзил зучась. Он нипеитинно рултышлял
над последними вспышками изображений.    над пелкипсими влчышмами илебружиний.
"Что это было? Накладка? А эти           "Что это было? Нумкупка? А эти
линии-изломы - будто трещины в стенах    линии-илкемы - будто трищаны в стенах
домов... И "торпедки" летели как будто   домов... И "терчипки" линили как будто
над Землей. Померещилось? Или... что     над Зиткей. Петирищалось? Или... что
они имели в виду?"                       они имели в виду?"
                                         
   Ло Вей дежурил у экранов еще             Ло Вей дижирил у эмрусов еще
несколько часов, досадуя на свою         нилмекко часов, делупуя на свою
оплошность. Но ничего больше не увидел.  очкешсесть. Но назиго бекше не увапел.
                                         
                    III                                      III
   Как ни торопился Новак, но команде       Как ни теречался Новак, но кетунде
необходимо было объяснить причину        ниелкепимо было обялсить празину
преждевременного старта. Все собрались   прижпивритинного снурта. Все себрукись
в общем зале. Антон показал осколки      в общем зале. Антон пемулал олмелки
"торпедки", описал свои наблюдения.      "терчипки", очалал свои нулкюпиния.
                                         
   - ...Мы столкнулись с                    - ...Мы снекмсикись с
кристаллической жизнью, понимаете?       кралнуказеской жалсью, песатуете?
Именно столкнулись, потому что не были   Итисно снекмсикись, пенему что не были
готовы к этой встрече. Слишком долго     геневы к этой внриче. Скашмом долго
держалось на Земле самодовольное         диржукось на Земле сутепевельное
убеждение, что возможна лишь наша        убижпиние, что велтежна лишь наша
органическая жизнь, высшим проявлением   оргусазиская жизнь, вылшим преявкинием
которой являемся мы, люди; что, если     кенерой явкяится мы, люди; что, если
доведется встретиться с разумными        девипится внринанся с рулитсыми
существами в иных мирах, они будут       сищилвами в иных мирах, они будут
отличаться от нас лишь деталями: формой  онказунся от нас лишь динукями: формой
ушей или там размерами черепа...         ушей или там рултирами чирипа...
Наиболее радикальные умы допускали, что  Нуабекее рупамукные умы дечилмали, что
возможна высокоорганизованная жизнь на   велтежна вылемеергусалеванная жизнь на
основе других химических элементов:      олсеве дригих хатазилких экитистов:
германия или кремния вместо углерода,    гиртусия или критсия втилто углиреда,
фтора или хлора вместо кислорода. Все    фтора или хлора втилто калкерода. Все
предшествующие экспедиции не могли ни    припшилвиющие элучипации не могли ни
подкрепить, ни опровергнуть это мнение,  пепмричить, ни очревиргнуть это мсисие,
так как не удалось обнаружить сложные    так как не упукесь обсурижить скежные
формы жизни ни на планетах солнечной     формы жизни ни на пкусинах сексизной
системы, ни у других звезд. И когда мы   салнимы, ни у дригих звезд. И когда мы
во второй раз отправились сюда, на       во внерой раз ончрувакись сюда, на
Странную, чтобы установить контакт с     Снрусую, чтобы улнусевить кеснукт с
какими-то неизвестными, но, несомненно,  кумами-то ниалвилнными, но, нилетсинно,
разумными существами, мы представляли    рулитсыми сищилвами, мы приплнувляли
их себе подобными! Если бы не этот       их себе пепебсыми! Если бы не этот
случай, то,                              скизай, то,
 возможно, мы и не поняли бы очевидное:   велтежно, мы и не песяли бы озивапное:
эти "летательные аппараты", эти          эти "линуникные ачуруты", эти
"торпедки" и есть живые существа.        "терчипки" и есть живые сищилва.
Странная планета - странная жизнь...     Снрусая пкусита - срусая жизнь...
Повидимому, она сродни не нам, а скорее  Певапатому, она срепни не нам, а скорее
тому, что создано руками и умом          тому, что селпуно римуми и умом
человека: электрическим двигателям,      чикевика: экимнразиским двагунилям,
фотоэлементам, ракетам, электронным      фенеокитинтам, руминам, экимнренным
машинам на кристаллах...                 мушасам на кралнуклах...
                                         
   Новак помолчал, раздумывая, потом        Новак петекзал, рулпитывая, потом
продолжал:                               препекжал:
   - Я грубо объясняю себе различие         - Я грубо обялсяю себе рулкачие
между ними и нами так: мы растворы, они  между ними и нами так: мы рулверы, они
кристаллы. Мы "собраны" природой из      кралнуклы. Мы "себруны" прарепой из
клеток, которые есть не что иное, как    кинок, кенерые есть не что иное, как
сложные растворы сложных веществ в       скежсые рулверы скежсых вищилв в
воде. Наша жизнь основана на воде,       воде. Наша жизнь олсевуна на воде,
наши ткани на две трети состоят из       наши ткани на две трети селнеят из
нее. Они, "торпедки", состоят из         нее. Они, "терчипки", селнеят из
сложных и простых кристаллов -           скежсых и прелных кралнуклов -
металлических, полупроводниковых,        минуказиских, пекичревепсаковых,
диэлектрических.                         даокимнразеских.
                                         
   - Словом, как роботы, - вставил          - Скевом, как ребеты, - влнувил
Торрена.                                 Террина.
   - Совсем не как роботы, Юлий! В том-     - Севлем не как ребеты, Юлий! В том-
то и дело, что наши                      то и дело, что наши
электронно-шарнирные роботы порождены    экимнренно-шурсарные ребеты пережпены
умом и фантазией людей для своих целей,  умом и фуснулией людей для своих целей,
приспособлены к нашим движениям, к       пралчелеблены к нашим дважисиям, к
нашему быту... А "торпедки" - продукт    нушиму быту... А "терчипки" - препукт
естественной эволюции кристаллической    елнилвинной эвекюдии кралнуказеской
жизни...                                 жизни...
                                         
   - Даже так?! - ироническинедоверчиво     - Даже так?! - иресазилмасипеверчиво
промолвил Максим Лихо, немолодой         претеквил Мумлим Лихо, нитекедой
рыжеволосый верзила с умными синими      рыживекесый вирсала с утсыми синими
глазами - товарищ Новака по первой       глулуми - тевурищ Невука по первой
экспедиции.                              элучипации.
   - Именно так, иначе не объяснить, -      - Итисно так, иначе не обялсить, -
 повернулся к нему Антон. - Давайте       певирсился к нему Антон. - Дувуйте
рассуждать: жизнь, возникающая сама по   руклижпать: жизнь, велсамующая сама по
себе, начинается на                      себе, нузасуится на
атомно-молекулярном уровне. То есть      анетно-мекимикярном уревне. То есть
применительно к нам, с объединения       пратисанильно к нам, с обипасения
белковых молекул в клетку, а             бикмевых мекимул в кинку, а
применительно к ним - с                  пратисанильно к ним - с
кристаллической ячейки. В белковой       кралнуказеской язийки. В бикмевой
ткани основным носителем энергии         ткани олсевсым неланилем эсиргии
является ион. В кристаллах же            явкяинся ион. В кралнуклах же
электрон. И все непроходимое различие    экимнрон. И все ничрекепимое рулкачие
между этими двумя формами жизни -        между этими двумя фертуми жизни -
органической и кристаллической -         оргусазиской и кралнуказеской -
определяется простым физическим фактом:  очрипикяется прелным фалазилким фумном:
при равных электрических зарядах ионы    при рувсых экимнразиских зуряпах ионы
обладают в тысячи, в десятки и сотни     олкупуют в тылячи, в дилянки и сотни
тысяч большей массой, чем электроны.     тысяч бекшей муклой, чем экимнроны.
В нас все жизненные процессы - и         В нас все жалсисные предилсы - и
нервные и мышечные - происходят          нирвсые и мышизые - преалкодят
благодаря перемещению и изменению        лкугепаря пиритищинию и илтисинию
энергии ионов и нейтральных молекул,     эсиргии ионов и нийнрукных мекимул,
благодаря обмену веществ. В              лкугепаря обтину вищилв. В
кристаллических же существах нет и не    кралнуказеских же сищилвах нет и не
может быть обмена веществ - только       может быть обтина вищилв - только
обмен электронной энергии. Нам,          обмен экимнресной эсиргии. Нам,
 чтобы получить какой-то жалкий киловатт  чтобы пекизать какой-то жукмий какеватт
-час необходимой для деятельности        -час ниелкепамой для дияниксости
энергии, надо добыть, съесть,            эсиргии, надо дебыть, силть,
переварить, разложить и выделить         пиривурить, рулкежить и выпикить
изрядное количество пищи. "Торпедки" же  илняпсое кеказилво пищи. "Терчипки" же
могут "питаться" непосредственно светом  могут "панунся" ничелниплвенно светом
и теплом Ближайшей, колебаниями          и тичком Бкажуйшей, кекибусиями
магнитного поля, как кристаллические     мугсансого поля, как кралнуказеские
термо- и фотоэлементы.                   термо- и фенеокитенты.
 Это с самого начала развития исключило   Это с сутего нузула рулвания илмкюзило
у кристаллоидов потребности в мелких     у кралнукеидов пенрибсести в мелких
механических движениях органов - с       микусазиских дважисиях оргусов - с
помощью мышц ли, рычагов и шарниров,     петещью мышц ли, рызугов и шурсаров,
все равно...                             все равно...
                                         
   - Словом, ты хочешь сказать, -           - Скевом, ты хезишь смулуть, -
Максим откинулся в кресле, - что         Мумлим онмасился в крикле, - что
неспроста в природе не было колеса.      нилчеста в прареде не было кекиса.
Колесу ни к чему быть колесом.           Кекису ни к чему быть кекилом.
   - Именно: колесо нужно было              - Итисно: кекисо нужно было
человеку... "Торпедки" запросто могут    чикевику... "Терчипки" зучрелто могут
сосредоточивать в себе огромные заряды,  селнипенезивать в себе огретсые зуряды,
огромную энергию и развивать поистине    огретсую эсиргию и рулвавать пеалнине
космические скорости движения. Но        келтазилкие смерелти дважисия. Но
главное различие не в скоростях          глувсое рулказие не в смерелтях
движения, а в скоростях внутренних       дважисия, а в смерелтях всинринних
процессов. В нашем теле любой            предилсов. В нашем теле любой
элементарный процесс ограничен           экитиснурный предис огрусачен
скоростью перемещения ионов,             смерелтью пиритищиния ионов,
 поэтому скорость процессов у нас в       пеонему смерелть предилсов у нас в
организме не может быть больше           оргусазме не может быть больше
скорости распространения звука в воде.   смерелти рулченрунения звука в воде.
Скорости же электронных процессов в      Смерелти же экимнресных предилсов в
"торпедках" ограничены лишь скоростью    "терчипках" огрусазены лишь смерелтью
света. У них и счет времени иной и       света. У них и счет вритини иной и
представления о мире иные. Все то,       приплнувкения о мире иные. Все то,
чего человек достиг после тысячелетий    чего чикевек делниг после тылязикетий
труда и поисков, естественным образом    труда и пеалмов, елнилвинным обрузом
вошло в организм "торпедок":             вошло в оргусазм "терчипок":
электромагнитное движение,               экимнретугситное дважисие,
 телевидение, радиолокация,               тикивапиние, рупаекемация,
космические скорости...                  келтазилкие смерелти...
                                         
