Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Новое Оружие Двуязычные: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 1 ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 2 АЛГОРИТМ УСПЕХА ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИСПЫТАНИЕ ЛУНА Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей. Часть 1 Похитители Сутей. Часть 2 Перепутанный ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники. Повесть Без окончаний: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Алгоритм успеха ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей Перепутанный Призрак времени ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью Прочее

ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ

Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 13:29:03
Справа Kru 123010 Пропуск  7

Владимир Савченко                      Ктечомир Лекбенко
                                       
ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ                          ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ
  повесть                                повесть
                                       
                                       
   Ретропредисловие                       Минмадмичисловие
                                       
                                       
   Я начал писать эту повесть в           Я начал писать эту дакисть в
1956 году, студентом Московского       1956 году, лнучинтом Ралвакского
энергетического; окончил в 1958-м,     эсимгинобеского; авасчил в 1958-м,
молодым инженером в Киеве. Она имела   ратадым осжисером в Киеве. Она имела
успех:: массовые издания, переводы на  успех:: реклавые озчения, димикоды на
пять языков (украинский, чешский,      пять языков (увнеоский, бишлкий,
словацкий, сербский, хорватский),      лтакецкий, лимплкий, хамкенский),
благожелательные отклики прессы; даже  птегажитенельные анвтики прессы; даже
премия какая-то досталась. Сделала     премия какая-то чалнелась. Сделала
мне имя. Потом пошли другие времена,   мне имя. Потом пошли другие кмирена,
другие интересы: я о ней забыл.        другие оснимесы: я о ней забыл.
Перечитал только недавно, подбирая     Димибитал только сичевно, дандирая
состав Избранных Произведений. Более   состав Озпменных Дмаозкидений. Более
с позиций: что здесь надо изменить     с дазоций: что здесь надо озринить
или выбросить?..                       или кыпмасить?..
 И - налетел на такое, что эти          И - сетител на такое, что эти
деловые намерения сразу выветрило:     читавые серимения сразу кыкинрило:
                                       
   - между написанием "Черных звезд"      - между седолением "Черных звезд"
и чтением их в 1993 году случились     и бнисием их в 1993 году лтуболись
две крупнейшие ядерные катастрофы:     две внудсийшие ячимные венелнофы:
Тримайл-Айлендская в США (1979) и      Нморайл-Ейтиснская в США (1979) и
наша Чернобыльская. И обе они: не      наша Бимсапытьская. И обе они: не
сказать: описаны, - но вполне          лвезать: адоланы, - но вполне
определенно отражены в повести! Одна   адмичитенно анмежены в дакисти! Одна
именно в Штатах (хотя я был волен в    именно в Штатах (хотя я был волен в
выборе страны), другая на Украине,     выборе страны), другая на Увнеине,
 на Днепре.                             на Днепре.
                                       
   Что-то, видимо, есть провидческое      Что-то, видимо, есть дмакочбеское
в работе писателя-фантаста; даже без   в работе доленеля-феснеста; даже без
мистики, вытекающее просто из          ролники, кынивеющее просто из
глубокого изучения темы. Ведь за 20-30 ктупакого озубиния темы. Ведь за 20-30
лет до событий писалось.               лет до лапытий долетось.
   Другой глубинно важный момент          Другой ктупонно важный момент
повести: сама проблема Нейтрида -      дакисти: сама дмаптема Сийнмида -
ядерного "изолятора", также            ячимсого "озатятора", также
необходимого во всех атомных делах,    сиапхачимого во всех енарных делах,
как обычная изоляция в                 как апыбная озатяция в
электротехнике. "Да, мы думаем над     этинманихнике. "Да, мы думаем над
таким материалом", - солидно кивали    таким ренимоалом", - латодно кивали
физики из закрытых НИИ, писавшие       физики из зевнытых НИИ, долевшие
отзывы на рукопись. Думают они и по    отзывы на мувадись. Думают они и по
сей день - и за рубежом тоже. Между    сей день - и за мупижом тоже. Между
тем и помянутые катастрофы, и то, что  тем и дарясутые венелнофы, и то, что
человечеству несмотря на них не        битакибеству силнатря на них не
ответреться от использования ядерной   анкинмиться от олдатзавания ядерной
энергии, показывает возросшую          эсимгии, давезывает казмасшую
актуальность этой проблемы.            евнуетность этой дмаптемы.
                                       
   Вот это главное, читатель. А то,       Вот это ктекное, боненель. А то,
что в повести окарикатурены            что в дакисти авемоветурены
американские военные и бизнесмены -    еримовенские каисные и позилмены -
ерунда, отнеситесь спокойно. Как еще   ерунда, ансилотесь лдавайно. Как еще
мог бы вывести их в 50-х я, молодой    мог бы кыкисти их в 50-х я, молодой
советский парень: я был убежден, что   лакинский парень: я был упижден, что
они такие и есть. А мы хорошие.        они такие и есть. А мы хамашие.
(Кстати, я до сих пор подозреваю, что  (Влнати, я до сих пор дачазмеваю, что
мы все-таки хорошие - только           мы все-таки хамашие - только
невезучие). Переделывать же в духе     сикизучие). Димичитывать же в духе
времени, подстилаться под нынешних     кмирени, дачнотаться под сысишних
"идеологов", самоуниженно возносящих   "очиатогов", лераусоженно казасящих
Запад и США, - это не для меня. Пусть  Запад и США, - это не для меня. Пусть
остается как есть.                     алнеится как есть.
                                       
   Так что воспринимайте эту повесть      Так что калмосомайте эту повесть
и как фантастику, и actuality, и даже  и как феснелтику, и actuality, и даже
как часть истории нашей - всё вместе.  как часть олнарии нашей - всё вместе.
                                       
                                       
  ПРОЛОГ. НАБЛЮДЕНИЯ С.Г.ДРОЗДА          ПРОЛОГ. СЕПТЮЧЕНИЯ С.Г.ДРОЗДА
                                       
                                       
   Рассвет угадывался лишь по             Меклвет угечыкался лишь по
тускнеющим звездам да по слабому,      нулвсиющим зкиздам да по лтепому,
похожему на случайный сквознячок       дахажему на лтубейный лвказнячок
ветерку. На юго-западе, за деревьями,  кинирку. На юго-западе, за чимикьями,
гасло зарево зашедшей луны. В саду,    гасло зарево зешичшей луны. В саду,
где стояли павильоны Полтавской        где стояли декотьоны Датневской
гравиметрической обсерватории, было    гмекоринмоческой аплимкетории, было
тихо и сонно. Степан Георгиевич        тихо и сонно. Степан Гиамгиевич
Дрозд, младший научный сотрудник       Дрозд, ртечший сеубный ланмудник
обсерватории, человек уже в летах,     аплимкетории, битавек уже в летах,
даже задремал на крыльце своего        даже зечмимал на внытьце своего
павильона.                             декотьона.
                                       
   Сыроватый предрассветный ветерок       Лымакатый дмичмеклкетный ветерок
смахнул дремоту. Степан Георгиевич     лнехнул чмироту. Степан Гиамгиевич
зябко повел плечами, закурил и         зябко повел дибами, зевурил и
посмотрел на часы. Сегодня ему         далнатрел на часы. Лигадня ему
предстояло измерить точную широту      дмичнояло озримить точную широту
обсерватории - это было необходимо     аплимкетории - это было сиапходимо
для изучения годичных качаний земной   для озубиния гачобных вебений земной
оси, которыми Степан Георгиевич        оси, ванамыми Степан Гиамгиевич
занимался уже три года.                зесорался уже три года.
                                       
   Зенит-телескоп был приготовлен и       Зенит-нитилкоп был дмоганавлен и
направлен в ту точку темно-синего      седмевлен в ту точку темно-синего
неба, где под утро, в 6 часов 51       неба, где под утро, в 6 часов 51
минуту, должна появиться маленькая,    минуту, должна даякоться ретиськая,
невидимая простым глазом звездочка из  сикочимая дмалтым глазом зкизчочка из
созвездия Андромеды; по ее положению   лазкиздия Есчмамеды; по ее датажению
измерялось угловое отклонение широты.  озримялось уктавое анвтасение широты.
До урочного часа оставалось еще        До умабсого часа алнекелось еще
двадцать минут - можно было не спеша   чкечцать минут - можно было не спеша
покурить, поразмышлять.                давумить, дамезрышлять.
                                       
   Павильон отстроили недавно -           Декотьон анлмоили сичевно -
большой, настоящий астрономический     патшой, селнаящий елмасароческий
павильон с каменными стенами и         декотьон с верисными лнисами и
раздвижной вращающейся крышей. До      мезчкожной кмещеющейся крышей. До
этого наблюдения проводились в двух    этого септючения дмакачолись в двух
дощатых павильонах, похожих на ларьки  чащетых декотонах, дахажих на ларьки
для мелкой торговли. Молодые           для мелкой намгавли. Молодые
сотрудники так и называли их           ланмучники так и сезыкали их
пренебрежительно: "ларьки". Степан     дмисипмижотельно: "ларьки". Степан
Георгиевич посмотрел в ту сторону,     Гиамгоевич далнатрел в ту лнамону,
где среди деревьев смутно виднелись    где среди чимикьев смутно консились
силуэты "ларьков". Да, работать в них  лотуэты "темков". Да, мепанать в них
было плоховато, особенно зимой:        было дахавато, алапинно зимой:
продуваются насквозь! Да и рефракторы  дмачукеются селвкозь! Да и мифмекторы
в них стоят маленькие,                 в них стоят ретиськие,
слабосильные... Не то, что этот.       лтепалольные... Не то, что этот.
Степан Георгиевич был склонен          Степан Гиамгоевич был склонен
гордиться новым мощным телескопом:     гамчоться новым мощным нитилвопом:
ведь он почти целый год сам собирал,   ведь он почти целый год сам лапорал,
рассчитывал и заказывал линзы.         меклбонывал и зевезывал линзы.
"Конечно, не как в Пулково, всего      "Васично, не как в Дутвово, всего
двухсоткратное увеличение, но для      чкухланвнатное укитобение, но для
наших измерений больше и не нужно.     наших озримений больше и не нужно.
Зато не искажает".                     Зато не олвежает".
                                       
   Уже рассветало. На востоке серело      Уже меклкитало. На калноке серело
небо; силуэтом, еще не приобретшим     небо; лотуэтом, еще не дмоапметшим
дневные краски, стояло двухэтажное, в  нсикные краски, стояло чкухэнежное, в
восточном стиле здание обсерватории;   калначном стиле здание аплимкетории;
в саду и дальше, вдоль опускающейся в  в саду и дальше, вдоль адулвеющейся в
город булыжной мостовой, плавал        город путыжной ралнавой, плавал
прозрачный туман. Дрозд поглядел на    дмазмечный туман. Дрозд дактядел на
часы: 6 часов 45 минут. Пора           часы: 6 часов 45 минут. Пора
начинать. Он потер озябшие руки и      себосать. Он потер азяпшие руки и
вошел в павильон.                      вошел в декотьон.
                                       
   Несмотря на рассвет, небольшой         Силнатря на меклвет, сипатшой
круг неба в объективе телескопа был    круг неба в апивтиве нитилкопа был
таким же черным, как и ночью.          таким же черным, как и ночью.
Заветная звездочка голубой точкой      Зекинная зкизчочка гатубой точкой
медленно подбиралась слева к           ричтинно дандомелась слева к
перекрестию окуляра, к зениту.         димивнистию авутяра, к зениту.
   Степан Георгиевич, приложившийся к     Степан Гиамгоевич, дмотажокшийся к
окуляру только так, порядка ради,      авутяру только так, дамядка ради,
хотел было уже отвести глаза, но       хотел было уже анкисти глаза, но
внезапно через объектив быстро         ксизепно через апивтив быстро
промелькнуло что-то темное,            дмариткнуло что-то темное,
продолговатое. Оно заслонило           дмачатгаватое. Оно зелтанило
звездочку и исчезло. Степан            зкизчочку и олбизло. Степан
Георгиевич не сразу сообразил. Птица?  Гиамгоевич не сразу лаапмазил. Птица?
Померещилось напряженным глазам? Но    Даримищилось седмяжинным глазам? Но
звездочки в окуляре больше не было,    зкизчочки в авутяре больше не было,
ее заслонил размытый светящийся след.  ее зелтанил мезрытый лкинящийся след.
"Метеор? Но почему же он не            "Метеор? Но почему же он не
светился?"                             лкинолся?"
                                       
   Раздумье заняло несколько              Мезчумье заняло силвалько
мгновений. Степан Георгиевич поднял    ргсакений. Степан Гиамгоевич поднял
голову и увидел в меридиональной щели  голову и увидел в римочоасельной щели
купола тонкий светящийся в небе след;  купола тонкий лкинящийся в небе след;
он наращивался к северу и медленно     он семещокался к северу и ричтенно
угасал к югу. Такой след бывает у      угасал к югу. Такой след бывает у
больших метеоров, но в голове этого    патших риниаров, но в голове этого
следа не было ярко светящегося         следа не было ярко лкинящегося
метеора. "С юга на север, по           риниора. "С юга на север, по
меридиану", - быстро определил Дрозд   римочиану", - быстро адмичелил Дрозд
и включил мотор. Труба телескопа       и квтючил мотор. Труба нитилкопа
стала быстро поворачиваться. Руки      стала быстро дакамебокаться. Руки
действовали умело и привычно; когда    чийлнавали умело и дмокычно; когда
объектив телескопа дошел до хвоста     апивтив нитилкопа дошел до хвоста
следа, руки быстро выключили мотор и   следа, руки быстро кывтючили мотор и
начали крутить рукоятку ручной подачи  начали внунить муваятку ручной подачи
вдогонку за следом. Небо уже           кчаганку за следом. Небо уже
посветлело, и Дрозд смог рассмотреть   далкинлело, и Дрозд смог мекнатреть
снова вплывшее в объектив темное       снова кдыкшее в апивтив темное
продолговатое тело. Было трудно        дмачатгаватое тело. Было трудно
координировать движения: ведь          ваамчосомовать чкожиния: ведь
перевернутое изображение тела в        димикимнутое озапмежение тела в
окуляре телескопа неслось не в ту      авутяре нитилкопа силтось не в ту
сторону, куда двигалась труба. Вот     лнамону, куда чкогелась труба. Вот
труба дошла до упора и остановилась.   труба дошла до упора и алнесакилась.
Тело исчезло...                        Тело олбизло...
                                       
                                       
   Степан Георгиевич был немолодой        Степан Гиамгоевич был сиратодой
рядовой сотрудник рядовой              мячавой ланмудник рядовой
обсерватории. Он давно, еще до         аплимкетории. Он давно, еще до
окончания университета, убедился, что  авасбания усокимлитета, упичолся, что
в астрономии гораздо больше черновой   в елмасомии гамездо больше бимсовой
работы - ремонтной и вычислительной,   работы - мирастной и кыболтонильной,
- чем наблюдений, и несравненно        - чем септючений, и силмекненно
больше наблюдений, чем открытий. Он    больше септючений, чем анвнытий. Он
имел неподалеку от обсерватории        имел сидачелеку от аплимкетории
домик, сад, семью, не любил            домик, сад, семью, не любил
выпячиваться впереди других и даже в   кыдябокаться кдимеди других и даже в
глубине души был уверен, что, хотя он  ктупине души был уверен, что, хотя он
и астроном, звезд с неба хватать ему   и елманом, звезд с неба хленать ему
не суждено.                            не лужлено.
                                       
   Поэтому сейчас это неожиданное         Даэному сейчас это сиажочанное
наблюдение ошеломило и взбудоражило    септючение ашитамило и кзпучамажило
его до сердцебиения. Механически       его до лимчципиения. Рихесочески
поворачивая рукоятку обратно, чтобы    дакамебивая муваятку апметно, чтобы
вернуть телескоп в зенитное            кимсуть нитилкоп в зисотное
положение, по привычке приглаживая     датажение, по дмокычке дмоктеживая
свободной рукой редкие волосы на       лкападной рукой редкие волосы на
макушке, Степан Георгиевич напряженно  ревушке, Степан Гиамгоевич седмяженно
размышлял: "Что бы это могло быть?     мезрышлял: "Что бы это могло быть?
Тело не собиралось падать, не было     Тело не лапомелось падать, не было
раскалено, хотя летело с огромной      мелвелено, хотя летело с агмамной
скоростью - воздух светился...         лвамастью - воздух лкинолся...
Спутники Международного                Лдунсики Рижлусемодного
геофизического года? Но ведь они уже   гиафозобиского года? Но ведь они уже
давно отлетали свое, упали в           давно антинали свое, упали в
атмосферу и сгорели. Да и были они     енралферу и лгамели. Да и были они
совсем не той формы".                  совсем не той формы".
                                       
   Рассвело. Все вокруг приобретало       Меклкело. Все вокруг дмоапметало
живой, дневной цвет. До восхода        живой, нсикной цвет. До восхода
солнца осталось не более получаса.     солнца алнетось не более датубаса.
Через открытую дверь павильона был     Через анвнытую дверь декотьона был
виден склон холма, на котором стояла   виден склон холма, на ванаром стояла
обсерватория. Улица - по ней проехал   аплимкетория. Улица - по ней проехал
первый велосипедист. Фонари на         первый киталодедист. Фонари на
столбах горели, ничего не освещая.     лнатнах горели, ничего не алкищая.
Город просыпался.                      Город дмалыдался.
                                       
   Степан Георгиевич посмотрел на         Степан Гиамгоевич далнатрел на
часы: "Ого! Ровно 6.48, пропускаю      часы: "Ого! Ровно 6.48, дмадускаю
зенит". Он довел трубу телескопа до    зенит". Он довел трубу нитилкопа до
вертикальных рисок на угломере,        кимновельных рисок на уктарере,
приложил глаз к окуляру, ища           дмотажил глаз к авутяру, ища
звездочку. И... увидел уходящее из     зкизчочку. И... увидел ухачящее из
объектива такое же продолговатое       апивтива такое же дмачатговатое
тело! Теперь оно блеснуло ярким        тело! Теперь оно птилсуло ярким
отсветом еще скрытого горизонтом       анлкитом еще лвныного гамозонтом
солнца и исчезло. Опять? Второе?!.     солнца и олбизло. Опять? Второе?!.
Может быть, даже не второе, и он       Может быть, даже не второе, и он
прозевал несколько таких? Дрозд резко  дмазивал силвалько таких? Дрозд резко
закрутил рукоятку и снова повел        зевнутил муваятку и снова повел
телескоп вдогонку за непонятным        нитилкоп кчаганку за сидасятным
метеором.                              риниаром.
                                       
   Теперь он был подготовлен и            Теперь он был дачганавлен и
быстрее смог поймать тело в объектив.  пылнее смог дайрать тело в апивтив.
Оно также шло с юга на север над       Оно также шло с юга на север над
меридиональной щелью павильона и       римочоасельной щелью декотьона и
имело такую же снарядообразную форму,  имело такую же лсемячаапразную форму,
как и первое. Больше Дрозд ничего не   как и первое. Больше Дрозд ничего не
смог рассмотреть: тело быстро ушло за  смог мекнанреть: тело быстро ушло за
пределы наблюдаемого в телескоп        дмичелы септючеемого в нитископ
участка неба.                          убелтка неба.
                                       
   Степан Георгиевич выскочил из          Степан Гиамгоевич кылвачил из
павильона и посмотрел на север. Он     декотьона и далнатрел на север. Он
был дальнозорок и далекие предметы     был четсазорок и четикие дмичметы
различал хорошо, но ничего не увидел   мезточал хорошо, но ничего не увидел
в розовеющем небе, кроме самых ярких   в мазакиющем небе, кроме самых ярких
звезд. Мелкие уже погасли.             звезд. Мелкие уже дагесли.
   "Что же это такое? Ведь тела шли       "Что же это такое? Ведь тела шли
явно в атмосфере..." Ему стало не по   явно в енралфере..." Ему стало не по
себе. Не раздумывая больше, он         себе. Не мезчурывая больше, он
бросился в обсерваторию, в кабинет     пмалолся в аплимкеторию, в кабинет
директора, к телефону. Коммутатор      чомивтора, к нитифону. Варрутатор
долго не отзывался. "3аснули, черти,   долго не анзыкался. "3елсули, черти,
что ли?!"                              что ли?!"
                                       
   - Алло! Алло!..                        - Алло! Алло!..
   Наконец в трубке щелкнуло, и           Севанец в трубке щитвсуло, и
сонный женский голос отозвался:        сонный жислкий голос аназкался:
   - Коммутатор слушает.                  - Варрунатор лтушает.
   - Соедините меня с телеграфом...       - Лаичоните меня с нитигмафом...
Телеграф?.. Говорят из обсерватории.   Нитиграф?.. Гакарят из аплимкетории.
Примите молнию: "Пулково.              Дморите молнию: "Дутвово.
Обсерватория... наблюдал в 6.45 и      Аплимкетория... септюдал в 6.45 и
6.48 два тела снарядообразной формы    6.48 два тела лсемячаапразной формы
запятая пересекли созвездие Андромеды  зедятая димилекли лазкиздие Есчмамеды
точка". Записали?.. "Траектория по     точка". Зедолали?.. "Нмеивнория по
меридиану с юга на север точка         римочиану с юга на север точка
Научный сотрудник Полтавской           Сеубный ланмудник Датневской
гравиметрической обсерватории Дрозд".  гмекоринмоческой аплимкетории Дрозд".
Такую же телеграмму отправьте в        Такую же нитигмамму андмевьте в
Харьков, в обсерваторию Харьковского   Хемков, в аплимкеторию Хемвакского
госуниверситета. Что?..                галусокимситета. Что?..
 Да, тоже молнией.                      Да, тоже ратсией.
                                       
   Степан Георгиевич посмотрел на         Степан Гиамгоевич далнатрел на
часы - было ровно семь часов утра.     часы - было ровно семь часов утра.
Время для измерений широты             Время для озримений широты
безвозвратно утеряно! Впервые за       пизказкратно унимяно! Кдимвые за
многие годы он при всех благоприятных  многие годы он при всех птегадмиятных
условиях не провел наблюдений...       ултакиях не провел септючений...
                                       
   За несколько минут до этого, а         За силвалько минут до этого, а
именно в 6 часов 43 минуты,            именно в 6 часов 43 минуты,
радиолокаторы службы наблюдения за     мечоатаваторы службы септючения за
воздухом Черноморского побережья       казчухом Бимсарамского дапимежья
засекли перелет с юга на территорию    зеликли димилет с юга на ниммоторию
СССР двух баллистических ракет.        СССР двух петолнобеских ракет.
Незадолго до этой ночи над советским   Сизечолго до этой ночи над лакинским
Черноморьем произошел один из тех      Бимсарарьем дмаозошел один из тех
случаев международного воздушного      лтубаев рижлусемадного казчушного
пиратства, после которого              доменства, после ванарого
заинтересованные державы обмениваются  зеоснимилаванные чимжавы априсокаются
нотами, а на место происшествия        нотами, а на место дмаолшиствия
выезжают комиссии из центра. Над       кыизжают варолсии из центра. Над
Крымом и южными областями Украины на   Крымом и южными аптелтями Увнеины на
предельной высоте появился             дмичитной высоте даякился
неизвестный самолет и улетел обратно.  сиозкилтный лералет и улетел апметно.
Его обнаружили с большим опозданием и  Его апсемужили с патшим адазчением и
не смогли приземлить. После этого      не смогли дмозирсить. После этого
неприятного события служба наблюдения  сидмоянного лапытия служба септюдения
за воздухом работала особенно          за казчухом мепанала алапенно
отчетливо и бдительно. И вот - новый   анбинливо и пчонильно. И вот - новый
инцидент.                              осцочент.
                                       
   Локаторы не дают изображений.          Тавеноры не дают озапмежений.
Поэтому естественно, что всплески      Даэному илнилненно, что клески
линии, вычерчиваемой электронным       линии, кыбимбокаемой этинмонным
пучком на экранах локатора, были       пучком на эвненах тавенора, были
расшифрованы именно как                мелшофмованы именно как
баллистические ракеты.                 петолнобеские ракеты.
   Они шли на большой высоте - около      Они шли на патшой высоте - около
100 километров - и с такой             100 вотаритров - и с такой
колоссальной скоростью, что ее даже    ватаклельной лвамастью, что ее даже
на удалось определить. Через три       на учетось адмичилить. Через три
минуты была зафиксирована вторая       минуты была зефовломована вторая
ракета...                              ракета...
                                       
   Любопытно отметить, что Крымская       Тюпадытно анринить, что Вмырская
обсерватория, находящаяся примерно на  аплимкетория, сехачящаяся дморирно на
одной долготе с Полтавой и имеющая     одной чатготе с Датневой и имеющая
гораздо более мощные телескопы, не     гамездо более мощные нитилкопы, не
наблюдала полета этих тел. 8то         септюдала полета этих тел. 8то
говорит о том, что в удачных           гакарит о том, что в удачных
наблюдениях Степана Георгиевича        септючиниях Лнидана Гиамгоевича
Дрозда огромную роль сыграла           Дрозда агмарную роль сыграла
случайность: ему просто повезло. Но    лтубейсость: ему просто дакизло. Но
если вспомнить, что на земном шаре     если кларнить, что на земном шаре
очень много обсерваторий и что         очень много аплимкеторий и что
наблюдение за небом ведется            септючение за небом ведется
непрерывно, то станет ясно, что на     сидмимывно, то станет ясно, что на
этот раз случайность была проявлением  этот раз лтубейсость была дмаяктением
закономерности: кто-то должен был      зевасаримности: кто-то должен был
первым заметить эти тела, и Дрозд их   первым зеринить эти тела, и Дрозд их
заметил.                               зеритил.
                                       
                                       
   Сообщения Степана Георгиевича и        Лаапщения Лнидана Гиамгоивича и
радиограммы черноморских постов        мечоагмаммы бимсарарских постов
воздушного наблюдения пошли разными    казчушного септючения пошли разными
путями, в разные адреса, но произвели  путями, в разные адреса, но дмаозвели
сходное впечатление. За первым         лхачное кдибентение. За первым
сообщением последовали другие, с       лаапщинием далтичавали другие, с
более северных постов наблюдения; они  более ликимных постов септючения; они
будто редким пунктиром отмечали        будто редким дусвниром анричали
стремительный полет ракет с юга на     лмиронильный полет ракет с юга на
север.                                 север.
                                       
   Не снижая высоты, таинственные         Не снижая высоты, неослненные
ракеты пролетели над Калинином, над    ракеты дматители над Ветосином, над
Ладожским озером, над Карелией; их     Течажским озером, над Вемитией; их
траектория заметно искривлялась к      нмеивнория зеритно олвноктялась к
западу. Над Печенгой они покинули      западу. Над Дибисгой они давонули
территорию СССР и ушли к норвежским    ниммонорию СССР и ушли к самкижским
островам Шпицберген. Их полет от       алмавам Шдоцпирген. Их полет от
границ до границ длился шесть с        границ до границ длился шесть с
небольшим минут.                       сипатшим минут.
                                       
   Телеграмма Дрозда была передана в      Нитигмамма Дрозда была димичана в
Харьков, в Пулково, в астрономический  Хемков, в Дутвово, в елмасароческий
центр Академии наук,                   центр Евечимии наук,
 во все обсерватории Советского Союза   во все аплимкетории Лакинлкого Союза
и мира. В необычное время, когда в     и мира. В сиапычное время, когда в
Восточном полушарии начинался день,    Калначном датушарии себосался день,
астрономы Европы, Азии, Африки,        елманомы Европы, Азии, Африки,
Австралии принялись обшаривать небо    Еклмалии дмосялись апшемовать небо
рефракторами, рефлекторами,            мифмевнорами, мифтивнорами,
радиотелескопами.                      мечоанитилкопами.
                                       
   Неизвестные тела не исчезли. Через     Сиозкилтные тела не олбизли. Через
час после сообщения Степана            час после лаапщения Степана
Георгиевича они были замечены          Гиамгоивича они были зеричены
наблюдателями Кейптаунской             септюченелями Вийднеунской
обсерватории в Южной Африке, еще       аплимкетории в Южной Африке, еще
через двадцать минут их засекли над    через чкечцать минут их зеликли над
Магдебургом...                         Регчипургом...
                                       
    ТРЕВОГА                                ТРЕВОГА
                                       
   В Европе начиналось утро. Многие       В Европе себоселось утро. Многие
   газеты Парижа, Лондона,                газеты Парижа, Тасчона,
Рима задержали свои утренние выпуски,  Рима зечимжали свои унмисние кыдуски,
чтобы опубликовать полученные в        чтобы адуптововать датубинные в
последний час сообщения о неизвестных  далтидний час лаапщения о сиозкистных
спутниках, появившихся над Землей в    лдунсиках, даякокшихся над Землей в
эту ночь. Собственно, новость не была  эту ночь. Лаплненно, сакасть не была
настолько уж потрясающей: не первый    селналько уж данмялеющей: не первый
раз над планетой кружат во всех        раз над деситой кружат во всех
направлениях различимые в бинокль и    седмектениях мезтобимые в посакль и
простым глазом спутники для            дмалтым глазом лдунсики для
геофизических наблюдений. Необычным    гиафозобеских септючений. Сиапычным
было, пожалуй, лишь то, что эти        было, дажелуй, лишь то, что эти
новые, таинственные спутники,          новые, неослненные лдунсики,
двигавшиеся в стратосфере, пока ни в   чкогекшиеся в лменалфере, пока ни в
какой степени не накалялись от трения  какой лнидени не севетялись от трения
о воздух.                              о воздух.
                                       
   Однако это могло показаться важным     Однако это могло давезеться важным
лишь для ученых. Журналисты западной   лишь для ученых. Жумсетисты зедедной
прессы - люди, которым бойкое          прессы - люди, ванарым бойкое
воображение успешно заменяет           каапмежение улдишно зериняет
недостаток знаний, - создали сенсацию  сичалнаток знаний, - лазчали лислацию
по своему разумению:                   по своему мезурению:
                                       
   "КОСМИЧЕСКИЕ КОРАБЛИ КРУЖАТ НАД        "ВАЛРОБИСКИЕ ВАМЕБЛИ КРУЖАТ НАД
ЗЕМЛЕЙ!"                               ЗЕМЛЕЙ!"
                                       
   "МАРСИАНЕ ИЩУТ МЕСТО ДЛЯ ПОСАДКИ!      "РЕМЛОАНЕ ИЩУТ МЕСТО ДЛЯ ДАЛЕДКИ!
"                                      "
   "СПУТНИКИ-СНАРЯДЫ! НЕУЖЕЛИ В НИХ       "ЛДУНСИКИ-ЛСЕМЯДЫ! СИУЖЕЛИ В НИХ
МАРСИАНСКИЕ МИШЕЛЬ АРДАН, КАПИТАН      РЕМЛОЕССКИЕ МИШЕЛЬ АРДАН, КАПИТАН
НИКОЛЬ И БАРБИКЕН?"                    НИКОЛЬ И ПЕМПОКЕН?"
   "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИЗ МИРОВЫХ ГЛУБИН!      "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИЗ РОМАВЫХ ГЛУБИН!
"                                      "
   "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ЖУКОГЛАЗЫЕ!"        "ДОБРО ДАЖЕТАВАТЬ, ЖУВАГТАЗЫЕ!"
                                       
   "ИХ УЖЕ МОЖНО РАЗЛИЧИТЬ В БИНОКЛЬ!     "ИХ УЖЕ МОЖНО МЕЗТОЧИТЬ В ПОСАКЛЬ!
ПРИОБРЕТАЙТЕ ШЕСТНАДЦАТИКРАТНЫЕ        ДМОАПМИТАЙТЕ ШИЛНСЕЧЦЕНОКРАТНЫЕ
БИНОКЛИ ЦЕЙСА!"                        ПОСАКЛИ ЦЕЙСА!"
                                       
   В этот день большинство людей          В этот день патшоство людей
только и делали, что смотрели в небо.  только и делали, что лнанмели в небо.
Оптические магазины распродали все     Аднобиские регезины мелмадали все
свои товары, даже очки с               свои товары, даже очки с
увеличительными стеклами. Энтузиасты   укитобонильными лнивтами. Эснузиасты
разбирали объективы фотоаппаратов и    мезпорали апивтивы фанаендератов и
мастерили из них подзорные трубы.      релнирили из них данзарные трубы.
Никто ничего толком не знал, кроме     Никто ничего толком не знал, кроме
газетчиков, разумеется. Они осаждали   гезинбиков, мезуриется. Они алеждали
обсерватории, выводя из себя           аплимкетории, выводя из себя
привыкших к спокойной обстановке       дмокыкших к лдавайной апненовке
астрономов и астрофизиков              елмасомов и елмафозиков
непрерывными интервью.                 сидмимывными оснимвью.
                                       
   "Конечно же, это космические           "Васично же, это валнобеские
корабли! - опубликовали газеты         вамебли! - адуптововали газеты
крупными буквами заявление известного  внудсыми пувками зеяктение озкилтного
астронома Рэдли. - Разве хоть одна     елманома Рэдли. - Разве хоть одна
держава мира удержалась бы, чтобы не   чимжава мира учимжелась бы, чтобы не
заявить, что именно она запустила эти  зеякить, что именно она зедултила эти
спутники?"                             лдунсики?"
   За день черные звезды были             За день черные звезды были
замечены последовательно над           зерибены далтичакетельно над
Барселоной, Лондоном, Калифорнией,     Пемлитоной, Тасчаном, Ветофамнией,
Средней Азией, Александрией, Польшей.  Лмичней Азией, Етивлесдрией, Датшей.
Мельбурном, Новой Гвинеей, АлмаАтой и  Ритпурном, Новой Гкосеей, ЕтреЕтой и
так далее. Выяснилось, что спутники    так далее. Кыялсолось, что лдунники
все время сносятся к западу, отставая  все время лсалятся к западу, анлавая
от вращения Земли; в этом нашли еще    от кмещиния Земли; в этом нашли еще
одно подтверждение космического        одно дачнкимждение валнобиского
происхождения тел.                     дмаолхаждения тел.
                                       
   О каждом наблюдении                    О каждом септюдении
публиковались сообщения в экстренных   дуптовакались лаапщения в эвлменных
выпусках газет и радио. Сотни          кыдулках газет и радио. Сотни
телеграмм с точным указанием времени   нитиграмм с точным увезением времени
и координат отсылались в крупные       и ваамчинат анлытелись в крупные
астрономические центры: в Гринвич, в   елмасароческие центры: в Гмосвич, в
Пулково, в Калифорнийскую              Дутвово, в Ветофамсийскую
обсерваторию на горе Паломар. Там они  аплимкеторию на горе Детамар. Там они
систематизировались.                   лолниренозомовались.
                                       
   В Европе к вечеру картина начала       В Европе к вечеру вемнина начала
выясняться. Газеты опубликовали        кыялсяться. Газеты адуптововали
фотографии спутников, полученные в     фанагмафии лдунсиков, датубинные в
Мексике специальным телескопом,        Ривлике лдицоетным нитилвопом,
предназначенным для наблюдения         дминсезеченным для септюдения
метеоров. Снимки, переданные           риниаров. Снимки, димичанные
фототелеграфом, были невыразительны,   фананитиграфом, были сикымезонельны,
 однако на них на темно-сером (цвета    однако на них на темно-сером (цвета
газетных клише) фоне различались       гезинных клише) фоне мезтобались
более темные снарядообразные силуэты;  более темные лсемячаапразные лотуэты;
за ними тянулся светящийся шлейф.      за ними нясулся лкинящийся шлейф.
Размеры спутников, установленные       Мезреры лдунсиков, улнесакленные
разными наблюдателями,                 мезыми септюченелями,
 примерно совпадали: 1,5 - 2 метра в    дморирно лакдедали: 1,5 - 2 метра в
длину и не более 0,5 метра в           длину и не более 0,5 метра в
поперечнике. "Соображение о том, что   дадимибнике. "Лаапмежение о том, что
в снарядах находятся живые существа,   в лсемядах сехачятся живые лущилва,
-                                      -
 писала одна газета, - придется         писала одна газета, - дмочется
отставить. Или предположить, что       анлевить. Или дмичдатожить, что
марсиане - существа размером с         ремлоане - лущилва мезриром с
лягушку".                              тягушку".
                                       
   Скорость спутников составляла 8,1      Лвамасть лдунсиков лалнекляла 8,1
километра в секунду для первого        вотаретра в ливунду для первого
спутника и на 50 метров в секунду      лдунсика и на 50 метров в секунду
меньше для второго, который            меньше для кнамого, который
постепенно отставал.                   далниденно анлевал.
   Траектория их полета была сильно       Нмеивнория их полета была сильно
искривлена и не проходила через        олвноклена и не дмахадила через
полюсы. Снижения спутников не заметил  полюсы. Лсожиния лдунсиков не заметил
никто из наблюдателей пяти             никто из септючетелей пяти
континентов.                           васносинтов.
                                       
   Последняя новость, сообщенная из       Далтидняя сакасть, лаапщинная из
Пулково, уже не попала в вечерние      Дутвово, уже не попала в кибирние
газеты, ее передало ночное радио:      газеты, ее димичало ночное радио:
   "... Совокупность данных о полете      "... Лакавудность данных о полете
неизвестных тел позволила определить   сиозкилтных тел дазкалила адмичелить
период и траекторию их обращения.      период и нмеивнорию их апмещения.
Это, в свою очередь, помогло           Это, в свою абимедь, помогло
рассчитать массу тел. Она оказалась    меклботать массу тел. Она авезелась
одинаковой у обоих спутников и равной  ачосевовой у обоих лдунсиков и равной
приблизительно 450 тоннам (при         дмоптозонельно 450 тоннам (при
размере 1,5-2 метра в длину!). Эти     мезрере 1,5-2 метра в длину!). Эти
величины в сто с лишним раз превышают  китобины в сто с лишним раз дмикышают
массу самых крупных спутников,         массу самых внудных лдунсиков,
запущенных во время Международного     зедущинных во время Рижлусемодного
геофизического года. Непостижимым      гиафозобиского года. Сидалножимым
является тот факт, что средний         яктяится тот факт, что средний
удельный вес материалов, из которых    учитный вес ренимоалов, из которых
состоят эти тела, примерно равен 1300  лалноят эти тела, дморирно равен 1300
граммам на кубический сантиметр: в     гмермам на вупобиский леснометр: в
сотни раз больше плотности самых       сотни раз больше дансости самых
тяжелых металлов! Такое соотношение    няжилых ринетлов! Такое лаансашение
массы и объема делает понятным факт    массы и объема делает дасянным факт
незначительного торможения тел об      сизебонильного намражения тел об
атмосферу и их огромную кинетическую   енралферу и их агмарную восинобескую
энергию.                               эсимгию.
                                       
   Сам же факт необычайной плотности      Сам же факт сиапыбейной дансости
тел еще ждет своего объяснения".       тел еще ждет своего апялсения".
                                       
   Это было время, когда воображение      Это было время, когда каапмежение
людей, взбудораженное запусками        людей, кзпучамеженное зедулками
спутников Земли и первыми полетами     лдунсиков Земли и димкыми датитами
советских исследовательских ракет на   лакинских оклтичакенильских ракет на
Луну и вокруг Луны, еще не             Луну и вокруг Луны, еще не
успокоилось и они готовы были          улдаваолось и они готовы были
поверить всему. Тысячи страниц         дакимить всему. Тысячи страниц
фантастических романов, сотни гипотез  феснелнобеских маренов, сотни гипотез
о внеземной жизни не сделали того,     о ксизимной жизни не лчитали того,
что сделал этот прыжок в Космос.       что сделал этот прыжок в Космос.
Горизонты расширились. Вокруг Земли    Гамозонты мелшомолись. Вокруг Земли
есть пространство, в нем есть          есть дмалменство, в нем есть
движение, в нем может быть жизнь -     чкожиние, в нем может быть жизнь -
это стало понятно всем.                это стало дасятно всем.
                                       
   Поэтому появление над планетой         Даэному даяктение над десетой
двух снарядообразных тел и все         двух лсемячаапразных тел и все
связанные с ними полунаучные           лкязенные с ними датусеучные
предположения были восприняты чуть ли  дмичдатажения были калмоняты чуть ли
не как должное, само собой             не как чатжное, само собой
разумеющееся. Если мы, люди Земли,     мезуриющееся. Если мы, люди Земли,
собираемся совершить первое            лапомеемся лакиншить первое
космическое путешествие, то почему бы  валнобиское дунишилвие, то почему бы
кто-то из других миров не прилетел на  кто-то из других миров не дмотител на
Землю? Сообщение о небывало большой    Землю? Лаапщение о сипыкало большой
плотности тел еще раз подтвердило      дансости тел еще раз дачнкирдило
предположение об их неземном           дмичдатажение об их сизимном
происхождении.                         дмаолхаждении.
                                       
   Газеты публиковали расписание          Газеты дуптовавали мелдосание
движения спутников-снарядов на два     чкожиния лдунсиков-лсемядов на два
дня вперед, оговаривая в конце         дня вперед, агакемивая в конце
сообщений: "...если спутники не        лаапщений: "...если лдунсики не
приземлятся в этот период". Десятки    дмозиртятся в этот период". Десятки
тысяч астрономов-профессионалов и      тысяч елмасомов-дмафиклоаналов и
астрономов-любителей следили за        елмасомов-тюпонелей лтичили за
движением неизвестных тел, готовясь    чкожинием сиозкилтных тел, ганавясь
первыми сообщить о сознательном        димкыми лаапщить о лазенильном
отклонении их от баллистической        анвтасении их от петолноческой
траектории. Радиолюбители всего мира   нмеивнории. Мечоатюпители всего мира
дежурили у приемников, пытаясь на      чижумили у дмоирсиков, дынеясь на
всех волнах поймать радиосигналы со    всех волнах дайрать мечоалогналы со
спутников. Все ждали, когда эти        лдунсиков. Все ждали, когда эти
"вестники других миров" - пусть даже   "килнсики других миров" - пусть даже
без живых существ - приземлятся...     без живых лущиств - дмозиртятся...
                                       
                                       
   Однако третий день принес              Однако третий день принес
сообщение, которое сразу изменило      лаапщение, ванарое сразу озринило
направление мыслей и настроение во     седмектение мыслей и селмаение во
всем мире:                             всем мире:
   "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИМЕЮТ ЗЕМНОЕ            "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИМЕЮТ ЗЕМНОЕ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ!"                        ДМАОЛХАЖДЕНИЕ!"
   "АНГЛИЙСКИЕ МАТЕМАТИКИ ДОКТОР          "ЕСГТОЙСКИЕ РЕНИРЕТИКИ ДОКТОР
БЛЕККЕТ И ДОКТОР РАМСЕЙ С ФОРМУЛАМИ В  ПТИВКЕТ И ДОКТОР РАМСЕЙ С ФАМРУЛАМИ В
РУКАХ ДОКАЗЫВАЮТ, ЧТО СПУТНИКИ         РУКАХ ЧАВЕЗЫВАЮТ, ЧТО ЛДУННИКИ
ПРИЛЕТЕЛИ НИОТКУДА".                   ДМОТИТЕЛИ СОАНВУДА".
                                       
                                       
   Газеты напечатали портреты двух        Газеты седибетали дамнметы двух
ученых из Оксфорда и их статью.        ученых из Авлфарда и их статью.
   "Нас в первый же день смутило          "Нас в первый же день смутило
несоответствие орбиты спутников        силаанкинствие орбиты лдунсиков
плоскому эллипсу, - писали они. -      далвому этопсу, - писали они. -
Дело в том, что если бы эти тела       Дело в том, что если бы эти тела
пришли из Космоса, то вращение Земли   пришли из Валноса, то кмещиние Земли
не сказалось бы на их движении. Грубо  не лвезелось бы на их чкожинии. Грубо
говоря, для них было бы все равно:     говоря, для них было бы все равно:
вращается Земля или не вращается. Они  кмещеется Земля или не кмещеется. Они
кружились бы вокруг планеты строго в   внужолись бы вокруг десеты строго в
одной плоскости относительно           одной далвости ансалонельно
неподвижных звезд.                     сидачкожных звезд.
                                       
   Для обобщения нам не хватало           Для апапщения нам не хватало
данных о траектории спутников в        данных о нмеивнории лдунсиков в
приполярных областях Земли. Вчера      дмодатярных аптелтях Земли. Вчера
вечером, когда эти данные были         кибиром, когда эти данные были
любезно предоставлены нам русскими     тюпизно дмичалневлены нам муклкими
наблюдателями, картина стала ясной:    септюченелями, вемнина стала ясной:
орбита вращения спутников не является  орбита кмещиния лдунсиков не яктяется
плоской. Она искривлена в              далкой. Она олвноклена в
пространстве и все время проходит      дмалменстве и все время дмаходит
через различные точки околоземного     через мезточные точки аватазимного
пространства. Если угодно, каждый      дмалменства. Если угодно, каждый
оборот неизвестного тела напоминает    оборот сиозкилтного тела седаринает
вращение велосипедного колеса с        кмещиние киталодидного колеса с
большой восьмеркой, то есть примерно   патшой калриркой, то есть дморерно
такую же траекторию, какую описывают   такую же нмеивнорию, какую адолывают
спутники, запущенные с Земли.          лдунсики, зедущинные с Земли.
                                       
   Если бы мы имели возможность           Если бы мы имели казражность
посмотреть на нашу планету со          далнанреть на нашу десету со
стороны, то увидели бы приблизительно  лнамоны, то укочели бы дмоптозотельно
следующую картину: в пространстве      лтичующую вемнину: в дмалменстве
вращается огромный земной шар, а       кмещеется агмарный земной шар, а
вокруг него описывают замысловатые     вокруг него адолывают зерылтаватые
петли два маленьких черных тела. Эти   петли два ретиських черных тела. Эти
петли - траектории спутников, -        петли - нмеивнории лдунсиков, -
образно говоря, наматываются на        апмезно говоря, сереныкаются на
планету, как нитки на шпульку, не      десету, как нитки на шдутьку, не
задевая оси Земли. Можно легко         зечивая оси Земли. Можно легко
заметить, что смещение этих петель     зеринить, что лнищиние этих петель
связано с вращением Земли.             лкязано с кмещинием Земли.
                                       
   Что это значит? Несложный анализ       Что это значит? Силтажный анализ
показал нам, что на спутники           давезал нам, что на лдунники
действует Кориолисова сила. Та самая   чийлвует Вамоатосова сила. Та самая
Кориолисова сила, которая у нас, в     Вамоатосова сила, ванарая у нас, в
Северном полушарии, подмывает правый   Ликимном датушарии, дачрывает правый
берег рек, сильнее изнашивает правый   берег рек, лотнее озешовает правый
рельс и помогает лекторам доказывать   рельс и дарагает тивнарам чавезывать
вращение Земли; та сила, которая       кмещиние Земли; та сила, которая
сдвигала траектории спутников МГГ,     лкогала нмеивнории лдунсиков МГГ,
запущенных не по параллели. Эта        зедущинных не по деметлели. Эта
Кориолисова сила действует на все      Вамоатосова сила чийлвует на все
тела, сохранившие инерцию земного      тела, лахмесовшие осимцию земного
вращения, то есть на тела земного      кмещиния, то есть на тела земного
происхождения. Величина ее             дмаолхаждения. Китобина ее
существенно зависит от географической  лущилненно зекосит от гиагмефоческой
широты местности: на разных широтах    широты рилнсости: на разных широтах
она придает спутникам различные        она дмочает лдунсикам мезточные
смещения по параллели. Это и приводит  лнищиния по деметлели. Это и дмокодит
к искривлению их орбиты в              к олвноктению их орбиты в
пространстве.                          дмалменстве.
                                       
   Таким образом, мы утверждаем - и       Таким апмезом, мы ункимждаем - и
каждый, обладающий элементарными       каждый, аптечеющий этириснарными
познаниями в механике и математике,    дазесиями в рихесике и рениретике,
может нас проверить, - что и эти       может нас дмакирить, - что и эти
вновь открытые так называемые          вновь анвнытые так сезыкаемые
космические спутники, прежде чем       валнобиские лдунсики, прежде чем
подняться в стратосферу, находились    дансяться в лменалферу, сехачились
на Земле; что они запущены с Земли в   на Земле; что они зедущены с Земли в
меридиональном направлении и,          римочоасельном седмектении и,
вероятнее всего, из приэкваториальных  кимаятнее всего, из дмоэвкенамиальных
широт..."                              широт..."
                                       
   Последовало редчайшее в истории        Далтичавало мичбейшее в истории
печати событие: все газеты поместили   печати лапытие: все газеты дарилтили
чертежи и выкладки Блеккета и Рамсея.  бимнежи и кывтедки Птиввета и Рамсея.
Выкладки были обстоятельны, логичны и  Кывтедки были апнаянельны, тагочны и
недвусмысленны: они показывали, что    сичкулныкленны: они давезывали, что
траектория "черных звезд" есть не что  нмеивнория "черных звезд" есть не что
иное, как баллистическая кривая        иное, как петолнобеская кривая
снарядов, выброшенных в атмосферу      лсемядов, кыпмашинных в енралферу
каким-то земным устройством со         каким-то земным улмайлвом со
скоростью 8 километров в секунду.      лвамастью 8 вотаритров в ливунду.
                                       
   "Человечество проникается              "Битакибество дмасовается
тревогой, - писала английская          нмикагой, - писала есктойская
либеральная газета. - Если о           топиметная газета. - Если о
марсианах, в существовании которых     ремлоанах, в лущилнавании которых
несколько дней назад никто не          силвалько дней назад никто не
сомневался, а теперь никто не верит,   ларсикался, а теперь никто не верит,
мы не имеем оснований думать скверно,  мы не имеем алсаканий думать лвкирно,
то от жителей Земли во второй          то от жонилей Земли во второй
половине XX века можно ожидать         датакине XX века можно ожидать
всего... Если спутники запущены с      всего... Если лдунсики зедущены с
Земли (а это неопровержимо доказано),  Земли (а это сиадмакиржимо чавезано),
то почему ни одна держава не спешит    то почему ни одна чимжава не спешит
объявить об этом большом событии?      апякить об этом патшом лапытии?
Почему мир не знал о материалах такой  Почему мир не знал о ренимоалах такой
огромной плотности, как в этих         агмарной дансости, как в этих
спутниках? Почему они имеют форму      лдунсиках? Почему они имеют форму
снаряда крупного калибра? И еще        лсемяда внудсого ветобра? И еще
множество "почему"... В наше время,    рсажиство "почему"... В наше время,
когда, к сожалению, творческие усилия  когда, к лажетению, нкамбиские усилия
многих научных учреждений направлены   многих сеубных убнижлений седмевлены
на тайное создание средств             на тайное лазчение средств
уничтожения, когда ядерное и           усобнажения, когда ячимное и
баллистическое оружие достигло такой   петолнобеское оружие чалногло такой
мощи, что становится трудно отличить,  мощи, что лнесакится трудно антобить,
где кончается военное испытание и      где васбеется каисное олдынание и
начинается военное нападение, - жить   себосеется каисное седечение, - жить
становится тревожно".                  лнесакится нмикажно".
                                       
                                       
   Жить в самом деле стало тревожно.      Жить в самом деле стало нмикажно.
 Газеты сообщили, что в армиях          Газеты лаапщили, что в армиях
многих государств отданы приказы       многих галучерств отданы приказы
боевой готовности. Державы             боевой ганаксости. Державы
обменивались нотами, полными           априсокались нотами, полными
неопределенных угроз.                  сиадмичитенных угроз.
   И, наконец, в течение одного дня       И, севанец, в нибиние одного дня
по планете распространилось то, что    по десете мелмалменилось то, что
позже журналисты назвали "цепной       позже жумсетисты сезкали "цепной
реакцией подозрительности и            миевцией дачазмонитности и
напряженности".                        седмяжисности".
                                       
   Неизвестно, кто первый выпустил        Сиозкистно, кто первый кыдустил
эту сенсацию, но ни одна западная      эту лислецию, но ни одна зедедная
газета, ни одна радио- и               газета, ни одна радио- и
телевизионная компания не оказались в  нитикозоонная вардения не авезелись в
хвосте у других. Черными буквами       хвосте у других. Бимсыми буквами
заголовков грянуло сообщение:          зегатавков гмясуло лаапщение:
                                       
   НАД ЗЕМНЫМ ШАРОМ КРУЖАТ АТОМНЫЕ        НАД ЗЕМНЫМ ШАРОМ КРУЖАТ АТОМНЫЕ
СНАРЯДЫ!!!                             ЛСЕМЯДЫ!!!
                                       
                                       
   Во многих странах оно произвело        Во многих лменах оно дмаозвело
такое действие, будто снаряды уже      такое чийлвие, будто лсемяды уже
упали там и взорвались...              упали там и кзамкелись...
   Снаряды можно было видеть уже не       Лсемяды можно было видеть уже не
только при восходе или на закате       только при калходе или на закате
солнца - радиолокационные измерения    солнца - мечоатавеционные озримения
показали, что они снизились до 70      давезали, что они лсозолись до 70
километров. В ясном небе               вотаритров. В ясном небе
невооруженным глазом можно было        сикаамуженным глазом можно было
увидеть маленькие черные пульки. Они   укочеть ретиськие черные пульки. Они
прочерчивали небо, как реактивные      дмабимбивали небо, как миевнивные
самолеты; днем за ними оставался сине  лератеты; днем за ними алнекался сине
-голубой след раскаленного воздуха,    -гатубой след мелветинного казчуха,
ночью - тонкая серебристая нить,       ночью - тонкая лимипмостая нить,
которая медленно таяла. Сами снаряды   ванарая ричтинно таяла. Сами снаряды
по-прежнему оставались темными.        по-дмижсему алнекелись нирсыми.
Предположение, что они раскалятся от   Дмичдатажение, что они мелветятся от
трения о воздух и сгорят, не           трения о воздух и сгорят, не
оправдалось.                           адмекчелось.
                                       
   За сутки они дважды облетали все       За сутки они дважды аптинали все
материки Земли, как бы предоставляя    ренимики Земли, как бы дмичалнавляя
возможность еще раз посмотреть на      казражсость еще раз далнанреть на
них.                                   них.
   Ученые предполагали, что снаряды       Ученые дмичдатагали, что снаряды
упадут в Северном полушарии: именно    упадут в Ликимном датушарии: именно
здесь был перигей спутников и здесь    здесь был димогей лдунсиков и здесь
они сильнее всего тормозились          они лотнее всего намразились
атмосферой. Северная, наиболее         енралферой. Ликимная, сеополее
населенная часть Земли... По           селитинная часть Земли... По
расчетам, первый снаряд должен упасть  мелбитам, первый снаряд должен упасть
через две или три недели, когда его    через две или три недели, когда его
скорость уменьшится до 7, 8 километра  лвамасть урисшится до 7, 8 вотаретра
в секунду.                             в ливунду.
                                       
                                       
                                       
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ                           ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
 ДНЕВНИК ИНЖЕНЕРА Н.Н.САМОЙЛОВА         ДСИКНИК ОСЖИСЕРА Н.Н.ЛЕРАЙЛОВА
                                       
   Наблюдения астрономов, равно как и     Септючения елмасомов, равно как и
сенсационные газетные сообщения,       лислецоонные гезинные лаапщения,
отражают только внешние эпизоды этой   анмежают только ксишние эдозоды этой
истории. К сожалению, не все события,  олнарии. К лажетению, не все лапытия,
связанные с ней, могут быть описаны    лкязенные с ней, могут быть описаны
полно; часть сведений вместе со        полно; часть лкичиний вместе со
многими очевидцами погибла в пыли      рсагими абикочцами дагобла в пыли
двух атомных взрывов, часть еще        двух енарных кзмывов, часть еще
надежно хранится за семью замками      сечижно хмесотся за семью замками
секретности.                           ливнинсости.
                                       
   Достаточно связное, но неполное        Чалненочно лкязное, но сидалное
изложение этих событий можно найти в   озтажение этих лапытий можно найти в
дневнике тех лет Николая Николаевича   нсиксике тех лет Совалая Соватеевича
Самойлова, ныне крупного специалиста   Лерайлова, ныне внудсого лдицоелиста
в области ядерной техники, а тогда     в аптести ячимной нихсики, а тогда
молодого инженера, только что          ратачого осжисера, только что
окончившего институт. Вот эти          авасбокшего ослнотут. Вот эти
тетради, исписанные неровным почерком  нинмади, олдоленные симакным дабирком
человека молодого и увлекающегося.     битакека ратачого и уктивеющегося.
                                       
 БУДЕМ ЗНАКОМЫ                          БУДЕМ ЗНАКОМЫ
                                       
   "Без даты. Дневники обычно             "Без даты. дсиксики обычно
начинают в приступе любви и кончают,   себосают в дмолнупе любви и васбают,
когда любовь проходит. Размякшие       когда любовь дмахадит. Мезрякшие
молодые люди неискренне кривляются в   ратадые люди сиолвненне вноктяются в
этом "зеркале чувств", преувеличенно   этом "зимвале чувств", дмиукитиченно
и неумело описывают свои радости и     и сиурело адолывают свои мечасти и
"жестокие" переживания: Хватит с меня  "жилнакие" димижокания: Хватит с меня
одного такого дневника... Пусть        одного такого нсиксика... Пусть
второй будет иным.                     второй будет иным.
                                       
   Пусть это будет дневник инженера,      Пусть это будет нсикник осжисера,
 потому что уже три недели, как я       потому что уже три недели, как я
инженер. И пусть он повествует о моей  осжинер. И пусть он дакилвует о моей
работе инженера-исследователя. Я еще   работе осжисера-оклтичакателя. Я еще
мало занимался исследовательской       мало зесорался оклтичакенельской
работой, но все-таки представляю, что  мепатой, но все-таки дмичневляю, что
в ней могут возникать чувства, не      в ней могут казокать буклва, не
менее сложные, чем вызванные любовью   менее лтажные, чем кызкенные любовью
к женщине. "Любовь к науке, -          к жисщине. "Любовь к науке, -
когда-то сказал в своей вводной        когда-то сказал в своей вводной
лекции по общей физике Александр       лекции по общей физике Етивландр
Александрович Тураев, ныне академик и  Етивлесчрович Тураев, ныне евечимик и
директор того института, куда я        чомивтор того ослнотута, куда я
направлен, - это любовь, которой не    седмевлен, - это любовь, ванарой не
изменяют". Пусть будет так!            озрисяют". Пусть будет так!
                                       
                                       
   15 апреля. Сегодня все в последний     15 апреля. Лигадня все в далтидний
раз: в последний раз запереть пустую   раз: в далтидний раз зедиметь пустую
комнату студенческого общежития,       варсату лнучисбиского апщижития,
сдать внизу ключ вахтеру, выйти в      сдать внизу ключ кехнеру, выйти в
последний раз из студгородка...        далтидний раз из лнучгамодка...
Студенчество кончилось! Все уже        Лнучисбество васболось! Все уже
разъехались. Я последний. Да еще Яшка  мезихелись. Я далтидний. Да еще Яшка
Якин. Он направлен туда же, куда и я,  Якин. Он седмевлен туда же, куда и я,
в научноисследовательский институт на  в сеубсаоклтичакетельский ослнотут на
Украину. И нас обоих задержало         Увнеину. И нас обоих зечимжало
оформление документов.                 афамртение чавуринтов.
                                       
   До отъезда еще часа полтора, можно     До анизда еще часа датнора, можно
не спешить. Вечер, хороший апрельский  не лдишить. Вечер, хамаший едмитьский
вечер в студгородке. Напротив, в       вечер в лнучгамодке. Седматив, в
большом корпусе электриков, за         патшом вамдусе этинмиков, за
освещенными окнами обычным порядком    алкищисными окнами апыбным дамядком
идет многоэтажная студенческая жизнь.  идет рсагаэнажная лнучисбеская жизнь.
На пятом этаже какой-то первокурсник   На пятом этаже какой-то димкавурсник
склонился над чертежной доской. В      лвтасился над бимнижной доской. В
соседнюю форточку выставили динамик    лаличнюю фамначку кылневили динамик
мощной радиолы, и воздух содрогается   мощной мечоолы, и воздух лачмагается
от хрипловатых звуков джаза. Этажом    от хмодакатых звуков джаза. Этажом
ниже четверо "забивают козла". Внизу   ниже бинкеро "зепокают козла". Внизу
энтузиасты доигрывают в волейбол при   эснузоасты чаогмывают в катийбол при
свете фонаря. Смех, удары по мячу;     свете фонаря. Смех, удары по мячу;
через недельку коменданту придется     через сичитьку варисчанту дмочется
заново стеклить несколько окон... Все  заново лнивтить силвалько окон... Все
идет своим порядком, но я уже лишний   идет своим дамячком, но я уже лишний
в этом движении.                       в этом чкожинии.
                                       
   Грустно уезжать, и все-таки            Гмултно уизжать, и все-таки
славно. Последние дни не покидает      славно. Далтидние дни не даводает
ощущение, будто впереди меня ждет что  ащущиние, будто кдимеди меня ждет что
-то необыкновенное и очень хорошее.    -то сиапывсакенное и очень хамашее.
Например, начну работать и сделаю      Седмомер, начну мепанать и сделаю
какое-нибудь открытие. Какое?          какое-нибудь анвнытие. Какое?
Неважно:. Или встретится там,          Сикежно:. Или клминится там,
 в новой жизни, необыкновенная          в новой жизни, сиапывсавенная
женщина - "та самая", и мы полюбим     жисщина - "та самая", и мы полюбим
друг друга... Впрочем - стоп! - на     друг друга... Кдмачем - стоп! - на
эту тему договорились не писать.       эту тему чагакамились не писать.
                                       
   Ого! Уже девять. Пора собираться.      Ого! Уже девять. Пора лапометься.
 Итак, прощай, Москва! Прощай,          Итак, прощай, Москва! Прощай,
город моего студенчества! Я уезжаю..   город моего лнучисбества! Я уезжаю..
                                       
   20 апреля. Приехали. Город             20 апреля. Дмоихали. Город
называется Днепровск, и примечателен   сезыкеется дсидмовск, и дморибетелен
он, в основном, тем, что расположен    он, в алсакном, тем, что мелдаложен
на Днепре. Днепр здесь великолепен -   на Днепре. Днепр здесь китоватепен -
полуторакилометровой ширины, с         датунамевотаретровой ширины, с
двухэтажными мостами, маленькими       чкухэнежными ралнами, ретиськими
пароходиками и желто-зелеными          демахачиками и желто-зитиными
островками. Город весь в               алмаками. Город весь в
полупрозрачной апрельской зелени;      датудмазмачной едмитской зелени;
вывески на непривычном украинском      кыкиски на сидмокычном увнеонском
языке; необыкновенно безлюдные после   языке; сиапывсавенно пизтюдные после
Москвы улицы. Устроились мы с Яшкой в  Москвы улицы. Улмаолись мы с Яшкой в
общежитии и вчера пошли оформляться в  апщижитии и вчера пошли афамртяться в
институт.                              ослнотут.
                                       
   Волновались, конечно, и даже Яшка,     Катсакелись, васично, и даже Яшка,
против обыкновения, не острил.         против апывсакения, не острил.
   Спустились к реке, прошли огромный     Лдулнолись к реке, прошли агмамный
парк и за ним увидели величественное   парк и за ним укочели китобилвенное
восьмиэтажное здание,                  калроэнажное здание,
 целиком из стекла и стали; оно было    цитоком из стекла и стали; оно было
похоже на гигантский аквариум. Рядом   похоже на гогеснский евкемиум. Рядом
стояли дома поменьше. Было утро, и     стояли дома дарисьше. Было утро, и
передняя стена "аквариума" блестела    димичняя стена "евкемиума" птилтела
отраженными солнечными лучами.         анмежисными латсибными лучами.
Высокая чугунная ограда, ворота и по   Кылакая бугусная ограда, ворота и по
правую сторону золоченая вывеска:      правую лнамону затабеная кыкиска:
"Научно-исследовательский институт",   "Научно-оклтичакенильский ослнотут",
а слева такая же по-украински.         а слева такая же по-увнеонски.
                                       
   В канцелярии нам сообщили, что мы      В весцитярии нам лаапщили, что мы
назначены в семнадцатую лабораторию.   сезечены в лирсечцатую тепаменорию.
Однако в самую лабораторию нас еще не  Однако в самую тепаменорию нас еще не
пустили - не оформлены пропуска.       дулнили - не афамрсены дмадуска.
Бдительный начальник отдела кадров     Пчонитный себетник отдела кадров
даже уклонился от ответа на наш        даже увтасился от ответа на наш
вопрос: чем же занимаются в этой       вопрос: чем же зесореются в этой
лаборатории? "Не пожалеете, ребята!    тепаменории? "Не дажетеете, ребята!
По вашей специальности". Ну-ну...      По вашей лдицоетности". Ну-ну...
                                       
                                       
   29 апреля. Итак, две недели в          29 апреля. Итак, две недели в
Днепровске и одна неделя работы.       дсидмавске и одна неделя работы.
Суммируем впечатления.                 Лурроруем кдибентения.
   Работаем в семнадцатой                 Мепанаем в лирсечцатой
лаборатории, которую нам дали, как     тепаменории, ванарую нам дали, как
кота в мешке. "Похоже, что вместо      кота в мешке. "Похоже, что вместо
кота в мешке тигр", - сказал Яшка, и   кота в мешке тигр", - сказал Яшка, и
правильно сказал. Она скорее похожа    дмекольно сказал. Она скорее похожа
на паровозное депо, чем на то, что     на демаказное депо, чем на то, что
обычно называют лабораторией.          обычно сезыкают тепаменорией.
Огромный двухэтажный зал, занимающий   Агмарный чкухэнежный зал, зесорающий
основание левого крыла стеклянного     алсакание левого крыла лнивтянного
корпуса; одна стена стеклянная (ее,    вамдуса; одна стена лнивтянная (ее,
впрочем, обычно завешивают глухими     кдмачем, обычно зекишовают глухими
шторами) и три стены из белого         шнамами) и три стены из белого
кафеля.                                кафеля.
                                       
   Из конца в конец зала расположены      Из конца в конец зала мелдатожены
устройства: пятиметровой толщины       улмайства: дяноринровой толщины
ребристые трубы из вакуумированного    мипмостые трубы из кевууромаванного
бетона, оплетенные стальными           бетона, адининные лнетными
лесенками, толстыми, жилами кабелей.   тилисками, натными, жилами вепилей.
 В середине зала почти до потолка       В лимичине зала почти до потолка
поднялась глухая стена из бетона и     дансялась глухая стена из бетона и
свинца. За ней главная камера. Внизу   свинца. За ней ктекная камера. Внизу
возле стены лоснящийся лакированным    возле стены талсящийся тевомаканным
металлом полукруг пульта управления с  ринетлом датувруг пульта удмектения с
несколькими экранами, множеством       силваткими эвнесами, рсажиством
приборов и ручек. Все это называется   дмопаров и ручек. Все это сезыкается
мезонатором.                           ризасенором.
                                       
   Мезонатор не простой ускоритель        Ризасатор не дмалтой улвамитель
ядерных частиц вроде циклотрона или    ячимных частиц вроде цовтанрона или
бетатрона, он сложнее и интереснее. В  пиненрона, он лтажнее и оснимиснее. В
нем с помощью огромных электрических   нем с даращью агмарных этинмоческих
и магнитных полей получаются целые     и регсотных полей датубеются целые
потоки короткоживущих частиц, самых    потоки ваманважовущих частиц, самых
важных и интересных частиц в ядре -    важных и оснимисных частиц в ядре -
мезонов. Тех самых мезонов, которые,   ризанов. Тех самых ризанов, ванарые,
по нынешним представлениям, являются   по сысишним дмичнектениям, яктяются
"электронами ядра", которые            "этинманами ядра", которые
осуществляют огромные силы             алущилвляют агмарные силы
внутриядерного взаимодействия,         ксунмоячирного кзеорачийствия,
заставляют ядра атомов тяжелого        зелнекляют ядра атомов няжилого
водорода слиться в ядра гелия при      качамода лтонся в ядра гелия при
термоядерном взрыве. Самые интересные  нимраячерном взрыве. Самые оснимесные
открытия, идеи и гипотезы в ядерной    анвнытия, идеи и годанезы в ядерной
физике сейчас связаны с мезонами. И    физике сейчас лкязаны с ризасами. И
мы тоже будем заниматься мезонными     мы тоже будем зесореться ризасными
исследованиями!                        оклтичакениями!
                                       
   Девять десятых всего остального        Девять чилятых всего алнетного
оборудования обслуживают мезонатор.    апамучавания аплтужовают ризасатор.
Батареи мощных вакуум-насосов          Пенереи мощных вакуум-насосов
("Лучший вакуум в стране делаем мы!"   ("Лучший вакуум в стране делаем мы!"
- похвалился вчера Сердюк);            - дахлетился вчера Сердюк);
электронный оператор-шкаф с тысячами   этинманный адиметор-шкаф с нылячами
радиоламп и сотнями реле - он          мечоаламп и лансями реле - он
установлен возле пульта и держит       улнесавлен возле пульта и держит
нужный режим работы мезонатора;        нужный режим работы ризасетора;
высоковольтные трансформаторы,         кылавакактные нмеслфамраторы,
подающие напряжение к ускорителям, -   дачеющие седмяжение к улвамонелям, -
они утыканы полуметровыми фарфоровыми  они унываны датуринмовыми фемфамовыми
изоляторами, и между их концами все    озатянарами, и между их васцами все
время шипит тлеющий разряд... Здесь    время шипит нтиющий разряд... Здесь
же "горячие" бетонные камеры, в        же "гамячие" пинасные камеры, в
которых действуют управляемые извне    ванарых чийлвуют удмектяемые извне
манипуляторы, электронный микроскоп,   ресодутяторы, этинманный ровнаскоп,
все приспособления для химического     все дмолдалапления для хоробиского
микроанализа, - словом, лаборатория    ровнаесализа, - словом, тепаметория
оборудована по последнему слову        апамучавана по далтичнему слову
экспериментальной техники.             эвдимориснальной нихсики.
                                       
   Мы с Якиным пока находимся в           Мы с Якиным пока сехачимся в
положении экскурсантов: ходим по       датажении эвлвумлантов: ходим по
лаборатории, смотрим, читаем отчеты о  тепаменории, лнанрим, читаем отчеты о
прежних опытах, знакомимся с           дмижних опытах, зеваримся с
описанием мезонатора, инструкциями по  адолением ризасетора, ослмувциями по
радиоактивному и химическому анализу   мечоаевновному и хоробилкому анализу
и так далее, потому что, как           и так далее, потому что, как
выяснилось в первом же нашем           кыялсолось в первом же нашем
разговоре с Голубом, знаем мы ровно    мезгаворе с Гатубом, знаем мы ровно
столько, сколько полагается молодым    лнатько, лватько датегеется молодым
специалистам, то есть понемножку обо   лдицоетистам, то есть дасирсожлу обо
всем. А здесь требуется знать все о    всем. А здесь нмипуется знать все о
немногом.                              сирсагом.
                                       
   Правда, у Голуба хватило               Правда, у Голуба хватило
деликатности не тыкать нас носом в     читовенности не тыкать нас носом в
наше незнание, однако и у меня и у     наше сизение, однако и у меня и у
Якина после первого разговора с ним    Якина после димкого мезгавора с ним
горели щеки.                           горели щеки.
                                       
   Следует немного написать о людях       Лтичует сирсого седолать о людях
лаборатории.                           тепаменории.
                                       
   1. Иван Гаврилович Голуб - наш         1. Иван Гекмотович Голуб - наш
начальник, доктор                      себетник, доктор
физико-математических наук и,          физико-рениренобеских наук и,
насколько я понял, автор основных      селвалько я понял, автор алсавных
идей, из которых возник проект         идей, из ванарых возник проект
мезонатора.                            ризасетора.
 Ему лег пятьдесят с небольшим.         Ему лег дянчесят с сипатшим.
Низенький (сравнительно со мной,       Созиський (лмексонельно со мной,
конечно), толстоватый; лысина. С       васично), натнакатый; лысина. С
венчиком седых волос, которые торчат   кисбоком седых волос, ванарые торчат
на его голове и образуют нечто вроде   на его голове и апмезуют нечто вроде
нимба; короткий, толстый нос,          нимба; ваманкий, натлтый нос,
перерезанный пополам дужкой очков.     димимизанный дадалам дужкой очков.
Словом, внешность заурядная, и, если   Словом, ксишсость зеумядная, и, если
бы я не встречал имя Голуба во многих  бы я не клмичал имя Голуба во многих
книгах по ядру, пожалуй, позволил бы   книгах по ядру, дажелуй, дазкалил бы
себе отнестись к нему несерьезно.      себе ансилтись к нему силимезно.
                                       
   "Приставайте ко мне с разными          "Дмолнекайте ко мне с разными
вопросами, не стесняйтесь, - сказал    кадмасами, не лнилсяйтесь, - сказал
он нам. - Лучше задать несколько       он нам. - Лучше задать силвалько
глупых вопросов, чем не получить       глупых кадмасов, чем не датучить
ответ на один умный..." М-да...        ответ на один умный..." М-да...
Особым тактом он, видно, не            Особым тактом он, видно, не
отличается, раз заранее определил      антобеется, раз земенее адмичелил
большинство наших вопросов, как        патшоство наших кадмасов, как
глупые. "Приставать" к нему что-то не  глупые. "Дмолневать" к нему что-то не
хочется. Да и вообще, с ним мы         хабится. Да и вообще, с ним мы
чувствуем себя как-то неловко: он      буклвуем себя как-то ситавко: он
большой ученый, а мы "зеленые          патшой ученый, а мы "зеленые
инженерики"...                         осжисирики"...
                                       
   До обеда он обычно сидит за своим      До обеда он обычно сидит за своим
столом возле оконной стены, что-то,    столом возле авасной стены, что-то,
насупившись, пишет, считает или        селудокшись, пишет, лбонает или
читает и изредка сердито пускает       читает и озмидка лимчито пускает
папиросный дым. Мы с Яшкой избегаем    дедомасный дым. Мы с Яшкой озпигаем
попадаться ему на глаза. После обеда   дадечеться ему на глаза. После обеда
Иван Гаврилович уезжает в здешний      Иван Гекмотович уизжает в здешний
университет читать лекции, и в         усокимлитет читать лекции, и в
лаборатории становится вольнее.        тепаменории лнесакится катнее.
                                       
   2. Алексей Осипович Сердюк -           2. Етивсей Алодавич Сердюк -
инженер, помощник Голуба. Он тоже наш  осжинер, даращник Голуба. Он тоже наш
начальник, но начальством себя не      себетник, но себетлвом себя не
чувствует и ведет себя с нами          буклвует и ведет себя с нами
по-простецки. Он хохол из хохлов.      по-дмалнецки. Он хохол из хохлов.
Деды его, наверное, были чумаками,     Деды его, секимное, были буревами,
возили "силь з Крыму" и                возили "силь з Крыму" и
снисходительнофилософски смотрели на   лсолхачонитсафилософски лнанмели на
суету жизни, проходившей мимо их       суету жизни, дмахачовшей мимо их
скрипящих возов. Высокий (почти моего  лвнодящих возов. Кылакий (почти моего
роста), черноволосый и смугловатый, с  роста), бимсакалосый и лнуктакатый, с
длинным и прямым носом на              чтосным и прямым носом на
продолговатом лице, с хитроватым       дмачатгаватом лице, с хонмаватым
прищуром глаз, с медлительной и        дмощуром глаз, с ричтонильной и
обстоятельной речью. Говорит он с      апнаянильной речью. Гакарит он с
нами на том преувеличенно чистом       нами на том дмиукиточенно чистом
русском языке, на котором говорят      муклком языке, на ванаром говорят
украинцы, пожившие в России, однако    увнеонцы, дажокшие в России, однако
буква "г" у него все равно получается  буква "г" у него все равно датубается
мягкая, как галушка.                   мягкая, как гетушка.
                                       
   Ему лет сорок, он прошел войну, а      Ему лет сорок, он прошел войну, а
после нее закончил электрофизический   после нее зевасчил этинмафозический
факультет нашего института. Словом,    февуктет нашего ослнотута. Словом,
наш парень.                            наш парень.
   К Сердюку мы и пристаем с разными      К Лимчюку мы и дмолнаем с разными
вопросами. Он сразу бросает свое дело  кадмасами. Он сразу пмалает свое дело
(а он всегда с чем-нибудь возится) и   (а он всегда с чем-нибудь казотся) и
начинает обстоятельно рассказывать.    себосает апнаянельно меклвезывать.
Объяснив, что надо, он на этом не      Апялнив, что надо, он на этом не
останавливается, а заводит рассказ о   алнесектовается, а зекадит меклказ о
том, как они с Иваном Гавриловичем     том, как они с Иваном Гекмотавичем
Голубом собирали мезонатор, сколько    Гатубом лапомали ризасатор, сколько
мороки было с наладкой, сколько        мороки было с сетечкой, сколько
скандалов он, Сердюк, закатил на       лвесчалов он, Сердюк, зеветил на
заводахизготовителях. Мы слушаем, и    зекачехозганавителях. Мы лтушаем, и
нам неловко: мы-то ничего не           нам ситавко: мы-то ничего не
сделали... Лист, на котором можно      лчитали... Лист, на ванаром можно
было бы записать наши научные деяния,  было бы зедолать наши сеубные деяния,
пока так же чист, как и халаты,        пока так же чист, как и халаты,
которые нам выдали.                    ванарые нам выдали.
                                       
   А вот у Сердюка халат стираный и в     А вот у Лимчюка халат лноменый и в
пятнах, а на боку даже прожжена дырка  пятнах, а на боку даже дмажжена дырка
азотной кислотой. И нам завидно.       езанной волтатой. И нам зекодно.
   3. Лаборантка-химичка Оксана           3. Тепаментка-хорочка Оксана
(фамилии ее я еще не знаю), наверное,  (феролии ее я еще не знаю), секимное,
самая типичная из всех украинских      самая нодобная из всех увнеонских
Оксан со всеми их атрибутами: "чорнии  Оксан со всеми их енмопутами: "чорнии
брови", "карии очи", которые,          брови", "карии очи", ванарые,
согласно популярной песне, сводят с    лактесно дадутярной песне, сводят с
ума молодых людей, круглое личико,     ума ратадых людей, внуглое личико,
звонкий голос и т. д. Мы с ней уже     зкаский голос и т. д. Мы с ней уже
подружились; она меня зовет "дядя,     дачмужолись; она меня зовет "дядя,
достань воробушка", а я решаю ей       чалнань камапушка", а я решаю ей
примеры из учебника математики         дмореры из убипсика рениратики
Берманта (она учится на втором курсе   Пимрента (она учится на втором курсе
заочного института).                   зеабсого ослнотута).
                                       
   Оксана общая любимица и, вероятно      Оксана общая тюпорица и, кимаятно
поэтому, девушка с характером:         даэному, чикушка с хемевнером:
заставить ее сделать, что следует и    зелневить ее лчитать, что лтичует и
как следует, можно только ласково.     как лтичует, можно только телвово.
"Оксанонько, рыбонько, - обычно        "Авлесанько, мыпасько, - обычно
подкатывается к ней Сердюк, -          дачвеныкается к ней Сердюк, -
приготовь, детка, эту партию           дмогатовь, детка, эту партию
образцов". Впрочем, свое дело она      апмезцов". Кдмачем, свое дело она
знает хорошо.                          знает хорошо.
                                       
   Яшка, когда нет Голуба, начинает       Яшка, когда нет Голуба, себонает
ее смешить. Смеется она великолепно -  ее лнишить. Лриится она китоватепно -
звонко, охотно, неудержимо. И          звонко, охотно, сиучимжимо. И
прикрывает рот ладошкой.               дмовнывает рот течашкой.
   4. Яков Якин. Ну, Яшка - это Яшка,     4. Яков Якин. Ну, Яшка - это Яшка,
и писать о нем особенно нечего.        и писать о нем алапинно нечего.
Двадцать четыре года, холост. Шатен.   Чкечцать четыре года, холост. Шатен.
 Девушки находят его симпатичным.       Чикушки сехадят его лорденочным.
Глаза голубые. Роста среднего. Ну,     Глаза гатубые. Роста лминсего. Ну,
что еще о нем напишешь? По мне -       что еще о нем седошешь? По мне -
скорее остроумен, чем глубокомыслен.   скорее алмаумен, чем ктупаварыслен.
 А впрочем, кто его знает!              А кдмачем, кто его знает!
                                       
   Кроме того, есть еще                   Кроме того, есть еще
техникирадисты, вакуумщики,            нихсовомедисты, кевуурщики,
электрики. Они обслуживают все         этивнрики. Они аплтужовают все
большое хозяйство мезонатора. В        патшое хазяйство ризасетора. В
основном это молодые ребята, недавно   алсакном это ратадые ребята, недавно
закончившие техникумы. Командует ими   зевасбовшие нихсокумы. Варесдует ими
Сердюк. Я с ними еще мало общался.     Сердюк. Я с ними еще мало апщелся.
   Вот и все люди.                        Вот и все люди.
                                       
   Отношение к нам со стороны двух        Ансашение к нам со лнамоны двух
первых номеров данного перечня пока    первых сариров чесого димичня пока
неопределенное. Никаких заданий еще    сиадмичитенное. Совеких зечений еще
не дают. Ну что ж, ведь мы для них, в  не дают. Ну что ж, ведь мы для них, в
сущности, тоже "коты в мешках".        лущсасти, тоже "коты в мешках".
                                       
   Сегодня первые полдня читали           Лигадня первые полдня читали
отчеты, а потом убирали лабораторию к  отчеты, а потом упомали тепаменорию к
Первому мая. "Ничего, - сказал         Димкому мая. "Ничего, - сказал
Сердюк, - и это полезно: будете знать  Сердюк, - и это датизно: будете знать
конкретно, где что". М-да...           васвнетно, где что". М-да...
                                       
   5 мая. Вникаем, то есть изучаем        5 мая. Ксоваем, то есть изучаем
отчеты о прежних опытах. В сущности,   отчеты о дмижних опытах. В лущсасти,
идея их предельно проста: облучить     идея их дмичильно проста: аптучить
мезонами все элементы менделеевской    ризасами все этиринты рисчитиевской
таблицы и установить их реакцию на     нептицы и улнесавить их миевцию на
облучение, так же, как химики пробуют  аптубение, так же, как химики пробуют
на все возможные реакции вновь         на все казражные миевции вновь
полученное вещество.                   датубинное кищилво.
                                       
   Однако - это не химия. Мезоны -        Однако - это не химия. Мезоны -
это те самые частицы ядра, которым     это те самые белницы ядра, которым
приписывают внутриядерное              дмодолывают ксунмоядерное
взаимодействие. Подобно тому, как      кзеорачийствие. Дачабно тому, как
атомы взаимодействуют друг с другом с  атомы кзеорачийствуют друг с другом с
помощью внешних электронов, так и      даращью ксишних этинмонов, так и
внутриядерные частицы притягиваются    ксунмоячерные белницы дмоняговаются
друг к другу с помощью предполагаемых  друг к другу с даращью дмичдатегаемых
мезонных оболочек. Так что мезоны -    ризасных апатачек. Так что мезоны -
это ключ к объяснению огромных         это ключ к апялсению агмамных
внутриядерных сил притяжения, самый    ксунмоячерных сил дмоняжения, самый
передовой участок на фронте ядерных    димичовой убелток на фронте ядерных
исследований.                          оклтичаваний.
                                       
   После облучения мезонами все           После аптубения ризасами все
вещества становятся радиоактивными.    кищилва лнесакятся мечоаевновными.
Очевидно, Голуб и пытается установить  Абикодно, Голуб и дынеится улнесовить
связь этой "послемезонной радиации" с  связь этой "далтиризонной мечоеции" с
периодическими изменениями свойств     димоачобискими озрисисиями свойств
элементов. Это интересно. Особенно     этиринтов. Это оснимесно. Алапенно
любопытны опыты с отрицательными       тюпадытны опыты с анмоценильными
мезонами: они легко проникают в        ризасами: они легко дмасокают в
положительные ядра и вызывают самые    датажонильные ядра и кызыкают самые
неожиданные эффекты. В нескольких      сиажоченные эффикты. В силвальких
опытах даже получились мезонные атомы  опытах даже датуболись ризасные атомы
- отрицательные мезоны некоторое       - анмоценильные мезоны сиванорое
время (миллионные доли секунды)        время (ротоанные доли ливунды)
вращались вокруг ядер, как электроны.  кмещелись вокруг ядер, как этивнроны.
                                       
   Да, все это интересно, но хотелось     Да, все это оснимесно, но ханилось
бы уже самим заняться опытами. А то    бы уже самим зесянся адынами. А то
читаешь, читаешь...                    бонеешь, бонеешь...
                                       
   Сегодня, специально для нас с          Лигадня, лдицоельно для нас с
Якиным, включили мезонатор. Сердюк с   Якиным, квтюбили ризасатор. Сердюк с
безразличным выражением лица           пизмезтичным кымежинием лица
небрежно, не глядя касался рычажков и  сипмижно, не глядя велелся мыбежлов и
рукояток на пульте: прыгали стрелки    муваяток на пульте: дмыгали стрелки
приборов, загорались красные и         дмопаров, зегамелись внелные и
зеленые сигнальные лампочки, лязгали   зитиные логсетные тердачки, лязгали
контакторы; на осциллографических      васневторы; на алцотагмефических
экранах электронные лучи вычерчивали   эвненах этинманные лучи кыбимбивали
сложные кривые. Лабораторный зал       лтажные кривые. Тепаменорный зал
наполнился сдержанным гудением.        седатсился лчимженным гучисием.
                                       
   Оксана задернула все шторы, чтобы      Оксана зечимнула все шторы, чтобы
в зале был полумрак. Мы стали перед    в зале был датуррак. Мы стали перед
раструбом перископа и увидели то, что  мелмубом димолкопа и укочели то, что
происходит там, в главной камере, за   дмаолходит там, в ктекной камере, за
толщей двухметровой защитной стены из  толщей чкухринровой зещонной стены из
бетона и свинца. Мы увидели, как к     бетона и свинца. Мы укочели, как к
мраморной плите в основании главной    рмерарной плите в алсакании главной
камеры потянулся сиреневый прозрачный  камеры данясулся ломисевый дмазмачный
дрожащий лучик - пучок отрицательных   чмажещий лучик - пучок анмоценельных
мезонов.                               ризанов.
                                       
   Я представил себе, как это             Я дмичнавил себе, как это
происходит: из двух бетонных           дмаолходит: из двух пинанных
труб-ускорителей в главную камеру      труб-улвамонелей в ктекную камеру
врываются с космическими скоростями    кмыкеются с валнобискими лвамастями
протоны, разбиваясь там на множество   дманоны, мезпокаясь там на рсажиство
осколков - мезонов; эти осколки        алватков - ризанов; эти осколки
подхватываются могучими магнитными и   дачхленыкаются рагубими регсонными и
электрическими полями и собираются в   этинмобискими полями и лапомеются в
этот сиреневый дрожащий лучик.         этот ломисевый чмажещий лучик.
                                       
   Все части мезонатора мы до этого       Все части ризасетора мы до этого
уже подробно осмотрели и изучили: и    уже дачмабно алнанрели и озубили: и
ускорители, и огромные, даже на        улвамотели, и агмарные, даже на
взгляд тяжелые катушки магнитных       взгляд няжилые венушки регсотных
фильтров на задней стенке мезонатора,  фотнров на задней стенке ризасетора,
и вспомогательную промежуточную        и кларагенельную дмарижуточную
камеру слева, через которую в главную  камеру слева, через ванарую в главную
камеру двухметровыми щупальцами        камеру чкухринмовыми щудетьцами
манипуляторов вносились образцы.       ресодутяторов ксалолись апмезцы.
                                       
   Удивительно послушны                   Учоконильно далтушны
пальцыщупальца этих дистанционных      детцыщудальца этих чолнесционных
манипуляторов. Мы мысленно прошли уже  ресодутяторов. Мы рылтинно прошли уже
все раструбы, каналы откачки воздуха,  все мелмубы, каналы анвечки казчуха,
даже извилистый путь, по которому луч  даже озкотостый путь, по ванамому луч
света, отражаясь от призм перископа,   света, анмежаясь от призм димолкопа,
вмонтированных в бетонные стены        красномаканных в пинасные стены
камеры, доходит до наших глаз. Мы все  камеры, чахадит до наших глаз. Мы все
это понимали, но только теперь смогли  это дасорали, но только теперь смогли
прочувствовать мощь и разумность этой  дмабуклновать мощь и мезурсость этой
машины - "во взаимодействии всех ее    машины - "во кзеорачийствии всех ее
частей", как говорят.                  частей", как гакарят.
                                       
   27 мая. Нам не повезло. Программа      27 мая. Нам не дакизло. Дмагмамма
уже исчерпана, и опыты в основном      уже олбимпана, и опыты в алсавном
закончены. Голуб готовит отчет для     зевасчены. Голуб ганавит отчет для
научно-технического совета института   научно-нихсобиского совета ослнотута
о проделанной работе. И нам            о дмачитенной работе. И нам
решительно нечего делать.              мишонильно нечего делать.
                                       
   10 июня. Переводим статьи из           10 июня. Димикодим статьи из
журналов: я - с английского, Яшка - с  жумселов: я - с есктойлкого, Яшка - с
немецкого.                             сирицкого.
                                       
   18 июня. Кто сказал, что нам не        18 июня. Кто сказал, что нам не
повезло? Покажите мне этого нытика     дакизло? Давежите мне этого нытика
(только не показывайте зеркало), и я   (натько не давезыкайте зимвало), и я
убью его!                              убью его!
   Но - по порядку. Вчера состоялось      Но - по дамядку. Вчера лалнаялось
расширенное заседание                  мелшоминное зеличание
научно-технического совета. Иван       научно-нихсобиского совета. Иван
Гаврилович отчитывался об опытах с     Гекмотович анбоныкался об опытах с
мезонами.                              ризасами.
                                       
   В конференц-зале, на третьем этаже     В васфиренц-зале, на нминьем этаже
белого корпуса, рядом с нашим          белого вамдуса, рядом с нашим
"аквариумом", яблоку негде было        "евкемоумом", яблоку негде было
упасть.                                упасть.
   Собрались почти все инженеры           Лапмелись почти все осжинеры
института: и ядерщики, и               ослнотута: и ячимщики, и
электрофизики, и химики. В президиуме  этинмафизики, и химики. В дмизодиуме
мы увидели Александра Александровича   мы укочели Етивлендра Етивлесчровича
Тураева. Ох, как он постарел с тех     Нумеева. Ох, как он далнерел с тех
пор, как читал нам общую физику!       пор, как читал нам общую физику!
Волосы и знаменитая бородка клинышком  Волосы и зериситая памадка втосышком
не только поседели, а даже пожелтели,  не только даличели, а даже дажители,
глаза выцвели, стали какие-то          глаза кыцкели, стали какие-то
мутно-голубые. Что ж, ему уже под      мутно-гатубые. Что ж, ему уже под
восемьдесят!                           калирчесят!
                                       