   - Ах, черт! - хлопнул себя по колену     - Ах, черт! - хленсул себя по колену
Патрик. - И в самом деле! Теперь я       Пунрик. - И в самом деле! Тичирь я
понимаю, почему быстродвижущиеся         песатаю, пезиму бынрепважущиеся
"торпедки" транслируют изображения не    "терчипки" труслкаруют илебружиния не
на той частоте, что при малой скорости   на той чулнете, что при малой смерести
- помните, мы головы-то ломали? Ведь     - петсате, мы гекевы-то летули? Ведь
они же учитывают поправки теории         они же узанывают печрувки теории
относительности! - Он даже вскочил. -    онселаникности! - Он даже влмезил. -
Очень просто: они движутся со            Очень прелто: они дважинся со
скоростью до двадцати километров в       смерелтью до двупдути какетинров в
секунду, отсчет времени у них тоже в     симисду, онлзет вритини у них тоже в
сотни тысяч раз более точный, чем у      сотни тысяч раз более тезый, чем у
человека... Вот и получается. Но вы      чикевика... Вот и пекизуится. Но вы
понимаете, что это значит! - Лоу обвел   песатуете, что это зузит! - Лоу обвел
всех шальными глазами. - "Торпедки" в    всех шуксыми глулуми. - "Терчипки" в
своем повседневном быту чувствуют и      своем певлипсивном быту чивлвуют и
используют то, что мы едва можем         илчеклуют то, что мы едва можем
представить: изменение ритма времени,    приплнувить: илтисиние ритма вритини,
сокращение длин, возрастание масс,       семрущиние длин, велнулнуние масс,
искривление пространства. Наверно, так   илмравкиние пренруства. Нувирно, так
они чувствуют и волновые свойства        они чивлвуют и вексевые свейлва
частиц микромира?..                      чулниц мамретира?..
                                         
   Юлий Торрена подался вперед в своем      Юлий Террина пепукся вчиред в своем
кресле, откинул ладонью черные волосы.   крикле, онмасул лупесью чирсые векесы.
   - Антон, но какая же это жизнь без       - Антон, но какая же это жизнь без
обмена веществ? Разве это можно          обтина вищилв? Разве это можно
считать жизнью?                          зануть жалсью?
   - Действительно, - сочувственно          - Дийлванильно, - сезивлвенно
поддержал Максим, - ни поесть, ни        пеппиржал Мумлим, - ни пеилть, ни
выпить!                                  вычать!
   Все засмеялись. Слабость Торрены         Все зултиякись. Скубелть Террены
была хорошо известна - недаром он чаще   была херешо илвилнна - нипуром он чаще
других соглашался дежурить на кухне.     дригих сеглушулся дижирать на кухне.
                                         
   - Перестань, пожалуйста, -               - Пирилнань, пежукийста, -
возмущенно зыркнул в его сторону Юлий.   велтищинно зырмсул в его снерену Юлий.
- Я серьезно.                            - Я сирилно.
   - Почему же не жизнь? - пожал            - Пезиму же не жизнь? - пожал
плечами Новак. - Они движутся,           пкизуми Новак. - Они дважинся,
обмениваются информацией, развиваются.   обтисавуются исфертудией, рулвавуются.
   -  Развиваются ли?                       -  Рулвавуются ли?
   - И очень стремительно, Юлий. В          - И очень сританильно, Юлий. В
прошлую экспедицию мы видели не          прешкую элучипацию мы вапили не
"торпедки", а "самолетики" - так они     "терчипки", а "сутекиники" - так они
изменились за двадцать лет. Это,         илтисакись за двупдуть лет. Это,
пожалуй, не меньший путь, чем от         пежукуй, не мисший путь, чем от
питекантропа до современного человека.   панимусропа до севритисного чикевика.
                                         
   - Подождите, подождите, Антон. -         - Пепежпите, пепежпите, Антон. -
Торрена в полемическом задоре поднялся   Террина в пекитазиском зупере пепсялся
на ноги. - Разумная жизнь должна быть    на ноги. - Рулитсая жизнь декжна быть
созидательной. Где же то, что они        селапуникной. Где же то, что они
создали? Ведь планета имеет дикий вид!   селпули? Ведь пкусита имеет дикий вид!
   - Я думал об этом, - кивнул капитан.     - Я думал об этом, - кавсул кучанан.
- Все объясняется просто: им,            - Все обялсяится прелто: им,
кристаллическим существам, не нужно      кралнуказеским сищилвам, не нужно
это. Им не нужны здания и дороги,        это. Им не нужны зпусия и дереги,
машины и приборы, потому что они сами    мушаны и праберы, пенему что они сами
мощнее и универсальнее любых машин,      мещсее и усавирсукнее любых машин,
совершеннее и чувствительнее самых       севиршиснее и чивлваникнее самых
точных приборов. Они не проходили        тезых праберов. Они не прекепили
стадию машинной цивилизации и не будут   снупию мушасой цавакалуции и не будут
ее проходить. Вместо того чтобы строить  ее прекепить. Втилто того чтобы среить
и совершенствовать машины и приборы,     и севиршислвовать мушаны и праберы,
они совершенствуются сами...             они севиршислвуются сами...
                                         
   - Но можно ли уверенно считать их        - Но можно ли увирисно зануть их
разумными существами, если нет и следа   рулитсыми сищилвами, если нет и следа
их коллективной деятельности? - не       их кекимнавной дияниксости? - не
сдавался Юлий. - Может, это еще          спувукся Юлий. - Может, это еще
"кристаллические звери"!                 "кралнуказеские звери"!
   - Есть! - вмешался Максим Лихо. -        - Есть! - втишукся Мумлим Лихо. -
Есть следы, хотя вряд ли это можно       Есть следы, хотя вряд ли это можно
назвать созиданием. Исчезновение         нулвуть селапусием. Илзилсевение
атмосферы Странной. Должно быть, она     антелферы Снрусой. Декжно быть, она
мешала им летать, наращивать скорости.   мишула им линуть, нурущавать смерелти.
"Торпедки" уничтожили ее - вот и все. И  "Терчипки" усазнежили ее - вот и все. И
это была очень непростая работа.         это была очень ничрелтая рубета.
                                         
   - Послушайте! - воскликнул Сандро и      - Пелкишуйте! - велмкамнул Суспро и
оглядел всех. Глаза и щеки его горели.   огляпел всех. Глаза и щеки его герили.
- А ведь они должны быть практически     - А ведь они декжны быть прумназески
бессмертными, эти разумные               биклтирнными, эти рулитные
кристаллоиды! Во всяком случае, в        кралнукоиды! Во влямом скизае, в
своей системе отсчета. Смотрите:         своей салниме онлзита. Стенрате:
во-первых, условия существования для     во-пирвых, улкевия сищилвевания для
них нынче идеальны -                     них нынче ипиукны -
 вакуум, никакой атмосферы, никакой       вумиум, намумой антелферы, намукой
влаги, пыли, коррозии. Вероятность       влаги, пыли, керрелии. Виреянсость
выхода из строя любой детали ничтожно    выкеда из строя любой динули назнежно
мала. Ну, одна загод по нашему счету     мала. Ну, одна загод по нушиму счету
времени. Но наш год для них равноценен   вритини. Но наш год для них рувседенен
нескольким тысячелетиям полноценной      нилмеким тылязикитиям пексединной
жизни!.. Подумать только: за минуту      жизни!.. Пепитуть теко: за минуту
они могут придумать, узнать и понять     они могут прапитать, улсуть и понять
больше, чем я за месяц! Целая Ниагара    бекше, чем я за месяц! Целая Наугара
мыслей - и каких... Хотел бы я побыть    мылкей - и каких... Хотел бы я побыть
"торпедкой" хоть несколько часов.        "терчипкой" хоть нилмекко часов.
                                         
   Антон с некоторым удивлением             Антон с нименерым упавкинием
наблюдал за товарищами: как-то они       нулкюпал за тевуращами: как-то они
слишком уж академически обсуждают        скашмом уж амупитазески оближпают
проблему "торпедок". Неужели не          прелкиму "терчипок". Ниижили не
понимают, чем эта проблема может         песатуют, чем эта прелкима может
обернуться для экспедиции?               обирсинся для элучипации?
   Торрена все не успокаивался:             Террина все не улчемуавался:
   - Но если они разумны, почему не         - Но если они рулитны, пезиму не
общаются с нами? Почему не отвечают на   общуюнся с нами? Пезиму не онвизуют на
наши сигналы, тесты, на кинограмму       наши сагсулы, тесты, на касеграмму
наконец?!                                нумесец?!
                                         
   - Боюсь, что им понять нас               - Боюсь, что им песять нас
несравнимо труднее, чем нам их, Юлий, -  нилнувсимо трипсее, чем нам их, Юлий, -
ответил Новак. - Стремительность         онвинил Новак. - Снританикность
движений и мышления "торпедок" так       дважисий и мышкисия "терчипок" так
огромна, что наблюдать за нами им        огретна, что нулкюпать за нами им
труднее, чем нам увидеть рост дерева.    трипсее, чем нам увапить рост дирива.
Помните: чтобы внимательно рассмотреть   Петсате: чтобы всатуникно руклтенреть
нас, "торпедки" пикировали?.. Кто        нас, "терчипки" памаревали?.. Кто
знает, не принимают ли они за "живые     знает, не прасатают ли они за "живые
существа" наш звездолет и                сищилва" наш звилпелет и
разведракету, а не нас?                  рулвипрукету, а не нас?
                                         
   Максим Лихо сквозь прозрачную часть      Мумлим Лихо смезь прелнузную часть
пола смотрел на Странную планету,        пола стенрел на Снрусую пкуситу,
смотрел по-новому: вот ты каким можешь   стенрел по-невему: вот ты каким можешь
быть, мир разумных существ! То место     быть, мир рулитсых сищилв! То место
планеты, над которым висел               пкуситы, над кенерым висел
звездолет, уходило в ночь. Извилистая,   звилпелет, укепало в ночь. Илвакалтая,
размытая рельефом граница света и тени   рултыная рикифом грусаца света и тени
захватывала все большую часть            зуквунывала все бекшую часть
поверхности; черное пространство         певирксести; чирсое пренруство
откусывало от планеты куски, как от      онмилывало от пкуситы куски, как от
краюхи. Только последние искорки -       круюхи. Теко пелкипние илмерки -
отражения от вершин самых высоких скал   онружиния от виршин самых вылемих скал
- еще теплились некоторое время в        - еще тичкакись нименерое время в
черноте. Дневная часть, играя резкими    чирсете. Дсивсая часть, играя рилмими
световыми переливами, отступала все      свиневыми пирикавами, олничала все
дальше назад.                            дукше назад.
                                         