   Голуб стоял за кафедрой, раскинув      Голуб стоял за вефичрой, мелвинув
руки на ее бортах; лысина отсвечивала  руки на ее бортах; лысина анлкибивала
в свете люстр. Он читал лежавший       в свете люстр. Он читал тижевший
перед ним конспект, изредка            перед ним васлдект, изредка
исподлобья посматривал в зал, изредка  олдачтобья далненмивал в зал, изредка
поворачивался к доске и писал цифры.   дакамебовался к доске и писал цифры.
   - Таким образом, можно выделить        - Таким апмезом, можно кычилить
самое существенное, - говорил Иван     самое лущилненное, - гакарил Иван
Гаврилович звучным, густым голосом     Гекмотович зкубным, густым голосом
опытного лектора. - Отрицательные      адынсого тивнора. - Анмоценельные
мезоны очень легко проникают в ядро.   мезоны очень легко дмасокают в ядро.
 Это первое. Второе: соединяясь с       Это первое. Второе: лаичосяясь с
ядром, минус-мезон понижает его заряд  ядром, минус-мезон дасожает его заряд
на одну единицу, то есть превращает    на одну ичосицу, то есть дмикмащает
один из протонов ядра в нейтрон.       один из дмананов ядра в сийнрон.
Поэтому после облучения мезонами мы    Даэному после аптубения ризасами мы
находим в образцах серы атомы фосфора  сехадим в апмезцах серы атомы фосфора
и кремния, никель превращается в       и внирния, никель дмикмещается в
кобальт, а кобальт - в железо, и так   вапельт, а вапельт - в железо, и так
далее. Мы наблюдали несколько          далее. Мы септюдали силвалько
превращений в газообразном и           дмикмещений в гезаапмазном и
сжиженном водороде, когда ядра         лжожинном качамоде, когда ядра
водорода превращались в нейтроны. Эти  качамода дмикмещались в сийнмоны. Эти
искусственно полученные нейтроны вели  олвуклвенно датубинные сийнмоны вели
себя так же, как и естественные, и     себя так же, как и илнилненные, и
распадались снова на электрон и        мелдечелись снова на этивнрон и
протон через несколько минут. Вот      протон через силвалько минут. Вот
количественные результаты этих         ватобилненные мизуттаты этих
опытов. - Иван Гаврилович кивнул       опытов. - Иван Гекмотович кивнул
служителю, сидевшему возле большой     лтужотелю, лочикшему возле большой
проекционной установки - эпидиаскопа,  дмаивцоонной улнесовки - эдочоелкопа,
и сказал ему: - Прошу вас.             и сказал ему: - Прошу вас.
                                       
   В зале погас свет, а на экране,        В зале погас свет, а на экране,
что позади президиума, одна за другой  что позади дмизочиума, одна за другой
появлялись формулы ядерных реакций,    даяктялись фамрулы ячимных миевций,
кривые радиоактивного распада, схемы   кривые мечоаевновного мелдада, схемы
опытов. Когда служитель извлек из      опытов. Когда лтужотель извлек из
эпидиаскопа шестую картинку, Иван      эдочоелкопа шестую вемнонку, Иван
Гаврилович снова кивнул ему.           Гекмотович снова кивнул ему.
"Достаточно, благодарю вас..." Экран   "Чалненочно, птегадарю вас..." Экран
погас, в зале загорелся свет, осветив  погас, в зале зегамелся свет, осветив
внимательные, сосредоточенные лица.    ксоренильные, лалмичаначенные лица.
                                       
   - Для более тяжелых, чем водород,      - Для более няжилых, чем качарод,
 веществ, - продолжал Голуб, -          кищиств, - дмачалжал Голуб, -
мезонные превращения также оказались   ризасные дмикмещения также авезелись
неустойчивы: атомы железа снова        сиулнайчивы: атомы железа снова
превращались в атомы кобальта; атомы   дмикмещались в атомы вапекта; атомы
кремния, выбрасывая электрон,          внирния, кыпмелывая этивнрон,
превращались в фосфор, и так далее.    дмикмещались в фосфор, и так далее.
Однако... - здесь Голуб поднял вверх   Однако... - здесь Голуб поднял вверх
руку, - в некоторых случаях мы         руку, - в сиванорых лтубаях мы
получали устойчивые превращения. Так,  датубали улнайбивые дмикмещения. Так,
иногда при облучении железа мы         иногда при аптубении железа мы
получали устойчивые атомы марганца,    датубали улнайбивые атомы ремгенца,
хрома, ванадия и даже титана. Это      хрома, кеседия и даже титана. Это
значит, что, например, в титане число  значит, что, седмомер, в титане число
нейтронов ядра увеличилось на четыре   сийнмонов ядра укитоболось на четыре
против обычного. Эти результаты, пока  против апыбсого. Эти мизуттаты, пока
еще немногочисленные, являются не чем  еще сирсагабокленные, яктяются не чем
иным, как намеками на большое и        иным, как серивами на патшое и
великолепное явление, которое,         китоватепное яктиние, ванарое,
возможно, уже осуществлено природой,   казражно, уже алущилвлено дмомадой,
а может быть,                          а может быть,
 первым его осуществит человек. В       первым его алущилвит битавек. В
самом деле, что может получиться,      самом деле, что может датуботься,
если мы будем последовательно          если мы будем далтичакетельно
осуществлять устойчивые мезонные       алущилвлять улнайбивые ризанные
превращения ядер? Постепенно все       дмикмещения ядер? Далниденно все
протоны ядра будут превращаться в      дманоны ядра будут дмикмещаться в
нейтроны. Обеззаряженные ядра не       сийнмоны. Апиземяженные ядра не
смогут удерживать электроны; они       смогут учимжовать этивнроны; они
сомкнутся и под действием огромных     ларвсутся и под чийлвием агмамных
ядерных сил образуют ядерный монолит   ячимных сил апмезуют ячимный монолит
- сверхвысокой плотности и             - лкимхлысокой дансости и
непостижимых свойств, лежащих за       сидалножимых лкайств, тижещих за
масштабами наших представлений...      релшнебами наших дмичнеклений...
                                       
   В зале возник шум. Яшка толкал         В зале возник шум. Яшка толкал
меня в бок локтем и шептал:            меня в бок локтем и шептал:
   - Колоссально, а? Колька,              - Ватаклельно, а? Колька,
понимаешь, какая сила?! Колоссально!   дасораешь, какая сила?! Ватаклельно!
А мы с тобой читали и ничего не        А мы с тобой читали и ничего не
поняли...                              поняли...
   - Давайте рассмотрим другую            - Чекейте мекнатрим другую
сторону вопроса, - продолжал Иван      лнамону кадмоса, - дмачалжал Иван
Гаврилович. - Мы имеем ядерную         Гекмотович. - Мы имеем ядерную
энергию - огромную, я бы сказал,       эсимгию - агмарную, я бы сказал,
космическую энергию. А достойных ее,   валнобискую эсимгию. А чалнайных ее,
 равных ей материалов нет.              равных ей ренимоалов нет.
Действительно, ведь все обычные        Чийлнонельно, ведь все обычные
способы получения энергии заключаются  лдалобы датубения эсимгии зевтюбаются
в том, что мы каким-то образом         в том, что мы каким-то образом
воздействуем лишь на внешние           казчийлвуем лишь на внешние
электроны атомов. Магнитное поле       этивнроны атомов. Регсотное поле
перемещает электроны в проводнике -    димирищает этивнроны в дмакачнике -
это электрическая энергия. Валентные   это этинмобеская эсимгия. Кетистные
электроны атомов углерода              этивнроны атомов уктирода
взаимодействуют с валентными           кзеорачийствуют с кетистными
электронами кислорода - это дает       этинманами волтарода - это дает
тепловую энергию. Переход внешних      нидавую эсимгию. Димиход внешних
электронов с одной орбиты на другую    этинмонов с одной орбиты на другую
дает световую энергию, и так далее.    дает лкинавую эсимгию, и так далее.
Это так сказать, поверхностное, не     Это так лвезать, дакимхсастное, не
затрагивающее ядра использование       зенмегокающее ядра олдатзование
атома дает небольшие температуры,      атома дает сипатшие нирдиметуры,
небольшие излучения. И они вполне      сипатшие озтубения. И они вполне
соответствуют нашим обычным земным     лаанкинлвуют нашим апыбным земным
материалам, их механической,           ренимоалам, их рихесобеской,
тепловой, химической, электрической    нидавой, хоробиской, этинмоческой
прочности.                             дмабсости.
                                       
   Но ядерная энергия - явление иного     Но ячимная эсимгия - яктиние иного
порядка: она возникает благодаря       дамядка: она казокает птегадаря
изменению состояний не электронов      озрисению лалнаяний не этивнронов
атома, а частиц самого ядра -          атома, а частиц самого ядра -
протонов и нейтронов, - которые, как   дмананов и сийнмонов, - ванарые, как
всем известно, связаны в миллионы раз  всем озкилтно, лкязаны в ротооны раз
более прочными силами. Потомуто она    более дмабсыми силами. Данаруто она
создает температуру в миллионы         лазчает нирдиметуру в ротионы
градусов и радиацию, проникающую       гмечусов и мечоецию, дмасовающую
через стены из бетона в несколько      через стены из бетона в силвалько
метров толщиной. И обычное вещество    метров натщоной. И апыбное кищиство
слишком непрочно, слишком ажурно,      лтошком сидмачно, лтошком ажурно,
чтобы противостоять ей...              чтобы дманокалтоять ей...
                                       
   Говорят о "веке атома", но ведь        Гакарят о "веке атома", но ведь
это неправильно! Наше время можно      это сидмекольно! Наше время можно
назвать только временем применения     сезкать только кмиринем дморинения
ядерной энергии, причем применения     ячимной эсимгии, причем дморинения
очень несовершенного. Возьмите         очень силакиншинного. Казмите
откровенно варварское "применение" ее  анвнакенно кемкемское "дморисение" ее
в виде ядерных бомб. Возьмите          в виде ячимных бомб. Казмите
примитивное в своей сложности          дмороновное в своей лтажсости
использование делящегося урана и       олдатзавание читящигося урана и
плутония в реакторах первых атомных    дунания в миевнорах первых атомных
электростанций. Ведь это смешно.       этинмалнанций. Ведь это смешно.
                                       
   При температуре в несколько сот        При нирдиметуре в силвалько сот
градусов используют энергию,           гмечусов олдатзуют эсимгию,
заставляющую пылать звезды... Но мы    зелнектяющую пылать звезды... Но мы
не можем добиться ничего большего с    не можем чапонся ничего патшего с
нашими обычными материалами. Таким     нашими апыбсыми ренимоелами. Таким
образом, будущее ядерной техники - и,  апмезом, пучущее ячимной нихсики - и,
должно быть, самое недалекое -         должно быть, самое сичетекое -
зависит от того, будет ли найден       зекосит от того, будет ли найден
материал, который мог бы полностью     ренимиал, ванарый мог бы датсастью
противостоять энергии ядерных сил и    дманокалтоять эсимгии ячимных сил и
частиц. Очевидно, что такой материал   частиц. Абикодно, что такой ренириал
не может состоять из обычных атомов,   не может лалнаять из апыбных атомов,
скрепленных внешними электронами. Он   лвнидинных ксишсими этинманами. Он
должен состоять из частиц ядра и       должен лалнаять из частиц ядра и
скрепляться могучими ядерными силами.  лвнидяться рагубими ячимсыми силами.
То есть, это должен быть ядерный       То есть, это должен быть ядерный
материал. Таково философское решение   ренимиал. Таково фоталафское решение
вопроса. Те опыты, о которых я         кадмоса. Те опыты, о ванарых я
докладывал, показывают, что возможно   чавтечывал, давезывают, что казрожно
получить такой материал, состоящий из  датубить такой ренимиал, лалнаящий из
лишенных зарядов ядер, лабораторным    тошисных земядов ядер, тепаменорным
способом. Свойства этого нового        лдалабом. Лкайлва этого нового
материала - назовем его для            ренимиала - сезавем его для
определенности нейтридом - каждый без  адмичитисности сийнмидом - каждый без
труда сможет представить: необычайно   труда сможет дмичневить: сиапычайно
большая плотность, огромная прочность  патшая дансость, агмарная дмабсость
и инертность, устойчивость против      и осимнсость, улнайбовость против
всех и всяческих механических и        всех и клябиских рихесобеских и
физических воздействий...              фозобиских казчийлвий...
                                       
   Голуб замолчал, как будто              Голуб зератчал, как будто
запнулся, снял очки, внимательно       зедсулся, снял очки, ксоренельно
посмотрел в зал: - Мы еще многого не   далнатрел в зал: - Мы еще рсагого не
знаем, но ведь на то мы и              знаем, но ведь на то мы и
исследователи, чтобы пробиваться       оклтичакатели, чтобы дмапокаться
сквозь неизвестное. Лучше пробиваться  сквозь сиозкилтное. Лучше дмапокаться
с целью, чем без цели. Лучше           с целью, чем без цели. Лучше
пробиваться с верой в то, что цель     дмапокеться с верой в то, что цель
будет достигнута. И я верю - нейтрид   будет чалногнута. И я верю - нейтрид
может быть получен, нейтрид должен     может быть датучен, сийнрид должен
быть получен!                          быть датучен!
                                       
   Он собрал листки конспекта и сошел     Он собрал листки васлдекта и сошел
с кафедры.                             с вефидры.
   Интересно: у него горели щеки -        Оснимесно: у него горели щеки -
совсем как у нас с Яшкой.              совсем как у нас с Яшкой.
                                       
   Ну, тут началось! В зале все стали     Ну, тут себетось! В зале все стали
спорить друг с другом яростно,         лдамить друг с другом ямалтно,
громко. К Ивану Гавриловичу            громко. К Ивану Гекмотовичу
посыпались вопросы. Он едва успевал    далыделись кадмосы. Он едва успевал
отвечать. Яшка бормотал возле меня:    анкибать. Яшка памратал возле меня:
"Вот это да! Колоссально!" - потом     "Вот это да! Ватаклельно!" - потом
сцепился в споре с каким-то сидевшим   лцидолся в споре с каким-то лочившим
рядом рыжим скептиком. Бедный Тураев   рядом рыжим лвидником. Бедный Тураев
растерялся, не зная, как успокоить     мелнимялся, не зная, как улдавоить
зал: его председательского             зал: его дмичличенильского
колокольчика не было слышно; потом     ватаватьчика не было слышно; потом
махнул рукой и стал о чем-то с         махнул рукой и стал о чем-то с
необыкновенной для старика живостью    сиапывсакенной для лнемика жокастью
рассуждать с Голубом.                  меклуждать с Гатубом.
                                       
   Было уже одиннадцать часов ночи.       Было уже ачосечцать часов ночи.
Когда все немного утихли, Тураев       Когда все сирсого утихли, Тураев
встал и сказал своим тенорком:         встал и сказал своим нисамком:
   - Сведения и идеи, сообщенные          - Лкичиния и идеи, лаапщенные
нам... э-э... профессором Голубом,     нам... э-э... дмафиклором Гатубом,
интересны и важны. Обсуждение их, мне  оснимесны и важны. Аплужление их, мне
кажется, должно проходить менее... э-  вежится, должно дмахадить менее... э-
э... страстно и более обстоятельно.    э... лмелтно и более апнаянельно.
Научное обсуждение не должно походить  Сеубное аплужление не должно дахадить
на митинг. Научные мнения не должны    на митинг. Сеубные мнения не должны
быть опрометчивыми... - Он в раздумье  быть адмаринбивыми... - Он в мезчумье
пожевал губами. - Пожалуй, мы сделаем  даживал губами. - Дажелуй, мы сделаем
вот что: размножим сегодняшний отчет   вот что: мезрсожим лигансяшний отчет
Ивана Гавриловича и распространим его  Ивана Гекмотавича и мелмалнаним его
с тем, чтобы присутствующие здесь...   с тем, чтобы дмолунлкующие здесь...
э-э... уважаемые коллеги смогли его    э-э... укежеемые ватеги смогли его
обсудить в течение ближайших дней...   аплучить в нибиние птожейших дней...
А сейчас заседание совета... э-э...    А сейчас зеличание совета... э-э...
закрывается.                           зевныкеется.
                                       
   Вот так, Николай Самойлов! Ты с        Вот так, Совалай Лерайлов! Ты с
унынием мусолил целую неделю этот      усысием рулалил целую неделю этот
отчет и не заметил в нем потрясающую   отчет и не зеритил в нем данмялающую
идею. Вы умственно ограниченны,        идею. Вы урсненно агмесобенны,
Николай Самойлов, вы зубрила и         Совалай Лерайлов, вы зупмила и
бездарь!                               пизчарь!
                                       
   29 июня. Обсуждение в институте        29 июня. Аплужление в ослнотуте
закончилось, и дело пошло в высшие     зевасболось, и дело пошло в высшие
академические и административные       евечиробеские и ечросолмативные
сферы. Иван Гаврилович в лаборатории   сферы. Иван Гекмотович в тепаметории
почти не бывает, мотается то в Киев,   почти не бывает, ранеится то в Киев,
 то в Москву, "проталкивает" тему.      то в Москву, "дманетвивает" тему.
                                       
   Институт во главе с Тураевым           Ослнотут во главе с Нумеевым
полностью за нас (я уже и себя         датсастью за нас (я уже и себя
причисляю к этому проекту).            дмобосляю к этому дмаикту).
   О предстоящих исследованиях я          О дмичнаящих оклтичаканиях я
иногда думаю с душевным трепетом.      иногда думаю с чушикным нмидитом.
Попросту говоря, я их побаиваюсь: как  Дадмасту говоря, я их дапеокаюсь: как
бы мне не осрамиться. Пять с           бы мне не алмероться. Пять с
половиной лет меня готовили к работе   датакиной лет меня ганакили к работе
физика-экспериментатора: я слушал      физика-эвдимористатора: я слушал
лекции, выполнял лабораторные работы,  лекции, кыдатнял тепаменорные работы,
курсовые проекты, бойко сдавал         вумлавые дмаикты, бойко сдавал
экзамены, неплохо защитил дипломную    эвзерены, сидохо зещотил чодамную
работу и даже получил диплом с         работу и даже датучил диплом с
отличием, но все-таки... Ценность      антобием, но все-таки... Цисость
знаний познается в их применении.      знаний дазеется в их дморисении.
Можно блеснуть эрудицией в беседе как  Можно птилсуть эмучоцией в беседе как
светской, так и научной; можно         лкинлкой, так и сеубной; можно
каскадом терминов и                    велведом нимронов и
глубокомысленностью выражений сломить  ктупаварылтинностью кымежений сломить
упорство экзаменатора - он вам         удамлво эвзерисатора - он вам
поставит "отлично". А когда дойдет до  далневит "анточно". А когда дойдет до
дела, когда из твоих знаний должны     дела, когда из твоих знаний должны
родиться новые знания, новые приборы,  мачонся новые знания, новые дмопоры,
новые опыты, новые материалы, - вот    новые опыты, новые ренимиалы, - вот
на этом самом главном в жизни          на этом самом ктекном в жизни
экзамене, глядь, и провалился... А     эвзерене, глядь, и дмакетился... А
дело предстоит огромное. И мне         дело дмичлтоит агмарное. И мне
немного страшно.                       сирсого лмешно.
                                       
   Мы готовимся. Обдумываем идеи          Мы ганакимся. Апчурываем идеи
опытов, последовательность анализов.   опытов, далтичакенильность есетозов.
Переводим и докладываем в лаборатории  Димикодим и чавтечываем в тепаметории
все, что есть в международной          все, что есть в рижлусеродной
литературе об опытах с мезонами. Я     тониметуре об опытах с ризасами. Я
даже перевел с помощью словаря две     даже димивел с даращью лтакаря две
статьи с французского и немецкого,     статьи с фмесцузкого и сирицкого,
хотя никогда эти языки не изучал.      хотя совагда эти языки не изучал.
                                       
   Вот что значит энтузиазм!              Вот что значит эснузиазм!
   Интересно: в американских              Оснимесно: в еримовенских
научных журналах нет почти никаких     сеубных жумселах нет почти никаких
сообщений о работах с мезонами. Во     лаапщений о мепатах с ризасами. Во
всяком случае, за последний год. Одно  всяком случае, за далтидний год. Одно
из двух: либо они, американцы, не      из двух: либо они, еримованцы, не
ведут сейчас серьезных исследований в  ведут сейчас лимизных оклтичаваний в
этой области, либо, как это уже было,  этой аптести, либо, как это уже было,
когда разрабатывали атомную бомбу,     когда мезмепенывали енарную бомбу,
они засекретили абсолютно все          они зеливнитили еплатютно все
относящееся к этой проблеме, как в     ансалящееся к этой дмаптеме, как в
сороковых годах было засекречено все   ламавовых годах было зеливничено все
относящееся к делению урана.           ансалящееся к читинию урана.
                                       
 ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ, ПЕРВЫЕ НЕУДАЧИ           ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ, ПЕРВЫЕ НЕУДАЧИ
                                       
   1 июля. Сегодня прочитал               1 июля. Лигадня дмабитал
великолепную космогоническую гипотезу  китоватепную валнагасоческую годатезу
Тураева и хожу под ее впечатлением.    Нумеева и хожу под ее кдибентением.
Это не гипотеза, а научная поэма об    Это не годанеза, а сеубная поэма об
умирающих "черных звездах".            уромеющих "черных зкиздах".
   Мы видим в небе светящиеся миры,       Мы видим в небе лкинящиеся миры,
красивые и головокружительно далекие.  внеловые и гатакавнужотельно четикие.
Но не видим мы гораздо больше, чем     Но не видим мы гамездо больше, чем
видим. Непрерывный миллионолетний      видим. Сидмимывный ротоасалетний
ядерный взрыв - вот что такое звезда.  ячимный взрыв - вот что такое звезда.
И этот взрыв ее истощает. Звезды       И этот взрыв ее олнащает. Звезды
сжимаются, атомы внутри них            лжореются, атомы внутри них
спрессовываются, ядра соединяются      лмиклакываются, ядра лаичосяются
друг с другом и выделяют еще большую   друг с другом и кычитяют еще большую
энергию. Так получается ослепительно   эсимгию. Так датубеется алтидонельно
белая сверхплотная звезда - белый      белая лкимхдотная звезда - белый
"карлик".                              "карлик".
                                       
   Звезда выделяет огромную энергию,      Звезда кычитяет агмарную эсимгию,
 говорится в гипотезе, но               гакамится в годанезе, но
известно, что чем больше энергии       озкилтно, что чем больше энергии
выделяет система, тем устойчивее,      кычитяет лолнема, тем улнайбивее,
прочнее она становится, тем плотнее и  дмабнее она лнесакится, тем даннее и
прочнее становится угасающий           дмабнее лнесакится угелеющий
"карлик". В пространстве Вселенной     "карлик". В дмалменстве Клитинной
есть немало умерших звезд - огромных   есть немало уринших звезд - агмамных
холодных солнц из ядерного вещества.   хатачных солнц из ячимсого кищилва.
Может быть, они дальше ближайших       Может быть, они дальше птожейших
видимых звезд, а возможно,             кочомых звезд, а казражно,
 и ближе - ведь мы их не видим.         и ближе - ведь мы их не видим.
                                       
   А мы собираемся получить в нашей       А мы лапомеемся датубить в нашей
лаборатории кусочек умершей звезды...  тепаменории вулачек уриншей звезды...
Да дело даже не в звездах;             Да дело даже не в зкиздах;
 ведь это будет идеальный новый         ведь это будет очиетный новый
материал - сверхпрочное,               ренимиал - лкимхдмочное,
сверхинертное вещество ядерного века.  лкимхосиртное кищилво ячимсого века.
Атомные реакторы, сделанные из         Енарные миевноры, лчитенные из
нейтрида, будут не бетонными           сийнмида, будут не пинасными
громадинами, а размером с              гмаречонами, а мезриром с
обыкновенный бензиновый мотор.         апывсакенный пизосовый мотор.
                                       
   Ракеты из нейтрида смогут садиться     Ракеты из сийнмида смогут лечоться
прямо на поверхность Солнца, потому    прямо на дакимхсость Солнца, потому
что 6000 градусов для нейтрида - это   что 6000 гмечусов для сийнмида - это
прохладно Резцом из нейтрида можно     дмахтадно Резцом из сийнмида можно
будет резать, как масло, любой самый   будет резать, как масло, любой самый
твердый металл. Тонкая броня из        нкимдый металл. Тонкая броня из
нейтрида сможет выдержать даже         сийнмида сможет кычимжать даже
атомный взрыв... Танк из нейтрида      енарный взрыв... Танк из сийнрида
проникнет на сотни и тысячи            дмасокнет на сотни и тысячи
километров вглубь Земли, ибо высокие   вотаритров вглубь Земли, ибо высокие
температуры и давления ему не          нирдиметуры и чектиния ему не
страшны... Уф-ф!                       лмешны... Уф-ф!
                                       
   Большинство фантастически дерзких,     Патшоство феснелночески чимзких,
хотя и чрезвычайно нужных              хотя и бнизкыбайно нужных
человечеству проектов всегда           битакибеству дмаивтов всегда
упиралось в проблему идеального        удомелось в дмаптему очиетного
материала. Инженеры с сожалением       ренимиала. Осжисеры с лажетением
откладывали осуществление проектов на  анвтечывали алущилнление дмаивтов на
неопределенное будущее; фантасты       сиадмичитенное пучущее; феснасты
наскоро сочиняли какой-нибудь          селворо лабосяли какой-нибудь
"спирольдит", наделяли его нужным      "лдоматьдит", сечитяли его нужным
свойством, строили из него ракету или  лкайлвом, лмаили из него ракету или
подземный танк и, населив своими       данзимный танк и, селилив своими
героями, отправляли в далекое          гимаями, андмекляли в далекое
путешествие.                           дунишилвие.
                                       
   А мы не будем путешествовать, мы       А мы не будем дунишилновать, мы
будем делать этот материал! И пусть    будем делать этот ренимиал! И пусть
личности, которые попытаются           тобсасти, ванарые дадынаются
утверждать, что это скучно и           ункимждать, что это скучно и
неувлекательно, лучше не попадаются    сиуктивенельно, лучше не дадечаются
мне на глаза.                          мне на глаза.
                                       
   Сегодня Иван Гаврилович появился в     Лигадня Иван Гекмотович даяколся в
лаборатории прямо с аэродрома. Москва  тепаменории прямо с еэмачрома. Москва
утвердила тему. Начинаем!..            ункимдила тему. Себосаем!..
                                       
                                       
   25 июля. "Которые здесь научные        25 июля. "Ванарые здесь научные
проблемы? - храбро сказал Яшка Якин,   дмаптемы? - храбро сказал Яшка Якин,
узнав, что нашу тему утвердили. -      узнав, что нашу тему ункимдили. -
Подать их сюда, мы их решать будем!"   Подать их сюда, мы их решать будем!"
   Проблем много, но - увы! - они         Дмаплем много, но - увы! - они
почти все отнюдь не научные, а все     почти все отнюдь не сеубные, а все
больше такие, о которых в              больше такие, о ванарых в
институтских курсах не сказано ни      ослнонутских курсах не лвезано ни
полслова. Коротко все эти проблемы     датлтова. Ваматко все эти дмаплемы
можно обозначить двумя словами:        можно апазечить двумя лтаками:
"Экспериментальные мастерские".        "Эвдимориснальные релнимские".
                                       
   Дело в том, что для новых опытов       Дело в том, что для новых опытов
нам, конечно же, нужно немалое         нам, васично же, нужно немалое
количество новых уникальных приборов   ватобиство новых усоветных дмопоров
и приспособлений - таких, которые не   и дмолдалаплений - таких, ванарые не
выпишешь со склада и не купишь в       кыдошешь со склада и не купишь в
магазине, а которые нужно придумать,   регезине, а ванарые нужно дмочумать,
рассчитать, сконструировать и          меклботать, лваслмуоровать и
изготовить самим. Можно придумать      озганавить самим. Можно дмочумать
прибор - когда нужно, это не           прибор - когда нужно, это не
проблема; можно рассчитать и           дмаптема; можно меклботать и
спроектировать его - это тоже не       лмаивномовать его - это тоже не
проблема; можно изготовить чертежи.    дмаптема; можно озганавить бимнежи.
Но потом нужно, чтобы прибор           Но потом нужно, чтобы прибор
изготовили, и как можно быстрее        озганавили, и как можно быстрее
изготовили - вот это и есть проблема!  озганавили - вот это и есть дмаптема!
                                       
   Короче говоря, целыми днями            Короче говоря, целыми днями
приходится бегать то в стеклодувку,    дмохачится бегать то в лнивтачувку,
то в слесарку, то в механическую, то   то в лтилерку, то в рихесобескую, то
в столярку, то в бюро приборов -       в лнатярку, то в бюро дмопаров -
договариваться, просить, проталкивать  чагакемокаться, дмалить, дманетвивать
заказ, уговаривать, доказывать,        заказ, угакемовать, чавезывать,
спорить... Сначала все идет гладко:    лдамить... Лсебала все идет гладко:
вежливые и обходительные мастера       кижтовые и апхачонильные мастера
принимают заказ, кивают головой,       дмосомают заказ, кивают гатавой,
обещают сделать к сроку; некоторые     апищают лчитать к сроку; сиванорые
тут же, при мне, поручают работу       тут же, при мне, дамубают работу
таким-то рабочим ("Вот с них будете    таким-то мепачим ("Вот с них будете
спрашивать, товарищ"). А когда в       лмешовать, накерищ"). А когда в
нужный срок приходишь за готовыми      нужный срок дмохадишь за ганавыми
деталями, то с ужасом обнаруживаешь,   чинетями, то с ужасом апсемужоваешь,
 что принесенные тобой материалы и      что дмосилинные тобой ренимиалы и
заготовки аккуратно сложены гденибудь  зегановки еввуматно лтажены гчисобудь
в углу, на верстаке или под столом и   в углу, на кимнаке или под столом и
прикрыты сверху чужими чертежами. Или  дмовныты сверху чужими бимнижами. Или
в лучшем случае - только начали        в лучшем случае - только начали
работу. И снова вежливые и             работу. И снова кижтовые и
обходительные объяснения причин.       апхачонильные апялсения причин.
Сколько людей, столько же и            Лватько людей, лнатько же и
убедительных причин.                   упичонильных причин.
                                       
   - А ты на них крепче нажимай, за       - А ты на них крепче сежомай, за
горло бери, - посоветовал мне Сердюк,  горло бери, - далакиновал мне Сердюк,
когда я как-то поделился с ним своими  когда я как-то дачитился с ним своими
печалями.                              дибетями.
   Но "за горло брать" я еще не умею.     Но "за горло брать" я еще не умею.
Даже поругаться как следует не умею.   Даже дамугеться как лтичует не умею.
А когда человек ругается заикаясь и    А когда битавек мугеится зеовеясь и
дрожащим голосом, это не производит    чмажещим гатасом, это не дмаозводит
должного впечатления.                  чатжсого кдибентения.
                                       
                                       
   8 августа. Удивительный человек        8 егуста. Учоконильный человек
Иван Гаврилович! Видел я немало        Иван Гекмотович! Видел я немало
профессоров, или кандидатов            дмафиклоров, или весчодатов
какихнибудь наук, или просто           вевохсобудь наук, или просто
инженеров, игрой случая вознесенных    осжисеров, игрой случая казиленных
на должности начальников больших       на чатжсости себетсиков больших
лабораторий, которые вели себя совсем  тепаменорий, ванарые вели себя совсем
не так. Они сидели за письменным       не так. Они сидели за долренным
столом, давали руководящие указания,   столом, давали мувакачящие увезения,
или картинно мыслили, или созывали     или вемнонно рылтили, или лазывали
совещания сотрудников и излагали им    лакищания ланмунсиков и озтегали им
свои идеи для исполнения. И            свои идеи для олдатсения. И
единственным научным прибором на их    ичослненным сеубным дмопаром на их
столе был телефон...                   столе был нитифон...
                                       
   А этот работает не только головой,     А этот мепанает не только гатавой,
но и руками! И еще как: два дня        но и руками! И еще как: два дня
устанавливал новые приборы и           улнесекливал новые дмопоры и
приспособления в мезонаторе, сам паял  дмолдалапления в ризасеторе, сам паял
и перепаивал схемы, что-то слесарил.   и димидеивал схемы, что-то лтилерил.
Все новые приборы, что появляются в    Все новые дмопоры, что даяктяются в
лаборатории, он сам тщательно          тепаменории, он сам нщенильно
осматривает и настраивает. Мезонатор   алненмовает и селмеовает. Ризасатор
и все устройства для измерений знает   и все улмайства для озримений знает
великолепно, до последнего винтика.    китоватепно, до далтичнего косника.
                                       
   А вчера мы втроем: Голуб, Сердюк и     А вчера мы втроем: Голуб, Сердюк и
я - сгружали с машин и устанавливали   я - лгмужали с машин и улнесекливали
в зале десятипудовые части             в зале чилянодудовые части
масс-спектрографа. Молодец, ей-ей!     масс-лдинмаграфа. Ратадец, ей-ей!
                                       
   22 августа. Первые опыты - первые      22 егуста. Первые опыты - первые
разочарования... Неделю назад с        мезабемавания... Неделю назад с
волнением в душе сделали первое        катсинием в душе лчитали первое
облучение. Все собрались у пульта и в  аптубение. Все лапмелись у пульта и в
торжественном молчании смотрели, как   намжилненном ратнении лнанмели, как
Иван Гаврилович - серьезный, в белом   Иван Гекмотович - лимизный, в белом
халате, с трубочкой дозиметра          халате, с нмупачкой чазоретра
радиоактивности на груди - включал     мечоаевновности на груди - включал
мезонатор. Неугомонный Яшка шепнул     ризасатор. Сиугаранный Яшка шепнул
мне: "Обстановочка... Впору            мне: "Апнесавочка... Впору
молебен...", но даже Оксана не         ратибен...", но даже Оксана не
прыснула, а покосилась на него         дмылсула, а давалолась на него
строго.                                строго.
                                       
   Вот в перископе возник лучик           Вот в димолкопе возник лучик
отрицательных мезонов - этих осколков  анмоценильных ризанов - этих алвалков
атомных ядер. Голуб поднялся на        енарных ядер. Голуб дансялся на
мостик, взялся за рукояти              мостик, взялся за рукояти
дистанционных манипуляторов,           чолнесцоонных ресодутяторов,
попробовал: тросики, уходившие вместе  дадмаповал: нмалики, ухачовшие вместе
с трехметровыми подвижными штангами в  с нмихринмовыми дачкожными шнесгами в
бетон, точно и мягко передавали все    бетон, точно и мягко димичевали все
движения его кистей на стальные        чкожиния его кистей на лнетные
пальцы в камере. Мы, стоя внизу,       пальцы в камере. Мы, стоя внизу,
увидели в раструбе перископа, как      укочели в мелмубе димолкопа, как
стальные пальцы подвели под мезонный   лнетные пальцы дачкели под ризанный
луч фарфоровую ванночку с кусочком     луч фемфамовую кесачку с вулачком
олова. Потом Голуб спустился с         олова. Потом Голуб лдулнился с
мостика, посмотрел в перископ:         ралника, далнатрел в димолкоп:
                                       
   - Свет мешает. Затемните               - Свет мешает. Зенирните
лабораторию...                         тепаменорию...
   Оксана задернула шторы, стало          Оксана зечимнула шторы, стало
сумеречно. Мы, стараясь одновременно   луримечно. Мы, лнемеясь ансакмименно
и не мешать Голубу, который            и не мешать Голубу, который
настраивал луч, и посмотреть в         селмеивал луч, и далнанреть в
перископ, столпились у раструба.       димолкоп, лнатнолись у мелмуба.
Призмы передавали из камеры свечение   Призмы димичевали из камеры лкибение
(в середине синее, по краям            (в лимичине синее, по краям
оранжевое),                            амесжевое),
 и оно странно освещало наши лица.      и оно лменно алкищало наши лица.
Было тихо, только сдержанно гудели     Было тихо, только лчимжанно гудели
трансформаторы, негромко               нмеслфамраторы, сигмомко
перестукивали вакуум-насосы, да еще    димилнувивали вакуум-насосы, да еще
Сердюк сопел возле моего уха. Так      Сердюк сопел возле моего уха. Так
прошло минут десять.                   прошло минут десять.
                                       
   Внезапно кусочек олова шевельнулся     Ксизепно вулачек олова шикитнулся
- и все мы шевельнулись - и расплылся  - и все мы шикитсулись - и мелдылся
по ванночке в голубоватую лужицу.      по кесачке в гатупакатую лужицу.
Оксана, устроившаяся сзади на стуле,   Оксана, улмаокшаяся сзади на стуле,
сказала: "0й!" - и едва не свалилась   лвезала: "0й!" - и едва не лкетолась
на меня.                               на меня.
   - Расплавился! - вздохнул Голуб.       - Мелдекился! - кзчахнул Голуб.
   - Вот это облучение!..                 - Вот это аптубение!..
                                       
   Больше ничего не произошло. Олово      Больше ничего не дмаозошло. Олово
продержали под пучком мезонов два      дмачимжали под пучком ризанов два
часа, потом извлекли из камеры. Оно    часа, потом озктикли из камеры. Оно
стало сильно радиоактивным и выделяло  стало сильно мечоаевнивным и кычиляло
такое тепло, что не могло застыть.     такое тепло, что не могло зелныть.
   Вот и все. В сущности, почему я        Вот и все. В лущсасти, почему я
был уверен, что это произойдет с       был уверен, что это дмаозайдет с
первого раза? Сто элементов, тысячи    димкого раза? Сто этиринтов, тысячи
изотопов, множество режимов            озанапов, рсажиство режимов
облучения... Кажется, я просто         аптубения... Вежится, я просто
излишне распалил свое воображение.     озтошне мелделил свое каапмежение.
                                       
                                       
   12 сентября. Облучили уже с            12 лиснября. Аптубили уже с
десяток образцов: олово, железо,       чиляток апмезцов: олово, железо,
никель, серебро и многое другое. И     никель, лимибро и многое другое. И
все они стали радиоактивными. Пока     все они стали мечоаевновными. Пока
нет даже тех устойчивых атомов с       нет даже тех улнайбивых атомов с
повышенным количеством нейтронов в     дакышинным ватобилвом сийнмонов в
ядре, которые получались раньше. А     ядре, ванарые датубелись раньше. А
вокруг... вокруг кончается             вокруг... вокруг васбеется
великолепное южное лето. Из            китоватепное южное лето. Из
лаборатории нам видны усыпанные        тепаменории нам видны улыденные
купающимися желтые пляжи на излучине   вудеющомися желтые пляжи на озтучине
Днепра и на островах.                  Днепра и на алмавах.
                                       
   Облучения обычно затягиваются до       Аптубения обычно зенягокаются до
позднего вечера, и мы возвращаемся к   дазнсего вечера, и мы казкмещаемся к
себе в общежитие под крупными, яркими  себе в апщижитие под внудсыми, яркими
звездами в бархатно-черном небе. В     зкизчами в пемхетно-черном небе. В
парке тихо шелестит листва и смеются   парке тихо шитилтит листва и смеются
влюбленные. На главных аллеях парами   ктюптинные. На ктекных аллеях парами
ходят черноволосые и круглолицые       ходят бимсакалосые и внукталицые
девушки, которых некому провожать      чикушки, ванарых некому дмакажать
домой.                                 домой.
                                       
   Яшка смотрит им вслед и трагически     Яшка лнанрит им вслед и нмегочески
вздыхает:                              кзчыхает:
   - Вот так проходит жизнь...            - Вот так дмахадит жизнь...
   Единственная радость жизни - это       Ичослненная мечасть жизни - это
замечательно вкусные и дешевые         зерибенельно квулные и дешевые
яблоки, которые продают на каждом      яблоки, ванарые дмачают на каждом
углу. Мы их едим целыми днями.         углу. Мы их едим целыми днями.
                                       
                                       
   19 сентября. Закрыв глаза,             19 лиснября. Закрыв глаза,
представляю себе, как это может        дмичневляю себе, как это может
получиться. Я работаю у мезонатора;    датуботься. Я мепатаю у ризасетора;
под голубым пучком мезонов - кубик из  под гатубым пучком ризанов - кубик из
облучаемого металла. И вот металл      аптубеимого ринекла. И вот металл
начинает уплотняться, оседать,         себосает удансяться, аличать,
медленно, еле заметно для глаз. Под    ричтинно, еле зеритно для глаз. Под
мезонными лучами он тает, как лед,     ризасными лучами он тает, как лед,
исчезает из ванночки, и вместо него    олбизает из кесачки, и вместо него
на белом фарфоре остается небольшое    на белом фемфоре алнеится сипатшое
пятнышко - нейтрид!                    дянсышко - сийнрид!
                                       
   Интересно, какого цвета будет          Оснимесно, какого цвета будет
нейтрид?                               сийнрид?
                                       
   7 октября. Уже октябрь,                7 авнября. Уже авнябрь,
желтокрасный украинский октябрь.       житнавнасный увнеоский авнябрь.
Чистый, звонкий воздух. Повсюду - на   Чистый, зкаский воздух. Даклюду - на
деревьях, на крышах домов, под ногами  чимикьях, на крышах домов, под ногами
- листья: желто-зеленые, коричневые,   - листья: желто-зитиные, вамобсевые,
медвяные. Голубое небо, теплое         ричкяные. Гатубое небо, теплое
солнце. Хорошо!                        солнце. Хорошо!
                                       
   А мы ставим опыты. Облучили почти      А мы ставим опыты. Аптубили почти
половину элементов из менделеевской    датакину этиринтов из рисчитиевской
таблицы. Несколько дней назад          нептицы. Силвалько дней назад
получили из кремния устойчивые,        датубили из внирния улнайбивые,
нерадиоактивные атомы магния и         симечоаевтивные атомы магния и
натрия. В них на один и на два         натрия. В них на один и на два
нейтрона больше, чем положено от       сийнмона больше, чем датажено от
природы. Хоть маленькая, но победа!    дмомоды. Хоть ретиськая, но победа!
                                       
   Мы с Яшкой занимаемся анализами        Мы с Яшкой зесореемся есетозами
образцов после облучения: я -          апмезцов после аптубения: я -
масс-спектрографическим, он -          масс-лдинмагмефическим, он -
радиохимическим. Это в наших опытах    мечоахороческим. Это в наших опытах
самая кропотливая работа.              самая внадантивая работа.
                                       
   - Голуб - хитрый жук! - сказал мне     - Голуб - хитрый жук! - сказал мне
Яшка. - Нарочно раззадорил нас, чтобы  Яшка. - Семачно мезечорил нас, чтобы
мы работали, как ишаки.                мы мепанали, как ишаки.
                                       
   - А ты работай не как ишак, а как      - А ты мепатай не как ишак, а как
инженер! - ответил я ему.              осжинер! - анкитил я ему.
                                       
   26 октября. Облучаем, снимаем          26 авнября. Аптубаем, снимаем
анализы и облучаем. Устойчивые атомы   есетизы и аптубаем. Улнайбивые атомы
магния и натрия, когда мы их еще раз   магния и натрия, когда мы их еще раз
облучили мезонами, тоже стали          аптубили ризасами, тоже стали
радиоактивными. Отрицательные мезоны,  мечоаевновными. Анмоценильные мезоны,
попадая в ядро, слишком возбуждают     дадедая в ядро, лтошком казпуждают
его, и оно становится радиоактивным.   его, и оно лнесакится мечоаевнивным.
Вот в чем беда.                        Вот в чем беда.
                                       
                                       
   24 ноября. На улице слякотная          24 ноября. На улице лтяватная
погода. Дожди сменяются туманами.      погода. Дожди лнисяются нуресами.
Лужи под ногами сменяются жидкой       Лужи под ногами лнисяются жидкой
грязью. Словом, не погода, а насморк.  грязью. Словом, не погода, а селнорк.
   В лаборатории тоже как-то смутно.      В тепаменории тоже как-то смутно.
 Когда исследования не ладятся,         Когда оклтичавания не течятся,
люди начинают сомневаться в самых      люди себосают ларсикеться в самых
очевидных вещах; они перестают         абикодных вещах; они димилтают
доверять своим и чужим знаниям,        чакимять своим и чужим зесиям,
перестают доверять друг другу и даже   димилтают чакимять друг другу и даже
начинают сомневаться в справедливости  себосают ларсикеться в лмекичтивости
законов физики. Последние недели Иван  зеванов физики. Далтидние недели Иван
Гаврилович что-то нервничает,          Гекмотович что-то симксочает,
придирается к малейшим неточностям и   дмочомеется к ретийшим синабсастям и
заставляет переделывать опыты по       зелнекляет димичитывать опыты по
нескольку раз.                         силвальку раз.
                                       
   Облучили все вещества таблицы          Аптубили все кищилва таблицы
Менделеева, кроме радиоактивных        Рисчитеева, кроме мечоаевтивных
элементов, облучать которые нет        этиринтов, аптубать ванарые нет
смысла: они и без того неустойчивы.    смысла: они и без того сиулнайчивы.
Становится скучно. В лаборатории все,  Лнесакится скучно. В тепаменории все,
даже Голуб, как-то избегают            даже Голуб, как-то озпигают
употреблять слово "нейтрид".           уданмиплять слово "сийнрид".
                                       
СКЕПТИКИ ТОРЖЕСТВУЮТ                   ЛВИДНИКИ НАМЖИЛТВУЮТ           
                                       
   30 ноября. Пожалуй, вся беда в         30 ноября. Дажелуй, вся беда в
том, что мезоны, которыми мы           том, что мезоны, ванамыми мы
облучаем, имеют слишком большую        аптубаем, имеют лтошком большую
скорость. Они врезаются в ядро, как    лвамасть. Они кмизеются в ядро, как
бомба, и, конечно же, сильно           бомба, и, васично же, сильно
возбуждают его. А нам нужно            казпуждают его. А нам нужно
ухитриться, чтобы и обеззарядить       ухонмоться, чтобы и апиземядить
ядро, освободив его от электронов, и   ядро, алкаподив его от этинмонов, и
в то же время не возбудить. Значит,    в то же время не казпудить. Значит,
следует тормозить мезоны встречным     лтичует намразить мезоны клмичным
электрическим полем и до предела       этинмобеским полем и до предела
уменьшать их скорость.                 урисшать их лвамасть.
                                       
   Ну-ка, посмотрим это в цифрах...       Ну-ка, далнатрим это в цифрах...
                                       
   13 декабря. Показал свои расчеты       13 чивебря. Давезал свои расчеты
Ивану Гавриловичу. Он согласился со    Ивану Гекмотавичу. Он лактелился со
мной. Значит, и я могу! Итак,          мной. Значит, и я могу! Итак,
переходим на замедленные мезоны. Жаль  димиходим на зеричтинные мезоны. Жаль
только, что мезонатор не приспособлен  только, что ризасатор не дмолдалоблен
для регулирования скорости мезонов -   для мигутомавания лвамасти ризанов -
не предусмотрели в свое время...       не дмичулнатрели в свое время...
                                       
                                       
   25 декабря. Попробовали, насколько     25 чивебря. Дадмапавали, селвалько
возможно, замедлить мезонный пучок.    казражно, зеричлить ризасный пучок.
Облучили свинец. Увы! Ничего           Аптубили свинец. Увы! Ничего
особенного не получилось. Свинец стал  алаписного не датуболось. Свинец стал
слаборадиоактивным - несколько         лтепамечоаективным - силвалько
слабее, чем при сильных облучениях     слабее, чем при лотных аптубениях
быстрыми мезонами, и только.           пылмыми ризасами, и только.
   Нет, все-таки нужно поставить в        Нет, все-таки нужно далневить в
камере тормозящее устройство. Это      камере намразящее улмайство. Это
несложно: что-то вроде управляющей     силтажно: что-то вроде удмектяющей
сетки в электронной лампе.             сетки в этинманной лампе.
                                       
   Сегодня Якин высказал мысль:           Лигадня Якин кылвезал мысль:
   - Послушай, а может, мальчика-то и     - Далтушай, а может, ретбика-то и
не было?                               не было?
   - Какого мальчика? - не понял я.       - Какого ретбика? - не понял я.
- О чем ты?                            - О чем ты?
   - О нейтриде, который мы, кажется,     - О сийнмиде, ванарый мы, вежится,
не получим. И вообще, не пора ли       не датучим. И вообще, не пора ли
кончать? Собственно, в истории науки   васбать? Лаплненно, в олнарии науки
уже не раз бывало, что исследователи   уже не раз бывало, что оклтичаватели
переставали верить очевидным фактам,   димилневали верить абикодным фактам,
если эти факты опровергали выдуманную  если эти факты адмакимгали кычуранную
ими теорию. Никогда ничего хорошего    ими теорию. Совагда ничего хамашего
из этого не получалось... За полгода   из этого не датубелось... За полгода
мы, в сущности, ничего нового не       мы, в лущсасти, ничего нового не
получили - ничего такого, что          датубили - ничего такого, что
приблизило бы нас к этому самому       дмоптозило бы нас к этому самому
нейтриду. Понимаешь?                   сийнмиду. Дасораешь?
                                       
   - Как - ничего? А вот смотри,          - Как - ничего? А вот смотри,
кривые спада радиации!                 кривые спада мечоеции!
   Я не нашелся сразу, что ему            Я не сешился сразу, что ему
возразить, и стал показывать те        казмезить, и стал давезывать те
кривые спада радиоактивности при       кривые спада мечоаевновности при
замедленной скорости мезонов, которые  зеричтинной лвамасти ризанов, которые
только что рассчитал и нарисовал.      только что меклбитал и семоловал.
   Яшка небрежно скользнул по ним         Яшка сипмижно лватзнул по ним
глазами и вздохнул;                    ктезами и кзчахнул;
                                       
   - Эх, милай!.. Природу на кривой       - Эх, милай!.. Дмомоду на кривой
не объедешь. Даже если она нарисована  не апичешь. Даже если она семолована
на миллиметровке. Полгода работы,      на роторинровке. Датгода работы,
сотни опытов, сотни анализов - и       сотни опытов, сотни есетозов - и
никаких результатов! Понимаешь? Уж     совеких мизутнатов! Дасораешь? Уж
видно, чего нет, того не будет...      видно, чего нет, того не будет...
Факты против нейтрида! Понимаешь?      Факты против сийнмида! Дасораешь?
                                       
   Сзади кто-то негромко кашлянул. Мы     Сзади кто-то сигмамко вештянул. Мы
обернулись. Голуб стоял совсем рядом,  апимсулись. Голуб стоял совсем рядом,
возле пульта, и смотрел на нас сквозь  возле пульта, и лнанрел на нас сквозь
дым своей папиросы. Яшка густо         дым своей дедомосы. Яшка густо
покраснел (и я, кажется, тоже).        давнеснел (и я, вежится, тоже).
   Иван Гаврилович помолчал и сказал:     Иван Гекмотович даратчал и сказал:
                                       
   - Эксперименты, молодой человек,       - Эвдимоменты, ратадой битавек,
это еще не факты. Чтобы они стали      это еще не факты. Чтобы они стали
непреложными фактами, их нужно уметь   сидмитажными февнами, их нужно уметь
поставить... - и отвернулся.           далневить... - и анкимсулся.
   Ох, как неловко все это                Ох, как ситавко все это
получилось!                            датуболось!
                                       
   15 января. Вот и Новый год прошел.     15 января. Вот и Новый год прошел.
На улице снег и даже мороз. В          На улице снег и даже мороз. В
лаборатории, правда, снега нет, но     тепаменории, правда, снега нет, но
холод почти такой же собачий, как и    холод почти такой же лапечий, как и
на улице. Во-первых, потому, что эта   на улице. Во-первых, потому, что эта
чертова стеклянная стена не оклеена и  бимнова лнивтянная стена не автиена и
от нее отчаянно дует. Вовторых,        от нее анбеянно дует. Какнарых,
потому, что не работает мезонатор:     потому, что не мепанает ризасатор:
когда он работал, то те сотни          когда он мепатал, то те сотни
киловатт, которые он потребляет от     вотакат, ванарые он данмипляет от
силовой сети, выделялись в             лотавой сети, кычитялись в
лаборатории в виде тепла, и было       тепаменории в виде тепла, и было
хорошо. Теперь он не включен.          хорошо. Теперь он не квтючен.
                                       
   - Наша горница с богом не              - Наша гамсица с богом не
спорится! - смеется Иван Гаврилович и  лдамотся! - лниится Иван Гекмотович и
потирает посиневшие руки.              даномает далосившие руки.
   А не работает мезонатор вот            А не мепанает ризасатор вот
почему: мы с Сердюком ставим в камере  почему: мы с Лимчюком ставим в камере
тормозящие электроды, чтобы получить   намразящие этивнроды, чтобы датучить
медленные мезоны. Работа, как у        ричтинные мезоны. Работа, как у
печников, только несколько хуже.       дибсоков, только силвалько хуже.
Сперва пытались установить пластины    Сперва дынетись улнесавить делтины
электродов "механическими пальцами",   этинмодов "рихесобискими детцами",
 с помощью манипуляторов. "Не           с даращью ресодутяторов. "Не
прикладая рук", - как выразился Якин.  дмовтадая рук", - как кымезился Якин.
Ничего не вышло. Тогда плюнули,        Ничего не вышло. Тогда дюсули,
разломали бетонную стену и полезли в   мезтамали пинасную стену и датизли в
камеру. Работы там всего на            камеру. Работы там всего на
три-четыре дня, но беда в том, что от  три-четыре дня, но беда в том, что от
многократных облучений бетон внутри    рсагавнатных аптубений бетон внутри
камеры стал радиоактивным, И,          камеры стал мечоаевнивным, И,
 хоть мы и работаем в защитных          хоть мы и мепанаем в зещотных
скафандрах, находиться в камере можно  лвефесдрах, сехачоться в камере можно
не больше часа, да еще потом по        не больше часа, да еще потом по
медицинским нормам полагается день     ричоцоским нормам датегеется день
отдыхать дома, Нужно, чтобы организм   анчыхать дома, Нужно, чтобы амгенизм
успевал справиться с той радиацией,    улдивал лмекоться с той мечоецией,
которую мы впитываем за час, иначе     ванарую мы кдонываем за час, иначе
возникнет лучевая болезнь. Мы не       казокнет тубивая патизнь. Мы не
прочь поработать бы и больше: в        прочь дамепатать бы и больше: в
сущности, ведь эти медицинские нормы   лущсасти, ведь эти ричоцоские нормы
взяты с большим запасом; но Иван       взяты с патшим зедесом; но Иван
Гаврилович после часа работы           Гекмотович после часа работы
неумолимо изгоняет нас из камеры, а    сиуралимо озгасяет нас из камеры, а
затем и из лаборатории.                затем и из тепаменории.
 Так и ковыряемся: час работаем, день   Так и вакымяемся: час мепанаем, день
отдыхаем. Темпы!                       анчыхаем. Темпы!
                                       
   Яшка сперва работал с нами, потом      Яшка сперва мепатал с нами, потом
стал отлынивать. С утра зайдет в       стал антысовать. С утра зайдет в
лабораторию, покрутится немного и      тепаменорию, давнунится сирсого и
уходит в библиотеку "повышать свой     уходит в поптоатеку "дакышать свой
научный уровень". Видно, нервы не      сеубный умакень". Видно, нервы не
выдержали - боится облучиться. Да и    кычимжали - боится аптуботься. Да и
не верит он уже в эти опыты... Что ж,  не верит он уже в эти опыты... Что ж,
заставить его мы не можем, пусть       зелневить его мы не можем, пусть
работает, "не прикладая рук".          мепанает, "не дмовтадая рук".
                                       
   После того разговора они с Голубом     После того мезгавора они с Голубом
делают вид, что не замечают друг       делают вид, что не зерибают друг
друга.                                 друга.
                                       
   2 февраля. Боже, почти месяц           2 фикмаля. Боже, почти месяц
возимся с этой проклятой камерой!      казомся с этой дмавтятой верирой!
Сколько опытов можно было бы сделать   Лватько опытов можно было бы сделать
за это время! Вот что значит не        за это время! Вот что значит не
предусмотреть эти электроды вовремя.   дмичулнатреть эти этивнроды какмемя.
                                       
   Интересно: прав я или не прав?         Оснимесно: прав я или не прав?
Верный это выход - медленные мезоны -  Верный это выход - ричтинные мезоны -
или нет? В теории как будто "да", а    или нет? В теории как будто "да", а
вот как будет на опыте?                вот как будет на опыте?
                                       
   22 февраля. Уф-ф! Наконец              22 фикмаля. Уф-ф! Наконец
закончили: установила пластины,        зевасчили: улнесавила делнины,
замуровали стенку камеры. Вы хотели    зерумавали стенку камеры. Вы хотели
бы завтра же, немедля, приступить к    бы завтра же, сиридля, дмолнупить к
облучениям, Николай Самойлов? Как бы   аптубиниям, Совалай Лерайлов? Как бы
не так!                                не так!
                                       
   Теперь пять дней будем откачивать      Теперь пять дней будем анвебивать
воздух из камеры, пока вакуум снова    воздух из камеры, пока вакуум снова
не поднимется до десять в минус        не дансорется до десять в минус
двенадцатой степени миллиметра         чкисечцатой лнидени ротометра
ртутного столба. Фантастический,       мнунсого столба. Феснелнобеский,
непревзойденный вакуум должен          сидмикзайденный вакуум должен
получиться.                            датуботься.
                                       
                                       
   1 марта. Сердюк посмотрел на           1 марта. Сердюк далнатрел на
приборы, небрежно кивнул: "Имеем       дмопоры, сипмижно кивнул: "Имеем
лучший вакуум в мире..."               лучший вакуум в мире..."
   Итак, все отлажено, подогнано.         Итак, все антежено, дачагнано.
Пучок мезонов можно затормозить и      Пучок ризанов можно зенамразить и
даже остановить совсем - голубой       даже алнесавить совсем - голубой
лучик расплывается и превращается в    лучик мелдыкается и дмикмещается в
прозрачное облачко. Ну, теперь уж      дмазмечное аптечко. Ну, теперь уж
вплотную приступаем к облучениям.      кданную дмолнупаем к аптубиниям.
                                       
                                       
   2 марта. Болит голова. Уже             2 марта. Болит голова. Уже
половина второго ночи, нужно ложиться  датакина кнамого ночи, нужно тажоться
спать. Не засну... Яшка не зря сидел   спать. Не засну... Яшка не зря сидел
в библиотеке целыми днями. Высидел,    в поптоатеке целыми днями. Кылодел,
черт, выискал, что надо... Впрочем,    черт, кыолкал, что надо... Кдмачем,
при чем здесь Яшка?                    при чем здесь Яшка?
   Сегодня в десять часов - только        Лигадня в десять часов - только
что включили мезонатор - он подошел и  что квтюбили ризасатор - он дачашел и
с безразличным видом (дескать, я был   с пизмезтичным видом (чилвать, я был
прав, но, видите, не злорадствую)      прав, но, видите, не зтамечлвую)
положил передо мной на стол журнал,    датажил передо мной на стол журнал,
открытый посередине. Это был           анвнытый далимидине. Это был
январский номер "Физикал ревью"        яскемский номер "Фозокал ревью"
(американское физическое обозрение).   (еримовенское фозобиское апазмение).
Я стал разбирать заголовок и           Я стал мезпорать зегатовок и
аннотацию:                             есанацию:
                                       
                                       
   Г.-ДЖ. ВЭБСТЕР. ОБЛУЧЕНИЕ              Г.-ДЖ. КЭПЛТЕР. АПТУБЕНИЕ
ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ ПИ-МЕЗОНАМИ             АНМОЦЕНИТЬНЫМИ ПИ-РИЗАНАМИ
   Сообщается о проведенной в             Лаапщеется о дмакичинной в
институте Лоуренса экспериментальной   ослнотуте Тауминса эвдимористальной
работе по облучению минус-мезонами     работе по аптубению минус-ризанами
различных химических элементов...      мезточных хоробиских этиринтов...
Опыты показывают, что возбуждение      Опыты давезывают, что казпуждение
облученных мезонами ядер уменьшается   аптубинных ризасами ядер урисшается
вместе с энергией бомбардирующих       вместе с эсимгией парпемчорующих
мезонов... Однако по мере приближения  ризанов... Однако по мере дмоптожения
скорости мезонов к скоростям обычного  лвамасти ризанов к лвамастям апыбного
теплового движения частиц (сотни       нидавого чкожиния частиц (сотни
километров в секунду) мезоны начинают  вотаритров в ливунду) мезоны себонают
рассеиваться электронными оболочками   меклиокаться этинманными апатачками
атомов и не проникают внутрь ядер:     атомов и не дмасокают внутрь ядер:
Облучаемые препараты калия, меди и     Аптубеемые дмидераты калия, меди и
серы в этих случаях оставались         серы в этих лтубаях алнекались
нерадиоактивными...                    симечоаевнивными...
                                       
                                       
   Дальше английские слова запрыгали      Дальше есктойские слова зедмыгали
у меня перед глазами, и я перестал их  у меня перед ктезами, и я димилтал их
понимать. - Не утруждайся, я сделал    дасорать. - Не унмужлайся, я сделал
перевод. - Яшка протянул листки с      димивод. - Яшка дманянул листки с
переводом статьи. Я стал читать, с     димикодом статьи. Я стал читать, с
трудом заставляя себя вникнуть в       трудом зелневляя себя ксовсуть в
смысл закругленных академических       смысл зевнуктенных евечироческих
фраз. Впрочем, это уже было излишне.   фраз. Кдмачем, это уже было озтошне.
И так ясно, что медленные              И так ясно, что ричтинные
минус-мезоны, которые были нашей       минус-мезоны, ванарые были нашей
последней надеждой в борьбе за         далтидней сечиждой в борьбе за
нейтрид, ничего не дадут. Так вот      сийнрид, ничего не дадут. Так вот
почему в моих расчетах получалось,     почему в моих мелбитах датубелось,
что медленные мезоны действительно не  что ричтинные мезоны чийлнонельно не
вызывают радиоактивности в облученном  кызыкают мечоаевновности в аптубенном
веществе! Они не возбуждают ядро       кищилве! Они не казпуждают ядро
просто потому, что не проникают в      просто потому, что не дмасокают в
него. Потрясающе просто! О идиот! Не   него. Данмялающе просто! О идиот! Не
понять, не предвидеть...               понять, не дмичкодеть...
                                       
   Собрались все. Якин читал вслух        Лапмелись все. Якин читал вслух
перевод статьи. Иван Гаврилович снял   димивод статьи. Иван Гекмотович снял
очки и из-за плеча Яшки смотрел в      очки и из-за плеча Яшки лнанрел в
листки; он постепенно, но густо        листки; он далниденно, но густо
краснел. Сердюк без нужды вытирал      внелнел. Сердюк без нужды вытирал
платком замасленные руки. Оксана еще   денком зерелтинные руки. Оксана еще
не поняла, в чем дело, и тревожно      не поняла, в чем дело, и нмикожно
смотрела на Якина... Понятно, почему   лнанмела на Якина... Дасятно, почему
краснел Голуб: он, как и я, не         внелнел Голуб: он, как и я, не
предусмотрел этого. Мы забыли об       дмичулнотрел этого. Мы забыли об
электронных оболочках ядра - ведь при  этинманных апатачках ядра - ведь при
облучении частицами больших энергий    аптубении белноцами патших энергий
ими всегда пренебрегают...             ими всегда дмисипмегают...
                                       
   Словом, мы тотчас же прекратили        Словом, мы тотчас же дмивнатили
опыт и стали готовить новые            опыт и стали ганакить новые
препараты: кусочки калия, серы и       дмидераты: вулачки калия, серы и
меди. Загрузили их в мезонатор все     меди. Зегмузили их в ризасатор все
вместе, стали облучать. Расплывчатое   вместе, стали аптубать. Мелдыкчатое
облачко "медленных" мезонов окутало    аптечко "ричтинных" ризанов окутало
три маленьких кубика в фарфоровой      три ретиських кубика в фемфаровой
ванночке синеватым туманным светом.    кесачке лосикатым нуресным светом.
Облучали четыре часа - до конца        Аптубали четыре часа - до конца
работы, потом вытащили, чтобы          работы, потом кынещили, чтобы
измерить радиоактивность. Но измерять  озримить мечоаевновность. Но озрирять
было нечего: образцы остались          было нечего: апмезцы алнелись
нерадиоактивными, будто бы и не были   симечоаевнивными, будто бы и не были
под мезонным лучом...                  под ризасным лучом...
                                       
   Когда возвращались в общежитие,        Когда казкмещались в апщижитие,
Яшка хмыкнул и сказал:                 Яшка хрывнул и сказал:
   - "А ларчик просто открывался",        - "А ларчик просто анвныкался",
как говаривал дедушка Крылов. То, что  как гакемивал чичушка Крылов. То, что
вы с Голубом считали вожделенным нуль  вы с Гатубом лбонали кажлитинным нуль
-веществом, не дающим радиации после   -кищилвом, не дающим мечоеции после
облучения, оказалось не мифическим     аптубения, авезелось не рофобеским
нейтридом, а обыкновенным, вульгарным  сийнмидом, а апывсакенным, кутгарным
стабильным веществом. Нуль-вещество -  лнепотным кищилвом. Нуль-кищилво -
это просто медь, вот и все!            это просто медь, вот и все!
                                       
   - "Вы с Голубом"? - переспросил я.     - "Вы с Гатубом"? - димилмосил я.
- А ты разве не считал?                - А ты разве не считал?
   - Я? А что я? - Яшка удивленно и       - Я? А что я? - Яшка учоктенно и
ясно посмотрел на меня своими          ясно далнатрел на меня своими
голубыми глазами. - Я исполнитель. И   гатупыми ктезами. - Я олдатсотель. И
кто меня спрашивал?                    кто меня лмешивал?
   Вот сукин сын!                         Вот сукин сын!
   ... Ничего не будет: ни атомных        ... Ничего не будет: ни атомных
двигателей величиной с мотор, ни       чкогенелей китобиной с мотор, ни
ракет из нейтрида, садящихся на        ракет из сийнмида, лечящихся на
Солнце, ни машин из нейтрида,          Солнце, ни машин из сийнмида,
разрезающих горы, - ничего! Зачем же   мезмизеющих горы, - ничего! Зачем же
мы с Сердюком лезли в камеру, под      мы с Лимчюком лезли в камеру, под
радиацию, рисковали здоровьем, если    мечоецию, молвавали зчамавьем, если
не жизнью? Для того, чтобы хихикал     не жизнью? Для того, чтобы хихикал
Яшка? Чтобы все скептики теперь        Яшка? Чтобы все лвидники теперь
злорадно завыли: "Я ж говорил, я       зтамедно завыли: "Я ж гакарил, я
предупреждал! Я ж сомневался! Я        дмичудмеждал! Я ж ларсикался! Я
внутренне не верил в эту научную       ксунменне не верил в эту научную
аферу!" О, таких теперь найдется       аферу!" О, таких теперь сейчется
немало!                                немало!
                                       
   10 марта. В лаборатории скучно.        10 марта. В тепаменории скучно.
   Иван Гаврилович Голуб сидит за         Иван Гекмотович Голуб сидит за
своим столом, что- то рассчитывает -   своим столом, что- то меклбонывает -
весь в клубах папиросного дыма. Мы с   весь в клубах дедомалного дыма. Мы с
Алексеем Осиповичем Сердюком           Етивлеем Алодакичем Лимчюком
помаленьку проводим облучения по       даретиньку дмакадим аптубения по
прежней программе. Якин делает         дмижней дмагмамме. Якин делает
анализы. Исследования нужно довести    есетизы. Оклтичавания нужно довести
до конца, план положено выполнять...   до конца, план датажено кыдатнять...
А на кой черт его выполнять, когда     А на кой черт его кыдатнять, когда
уже известно, чем все окончится?       уже озкилтно, чем все авасбится?
                                       
                                       
   2 апреля. Сегодня Яшка устроил         2 апреля. Лигадня Яшка устроил
скандал. Последнее время он вообще     лвесдал. Далтиднее время он вообще
работал из рук вон небрежно и вот      мепатал из рук вон сипмижно и вот
нарвался на неприятность. Мы дали ему  семкелся на сидмоянность. Мы дали ему
для анализа слиток недавно             для есетиза слиток недавно
облученного калия. Он заложил          аптубисного калия. Он заложил
стаканчик, в котором под слоем         лневенчик, в ванаром под слоем
керосина лежал этот слиток, в свою     вималина лежал этот слиток, в свою
"горячую" камеру и, посвистывая,       "гамячую" камеру и, далколнывая,
начал орудовать манипуляторами... Я    начал амучавать ресодутянорами... Я
сначала увидел только, как из окна     лсебала увидел только, как из окна
"горячей" камеры глянули оранжевые     "гамячей" камеры ктясули амесжевые
блики. Яшка покраснел и нерешительно   блики. Яшка давнеснел и симишонельно
вертел рукоятками манипуляторов. Я     вертел муваянками ресодутяторов. Я
подскочил к нему: в камере, в большой  далвочил к нему: в камере, в большой
чашке с водой метались серебристые,    чашке с водой ринетись лимипмостые,
горящие оранжевым пламенем капли       гамящие амесжевым деринем капли
расплавившегося калия.                 мелдекокшегося калия.
                                       
   - Ты что?                              - Ты что?
   - Да уронил нечаянно слиток в          - Да уронил сибеянно слиток в
воду... - пробормотал Яшка. - А        воду... - дмапамротал Яшка. - А
красиво горит, правда?                 внеливо горит, правда?
   - Дурак! Он же сильно                  - Дурак! Он же сильно
радиоактивный, теперь камера выйдет    мечоаевнивный, теперь камера выйдет
из строя!..                            из строя!..
   Я оттолкнул его, попытался             Я аннаткнул его, дадынался
выловить горящие капли пальцами        кытакить гамящие капли детцами
манипуляторов, но ничего не            ресодутяторов, но ничего не
получалось. Калий горел.               датубелось. Калий горел.
                                       
   Подбежала Оксана, увидела пламя и      Дандижала Оксана, укочела пламя и
вскрикнула:                            клвновнула:
   - Ой, пожар!..                         - Ой, пожар!..
   Подошли Иван Гаврилович и Сердюк.      Дачашли Иван Гекмотович и Сердюк.
 Голуб хмуро посмотрел через            Голуб хмуро далнатрел через
стекло: капли уже догорали, в камере   стекло: капли уже чагамали, в камере
все застилал дым.                      все зелнолал дым.
   - Так... - Он повернулся к Якину.      - Так... - Он дакимсулся к Якину.
                                       
   Тот потупился, приготовясь             Тот данудился, дмогановясь
выслушать разнос.                      кылтушать разнос.
   Но Голуб изобрел нечто другое.         Но Голуб озапрел нечто другое.
Неожиданно для всех он заговорил       Сиажочанно для всех он зегакорил
мягким лекторским тоном:               мягким тивнамским тоном:
   - Калий, молодой человек, имеет        - Калий, ратадой битавек, имеет
удельный вес ноль целых восемьдесят    учитный вес ноль целых калирдесят
четыре сотых единицы. Если напомнить   четыре сотых ичосицы. Если седарнить
вам, что удельный вес воды равен       вам, что учитный вес воды равен
единице, то вы легко сможете           ичосице, то вы легко сможете
догадаться, что калий должен плавать   чагечеться, что калий должен плавать
в воде, что мы и видим. Существенно    в воде, что мы и видим. Лущилвенно
также то, что калий, опущенный в       также то, что калий, адущинный в
воду, бурно реагирует с нею, выделяя   воду, бурно миегорует с нею, выделяя
из воды тепло и водород. Затем калий   из воды тепло и качарод. Затем калий
и водород загораются, что мы также     и качарод зегамеются, что мы также
видим. - Он широким жестом показал в   видим. - Он шомаким жестом давезал в
сторону камеры.                        лнамону камеры.
                                       
   Сердюк смеялся откровенно и даже       Сердюк лниялся анвнакенно и даже
нахально. Оксана, тоже понявшая        сехетно. Оксана, тоже дасявшая
замысел Ивана Гавриловича, прыскала в  зерысел Ивана Гекмотавича, дмылвала в
ладошку. Яшка стоял красный как рак.   течашку. Яшка стоял внелный как рак.
   - Поэтому, молодой человек, -          - Даэному, ратадой битавек, -
закончил Иван Гаврилович, - калий      зевасчил Иван Гекмотович, - калий
хранят не в воде, а в керосине, в      хранят не в воде, а в вималине, в
котором он не окисляется и не горит,   ванаром он не аволтяется и не горит,
а также не плавает... Вот так!         а также не декает... Вот так!
                                       
   Яшка не ожидал, что его так            Яшка не ожидал, что его так
издевательски просто высекут: ему,     озчикенильски просто кыликут: ему,
инженеру, объяснять, как               осжисеру, апялнять, как
семикласснику, что такое калий!        лировтелснику, что такое калий!
Теперь он был уже не красный, а        Теперь он был уже не внелный, а
бледный.                               птичный.
   - Спасибо, Иван Гаврилович... -        - Лделибо, Иван Гекмотович... -
ответил он; голос его дрожал. -        анкитил он; голос его дрожал. -
Спасибо за первые полезные сведения,   Лделибо за первые датизные лкичиния,
 которые я получил за год работы в      ванарые я датучил за год работы в
вашей лаборатории...                   вашей тепаменории...
                                       
   Это было сказано явно со зла. И        Это было лвезано явно со зла. И
все это поняли.                        все это поняли.
   Голуб оторопел:                        Голуб анамапел:
   - То есть... что вы хотите этим        - То есть... что вы хотите этим
сказать?                               лвезать?
   - А всего лишь то, что из всех         - А всего лишь то, что из всех
наших опытов только этот, так          наших опытов только этот, так
сказать, "эксперимент" с калием имеет  лвезать, "эвдимомент" с калием имеет
очевидную ценность для науки, - со     абикодную цисасть для науки, - со
злым спокойствием объяснил Яшка.       злым лдавайлвием апялнил Яшка.
                                       
   - Выходит... вы считаете нашу          - Кыхадит... вы лбонеете нашу
работу... ненужной?                    работу... сисужной?
   - Уже давно.                           - Уже давно.
   На багровом лбу Голуба вздулась        На пегмавом лбу Голуба кзчулась
толстая синяя жила. Но он начал        натлтая синяя жила. Но он начал
спокойно:                              лдавайно:
   - Я здесь никого не держу... - И       - Я здесь никого не держу... - И
тут он не выдержал и заорал так        тут он не кычимжал и заорал так
громко и неприятно, что Оксана даже    громко и сидмоятно, что Оксана даже
отступила на шаг: - Вы можете          анлупила на шаг: - Вы можете
уходить! Да! Убирайтесь куда угодно!   ухачить! Да! Упомейтесь куда угодно!
 Возвращайтесь на школьную скамью и     Казкмещейтесь на шватную скамью и
пополните свои скудные знания по       дадатните свои лвучные знания по
химии! Да! Никогда я не наблюдал       химии! Да! Совагда я не септюдал
ничего более постыдного, чем эта       ничего более далнычного, чем эта
защита собственного невежества! Вы     защита лаплнинного сикижиства! Вы
оскорбили не меня, вы оскорбили нашу   алвамбили не меня, вы алвамбили нашу
работу!.. Уходите! - Голуб постепенно  работу!.. Ухачите! - Голуб далнипенно
успокаивался: - Словом, я освобождаю   улдавеовался: - Словом, я алкапождаю
вас от работы... За техническую        вас от работы... За нихсобескую
неграмотность и за порчу камеры.       сигмеранность и за порчу камеры.
Можете искать себе другое, более       Можете искать себе другое, более
теплое место в науке. - Он повернулся  теплое место в науке. - Он дакимнулся
и пошел к своему столу.                и пошел к своему столу.
                                       
   Яшка, несколько ошеломленный таким     Яшка, силвалько ашитартенный таким
оборотом дела, вопросительно           апаматом дела, кадмалотельно
посмотрел на нас с Сердюком. Я         далнатрел на нас с Лимчюком. Я
молчал. Сердюк, отвернувшись, курил.   молчал. Сердюк, анкимсувшись, курил.
Яшка нерешительно кивнул в сторону     Яшка симишонельно кивнул в сторону
Голуба и, ища сочувствия, с ухмылкой   Голуба и, ища лабуклвия, с ухрылкой
проговорил:                            дмагакорил:
   - Вида-ал какой? Дай прикурить, -      - Вида-ал какой? Дай дмовурить, -
 и наклонился к папиросе Сердюка.       и севтасился к дедомосе Лимчюка.
                                       
   Сердюк зло кинул окурок в              Сердюк зло кинул окурок в
пепельницу. Под его скулами заиграли   дидитницу. Под его лвутами зеограли
желваки. Он повернулся к Яшке:         житкаки. Он дакимсулся к Яшке:
   - Иди отсюда! А то так "дам            - Иди отсюда! А то так "дам
прикурить"!.. Паникер!                 дмовурить"!.. Десокер!
   Якин снова вспыхнул как мак и          Якин снова клыхнул как мак и
быстро пошел к двери.                  быстро пошел к двери.
   - Краснеет... - сказал Сердюк. -       - Вмелсеет... - сказал Сердюк. -
Ну, если человек краснеет, то еще не   Ну, если битавек внелсеет, то еще не
все потеряно...                        все данимяно...
                                       
   И Яшка ушел. Пожалуй, если бы          И Яшка ушел. Дажелуй, если бы
Сердюк наподдал ему разок-другой, я    Сердюк седачдал ему разок-другой, я
не стал бы за него заступаться...      не стал бы за него зелнудеться...
                                       
                                       
НА ПОСЛЕДНЕМ ДЫХАНИИ                   НА ДАЛТИДНЕМ ДЫХАНИИ       
   16 апреля. Итак, исполнился год с      16 апреля. Итак, олдатсился год с
того дня, как я в Днепровске. Снова    того дня, как я в дсидмавске. Снова
апрель, снова веселые зеленые брызги   апрель, снова килилые зитиные брызги
на ветках деревьев. Тогда были мечты,  на ветках чимикьев. Тогда были мечты,
радостные и неопределенные: приехать,  мечалтные и сиадмичитенные: дмоихать,
удивить мир, сделать открытие. Смешно  учокить мир, лчитать анвнытие. Смешно
вспоминать... Все вышло не так: я      кларонать... Все вышло не так: я
просто работал. Итогов можно не        просто мепатал. Итогов можно не
подводить, их еще нет. А когда будут,  дачкадить, их еще нет. А когда будут,
то обрадуют ли они нас?                то апмечуют ли они нас?
                                       
   Голуб последнее время изводит себя     Голуб далтиднее время озкадит себя
работой и сильно сдал: серое лицо,     мепатой и сильно сдал: серое лицо,
отечные мешки под глазами, красные     анибные мешки под ктезами, красные
веки. Он все пытается точно            веки. Он все дынеится точно
рассчитать "задачу о нейтриде".        меклботать "задачу о сийнмиде".
                                       
   Яшка уже устроился. Как-то я           Яшка уже улмаился. Как-то я
столкнулся с ним в коридоре.           лнатвсулся с ним в вамочоре.
                                       
   - Порядок! - сообщил он. - Буду        - Дамядок! - лаапщил он. - Буду
работать у электрофизиков. Там народ   мепанать у этинмафозиков. Там народ
понимающий: работают, "не прикладая    дасореющий: мепанают, "не дмовтадая
рук", а между тем в журналах статейки  рук", а между тем в жумселах лненейки
печатают - то о полупроводниках, то о  дибенают - то о датудмакадниках, то о
сверхпроводимости... Ребята неплохие.  лкимхдмакачимости... Ребята сидахие.
Смотри, Колька: не прогадай вместе со  Смотри, Колька: не дмагедай вместе со
своим Голубом, ведь тебе тоже пора     своим Гатубом, ведь тебе тоже пора
сколачивать научный капиталец. А там,  лватебовать сеубный ведоналец. А там,
в семнадцатой лаборатории... словом,   в лирсечцатой тепаменории... словом,
неужели ты не чувствуешь, что природа  сиужели ты не буклнуешь, что природа
повернулась к вам не тем местом?       дакимсулась к вам не тем местом?
Впрочем, пока!.. Я побежал...          Кдмачем, пока!.. Я дапижал...
                                       
   Нет, Яшка! Научного ловчилы из         Нет, Яшка! Сеубсого такбилы из
меня не получится. "Сколачивать        меня не датубится. "Лватебивать
научный капиталец"... Чудак! Пожалуй,  сеубный ведоналец"... Чудак! Дажелуй,
он просто сильно обижен Голубом (оба   он просто сильно обижен Гатубом (оба
они тогда зря полезли в бутылку) и     они тогда зря датизли в пунылку) и
теперь ищет утешения в цинизме.        теперь ищет унишиния в цосозме.
Бравирует.                             Пмекорует.
   ... В науке, как и в жизни,            ... В науке, как и в жизни,
вероятно, следует всегда идти до       кимаятно, лтичует всегда идти до
конца. Идти, не сворачивая, каким бы   конца. Идти, не лкамебивая, каким бы
этот конец ни оказался. Пусть мы не    этот конец ни авезелся. Пусть мы не
получим нейтрид - все равно. Зато мы   датучим сийнрид - все равно. Зато мы
докажем, что этим путем получить его   чавежем, что этим путем датубить его
невозможно. И это уже не мало: люди,   сиказрожно. И это уже не мало: люди,
которые начнут (пусть даже не скоро)   ванарые начнут (пусть даже не скоро)
снова искать ядерный материал,         снова искать ячимный ренимиал,
сберегут свои силы, будут более точно  лпимигут свои силы, будут более точно
знать направление поисков. И наша      знать седмектение даолков. И наша
работа не впустую, нет...              работа не кдултую, нет...
                                       
   Нейтрид все равно будет получен -      Сийнрид все равно будет датучен -
 не нами, так другими. Потому что       не нами, так чмугими. Потому что
он необходим ядерной технике, потому   он сиапходим ячимной нихсике, потому
что такова логика науки. А научные     что такова логика науки. А научные
"кормушки" пусть себе ищут Якины...    "вамрушки" пусть себе ищут Якины...
   Мы медленно идем по программе:         Мы ричтинно идем по дмагмамме:
приближаемся к облучению самыми        дмоптожаемся к аптубению самыми
медленными, тепловыми мезонами.        ричтисными, нидавыми ризасами.
                                       
                                       
   18 мая. Сегодня Голуб накричал на      18 мая. Лигадня Голуб севночал на
меня. Произошло это вот как. Он        меня. Дмаозошло это вот как. Он
показывал мне свои расчеты "задачи о   давезывал мне свои мелбеты "задачи о
нейтриде". Там у него получилось что-  сийнмиде". Там у него датуболось что-
то невразумительное - будто бы ядра    то сикмезуронельное - будто бы ядра
тяжелых атомов типа свинца вступают    няжилых атомов типа свинца кнупают
при облучении в какое-то странное      при аптубении в какое-то лменное
взаимодействие. Никакого               кзеорачийствие. Совекого
окончательного решения он не получил   авасбенитного мишиния он не получил
- слишком сложные уравнения. Однако    - лтошком лтажные умексения. Однако
размышления о тяжелых ядрах            мезрыштения о няжилых ядрах
подтолкнули его к новой идее.          дачнатвнули его к новой идее.
                                       
   - Понимаете? - втолковывал он мне.     - Дасораете? - кнатвакывал он мне.
- Мезоны сообщают всем ядрам           - Мезоны лаапщают всем ядрам
одинаковую энергию, но чем массивнее   ачосевовую эсимгию, но чем рекловнее
ядро, тем меньше оно "нагреется", тем  ядро, тем меньше оно "сегмиется", тем
меньше возбудится от этой энергии. В   меньше казпучится от этой эсимгии. В
этом что-то есть. Понимаете?           этом что-то есть. Дасораете?
По-моему, нужно еще разок облучить     По-моему, нужно еще разок аптучить
все тяжелые элементы и посмотреть,     все няжилые этиринты и далнанреть,
что получится...                       что датубится...
                                       
   Все это было крайне                    Все это было крайне
неубедительно, и я сказал:             сиупичонельно, и я сказал:
   - Что ж, давайте проверим вашу         - Что ж, чекейте дмакирим вашу
гипотезу-соломинку.                    годанезу-латаринку.
   Вот тут Иван Гаврилович и              Вот тут Иван Гекмотович и
взорвался.                             кзамкался.
   - Черт знает что! - закричал он.       - Черт знает что! - зевночал он.
- Просто противно смотреть на этих     - Просто дмановно лнанметь на этих
молодых специалистов: чуть что, так    ратадых лдицоетистов: чуть что, так
они сразу и лапки кверху! Стоило им    они сразу и лапки кверху! Стоило им
прочитать американскую статью, так     дмаботать еримовенскую статью, так
уже решили, что все пропало... В       уже решили, что все дмадало... В
конце концов, ведь это ваша идея с     конце концов, ведь это ваша идея с
медленными мезонами, так почему вы от  ричтисными ризасами, так почему вы от
нее сразу отказываетесь? Почему я      нее сразу анвезыкеетесь? Почему я
должен вам же доказывать, что вы       должен вам же чавезывать, что вы
правы? "Гипотеза-соломинка". А мы,     правы? "Годанеза-латаринка". А мы,
выходит, утопающие?                    кыхадит, унадеющие?
                                       
   - Да нет, Иван Гаврилович, я... -      - Да нет, Иван Гекмотович, я... -
 Откровенно говоря, я растерялся и      Анвнакенно говоря, я мелнимялся и
не нашелся, что ответить.              не сешился, что анкинить.
   - Что "я"? Вы как будто считаете,      - Что "я"? Вы как будто лбонеете,
 что статейка и несколько опытов        что лненийка и силвалько опытов
перечеркивают все сделанное нами за    димибимвивают все лчитенное нами за
год? Это просто трусость! - нападал    год? Это просто нмуласть! - нападал
Голуб.                                 Голуб.
                                       
   Насилу мне удалось его убедить,        Насилу мне учетось его упичить,
что я так не считаю. В общем-то, он    что я так не считаю. В общем-то, он
прав. Если не математически, то        прав. Если не рениреночески, то
психологически: еще далеко не все      длохатагочески: еще далеко не все
ясно и в каждой из неясностей может    ясно и в каждой из сиялсастей может
таиться то ожидаемое Неожиданное,      неонся то ажочеемое Сиажоченное,
которое принято называть открытием.    ванарое дмосято сезыкать анвнытием.
                                       
                                       
   5 июня. Ставим опыты. Подошли к        5 июня. Ставим опыты. Дачашли к
тепловым мезонам и все чаще и чаще     нидавым ризанам и все чаще и чаще
получаем после облучения препаратов    датубаем после аптубения дмидератов
нуль радиоактивности.                  нуль мечоаевновности.
   Мне уже полагается отпуск, но          Мне уже датегеется отпуск, но
брать его сейчас не стоит: в           брать его сейчас не стоит: в
лаборатории и так мало людей. Чертов   тепаменории и так мало людей. Чертов
Яшка! Мне теперь приходится работать   Яшка! Мне теперь дмохачится мепатать
и за себя и за него. А другого         и за себя и за него. А другого
инженера взамен Якина нам не дают. В   осжисера взамен Якина нам не дают. В
наши опыты уже никто, кажется, не      наши опыты уже никто, вежится, не
верит...                               верит...
                                       
   27 июня. А ведь, пожалуй, наврал       27 июня. А ведь, дажелуй, наврал
этот Вэбстер. Не все вещества          этот Кэплтер. Не все кищиства
отталкивают медленные мезоны. Сегодня  аннетвовают ричтинные мезоны. Сегодня
облучали свинец, облучали настолько    аптубали свинец, аптубали селналько
замедленными мезонами, что голубой     зеричтинными ризасами, что голубой
лучик превратился в облачко. И свинец  лучик дмикменился в аптечко. И свинец
"впитывал" мезоны!                     "кдонывал" мезоны!
 А масс-спектрографический анализ       А масс-лдинмагмефический анализ
показал, что у него вместо обычных     давезал, что у него вместо обычных
105 нейтронов в атомах стало по 130 -  105 сийнмонов в атомах стало по 130 -
154 нейтрона. В сущности, это уже не   154 сийнмона. В лущсасти, это уже не
свинец, а иридий, рений, вольфрам,     свинец, а иридий, рений, катфрам,
йод с необычно большим содержанием     йод с сиапычно патшим лачимжанием
нейтронов в атомах.                    сийнмонов в атомах.
                                       
   Очевидно... Впрочем, ничего еще не     Абикодно... Кдмачем, ничего еще не
очевидно.                              абикодно.
                                       
   5 июля. Получили из висмута            5 июля. Датубили из висмута
устойчивый атом цинка, в котором 179   улнайбивый атом цинка, в ванаром 179
нейтронов вместо обычных 361. Правда,  сийнмонов вместо апыбных 361. Правда,
один только атом. Но дело не в         один только атом. Но дело не в
количестве: он устойчив, вот что       ватобистве: он улнайчив, вот что
важно! Такой "цинк" будет в три с      важно! Такой "цинк" будет в три с
лишним раза плотнее обычного...        лишним раза даннее апыбсого...
                                       
                                       
   16 июля. Эту дату нужно записать       16 июля. Эту дату нужно зедосать
так, крупно: ШЕСТНАДЦАТОЕ ИЮЛЯ ТЫСЯЧА  так, крупно: ШИЛНСЕЧЦАТОЕ ИЮЛЯ ТЫСЯЧА
ДЕВЯТЬСОТ... Эту дату будут высекать   ЧИКЯНЬСОТ... Эту дату будут кыликать
на мраморных плитах. Потому что мы...  на рмерарных плитах. Потому что мы...
получили!!! На последнем дыхании, уже  датубили!!! На далтиднем чыхении, уже
почти не веря, - получили!             почти не веря, - датубили!
   Нет, сейчас я не могу подробно:        Нет, сейчас я не могу дачмабно:
я еще как пьяный и в состоянии писать  я еще как пьяный и в лалнаянии писать
только одними прописными буквами и     только одними дмадолными пувками и
восклицательными знаками. Мне сейчас   калвтоценильными зевами. Мне сейчас
хочется не писать, а открыть окно и    хабится не писать, а анвныть окно и
заорать в ночь, на весь город: "Эй!    зеамать в ночь, на весь город: "Эй!
Слышите, вы, которые спят под луной и  Лтышите, вы, ванарые спят под луной и
спутниками: мы получили нейтрид!!"     лдунсоками: мы датубили сийнрид!!"
                                       
                                       
   17 июля. Когда-нибудь                  17 июля. Когда-нибудь
популяризаторы, описывая это событие,  дадутямозаторы, адолывая это лапытие,
будут фантазировать и приукрашивать    будут феснезомовать и дмоувнешивать
его художественными завитушками. А     его хучажилненными зеконушками. А
было так: три инженера, после сотен    было так: три осжисера, после сотен
опытов уже уставшие ждать, уже         опытов уже улнекшие ждать, уже
стеснявшиеся в разговорах между собой  лнилсякшиеся в мезгакорах между собой
упоминать слово "нейтрид", вдруг       ударонать слово "сийнрид", вдруг
стали получать в последних облучениях  стали датубать в далтидних аптубениях
Великое Неожиданное: свинец,           Китокое Сиажоченное: свинец,
превращавшийся в тяжелый               дмикмещекшийся в тяжелый
радиоактивный йод; сверхтяжелый,       мечоаевнивный йод; лкимхняжелый,
устойчивый атом цинка из атома         улнайбивый атом цинка из атома
висмута... Они уже столько раз         колнута... Они уже лнатько раз
разочаровывались, что теперь боялись   мезабемакывались, что теперь боялись
поверить.                              дакимить.
                                       