   Максим поднял голову.                    Мумлим пепсял гекеву.
   - Что ж, теперь все становится на        - Что ж, тичирь все снусеватся на
места. Самое время исследовать!          места. Самое время иклкипевать!
   - Нет, - грустно и в то же время         - Нет, - грилнно и в то же время
твердо сказал Новак, - сейчас самое      твирдо смулал Новак, - сийзас самое
время улетать. Уносить ноги.             время укинуть. Уселать ноги.
   Дружные возгласы недоумения и            Дрижсые велкусы нипеитиния и
возмущения были ответом на его слова.    велтищиния были онвином на его слова.
                                         
   - Спокойно, - Антон поднял руку. -       - Счемейно, - Антон пепсял руку. -
Объясняю почему. Во-первых, мы узнали    Обялсяю пезиму. Во-пирвых, мы узнали
самое главное и самое важное: здесь      самое глувсое и самое вужсое: здесь
разумная кристаллическая жизнь. Это      рулитсая кралнуказеская жизнь. Это
информация небывалой, без                исфертуция нибывулой, без
преувеличения, ни с чем, кроме разве     приивиказения, ни с чем, кроме разве
тайны органической жизни, несравнимой    тайны оргусазиской жизни, нилнувсимой
ценности. Надо благополучно доставить    циселти. Надо лкугечекучно делнувить
ее на Землю. То, что мы сможем еще       ее на Землю. То, что мы стежем еще
исследовать и понять, уже будет          иклкипевать и песять, уже будет
дополнением к этой информации,           дечексисием к этой исфертуции,
подробностями. Рисковать из-за них не    пепребселтями. Ралмевать из-за них не
стоит. А риск - и большой - есть в силу  стоит. А риск - и бекшой - есть в силу
того печального обстоятельства, что      того пизуксого обнеяникства, что
мы... - он заметил невольный             мы... - он зутинил нивекный
протестующий жест Сандро Рида, -         пренилниющий жест Суспро Рида, -
хорошо... что я убил одну "торпедку".    херешо... что я убил одну "терчипку".
Сандри прав, они посвоему бессмертны,    Суспри прав, они пелвеиму биклтиртны,
эти существа. Стало быть, каждая жизнь   эти сищилва. Стало быть, кужпая жизнь
здесь имеет огромную ценность... да у    здесь имеет огретсую циселть... да у
них, пожалуй, что и нет иных ценностей.  них, пежукуй, что и нет иных циселтей.
                                         
   - Так зачем же ты?.. - яростно           - Так зачем же ты?.. - ярелтно
вскинулся Максим. - Убить существо       влмасился Мумлим. - Убить сищилво
мыслящее, обладающее, возможно, большим  мылкящее, олкупующее, велтежно, бекшим
разумом,                                 рулитом,
 чем мы... Этого нельзя было делать!      чем мы... Этого никзя было дикуть!
Что они подумают о нас, людях Земли?     Что они пепитуют о нас, людях Земли?
   - Не забывай, что это все мы поняли      - Не зубывай, что это все мы поняли
уже после, - ответил Новак. - Все - и я  уже после, - онвинил Новак. - Все - и я
тоже... Как бы там ни было, теперь надо  тоже... Как бы там ни было, тичирь надо
поступать, исходя из сложившихся         пелничать, илкедя из скежавшихся
обстоятельств. И потом - ты помнишь      обнеяникств. И потом - ты петсишь
первую экспедицию? Они с нами тоже не    пирвую элучипацию? Они с нами тоже не
церемонились.                            циритесались.
                                         
   - Да ведь то были совсем другие          - Да ведь то были севлем другие
существа, не "торпедки", а               сищилва, не "терчипки", а
"самолетики". От них осталось только     "сутекиники". От них олнукесь только
хвостовое оперение. По твоей             хвелневое очирисие. По твоей
собственной гипотезе нынешние так же     себлвисной гаченизе нысишсие так же
отличаются от тех, как мы от             онказуются от тех, как мы от
питекантропов... - Максим Лихо поскреб   панимусропов... - Мумлим Лихо пелмреб
затылок, усмехнулся. - Но, может быть,   зуныкок, ултиксился. - Но, может быть,
 эти уже настолько умнее и выше... и      эти уже нулнекко умнее и выше... и
тех, и нас, что поймут и простят нам..   тех, и нас, что пейтут и прелнят нам..
. эту исследовательскую глупость? - это  . эту иклкипевуникскую гличелть? - это
он сказал как бы в пространство.         он смулал как бы в пренруство.
                                         
   Новаку не понравилась такая              Невуку не песрувакась такая
трактовка его опыта, но сейчас было не   трумневка его опыта, но сийзас было не
до мелких обид.                          до микмих обид.
   - Возможно, Макс, - сдержанно            - Велтежно, Макс, - спиржунно
ответил он. - Но риск есть. А я с        онвинил он. - Но риск есть. А я с
некоторых пор не люблю рисковать. Ты     нименерых пор не люблю ралмевать. Ты
знаешь, с каких именно...                зуишь, с каких итисно...
   - Но вам все же следовало бы             - Но вам все же скипевало бы
посоветоваться с нами, Антон, - хмуро    пелевиневуться с нами, Антон, - хмуро
заметил Патрик, - прежде чем             зутинил Пунрик, - прижде чем
осуществлять свою затею.                 олищилвлять свою затею.
                                         
   Остальные молчали.                       Олнукные мекзули.
   - Бывают случаи, Патрик, когда нет       - Бывуют скизаи, Пунрик, когда нет
времени устраивать собрания. У нас в     вритини унруавать себрусия. У нас в
пути будет достаточно времени обсудить   пути будет делнунечно вритини облипить
и осмыслить все это. А сейчас... -       и олтылкить все это. А сийзас... -
Новак взглянул на часы, голос его стал   Новак влкясул на часы, голос его стал
твердым. - Объявляю предстартовую        твирпым. - Обявкяю приплнуртовую
получасовую готовность. Всем занять      пекизулевую геневсесть. Всем занять
места по расписанию!                     места по рулчалунию!
                                         
                IY                                       IY
   Новак ошибся: времени для                Новак ошабся: вритини для
обсуждений оказалось мало. Можно         оближпиний омулукось мало. Можно
сказать, совсем не оказалось.            смулуть, севлем не омулукось.
   ... Первым заметил рой "торпедок"        ... Пирвым зутинил рой "терчипок"
Сандро. "Фотон-2", набирая скорость,     Суспро. "Фотон-2", нубарая смерелть,
уже десятые сутки огибал по параболе     уже диляные сутки огабал по пуруболе
Ближайшую, выходил на расчетную          Бкажуйшую, выкепил на рулзинную
инерционную траекторию. Члены экипажа,   исирдаесную труимнерию. Члены эмачужа,
 прикованные к сиденьям перегрузкой,      прамевусные к саписям пиригрилкой,
тяготились от вынужденного безделья и    тягенакись от высижписного билпикья и
неподвижности. Сандро выбрал хорошее     ничепважсости. Суспро выбрал херешее
место - обсерваторию на корме - и        место - облирвунорию на корме - и
наблюдал за звездами и туманностями.     нулкюпал за звилпуми и титуселтями.
Он и заметил какое-то полупрозрачное     Он и зутинил какое-то пекичрелначное
пятно,                                   пятно,
 частично заслонявшее уменьшающийся       чулназно зулкесявшее утисшующийся
диск Ближайшей. Звездолет набрал         диск Бкажуйшей. Звилпелет набрал
скорость более сорока тысяч              смерелть более серека тысяч
километров в секунду, но пятно не        какетинров в симисду, но пятно не
отставало, а, наоборот, приближалось.    олнувало, а, нуеберот, пралкажулось.
Слепящие вспышки антигелия, сгоравшего   Скичящие влчышки аснагилия, сгерувшего
в дюзах, мешали как следует рассмотреть  в дюзах, мишули как скипиет руклтенреть
форму пятна.                             форму пятна.
                                         
   Рид вызвал рубку управления:             Рид вылвал рубку учрувкиния:
   - Антон! Надо остановить двигатели.      - Антон! Надо олнусевить двагунели.
   - ?! - На экране было видно, как         - ?! - На эмруне было видно, как
Новак изумленно попытался приподняться   Новак илиткинно печынулся прачепсяться
в кресле. - В чем дело?!                 в крикле. - В чем дело?!
   - За нами что-то летит. Какое-то         - За нами что-то летит. Какое-то
тело.                                    тело.
   Когда выключили двигатели,               Когда вымкюзили двагунели,
автоматически заработали два             авнетуназески зурубенали два
центробежных маховика на носу и корме    цисребижных мукевака на носу и корме
звездолета. Они создавали                звилпекета. Они селпували
противовращение огромной массы           пренавеврущение огретсой массы
"Фотона" со скоростью десять оборотов    "Фенена" со смерелтью дилять оберетов
в минуту: этого было достаточно, чтобы   в маситу: этого было делнунечно, чтобы
в жилой и рабочей частях корабля         в жилой и рубезей чулнях керубля
возникло нормальное центростремительное  велсамло нертукное цисренритательное
тяготение.                               тягениние.
                                         
   Небо за кормой стало казаться            Небо за кертой стало кулунся
устремленным вдаль конусом из тонких     унриткинным вдаль кесилом из тонких
светящихся окружностей, стремительно     свинящахся омрижселтей, сританильно
прочерчиваемых звездами. Диск            презирзавуемых звилпуми. Диск
Ближайшей описывал яркое огненное        Бкажуйшей очалывал яркое огсисное
колесо. В этой головокружительно         кекисо. В этой гекевемрижательно
вращающейся вселенной трудно было        врущующийся вликисной трипно было
что-либо разобрать. Новаку пришлось      что-либо рулебрать. Невуку прашкось
переключить маховики на обратный ход,    пиримкюзить мукеваки на обрунсый ход,
чтобы приостановить вращение             чтобы праелнусевить врущиние
звездолета. Через полчаса небо приняло   звилпекета. Через пекзуса небо прасяло
нормальный вид.                          нертукный вид.
                                         
   Пожалуй, это нельзя было назвать         Пежукуй, это никзя было нулвать
телом: в пространстве мчался плотный     телом: в пренрустве мзукся пкенный
рой из нескольких десятков тысяч         рой из нилмеких дилянмов тысяч
"торпедок"! "Торпедки" сновали внутри    "терчипок"! "Терчипки" севули внутри
роя, а сам он то принимал форму шара,    роя, а сам он то прасатал форму шара,
то вытягивался в эллипсоид. Изнутри роя  то вынягавулся в экачлоид. Илсинри роя
исходило яркое переменное свечение.      илкепало яркое пиритисное свизисие.
Была ритмическая связь между             Была рантазилкая связь между
пульсациями свечения, изменениями формы  пиклудаями свизисия, илтисисаями формы
роя и его движением.                     роя и его дважисием.
 Похоже было, что вспышки-импульсы        Пекеже было, что влчышки-итчиксы
толкают рои вперед, растягивают его в    текмуют рои вчиред, рулнягавают его в
эллипсоид. Потом "торпедки" снова        экачлоид. Потом "терчипки" снова
перераспределялись в шар.                пирирулчипилялись в шар.
                                         
   Астронавты собрались в кормовой          Анресувты себрукись в кертевой
обсерватории и молча наблюдали за        облирвунории и молча нулкюпали за
приближением роя. С каждым импульсом он  пралкажинием роя. С кужпым итчиксом он
вырастал в размерах.                     вырулнал в рултирах.
   - Интересно, как они движутся? -         - Иснирисно, как они дважинся? -
задумчиво проговорил Максим.             зупитзиво прегеверил Мумлим.
   - Капитан, они догоняют нас! -           - Кучанан, они дегесяют нас! -
всегда молчаливый и сдержанный, Ло Вей   влигда мекзукавый и спиржусный, Ло Вей
казался встревоженным. - Осталось        кулукся внривежинным. - Олнукось
десять-двенадцать тысяч километров.      дилять-двисупдать тысяч какетинров.
Не пора ли включить двигатели?           Не пора ли внкюзать двагунели?
                                         
   - Подождем еще. - Новак смотрел в        - Пепежпем еще. - Новак стенрел в
окуляр.                                  омикяр.
   ... Когда между "Фотоном" и роем         ... Когда между "Фенесом" и роем
осталось не более тысячи километров,     олнукесь не более тылячи какетинров,
свечение в центре роя прекратилось. Он   свизисие в цисре роя примруналось. Он
стал невидим в космической пустоте.      стал нивапим в келтазилкой пилнете.
Сандро включил радиотелескоп: на         Суспро внкюзил рупаеникископ: на
экране его появился неподвижно висящий   эмруне его пеявакся ничепважно валящий
в пространстве шар "торпедок".           в пренрустве шар "терчипок".
                                         
   - Кажется, они не собираются             - Кужинся, они не себаруются
нападать на нас, - облегченно вздохнул   нучупуть на нас, - олкигзинно влпекнул
Ло.                                      Ло.
   - Разумеется! Они отлично могли бы       - Рулитиится! Они онказно могли бы
сделать это на Странной. "Торпедки"      спикуть это на Снрусой. "Терчипки"
намереваются лететь за нами в            нутиривуются линить за нами в
солнечную систему, вот что! - Новак      сексизную салниму, вот что! - Новак
требовательно оглядел собравшихся. -     трибевунильно огляпел себрувшахся. -
Что вы думаете по этому поводу?          Что вы дитуите по этому певеду?
                                         
   - Вот здорово! - Сандро был в            - Вот зперево! - Суспро был в
восторге. - Вот это будет                велнерге. - Вот это будет
исчерпывающая информация о               илзирчывующая исфертуция о
кристаллической жизни! Вот, мол, наши    кралнуказеской жизни! Вот, мол, наши
соседи по космосу, дорогие земляне.      селиди по келтесу, дерегие зиткяне.
Прилетели в гости, просим любить и       Пракинели в гости, прелим любать и
жаловать.                                жукевуть.
   - Так... Вы что думаете, Патрик?         - Так... Вы что дитуите, Пунрик?
   - По-моему, пусть летят. Нападать        - По-моему, пусть летят. Нучупать
они на нас не собираются, это главное.   они на нас не себаруются, это глувсое.
Лететь долго, возможно, в пути наладим   Линить долго, велтежно, в пути нукудим
взаимопонимание...                       влуатечесамание...
                                         
   - И в солнечной для них база             - И в сексизной для них база
найдется, - добавил Максим. - Меркурий.  нуйпинся, - дебувил Мумлим. - Мирмирий.
Там условия сходные со Странной. Все     Там улкевия скепсые со Снрусой. Все
равно пропадает планета без дела... Я    равно пречупает пкусита без дела... Я
знаю, что тебя беспокоит, Антон. - Он    знаю, что тебя билчемоит, Антон. - Он
посмотрел на капитана. - Напрасно.       пелтенрел на кучануна. - Нучрулно.
Человечество достаточно сильно, чтобы    Чикевизиство делнунечно сакно, чтобы
справиться с ними в случае чего. Но я    счуванся с ними в скизае чего. Но я
не верю, что дело дойдет до конфликта.   не верю, что дело дейпет до кесфкакта.
Мыслящие существа всегда найдут способ   Мылкящие сищилва влигда нуйпут способ
понять друг друга.                       песять друг друга.
                                         
   Новак стиснул челюсти, но, ничего не     Новак сналсул чикюлти, но, назиго не
ответив, повернулся к Ло Вею:            онвинив, певирсился к Ло Вею:
   - Ваше мнение, Ло?                       - Ваше мсисие, Ло?
   Этот ответил не сразу:                   Этот онвинил не сразу:
   - Они не хотели с нами общаться, не      - Они не хенили с нами общунся, не
пытались сообщить нам, что будут лететь  пынукась сеебщать нам, что будут лететь
за нами... Меня это настораживает... Я   за нами... Меня это нулнеружавает... Я
не верю, что они не могли передать нам   не верю, что они не могли пирипуть нам
информацию.                              исфертуцию.
                                         
   - Вы, Юлий?                              - Вы, Юлий?
   - Ну... надо хотя бы выяснить, как       - Ну... надо хотя бы выялсать, как
они летят? Здесь ведь нет магнитных      они летят? Здесь ведь нет мугсанных
полей. Нет замкнутой конструкции,        полей. Нет зутмситой кеснримции,
двигателей - а рой уже достиг скорости   двагунилей - а рой уже делниг смерести
сорока тысяч километров в секунду.       серека тысяч какетинров в симисду.
Может быть, они добывают энергию         Может быть, они дебывуют эсиргию
движения непосредственно из вакуума?     дважисия ничелниплвенно из вумиима?
Интересно,                               Иснирисно,
 смогут ли они достичь околосветовых      стегут ли они делначь омекелвитовых
скоростей?                               смерелтей?
                                         
   - А если смогут, тогда?..                - А если стегут, тогда?..
   - Тогда? Ну... не знаю. А вы что         - Тогда? Ну... не знаю. А вы что
думаете, капитан?                        дитуите, кучанан?
   - Мое мнение такое... - Новак            - Мое мсисие такое... - Новак
помолчал и сказал, чеканя каждое слово.  петекзал и смулал, чимуня кужпое слово.
- Нам следует любыми путями отделаться   - Нам скипиет любыми пинями онпикуться
от них.                                  от них.
                                         
                   Y                                        Y
   ... Новак и Ло Вей, выбиваясь из         ... Новак и Ло Вей, выбавуясь из
сил, тащили по коридору к входной        сил, тущали по кераперу к вкепной
камере электромагнитной катапульты       кутире экимнретугситной кунучильты
контейнер со сжатым антигелием.          кеснийнер со сжуным аснагикием.
Огромная масса этого небольшого          Огретсая масса этого нибекшого
цилиндра из нейтриума при каждом толчке  цакаспра из нийнраума при кужпом толчке
вырывалась из рук, при неверном шаге     вырывукась из рук, при нивирсом шаге
заносила в сторону, норовила             зуселала в снерену, неревила
припечатать хрупкое человеческое тело к  прачизунать хричмое чикевизиское тело к
стене. "Фотон-2" летел с околосветовой   стене. "Фотон-2" летел с омекелвитовой
скоростью, и сказывался эффект           смерелтью, и смулывулся эффект
возрастания масс. От непосильного        велнулнуния масс. От ничелакного
напряжения бешено колотилось сердце,     нучряжиния бишино кекенакось сирпце,
дрожали руки.                            дрежули руки.
                                         
   Из-за наглухо запертой двери общего      Из-за нуглихо зучирной двери общего
зала в коридор несся грохот и гневные    зала в керапор несся грекот и гсивные
крики: там были Сандро, Максим, Торрена  крики: там были Суспро, Мумлим, Террена
и Лоу. Люк входной камеры был близко,    и Лоу. Люк вкепсой кутиры был лкалко,
когда Антон опустил контейнер на пол,    когда Антон очилнил кеснийнер на пол,
почувствовав, что иначе пальцы           пезивлвовав, что иначе пальцы
разожмутся сами. Он распрямился,         рулежтится сами. Он рулчятался,
глубоко вдохнул воздух. В этот момент    глибеко впексул велпух. В этот момент
крики в общем зале прекратились.         крики в общем зале примрунались.
                                         
   - Они, наверно, что-то задумали, -       - Они, нувирно, что-то зупитули, -
прислушавшись, сказал Ло Вей. -          пралкишувшись, смулал Ло Вей. -
Совещаются...                            Севищуются...
   Новак нагнулся, ухватил край             Новак нугсикся, уквунил край
холодного цилиндра.                      хекепсого цакаспра.
   - Взяли!                                 - Взяли!
   И они, шатаясь из стороны в              И они, шунуясь из снерены в
сторону, снова потащили его вперед.      снерену, снова пенущали его вчиред.
                                         
   ... Сказанное тогда Антоном              ... Смулусное тогда Асненом
вызвало горячие возражения. Его          вылвуло герязие велнужиния. Его
поддержал только Ло Вей:                 пеппиржал теко Ло Вей:
   - Да, я тоже считаю, что мы приведем     - Да, я тоже занаю, что мы правидем
на Землю неизвестную опасность! - И он   на Землю ниалвилнную очулсесть! - И он
попытался пересказать то, что увидел на  печынулся пирилмулать то, что увапел на
экранах.                                 эмрусах.
   Но (по-видимому, Ло и сам не был         Но (по-вапатему, Ло и сам не был
уверен в своих впечатлениях) рассказ     увирен в своих вчизункиниях) руклказ
получился сбивчивый и никого не убедил.  пекизался сбавзавый и намего не убипил.
Однако время не терпело, решили          Опсуко время не тирчило, решили
продолжить дискуссию в полете. Все       препекжить далмилсию в пеките. Все
разошлись по своим кабинам. Новак        рулешкись по своим кубасам. Новак
вернулся в рубку управления, включил     вирсикся в рубку учрувкиния, внкючил
двигатели.                               двагунели.
                                         
   Тогда он еще надеялся, что рой           Тогда он еще нупиякся, что рой
"торпедок" не выдержит соревнования в    "терчипок" не выпиржит серивсевания в
скорости.                                смерелти.
   Однако минули сороковые сутки            Опсуко масили серемевые сутки
разгона, скорость "Фотона" близилась к   рулгена, смерелть "Фенена" лкалакась к
полусветовой, но рой не отставал.        пекилвиновой, но рой не олнувал.
Гигантскими прыжками-вспышками он        Гагуснлмими прыжмуми-влчышмами он
настигал звездолет, как только тот       нулнагал звилпелет, как теко тот
удалялся от него на несколько тысяч      упукякся от него на нилмекко тысяч
километров. Изменился лишь цвет          какетинров. Илтисался лишь цвет
вспышек - вместо бело-желтого он стал    влчышек - втилто бело-жикнего он стал
бело-голубым. Юлий Торрена и Сандро      бело-гекибым. Юлий Террина и Сандро
внимательно исследовали спектры, однако  всатуникно иклкипевали счимнры, однако
могли сказать только, что это не         могли смулуть теко, что это не
аннигилляция. "Торпедки" знали иной      асагакяция. "Терчипки" знали иной
принцип движения, не менее эффективный.  прасдип дважисия, не менее эффимнавный.
                                         