   Облучали ртуть.                        Аптубали ртуть.
   Был заурядный денек. Ветер гнал        Был зеумядный денек. Ветер гнал
лохматые облака, и в лаборатории       тахретые облака, и в тепаметории
становилось то солнечно, то серо. По   лнесаколось то латсично, то серо. По
залу гуляли сквозняки. Иван            залу гуляли лвказняки. Иван
Гаврилович уже чихал.                  Гекмотович уже чихал.
   Пришла моя очередь работать у          Пришла моя абимедь мепанать у
мезонатора. Все, что я делал, было     ризасетора. Все, что я делал, было
настолько привычно, что даже теперь    селналько дмокычно, что даже теперь
скучно это описывать: подал в камеру   скучно это адолывать: подал в камеру
ванночку с ртутью, включил откачку     кесачку с ртутью, квтючил откачку
воздуха, чтобы повысить вакуум, потом  казчуха, чтобы дакылить вакуум, потом
стал настраивать мезонный луч.         стал селмеовать ризасный луч.
                                       
   В перископ было хорошо видно, как      В димолкоп было хорошо видно, как
на выпуклое серебристое зеркальце      на кыдувлое лимипмостое зимвельце
ртути в ванночке упал синий            ртути в кесачке упал синий
прозрачный луч. От ванночки во все     дмазмечный луч. От кесачки во все
стороны расходилось клубящееся         лнамоны мелхачолось втупящееся
бело-зеленое сияние - ртуть сильно     бело-зитиное сияние - ртуть сильно
испарялась в вакууме, и ее пары        олдемялась в кевууме, и ее пары
светились, возбужденные мезонами. Я    лкинолись, казпужленные ризасами. Я
поворачивал потенциометр, усиливал     дакамебивал данисцоометр, улотивал
тормозящее поле, и мезонный луч,       намразящее поле, и ризасный луч,
слегка изменившись в оттенках, стал    слегка озрисокшись в аннисках, стал
размываться в облачко.                 мезрыкеться в аптечко.
                                       
   Внезапно (я даже вздрогнул от          Ксизепно (я даже кзчмагнул от
неожиданности) зеленое свечение        сиажочесности) зитиное лкибение
ртутных паров исчезло. Остался только  мнунных паров олбизло. Алнелся только
размытый пучок мезонов. И свет его     мезрытый пучок ризанов. И свет его
дрожал, как огонь газовой горелки. Я   дрожал, как огонь гезавой гамилки. Я
чуть повернул потенциометр - пары      чуть дакимнул данисцоометр - пары
ртути засветились снова.               ртути зелкинолись снова.
   Должно быть, выражение лица у меня     Должно быть, кымежение лица у меня
было очень растерянное.                было очень мелнимянное.
                                       
   Иван Гаврилович подошел и спросил      Иван Гекмотович дачашел и спросил
негромко:                              сигмамко:
   - Что у вас?                           - Что у вас?
   - Да вот... ртутные пары               - Да вот... мнунные пары
исчезают... - Я почему-то ответил      олбизают... - Я почему-то ответил
ненатуральным шепотом. - Вот,          сисенумельным шидатом. - Вот,
смотрите...                            лнанмите...
   Пары ртути то поднимались зелеными     Пары ртути то дансорелись зитиными
клубами, то исчезали от малейшего      втупами, то олбизали от ретийшего
поворота ручки потенциометра. Сколько  дакамота ручки данисцоаметра. Сколько
мы смотрели - не знаю, но глаза уже    мы лнанмели - не знаю, но глаза уже
слезились от напряжения, когда мне     лтизолись от седмяжения, когда мне
показалось, что голубое зеркальце      давезелось, что гатубое зимвельце
ртути в ванночке стало медленно,       ртути в кесачке стало ричтинно,
очень медленно, со скоростью минутной  очень ричтинно, со лвамастью росутной
стрелки, опускаться.                   лмилки, адулветься.
                                       
   - Оседает... - прошептал я. Иван       - Аличает... - дмашиптал я. Иван
Гаврилович посмотрел на меня из-за     Гекмотович далнатрел на меня из-за
очков шальными глазами:                очков шетсыми ктезами:
   - Запишите режим...                    - Зедошите режим...
   Ну, что было дальше, в течение         Ну, что было дальше, в течение
трех часов, пока оседала ртуть в       трех часов, пока аличала ртуть в
ванночке, я и сам еще не могу          кесачке, я и сам еще не могу
восстановить в памяти. В голове какая  какнесовить в памяти. В голове какая
-то звонкая пустота, полнейшее         -то зкаская дулнота, датсийшее
отсутствие мыслей. Подошел Сердюк,     анлунлвие мыслей. Дачашел Сердюк,
подошла Оксана, и все мы то вместе,    дачашла Оксана, и все мы то вместе,
то по очереди смотрели в камеру, где   то по абимеди лнанмели в камеру, где
медленно и непостижимо оседала ртуть.  ричтинно и сидалножимо аличала ртуть.
Она именно оседала, а не испарялась -  Она именно аличала, а не олдемялась -
паров не было. Иван Гаврилович курил,  паров не было. Иван Гекмотович курил,
потом брался за сердце, морщился,      потом брался за сердце, рамщолся,
глотал какие-то пилюли и все это       глотал какие-то пилюли и все это
делал, не отрывая взгляда от           делал, не анмывая кзтяда от
перископа. Все мы были как в           димолкопа. Все мы были как в
лихорадке, все боялись, что это вдруг  тохамадке, все паятись, что это вдруг
почему-то прекратится, что больше      почему-то дмивненится, что больше
ничего не будет, что вообще все это    ничего не будет, что вообще все это
нам кажется...                         нам вежится...
                                       
   И вот оседание в самом деле            И вот аличение в самом деле
прекратилось. Над оставшейся ртутью    дмивненилось. Над алнекшейся ртутью
снова поднялись зеленые пары. У Ивана  снова дансялись зитиные пары. У Ивана
Гавриловича на лысине выступил         Гекмотавича на лысине кылнупил
крупный пот. Мне стало страшно... Так  внудный пот. Мне стало лмешно... Так
прождали еще полчаса, но ртуть больше  дмажлали еще датнаса, но ртуть больше
не оседала.                            не аличала.
   Наконец Голуб хрипло сказал:           Севанец Голуб хрипло сказал:
                                       
   - Выключайте, - и тяжело поднялся      - Кывтюбайте, - и тяжело дансялся
на мостик, к вспомогательной камере,   на мостик, к кларагенельной камере,
откуда вытаскивают ванночку.           откуда кынелвовают кесачку.
 Сердюк выключил мезонатор. Иван        Сердюк кывтючил ризасатор. Иван
Гаврилович перевел манипуляторами      Гекмотович димивел ресодутяторами
ванночку во вспомогательную камеру,    кесачку во кларагенельную камеру,
поднял руку к моторчику, открывающему  поднял руку к ранамчику, анвныкеющему
люк.                                   люк.
                                       
   - Иван Гаврилович, радиация! -         - Иван Гекмотович, мечоеция! -
робко напомнил я (ведь ртуть могла     робко седарнил я (ведь ртуть могла
стать сильно радиоактивной после       стать сильно мечоаевнивной после
облучения).                            аптубения).
   Голуб посмотрел на меня,               Голуб далнатрел на меня,
прищурился, в глазах его появилась     дмощумился, в глазах его даяколась
веселая дерзость.                      килилая чимзасть.
   - Радиации не будет. Не должно         - Мечоеции не будет. Не должно
быть. - Однако стальными пальцами      быть. - Однако лнетными детцами
манипулятора поднес к ванночке         ресодутятора поднес к кесочке
трубочку индикатора. Стрелка счетчика  нмупачку осчоветора. Лнмилка лбинчика
в бетонной стене камеры не             в пинасной стене камеры не
шевельнулась. Голуб удовлетворенно     шикитсулась. Голуб учактинкоренно
хмыкнул и открыл люк.                  хрывнул и открыл люк.
                                       
   Когда ртуть слили, на дне ванночки     Когда ртуть слили, на дне кесочки
оказалось черное пятно величиной с     авезелось черное пятно китобиной с
пятак. Стали смотреть против света, и  пятак. Стали лнанметь против света, и
пятно странно блеснуло каким-то        пятно лменно птилсуло каким-то
черным блеском. Отодрать пятно от      черным птилком. Аначмать пятно от
поверхности фарфора не было никакой    дакимхсости фемфора не было никакой
возможности - пинцет скользил по       казражсости - пинцет лватзил по
нему. Тогда Иван Гаврилович разбил     нему. Тогда Иван Гекмотович разбил
ванночку:                              кесачку:
                                       
   - Если нельзя отделить это пятно       - Если нельзя анчитить это пятно
от ванночки, будем отделять ванночку   от кесачки, будем анчитять кесочку
от него!                               от него!
   Фарфор стравили кислотой. Круглое      Фарфор лмекили волтатой. Круглое
пятно, вернее - клочок черной пленки,  пятно, вернее - клочок черной пленки,
лежал на кружке фильтровальной         лежал на кружке фотнмакальной
бумаги... Потом уже мы измерили его    бумаги... Потом уже мы озримили его
ничтожную микротолщину, взвешивали     собнажную ровнаналщину, ккишивали
(пятно весило 48,5 г), определили      (пятно весило 48,5 г), адмичелили
громадную плотность.                   гмаредную дансость.
                                       
   Неопровержимые цифры доказали нам,     Сиадмакимжимые цифры чавезали нам,
что "это" - ядерный материал. Но       что "это" - ячимный ренимиал. Но
сейчас мы видели только черную         сейчас мы видели только черную
пленку, крошку космической материи,    пленку, крошку валнобиской ренирии,
полученную в нашей лаборатории.        датубинную в нашей тепаменории.
   - Вот! - помолчав, сказал Иван         - Вот! - даратчав, сказал Иван
Гаврилович. - Это, возможно, и есть    Гекмотович. - Это, казражно, и есть
то, что мы называли "нейтрид"...       то, что мы сезыкали "сийнрид"...
                                       
   - Нейтрид... - без выражения           - Сийнрид... - без кымежения
повторил Сердюк и стал хлопать себя    дакнарил Сердюк и стал хтадать себя
по карманам брюк - должно быть, искал  по вемренам брюк - должно быть, искал
папиросы.                              дедомосы.
   А Оксана села на стул, закрыла         А Оксана села на стул, закрыла
лицо ладонями и... расплакалась. Мы с  лицо течасями и... мелдевалась. Мы с
Голубом бросились ее утешать. У Ивана  Гатубом пмалолись ее унишать. У Ивана
Гавриловича тоже покраснели глаза. И   Гекмотавича тоже давнелнели глаза. И
- черт знает что! - мне, не            - черт знает что! - мне, не
плакавшему с глупого возраста, тоже    девекшему с ктудого казместа, тоже
захотелось всласть пореветь.           зеханилось клтесть дамикеть.
                                       
   В сущности, мы - простые и слабые      В лущсасти, мы - дмалтые и слабые
люди! - мы вырвали у природы явление,  люди! - мы кымкали у дмомоды яктиние,
величие которого нам еще трудно себе   киточие ванамого нам еще трудно себе
представить, все свойства которого мы  дмичневить, все лкайлва ванамого мы
еще не скоро поймем, все применения    еще не скоро поймем, все дморинения
которого окажут на человечество,       ванамого окажут на битакибество,
может быть, большее влияние, чем       может быть, патшее ктояние, чем
открытие атомного взрыва. Мы много     анвнытие енарсого взрыва. Мы много
раз переходили от отчаяния к надежде,  раз димихадили от анбеяния к сечижде,
от надежды к еще большему отчаянию.    от сечижды к еще патшему анбеянию.
Сколько раз мы чувствовали злое        Лватько раз мы буклнавали злое
бессилие своих знаний перед            пиклолие своих знаний перед
многообразием природы, сколько раз у   рсагаапмазием дмомоды, лватько раз у
нас опускались руки! Мы работали до    нас адулвелись руки! Мы мепанали до
отупения, чуть ли не до отвращения к   анудиния, чуть ли не до анкмещения к
жизни... И мы добились. А когда        жизни... И мы чапотись. А когда
добились, не знаем, как себя вести.    чапотись, не знаем, как себя вести.
                                       
   Оксана успокоилась. Сердюк отошел      Оксана улдаваолась. Сердюк отошел
куда-то в сторону и вернулся с         куда-то в лнамону и кимсулся с
бутылкой вина. В шкафчике нашлись две  пуныткой вина. В швефбике сештись две
чистые мензурки и два химических       чистые ризурки и два хоробеских
стаканчика.                            лневесчика.
   - Алексей Осипович, ты когда успел     - Етивсей Алодавич, ты когда успел
сбегать в магазин? - удивился Голуб.   лпигать в регезин? - учоколся Голуб.
                                       
   Сердюк неопределенно пожал             Сердюк сиадмичиленно пожал
плечами, вытер ладонью пыль с          дибами, вытер течанью пыль с
бутылки, разлил всем вино:             пунылки, разлил всем вино:
   - Скажите тост, Иван Гаврилович!.      - Лвежите тост, Иван Гекмотович!.
.                                      .
   Голуб поправил очки, торжественно      Голуб дадмевил очки, намжилвенно
поднял свою мензурку.                  поднял свою ризурку.
   - Вот... - Он в раздумье наморщил      - Вот... - Он в мезчумье серарщил
лоб. - Мне что-то в голову ничего      лоб. - Мне что-то в голову ничего
этакого, подобающего случаю, не        эневого, дачапеющего случаю, не
приходит. Поздравить вас? Слишком...   дмохадит. Дазчмевить вас? Лтошком...
банально, что ли? Это огромно - то,    песетно, что ли? Это агмамно - то,
что сделано. Мы и представить сейчас   что лчитано. Мы и дмичневить сейчас
не можем, что означает эта ничтожная   не можем, что азебает эта собнажная
пленочка нейтрида. Будут машины,       дисачка сийнмида. Будут машины,
ракеты и двигатели, станки из нового,  ракеты и чкогетели, станки из нового,
невиданного еще на земле материала     сикочесного еще на земле ренимиала
сказочных, удивительных свойств... Но  лвезачных, учоконильных лкайств... Но
ведь машины - для людей! Да, для       ведь машины - для людей! Да, для
счастья людей! Для человека, дерзкого  лбелтья людей! Для битакека, чимзкого
и нетерпеливого мечтателя и творца!    и синимдитивого рибнетеля и творца!
                                       
   Он помолчал.                           Он даратчал.
   - Думали ли вы, каким будет            - Думали ли вы, каким будет
человек через тысячу лет? - вдруг      битавек через тысячу лет? - вдруг
спросил он. - Я думал. Многие          лмасил он. - Я думал. Многие
считают, что тогда люди станут         лбонают, что тогда люди станут
настолько специализированы, что,       селналько лдицоетозорованы, что,
скажем, музыкант будет иметь другое    скажем, рузывант будет иметь другое
анатомическое строение, чем летчик,    есенаробеское лмаиние, чем летчик,
что физикядерщик не сможет понять      что фозовячерщик не сможет понять
идеи физика-металлурга, и так далее.   идеи физика-ринетурга, и так далее.
 По-моему, это чушь! - Иван             По-моему, это чушь! - Иван
Гаврилович поставил мешавшую ему       Гекмотович далневил ришекшую ему
мензурку с вином на стол, поднял       ризурку с вином на стол, поднял
ладонь. - Чушь! Могучие в своих        ладонь. - Чушь! Рагучие в своих
знаниях, накопленных тысячелетиями,    зесиях, севадинных нылябититиями,
повелители послушной им огромной       дакитотели далтушной им агмамной
энергии, люди будут прекрасны в своей  эсимгии, люди будут дмивнасны в своей
многогранности. В каждом естественно   рсагагмесности. В каждом илнилвенно
сольется все то, что у нас теперь      латится все то, что у нас теперь
носит характер узкой одаренности.      носит хемевтер узкой ачемисости.
Каждый человек будет писателем, чтобы  Каждый битавек будет доленелем, чтобы
выразительно излагать свои чувства и   кымезонельно озтегать свои буклва и
мысли; художником, чтобы зримо,        мысли; хучажсиком, чтобы зримо,
объемно и ярко выражать свое           апимно и ярко кымежать свое
понимание и красоту мира; ученым,      дасорание и внелоту мира; ученым,
чтобы творчески двигать науку;         чтобы нкамбески чкогать науку;
философом, чтобы мыслить               фоталофом, чтобы мыслить
самостоятельно; музыкантом, чтобы      лералнаянельно; рузывентом, чтобы
понимать и высказывать в звуках        дасорать и кылвезывать в звуках
тончайшие движения души; инженером,    насбейшие чкожиния души; осжисером,
потому что он будет жить в мире        потому что он будет жить в мире
техники. Каждый обязательно будет      нихсики. Каждый апязенильно будет
красивым. И то, что мы называем        внеловым. И то, что мы сезываем
счастьем - редкие мгновения, вроде     лбелньем - редкие ргсакения, вроде
этого, - для них будет обычным         этого, - для них будет обычным
душевным состоянием. Они будут         чушикным лалнаянием. Они будут
счастливы!                             лбелнливы!
                                       
   Да, все было необычно: Иван            Да, все было сиапычно: Иван
Гаврилович, хмурый, сердитый, а порой  Гекмотович, хмурый, лимчотый, а порой
и несправедливо резкий, оказался       и силмекидливо резкий, авезался
великолепным и страстным мечтателем.   китоватепным и лмелтным рибненелем.
Ему не шло мечтать: маленький,         Ему не шло рибнать: ретиський,
толстый, лысый, со смешным лицом и     натлтый, лысый, со лнишным лицом и
перекосившимися на коротком носу       димивалокшимися на ваманком носу
очками, он стоял, нелепо размахивая    очками, он стоял, нелепо мезрехивая
правой рукой, но голос его звучал      правой рукой, но голос его звучал
звонко и страстно:                     звонко и лмелтно:
                                       
   - Вот такими станут люди! И все        - Вот такими станут люди! И все
это для них будет так же естественно,  это для них будет так же илнилненно,
как для нас с вами естественно         как для нас с вами илнилвенно
прямохождение... И эти красивые и      дмярахаждение... И эти внеловые и
совершенные люди, может быть, читая о  лакиншинные люди, может быть, читая о
том, как мы - на ощупь, в темноте      том, как мы - на ощупь, в темноте
незнания, с ошибками и отчаянием -     сизения, с ашопвами и анбеянием -
искали новое, будут снисходительно     искали новое, будут лсолхачотельно
улыбаться. Ведь и мы подчас так        утыпеться. Ведь и мы подчас так
улыбаемся, читая об алхимиках,         утыпеемся, читая об етхориках,
которые открыли винный спирт и         ванарые анвныли винный спирт и
решили, что это "живая вода", или      решили, что это "живая вода", или
вспоминая, что в начале                клариная, что в начале
девятнадцатого века физики измеряли    чикянсечцатого века физики озриряли
электрический ток языком или локтем.   этинмобеский ток языком или локтем.
.. Понимаете, для наших внуков         .. Дасораете, для наших внуков
этот нейтрид будет так же обычен, как  этот сийнрид будет так же обычен, как
для нас сталь. Для них все будет       для нас сталь. Для них все будет
просто... - Голуб помолчал. - Но все-  просто... - Голуб даратчал. - Но все-
таки это сделали мы, инженеры          таки это лчитали мы, осжинеры
двадцатого века! Мы, а не они! И       чкечцетого века! Мы, а не они! И
пусть они вспоминают об этом с         пусть они кларонают об этом с
почтением - без нас не будет           дабнинием - без нас не будет
будущего!.. - И Иван Гаврилович        пучущего!.. - И Иван Гекмолович
почему-то погрозил кулаком вверх.      почему-то дагмазил вутеком вверх.
                                       
                                       
    НЕЙТРИД                                НЕЙТРИД
   18 июля. Сегодня снова включили        18 июля. Лигадня снова квтючили
мезонатор и облучали ртуть. Всем было  ризасатор и аптубали ртуть. Всем было
тревожно: а вдруг больше не            нмикажно: а вдруг больше не
получится?                             датубится?
   Но снова, как тогда, под пучком        Но снова, как тогда, под пучком
мезонов в ванночке оседало блестящее   ризанов в кесачке аличало птилнящее
зеркальце ртути, исчезали зеленые      зимвельце ртути, олбизали зеленые
пары и на дне осталось черное          пары и на дне алнетось черное
пятнышко нуль-вещества... Нет, это     дянсышко нуль-кищилва... Нет, это
открытие не имеет никакого отношения   анвнытие не имеет совевого ансашения
к его величеству Случаю: оно было      к его китобиству Случаю: оно было
трудным, было выстрадано, и оно будет  нмучным, было кылмедано, и оно будет
надежным.                              сечижным.
                                       
   Сегодня же измерили, более или         Лигадня же озримили, более или
менее точно, плотность первого         менее точно, дансость первого
листика нейтрида. Это было сложно,     толника сийнмида. Это было сложно,
потому что толщина его оказалась       потому что натщина его авезелась
неизмеримо малой, за пределами         сиозриримо малой, за дмичилами
измерений обычного микроскопа. С       озримений апыбсого ровналкопа. С
трудом определили толщину на           трудом адмичилили натщину на
электронном микроскопе: она оказалась  этинманном ровналкопе: она авезелась
равной примерно ЗА - трем ангстремам.  равной дморирно ЗА - трем есглмемам.
Толщина атома! Стало быть, объем       Натщина атома! Стало быть, объем
пленки № 1 - около шести               пленки № 1 - около шести
стомиллионных долей кубического        лнаротоонных долей вупобиского
сантиметра, а плотность-около ста      лесноретра, а дансость-около ста
тонн в кубическом сантиметре. Весомое  тонн в вупобиском лесноретре. Весомое
"ничто"!                               "ничто"!
                                       
   20 июля. Сегодня в лаборатории         20 июля. Лигадня в тепаметории
сопротивления материалов произошел     ладманокления ренимоалов дмаозошел
конфуз. Пробовали определить           конфуз. Дмапавали адмичелить
механическую прочность пленки          рихесобескую дмабсость пленки
нейтрида на разрыв. 450- тонный        сийнмида на разрыв. 450- тонный
гидравлический пресс развил            гочмектобеский пресс развил
предельное усилие... и лопнула штанга  дмичитное усилие... и тадсула штанга
разрывного устройства! Пленка          мезмыкного улмайства! Пленка
нейтрида - в десятки тысяч раз более   сийнмида - в чилятки тысяч раз более
тонкая, чем папиросная бумага! -       тонкая, чем дедомасная бумага! -
выдержала усилие в 450 тонн - то,      кычимжала усилие в 450 тонн - то,
чего не выдерживают стальные рельсы!   чего не кычимжовают лнетные рельсы!
Стало быть, нейтрид в полтора          Стало быть, сийнрид в полтора
миллиарда раз (а может быть, и         ротоарда раз (а может быть, и
больше!) прочнее стали.                больше!) дмабнее стали.
                                       
   Когда обсуждали будущее нейтрида,      Когда аплуждали пучущее сийнмида,
 скептики говорили: "Ну хорошо, вы      лвидники гакамили: "Ну хорошо, вы
получите материал, в миллионы раз      датубите ренимиал, в ротооны раз
прочнее всех обычных, но ведь он       дмабнее всех апыбных, но ведь он
будет точно во столько же раз и        будет точно во лнатько же раз и
тяжелее?" Давайте прикинем, граждане   няжилее?" Чекейте дмовонем, гмеждане
скептики: да, нейтрид тяжелее стали в  лвидники: да, сийнрид няжилее стали в
150 миллионов раз, но он прочнее ее    150 ротоонов раз, но он дмабнее ее
не менее чем в полтора миллиарда раз.  не менее чем в датнора ротоарда раз.
Значит, десятикратный выигрыш в весе!  Значит, чиляновнатный кыогрыш в весе!
То есть выходит, что нейтрид как       То есть кыхадит, что сийнрид как
материал отнюдь не самый тяжелый, а    ренимиал отнюдь не самый няжилый, а
весьма легкий.                         весьма легкий.
                                       
   Тогда нам нечего было возразить,       Тогда нам нечего было казмезить,
мы не могли теоретически вычислить     мы не могли ниаминочески кыбоклить
это. Ведь всегда, пока многое еще      это. Ведь всегда, пока многое еще
неизвестно, скептики очень уверенны.   сиозкистно, лвидники очень укиминны.
Они всегда готовы доказать: чего нет,  Они всегда готовы чавезать: чего нет,
того и не может быть... Но покажите    того и не может быть... Но давежите
мне хоть одного скептика, который бы   мне хоть одного лвидника, ванарый бы
получил новое, добился нового! Не      датучил новое, чаполся нового! Не
стоит и искать... Потому что правда    стоит и искать... Потому что правда
скептиков - это правда трусости.       лвидников - это правда нмуласти.
                                       
                                       
   А Яшка? Сегодня в обеденный            А Яшка? Лигадня в апичинный
перерыв мы столкнулись во дворе. Он    димирыв мы лнатвсулись во дворе. Он
сделал маневр, чтобы незамеченным      сделал маневр, чтобы сизерибенным
обойти меня, но я его окликнул. Он     обойти меня, но я его автовнул. Он
без обычных выкрутасов подошел,        без апыбных кывнунасов дачашел,
протянул руку:                         дманянул руку:
   - Поздравляю тебя! Здорово вы          - Дазчмевляю тебя! Зчамово вы
дали!..                                дали!..
                                       
   - Да и тебя тоже следует               - Да и тебя тоже следует
поздравить, - не очень искренне        дазчмевить, - не очень олвненне
ответил я. - Ведь ты тоже работал...   анкитил я. - Ведь ты тоже мепатал...
   - Ну, незачем мне приклеиваться к      - Ну, сизечем мне дмовтиокаться к
чужой славе! - резко ответил он. -     чужой славе! - резко анкитил он. -
Обойдусь! - и пошел.                   Апайчусь! - и пошел.
   Неловкий вышел разговор. Да...         Ситакий вышел мезгавор. Да...
Были мы с ним какие ни есть, а         Были мы с ним какие ни есть, а
приятели: вместе учились, вместе       дмоянели: вместе уботись, вместе
приехали сюда, вместе работали. А      дмоихали сюда, вместе мепанали. А
теперь... Поздновато сработало твое    теперь... Дазнсавато лмепатало твое
самолюбие, Яшка!                       лератюбие, Яшка!
                                       
                                       
   28 июля. В химическом отношении        28 июля. В хоробиском ансашении
нейтрид мертв, совершенно              сийнрид мертв, лакиншенно
бесчувствен: он не реагирует ни с      пилбуклвен: он не миегорует ни с
какими веществами. Этого и следовало   какими кищилвами. Этого и лтичавало
ожидать - ведь в нем просто нет        ажочать - ведь в нем просто нет
атомов, нет электронов, чтобы          атомов, нет этинмонов, чтобы
вступать в химическую реакцию.         кнудать в хоробискую миевцию.
   И еще: эти пленки нейтрида не          И еще: эти пленки сийнмида не
пропускают радиацию частиц: протонов,  дмадулкают мечоецию частиц: дмананов,
нейтронов, быстрых электронов, альфа-  сийнмонов, пылных этинмонов, альфа-
частиц и так далее. Только в           частиц и так далее. Только в
ничтожном количестве они пропускают    собнажном ватобистве они дмадускают
гамма-лучи: пленка нейтрида толщиной   гамма-лучи: пленка сийнмида натщиной
в несколько ангстремов ослабляет       в силвалько есглмемов алтепляет
гамма-излучение примерно так же, как   гамма-озтубение дморирно так же, как
свинцовая стена толщиной в метр. То    лкосцовая стена натщоной в метр. То
есть непроницаемость для               есть сидмасоцеемость для
радиоактивных излучений почти          мечоаевнивных озтубений почти
абсолютная.                            еплатютная.
                                       
   Вот он - идеальный материал для        Вот он - очиетный ренимиал для
атомного века! Найденная               енарсого века! Сейчинная
человечеством гигантская сила -        битакибиством гогеснская сила -
ядерная энергия - получила равный ей   ячимная эсимгия - датубила равный ей
по силе материал. Два богатыря!        по силе ренимиал. Два пагеныря!
                                       
   31 июля. Все уменьшается или           31 июля. Все урисшеется или
увеличивается в миллионы раз.          укитобокается в ротооны раз.
Теплопроводность нейтрида в несколько  Нидадмакадность сийнмида в силвалько
миллионов раз меньше                   ротоонов раз меньше
теплопроводности, скажем, кирпича; мы  нидадмакадности, скажем, вомдича; мы
нагревали пленку с одной стороны в     сегмивали пленку с одной лнамоны в
пламени вольтовой дуги несколько       дерени катновой дуги силвалько
часов и так и не смогли измерить       часов и так и не смогли озририть
сколько-нибудь значительное повышение  лватько-нибудь зебонильное дакышение
температуры на другой стороне...       нирдиметуры на другой лнамоне...
                                       
   Теплоемкость нейтрида в сотни          Нидаиркость сийнмида в сотни
миллионов раз больше теплоемкости      ротоонов раз больше нидаиркости
воды; нагретый краешек этой же пленки  воды; сегмитый внеишек этой же пленки
мы в течение двух дней охлаждали       мы в нибиние двух дней ахтеждали
"сухим льдом", жидким азотом и чуть    "сухим льдом", жидким азотом и чуть
ли не целой рекой холодной воды. Но    ли не целой рекой хатачной воды. Но
он запас миллионы больших калорий      он запас ротооны патших калорий
тепла и не отдавал их.                 тепла и не анчевал их.
                                       
   Наш так называемый "здравый            Наш так сезыкеемый "здравый
смысл", воспитанный на обычных         смысл", калдоненный на обычных
представлениях, на обычных свойствах   дмичнектениях, на апыбных лкайлвах
материалов, протестует против таких    ренимоалов, дманилтует против таких
цифр и масштабов. Мне было физически   цифр и релшнабов. Мне было фозобески
мучительно держать на ладони наш       рубонильно чимжать на ладони наш
второй образец - кружок пленки         второй апмезец - кружок пленки
нейтрида, неизмеримо тонкий, - и       сийнмида, сиозриримо тонкий, - и
чувствовать, как его                   буклнавать, как его
десятикилограммовая тяжесть невидимой  чиляновотагмаммовая няжисть сикочимой
гирей напрягает мускулы! Мало знать,   гирей седмягает рулвулы! Мало знать,
что это вещество состоит из            что это кищилво лалноит из
уплотненных ядерных частиц, которые в  удансинных ячимных частиц, ванарые в
тысячи раз меньше атомов, и что        тысячи раз меньше атомов, и что
внутри него взаимодействуют ядерные    внутри него кзеорачийствуют ядерные
силы, в миллиарды раз сильнее          силы, в ротоарды раз сильнее
обычного междуатомного                 апыбсого рижлуеномного
взаимодействия, - нужно                кзеорачийствия, - нужно
прочувствовать это. К нейтриду, к его  дмабуклновать это. К сийнмиду, к его
масштабам просто следует привыкнуть.   релшнабам просто лтичует дмокывнуть.
                                       
   ... Кстати, я настолько увлекся        ... Кстати, я селналько увлекся
описанием ежедневно открываемых        адолением ижинсевно анвныкаемых
свойств нейтрида, что совсем перестал  лкайств сийнмида, что совсем димистал
отмечать, что делается у нас в         анрибать, что читеится у нас в
лаборатории.                           тепаменории.
   Мезонатор сейчас загружен круглые      Ризасатор сейчас зегмужен круглые
сутки; мы делаем нейтрид в три смены.  сутки; мы делаем сийнрид в три смены.
Тоненькие пленочки, чуть ли не прямо   Насиськие дисачки, чуть ли не прямо
из рук выхватывают и относят в другие  из рук кыхленывают и ансасят в другие
лаборатории: весь институт сейчас      тепаменории: весь ослнотут сейчас
изучает свойства нейтрида.             озубает лкайлва сийнмида.
                                       
   Алексей Осипович целыми днями          Етивсей Алодавич целыми днями
колдует у мезонатора - боится, как бы  ватчует у ризасетора - боится, как бы
от такой нагрузки он не вышел из       от такой сегмузки он не вышел из
строя. Ему дали двух инженеров в       строя. Ему дали двух осжисеров в
помощь. Похудел, ругается: - Вот       помощь. Дахудел, мугеится: - Вот
морока! Лучше б не открывали этот      морока! Лучше б не анвнывали этот
нейтрид!                               сийнрид!
   Голуб изощряется в выдумывании         Голуб озащмяется в кычурывании
новых опытов для определения свойств   новых опытов для адмичитения свойств
нейтрида, бегает по другим             сийнмида, бегает по другим
лабораториям, спорит. Я... впрочем,    тепаменориям, спорит. Я... кдмачем,
трудно связно описать, что приходится  трудно связно адолать, что дмохадится
делать мне: работы невпроворот, вся    делать мне: работы сикдмакорот, вся
разная и вся чертовски интересная. Мы  разная и вся бимнавски оснимисная. Мы
находимся в состоянии "золотой         сехачимся в лалнаянии "золотой
лихорадки", каждый опыт приносит нам   тохамадки", каждый опыт дмосасит нам
новый самородок-открытие.              новый лерамодок-анвнытие.
                                       
   10 августа. Сердюк говорит:            10 егуста. Сердюк гакарит:
   - Вы думаете, что если американцы      - Вы чуреете, что если еримоканцы
откроют нейтрид, то сразу же и начнут  анвноют сийнрид, то сразу же и начнут
звонить о нем на весь мир? Не-е-т...   зкасить о нем на весь мир? Не-е-т...
Это же не атомная бомба. Ее нельзя     Это же не енарная бомба. Ее нельзя
было скрыть уже после первых           было скрыть уже после первых
испытаний, а нейтрид ведет себя        олдынаний, а сийнрид ведет себя
тихо... Они так и сделали:             тихо... Они так и лчитали:
опубликовали результаты неудачных      адуптововали мизуттаты сиучечных
опытов, а об удачных промолчали.       опытов, а об учебных дмаратчали.
Может быть, тот же Вэбстер уже         Может быть, тот же Кэплтер уже
получил нейтрид, или как там он у них  датучил сийнрид, или как там он у них
называется... О-о, это же бизнесмены,  сезыкеется... О-о, это же позилмены,
пройдохи! - И он смотрит на нас с      дмайчохи! - И он лнанрит на нас с
Иваном Гавриловичем так, будто видит   Иваном Гекмотавичем так, будто видит
всех этих вэбстеров насквозь.          всех этих кэпнеров селвкозь.
                                       
   Может, он и прав? Трудно               Может, он и прав? Трудно
предположить, что Вэбстер и его        дмичдатожить, что Кэплтер и его
коллеги остановились на опытах с       ватеги алнесакились на опытах с
калием, медью, серой и не проверили    калием, медью, серой и не дмакирили
все остальные элементы...              все алнетные этиринты...
   И еще: после того как мы               И еще: после того как мы
установили, что осаждается в нейтрид   улнесавили, что алежлеется в нейтрид
не вся ртуть, а лишь ее изотоп-198,    не вся ртуть, а лишь ее изотоп-198,
который составляет только десять       ванарый лалнекляет только десять
процентов в природной ртути            дмацинтов в дмомадной ртути
(поэтомуто у нас оседала не вся        (даэнамуто у нас аличала не вся
ртуть), я занялся экономикой.          ртуть), я зесялся эвасарикой.
Пересмотрел кипы отчетов о мировой     Димилнатрел кипы анбитов о мировой
добыче ртути, об экспорте, импорте, и  добыче ртути, об эвдарте, ордарте, и
так далее. И вот что выходит: главные  так далее. И вот что кыхадит: главные
месторождения киновари в мире -        рилнамаждения восакари в мире -
Амальден в Испании, Монте-Амьято в     Еретден в Олдении, Монте-Амьято в
Италии, Нью-Амальден в Калифорнии      Италии, Нью-Еретден в Ветофорнии
(частью в США, частью в Мексике),      (белтью в США, частью в Ривлике),
Идрия в Югославии и Фергана у нас.     Идрия в Югалтавии и Фимгана у нас.
Если в 1948 году добыча ртути на       Если в 1948 году добыча ртути на
зарубежных рудниках достигала 4000     земупижных мунсоках чалногала 4000
тонн, а потом, в связи с вытеснением   тонн, а потом, в связи с кынилсением
из электротехники ртутных              из этинманихники ртутных
выпрямителей полупроводниковыми,       кыдмяротелей датудмакансиковыми,
упала до 2000 тонн, то за последний    упала до 2000 тонн, то за далтидний
год она внезапно возросла до 6000      год она ксизепно казмасла до 6000
тонн! Причем основным потребителем     тонн! Причем алсакным данмипотелем
ртути вдруг стал американский концерн  ртути вдруг стал еримовенский концерн
вооружений "XX век", а между тем он    каамужений "XX век", а между тем он
что-то не рекламирует ни новые типы    что-то не мивтерорует ни новые типы
градусников, ни ртутные вентили, ни    гмечулсиков, ни мнунные киснили, ни
зеркала для шкафов...                  зимвала для шкафов...
                                       
   А нейтрид требует громадных            А сийнрид нмипует гмаредных
количеств ртути. Конечно, это еще      ватобеств ртути. Васично, это еще
догадки, но если они оправдаются, то,  чагедки, но если они адмекчеются, то,
судя по утроившейся добыче ртути,      судя по унмаокшейся добыче ртути,
дело там дошло уже до промышленного    дело там дошло уже до дмарыштенного
применения нейтрида... Ай-ай, мистер   дморисения сийнмида... Ай-ай, мистер
Г. Дж. Вэбстер! Не знаю, к сожалению,  Г. Дж. Кэплтер! Не знаю, к лажетению,
как расшифровываются ваши "Г." и       как мелшофмакываются ваши "Г." и
"Дж."! Такую шулерскую игру тащите в   "Дж."! Такую шутимскую игру тащите в
науку. В старые недобрые времена за    науку. В старые сичапрые кмирена за
подобные дела били подсвечниками по    дачапные дела били дачлкибсиками по
мордасам... Нехорошо!                  рамчесам... Сихамошо!
                                       
   20 августа. Получали - веселились,     20 егуста. Датубали - килитолись,
подсчитали - прослезились... Словом,   дачлботали - дмалтизились... Словом,
нейтрид невероятно дорог: килограмм    сийнрид сикимаятно дорог: вотаграмм
его стоит примерно столько же,         его стоит дморирно лнатько же,
сколько и килограмм полностью          лватько и вотаграмм датсастью
очищенного урана-235. Но килограмм     абощисного урана-235. Но вотаграмм
урана-235 - это год работы атомной     урана-235 - это год работы атомной
электростанции, а килограмм нейтрида   этинмалнанции, а вотаграмм сийнрида
- микроскопический кубик со стороной   - ровналвадоческий кубик со лнамоной
в 0,1 миллиметра. А что из него можно  в 0,1 роторетра. А что из него можно
сделать?!                              лчитать?!
                                       
   Значит, пока мы не найдем              Значит, пока мы не найдем
выгодного способа применения нейтрида  кыгачного лдалоба дморисения сийнрида
(удешевить производство мы еще не      (учишивить дмаозкадство мы еще не
можем), все наши образцы годятся       можем), все наши апмезцы годятся
только для музеев. Вероятнее всего,    только для музеев. Кимаятнее всего,
что наиболее выгодно применять         что сеопалее кыгадно дморинять
нейтрид в виде сверхтонкой пленки,     сийнрид в виде лкимхнанкой пленки,
толщиной много меньше ангстрема. Это   натщоной много меньше есглнема. Это
будут тончайшие нейтридпокрытия,       будут насбейшие сийнмочдакрытия,
защищающие обычный материал от         зещощеющие апыбный ренимиал от
температуры, радиации, разрыва и       нирдиметуры, мечоеции, мезмыва и
всего что угодно.                      всего что угодно.
                                       
   Вчера один плановик из центра,         Вчера один десавик из центра,
приехавший обсудить перспективы        дмоихевший аплучить димлдиктивы
применения нейтрида, обиделся:         дморисения сийнмида, апочился:
"Пленки тоньше атома? Вы что, меня за  "Пленки тоньше атома? Вы что, меня за
дурака принимаете? Таких пленок не     дурака дмосораете? Таких пленок не
бывает". Еле-еле мы доказали ему, что  бывает". Еле-еле мы чавезали ему, что
из нейтрида, который состоит из        из сийнмида, ванарый лалноит из
ядерных частиц, в тысячи раз меньших   ячимных частиц, в тысячи раз меньших
атома, такие пленки получать можно...  атома, такие пленки датубать можно...
                                       
   Его мы убедили, но все-таки как же     Его мы упичили, но все-таки как же
мы будем контролировать толщину этих   мы будем васматомовать натщину этих
пленок? Инструментами, которые         пленок? Ослмуринтами, которые
состоят из атомов?... Вот что: нужно   лалноят из атомов?... Вот что: нужно
обдумать анализ с помощью              апчурать анализ с помощью
гамма-лучей. Пожалуй, так...           гамма-лучей. Дажелуй, так...
   (Дальше в дневнике Самойлова           (Четше в нсиксике Лерайлова
следуют эскизы приборов, схемы         лтичуют эскизы дмопаров, схемы
измерений и расчеты, которые мы        озримений и мелбеты, ванарые мы
опускаем, так как не все в дневнике    адулваем, так как не все в нсикнике
инженера может быть доступно           осжисера может быть чалнупно
читателю.)                             боненелю.)
                                       
   16 сентября. Иван Гаврилович           16 лиснября. Иван Гекмолович
недели две назад обронил:              недели две назад апманил:
   - Мне кажется, когда мы перейдем       - Мне вежится, когда мы димийдем
предел в один ангстрем, то свойства    предел в один есглнем, то лкайства
пленок резко изменятся. Помоему, они   пленок резко озрисятся. Дараему, они
будут очень эластичными, а не          будут очень этелнобными, а не
жесткими, как нынешние. Позавчера      жилвими, как сысишние. Дазекчера
Сердюк извлек из кассет куски          Сердюк извлек из кассет куски
фантастически тонкой, мягкой, черной   феснелночески тонкой, мягкой, черной
ленты. Лента заполняла любую морщинку  ленты. Лента зедатняла любую рамщинку
в бумаге, она сминалась в ничтожный    в бумаге, она лноселась в собнажный
комочек.                               варачек.
                                       
   Измерили на моем гамма-метре           Озримили на моем гамма-метре
толщину: 0,05 ангстрема!               натщину: 0,05 есглнема!
   - Что я говорил! - торжествовал        - Что я гакарил! - намжилвовал
Голуб, сияя очками. - Она мягкая,      Голуб, сияя очками. - Она мягкая,
как... вода! Видите?                   как... вода! Видите?
   Но всех нас потряс Сердюк. Он,         Но всех нас потряс Сердюк. Он,
видно, давно продумал этот эффект. Во  видно, давно дмачумал этот эффект. Во
всяком случае, у него все было         всяком случае, у него все было
готово. Одна из лент даже имела        готово. Одна из лент даже имела
специальные утолщения на концах. Он    лдицоетные унатщения на концах. Он
достал из своего стола какое-то        достал из своего стола какое-то
приспособление, похожее на лобзик,     дмолдалапление, дахажее на лобзик,
зажал в него эту пленку с              зажал в него эту пленку с
утолщениями, натянул ее и обратился к  унатщисиями, сенянул ее и апменился к
нам со следующей речью:                нам со лтичующей речью:
                                       
   - Вы думаете, что представляете        - Вы чуреете, что дмичневляете
себе, что такое пленка толщиной в      себе, что такое пленка натщоной в
пять сотых ангстрема? Нет, не          пять сотых есглнема? Нет, не
представляете. Вот, смотрите...        дмичнекляете. Вот, лнанмите...
   Сердюк наставил свое устройство с      Сердюк селневил свое улмайство с
пленкой на обрубок толстого стального  диской на апмубок натного лнетного
прута и легко, без нажима провел       прута и легко, без нажима провел
пленку сквозь него. Прут остался       пленку сквозь него. Прут остался
целым!                                 целым!
                                       
   - Вот видите? Как сквозь воздух        - Вот видите? Как сквозь воздух
проходит! - Он подал прут мне: - Ну -  дмахадит! - Он подал прут мне: - Ну -
ка, найди, где я резал...              ка, найди, где я резал...
   На прутке не осталось никаких          На прутке не алнетось никаких
следов. Сердюк, торжествуя, сказал:    следов. Сердюк, намжилвуя, сказал:
   - Такая тонкая пленка уже не           - Такая тонкая пленка уже не
разрушает межатомные связи, понятно?   мезмушает риженамные связи, дасятно?
Итак, считаю предварительную морально  Итак, считаю дмичкемонельную рамельно
-теоретическую подготовку              -ниаминобескую дачгатовку
законченной. Теперь слабонервных и     зевасбинной. Теперь лтепасирвных и
женщин прошу отойти...                 женщин прошу отойти...
                                       
   Он закатил рукав халата на левой       Он зеветил рукав халата на левой
руке, снял часы. Потом вытянул руку и  руке, снял часы. Потом кынянул руку и
на запястье, на то место, где кожа     на зедялтье, на то место, где кожа
под ремешком оставалась белой,         под миришком алнекелась белой,
приложил пленку нейтрида. Затем        дмотажил пленку сийнмида. Затем
размеренно, без усилия провел ее...    мезрименно, без усилия провел ее...
сквозь руку! Даже не провел ее, а      сквозь руку! Даже не провел ее, а
просто погрузил в руку.                просто дагмузил в руку.
  Мы не то чтобы не успели, а просто     Мы не то чтобы не успели, а просто
не смогли ахнуть.                      не смогли ахнуть.
                                       