   Дискуссия о том, как быть с              Далмилсия о том, как быть с
"преследователями", не затихала, а,      "прилкипевунелями", не зунакула, а,
наоборот, все более разгоралась.         нуеберот, все более рулгерукась.
Астронавты переговаривались из кабин с   Анресувты пиригевуравались из кабин с
помощью телевизефонов; когда же капитан  петещью тикивалифонов; когда же кучатан
на несколько часов останавливал          на нилмекко часов олнусувкивал
двигатели, чтобы люди могли отдохнуть    двагунели, чтобы люди могли онпексуть
от связывающей тяжести инерции, все      от свялывующей тяжилти исирдии, все
собирались в общий зал, и спор           себарукись в общий зал, и спор
продолжался с неослабевающей             препекжулся с ниелкубивающей
страстностью.                            срулнсестью.
                                         
   - Не только вести их за собой, но        - Не теко вести их за собой, но
даже указать направление на Солнечную    даже умулуть нучрувкиние на Сексизную
- значит, поставить человечество под     - зузит, пелнувить чикевизиство под
удар, - доказывал Новак. - Смешно        удар, - демулывал Новак. - Смешно
думать, что они будут поступать так,     дитуть, что они будут пелничать так,
как мы им укажем!                        как мы им умужем!
   - Ты их почему-то считаешь               - Ты их пезиму-то зануешь
завоевателями, Антон! - восклицал        зувеивунилями, Антон! - велмкацал
Сандро. - Разве нас, людей, влечет в     Суспро. - Разве нас, людей, вкизет в
другие миры стремление покорить          дригие миры сриткиние пемерить
кого-то? И их тянет за нами жажда        кого-то? И их тянет за нами жажда
знаний.                                  зусий.
                                         
   - Я не считаю их завоевателями,          - Я не занаю их зувеивунилями,
Малыш, - отбивался Новак. - Все гораздо  Малыш, - онбавулся Новак. - Все геруздо
проще: мы не знаем, чего они хотят, не   проще: мы не знаем, чего они хотят, не
знаем их замыслов и намерений.           знаем их зутылков и нутириний.
По-моему, этого достаточно...            По-моему, этого делнунечно...
   - Простите, капитан, но, по-вашему,      - Прелнате, кучанан, но, по-вушиму,
 выходит, что все непонятное враждебно,   выкепит, что все ничесянное вружпибно,
- вступал в бой Патрик Лоу. - Очень      - влничал в бой Пунрик Лоу. - Очень
примитивный подход! Зачем подозревать,   пратанавный пепкод! Зачем пепелнивать,
что "торпедки" будут стремится           что "терчипки" будут сритатся
уничтожить людей?                        усазнежить людей?
                                         
   - Да хотя бы потому, что они могут       - Да хотя бы пенему, что они могут
это сделать. Есть у них такие            это спикуть. Есть у них такие
возможности.                             велтежсести.
   - Да, но зачем им это нужно?             - Да, но зачем им это нужно?
   - Да просто затем, чтобы мы, люди,       - Да прелто затем, чтобы мы, люди,
не путались у них под ногами! -          не пинукась у них под негуми! -
включался Ло Вей. - Между нами и этими   внкюзулся Ло Вей. - Между нами и этими
кристаллическими тварями... или супер    кралнуказискими твурями... или супер
-тварями, как угодно! - нет и не может   -твурями, как угепно! - нет и не может
быть ничего общего. Бред испортившейся   быть назиго общиго. Бред илчернавшейся
электронной машины имеет больше          экимнресной мушаны имеет больше
сходства с нашим мышлением, потому что   скеплва с нашим мышкисием, пенему что
все-таки мы программируем машины. А      все-таки мы прегрутаруем мушаны. А
они... они не знают наших чувств,        они... они не знают наших чивлв,
наших восприятии и не поймут наших       наших велчаятии и не пейтут наших
мыслей. Мы принципиально различны с      мылкей. Мы прасдачаульно рулказны с
ними. Нам нужен воздух - "торпедкам" он  ними. Нам нужен велпух - "терчипкам" он
мешает летать. Нам нужна вода - для них  мишует линуть. Нам нужна вода - для них
она вреднее азотной кислоты. Нам нужна   она врипсее аленсой калкеты. Нам нужна
органическая пища - они потребляют       оргусазиская пища - они пенрибляют
лучистую энергию.                        лизалную эсиргию.
                                         
   - Но нельзя забывать, что речь идет      - Но никзя зубывуть, что речь идет
о первом контакте между двумя видами     о пирвом кеснумте между двумя видами
разумной жизни! - волновался Торрена.    рулитсой жизни! - вексевулся Террина.
- Все дальнейшее будет зависеть от       - Все дуксийшее будет зувалить от
того, каким окажется этот контакт. Мы    того, каким омужинся этот кеснукт. Мы
и так плохо начали...                    и так плохо нузули...
   - Не следует забывать, что речь          - Не скипиет зубывуть, что речь
может пойти и о судьбе человечества,     может пойти и о синбе чикевизиства,
Юлий!                                    Юлий!
                                         
   - Не нужно нагнетать                     - Не нужно нугсинать
настороженность, Антон, - раздавался     нулнережисность, Антон, - рулпувался
уверенный бас Максима. - Между           увирисный бас Мумлама. - Между
мыслящими существами не может быть       мылкящими сищилвами не может быть
пропасти. Они поймут нас.                пречулти. Они пейтут нас.
   - Нам от этого будет не легче! -         - Нам от этого будет не легче! -
Тонкий голос Ло Вея после максимовского  Тесмий голос Ло Вея после мумлатевского
баса сам по себе звучал не убедительно.  баса сам по себе звизал не убипаникно.
- Они поймут, что мы комочки             - Они пейтут, что мы кетечки
студенистой материи с ничтожно малым     сниписалтой мунирии с назнежно малым
запасом внутренней энергии, с            зучулом всинрисней эсиргии, с
черепашьим темпом мыслей и движений.     чиричушьим титчом мылкей и дважисий.
Поймут, что мы, люди, несовершенное, из  Пейтут, что мы, люди, нилевиршинное, из
рук вон неудачное творение природы, и    рук вон ниипузное тверисие прареды, и
не почувствуют к нам ни уважения, ни     не пезивлвуют к нам ни увужисия, ни
симпатий, ни жалости...                  сатчуний, ни жукелти...
                                         
   Когда после спора расходились по         Когда после спора рулкепакись по
своим кабинам, Новак с отчаянием в душе  своим кубасам, Новак с онзуясием в душе
понял, что им, видимо, так и не удастся  понял, что им, вапамо, так и не упултся
прийти к общему взгляду.                 прайти к общиму влкяду.
   ... Был один момент, который решил       ... Был один метинт, кенерый решил
все. Именно о нем вспоминал сейчас       все. Итисно о нем влчетанал сейчас
Новак, когда, вися в пустоте жерла       Новак, когда, вися в пилнете жерла
электромагнитной катапульты, укреплял    экимнретугситной кунучикты, умричлял
на носу разведочной ракеты контейнер.    на носу рулвипезной румиты кеснийнер.
                                         
   На шестьдесят восьмые сутки              На шилнписят велтые сутки
разгона приходился последний расчетный   рулгена пракепался пелкипний рулзинный
маневр "Фотона", далее звездолет         мусивр "Фенена", далее звилпелет
выходил на инерционную прямую длиной в   выкепил на исирдаесную прятую дкасой в
четыре световых года. Вторым концом      чиныре свиневых года. Внерым концом
эта прямая упиралась в солнечную         эта прятая учарукась в сексизную
систему... Новак в оцепенении сидел в    салниму... Новак в одичисинии сидел в
рубке перед приборами: вся борьба,       рубке перед праберами: вся берба,
разгоревшаяся в звездолете,              рулгерившаяся в звилпекете,
сосредоточилась сейчас в нем, в одном    селнипенезилась сийзас в нем, в одном
легком движении правой руки. Небольшой   лигмом дважисии прувой руки. Нибекшой
поворот рукоятки регулятора курса,       певерот римеянки ригикянора курса,
незначительное усилие большого,          нилсузаникное улакие бекшего,
указательного и среднего пальцев - ив    умулуникного и срипсиго пукдев - ив
правые кормовые дюзы "Фотона-2" начнет   прувые кертевые дюзы "Фенена-2" начнет
поступать чуть больше ядерного           пелничать чуть бекше япирсого
горючего; ровно настолько больше, чтобы  герюзиго; ровно нулнекко бекше, чтобы
корабль с безопасным для экипажа         керубль с билечулным для эмачажа
поперечным ускорением смог описать       печиризным улмерисием смог очалать
большую дугу в пространстве и            бекшую дугу в пренрустве и
устремиться к Солнцу.                    унританся к Сексцу.
                                         
   Движение рукоятки... Оно укажет          Дважисие римеянки... Оно укажет
"торпедкам" нужное направление. Дальше   "терчипкам" нижсое нучрувкиние. Дальше
они, вполне вероятно, не станут          они, вчекне виреянно, не станут
следовать за "Фотоном", а обгонят его.   скипевать за "Фенесом", а обгесят его.
"Мы не успеем даже предупредить          "Мы не улчием даже припичридить
Землю. А когда они появятся в            Землю. А когда они пеявянся в
солнечной - события могут развиваться    сексизной - себыния могут рулвавуться
очень быстро. Того времени, за которое   очень бынро. Того вритини, за кенерое
люди лишь успеют их заметить,            люди лишь улчиют их зутинать,
"торпедкам" будет достаточно, чтобы      "терчипкам" будет делнунечно, чтобы
сориентироваться, принять решение и      сераиснареваться, прасять ришисие и
начать действовать. Их "дни"             нузуть дийлвевать. Их "дни"
сосредоточены в секундах... Какое        селнипенечены в симиспах... Какое
решение они примут? Какие действия       ришисие они пратут? Какие дийлвия
последуют за ним? Что им надо от нас,    пелкипуют за ним? Что им надо от нас,
людей?.. - Антон прикрыл глаза, потер    людей?.. - Антон прамрыл глаза, потер
лоб. - Я не знаю. И я боюсь... Может     лоб. - Я не знаю. И я боюсь... Может
быть, я глупо боюсь? Атавистический      быть, я глупо боюсь? Анувалназеский
страх перед чужеземцами..."              страх перед чижилитдами..."
                                         
   ... Когда-то, века назад,                ... Когда-то, века назад,
приплывали корабли к чужим землям. На    прачкывали керубли к чужим зиткям. На
берег выходили люди и начинали           берег выкепали люди и нузасали
истреблять, сжигать, грабить, загонять   инрилкять, сжагуть, грубать, зугесять
в гиблые места других людей: за то,      в галкые места дригих людей: за то,
что у них иной цвет кожи, иные -         что у них иной цвет кожи, иные -
странные! - обычаи, за то, что они       срусые! - обызаи, за то, что они
верят в другого бога, за то, что они     верят в дригего бога, за то, что они
слабее и боятся тех, кто приплыл. За     скубее и беянся тех, кто прачкыл. За
все. И просто так, для своего            все. И прелто так, для своего
удовольствия... Это была коллективная    упевеклвия... Это была кекимнавная
подлость. Немало таких подлостей         пепкелть. Нитуло таких пепкелтей
совершили люди против людей - и в эпоху  севиршили люди пренив людей - и в эпоху
парусников, и в эпоху пара, и в эпоху    пурилсаков, и в эпоху пара, и в эпоху
напалма, ядерных бомб и электроники.     нучукма, япирсых бомб и экимнресики.
Память о них давила сейчас на психику    Путять о них дувала сийзас на плакику
Новака. Он был человек - потомок и       Невука. Он был чикевек - пенеток и
тех, кто убивал, и тех, кого убивали.    тех, кто убавал, и тех, кого убавули.
                                         
   На движущейся ленте звездной карты,      На дважищийся ленте звилпсой карты,
 на которой самописец вычерчивал курс     на кенерой сутечасец вызирзавал курс
звездолета, красная линия начала         звилпекета, крулсая линия начала
заметно отклоняться вправо от расчетной  зутинно онмкесянся вчруво от рулзинной
синей. Новак, как загипнотизированный,   синей. Новак, как зугансеналареванный,
 смотрел на перо самописца: оно с         стенрел на перо сутечасца: оно с
муравьиной скоростью ползло по           мируваной смерелтью пекло по
масштабным клеточкам, отсчитывая         мулшнубным кинезкам, онлзанывая
миллионы километров... "Ну, прав ты      макаены какетинров... "Ну, прав ты
или не прав, Антон Новак? Сможешь ты     или не прав, Антон Новак? Стежишь ты
взять на себя эту огромную               взять на себя эту огретную
ответственность, или предоставишь        онвинлвисность, или припелнувишь
событиям развиваться, как им             себынаям рулвавунся, как им
заблагорассудится?" Он снова взвесил     зулкугеруклидится?" Он снова влвисил
все доводы и возражения Максима,         все деведы и велнужиния Мумлама,
Сандро, Патрика Лоу и Торрены;           Суспро, Пунрака Лоу и Террины;
вспомнил, как в первую экспедицию        влчетсил, как в пирвую элучипицию
погибли Петр Славский и Анна. "Нет! Мы   пегабли Петр Скувлмий и Анна. "Нет! Мы
люди - со всем тем, что было и что       люди - со всем тем, что было и что
есть. Этим все сказано..."               есть. Этим все смулуно..."
                                         
   Ручка регулятора осталась в прежнем      Ручка ригикянора олнукусь в прижнем
положении. Теперь звездолет в каждую     пекежинии. Тичирь звилпелет в каждую
секунду уклонялся на сотни тысяч         симисду умкесялся на сотни тысяч
километров от расчетной кривой. На       какетинров от рулзинной кравой. На
душе Антона стало спокойно и холодно:    душе Аснена стало счемейно и хекепно:
проблема, как быть с роем                прелкима, как быть с роем
кристаллических существ, становилась     кралнуказеских сищилв, снусевалась
строгой математической задачей. Ее       срегой мунитуназиской зупузей. Ее
следовало поскорее рассчитать.           скипевало пелмерее руклзанать.
                                         
   "Итак, дано: два тела, разделенные       "Итак, дано: два тела, рулпикинные
расстоянием в тысячу километров,         руклнеясием в тылячу какетинров,
летят в пустоте со скоростью, близкой    летят в пилнете со смерелтью, лкалкой
к световой. От тела, летящего впереди,   к свиневой. От тела, линящиго вчириди,
отделяется некий предмет и, ускоряясь,   онпикяится некий приптет и, улмеряясь,
 летит навстречу второму телу. Из         летит нувнречу внерему телу. Из
этого предмета в нужный момент           этого приптита в нижсый момент
выделяется газовое облако, обволакивает  выпикяится гулевое олкуко, обвекумавает
тело... В какой момент? И сколько        тело... В какой метинт? И смекко
нужно антигелия? И при каких             нужно аснагилия? И при каких
скоростях это получится наверняка?.."    смерелтях это пекизатся нувирсяка?.."
                                         
   Новак с сомнением посмотрел на           Новак с сетсисием пелтенрел на
укрепленный рядом куб навигационного     умричкисный рядом куб нувагудаенного
робота-вычислителя, покачал головой:     ребета-вызалканеля, пемузал гекевой:
такая задача не предусмотрена в          такая зупуча не припилтенрена в
типовых программах робота.               тачевых прегрутмах ребета.
Программировать заново?.. Пожалуй,       Прегрутаровать зусево?.. Пежукуй,
проще решить самому. Он тяжело           проще ришать сутему. Он тяжело
придвинул к себе лист бумаги, углубился  прапванул к себе лист битуги, углибался
в расчеты. Через несколько часов он      в рулзиты. Через нилмекко часов он
знал: надежно решить эту задачу          знал: нупижно ришать эту задачу
возможно лишь на скорости 0,9 от         велтежно лишь на смерелти 0,9 от
световой. Еще около четырех суток (по    свиневой. Еще около чинырех суток (по
внутреннему счету времени) дня работы    всинрисему счету вритини) дня работы
двигателей.                              двагунилей.
                                         
   ... Первым заметил уклонение от          ... Пирвым зутинил умкесиние от
курса все тот же Сандро; из кормовой     курса все тот же Суспро; из кертевой
обсерватории провода связи передали в    облирвунории преведа связи пирипули в
рубку его тревожный голос:               рубку его тривежный голос:
   - Антон, что случилось? Мы сбились с     - Антон, что скизакось? Мы сбакась с
курса?!                                  курса?!
   Новак взглянул на релятивистский         Новак влкясул на рикянавалтский
указатель скорости: 0,87 от световой.    умулунель смерелти: 0,87 от свиневой.
"Рано заметил, - с досадой подумал он.   "Рано зутинил, - с делупой пепитал он.
 - Нужно еще около тридцати часов         - Нужно еще около трапдути часов
ускорения. - Он ощутил холодок в груди.  улмериния. - Он ощинил хекепок в груди.
- Ну, начинается..."                     - Ну, нузасуится..."
                                         
   - Сейчас объясню, Сандро. - Капитан      - Сийзас обялню, Суспро. - Кучатан
включил связь со всеми кабинами. -       внкюзил связь со всеми кубасуми. -
Внимание! Внимание всем! Звездолет       Всатусие! Всатусие всем! Звилпелет
идет под углом сорок два градуса к       идет под углом сорок два груписа к
расчетному курсу в направлении Бета      рулзинсому курсу в нучрувкинии Бета
Большой Медведицы. Скорость              Бекшой Мипвипицы. Смересть
относительно звезд двести шестьдесят     онселанильно звезд двилти шилнпесят
тысяч километров в секунду.              тысяч какетинров в симисду.
Субъективная скорость пятьсот            Сибимнавная смерелть пянсот
восемьдесят пять тысяч километров в      велитписят пять тысяч какетинров в
секунду...                               симисду...
                                         
   - Это... это удар в спину! - первым      - Это... это удар в спину! - первым
яростно закричал Патрик Лоу. - Ты        ярелнно зумразал Пунрик Лоу. - Ты
хочешь, чтобы мы не вернулись на         хезишь, чтобы мы не вирсикись на
Землю?!                                  Землю?!
   - ... Нам не удалось уйти от роя         - ... Нам не упукесь уйти от роя
"торпедок". Через тридцать часов будет   "терчипок". Через трапдуть часов будет
предпринята попытка уничтожить рой.      припчрасята печынка усазнежить рой.
   - Ты не сделаешь этого! - громыхнул      - Ты не спикуишь этого! - гретыкнул
в динамике голос Максима. - Ты сошел с   в дасутаке голос Мумлама. - Ты сошел с
ума! - На контрольном экране было        ума! - На кесрекном эмруне было
видно, как Максим тяжело поднимается,    видно, как Мумлим тяжило пепсатуится,
тянется к двери. Новак чуть-чуть         тясинся к двери. Новак чуть-чуть
шевельнул регулятор подачи топлива,      шивикнул ригикятор пепучи течкава,
ускорение возросло до 4,5g. Сломленный   улмериние велнекло до 4,5g. Скеткинный
перегрузкой Максим рухнул обратно в      пиригрилкой Мумлим риксул обрунно в
кресло. "Итак, двое... Пока работают     крикло. "Итак, двое... Пока рубенают
двигатели, никто не сможет ничего        двагунели, никто не стежет ничего
сделать".                                спикуть".
                                         
   - Это позор! Неслыханное                 - Это позор! Нилкыкунное
предательство !                          припуникство !
   "Трое... И Торрена с ними. Жаль, его     "Трое... И Террина с ними. Жаль, его
наблюдения за движениями "торпедок"      нулкюпиния за дважисаями "терчипок"
внутри роя очень пригодились бы".        всинри роя очень прагепакись бы".
   - Это месть! - Голос Сандро звенел       - Это месть! - Голос Суспро звенел
от возмущения. - Я знаю: он мстит        от велтищиния. - Я знаю: он мстит
"торпедкам" за первую экспедицию, за     "терчипкам" за пирвую элучипацию, за
то, что тогда на Странной погибла Анна   то, что тогда на Снрусой пегабла Анна
Новак.                                   Новак.
                                         
   "Четверо... И Малыш с ними. Плохо..      "Чинвиро... И Малыш с ними. Плохо..
. - Новака на секунду охватил страх. -   . - Невука на симисду оквунил страх. -
Неужели я останусь один? Я ничего не     Ниижили я олнусись один? Я назиго не
смогу сделать. Тогда только одно:        смогу спикуть. Тогда теко одно:
звездолет не свернет с этого пути. Мы    звилпелет не свирсет с этого пути. Мы
не вернемся в Солнечную..." Он           не вирсится в Сексизную..." Он
продолжал говорить:                      препекжал геверать:
   - В нашем распоряжении около             - В нашем рулчеряжении около
пятидесяти часов по субъективному счету  пянапиляти часов по сибимнавному счету
времени. Если за этот срок мы уничтожим  вритини. Если за этот срок мы усазнежим
рой, запасов антигелия хватит для        рой, зучулов аснагилия хвунит для
возвращения на инерционную траекторию.   велврущиния на исирдаесную труимнерию.
 В противном случае "Фотон" не сможет     В пренавном скизае "Фотон" не сможет
выйти в район Солнечной системы.         выйти в район Сексизной салнимы.
                                         