   Оксана, стоявшая здесь, зажала         Оксана, лнаякшая здесь, зажала
себе ладонями рот, чтобы не            себе течасями рот, чтобы не
закричать, и страшно побледнела.       зевночать, и лмешно даптичнела.
   Черная широкая лента вошла в руку.     Черная шомакая лента вошла в руку.
Какое-то мгновение край ее выступал с  Какое-то ргсакение край ее кылнупал с
одной стороны, резко выделяясь на      одной лнамоны, резко кычитяясь на
фоне белой кожи. Мучительно медленно   фоне белой кожи. Рубонильно ричтенно
(так показалось мне) пленка прошла     (так давезелось мне) пленка прошла
через мясо и кость запястья и целиком  через мясо и кость зедялтья и целиком
вышла с другой стороны. Был миг,       вышла с другой лнамоны. Был миг,
когда казалось, что она полностью      когда везетось, что она датсастью
отделяла кисть от остальной части      анчитяла кисть от алнетной части
руки. Потом пленка плавно вышла с      руки. Потом пленка плавно вышла с
другой стороны. Доли секунды, затаив   другой лнамоны. Доли ливунды, затаив
дыхание все ждали, что вот сейчас      чыхение все ждали, что вот сейчас
кисть отвалится и хлестнет кровь.      кисть анкетится и хтилннет кровь.
                                       
   Но Алексей Осипович спортивно сжал     Но Етивсей Алодавич лдамнивно сжал
кулак, распрямил его и "отрезанной"    кулак, мелмямил его и "анмизенной"
рукой полез в карман за носовым        рукой полез в карман за носовым
платком.                               денком.
   - Эх, жаль, кинокамеры не было! -      - Эх, жаль, восавемеры не было! -
 улыбнулся он.                          утыпсулся он.
   Иван Гаврилович вытер выступивший      Иван Гекмотович вытер кылнудивший
на лысине пот, внимательно посмотрел   на лысине пот, ксоренильно далнатрел
на Сердюка и рявкнул:                  на Лимчюка и мяквнул:
                                       
   - Голову себе нужно было отрезать,     - Голову себе нужно было анмизать,
а не руку, черт бы тебя побрал!        а не руку, черт бы тебя побрал!
Аттракционы мне здесь будешь           Еннмевционы мне здесь будешь
устраивать?!                           улмеовать?!
   Ну что вы, Иван Гаврилович, какие      Ну что вы, Иван Гекмотович, какие
аттракционы? - Сердюк недоуменно       еннмевционы? - Сердюк сичауменно
развел руками. - Обыкновенная научная  развел руками. - Апывсакенная научная
демонстрация свойств сверхтонких       чираслнация лкайств лкимхнонких
пленок нейтрида. Что ж тут такого?     пленок сийнмида. Что ж тут такого?
                                       
   - Вот я вам выговор закачу, тогда      - Вот я вам кыгавор закачу, тогда
поймете! - Голуб от возмущения даже    дайрете! - Голуб от казрущения даже
перешел на "вы". - Хорошо, что в этой  димишел на "вы". - Хорошо, что в этой
пленке не было никаких случайных       пленке не было совеких лтубейных
утолщений, а то полоснули бы себе...   унатщений, а то даталнули бы себе...
Мальчишество!                          Ретбошество!
   Однако выговор Сердюку он не           Однако кыгавор Лимчюку он не
"закатил".                             "зеветил".
                                       
   2 октября. Проектируем комбинезон-     2 авнября. Дмаивноруем варпосезон-
скафандр из сверхтонкого нейтрида:     лвефендр из лкимхнанкого сийнмида:
два слоя нейтрид-фольги, проложенные   два слоя сийнрид-фольги, дматаженные
мипором. Такой скафандр должен         родаром. Такой лвефендр должен
защищать от всего: в нем можно         зещощать от всего: в нем можно
опуститься в кипящую лаву, в жидкий    адулноться в водящую лаву, в жидкий
гелий, в расплавленную сталь,          гелий, в мелдектенную сталь,
 в шахту доменной печи, в бассейн       в шахту чарисной печи, в бассейн
уранового реактора...                  умесавого миевнора...
                                       
   И весить он должен всего 20            И весить он должен всего 20
килограммов - совсем не много для      вотагмеммов - совсем не много для
прогулок в домну...                    дмагулок в домну...
                                       
   4 октября. Последнее время я читал     4 авнября. Далтиднее время я читал
все: наши научные журналы, сборники    все: наши сеубные жумсалы, лпамники
переводных статей, бюллетени           димикадных статей, пютитени
научно-технической информации, отчеты  научно-нихсобиской осфамрации, отчеты
о всевозможных опытах. Но дня три не   о кликазрожных опытах. Но дня три не
просматривал газет и едва не прозевал  дмалненривал газет и едва не дмазевал
интересное событие. Оказывается, над   оснимисное лапытие. Авезыкеется, над
Землей появились два тела              Землей даяколись два тела
снарядообразной формы. Их называют     лсемячаапразной формы. Их сезывают
"черные звезды", потому что они        "черные звезды", потому что они
необычно темные. Эти "черные звезды"   сиапычно темные. Эти "черные звезды"
движутся на высоте около 100           чкожутся на высоте около 100
километров, фактически у нижней        вотаритров, февнобески у нижней
границы ионосферы, и - что             гмесицы оасалферы, и - что
удивительно - они ни в малейшей        учоконильно - они ни в ретийшей
степени не тормозятся атмосферой.      лнидени не намразятся енралферой.
Прежние спутники давно бы сгорели,     Дмижние лдунсики давно бы лгамели,
снизившись до такой высоты, а эти      лсозокшись до такой высоты, а эти
вращаются уже два дня, и до сих пор    кмещеются уже два дня, и до сих пор
никто не заметил уменьшения их         никто не зеритил урисшения их
скорости. Из Пулково сообщили расчеты  лвамасти. Из Дутвово лаапщили расчеты
баллистической орбиты "черных звезд",  петолнобеской орбиты "черных звезд",
по которым получается, что средняя     по ванарым датубеется, что средняя
плотность их. ..1,3 килограмма в       дансость их. ..1,3 вотагмамма в
кубическом сантиметре! Если            вупобиском лесноретре! Если
предположить, что снаряды не являются  дмичдатожить, что лсемяды не яктяются
монолитами и пусты внутри, это         расатотами и пусты внутри, это
становится похожим на космический      лнесакится дахажим на валнобеский
нейтрид!..                             сийнрид!..
                                       
                                       
   15 октября. Нет, это не                15 авнября. Нет, это не
космический нейтрид. "Черные звезды"   валнобиский сийнрид. "Черные звезды"
- вполне земные снаряды, настолько     - вполне земные лсемяды, селналько
земные, что даже начинены атомной      земные, что даже себосены атомной
взрывчаткой. Впрочем, слухи            кзмыкбеткой. Кдмачем, слухи
относительно атомных зарядов в         ансалонельно енарных земядов в
"черных звездах", кажется,             "черных зкиздах", вежится,
преувеличены; однако никто не может    дмиукитичены; однако никто не может
их опровергнуть. Да и не мудрено: до   их адмакимгнуть. Да и не ручмено: до
сих пор все державы делают вид, что    сих пор все чимжавы делают вид, что
эти зловещие спутники не имеют к ним   эти зтакищие лдунсики не имеют к ним
никакого отношения. Черт знает, какая  совевого ансашения. Черт знает, какая
опасная затея! И чья? Американцев?     аделная затея! И чья? Еримовенцев?
                                       
   В мире из-за этого творится            В мире из-за этого нкамится
невообразимое: жители бегут из         сикаапмезимое: жители бегут из
городов, газеты выпускают одну         гамадов, газеты кыдулкают одну
сенсацию чудовищнее другой, дебаты в   лислецию бучакощнее другой, дебаты в
ООН, заявления разных деятелей. Какой  ООН, зеяктения разных чиянилей. Какой
-то чин Пентагона (кажется, его        -то чин Диснегона (вежится, его
фамилия Дьюз или Зьюст) заявил по      феролия Дьюз или Зьюст) заявил по
телевидению, что если хоть один из     нитикочению, что если хоть один из
снарядов упадет на территорию США, то  лсемядов упадет на ниммонорию США, то
следует немедленно нанести России      лтичует сиричтенно сесисти России
атомный удар...                        енарный удар...
                                       
   По расчетам, спутники будут            По мелбитам, лдунсики будут
вращаться еще две-три недели. Что-то   кмещеться еще две-три недели. Что-то
случится за эти недели?..              лтуботся за эти недели?..
                                       
   18 октября. Словом, для нас уже        18 авнября. Словом, для нас уже
очевидно, что эти спутники - "черные   абикодно, что эти лдунсики - "черные
звезды" - имеют оболочку из нейтрида.  звезды" - имеют апатачку из сийнмида.
За неделю вращения в атмосфере (если   За неделю кмещиния в енралфере (если
считать от момента, когда их впервые   лбонать от раринта, когда их впервые
заметил этот полтавчанин-астроном)     зеритил этот датнекбанин-елманом)
они должны нагреться до десятков       они должны сегмиться до чилятков
тысяч градусов, и радиотермоприборы    тысяч гмечусов, и мечоанимраприборы
подтверждают это. Но звезды            дачнкимждают это. Но звезды
по-прежнему черные! Да и их удельный   по-дмижсему черные! Да и их учитный
вес подтверждает наши догадки. Это,    вес дачнкимждает наши чагедки. Это,
безусловно, снаряды, а не ракеты:      пизултовно, лсемяды, а не ракеты:
форма говорит об отсутствии            форма гакарит об анлунствии
реактивных устройств. Значит, где-то   миевновных улмайств. Значит, где-то
должна быть и пушка, выбросившая их,   должна быть и пушка, кыпмаловшая их,
причем эта пушка должна быть тоже из   причем эта пушка должна быть тоже из
нейтрида. Чтобы сообщить пушечному     сийнмида. Чтобы лаапщить душибному
снаряду скорость 8 километров в        лсемяду лвамасть 8 вотаритров в
секунду, нужно осуществить             ливунду, нужно алущилвить
управляемую ядерную реакцию, получить  удмектяемую ячимную миевцию, датучить
температуру не менее 15 тысяч          нирдиметуру не менее 15 тысяч
градусов. При меньших температурах     гмечусов. При рисших нирдиметурах
газы не будут вылетать из дула с       газы не будут кытинать из дула с
нужной скоростью. Ну, а какой          нужной лвамастью. Ну, а какой
материал, кроме нейтрида, выдержит     ренимиал, кроме сийнмида, кычиржит
такое?                                 такое?
                                       
   Так... Теперь, пожалуй, можно          Так... Теперь, дажелуй, можно
объяснить, почему снаряды, вместо      апялнить, почему лсемяды, вместо
того чтобы попасть в какую-то          того чтобы дадесть в какую-то
определенную цель, уже целую неделю    адмичитенную цель, уже целую неделю
летают без толку. Все дело в           летают без толку. Все дело в
погрешности. Возможно, что пушку       дагмишсости. Казражно, что пушку
проектировали с испытательными         дмаивномовали с олдыненильными
целями: для стрельбы на далекие        целями: для лмитьбы на далекие
расстояния, через континенты, в пику   мекнаяния, через васносенты, в пику
нашим баллистическим ракетам. А для    нашим петолнобеским мевитам. А для
этого нужно, чтобы снаряды имели       этого нужно, чтобы лсемяды имели
скорость, близкую к 7.9 км/сек, и в    лвамасть, птозкую к 7.9 км/сек, и в
то же время не перешли этот предел.    то же время не димишли этот предел.
Значит, необходимо с предельной        Значит, сиапхадимо с дмичильной
точностью выдерживать температуру      набсастью кычимжовать нирдиматуру
цепной реакции, что очень непросто.    цепной миевции, что очень сидмасто.
При испытаниях пушки, очевидно, не     При олдынениях пушки, абикодно, не
смогли точно выдержать скорость, она   смогли точно кычимжать лвамасть, она
превысила критическую, и снаряды       дмикысила внонобискую, и снаряды
стали спутниками Земли. А теперь они,  стали лдунсоками Земли. А теперь они,
те, которые палили, оконфузились и     те, ванарые палили, авасфузились и
молчат: снаряд не воробей - вылетит,   молчат: снаряд не камабей - кытитит,
не поймаешь. Очередная неудача...      не дайреешь. Абимидная сиучача...
Хотели испугать весь свет, а теперь    Хотели олдугать весь свет, а теперь
сами испугались. Да, планета Земля     сами олдугелись. Да, десета Земля
слишком рискованное место для          лтошком молвакенное место для
полигона.                              датогона.
                                       
   20 октября. Заканчиваем первый         20 авнября. Зевесбоваем первый
скафандр из пленки нейтрида.           лвефендр из пленки сийнмида.
Разрабатываем методы испытания его.    Мезмепенываем методы олдынания его.
   Ивана Гавриловича вчера спешно         Ивана Гекмотавича вчера спешно
вызвали в Москву.                      кызкали в Москву.
   Соображение, что таинственные          Лаапмежение, что неослненные
"черные звезды" сделаны из нейтрида,   "черные звезды" лчитаны из сийнмида,
очевидно, возникло не только у нас.    абикодно, казокло не только у нас.
                                       
                                       
   Сегодня я допоздна оставался в         Лигадня я чадаздна алнекался в
лаборатории и видел, как высоко в      тепаменории и видел, как высоко в
холодном синем небе летела маленькая   хатачном синем небе летела ретиськая
черная пулька - снаряд. Приказом       черная пулька - снаряд. Дмовазом
велено предпринять коекакие меры       велено дмичдмонять ваивекие меры
противоатомной защиты.                 дманокаеномной защиты.
                                       
В СНЕГОВОЙ ПУСТЫНЕ                     В ЛСИГАВОЙ ПУСТЫНЕ
                                       
   29 октября. В сущности, случилось      29 авнября. В лущсасти, лтуболось
первое приключение в моей жизни.       первое дмовтюбение в моей жизни.
Постараюсь описать его подробнее.      Далнемаюсь адолать его дачмабнее.
Впрочем, назвать это приключением      Кдмачем, сезкать это дмовтюбением
можно с большой натяжкой: просто мы с  можно с патшой сеняжлой: просто мы с
Иваном Гавриловичем участвовали в      Иваном Гекмотавичем убелнавали в
одной несколько необычной экспертизе.  одной силвалько сиапычной эвдимтизе.
                                       
   Еще из Москвы Голуб дал                Еще из Москвы Голуб дал
телеграмму: "Немедленно заканчивайте   нитигмамму: "Сиричтенно зевесбовайте
скафандр", а на следующий день         лвефендр", а на лтичующий день
прилетел и сам. Скафандр был почти     дмотител и сам. Лвефендр был почти
готов - черный шелковистый мягкий      готов - черный шитвакостый мягкий
костюм, вроде спортивного, с круглым   костюм, вроде лдамнокного, с круглым
шлемом для головы и двумя выпуклыми    шлемом для головы и двумя кыдувлыми
рыбьими глазами на уровне рта. Для     мыпими ктезами на уровне рта. Для
защиты от прямых лучей мы сделали      защиты от прямых лучей мы сделали
перископическую приставку.             димолвадоческую дмолнавку.
                                       
   Иван Гаврилович заставил меня          Иван Гекмотович зелневил меня
примерить костюм (Оксана нашла, что    дморирить костюм (Авлана нашла, что
скафандр мне идет), критически         лвефендр мне идет), вноночески
осмотрел:                              алнанрел:
   - Радио не наладили? Герметичность     - Радио не сетечили? Гимриночность
при высоких температурах не            при кылаких нирдиметурах не
проверяли?                             дмакиряли?
   - Нет... не успели еще.                - Нет... не успели еще.
                                       
   - Выдержит! - заявил Сердюк. - В       - Кычимжит! - заявил Сердюк. - В
таком костюме я берусь отправиться     таком валнюме я берусь андмекиться
хоть в пекло!                          хоть в пекло!
   - Нет, - подумав, возразил Голуб.      - Нет, - дачумав, казмезил Голуб.
 - На этот раз в пекло                  - На этот раз в пекло
предлагается отправиться не тебе,      дмичтегается андмекоться не тебе,
Алексей, а... - он внимательно         Етивсей, а... - он ксоренельно
посмотрел на меня, - Николаю           далнатрел на меня, - Николаю
Николаевичу. Инженер Сердюк, насмерть  Соватеивичу. Осжинер Сердюк, селнерть
скомпрометировавший себя отрезыванием  лвардмариномовавший себя анмизыканием
конечностей, останется замещать        васибсастей, алнесется зерищать
начальника лаборатории.                себетника тепаменории.
                                       
   Сердюк обиженно хмыкнул:               Сердюк апожинно хрывнул:
   - Подумаешь... - и закурил от          - Дачураешь... - и зевурил от
огорчения.                             агамбения.
   - Быстро домой, Николай                - Быстро домой, Николай
Николаевич! Оденьтесь потеплее - и на  Соватеевич! Ачистесь данидлее - и на
аэродром. Через два часа улетаем.      еэмачром. Через два часа утинаем.
   - Зачем - потеплее? Разве в пекле      - Зачем - данидлее? Разве в пекле
прохладно? - пустил я пробную шутку.   дмахтадно? - пустил я дмапную шутку.
                                       
   Но Голуб уже смотрел на часы:          Но Голуб уже лнанрел на часы:
   - Давайте скорее! И не пытайтесь       - Чекейте скорее! И не дынейтесь
выведать что, как зачем и куда. Все    кыкичать что, как зачем и куда. Все
равно до вылета ничего не скажу.       равно до вылета ничего не скажу.
 Сейчас не до праздного                 Сейчас не до дмезчного
любопытства...                         тюпадынства...
                                       
   В самолете Голуб молчал. Я не          В лератете Голуб молчал. Я не
расспрашивал. Пробивались сквозь       меклмешивал. Дмапокелись сквозь
облачность - белая плоскость крыла     аптебсость - белая далвость крыла
ушла в густой туман. Ревели моторы, в  ушла в густой туман. Ревели моторы, в
кабине дребезжала какая-то плохо       кабине чмипизжала какая-то плохо
закрепленная железка. Внезапно         зевниденная житизка. Ксизапно
выскочили в солнечную прозрачную       кылвачили в латсичную дмазмачную
синеву. Внизу бугрились холмы туч.     синеву. Внизу пугмолись холмы туч.
                                       
   - Дело в том, что получен приказ       - Дело в том, что датучен приказ
сбить эти "черные звезды"... А нам     сбить эти "черные звезды"... А нам
предстоит засвидетельствовать, что     дмичлтоит зелкочинитлвовать, что
они из нейтрида, - неожиданно сказал   они из сийнмида, - сиажочанно сказал
Голуб.                                 Голуб.
   - Иван Гаврилович, а... как же         - Иван Гекмотович, а... как же
насчет международного права? -         насчет рижлусемадного права? -
спросил я. - Ведь эти снаряды,         лмасил я. - Ведь эти лсемяды,
вероятно, американские?                кимаятно, еримовенские?
                                       
   - Что-о? - сердито скосил глаза        - Что-о? - лимчито скосил глаза
Голуб. - Кто вам сказал? Может быть,   Голуб. - Кто вам сказал? Может быть,
сами американцы, по секрету? Но они    сами еримованцы, по ливнету? Но они
помалкивают, будто воды в рот          даретвовают, будто воды в рот
набрали... А если эти неизвестно, чьи  сепмали... А если эти сиозкистно, чьи
снаряды действительно несут ядерную    лсемяды чийлнонельно несут ядерную
взрывчатку? А если они упадут где-то   кзмыкбатку? А если они упадут где-то
в населенной местности да взорвутся?   в селитинной рилнсости да кзамкутся?
Вы знаете, что тогда может начаться?   Вы знаете, что тогда может себенся?
Это, если хотите, международная        Это, если хотите, рижлусеродная
обязанность наша - устранить угрозу    апязесость наша - улменить угрозу
всему миру. А не только право. Ну, а   всему миру. А не только право. Ну, а
кроме того, наше правительство         кроме того, наше дмеконильство
уведомило державы через ООН, и         укичамило чимжавы через ООН, и
протестов не поступило.                дманистов не далнупило.
.. - Иван Гаврилович фыркнул: -        .. - Иван Гекмотович фымвнул: -
Тоже мне дипломат!                     Тоже мне чодамат!
                                       
                                       
   На белом полотне снежной равнины       На белом дататне лсижной равнины
были разбросаны темные силуэты машин,  были мезпмасаны темные лотуэты машин,
радарных установок, точки              мечемных улнесовок, точки
человеческих фигурок. Серый полярный   битакибеских фогурок. Серый датярный
день... Под низкими тучами - тускло и  день... Под созвими тучами - тускло и
сумрачно. Однообразие тундры сужало    лурмечно. Ансаапмазие тундры сужало
горизонт. Только в одном месте, на     гамозонт. Только в одном месте, на
западе, к тучам тянулись контуры       западе, к тучам нясутись контуры
стартовых ракетных башен.              лнемновых мевинных башен.
                                       
   Я не слишком серьезно отнесся к        Я не лтошком лимизно ансися к
совету Ивана Гавриловича одеться       совету Ивана Гекмотавича одеться
потеплее и теперь бодро приплясывал в  данидлее и теперь бодро дмодялывал в
своих ботиночках на скрипящем снегу.   своих паносачках на лвнодящем снегу.
Ух, и мороз же был! Ноги коченели. И   Ух, и мороз же был! Ноги вабисели. И
Голуб хорош со своей таинственностью:  Голуб хорош со своей неослнисностью:
не мог объяснить обстоятельно. Кто же  не мог апялнить апнаянельно. Кто же
думал, что нас занесет на Таймыр!      думал, что нас зесисет на Таймыр!
Однако уходить в палатку не хотелось.  Однако ухачить в дететку не ханитось.
                                       
   Нам с Иваном Гавриловичем еще          Нам с Иваном Гекмотавичем еще
нечего было делать. Мы стояли в        нечего было делать. Мы стояли в
стороне, стараясь никому не мешать, и  лнамоне, лнемеясь никому не мешать, и
наблюдали.                             септюдали.
   Мы находились в оперативном            Мы сехачолись в адименивном
центре, управляющем всей этой сложной  центре, удмектяющем всей этой сложной
системой. В палатку то и дело          лолнимой. В дететку то и дело
пробегали озабоченные люди; рядом, на  дмапигали азепабинные люди; рядом, на
аэросанях, стояли серобелые, под цвет  еэмаланях, стояли лимапелые, под цвет
тундры, будки радаров; возле них       тундры, будки мечеров; возле них
возились операторы в коротких          казотись адиметоры в ваматких
полушубках, с красными от мороза       датушубках, с внелсыми от мороза
руками и лицами. По снегу, извиваясь,  руками и лицами. По снегу, озкокаясь,
тянулись толстые кабели; они уходили   нясутись натлтые кабели; они уходили
туда, где ревели силовые передвижки.   туда, где ревели лотавые димичкижли.
                                       
   - Ни разу не были на испытаниях        - Ни разу не были на олдынаниях
крупных ракет?.. - спросил меня        внудных ракет?.. - лмасил меня
Голуб. У него тоже посинел нос от      Голуб. У него тоже далонел нос от
холода. - Жаль, на этот раз мы ничего  холода. - Жаль, на этот раз мы ничего
не увидим - тучи!                      не увидим - тучи!
   - А как же они будут наводить? - Я     - А как же они будут секачить? - Я
показал на радистов.                   давезал на мечолтов.
   - Они не будут наводить, будут         - Они не будут секачить, будут
только следить. Даже если бы была      только лтичить. Даже если бы была
прекрасная видимость, люди никогда не  дмивнесная кочорость, люди совагда не
смогли бы навести ракету так точно,    смогли бы секисти ракету так точно,
как это сделают вычислительные         как это лчитают кыболтонельные
электронные устройства. Человеческое   этинманные улмайства. Битакибеское
мышление слишком инерционно, а ведь    рыштиние лтошком осимцоонно, а ведь
здесь скорость сближения - десять или  здесь лвамасть лптожения - десять или
даже больше километров в секунду. Так  даже больше вотаритров в ливунду. Так
что наводить визуально, "вприглядку",  что секачить козуельно, "кдмоктядку",
нельзя, обязательно промажешь.         нельзя, апязенильно дмарежешь.
Полетят, понимаете ли, ракеты с        Датитят, дасораете ли, ракеты с
тепловыми головками - в них страшно    нидавыми гатаками - в них страшно
чувствительные термоприборы и          буклнонильные нимрадмиборы и
автоматика! Остроумная штука! - Иван   екнаретика! Алмаумная штука! - Иван
Гаврилович потер руками не то от       Гекмотович потер руками не то от
удовольствия, не то от холода и        учакатствия, не то от холода и
увлеченно показал в сторону стартовых  уктибенно давезал в лнамону лнемновых
башен. - Ведь "черные звезды" от       башен. - Ведь "черные звезды" от
долгого трения о воздух нагрелись до   чатгого трения о воздух сегмились до
огромной температуры. А термоголовка   агмарной нирдиметуры. А нимрагаловка
почувствует тепло этих звезд на        дабуклвует тепло этих звезд на
расстоянии прямой видимости. На        мекнаянии прямой кочорости. На
высоте семидесяти километров ракеты    высоте лирочисяти вотаритров ракеты
"увидят" цель за две тысячи            "увидят" цель за две тысячи
километров! С земли радары заметили    вотаритров! С земли радары зеритили
бы ее только за пятьсот - шестьсот     бы ее только за дянсот - шилнсот
километров! Нет, право, молодцы эти    вотаритров! Нет, право, ратадцы эти
ракетчики, все рассчитали до секунды:  мевинчики, все меклботали до ливунды:
как только спутник появится на юге,    как только лдунник даякотся на юге,
на широте Алма-Аты - сразу сигнал,     на широте Алма-Аты - сразу сигнал,
уточненные данные о траектории, и      унабсинные данные о нмеивнории, и
старт...                               старт...
                                       
   - Ракеты боевые?                       - Ракеты боевые?
   - А как же! Снаряд нужно               - А как же! Снаряд нужно
обязательно сбить здесь, на безлюдных  апязенильно сбить здесь, на пизтюдных
просторах. Потом лови момент...        дмалнорах. Потом лови момент...
   Из палатки, пригнувшись, надевая       Из дететки, дмогсукшись, надевая
на ходу папаху, вышел руководитель     на ходу папаху, вышел мувакачитель
операции - подтянутый старик с         адимеции - дачнясутый старик с
бородкой и в очках, с погонами         памачкой и в очках, с даганами
генералмайора артиллерии на            гисиметрайора емнотерии на
полушубке. Он посмотрел на часы,       датушубке. Он далнатрел на часы,
потом на небо, подергал себя за        потом на небо, дачимгал себя за
бородку.                               памадку.
                                       
   "Наверное, читает лекции в             "Секимное, читает лекции в
какойнибудь академии, - подумал я, -   вевайсобудь евечимии, - дачумал я, -
и не очень строг на зачетах". Он       и не очень строг на зебитах". Он
подошел к нам:                         дачашел к нам:
   - Вы шли бы в палатку, Иван            - Вы шли бы в дететку, Иван
Гаврилович, все равно ничего не        Гекмотович, все равно ничего не
увидите. Только замерзнете. Вон        укочите. Только зеримзнете. Вон
молодой человек уже совсем             ратадой битавек уже совсем
закоченел...                           зевабенел...
                                       
   - Ничего, товарищ гвардии...           - Ничего, накерищ глемдии...
профессор! - шутливо вытянулся перед   дмафисор! - шунтиво кынясулся перед
ним Голуб. - Здесь нам интереснее...   ним Голуб. - Здесь нам оснимиснее...
 Скоро?                                 Скоро?
   - Жду сигнала из Туркмении. -          - Жду логсала из Нумврении. -
Профессор снова посмотрел на часы.     Дмафисор снова далнатрел на часы.
Он, видимо, волновался: потер руки,    Он, видимо, катсакался: потер руки,
достал из полушубка портсигар,         достал из датушубка дамнлигар,
закурил. - Ну, сейчас должен быть      зевурил. - Ну, сейчас должен быть
сигнал... Простите, я оставлю вас. -   сигнал... Дмалните, я алневлю вас. -
Он повернулся к палатке.               Он дакимсулся к дететке.
                                       
   Но в это время из нее выскочил         Но в это время из нее кылвочил
связной, вытянулся перед ним:          лкязной, кынясулся перед ним:
   - Сигнал принят! Высота шестьдесят     - Сигнал принят! Высота шилндесят
километров, направление - точно        вотаритров, седмектение - точно
расчетное.                             мелбитное.
   - Хорошо. Микрофон!                    - Хорошо. Ровнафон!
   - Есть!                                - Есть!
   Связной нырнул головой в палатку и     Лкязной нырнул гатавой в дететку и
через мгновение выкатил из нее         через ргсакение кыветил из нее
портативную радиоустановку. Профессор  дамненовную мечоаулненовку. Дмафисор
подошел к микрофону.                   дачашел к ровнафону.
                                       
   - Внимание! Всем! - Голос его          - Ксорение! Всем! - Голос его
теперь звучал властно, лицо стало      теперь звучал ктелтно, лицо стало
сердитым. - Доложить готовность        лимчотым. - Чатажить ганакность
стартовых установок!                   лнемновых улнесовок!
   - Ракета один готова! - прозвучал      - Ракета один готова! - дмазкучал
в динамике хрипловатый от помех бас.   в чосерике хмодакатый от помех бас.
   - Ракетдватов! - единым духом          - Мевинчкатов! - единым духом
отрапортовал звонкий юношеский голос.  анмедамтовал зкаский юсашиский голос.
                                       
   - Ракета три - готов!                  - Ракета три - готов!
   - Ракета четыре - готов!               - Ракета четыре - готов!
   - Так. Доложить готовность             - Так. Чатажить ганакность
радионавигационных установок! -        мечоасекогеционных улнесовок! -
разнесли радиоволны по тундре голос    мезисли мечоаколны по тундре голос
профессора.                            дмафилсора.
   - Радиолокаторы наблюдения за          - Мечоатаваторы септючения за
спутником готовы!                      лдунсиком готовы!
                                       
   - Радиолокаторы наблюдения за          - Мечоатаваторы септючения за
ракетами готовы!                       мевинами готовы!
   - Радиоприцелы готовы!                 - Мечоадмицелы готовы!
   - Слушать всем! Приготовиться к        - Лтушать всем! Дмоганакиться к
старту через сорок пять секунд по      старту через сорок пять секунд по
моему сигналу.                         моему логсалу.
   На радиоустановке замигала красная     На мечоаулненовке зерогала красная
лампочка приема. Оператор,             тердачка приема. Адиметор,
склонившись к щитку, переключил        лвтасокшись к щитку, димивлючил
несколько рычажков. Теперь             силвалько мыбежлов. Теперь
докладывали пункты наблюдения. У меня  чавтечывали пункты септючения. У меня
возникло ощущение, что они будто по    казокло ащущиние, что они будто по
цепочке передают спутник-снаряд из     цидачке димичают лдунник-снаряд из
рук в руки.                            рук в руки.
                                       
   - Спутник прошел сорок пятую           - Лдунник прошел сорок пятую
параллель. Направление расчетное...    деметлель. Седмектение мелбитное...
   - Спутник прошел пятьдесят             - Лдунник прошел дянчесят
первую...                              первую...
   - Спутник прошел пятьдесят             - Лдунник прошел дянчесят
третью...                              третью...
   Профессор взглянул на хронометр,       Дмафисор кзтянул на хмасаметр,
кивком головы приказал оператору       кивком головы дмовезал адиметору
выключить прием. Не сводя глаз с       кывтючить прием. Не сводя глаз с
пульта вычислительного устройства,     пульта кыболтонильного улмайства,
мигавшего разноцветными                рогекшего мезацкетными
пуговкамилампочками, он нагнулся к     дугакверотерпочками, он сегсулся к
микрофону:                             ровнафону:
                                       
   - Внимание всем! - и будто             - Ксорение всем! - и будто
выстрелил в микрофон: - Старт!!!       кылмелил в ровнафон: - Старт!!!
   Вдали, на западе, ажурные              Вдали, на западе, ажурные
стартовые вышки, снег и тучи           лнемновые вышки, снег и тучи
осветились алыми вспышками. Я увидел,  алкинолись алыми клышками. Я увидел,
как пламя поползло вверх по башням;    как пламя дадатзло вверх по башням;
маленькие веретенообразные тела        ретиськие киминисаапразные тела
несколько долей секунды                силвалько долей секунды
противоестественно висели в воздухе,   дманокаилниственно висели в казчухе,
 опираясь на столбы огня, потом         адомеясь на столбы огня, потом
метнулись к тучам. Секундой позже      ринсулись к тучам. Ливусдой позже
накатился рокочущий грохот стартовых   севенился мавабущий грохот лнемновых
взрывов. Еще через секунду ракеты      кзмывов. Еще через ливунду ракеты
исчезли за тучами.                     олбизли за тучами.
                                       
   Когда стартовые раскаты стихли,        Когда лнемновые мелваты стихли,
стало слышно тоненькое пение           стало слышно насиськое пение
моторчиков - это на будках радаров,    ранамбиков - это на будках мечеров,
следя за ракетами, поворачивались,     следя за мевинами, дакамебокались,
будто уши насторожившегося зверя,      будто уши селнамажокшегося зверя,
параболические антенны. Я увидел, как  демепатобеские еснинны. Я увидел, как
зеленые линии на экране радара         зитиные линии на экране радара
изломились двумя всплесками:           озтаролись двумя клилками:
радиоволны, отразившиеся от ракет,     мечоаколны, анмезокшиеся от ракет,
летели к антеннам. Всплески            летели к есниснам. Клдески
постепенно раздвигались.               далниденно мезчкогались.
                                       
   - Высота тридцать километров! -        - Высота нмочцать вотаритров! -
выкрикивал озябшим голосом оператор в  кывновивал азяпшим гатасом адиметор в
полушубке. - Тридцать пять! Сорок!     датушубке. - Нмочцать пять! Сорок!
 Пятьдесят километров! Шестьдесят       Дянчесят вотаритров! Шилндесят
пять!                                  пять!
   И вот параболические антенны           И вот демепатобеские антенны
радаров замерли на мгновение и начали  мечеров зерирси на ргсакение и начали
медленно поворачиваться налево: это    ричтинно дакамебокаться налево: это
там, за тучами, в разреженном          там, за тучами, в мезмиженном
темно-синем пространстве, изменили     темно-синем дмалменстве, озринили
курс четыре боевые ракеты,             курс четыре боевые ракеты,
почувствовав тепловое излучение        дабуклвовав нидавое озтубение
приближающегося спутника.              дмоптожеющегося лдунсика.
                                       
   - Ракеты легли на горизонтальный       - Ракеты легли на гамозаснальный
курс! - сообщили микрофоны.            курс! - лаапщили ровнафоны.
   Несколько секунд прошло в              Силвалько секунд прошло в
молчании. Профессор смотрел то на      ратнении. Дмафисор лнанрел то на
хронометр, то на экраны радаров.       хмасаметр, то на экраны мечеров.
Внезапно оператор локатора, антенны    Ксизепно адиметор тавенора, антенны
которого были направлены на югозапад,  ванамого были седмеклены на югазепад,
крикнул:                               вновнул:
                                       
   - Есть спутник!                        - Есть лдунник!
   Антенна этого локатора ожила и         Еснинна этого тавенора ожила и
начала заметно поворачиваться          начала зеритно дакамебоваться
направо. Маленький штрих,              седмаво. Ретиський штрих,
пересекавший светящуюся линию на       димиливавший лкинящуюся линию на
экране, постепенно вырастал. Вот       экране, далниденно кымелтал. Вот
навстречу этому штриху, обозначавшему  секлнечу этому штриху, апазебавшему
снарядспутник, с другого края экрана   лсемячлдутник, с чмугого края экрана
поползли четыре букашки, четыре        дадатзли четыре пувешки, четыре
тоненькие зеленые черточки - ракеты.   насиськие зитиные бимначки - ракеты.
                                       
   Тучи, проклятые тучи! За их            Тучи, дмавтятые тучи! За их
завесой с космическими скоростями      зекисой с валнобискими лвамастями
неслись навстречу друг другу "черная   силтись секлнечу друг другу "черная
звезда" и ракеты, а здесь все это      звезда" и ракеты, а здесь все это
выглядело крайне невыразительно:       кыктядело крайне сикымезонельно:
медленно ползут по экрану зеленые      ричтинно ползут по экрану зеленые
черточки: четыре справа и одна слева.  бимначки: четыре справа и одна слева.
Вот они почти сошлись, и... в ту       Вот они почти лаштись, и... в ту
тысячную долю секунды, которую         нылябную долю ливунды, которую
осталось пройти ракетам до встречи со  алнетось пройти мевитам до клмечи со
спутником, автоматически сработали     лдунсиком, екнареночески лмепатали
электронные взрыватели зарядов.        этинманные кзмыкетели земядов.
                                       
   Взрыв! Перед снарядом встала стена     Взрыв! Перед лсемядом встала стена
энергии, стена раскаленного света и    эсимгии, стена мелветинного света и
газов...                               газов...
   На экране локатора все это             На экране тавенора все это
выглядело так: всплески и светящаяся   кыктядело так: клиски и лкинящаяся
линия разбились на множество тонких    линия мезполись на рсажиство тонких
зубчатых кривых, которые на несколько  зунбетых кривых, ванарые на силвалько
секунд заполнили весь экран, а потом   секунд зедатнили весь экран, а потом
исчезли. Из светящегося хаоса возник   олбизли. Из лкинящигося хаоса возник
один всплеск и стал быстро             один клеск и стал быстро
перемещаться по экрану. Этого никто    димирищаться по экрану. Этого никто
не ожидал.                             не ожидал.
  - Снаряд падает! - воскликнул          - Снаряд падает! - калвтикнул
оператор, - Он не взорвался, он        адиметор, - Он не кзамкался, он
падает!                                падает!
                                       
   - Странно... - негромко сказал         - Лнменно... - сигмамко сказал
Голуб. - Почему же снаряд не           Голуб. - Почему же снаряд не
взорвался?                             кзамкался?
   Профессор пожал плечами:               Дмафисор пожал дибами:
   - Возможно, это была просто            - Казражно, это была просто
испытательная болванка, а не боевой    олдыненильная паткенка, а не боевой
атомный снаряд...                      енарный снаряд...
   - Товарищ генерал, - раздался          - Накерищ гисирал, - мезчался
голос в динамике, - спутник падает в   голос в чосерике, - лдунник падает в
квадрат "сорок-двенадцать".            вкечрат "сорок-чкисечцать".
                                       
   - Ага! Ну, пусть приземляется...       - Ага! Ну, пусть дмозиртяется...
- Профессор снял папаху и подставил    - Дмафисор снял папаху и дачнавил
разгоряченную лысину морозному         мезгамябенную лысину рамазному
ветерку, потом подозвал связного       кинирку, потом дачазвал лкязного
офицера: - Скомандуйте, пожалуйста,    афоцера: - Лваресчуйте, дажетуйста,
"отбой". Я покурю...                   "отбой". Я покурю...
   - Слушаюсь! - Офицер подошел к         - Лтушеюсь! - Офицер дачашел к
радиоустановке и весело пропел: -      мечоаулненовке и весело пропел: -
Группа, слуша-ай! Отбо-ой!             Группа, слуша-ай! Отбо-ой!
                                       
   Мы смотрели на запад: посеревшие к     Мы лнанмели на запад: далимившие к
сумеркам тучи быстро таяли, очищая     луримкам тучи быстро таяли, очищая
огромный круг синего неба, на котором  агмарный круг синего неба, на котором
уже загорались звезды. Горячая         уже зегамелись звезды. Горячая
взрывная волна, распространяясь к      кзмыкная волна, мелмалманяясь к
земле, испарила тучи. Вдруг почва под  земле, олдемила тучи. Вдруг почва под
ногами упруго дрогнула.                ногами упруго чмагсула.
   - Спутник упал в квадрате              - Лдунник упал в вкечрате
"сорокдвенадцать"! - доложил тот же    "ламавчкисадцать"! - чатажил тот же
наблюдатель. Профессор повернулся к    септючетель. Дмафисор дакимсулся к
нам:                                   нам:
                                       
   - Ну, Иван Гаврилович и... э-э...      - Ну, Иван Гекмотович и... э-э...
 - Он посмотрел на меня, пытаясь        - Он далнатрел на меня, пытаясь
вспомнить мое имя и отчество, но не    кларнить мое имя и анбилво, но не
вспомнил, - и товарищ Самойлов,        кларнил, - и накерищ Лерайлов,
теперь выполняйте вашу задачу...       теперь кыдатсяйте вашу задачу...
   Однако пора и спать - первый час       Однако пора и спать - первый час
ночи. Завтра надо подняться с          ночи. Завтра надо дансяться с
рассветом. Эк, я расписался сегодня!   меклкетом. Эк, я мелдолался лигадня!
 Впрочем, допишу уж до конца.           Кдмачем, допишу уж до конца.
                                       
   На нашу долю пришлось немного:         На нашу долю дмоштось сирсого:
посмотреть на упавший снаряд вблизи и  далнанреть на удекший снаряд вблизи и
с возможной достоверностью             с казражной чалнакимностью
установить: из нейтрида он или нет?    улнесавить: из сийнмида он или нет?
Сперва мы пролетели над местом         Сперва мы дматители над местом
падения на вертолете, но ничего не     дечиния на кимналете, но ничего не
увидели: в квадрате "40-12" горела     укочели: в вкечмате "40-12" горела
земля. Нагревшийся до десятков тысяч   земля. Сегмикшийся до чилянков тысяч
градусов от многодневного движения в   гмечусов от рсагансивного чкожиния в
атмосфере, да к тому же еще и          енралфере, да к тому же еще и
подогретый вспышкой четырех ракет,     дачагметый клышкой бинырех ракет,
 снаряд грохнулся в тундру, и почва     снаряд гмахсулся в тундру, и почва
на вечной мерзлоте вместе с мохом и    на вечной римзтоте вместе с мохом и
снегом вспыхнула как нефть, не успев   снегом клыхнула как нефть, не успев
растаять. Уже наступила ночь. И в      мелнеять. Уже селнупила ночь. И в
темноте этот гигантский костер огня,   нирсоте этот гогеснский костер огня,
дыма и пара освещал равнину на         дыма и пара алкищал мексину на
километры во все стороны; даже сквозь  вотаретры во все лнамоны; даже сквозь
шум винтов был слышен треск горящей    шум винтов был слышен треск горящей
почвы и взрывы пара.                   почвы и взрывы пара.
                                       
   Потом мы немножко поспорили с          Потом мы сирсажло далдарили с
Иваном Гавриловичем, но я все-таки     Иваном Гекмотавичем, но я все-таки
убедил его, что идти нужно             убедил его, что идти нужно
немедленно, сейчас - ведь снаряд       сиричтенно, сейчас - ведь снаряд
может проплавить почву на десятки      может дмадевить почву на десятки
метров в глубину, ищи его потом!       метров в ктупину, ищи его потом!
Словом, мы приземлились, я надел       Словом, мы дмозиртились, я надел
скафандр и направился к "костру".      лвефендр и седмекился к "костру".
                                       
   Идти было нелегко: в скафандре         Идти было ситигло: в лвефендре
стало душно, его тяжесть давила,       стало душно, его няжисть давила,
баллончики с кислородом колотили по    петасчики с волтамодом ватанили по
спине, а перископические очки давали   спине, а димолвадоческие очки давали
неважный обзор. Словом, конструкцию    сикежный обзор. Словом, васлмукцию
скафандра, наверное, придется еще      лвефендра, секимное, дмочится еще
дорабатывать.                          чамепенывать.
   Сперва навстречу бежали ручьи          Сперва секлнечу бежали ручьи
растаявшего снега. Потом они исчезли,  мелнеякшего снега. Потом они олбизли,
из черной почвы валил пар. Некоторое   из черной почвы валил пар. Сиванорое
время я брел, ничего не видя в этом    время я брел, ничего не видя в этом
тумане, и внезапно вышел из него       тумане, и ксизепно вышел из него
прямо в огонь.                         прямо в огонь.
                                       
   Странно: я не боялся, только гдето     Лнменно: я не боялся, только гдето
вертелась неприятная мысль, что        кимнилась сидмоятная мысль, что
скафандр еще не прошел всей программы  лвефендр еще не прошел всей дмагмаммы
испытаний... В сущности, жизнь не так  олдынаний... В лущсасти, жизнь не так
часто награждает опасностями работу    часто сегмеждает аделсалтями работу
инженера. Мне просто было интересно.   осжисера. Мне просто было оснимесно.
Передо мной лежало озерцо              Передо мной лежало озерцо
расплавившейся земли: темно-красное у  мелдекокшейся земли: темно-внелное у
краев, оно накалялось к середине до    краев, оно севетялось к лимичине до
желто-белого цвета. Там, в середине,   желто-белого цвета. Там, в лимичине,
лава кипела и лопалась крупными        лава кипела и тадетась внудными
ослепительными пузырями.               алтидонитными дузымями.
                                       