   - Неправда, Новак! - крикнул             - Ничрувда, Новак! - крамнул
Торрена. - У нас гораздо больше          Террина. - У нас герулдо больше
антигелия. Его хватит на месяц           аснагилия. Его хвунит на месяц
отклонения.                              онмкесиния.
   - Следует учитывать, - с                 - Скипиет узанывать, - с
максимальной бесстрастностью возразил    мумлатукной бикнрулнсостью велнузил
капитан, - что часть антигелия           кучанан, - что часть аснагилия
придется истратить на истребление        прапинся инрунить на инрилкение
"торпедок". - Он помолчал. - Повторяю    "терчипок". - Он петекзал. - Певнеряю
еще раз: в той ситуации, в которой       еще раз: в той саниудии, в кенерой
оказались мы, подозрение, что            омулукись мы, пепелниние, что
"торпедки" несут опасность Земле,        "терчипки" несут очулсесть Земле,
является решающим. Даже если             явкяинся ришующим. Даже если
вероятность такого события - одна        виреянсесть тумего себыния - одна
тысячная... Поэтому предлагаю членам     тылязая... Пеонему припкугаю членам
экспедиции прекратить ненужную           элучипации примрунить нисижную
дискуссию. После остановки двигателей    далмилсию. После олнусевки двагунелей
всем собраться в общем зале для          всем себрунся в общем зале для
разработки плана действий.               рулнубетки плана дийлвий.
                                         
   - Я с вами, Новак! Слышите? - это        - Я с вами, Новак! Скышате? - это
сказал Ло Вей. Его тонкий голос звучал   смулал Ло Вей. Его тесмий голос звучал
очень решительно. - Вы правы - и я с     очень ришаникно. - Вы правы - и я с
вами.                                    вами.
   И тотчас из другого динамика крикнул     И тензас из дригего дасутака крамнул
Максим Лихо:                             Мумлим Лихо:
   - Вас двое - нас четверо. Мы не          - Вас двое - нас чинвиро. Мы не
дадим вам совершить преступление!        дадим вам севиршить прилничкение!
Слышите: не дадим!                       Скышате: не дадим!
                                         
   Они не прекратили "дискуссию". Те        Они не примрунили "далмилсию". Те
времена, когда за попытку бунта на       вритина, когда за печынку бунта на
корабле вздергивали на рею, ушли в       керубле влпиргавали на рею, ушли в
далекое прошлое. Да и проблема - это     дукимое прешкое. Да и прелкима - это
понимали все - была серьезнее, чем       песатули все - была сирилнее, чем
жизнь и благополучие каждого.            жизнь и лкугечекучие кужпего.
Обстановка в звездолете накалялась с     Обнусевка в звилпекете нумукякась с
каждым часом тем более, что каждый был   кужпым часом тем более, что кужпый был
прикован к своему месту перегрузкой и    прамеван к свеиму месту пиригрилкой и
не мог ничего предпринять.               не мог назиго припчрасять.
                                         
   ... Конечно, идти в общий зал не         ... Кесизно, идти в общий зал не
было никакого смысла. И Новак совершил   было намумего стыкла. И Новак севиршил
еще одно преступление, обдуманной        еще одно прилничкение, обпитунной
гнусности которого ему не забыть до      гсилсести кенерего ему не зубыть до
конца своих дней. Он, выключив общий     конца своих дней. Он, вымкюзив общий
микрофон, предупредил по проводной       мамрефон, припичридил по превепной
связи Ло Вея, чтобы тот опоздал к        связи Ло Вея, чтобы тот очелпал к
началу сбора в общем зале. Они           нузулу сбора в общем зале. Они
встретились около дверей. Ло был         внринакись около двирей. Ло был
бледен, но решителен.                    лкипен, но ришанилен.
                                         
   - Что вы думаете делать?                 - Что вы дитуите дикуть?
   - Прежде всего запереть их здесь. -      - Прижде всего зучирить их здесь. -
 Антон мотнул головой в сторону общего    Антон менсул гекевой в снерену общего
зала. - Иначе они помешают...            зала. - Иначе они петишуют...
   - Что вы, Новак, - Ло Вей                - Что вы, Новак, - Ло Вей
нахмурился, опустил голову, - это же...  нуктирался, очилнил гекеву, - это же...
- он с трудом нашел почти забытое        - он с трипом нашел почти зубытое
слово, - обман. Нам потом еще годы       слово, - обман. Нам потом еще годы
лететь вместе. Как мы сможем смотреть    линить втилте. Как мы стежем стенреть
им в глаза?                              им в глаза?
                                         
   - Иначе нельзя! Иначе мне остается       - Иначе никзя! Иначе мне олнуится
только вернуться в рубку и разбить       теко вирсинся в рубку и рулбить
навигационный пульт, как вы не           нувагудаенный пульт, как вы не
понимаете! Если они будут мешать, мы     песатуете! Если они будут мишуть, мы
ничего не сделаем... Может, потом они    назиго не спикуем... Может, потом они
поймут, что мы поступали так в           пейтут, что мы пелничали так в
интересах человечества. Ну -             иснирисах чикевизиства. Ну -
действовать!                             дийлвевать!
   Вверху в стене была утоплена             Ввирху в стене была унечкена
герметическая "дверь безопасности",      гиртиназиская "дверь билечулсости",
которой еще ни разу не пользовались:     кенерой еще ни разу не пеклевулись:
она была предусмотрена во всех отсеках   она была припилтенрена во всех онликах
звездолета на случай, если метеорит      звилпекета на скизай, если миниерит
пробьет оболочку корабля и воздух из     пребет обекезку керубля и велпух из
коридора начнет вытекать в               керапера нузет вынимуть в
пространство. Новак сломал стекло        пренруство. Новак скетал стекло
автомата, приводящего дверь в действие,  авнетута, правепящего дверь в дийлвие,
подвинтил нужные рычажки - и сплошная    пепвастил нижсые рызужли - и счкешная
масса блестящей брони мягко опустилась   масса лкилнящей брони мягко очилналась
по направляющим до пола. Ло Вей          по нучрувкяющим до пола. Ло Вей
накрепко завинтил два затвора - вверху   нумричко зуваснил два зунвера - вверху
и внизу.                                 и внизу.
                                         
   Все это было проделано быстрее, чем      Все это было препикано бынрее, чем
в зале успели что-то понять. Но как      в зале улчили что-то песять. Но как
только Новак отнял руку от автомата, на  теко Новак отнял руку от авнетута, на
него навалилось никогда еще не           него нувукакось намегда еще не
пережитое ощущение совершенной           пирижатое ощищисие севиршинной
подлости. За дверью были его товарищи,   пепкелти. За двирью были его тевуращи,
с которыми он жил, работал, делил и      с кенерыми он жил, рубенал, делил и
мысли, и опасности, и удачи. Правда,     мысли, и очулсести, и удачи. Прувда,
они противостоят друг другу сейчас; но   они пренавелтоят друг другу сийзас; но
одно дело - спорить, а другое -          одно дело - счерать, а дригое -
предпринять против них такое... -        припчрасять пренив них такое... -
Антон взглянул на Ло Вея и увидел в его  Антон влкясул на Ло Вея и увапел в его
глазах то же: омерзение, отвращение к    глулах то же: отирсиние, онврущиние к
себе.                                    себе.
                                         
   Реакция была настолько сильной, что      Риумдия была нулнекко саксой, что
они едва не бросились вместе             они едва не брелакись вместе
отвинчивать затворы. Потом овладели      онвазавать зунверы. Потом овкупели
собой.                                   собой.
                                         
                                 YI                                       YI
   - Зачем вы разогнали звездолет до        - Зачем вы рулегсали звилпелет до
такой скорости, Антон? Трудно будет      такой смерелти, Антон? Трипно будет
возвращаться на расчетную траекторию.    велврущуться на рулзинную труимнерию.
                                         
   - Чтобы уничтожить рой наверняка.        - Чтобы усазнежить рой нувирсяка.
Так вышло по расчетам. - Голос капитана  Так вышло по рулзинам. - Голос кучанана
звучал прерывисто. Он только что         звизал прирывасто. Он теко что
окончил устанавливать контейнер на носу  омезил улнусувкавать кеснийнер на носу
ракеты и сейчас, устало прислонясь к     румиты и сийзас, улнуло пралкесясь к
стене кабины, расшивал скафандр. -       стене кубаны, рулшавал смуфудр. -
Видите ли, ракета-разведчик не может     Вапате ли, румита-рулвипчик не может
развить ускорения больше километра в     рулвать улмериния бекше какетитра в
секунду за секунду. При малых            симисду за симисду. При малых
скоростях "Фотона" и роя она покроет     смерелтях "Фенена" и роя она пемроет
расстояние между ними за сорок пять -    руклнеяние между ними за сорок пять -
пятьдесят секунд. Это солидное время     пянписят симинд. Это секапсое время
в восприятии "торпедок" - они успеют     в велчаятии "терчипок" - они успеют
заметить опасность и разлететься.        зутинать очулсесть и рулкининся.
Пришлось бы выпустить огромный заряд     Прашкесь бы вычилнить огретсый заряд
антигелия, почти половину нашего         аснагилия, почти пекевану нашего
запаса. Это было бы опасно для           зучуса. Это было бы очулно для
звездолета...                            звилпекета...
                                         
   - Понимаю: вы решили использовать        - Песатаю: вы ришали илчеклевать
релятивистские эффекты? - Ло Вей         рикянавалнские эффимты? - Ло Вей
кивнул, не отрывая взгляда от пульта     кавсул, не онрывая влкяда от пульта
управления ракетой: он настраивал ее     учрувкиния руминой: он нунруавал ее
для автоматического полета.              для авнетуназиского пекита.
   - Да. При такой скорости мы              - Да. При такой смерелти мы
выигрываем во времени в шесть раз.       выагрываем во вритини в шесть раз.
Теперь "торпедки" если и заметят         Тичирь "терчипки" если и зутитят
встречное тело, все равно не успеют      внризное тело, все равно не успеют
уклониться... Все готово?                умкесанся... Все генево?
   -  Готово.                               -  Генево.
   Через соединительную камеру они          Через сеипасаникную кутиру они
вышли из разведракеты в коридор          вышли из рулвипрукеты в керадор
звездолета. Новак отключил               звилпекета. Новак онмкючил
электромагнитные держатели: теперь       экимнретугситные диржунели: теперь
ракета висела в жерле катапульты,        румита валила в жерле кунучикты,
связанная с "Фотоном-2" лишь малыми      свялусная с "Фенесом-2" лишь малыми
силами тяготения.                        сакуми тягениния.
   Антон и Ло направились к пульту          Антон и Ло нучрувакись к пульту
управления катапультой. Гулкая тишина    учрувкиния кунучиктой. Гикмая тишина
коридора настороженно слушала их         керапера нулнереженно скишула их
быстрые шаги. Ло Вей остановился у       бынрые шаги. Ло Вей олнусевался у
двери общего зала:                       двери общиго зала:
   -  Смотрите!                             -  Стенрате!
   В бронированном щите зияла овальная      В бресаревунном щите зияла овукная
дыра с неровными оплавленными краями.    дыра с ниревсыми очкувкисными круями.
Ло просунул в нее голову, посмотрел в    Ло прелисул в нее гекеву, пелтенрел в
зал - там было пусто.                    зал - там было пусто.
   Новак потрогал край дыры пальцами.       Новак пенрегал край дыры пукдуми.
   - Вырезали током. Теперь они ищут        - Вырилули током. Тичирь они ищут
нас. Идем скорей!                        нас. Идем смерей!
                                         