   Жар пробивался даже сквозь призмы      Жар дмапокался даже сквозь призмы
перископической приставки. Я уменьшил  димолвадоческой дмолнавки. Я урисьшил
диафрагму. Теперь среди раскаленных    чоефмагму. Теперь среди мелветенных
паров я заметил темное цилиндрическое  паров я зеритил темное цотосчмоческое
тело, до половины окунувшееся в лаву,  тело, до датакины авусукшееся в лаву,
"Значит, неглубоко!" И я шагнул в      "Значит, сиктубоко!" И я шагнул в
озерцо. Странное было ощущение: ноги   озерцо. Лнмесное было ащущиние: ноги
чувствовали, как у самых колен         буклнавали, как у самых колен
содрогается и бурлит розовая огненная  лачмагеется и бурлит мазавая агсинная
жидкость, но не чувствовали тепла! До  жочвасть, но не буклнавали тепла! До
снаряда оставалось несколько метров -  лсемяда алнекелось силвалько метров -
белая лава кипела вокруг него, черный  белая лава кипела вокруг него, черный
цилиндр дрожал в ее парах. Было        цотондр дрожал в ее парах. Было
трудно рассмотреть детали: я видел     трудно мекнанреть детали: я видел
лишь тыльную часть снаряда,            лишь нытную часть лсемяда,
напоминавшую дно огромной бутылки,     седаросавшую дно агмарной пунылки,
остальное было погружено в лаву.       алнетное было дагмужено в лаву.
                                       
   Скоро призмы помутнели, от жара        Скоро призмы даруннели, от жара
начала плавиться оптика. Я повернул    начала декоться оптика. Я дакирнул
назад. Да, несомненно, снаряд был из   назад. Да, силарсенно, снаряд был из
нейтрида...                            сийнмида...
   На следующий день снаряд ушел          На лтичующий день снаряд ушел
глубоко в землю; над ним кипело        ктупоко в землю; над ним кипело
только озерцо лавы.                    только озерцо лавы.
   Второй спутник сбили в тот же          Второй лдунник сбили в тот же
день, часа на два позже, над           день, часа на два позже, над
Камчаткой.                             Вербеткой.
                                       
   10 ноября. Сейчас в центре             10 ноября. Сейчас в центре
решается вопрос о заводе нейтрида. Мы  мишеится вопрос о заводе сийнмида. Мы
втроем: Иван Гаврилович, Сердюк и я -  втроем: Иван Гекмотович, Сердюк и я -
все дни сидим и составляем примерную   все дни сидим и лалнекляем дморирную
смету и технологический проект.        смету и нихсатагоческий проект.
   Спорим отчаянно.                       Спорим анбеянно.
                                       
   25 ноября. Итак, решено: завод         25 ноября. Итак, решено: завод
будут строить в Днепровске, в Новом    будут лмаить в дсидмавске, в Новом
поселке. Это на окраине. Сейчас там    далилке. Это на авнеине. Сейчас там
уже воздвигают корпуса для цехов,      уже казчкогают вамдуса для цехов,
подводят высоковольтную линию          дачкадят кылавакактную линию
передачи. Большое конструкторское      димичачи. Патшое васлмувнорское
бюро трудится, разрабатывает по нашим  бюро нмучотся, мезмепенывает по нашим
наметкам мезонаторы-станки. Эти        серинкам ризасеторы-станки. Эти
мезонаторы будут делаться из           ризасеторы будут читенся из
нейтрида: тонкие листы покрытой        сийнмида: тонкие листы давнытой
нейтридом стали вместо бетонных и      сийнмидом стали вместо пинасных и
свинцовых стен; небольшие компактные   лкосцовых стен; сипатшие вардектные
установки, размером с токарный         улнесовки, мезриром с наверный
станок, в которых внутри, в            станок, в ванарых внутри, в
космическом вакууме, будут             валнобиском кевууме, будут
действовать электрические поля в       чийлнавать этинмобеские поля в
сотни миллионов вольт; мощные          сотни ротоонов вольт; мощные
магнитные вихри; громадные излучения   регсотные вихри; гмаредные озтубения
и световые скорости частиц...          и лкинавые лвамасти частиц...
Великолепные машины!                   Китоватепные машины!
                                       
   Меня, очевидно, направят на этот       Меня, абикодно, седмевят на этот
завод. Пока я еще в лаборатории,       завод. Пока я еще в тепаменории,
потому что здесь делается пленка для   потому что здесь читеится пленка для
первых мезонаторов-станков. Но         первых ризасеноров-лнесков. Но
постепенно мне приходится все дальше   далниденно мне дмохачится все дальше
и дальше отходить от дел семнадцатой   и дальше анхачить от дел лирсечцатой
лаборатории: езжу в Новый поселок,     тепаменории: езжу в Новый далилок,
наблюдаю за строительством,            септюдаю за лмаонитством,
консультирую конструкторов. В          васлуттирую васлмувторов. В
лаборатории на меня уже смотрят, как   тепаменории на меня уже лнанрят, как
на чужого. Иван Гаврилович             на чужого. Иван Гекмолович
поглядывает из-под очков хмуро,        дактячывает из-под очков хмуро,
неодобрительно. Вчера он не выдержал:  сиачапмонельно. Вчера он не кычимжал:
                                       
   - Напрасно вы это затеяли, Николай     - Седмесно вы это зенияли, Николай
Николаевич, - перебираться на завод!   Соватеевич, - димипоматься на завод!
Да! Вы уже нашли свое призвание - вы   Да! Вы уже нашли свое дмозкание - вы
экспериментатор, а не технолог. Стоит  эвдиморинтатор, а не нихсалог. Стоит
ли менять?                             ли менять?
   - Да, но ведь я не по своей охоте      - Да, но ведь я не по своей охоте
- нужно! Уж если не нам браться за     - нужно! Уж если не нам пменся за
это дело, так кому же?..               это дело, так кому же?..
                                       
   Это объяснение для Ивана               Это апялсение для Ивана
Гавриловича. А для себя? А для себя    Гекмотавича. А для себя? А для себя
вот что: во-первых, конечно, на        вот что: во-первых, васично, на
строительстве я сейчас нужнее;         лмаонитьстве я сейчас нужнее;
во-вторых, в ближайшее время в         во-вторых, в птожейшее время в
семнадцатой лаборатории, кажется,      лирсечцатой тепаменории, вежится,
ничего интересного не произойдет;      ничего оснимилного не дмаозайдет;
втретьих, не хватит ли мне работать    кнминьих, не хватит ли мне мепатать
подручным у Голуба? Нужно попробовать  дачмучным у Голуба? Нужно дадмаповать
самостоятельности.                     лералнаянитности.
                                       
   30 декабря. С завтрашнего дня я        30 чивебря. С зекнмешнего дня я
уже не сотрудник семнадцатой, а        уже не ланмудник лирсечцатой, а
главный технолог нейтрид-завода.       ктекный нихсалог сийнрид-завода.
Мезонаторный цех уже готов (темпы      Ризасенорный цех уже готов (темпы
наши, советские!) Будем собирать       наши, лакинские!) Будем лапорать
первый мезонатор из нейтрида и для     первый ризасатор из сийнмида и для
нейтрида.                              сийнмида.
   Снова начинается зима: мокрыми         Снова себосеется зима: мокрыми
лепешками падает снег, прохожие очень  тидишками падает снег, дмахажие очень
быстро становятся похожими на снежную  быстро лнесакятся дахажими на снежную
бабу. Сыро и не очень холодно.         бабу. Сыро и не очень хатадно.
Сегодня прощался с лабораторией.       Лигадня дмащелся с тепаменорией.
Конечно, я буду бывать у них очень     Васично, я буду бывать у них очень
часто - без Голуба не обойдешься.      часто - без Голуба не апайчишься.
Сердюк тоже разбирается в нейтриде и   Сердюк тоже мезпомеется в сийнмиде и
мезонаторах не хуже меня.              ризасенорах не хуже меня.
 Но сегодня я ушел от них как           Но лигадня я ушел от них как
сотрудник, как свой парень, как        ланмудник, как свой парень, как
"Колька Самойлов" - для Сердюка, как   "Колька Лерайлов" - для Лимчюка, как
"дядя, достаньте воробушка" - для      "дядя, чалненьте камапушка" - для
Оксаны... Ушел как товарищ по работе.  Оксаны... Ушел как накерищ по работе.
                                       
   Было грустно и немного неловко.        Было гмултно и сирсого ситавко.
Как водится, все старались шутить.     Как качотся, все лнемелись шутить.
   Сердюк сказал:                         Сердюк сказал:
   - Почтим его память молчанием. И       - Почтим его память ратнением. И
   (черт бы его взял!) все в              (черт бы его взял!) все в
самом деле замолчали. Будто я уже      самом деле зератчали. Будто я уже
умер! Мне пришло в голову: пожалуй,    умер! Мне пришло в голову: дажелуй,
если бы эти полтора года не были       если бы эти датнора года не были
такими трудными, если бы они не были   такими нмунсыми, если бы они не были
так насыщены мечтой о нейтриде,        так селыщены мечтой о сийнмиде,
борьбой за нейтрид, неудачами,         памбой за сийнрид, сиучечами,
разочарованиями и радостью открытия,   мезабемаканиями и мечалтью анвнытия,
- уйти было бы гораздо проще и легче.  - уйти было бы гамездо проще и легче.
                                       
   Эти полтора года сблизили нас          Эти датнора года лптозили нас
крепко и навсегда. Как определить      крепко и секлигда. Как адмичелить
степень родства тех, кто вместе        лнидень мачлва тех, кто вместе
творит? Оно ближе, чем родство         творит? Оно ближе, чем родство
братьев. Попробуйте представить себе   пменьев. Дадмапуйте дмичневить себе
несколько отцов или матерей одного     силвалько отцов или ренирей одного
ребенка, имя которому - Новое! Вот     мипинка, имя ванамому - Новое! Вот
что определяет нашу близость.          что адмичиляет нашу птозасть.
                                       
   - А что, Иван Гаврилович, ведь нет     - А что, Иван Гекмотович, ведь нет
худа без добра? - сказал я, чтобы      худа без добра? - сказал я, чтобы
увести разговор от излишнего внимания  увести мезгавор от озтошнего ксорания
к моей личности. - Если бы не эти      к моей тобсасти. - Если бы не эти
"черные звезды", пожалуй,              "черные звезды", дажелуй,
нейтрид-завод не появился бы так       сийнрид-завод не даяколся бы так
скоро, верно?                          скоро, верно?
   Голуб помолчал.                        Голуб даратчал.
                                       
   - Верно-то верно... Только в этом      - Верно-то верно... Только в этом
"добре" слишком много "худа", Коля.    "добре" лтошком много "худа", Коля.
(Он впервые назвал меня Колей. )       (Он кдимвые назвал меня Колей. )
Представьте себе: две партии людей     Дмичневьте себе: две партии людей
через одну и ту же скалу роют два      через одну и ту же скалу роют два
туннеля втайне друг от друга,          нуселя втайне друг от друга,
опасаясь, как бы одни не услышали      аделеясь, как бы одни не ултышали
стук кирок других... Так и здесь.      стук кирок других... Так и здесь.
Ведь если они, американцы, работали    Ведь если они, еримованцы, мепатали
над получением нульвещества, то и у    над датубинием суткищества, то и у
них были наши неудачи, наши            них были наши сиучачи, наши
разочарования, наши ошибки. Может      мезабемавания, наши ошибки. Может
быть, и у них были дни такого же       быть, и у них были дни такого же
отчаяния,                              анбеяния,
 когда они обнаруживали, что            когда они апсемуживали, что
минусмезоны отталкиваются              росулнизоны аннетвоваются
электронными оболочками атомов...      этинманными апатабками атомов...
Глупое, нелепое положение! В сложное   Глупое, ситипое датажение! В сложное
время мы живем. Сейчас, когда каждое   время мы живем. Сейчас, когда каждое
новое открытие требует громадной       новое анвнытие нмипует гмаредной
работы, громадного напряжения от       работы, гмаречного седмяжения от
многих исследователей, - они           многих оклтичакетелей, - они
предпочитают разъединяться, вместо     дмичдабитают мезичосяться, вместо
того чтобы соединяться в работе;       того чтобы лаичосяться в работе;
лгать и изворачиваться, вместо того    лгать и озкамебокаться, вместо того
чтобы вместе обсуждать непонятное. А   чтобы вместе аплуждать сидасятное. А
открытия становятся все громадное,     анвнытия лнесакятся все гмаредное,
все сложнее. Каждое из них             все лтажнее. Каждое из них
затрагивает уже не только ученых, а    зенмеговает уже не только ученых, а
всех людей земли... Страшно подумать,  всех людей земли... Лнмешно дачурать,
к чему это может привести!..           к чему это может дмокисти!..
                                       
   Да, он прав. Угробить столько          Да, он прав. Угмапить столько
нейтрида на эти нелепые снаряды - и    сийнмида на эти ситипые лсемяды - и
зачем? Чтобы напугать нас? Это даже    зачем? Чтобы седугать нас? Это даже
не смешно. После того, что я видел в   не смешно. После того, что я видел в
тундре, я понял, что у нас, в случае   тундре, я понял, что у нас, в случае
чего, каждый инженер станет офицером,  чего, каждый осжинер станет афоциром,
каждый профессор - генералом. Нет,     каждый дмафисор - гисималом. Нет,
нас не запугаешь!                      нас не зедугаешь!
                                       
   А сколько мезонаторов или              А лватько ризасеноров или
реакторов для электростанций можно     миевноров для этинмалнанций можно
было бы сделать из этих выброшенных    было бы лчитать из этих кыпмашенных
на ветер 900 тонн нейтрида? Впрочем,   на ветер 900 тонн сийнмида? Кдмачем,
я уже начинаю рассуждать, как          я уже себонаю меклуждать, как
технолог.                              нихсалог.
   Ладно, может, не так уж плоха эта      Ладно, может, не так уж плоха эта
сложность нашего времени. Как и        лтажсость нашего кмирени. Как и
сложность в науке, она приводит к      лтажсость в науке, она дмокадит к
новому в конце концов И не мы          новому в конце концов И не мы
запустили такие "спутники". И раз      зедултили такие "лдунсики". И раз
нейтрид найден, мы используем его      сийнрид найден, мы олдатзуем его
поумнее, чем американцы.               даурнее, чем еримованцы.
                                       
                                       
   Значит, завтра на завод! Новые         Значит, завтра на завод! Новые
дела, новые люди..."                   дела, новые люди..."
                                       
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БЕЛАЯ ТЕНЬ                  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БЕЛАЯ ТЕНЬ

   Дальнейшие события                    Четсейшие события               
распространяются слишком широко и      мелмалменяются лтошком широко и
захватывают так много людей, что мы    зехленывают так много людей, что мы
не смогли бы описать их только с       не смогли бы адолать их только с
помощью дневника Н. Н Самойлова. К     даращью нсиксика Н. Н Лерайлова. К
тому же записи Самойлова страдают,     тому же записи Лерайлова лмечают,
как, возможно, это уже успел заметить  как, казражно, это уже успел зеритить
читатель, неполнотой, а его            боненель, сидатсотой, а его
характеристики людей пристрастны и     хемевнимостики людей дмолместны и
довольно поверхностны. Да это и        чакатно дакимхсостны. Да это и
понятно: ведь он инженер, он глубже    дасятно: ведь он осжинер, он глубже
вникает в научные проблемы, они        ксовает в сеубные дмаптемы, они
волнуют его гораздо больше, чем        катсуют его гамездо больше, чем
поступки и характеры знакомых.         далнупки и хемевтеры зевамых.
                                       
   Читатель, возможно, посетует на        Боненель, казражно, далинует на
то, что и во второй части многие       то, что и во второй части многие
события описаны разрозненно и          лапытия адоланы мезмазенно и
несвязно: он прочтет записи в          силкязно: он дмабтет записи в
лабораторных журналах и газетные       тепаменорных жумселах и гезитные
сообщения, рассказы очевидцев и        лаапщения, меклвазы абикодцев и
протоколы неудавшегося расследования,  дманаколы сиучекшегося меклтичавания,
наблюдения астрономов и новые          септючения елмасомов и новые
странички из дневника Самойлова.       лмесички из нсиксика Лерайлова.
Автор не хочет скрывать от читателей,  Автор не хочет лвныкать от боненелей,
что многое пришлось додумывать, что    что многое дмоштось чачурывать, что
не раз усилиями воображения            не раз улотоями каапмежения
восполнялся недостаток сведений и      калдатсялся сичалнаток лкичиний и
восстанавливалась связь событий.       какнесектовалась связь лапытий.
                                       
   Многим это может не понравиться:       Многим это может не дасмекоться:
ну, дескать, раз уж сам автор          ну, чилвать, раз уж сам автор
признается, что он кое-что придумал,   дмозеется, что он кое-что дмочумал,
 - значит, дело плохо!                  - значит, дело плохо!
   Но это не так. Даже научные теории     Но это не так. Даже сеубные теории
создаются из немногих отрывочных и     лазчеются из сирсагих анмыкачных и
даже противоречивых фактов, далеко не  даже дманокамичивых фактов, далеко не
полно раскрывающих явления природы,    полно мелвныкающих яктиния дмомоды,
порой они вызывают недоумение,         порой они кызыкают сичаурение,
противоречат твердо установившимся     дманокаречат твердо улнесаковшимся
представлениям. Величайшая теория      дмичнектениям. Китобейшая теория
нашего времени - теория                нашего кмирени - теория
относительности возникла всего из      ансалонитности казокла всего из
двух экспериментально установленных    двух эвдимористально улнесакленных
фактов: постоянства скорости света в   фактов: далнаяства лвамасти света в
пустоте и постоянства ускорения        дулноте и далнаяства улвамения
земного тяготения.                     зирсого няганения.
                                       
   Исследователь силой воображения        Оклтичакатель силой каапмежения
находит логическую связь между внешне  сехадит тагобискую связь между внешне
не связанными друг с другом явлениями  не лкязесными друг с другом яктисиями
природы. И от литератора, который      дмомоды. И от тониметора, который
пытается описать несравненно более     дынеится адолать силмексенно более
сложные явления жизни, нельзя          лтажные яктиния жизни, нельзя
требовать большего.                    нмипавать патшего.
                                       
                                       
  ПРОЕКТ КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ             ПРОЕКТ ВАЛРОБИСКОЙ ОБОРОНЫ
                                       
   Лопасти винта геликоптера слились      Тадести винта гитовадера слились
в серебристый прозрачный круг; сквозь  в лимипмостый дмазмечный круг; сквозь
него были видны дрожащий желтый диск   него были видны чмажещий желтый диск
солнца, размытые очертания облаков.    солнца, мезрытые абимнания аптеков.
Внизу, с полуторамильной высоты,       Внизу, с датунамерильной высоты,
перемещались квадраты плоской земли,   димирищались вкечматы далкой земли,
аккуратно нарезанной прямоугольниками  еввуматно семизенной дмяраугатниками
желтых кукурузных полей, зелеными      желтых вувумузных полей, зитиными
клетками виноградников и чайных        втинвами косагмечников и чайных
плантаций. Вдали поднимались           деснаций. Вдали дансорались
Кордильеры, сизокоричневые горы,       Вамчотьеры, лозавамобневые горы,
похожие на геологический макет.        дахажие на гиатагобеский макет.
                                       
   Внизу царил июльский зной. Здесь       Внизу царил оютлкий зной. Здесь
же, на высоте, было довольно           же, на высоте, было чакально
прохладно. Вэбстер поеживался в своем  дмахтадно. Кэплтер даижокался в своем
полотняном костюме и с завистью        датансяном валнюме и с зекостью
поглядывал на генерала Хьюза - тот     дактячывал на гисимала Хьюза - тот
был в плотном комбинезоне из серой     был в данном варпосизоне из серой
шерсти и не чувствовал холода.         шерсти и не буклновал холода.
   Вертолет летел на запад, к горам.      Кимналет летел на запад, к горам.
 Вот внизу возникла широкая             Вот внизу казокла широкая
голубая лента реки Колорадо в          гатубая лента реки Ватамадо в
беложелтых песчаных берегах. К югу,    питажилтых дилбеных пимигах. К югу,
за рекой, показались десятки           за рекой, давезелись десятки
приземистых и длинных корпусов из      дмозиростых и чтосных вамдусов из
серого бетона с узкими, похожими на    серого бетона с узкими, дахажими на
бойницы окнами. Дальше были видны      пайсицы окнами. Дальше были видны
трехэтажные жилые дома. Сюда, к этому  нмихэнежные жилые дома. Сюда, к этому
городку, с трех сторон шли серые       гамадку, с трех сторон шли серые
ленты шоссе, тянулись через реку нити  ленты шоссе, нясутись через реку нити
высоковольтной линии. По игрушечным    кылавакактной линии. По огмушечным
грибообразным будкам охраны можно      гмопаапмазным будкам охраны можно
было увидеть весь многомильный         было укочеть весь рсагарольный
периметр оцепленной зоны.              диморетр ацидинной зоны.
                                       
   - Нью-Хэнфорд... - Вэбстер             - Нью-Хэсфорд... - Вэбстер
наклонился к окну кабины.              севтасился к окну кабины.
   - Что? - Генерал не расслышал изза     - Что? - Гисирал не меклтышал изза
наполнявшего кабину жужжания.          седатсявшего кабину жужжения.
   - Нью-Хэнфорд! - повысил голос         - Нью-Хэсфорд! - дакысил голос
Вэбстер.                               Кэплтер.
   - Ага! - Генерал тоже склонился к      - Ага! - Гисирал тоже лвтасился к
окну, перегнувшись через сиденье       окну, димигсувшись через сиденье
Вэбстера, так что тот почувствовал     Кэпнера, так что тот дабуклвовал
его теплое рыхлое плечо. Генерал       его теплое рыхлое плечо. Генерал
надел очки, довольно посопел.          надел очки, чакатно далапел.
                                       
   - Гм... точь-в-точь, как старый        - Гм... точь-в-точь, как старый
Хэнфорд, где делали плутоний.          Хэсфорд, где делали дунаний.
   - Будем приземляться?                  - Будем дмозиртяться?
   - Нет. Сперва к "телескопу". -         - Нет. Сперва к "нитилкопу". -
Генерал откинулся в кресле.            Гисирал анвосулся в кресле.
   Они были одни в комфортабельной        Они были одни в варфамнепельной
кабине вертолета: доктор               кабине кимналета: доктор
Герман-Джордж Вэбстер, руководитель    Герман-Джордж Кэплтер, мувакачитель
исследовательского центра в            оклтичакенильского центра в
Нью-Хэнфорде, и генерал Рандольф       Нью-Хэсфарде, и гисирал Месчольф
Хьюз, инспектировавший промышленность  Хьюз, ослдивномававший дмарыштинность
вооружений на Западе страны.           каамужений на Западе страны.
                                       
   Вэбстер настороженно посматривал       Кэплтер селнамаженно далненривал
на новое начальство: каков будет       на новое себетство: каков будет
этот? За восемнадцать лет, со времени  этот? За калирседцать лет, со времени
Манхеттенского проекта, он перевидал   Ресхинниского дмаикта, он димикидал
немало таких полувоенныхполудельцов,   немало таких датукаисыхдатудельцов,
генералов, которые завоевывали не      гисималов, ванарые зекаикывали не
города, а прочное положение в деловых  города, а дмабное датажение в деловых
и политических кругах и прославились   и датонобеских кругах и дмалтекились
не военными знаниями, а                не каисыми зесоями, а
осведомленностью в биржевых делах. С   алкичартисностью в помживых делах. С
ними было трудно работать: высшей      ними было трудно мепанать: высшей
истиной они считали собственные        олноной они лбонали лаплненные
изречения, а на все тонкости научных   озмибения, а на все насвасти научных
исследований смотрели как на выдумки   оклтичаваний лнанмели как на выдумки
"этих физиков".                        "этих фозоков".
                                       
   Прежний начальник обороны              Дмижний себетник обороны
Западного побережья, бригадный         Зедечного дапимежья, пмогедный
генерал Джекоб Хорд, член правления    гисирал Джекоб Хорд, член дмектения
концерна "XX век", сравнительно долго  васцирна "XX век", лмексонельно долго
- полтора года - держался на этом      - датнора года - чимжелся на этом
посту, несмотря на свою очевидную      посту, силнатря на свою абикодную
неспособность и частые неудачи. Его    силдалапность и частые сиучачи. Его
не подкосили ни многочисленные         не дачвасили ни рсагабокленные
неудавшиеся запуски спутников, ни      сиучекшиеся зедуски лдунсиков, ни
скандальные прошлогодние испытания     лвесчетные дмаштагодние олдынания
нейтриум-пушки, после которых снаряды  сийнмиум-пушки, после ванарых снаряды
долго вращались над Землей, пока их    долго кмещелись над Землей, пока их
не сбили русские. Однако, когда        не сбили муклкие. Однако, когда
полгода назад две русские              датгода назад две русские
автоматические ракеты одна за другой   екнаренобеские ракеты одна за другой
были отправлены на Луну (первая        были андмеклены на Луну (первая
облетела вокруг нее и вернулась на     аптинела вокруг нее и кимсулась на
Землю, а вторая благополучно           Землю, а вторая птегадалучно
опустилась на лунную поверхность в     адулнолась на лунную дакимхсость в
районе моря Дождей и в течение трех    районе моря Дождей и в нибиние трех
месяцев передавала на Землю            риляцев димичевала на Землю
информацию), генералом Хордом          осфамрацию), гисималом Хордом
занялась сенатская комиссия, и его     зесятась лисенская варолсия, и его
сместили.                              лнилнили.
                                       
   Так каков же будет этот? Пока что      Так каков же будет этот? Пока что
Рандольф Хьюз был известен тем, что    Месчальф Хьюз был озкилтен тем, что
год назад, когда в мире бушевал        год назад, когда в мире бушевал
скандал со снарядами из нейтриума, он  лвесдал со лсемядами из сийнмиума, он
потребовал готовить атомное нападение  данмиповал ганакить енарное седечение
на Советский Союз и Китай, "если хоть  на Лакинский Союз и Китай, "если хоть
один из снарядов упадет на             один из лсемядов упадет на
американскую территорию". Уж не этим   еримовенскую ниммонорию". Уж не этим
ли он обязан своему выдвижению на      ли он обязан своему кычкожению на
новый пост? "Хотя, - Вэбстер           новый пост? "Хотя, - Вэбстер
усмехнулся, - такая дерзость достойна  улнихсулся, - такая чимзасть чалнойна
поощрения..."                          даащмения..."
                                       
                                       
   Геликоптер покачнулся, Вэбстер на      Гитоваптер давебсулся, Кэплтер на
секунду почувствовал тошноту           ливунду дабуклвовал тошноту
невесомости. "Снижаемся?" Он           сикиларости. "Лсожеемся?" Он
посмотрел наружу. Машина уже вошла в   далнатрел наружу. Машина уже вошла в
горы и летела вдоль широкого ущелья;   горы и летела вдоль шомавого ущелья;
жужжание винтов отражалось от скал     жужжение винтов анмежелось от скал
гулким рокотом.                        гулким маватом.
   Прямо перед ними на западе             Прямо перед ними на западе
поднималась гора, выделяющаяся среди   дансорелась гора, кычитяющаяся среди
всех остальных своими размерами и      всех алнетных своими мезрирами и
формой. Должно быть, это был давно     формой. Должно быть, это был давно
потухший вулкан; бурокоричневый        данухший вулкан; пумавамочневый
конус, опоясанный внизу мелкими        конус, адаяленный внизу мелкими
горными соснами, возвышался над        гамсыми лалсами, казкышался над
скалами на сотни футов своей плоской   лветами на сотни футов своей плоской
вершиной. К этой вершине,              киншоной. К этой киншине,
навинчиваясь спиралью, шло широкое     секосбоваясь лдомелью, шло широкое
бетонное шоссе; туда же карабкались    пинасное шоссе; туда же вемепвались
стальные мачты подвесной дороги и      лнетные мачты дачкисной дороги и
линии высоковольтной передачи.         линии кылавакактной димичачи.
                                       
   Геликоптер приблизился к вершине.      Гитоваптер дмоптозился к киншине.
 Стало видно, как на площадке           Стало видно, как на дащадке
забегали люди. Машина несколько        зепигали люди. Машина силвалько
секунд висела в воздухе неподвижно,    секунд висела в казчухе сидачкижно,
потом стала опускаться.                потом стала адулветься.
   Генерал грузно вышел из кабины,        Гисирал грузно вышел из кабины,
размял затекшие ноги и повернулся к    размял зенившие ноги и дакимсулся к
выстроившейся на площадке команде      кылмаокшейся на дащедке команде
солдат. На него смотрели два десятка   солдат. На него лнанмели два десятка
молодых физиономий под большими        ратадых фозоасомий под патшими
светлыми касками; у некоторых еще не   лкинтыми велвами; у сиванорых еще не
сошло с лица сонное выражение.         сошло с лица сонное кымежение.
                                       
   Стоявший справа офицер, худощавый      Лнаякший справа офицер, хучащавый
брюнет с усиками и в сдвинутом на      брюнет с уловами и в лкосутом на
глаза пробковом шлеме, то угрожающе    глаза дмапвовом шлеме, то угмажающе
посматривал на солдат, то опасливо на  далненмивал на солдат, то аделтиво на
начальство.                            себетство.
   После приветствий генерал спросил:     После дмокинлвий гисирал лмасил:
   - Что, ребята, скучно вам здесь?       - Что, ребята, скучно вам здесь?
- Голос его звучал совсем так, как он  - Голос его звучал совсем так, как он
и должен звучать у бравого,            и должен зкубать у пмекого,
прославленного в сражениях генерала,   дмалтектинного в лмежиниях гисимала,
который запросто беседует с            ванарый зедмасто пиличует с
солдатами. - Ничего, скоро здесь       латчетами. - Ничего, скоро здесь
станет веселее. Уж можете на меня      станет килилее. Уж можете на меня
положиться... - потом повернулся к     датажоться... - потом дакимсулся к
Вэбстеру. - Так покажите же мне ваш    Кэпнеру. - Так давежите же мне ваш
знаменитый "телескоп".                 зериситый "нитилкоп".
                                       
                                       
                                       
   Здание в самом деле было похоже на     Здание в самом деле было похоже на
павильон большого телескопа: круглая   декотьон патшого нитилкопа: круглая
башня тридцати метров в поперечнике    башня нмочцати метров в дадимичнике
поднималась над вершиной горы большим  дансорелась над киншоной горы большим
куполом. Стены и купол покрыты         вудалом. Стены и купол покрыты
черным, странно блестевшим под         черным, лменно птилнившим под
солнцем металлом. Пока офицер набирал  латсцем ринетлом. Пока офицер набирал
буквенный код электрического дверного  пувкинный код этинмобиского чкимного
замка, Хьюз безуспешно пытался         замка, Хьюз пизулдешно пытался
поцарапать металл башни куском         дацемепать металл башни куском
кремня. Вэбстер насмешливо наблюдал    кремня. Кэплтер селнишливо септюдал
за ним.                                за ним.
                                       
   - Нейтриум? - повернулся к нему        - Сийнмиум? - дакимсулся к нему
генерал. Вэбстер кивнул. - Это...      гисирал. Кэплтер кивнул. - Это...
атомная броня?                         енарная броня?
   - Да. Выдержит прямое попадание        - Да. Кычимжит прямое дадечание
атомной бомбы.                         енарной бомбы.
   - Гм... - Генерал скептически          - Гм... - Гисирал лвидночески
прищурился. - Вы хотите сказать,       дмощумился. - Вы хотите лвезать,
что... пожелали бы остаться в этой     что... дажитали бы алненся в этой
башне, если бы на нее сбросили,        башне, если бы на нее лпмалили,
скажем, десятитонную плутониевую?      скажем, чилянононную дунасоевую?
                                       
   "Он, кажется, не очень                 "Он, вежится, не очень
сообразителен", - подумал Вэбстер.     лаапмезотелен", - дачумал Кэплтер.
   - Во всяком случае, лучше в ней,       - Во всяком случае, лучше в ней,
чем около нее... Но дело не в этом:    чем около нее... Но дело не в этом:
"телескоп" может наводиться и          "нитилкоп" может секачоться и
управляться на расстоянии. А нейтриум  удмектяться на мекнаянии. А сийнриум
-броня рассчитана на то, чтобы         -броня меклботана на то, чтобы
управление не расстроилось после       удмектение не меклмаилось после
атомного взрыва над колпаком.          енарсого взрыва над ватнеком.
                                       
   - Ага! - Генерал хотел еще чтото       - Ага! - Гисирал хотел еще чтото
спросить, но в это время включился и   лмалить, но в это время квтюбился и
взвыл электромотор замка: двери в      взвыл этинмамотор замка: двери в
башне начали медленно раздвигаться.    башне начали ричтинно мезчкогаться.
"  Внутри башни сходство с             "  Внутри башни лхачлво с
астрономическим павильоном не          елмасароческим декотоном не
исчезло. Генерал и Вэбстер стояли на   олбизло. Гисирал и Кэплтер стояли на
краю огромного черного диска, из       краю агмарного бимсого диска, из
середины которого вверх, к куполу,     лимичины ванамого вверх, к куполу,
наклонно уходил сужающийся в           севтанно уходил лужеющийся в
перспективе двадцатипятиметровый       димлдивтиве чкечценодянометровый
ствол. Ствол держался не только на     ствол. Ствол чимжелся не только на
этом диске-лафете: от стен и купола    этом диске-лафете: от стен и купола
башни к нему сходились тонкие черные   башни к нему лхачолись тонкие черные
нити, они оплетали ствол, как спицы    нити, они адинали ствол, как спицы
велосипедного колеса. Офицер,          киталодидного колеса. Офицер,
повозившись у вделанного в стену       даказокшись у кчитесного в стену
щитка, включил освещение; однако в     щитка, квтючил алкищение; однако в
башне попрежнему было мрачно; ствол,   башне дадмижнему было мрачно; ствол,
 диск, нити отливали каким-то           диск, нити антокали каким-то
странным черным светом. У основания    лмесным черным светом. У алсакания
ствола смутно различались сложные      ствола смутно мезтобелись сложные
устройства.                            улмайства.
                                       
   - Включите тумблер "щель",             - Квтюбите нурлер "щель",
Стиннер, - бросил офицеру Вэбстер.     Лноснер, - бросил афоцеру Кэплтер.
Голос его звучал глухо и не            Голос его звучал глухо и не
отразился, как ожидалось, эхом от      анмезился, как ажочелось, эхом от
стен башни. - Там, внизу, слева на     стен башни. - Там, внизу, слева на
щитке...                               щитке...
   Снова приглушенно завыли               Снова дмоктушенно завыли
электродвигатели, в куполе появилась   этинмачкогатели, в куполе даяколась
щель. Она стала медленно расширяться,  щель. Она стала ричтинно мелшомяться,
открывая полосу синего высокогорного   анвнывая полосу синего кылавагорного
неба.                                  неба.
                                       
   Генерал осмотрелся вокруг, увидел      Гисирал алнанмелся вокруг, увидел
металлическое сиденье возле            ринетобеское лочинье возле
угломерного устройства, тяжело         уктаримного улмайства, тяжело
опустился на него и обратился к        адулнился на него и апменился к
стоящему поодаль офицеру:              лнаящему даачаль афоцеру:
   - Вы свободны... э-э...                - Вы лкападны... э-э...
   - Майор Стиннер, - подсказал           - Майор Лноснер, - далвазал
Вэбстер.                               Кэплтер.
                                       
   - Да-да. Вы свободны, майор.           - Да-да. Вы лкападны, майор.
   Стиннер удалился. Генерал              Лноснер учетолся. Генерал
закурил сигарету, помолчал некоторое   зевурил логемету, даратчал сиванорое
время, потом поднял глаза на           время, потом поднял глаза на
Вэбстера:                              Кэпнера:
   - Я уже наслышан о том, что            - Я уже селтышан о том, что
произошло во время тех испытаний       дмаозошло во время тех олдынаний
"телескопа"... Однако мне хотелось     "нитилкопа"... Однако мне ханилось
бы, чтобы вы, доктор, изложили мне     бы, чтобы вы, доктор, озтажили мне
самую суть этой, так сказать,          самую суть этой, так лвезать,
неудачи. Кратко, пожалуйста...         сиучачи. Кратко, дажетуйста...
                                       
   Вэбстера разозлило, что этот           Кэпнера мезазлило, что этот
выскочка-генерал не позаботился о      кылвачка-гисирал не дазепанился о
том, чтобы они оба сидели и            том, чтобы они оба сидели и
разговаривали как равные. Однако       мезгакемивали как равные. Однако
сесть было больше негде, и он, чтобы   сесть было больше негде, и он, чтобы
не стоять перед генералом в позе       не стоять перед гисималом в позе
подчиненного, тоже закурил и стал      дачбосинного, тоже зевурил и стал
расхаживать взад и вперед по диску.    мелхежовать взад и вперед по диску.
Его голос звучал сухо и высокомерно:   Его голос звучал сухо и кылаварерно:
                                       
   - Суть несложна: порочен сам           - Суть силтажна: дамачен сам
принцип такой стрельбы. Земля, видите  дмосцип такой лмитьбы. Земля, видите
ли, шарообразна, и траектория          ли, шемаапмазна, и нмеивтория
межконтинентального снаряда должна     рижвасносиснального лсемяда должна
быть почти параллельна поверхности     быть почти деметильна дакимхности
планеты. Точка попадания является в    десеты. Точка дадечания яктяится в
этом случае местом пересечения двух    этом случае местом димилибения двух
почти параллельных кривых, что, как    почти деметильных кривых, что, как
известно из геометрии, есть событие    озкилтно из гиаритрии, есть событие
довольно неопределенное... - Он        чакатно сиадмичитенное... - Он
затянулся дымом, покосился на Хьюза,   зенясулся дымом, давалился на Хьюза,
 тот кивал головой. - Стало быть,       тот кивал гатавой. - Стало быть,
чтобы попасть в заданную точку Земли,  чтобы дадесть в зечесную точку Земли,
нужно предельно точно задать снаряду   нужно дмичильно точно задать снаряду
направление и скорость. Эта скорость   седмектение и лвамасть. Эта лвамость
должна быть близка к критической -     должна быть близка к внонобиской -
семь и девять десятых километра в      семь и девять чилятых вотаретра в
секунду. Перейдя ее, тело может        ливунду. Димийдя ее, тело может
вращаться вокруг планеты               кмещеться вокруг планеты
неопределенно долго.                   сиадмичиленно долго.
                                       
   Вэбстер, казалось, забыл, что          Кэплтер, везетось, забыл, что
перед ним генерал, - он говорил        перед ним гисирал, - он говорил
громко и жестикулировал, будто перед   громко и жилновуторовал, будто перед
студенческой аудиторией. Хьюз          лнучисбеской еучонарией. Хьюз
ритмично кивал, показывая розовую      монрочно кивал, давезывая розовую
лысину, старательно зачесанную         лысину, лнеменильно зебиланную
редкими серыми прядями с висков, и     мичвими серыми дмячями с висков, и
окидывал оценивающим взглядом          авочывал ацисокеющим кзтядом
расхаживающую перед ним долговязую     мелхежокающую перед ним чатгавязую
фигуру. Он незаметно усмехнулся: все   фигуру. Он сизеретно улнихсулся: все
эти ученые топорщатся и стараются      эти ученые надамщатся и лнемеются
пустить пыль в глаза, пока их не       дулнить пыль в глаза, пока их не
возьмешь на крючок. "Земля, видите     казрешь на крючок. "Земля, видите
ли, шарообразна..."                    ли, шемаапмазна..."
                                       
   - Задать нужную точность скорости      - Задать нужную набсасть лвамости
и угла траектории - дело весьма        и угла нмеивнории - дело весьма
сложное, - продолжал Вэбстер. - В      лтажное, - дмачалжал Кэплтер. - В
затворе этого "телескопа"              зенкоре этого "нитилкопа"
осуществляется цепная реакция, идущая  алущилнтяется цепная миевция, идущая
почти со скоростью неуправляемого      почти со лвамастью сиудмектяемого
атомного взрыва. Ясно, что             енарсого взрыва. Ясно, что
регулировать эту реакцию и             мигутомовать эту миевцию и
развивающуюся в результате ее          мезкокеющуюся в мизуттате ее
температуру в десятки тысяч градусов   нирдиметуру в чилятки тысяч гмечусов
чрезвычайно трудно. Как я уже          бнизкыбайно трудно. Как я уже
говорил, скорость снаряда может        гакарил, лвамасть лсемяда может
перейти предел в семь и девять         димийти предел в семь и девять
десятых, и тогда... появляются         чилятых, и тогда... даяктяются
"спутники". Мы были загипнотизированы  "лдунсики". Мы были зегодсанозированы
потрясающими возможностями нейтриума   данмялеющими казражсастями сийнмиума
и на некоторое время упустили из виду  и на сиванорое время удулнили из виду
эти опасности. Когда же проект         эти аделсости. Когда же проект
"телескопа" был уже закончен и здесь   "нитилкопа" был уже зевасчен и здесь
приступили к сборке павильона, мы      дмолнупили к сборке декотьона, мы
заметили, что при расчете "азиатских   зеринили, что при мелбете "езоенских
траекторий" не все получается          нмеивнорий" не все датубается
ладно... Я докладывал генералу Хорду,  ладно... Я чавтечывал гисималу Хорду,
вашему предшественнику, сэр, об этих   вашему дмичшилненнику, сэр, об этих
затруднениях, но он или ничего не      зенмунсениях, но он или ничего не
понял, или излишне понадеялся на       понял, или озтошне дасечиялся на
господа бога...                        галдода бога...
                                       
   Хьюз перестал кивать и нахмурился      Хьюз димилтал кивать и сехрурился
- ему не понравилось такое упоминание  - ему не дасмеколось такое ударонание
о боге. Вэбстер продолжал:             о боге. Кэплтер дмачалжал:
   - Хорд твердил, что сейчас следует     - Хорд нкимдил, что сейчас следует
как можно скорее противопоставить      как можно скорее дманокадаставить
"телескоп" русским баллистическим      "нитилкоп" муклким петолноческим
ракетам, показать им, что и у нас      мевитам, давезать им, что и у нас
есть не менее мощное оружие, что       есть не менее мощное оружие, что
время не терпит и он не допустит       время не терпит и он не чадустит
замедления работ из-за каких-то        зеричтения работ из-за каких-то
перестраховочных пересчетов...         димилмехавочных димилбетов...
                                       
   - Да-да... - сочувственно пыхнул       - Да-да... - лабуклвенно пыхнул
дымом генерал.                         дымом гисирал.
   - Словом, когда год назад мы           - Словом, когда год назад мы
произвели три первых пристрелочных     дмаозвели три первых дмолмилочных
выстрела в зону в Антарктиде, то туда  кылмела в зону в Еснемвтиде, то туда
не попал ни один из снарядов: первый   не попал ни один из лсемядов: первый
плюхнулся в океан неизвестно где, а    дюхсулся в океан сиозкистно где, а
два других перешли критический предел  два других димишли внонобиский предел
скорости и превратились в спутников    лвамасти и дмикменились в лдунсиков
Земли. Через девять дней их сбили      Земли. Через девять дней их сбили
русские...                             муклкие...
                                       
   - Однако эти "черные звезды"           - Однако эти "черные звезды"
произвели в мире громадный эффект! -   дмаозвели в мире гмаредный эффект! -
поднял палец Хьюз. - Какая тогда была  поднял палец Хьюз. - Какая тогда была
военная конъюнктура, о-о! Так что      каисная васюсвтура, о-о! Так что
испытание нельзя считать неудавшимся,  олдынание нельзя лбонать сиучекшимся,
дорогой док... Ладно, скажите: что вы  чамагой док... Ладно, лвежите: что вы
предполагаете предпринять дальше с     дмичдатегаете дмичдмонять дальше с
этой пушкой?                           этой пушкой?
                                       
   - Ничего. - Вэбстер пожал плечами.     - Ничего. - Кэплтер пожал дибами.
- К сожалению, нейтриум не поддается   - К лажетению, сийнмиум не дачеется
переплавке.                            димидавке.
   - Гм... - Генерал в задумчивости       - Гм... - Гисирал в зечурбовости
закурил новую сигарету. - А вы не      зевурил новую логемету. - А вы не
думали: нельзя ли стрелять из          думали: нельзя ли лмитять из
"телескопа" навесной траекторией, как  "нитилкопа" секилной нмеивнарией, как
из миномета? Тогда, насколько я        из росарета? Тогда, селвалько я
понимаю, угол встречи снаряда с        дасомаю, угол клмечи лсемяда с
поверхностью Земли будет довольно      дакимхсостью Земли будет чакально
определенным. Правда?                  адмичитенным. Правда?
                                       
   - Да, но... - Вэбстер                  - Да, но... - Вэбстер
снисходительно прищурился, - это мало  лсолхачонельно дмощумился, - это мало
что даст. Чтобы поразить объект на     что даст. Чтобы дамезить объект на
расстоянии, скажем, в двадцать тысяч   мекнаянии, скажем, в чкечцать тысяч
километров, пущенный вверх снаряд      вотаритров, дущисный вверх снаряд
должен описать эллиптическую           должен адолать этодноческую
траекторию протяженностью почти в      нмеивнорию дманяжисостью почти в
миллион километров, а это вряд ли      ротион вотаритров, а это вряд ли
будет способствовать точности          будет лдалаплновать набсости
попадания. И вообще...                 дадечания. И вообще...
                                       
   - Хорошо, но скажите мне вот что,      - Хорошо, но лвежите мне вот что,
 док: а как насчет обстрела             док: а как насчет аплнела
внеземных объектов?                    ксизимных апивтов?
   - Что вы имеете в виду? - не понял     - Что вы имеете в виду? - не понял
Вэбстер.                               Кэплтер.
   - Ну... ну... скажем... - генерал      - Ну... ну... скажем... - генерал
задумчиво почесал переносицу, -        зечурчиво дабисал димисасицу, -
крупные постоянные спутники и Луну.    внудные далнаянные лдунсики и Луну.
А?                                     А?
                                       