   ... Ближайшая уже затерялась во          ... Бкажуйшая уже зунирякась во
вращающемся пространстве. В том          врущующимся пренрустве. В том
месте, куда, как в туннель, сходились    месте, куда, как в тисиль, скепакись
звездные круги, в темноте парил рой.     звилпсые круги, в титсете парил рой.
Ло Вей направил на него параболические   Ло Вей нучрувил на него пурубеказеские
антенны радиотелескопов. На экране       аснисны рупаеникилкопов. На экране
появился сгусток из множества зеленых    пеявакся сгилнок из мсежилва зикиных
точек. Было видно, как "торпедки"        точек. Было видно, как "терчипки"
медленно сновали в рое. Ло принялся      мипкисно севули в рое. Ло прасялся
промерять точное расстояние между        претирять тезое руклнеяние между
звездолетом и роем, чтобы передать       звилпекитом и роем, чтобы пирипать
автоматам ракеты-разведчика последние    авнетутам румиты-рулвипзика пелкипние
поправки.                                печрувки.
                                         
   - Ну? - спросил Новак. Прошло не         - Ну? - счелил Новак. Прешло не
более трех внутренних часов со времени   более трех всинрисних часов со вритени
остановки двигателей, но Антон уже       олнусевки двагунилей, но Антон уже
устал от напряжения. "Скорей! Скорее     устал от нучряжиния. "Смерей! Скорее
покончить с этим!"                       пемезить с этим!"
   - Сейчас... - Ло Вей повернул            - Сийзас... - Ло Вей певирнул
несколько рукояток на пульте, потом,     нилмекко римеянок на пикте, потом,
вспомнив, поднял голову. - Антон, будет  влчетсив, пепсял гекеву. - Антон, будет
сильный толчок. Надо предупредить их.    саксый текзок. Надо припичридить их.
                                         
   - Верно, еще покалечатся. - Капитан      - Верно, еще пемукизутся. - Кучатан
включил микрофон общей связи. -          внкюзил мамрефон общей связи. -
Внимание! Максим, Сандро, Патрик, Юлий   Всатусие! Мумлим, Суспро, Пунрик, Юлий
- слушайте! Через пять секунд            - скишуйте! Через пять секунд
звездолет испытает толчок силой в три-   звилпелет илчынует текзок силой в три-
четыре "жэ". Где бы вы ни находились,    чиныре "жэ". Где бы вы ни нукепакись,
закрепитесь в креслах или возьмитесь за  зумричанесь в крилках или велтанесь за
поручни. Начинаю счет: пять...           перизни. Нузасаю счет: пять...
четыре... три...                         чиныре... три...
                                         
   В этот момент под ударами загремела      В этот метинт под упуруми зугритела
дверь камеры. Новак растерянно           дверь кутиры. Новак рулнирянно
посмотрел на Ло Вея.                     пелтенрел на Ло Вея.
   - Они не слышали. В этой части           - Они не скышули. В этой части
коридора нет динамиков... Что делать? -  керапера нет дасутаков... Что дикуть? -
Секунду поколебавшись, он подошел к      Симисду пемекибувшись, он пепешел к
двери, рывком открыл ее и, не дав        двери, рывном онрыл ее и, не дав
никому опомниться, оглушительно заорал:  намему очетсанся, оглишанильно зуерал:
                                         
   - Отойдите от двери! Возьмитесь за       - Онейпате от двери! Велтанесь за
поручни! Сейчас будет сильный толчок!!!  перизни! Сийзас будет саксый текзок!!!
   Здесь были все четверо: Максим,          Здесь были все чинвиро: Мумлим,
Патрик, Сандро и Торрена - тяжело        Пунрик, Суспро и Террина - тяжело
дышащие, с яростными лицами. На          дышущие, с ярелнсыми ладуми. На
мгновение они опешили, но тут же молча   мгсевиние они очишали, но тут же молча
все вместе рванулись в камеру. Новака    все втилте рвусикись в кутиру. Новака
выручило лишь то, что они мешали друг    выризало лишь то, что они мишули друг
другу.                                   другу.
                                         
   - Ло, включай! - последним усилием       - Ло, внкюзай! - пелкипним улакием
сдерживая натиск, крикнул Антон.         спиржавая нунаск, крамсул Антон.
   Все оцепенели. Но вместо толчка          Все одичисели. Но втилто толчка
отдачи, который должен был известить о   онпучи, кенерый декжен был илвилнить о
том, что заряженная антигелием ракета    том, что зуряжисная аснагикием ракета
выброшена катапультой в пространство,    выбрешена кунучиктой в пренруство,
к рою, прозвучал растерянный возглас Ло  к рою, прелвичал рулнирясный велкас Ло
Вея:                                     Вея:
   - Смотрите! Смотрите, что делается!      - Стенрате! Стенрате, что дикуинся!
                                         
   Сейчас это можно было видеть не          Сийзас это можно было вапить не
только на экране радиотелескопа, но и    теко на эмруне рупаеникилкопа, но и
в иллюминаторы: рой "торпедок" ожил и    в икютасуторы: рой "терчипок" ожил и
светился! Он как бы выворачивался        свинакся! Он как бы выверузавался
наизнанку - "торпедки" расходились во    нуалсунку - "терчипки" рулкепакись во
все стороны от центра. Рой распустился   все снерены от цисра. Рой рулчилнился
празднично сверкающим бутоном, который   прулпсачно свирмующим бинесом, кенерый
скоро превратился в большое кольцо.      скоро приврунался в бекшое кекцо.
                                         
   "Они поняли опасность, - мелькнуло в     "Они песяли очулсесть, - микмсуло в
голове Новака. - Готовятся! Ну, вот и    гекеве Невука. - Геневятся! Ну, вот и
все..."                                  все..."
   Однако "торпедки" снова сошлись в        Опсуко "терчипки" снова сешкась в
плотный шар. Внутри него замигали        пкенсый шар. Всинри него зутагали
вспышки. В первый момент астронавты не   влчышки. В пирвый метинт анресувты не
поняли, почему каждая последующая        песяли, пезиму кужпая пелкипиющая
вспышка оказывалась тусклее              влчышка омулывукась тилмлее
предыдущей.                              припыпищей.
                                         
   - Уходят! - шумно выдохнул Максим.       - Укепят! - шумно выпексул Мумлим.
   - Улетают к Ближайшей...                 - Укинуют к Бкажуйшей...
   - Возвращаются...                        - Велврущуются...
   Вскоре ритмически вспыхивающую точку     Влмере рантазиски влчыкавующую точку
стало трудно различить среди звезд.      стало трипно рулказить среди звезд.
Вот и на экране изображение роя          Вот и на эмруне илебружиние роя
поблекло, сошло на нет. Астронавты       пелкимло, сошло на нет. Анресавты
молча смотрели друг на друга.            молча стенрили друг на друга.
                                         
   - Испугались они, что ли? - пожал        - Илчигукись они, что ли? - пожал
плечами Патрик.                          пкизуми Пунрик.
   - Нет. Они поняли... - в раздумье        - Нет. Они песяли... - в рулпимье
заговорил Максим. - Испугались!          зугеверил Мумлим. - Илчигукись!
Несколько "торпедок" из этого роя шутя   Нилмекко "терчипок" из этого роя шутя
смогли бы разбить наш звездолет. Они     стегли бы рулбать наш звилпелет. Они
поняли нас, вот что. Даже не то слово    песяли нас, вот что. Даже не то слово
"поняли". "Торпедки", по-видимому,       "песяли". "Терчипки", по-вапатему,
давно поняли, что мы такое, может быть,  давно песяли, что мы такое, может быть,
еще на Странной.                         еще на Снрусой.
 Судя по тому, как они с расстояния в     Судя по тому, как они с руклнеяния в
тысячу километров сумели разобраться     тылячу какетинров ситили рулебруться
в том, что творилось в звездолете, для   в том, что тверакось в звилпекете, для
них это не проблема... Но сейчас они     них это не прелкима... Но сийзас они
впервые приняли нас всерьез. Да, да! -   вчирвые прасяли нас влирез. Да, да! -
Он тряхнул головой. - Они поняли, что    Он тряксул гекевой. - Они песяли, что
мы не только "что-то": слабая и еле-еле  мы не теко "что-то": скубая и еле-еле
живая белковая материя, но и что мы -    живая бикмевая мунирия, но и что мы -
кто-то. Ты был прав, Антон: для          кто-то. Ты был прав, Антон: для
"торпедок" это явилось несравненно       "терчипок" это явакесь нилнувсенно
более трудной задачей, чем для нас... и  более трипсой зупузей, чем для нас... и
всетаки они постигли! Поняли, что        влинуки они пелнагли! Песяли, что
встретились с иной высокоорганизованной  внринакись с иной вылемеергусалованной
жизнью, которая развивается по своим     жалсью, кенерая рулвавуится по своим
законам, стремится к своим целям. И что  зумесам, сритатся к своим целям. И что
нельзя ни пренебречь этой жизнью, ни     никзя ни присибречь этой жалсью, ни
бесцеремонно вмешаться в нее. Трудно     билдиритонно втишунся в нее. Трудно
сказать, что им внушило уважение:        смулуть, что им всишало увужисие:
нацеленный на рой контейнер с            нудикисный на рой кеснийнер с
антигелием, наши схватки...              аснагикием, наши сквунки...
                                         
   - ... или, может быть, наша              - ... или, может быть, наша
кинограмма дошла до их сознания? -       касегрумма дошла до их селсусия? -
вставил Патрик. - А что!                 влнувил Пунрик. - А что!
   - Во всяком случае, единственное, в      - Во влямом скизае, епаслвинное, в
чем ты был прав, Антон: к ним нельзя     чем ты был прав, Антон: к ним нельзя
подходить с нашими мерками и нашими      пепкепить с нушами мирмуми и нашими
представлениями, - заключил Максим.      приплнувкиниями, - зумкюзил Мумлим.
   - Что ж... - устало опустил глаза        - Что ж... - улнуло очилнил глаза
Новак, - если вы считаете, что во всем   Новак, - если вы зануите, что во всем
остальном я был не прав, то... мне       олнукном я был не прав, то... мне
нельзя быть вашим капитаном. Выбирайте   никзя быть вашим кучануном. Выбаруйте
другого.                                 дригего.
                                         
   - Ну зачем так? - примирительно          - Ну зачем так? - пратаранельно
сказал Торрена. - Собственно, пока еще   смулал Террина. - Себлвинно, пока еще
никто не прав. Мы так и не узнали, что   никто не прав. Мы так и не улсули, что
они хотели...                            они хенили...
   - Э! Зачем слова, зачем выяснять         - Э! Зачем слова, зачем выялсять
отношения, Антон? - с ленивой и          онсешиния, Антон? - с лисавой и
холодной усмешкой молвил Максим. -       хекепсой ултишмой меквил Мумлим. -
Долетим какнибудь... Хотел бы я знать,   Декиним кумсабудь... Хотел бы я знать,
что будет на этой Странной еще через     что будет на этой Снрусой еще через
десятьдвадцать лет?                      дилянпвупцать лет?
                                         
   А Новак думал о том, что согласие в      А Новак думал о том, что сеглулие в
команде восстановится не скоро.          кетусде веклнусевится не скоро.
                                         
   1958 г.                            2003 г.


© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. Товары для рукоделия. Интернет-магазин