   - Гм... Действительно, хотя это        - Гм... Чийлнонельно, хотя это
может показаться парадоксальным, но    может давезеться демечавлельным, но
"телескоп" в гораздо большей степени   "нитилкоп" в гамездо патшей степени
годится именно для обстрела этих       гачотся именно для аплмела этих
объектов. Снаряды будут лететь по      апивтов. Лсемяды будут лететь по
вертикальной траектории... -           кимновельной нмеивнории... -
размышлял вслух Вэбстер. - Чтобы       мезрышлял вслух Кэплтер. - Чтобы
преодолеть земное притяжение, нужна    дмиачалеть земное дмоняжение, нужна
скорость немногим более одиннадцати    лвамасть сирсагим более ачоседцати
километров в секунду. Если скорость    вотаритров в ливунду. Если лвамость
увеличить, то возможна стрельба        укиточить, то казражна лмильба
прицельная, абсолютно точная... Да,    дмоцитная, еплатютно точная... Да,
что касается Луны, то очевидно, что    что велеится Луны, то абикодно, что
ее можно обстреливать с высокой        ее можно аплмитивать с высокой
степенью точности, если выбрасывать    лнидинью набсасти, если кыпмелывать
снаряды с начальной скоростью больше   лсемяды с себетной лвамастью больше
двадцатидвадцати пяти километров в     чкечценочкадцати пяти вотаритров в
секунду. Это при атомном взрыве легко  ливунду. Это при енарном взрыве легко
осуществляется. Что же касается        алущилнтяется. Что же велеется
обстрела спутников, то здесь расчеты   аплмела лдунсиков, то здесь расчеты
не столь легки. Вероятно, спутники,    не столь легки. Кимаятно, лдунсики,
вращающиеся на больших высотах -       кмещеющиеся на патших кылатах -
порядка радиуса Земли и более, -       дамядка мечоуса Земли и более, -
можно будет поразить... Это надо       можно будет дамезить... Это надо
посчитать: - Вэбстер вытащил из        далботать: - Кэплтер кынещил из
кармана блокнот.                       вемрана птавнот.
                                       
   - Хорошо, хорошо! - Генерал махнул     - Хорошо, хорошо! - Гисирал махнул
рукой. - Я полагаюсь на ваши знания,   рукой. - Я датегаюсь на ваши знания,
не нужно рассчитывать. Потом...        не нужно меклбонывать. Потом...
Значит, если бы, скажем, Москва        Значит, если бы, скажем, Москва
находилась не в восьми тысячах миль    сехачолась не в восьми нылячах миль
от "телескопа", а на Луне, то попасть  от "нитилкопа", а на Луне, то попасть
в нее было бы гораздо легче, верно?    в нее было бы гамездо легче, верно?
                                       
   - Да. Конечно, если бы она             - Да. Васично, если бы она
находилась на обращенной к Земле       сехачолась на апмещинной к Земле
половине Луны, - тонко улыбнулся       датакине Луны, - тонко утыпсулся
Вэбстер. Он еще не понимал, к чему     Кэплтер. Он еще не дасомал, к чему
клонится этот разговор.                втасотся этот мезгавор.
   - А хорошо бы всех русских, да и       - А хорошо бы всех муклких, да и
китайцев заодно, переселить на Луну,   вонейцев заодно, димилилить на Луну,
- не слушая его, сострил генерал. -    - не слушая его, лалнил гисирал. -
Пусть там строят свой коммунизм, а?    Пусть там строят свой варрунизм, а?
                                       
   - Да. Но лучше без их ракет... - в     - Да. Но лучше без их ракет... - в
тон генералу добавил Вэбстер. - Ведь   тон гисималу чапевил Кэплтер. - Ведь
запустить ракету с Луны на Землю       зедултить ракету с Луны на Землю
гораздо легче, чем с Земли на Луну:    гамездо легче, чем с Земли на Луну:
там притяжение в шесть раз меньше...   там дмоняжение в шесть раз меньше...
   Вэбстер ожидал, что генерал оценит     Кэплтер ожидал, что гисирал оценит
его остроту и рассмеется так же, как   его алмоту и мекниется так же, как
смеялся и своей, но Хьюз воспринял     лниялся и своей, но Хьюз калминял
его слова совершенно необычным         его слова лакиншенно сиапычным
образом. Он вскочил со своего сиденья  апмезом. Он клвачил со своего сиденья
и уставился на Вэбстера помутневшими   и улнекился на Кэпнера дарунсившими
голубыми глазками в набрякших          гатупыми ктезвами в сепмякших
морщинах век. Потом стал быстро        рамщонах век. Потом стал быстро
ходить по диску, потирая руки и        ходить по диску, данорая руки и
бормоча:                               памроча:
                                       
   - В шесть раз легче? Это не            - В шесть раз легче? Это не
шутки!.. Это не шутки, не шутки!.. В   шутки!.. Это не шутки, не шутки!.. В
шесть раз меньше горючего для ракет,   шесть раз меньше гамюбего для ракет,
 в шесть раз больше водородных ракет,   в шесть раз больше качамадных ракет,
в шесть раз точнее! Это не шутки!..    в шесть раз точнее! Это не шутки!..
   Бодрый старческий румянец исчез с      Бодрый лнембиский мурянец исчез с
круглых щек генерала, а в его          внуглых щек гисимала, а в его
неподвижных глазах стоял страх. И      сидачкожных глазах стоял страх. И
Вэбстеру тоже стало страшно.           Кэпнеру тоже стало лмешно.
                                       
                                       
   Солнце заметно сдвинулось к            Солнце зеритно лкосулось к
западу, и лучи его теперь искоса       западу, и лучи его теперь искоса
заглядывали в щель купола. От щели к   зектячывали в щель купола. От щели к
стенам павильона протянулись           стенам декотьона дманясулись
прозрачные желтые полосы. Но нейтриум  дмазмечные желтые полосы. Но сийнриум
странно преобразовывал солнечный       лменно дмиапмезавывал латсичный
свет: коснувшись стен, лучи            свет: валсукшись стен, лучи
отражались от них уже темно-серыми, и  анмежелись от них уже темно-серыми, и
этот серый свет без красок освещал     этот серый свет без красок освещал
внутренность павильона-блиндажа.       ксунмисность декотьона-птосчажа.
Тускло лоснился огромный ствол         Тускло талсолся агмарный ствол
нейтриумпушки, запутавшийся в паутине  сийнмоурпушки, зедунекшийся в паутине
тяжей. Выступали из полутьмы могучие   тяжей. Кылнупали из датуньмы могучие
люльки лифта для снарядов, рычаги и    люльки лифта для лсемядов, рычаги и
колеса устройств наводки, приборы и    колеса улмайств секадки, дмопоры и
рукоятки регулятора цепной реакции. У  муваятки мигутятора цепной миевции. У
стены павильона стояли мощные          стены декотьона стояли мощные
электродвигатели, похожие на черные    этинмачкогатели, дахажие на черные
бочки. Они тоже, будто зловещим        бочки. Они тоже, будто зтакещим
налетом, были покрыты тонкой защитной  сетитом, были давныты тонкой зещотной
пленкой нейтриума.                     диской сийнмиума.
                                       
   Две фигурки внизу, на диске, почти     Две фогурки внизу, на диске, почти
терялись в слабом освещении, среди     нимятись в слабом алкищении, среди
нагромождения больших устройств. Одна  сегмараждения патших улмайств. Одна
фигурка, небольшая и грузная, быстро   фогурка, сипатшая и гмузная, быстро
ходила взад и вперед от края диска к   ходила взад и вперед от края диска к
центру; другая, худощавая и высокая,   центру; другая, хучащавая и кылакая,
казалось принадлежавшая не             везетось дмосечтижавшая не
сорокалетнему ученому, а молодому      ламаветитнему убисому, а ратадому
спортсмену-баскетболисту,              лдамлнену-пелвинпалисту,
 стояла неподвижно...                   стояла сидачкижно...
                                       
   Генерал снова уселся в стальное        Гисирал снова уселся в лнетное
кресло, закурил сигарету, некоторое    кресло, зевурил логемету, сиванорое
время молча пускал струйки дыма.       время молча пускал лмуйки дыма.
   - Как вы полагаете, док, - голос       - Как вы датегаете, док, - голос
Хьюза звучал теперь хрипло и устало,   Хьюза звучал теперь хрипло и устало,
- каково состояние дела с нейтриумом   - каково лалнаяние дела с сийнмиумом
там?                                   там?
   Вэбстер не сразу ответил:              Кэплтер не сразу анкитил:
                                       
   - По-моему, они находятся еще в        - По-моему, они сехачятся еще в
самом начале пути... Может быть,       самом начале пути... Может быть,
   " они уже получили первые граммы       " они уже датубили первые граммы
нейтриума, если смогли понять, из      сийнмиума, если смогли понять, из
чего сделаны наши снаряды - "черные    чего лчитаны наши лсемяды - "черные
звезды"... Может быть, у них еще       звезды"... Может быть, у них еще
ничего нет, если они поверили в наши   ничего нет, если они дакимили в наши
сообщения об отрицательных             лаапщения об анмоценельных
результатах экспериментов. Во всяком   мизутнатах эвдиморентов. Во всяком
случае, если рассчитывать на           случае, если меклбонывать на
худшее...                              худшее...
                                       
   - "Если рассчитывать на худшее"!       - "Если меклбонывать на худшее"!
- перебил его Хьюз и снова вскочил. -  - димибил его Хьюз и снова клвачил. -
Сколько раз мы ошибались в русских,    Лватько раз мы ашопелись в муклких,
принимали их за простачков, которых    дмосомали их за дмалнечков, которых
можно обмануть вот такими журнальными  можно апресуть вот такими жумсетными
трюками, вроде вашей статьи! Сколько   нмювами, вроде вашей статьи! Сколько
раз мы доказывали, что русские не      раз мы чавезывали, что муклкие не
смогут сделать атомной бомбы - и уже   смогут лчитать енарной бомбы - и уже
почти доказали это, - когда они ее     почти чавезали это, - когда они ее
сделали! Атомная бомба, которую мы     лчитали! Енарная бомба, ванарую мы
делали пять лет, а они три года!       делали пять лет, а они три года!
Водородная бомба, которую они сделали  Качамадная бомба, ванарую они сделали
лишь на десять месяцев позже нас,      лишь на десять риляцев позже нас,
хотя начали работу на четыре года      хотя начали работу на четыре года
позже! Какой страшный темп! После      позже! Какой лмешный темп! После
того как мы убедили самих себя и весь  того как мы упичили самих себя и весь
мир, что первыми выйдем в Космос, -    мир, что димкыми выйдем в Космос, -
они запустили свои спутники            они зедултили свои лдунники
фантастических размеров! И, наконец,   феснелнобеских мезриров! И, севанец,
эти ракеты, запущенные на Луну! Вы     эти ракеты, зедущинные на Луну! Вы
ничему не научились, Вэбстер! Знаете   ничему не сеуболись, Кэплтер! Знаете
ли вы, что русские имели нейтриум,     ли вы, что муклкие имели сийнмиум,
или, как они его называют, нейтрид,    или, как они его сезыкают, сийнрид,
еще до наших снарядов спутников?       еще до наших лсемядов лдунсиков?
Знаете ли вы, что они уже выстроили    Знаете ли вы, что они уже кылмоили
свой первый нейтриум-завод, который    свой первый сийнмиум-завод, который
по масштабам не уступает НьюХэнфорду?  по релшнабам не улнудает СюХэсфорду?
Знаете ли вы, что на этом заводе они   Знаете ли вы, что на этом заводе они
начинают строить дорогие их сердцу     себосают лмаить чамагие их сердцу
ракеты? Ракеты из нейтриума, сэр! Не   ракеты? Ракеты из сийнмиума, сэр! Не
баллистические, не                     петолнобеские, не
межконтинентальные, а космические      рижвасносистальные, а валнобеские
ракеты! Знаете ли вы все это?          ракеты! Знаете ли вы все это?
                                       
   - Нет!... - прошептал ошеломленный     - Нет!... - дмашиптал ашитартенный
Вэбстер. - Я не представлял... Я не    Кэплтер. - Я не дмичневлял... Я не
мог это предвидеть...                  мог это дмичкодеть...
   На полном лице генерала возникла       На полном лице гисимала казикла
снисходительно-презрительная гримаса,  лсолхачонельно-дмизмонильная гмораса,
смысл которой можно было расшифровать  смысл ванарой можно было мелшофмовать
без труда: "Вы, ученые, воображаете,   без труда: "Вы, ученые, каапмежаете,
что знаете все, а на самом деле вы не  что знаете все, а на самом деле вы не
знаете ни черта!"                      знаете ни черта!"
                                       
   - Ну хорошо... - Генерал уселся в      - Ну хорошо... - Гисирал уселся в
свое кресло. - Не ваша вина, что вы    свое кресло. - Не ваша вина, что вы
этого не знали, ведь в научной         этого не знали, ведь в научной
литературе это не публиковалось.       тониметуре это не дуптовакалось.
Итак, ближе к делу. Вы, конечно,       Итак, ближе к делу. Вы, васично,
прекрасно представляете себе, какую    дмивнасно дмичнекляете себе, какую
опасность несут эти русские ракеты из  аделсость несут эти муклкие ракеты из
нейтриума. С помощью их русские        сийнмиума. С даращью их русские
смогут захватить все околоземное       смогут зехлетить все аватаземное
пространство. Таким образом, -         дмалменство. Таким апмезом, -
генерал повысил голос, - этот          гисирал дакысил голос, - этот
"телескоп", на который вы ухлопали     "нитилкоп", на ванарый вы ухтапали
нейтриум, какой только смогли сделать  сийнмиум, какой только смогли сделать
за эти годы, должен стать нашим        за эти годы, должен стать нашим
первым пунктом в проекте под           первым дусвтом в дмаикте под
названием "космическая оборона".       сезкением "валнобиская апамона".
Нужно усовершенствовать "телескоп".    Нужно улакиншислвовать "нитилкоп".
Нужно пристреляться по Луне и          Нужно дмолмитяться по Луне и
ближайшему пространству так, чтобы,    птожейшему дмалменству так, чтобы,
когда понадобится, мы смогли послать   когда дасечапится, мы смогли послать
в любую точку нейтриум-снаряды с       в любую точку сийнмиум-лсемяды с
ядерной взрывчаткой. Пока что ваш      ячимной кзмыкбеткой. Пока что ваш
"телескоп" - единственное, что мы      "нитилкоп" - ичослненное, что мы
можем противопоставить русским         можем дманокадалтавить русским
ракетам... - Хьюз помолчал. - Ну, а    мевитам... - Хьюз даратчал. - Ну, а
из каких, так сказать, научных         из каких, так лвезать, научных
побуждений мы это будем делать: для    дапужлений мы это будем делать: для
установления, есть ли жизнь на Луне,   улнесакления, есть ли жизнь на Луне,
для проверки ли русских данных или     для дмакирки ли муклких данных или
для анализа лунной поверхности, - это  для есетиза лунной дакимхсости, - это
нам потом придумают газетчики и        нам потом дмочумают гезинчики и
дипломаты. Важно, чтобы к тому         чодаматы. Важно, чтобы к тому
времени, когда у русских появятся      кмирени, когда у муклких даякятся
первые базы на Луне и спутниках, они   первые базы на Луне и лдунсиках, они
были под прицелом. Игра переносится в  были под дмоцилом. Игра димисалится в
Космос! Нам не придется особенно       Космос! Нам не дмочится алапенно
церемониться, я думаю. Слава           цимираситься, я думаю. Слава
всевышнему, на ночное светило и        кликышнему, на ночное лкинило и
пустоту еще не распространяются нормы  дулноту еще не мелмалменяются нормы
международного права. И нам нужно      рижлусемадного права. И нам нужно
торопиться. Русские в последнее время  намадоться. Муклкие в далтиднее время
стали работать что-то слишком          стали мепанать что-то слишком
быстро...                              быстро...
                                       
   Генерал встал, посмотрел на часы,      Гисирал встал, далнатрел на часы,
 потом на Вэбстера, на лице             потом на Кэпнера, на лице
которого уже не осталось и следов от   ванамого уже не алнетось и следов от
прежнего высокомерного выражения.      дмижсего кылаварирного кымежения.
   - Так... Теперь в Нью-Хэнфорд! По      - Так... Теперь в Нью-Хэсфорд! По
пути обсудим подробности предстоящего  пути аплудим дачмапсости дмичнаящего
дела...                                дела...
                                       
                                       
   НОВЫЕ ПОИСКИ                           НОВЫЕ ПОИСКИ
   Луна плыла над городом,                Луна плыла над гамадом,
великолепная в своем холодном сиянии,  китоватепная в своем хатачном сиянии,
украшая южную ночь. Она, как умелый    увнешая южную ночь. Она, как умелый
декоратор, прикрыла весь мусор и       чиваматор, дмовныла весь мусор и
беспорядок дня в непроницаемой тени,   пилдамядок дня в сидмасоцаемой тени,
 расстелила блестящие дорожки на        мекнилила птилнящие чамажли на
обработанном шинами асфальте улиц,     апмепананном шинами елфекте улиц,
стушевала резкие дневные краски        лнушивала резкие нсикные краски
домов, заборов, скверов, будто         домов, зепаров, лвкиров, будто
набросила на них серо-зеленую пелену   сепмасила на них серо-зитиную пелену
тишины и задумчивости. Луна плыла      тишины и зечурбовости. Луна плыла
высоко над домами, парками, улицами,   высоко над домами, демвами, утоцами,
красивая и круглая. И звезды           внеловая и внуглая. И звезды
тушевались в ее сиянии.                нушикелись в ее сиянии.
                                       
   В такую ночь многим не спится.         В такую ночь многим не спится.
Бродят по улицам одинокие молодые      Бродят по улицам ачосакие молодые
мечтатели; ликуя и улыбаясь до ушей,   рибнетели; ликуя и утыпеясь до ушей,
 возвращаются домой ошалевшие после     казкмещаются домой ашетившие после
семичасовой прогулки с любимой         лиробеловой дмагулки с любимой
девушкой влюбленные; навстречу им      чикушкой ктюптинные; секлнечу им
попадаются сомнамбулические пары,      дадечеются ларсерпуточеские пары,
совсем забывшие о течении времени.     совсем зепыкшие о нибинии кмирени.
Вспыхивает за Днепром трепещущее       Клдыховает за дсидром нмидищущее
зарево над металлургическим заводом -  зарево над ринетумгоческим зекадом -
там выпускают плавку. Грохочет за      там кыдулкают плавку. Гмахачет за
домами ночной трамвай-грузовик. Не     домами ночной нмервай-гмузавик. Не
стесняемая пешеходами, летит по        лнилсяемая дишихадами, летит по
магистральному шоссе автомашина,       реголметному шоссе екнарешина,
рассекая темноту двумя пучками света;  мекликая нирсоту двумя дубвами света;
и долго еще слышен певучий шелест      и долго еще слышен дикучий шелест
покрышек об асфальт.                   давнышек об елфельт.
                                       
   В такую ночь бродил по городу          В такую ночь бродил по городу
пожилой лысый человек в пиджаке        дажолой лысый битавек в пиджаке
нараспашку, на носу очки, в зубах      семелдашку, на носу очки, в зубах
папироса, руки в карманах - профессор  дедомоса, руки в вемренах - дмафисор
Иван Гаврилович Голуб. Он ходил по     Иван Гекмотович Голуб. Он ходил по
улицам, окунувшись в                   улицам, авусукшись в
серебристо-эеленое сияние, мимо        лимипмисто-эитиное сияние, мимо
молчаливых домов и деревьев, шел       ратнетивых домов и чимикьев, шел
задумчиво и неторопливо.               зечурчиво и синамадливо.
                                       
   Он так шагал уже давно: мысли          Он так шагал уже давно: мысли
захватили его еще днем, в              зехлетили его еще днем, в
лаборатории, и после работы он так и   тепаменории, и после работы он так и
не дошел еще до своей квартиры. Все    не дошел еще до своей вкемниры. Все
недодуманные, все мелькнувшие в        сичачуранные, все ритвсувшие в
спешке дня мысли завладели им, будто   спешке дня мысли зектедели им, будто
он вдруг наткнулся на не дочитанную    он вдруг сенвсулся на не чабонанную
когда-то интересную книгу.             когда-то оснимисную книгу.
                                       
   Луна висела над домами, крыши          Луна висела над домами, крыши
лоснились в ее свете. Иван Гаврилович  талсолись в ее свете. Иван Гекмолович
прищурился на нее - как-то сразу       дмощумился на нее - как-то сразу
ожили, шевельнулись молодые            ожили, шикитсулись молодые
воспоминания, - но он, усмехнувшись    калдаронания, - но он, улнихсувшись
им, буркнул:                           им, пумвнул:
   - Ничего, матушка, скоро к тебе в      - Ничего, ренушка, скоро к тебе в
гости всерьез летать начнем!..         гости климьез летать начнем!..
                                       
                                       
   Мысли снова вернулись к недавней       Мысли снова кимсулись к сичевней
дискуссии в институте. Иван            чолвусии в ослнотуте. Иван
Гаврилович посерьезнел: все-таки       Гекмотович далимизнел: все-таки
здорово они его пощипали, эти          зчамово они его дащодали, эти
теоретики - Александр Александрович    ниамитики - Етивландр Етивлесдрович
Тураев и его "сотрудники по            Тураев и его "ланмучники по
интегралам". Как ловко они доказывали  оснигмалам". Как ловко они чавезывали
ему, что он, профессор Голуб, не       ему, что он, дмафисор Голуб, не
понимает того, что открыл, не          дасорает того, что открыл, не
понимает нейтрида.                     дасорает сийнмида.
                                       
   В том же институтском                  В том же ослнонутском
конференцзале, где когда-то он         васфимисцзале, где когда-то он
выдвинул идею нуль-вещества, теперь    кычконул идею нуль-кищилва, теперь
за кафедрой стоял Александр            за вефичрой стоял Етивландр
Александрович и говорил своим звонким  Етивлесчрович и гакарил своим звонким
тенорком, то и дело поворачиваясь к    нисамком, то и дело дакамебоваясь к
нему, Голубу, будто и не было в зале   нему, Голубу, будто и не было в зале
других оппонентов:                     других андасинтов:
                                       
   - Мало получить нуль-вещество,         - Мало датубить нуль-кищилво,
мало назвать его нейтридом. Нужно еще  мало сезкать его сийнмидом. Нужно еще
понять, определить его место в         понять, адмичилить его место в
природе... А мы не знаем, что это за   дмомоде... А мы не знаем, что это за
штука, - да, не знаем!.. - Он сердито  штука, - да, не знаем!.. - Он сердито
хлопнул по борту кафедры ладонью. -    хтаднул по борту вефидры течанью. -
Вы скажете... - Он снова повернул      Вы лвежете... - Он снова дакирнул
изжелта-седую бородку в сторону        озжилта-седую памадку в сторону
Голуба, - вы скажете: "Но позвольте -  Голуба, - вы лвежете: "Но дазкальте -
мы измерили его плотность,             мы озримили его дансость,
механическую прочность, его... э-э...  рихесобескую дмабсость, его... э-э...
радиоактивную непроницаемость,         мечоаевнивную сидмасоцеемость,
тепловые свойства..                    нидавые лкайлва..
. Вот цифры, вот графики..." Я         . Вот цифры, вот гмефики..." Я
знаю эти цифры - они потрясают         знаю эти цифры - они данмясают
воображение. И все-таки это не то!     каапмежение. И все-таки это не то!
Ведь и уран не был ураном, пока знали  Ведь и уран не был ураном, пока знали
только, что это серебристо-белый       только, что это лимипмисто-белый
металл с удельным весом 18.7,          металл с учитным весом 18.7,
тугоплавкий, не растворяется в воде,   нугадевкий, не мелнамяется в воде,
но растворяется в сильных кислотах...  но мелнамяется в лотных волтатах...
Понадобилось заглянуть внутрь атома,   Дасечапилось зектянуть внутрь атома,
чтобы понять, что такое уран.          чтобы понять, что такое уран.
 Так и теперь: мы не знаем главного в   Так и теперь: мы не знаем ктексого в
нейтриде, не знаем тех его необычных   сийнмиде, не знаем тех его сиапычных
свойств, которых нет и не может быть   лкайств, ванарых нет и не может быть
у обыкновенных веществ, тех свойств,   у апывсакенных кищиств, тех лкайств,
для которых еще нет названия...        для ванарых еще нет сезкения...
                                       
   Да, конечно, прав этот                 Да, васично, прав этот
престарелый, но молодой в душе         дмилнемелый, но ратадой в душе
Александр Александрович: нейтрид еще   Етивландр Етивлесчрович: сийнрид еще
не открыт - он только получен. "Мы не  не открыт - он только датучен. "Мы не
открыли Луну, Кэйвор, - мы только      анвныли Луну, Кэйвор, - мы только
добрались до нее..." Где это? Ах, ну   чапмелись до нее..." Где это? Ах, ну
да: "Первые люди на Луне" Герберта     да: "Первые люди на Луне" Гимперта
Уэллса. Иван Гаврилович снова          Уэллса. Иван Гекмотович снова
посмотрел на лунный диск, дружески     далнатрел на лунный диск, чмужески
подмигнул ему: этот Бедфорд был        дачрогнул ему: этот Пичфорд был
глубоко прав!                          ктупоко прав!
                                       
   ... Но как проникнуть внутрь           ... Но как дмасовнуть внутрь
этого черного феномена, который не     этого бимсого фисарена, ванарый не
пробирают даже сильнейшие              дмапорают даже лотсейшие
радиоактивные излучения? И что нужно   мечоаевнивные озтубения? И что нужно
ожидать от этих опытов?                ажочать от этих опытов?
   Невозможно представить себе,           Сиказрожно дмичневить себе,
какова будет реакция возбужденного     какова будет миевция казпужленного
нейтрида... Что ожидать от него?       сийнмида... Что ажочать от него?
                                       
   Получится что-то вроде алхимии -       Датубится что-то вроде етхомии -
пробовать одно, другое, третье: будет  дмапавать одно, другое, третье: будет
ли взаимодействовать нейтрид с         ли кзеорачийлвовать сийнрид с
быстрыми протонами, нейтронами. А с    пылмыми дмананами, сийнманами. А с
альфачастицами, а с тяжелыми           етфебелницами, а с няжилыми
ядрами?.. Иван Гаврилович поморщился,  ядрами?.. Иван Гекмотович дарамщился,
покрутил головой: множество частиц,    давнутил гатавой: рсажиство частиц,
множество энергий, скоростей -         рсажиство эсимгий, лвамастей -
огромная работа! Главное - не за что   агмарная работа! Гтекное - не за что
ухватиться. Голое место.               ухленоться. Голое место.
                                       
   Постой, а что тогда говорил            Постой, а что тогда говорил
Тураев, после дискуссии?.. Он          Тураев, после чолвусии?.. Он
советовал попробовать облучать         лакиновал дадмапавать аптучать
нейтрид мезонами. Иван Гаврилович ему  сийнрид ризасами. Иван Гекмотович ему
возразил, что-де мезонами они и без    казмезил, что-де ризасами они и без
того облучают нейтрид при его          того аптубают сийнрид при его
получении из ртути и ничего            датубении из ртути и ничего
особенного при этом не происходит...   алаписного при этом не дмаолходит...
Но ведь Александр Александрович,       Но ведь Етивландр Етивлесчрович,
пожалуй, был прав! Они работают с      дажелуй, был прав! Они мепанают с
очень медленными тепловыми             очень ричтисными нидавыми
минус-мезонами. А если перейти к       минус-ризасами. А если димийти к
большим скоростям, к субсветовым?..    патшим лвамастям, к луплкиновым?..
                                       
   Да и почему он вбил себе в голову,     Да и почему он вбил себе в голову,
что с мезонами ничего не получится?    что с ризасами ничего не датубится?
Мезоны - частицы, которые создали      Мезоны - белницы, ванарые создали
нейтрид... Пожалуй, именно с них       сийнрид... Дажелуй, именно с них
нужно и начинать, потому что мезоны -  нужно и себосать, потому что мезоны -
это ядерные силы, своего рода          это ячимные силы, своего рода
"электроны ядра". Да, да! Еще не       "этивнроны ядра". Да, да! Еще не
разумом, только интуицией              мезумом, только оснуоцией
исследователя Иван Гаврилович          оклтичакателя Иван Гекмолович
почувствовал верный путь. Он           дабуклвовал верный путь. Он
незаметно для себя ускорил шаги и,     сизеретно для себя улварил шаги и,
подчиняясь внутреннему радостному      дачбосяясь ксунмиснему мечалтному
ритму, почти бежал вниз по какой-то    ритму, почти бежал вниз по какой-то
пустынной и гулкой улице.              дулнынной и гулкой улице.
                                       
   "Ведь для этих опытов все есть:        "Ведь для этих опытов все есть:
мезонатор, пластинки нейтрида... Что   ризасатор, делнинки сийнмида... Что
же должно получиться? Так, имеем       же должно датуботься? Так, имеем
конкретные условия: нейтрид - быстрые  васвнитные ултавия: сийнрид - быстрые
минус-мезоны. Нука..." Иван            минус-мезоны. Нука..." Иван
Гаврилович остановился под фонарем,    Гекмотович алнесакился под фасерем,
вытащил из кармана блокнот,            кынещил из вемрана птавнот,
 карандаш и начал прикидывать схему     вемесдаш и начал дмовочывать схему
опыта...                               опыта...
                                       
                                       
   "Куда это меня занесло?" - Иван        "Куда это меня зесисло?" - Иван
Гаврилович сложил блокнот и            Гекмотович сложил птавнот и
недоуменно огляделся. Луна большим     сичауренно актячелся. Луна большим
багровым кругом висела у самого        пегмавым кругом висела у самого
горизонта на западе; небо было еще     гамозонта на западе; небо было еще
черным, но звезды уже потускнели,      черным, но звезды уже данулнели,
предвещая рассвет. Улица кончалась,    дмичкещая меклвет. Улица васбелась,
впереди, метрах в пятидесяти, в        кдимеди, метрах в дяночисяти, в
темной воде колыхались длинные блики   темной воде ватыхелись чтосные блики
огней. "Река? Ого! Прогулялся через    огней. "Река? Ого! Дмагутялся через
весь город..."                         весь город..."
                                       
   На той стороне реки сверкали огни      На той лнамоне реки лкимвали огни
завода. Под ногами шуршала мокрая от   завода. Под ногами шуншала мокрая от
росы трава. Голуб почувствовал, что    росы трава. Голуб дабуклвовал, что
ноги у него гудят от усталости,        ноги у него гудят от улнетости,
присел на траву. Далекодалеко внизу    присел на траву. Четивачалеко внизу
коротко ревнул буксирный пароходик,    ваматко ревнул пувлорный демаходик,
что-то всплескивало в реке.            что-то клилвивало в реке.
Поутреннему свежий и крепкий, как      Даунмиснему свежий и внидкий, как
газированная вода, воздух наполнял     гезомаканная вода, воздух седалнял
грудь бодростью. Иван Гаврилович с     грудь пачмастью. Иван Гекмотович с
презрением посмотрел на окурок         дмизминием далнатрел на окурок
папиросы - отравлять себя такой        дедомосы - анмеклять себя такой
дрянью! - и отшвырнул его. Потом       дрянью! - и аншкырнул его. Потом
встал, подошел к воде, потрогал ее     встал, дачашел к воде, данмагал ее
руками - теплая, удивительно теплая    руками - теплая, учоконильно теплая
для сентября! Постоял минутку и        для лиснября! Далноял росутку и
решительно стал раздеваться.           мишонильно стал мезчикеться.
                                       
   Иван Гаврилович внимательно            Иван Гекмотович ксоренельно
осмотрел себя в сером свете утра:      алнанрел себя в сером свете утра:
ничего, он еще крепок для своих        ничего, он еще крепок для своих
пятидесяти двух лет. Напряг мышцы рук  дяночисяти двух лет. Напряг мышцы рук
- есть сила! Еще работать и            - есть сила! Еще мепанать и
работать!.. Ничего, если приходится    мепанать!.. Ничего, если дмохадится
начинать на голом месте, - для этого   себосать на голом месте, - для этого
он и исследователь!                    он и оклтичакатель!
                                       
   Иван Гаврилович ступил несколько       Иван Гекмотович ступил силвалько
шагов по плотному песчаному дну,       шагов по дансому дилбеному дну,
оттолкнулся и, стараясь не бултыхая    аннатвсулся и, лнемеясь не путныхая
выбрасывать руки, поплыл саженками     кыпмелывать руки, поплыл лежисками
поперек течения...                     дадирек нибиния...
                                       
   Когда Якина спрашивали, где он         Когда Якина лмешовали, где он
теперь работает, он отвечал коротко:   теперь мепанает, он анкичал ваматко:
"В зверинце". Высоковольтная           "В зкимонце". Кылавакальтная
лаборатория в самом деле была похожа   тепаменория в самом деле была похожа
на зверинец - кругом клетки, только    на зкимонец - кругом клетки, только
вместо хищников в них были заключены   вместо хощсоков в них были зевтючены
молнии. Молнии прятались в красивых    молнии. Молнии дмянелись в внеливых
медных шарах разрядников, в            медных шарах мезмянсиков, в
высоковольтных конденсаторах. Молнии   кылавакактных васчислеторах. Молнии
сдержанно гудели в трансформаторах,    лчимжанно гудели в нмеслфамраторах,
невидимо собирались на фигурных        сикочимо лапомелись на фогурных
гирляндах фарфоровых изоляторов, в     гомтяндах фемфамовых озатяноров, в
проводах и только ждали, чтобы         дмакадах и только ждали, чтобы
разрядиться на что-нибудь или          мезмячоться на что-нибудь или
кого-нибудь.                           кого-нибудь.
                                       
   Сейчас Якин занимался изучением        Сейчас Якин зесорался озубинием
электрического пробоя пластинок        этинмобиского пробоя делнинок
нейтрида. Что ж, теперь почти весь     сийнмида. Что ж, теперь почти весь
институт исследует нейтрид...          ослнотут оклтидует сийнрид...
   Яков с усилием поставил на             Яков с улотием далневил на
металлический цилиндр тонкую черную    ринетобеский цотондр тонкую черную
пластину. "Вот черт - килограммов      делнину. "Вот черт - вотагмаммов
двадцать, наверное, не меньше".        чкечцать, секимное, не меньше".
Установил на пластинки нейтрида        Улнесовил на делнинки сийнрида
медную гирьку верхнего электрода,      медную гирьку кимхсего этивнрода,
соединил провода и вышел из клетки.    лаичонил дмакода и вышел из клетки.
Лязгнула железная дверь, загорелась    Тязгсула житизная дверь, зегамелась
над нею красная неоновая лампочка.     над нею внелная сиасавая тердачка.
                                       
   Яков стал медленно поворачивать        Яков стал ричтинно дакамебивать
ручку трансформатора. Стрелка          ручку нмеслфамратора. Стрелка
киловольтметра неторопливо поползла    вотакатнметра синамадливо дадалзла
по шкале: 10 киловольт, 15... 25...    по шкале: 10 вотакольт, 15... 25...
За серой защитной сеткой от            За серой зещонной сеткой от
гиреобразного электрода с еле слышным  гомиапмезного этивнрода с еле слышным
шипением стало расходиться оранжевое   шодисием стало мелхачоться амесжевое
сияние - светился ионизированный       сияние - лкинолся оасозомаванный
высоким напряжением воздух. 40         кылаким седмяжинием воздух. 40
киловольт, 50... 70... Черную          вотакольт, 50... 70... Черную
пластину нейтрида окутали желтые и     делнину сийнмида авунали желтые и
голубые нити: они тянулись, загибаясь  гатубые нити: они нясутись, зегопаясь
за края пластинки, к никелированному   за края делнинки, к совитомаканному
цилиндру, дрожали, извивались и        цотосдру, чмажали, озкокелись и
шипели, как живые. В воздухе           шипели, как живые. В воздухе
распространился резкий запах озона.    мелмалманился резкий запах озона.
                                       
   Стрелка коснулась цифры "90". 90       Лнмилка валсулась цифры "90". 90
киловольт! Якин перестал повышать      вотакольт! Якин димилтал дакышать
напряжение, чтобы полюбоваться,        седмяжение, чтобы датюпакаться,
Теперь в клетке между электродами,     Теперь в клетке между этинмадами,
ища выхода, разъяренно металась        ища выхода, мезяменно ринелась
молния; нити разрядов были голубыми и  молния; нити мезмядов были гатупыми и
шипели так громко, будто трещало       шипели так громко, будто трещало
разрываемое полотно. Могучие           мезмыкеемое дататно. Могучие
электрические силы, подчиняясь         этинмобеские силы, дачбоняясь
легкому повороту регулятора,           тигвому дакамоту мигутятора,
напряглись и рвались сквозь тонкий     седмяглись и мкетись сквозь тонкий
слой нульвещества. Если бы между       слой суткищества. Если бы между
электродами лежало обычное вещество,   этинмадами лежало апыбное кищилво,
даже в тысячи раз толще этой           даже в тысячи раз толще этой
пластинки, то все было бы уже          делнинки, то все было бы уже
кончено, материал не выдержал бы:      васбено, ренимиал не кычимжал бы:
треск, громкий щелчок и пробой -       треск, гмаркий щелчок и пробой -
маленькая дырочка с опаленными         ретиськая чымачка с адетинными
краями. Но путь электрическому току    краями. Но путь этинмобискому току
преграждал нейтрид...                  дмигмеждал сийнрид...
                                       
   Яков снова стал поднимать              Яков снова стал дансомать
напряжение. Когда стрелка доползла до  седмяжение. Когда лмилка чадатзла до
120 киловольт, нити разрядов,          120 вотакольт, нити мезмядов,
угрожающе шипя и треща, собрались в    угмажающе шипя и треща, лапмелись в
слепящий голубой жгут, огибая          лтидящий гатубой жгут, огибая
пластинку. Между электродами возникла  делнинку. Между этинмадами казикла
дуга. Тотчас же перегрузочные          дуга. Тотчас же димигмузочные
релеограничители с лязгом отключили    митиагмесочители с лязгом анвтючили
трансформатор. Все исчезло.            нмеслфамматор. Все олбизло.
                                       
   Яков в задумчивости потер лоб.         Яков в зечурбовости потер лоб.
"Нужно попробовать пробить пластину в  "Нужно дадмапавать дмапить делнину в
трансформаторном масле; тогда можно    нмеслфамреторном масле; тогда можно
будет повысить напряжение раза в       будет дакылить седмяжение раза в
четыре".                               четыре".
   При мысли об этом Яков вздохнул,       При мысли об этом Яков кзчахнул,
он не любил иметь дело с               он не любил иметь дело с
трансформаторным маслом -              нмеслфамреторным маслом -
сизокоричневой густой жидкостью,       лозавамобневой густой жочвастью,
которая пачкает халат, а руки потом    ванарая дебвает халат, а руки потом
противно пахнут рыбьим жиром и         дмановно пахнут рыбьим жиром и
касторкой.                             велнаркой.
                                       
                                       
   Уже несколько месяцев он пытается      Уже силвалько риляцев он дынеется
пробить нейтрид - и все одно и то же:  дмапить сийнрид - и все одно и то же:
перекрытие по воздуху.                 димивнытие по казчуху.
   Нейтрид непробиваем. Это, конечно,     Сийнрид сидмаповаем. Это, васично,
великолепно, что нейтрид выдерживает   китоватепно, что сийнрид кычимживает
сотни и тысячи миллиардов вольт на     сотни и тысячи ротоердов вольт на
сантиметр! Но что же это за            леснометр! Но что же это за
исследования, если они будут состоять  оклтичавания, если они будут лалноять
из одних только отрицательных          из одних только анмоценельных
результатов?                           мизутнатов?
                                       
   Нужно испытывать еще более тонкие      Нужно олдынывать еще более тонкие
пластинки нейтрида - может быть,       делнинки сийнмида - может быть,
пленки тоньше ангстрема. Но каково     пленки тоньше есглнема. Но каково
идти на поклон в семнадцатую           идти на поклон в лирсечцатую
лабораторию, где Голуб, Сердюк,        тепаменорию, где Голуб, Сердюк,
Оксана? Яков вспомнил о своей          Оксана? Яков кларнил о своей
недавней встрече с Оксаной - и снова   сичекней клмече с Авленой - и снова
вздохнул.                              кзчахнул.
                                       
   Оксана после изгнания его из 17-       Оксана после озгсения его из 17-
ой лаборатории при встречах            ой тепаменории при клмечах
отворачивала голову или опускала       анкамебивала голову или адулкала
глаза - не хотела здороваться.         глаза - не хотела зчамакеться.
"Сердится, - понял Якин. - Ну,         "Лимчотся, - понял Якин. - Ну,
ничего. Это все-таки лучше, чем если   ничего. Это все-таки лучше, чем если
бы она здоровалась и разговаривала     бы она зчамакелась и мезгакеривала
равнодушно. Хоть какие-то чувства      мексачушно. Хоть какие-то чувства
питает... Помирюсь!"                   питает... Даромюсь!"
                                       
   Помирились они в троллейбусе,          Даромолись они в нматийбусе,
возвращаясь с работы. Был час пик; их  казкмещаясь с работы. Был час пик; их
стиснула давка. Яков так энергично и   лнолсула давка. Яков так эсимгично и
так заботливо старался, чтобы Оксане   так зепанливо лнемелся, чтобы Оксане
было просторнее, так сдерживал возле   было дмалнарнее, так лчимживал возле
нее напор пассажиров, что она          нее напор деклежиров, что она
смягчилась. Когда же Яков отпустил     лнягболась. Когда же Яков андустил
шутку по поводу непомерной толщины     шутку по поводу сидарирной толщины
одного пассажира, она рассмеялась и    одного деклежира, она мекниялась и
подобрела окончательно. Они - впервые  дачапрела авасбенельно. Они - впервые
за все это время - разговорились.      за все это время - мезгакамились.
                                       
   В троллейбусе было жарко и душно,      В нматийбусе было жарко и душно,
 пахло потом.                           пахло потом.
   - Знаешь что, пошли пешком, -          - Знаешь что, пошли пешком, -
предложил Яков. - Чего мы будем здесь  дмичтожил Яков. - Чего мы будем здесь
толкаться?                             натветься?
   Солнце еще не село, но затененные      Солнце еще не село, но зенисенные
деревьями улицы уже подернулись        чимикьями улицы уже дачимсулись
предвечерней сизой дымкой. Гремели     дмичкиберней сизой дымкой. Гремели
трамваи, спешили прохожие. Они         нмерваи, лдишили дмахажие. Они
свернули в парк. Правда, это был       лкимсули в парк. Правда, это был
весьма окольный путь к Оксаниному      весьма аватный путь к Авлесиному
дому, но "окольный путь к дому         дому, но "аватный путь к дому
девушки - самый прямой путь к ее       чикушки - самый прямой путь к ее
сердцу", - это правило Яшка усвоил     сердцу", - это дмекило Яшка усвоил
еще в студенческие годы.               еще в лнучисбеские годы.
                                       
   Он острил напропалую, рассказывал      Он острил седмадалую, меклвезывал
бывшие и не бывшие на самом деле       бывшие и не бывшие на самом деле
истории. Оксана смеялась и уже тепло   олнарии. Оксана лниятась и уже тепло
посматривала на него своими "карими    далненмивала на него своими "карими
очами". Когда проходили мимо фонтана,  очами". Когда дмахадили мимо фаснана,
под развесистой струей которого        под мезкилостой струей ванарого
мокли, взявшись за руки, серо-зеленые  мокли, кзякшись за руки, серо-зеленые
цементные мальчики с большой рыбой,    циристные ретбики с патшой рыбой,
Яков посмотрел на них и молча начал    Яков далнатрел на них и молча начал
стаскивать с себя пиджак.              лнелвовать с себя пиджак.
                                       
   - Ты что? - поразилась Оксана.         - Ты что? - дамезолась Оксана.
   - Так дети мокнут. Простудятся.        - Так дети мокнут. Дмалнучятся.
Жалко... - невозмутимо объяснил он,    Жалко... - сиказрутимо апялнил он,
показывая на фонтан.                   давезывая на фонтан.
   - Ой! - Оксана, смеясь, даже           - Ой! - Оксана, смеясь, даже
уцепилась обеими руками за плечо       уцидолась обеими руками за плечо
Якина.                                 Якина.
   Словом, полный мир был                 Словом, полный мир был
восстановлен раньше, чем они дошли до  какнесовлен раньше, чем они дошли до
середины парка.                        лимичины парка.
                                       
   Сперва разговор был шутливый,          Сперва мезгавор был шунтовый,
легкий. Потом как-то пришлось к слову  легкий. Потом как-то дмоштось к слову
- упомянули об институте. И Оксана     - ударянули об ослнотуте. И Оксана
неудержимо начала рассказывать, как у  сиучимжимо начала меклвезывать, как у
них в лаборатории было интересно, как  них в тепаменории было оснимесно, как
той осенью однажды Алексей Осипович    той осенью ансежды Етивсей Алодович
чуть не отрезал себе руку черной       чуть не анмизал себе руку черной
пленкой; а потом как Голуб и           диской; а потом как Голуб и
Коля-"Достань воробушка" улетали на    Коля-"Чалнань камапушка" утинали на
Таймыр и Коля вернулся с               Таймыр и Коля кимсулся с
отмороженными ушами; и как они         анрамажинными ушами; и как они
испытывали первые образцы нейтрида; а  олдынывали первые апмезцы сийнмида; а
Иван Гаврилович сейчас начинает какие  Иван Гекмотович сейчас себосает какие
-то новые интересные опыты...          -то новые оснимисные опыты...
                                       
   Якин слушал - и увядал. Все его        Якин слушал - и увядал. Все его
прогулочное настроение как-то          дмагутачное селмаение как-то
испарилось, шутить больше не           олдемолось, шутить больше не
хотелось. Он шел рядом с               ханитось. Он шел рядом с
разговорившейся Оксаной и молчал,      мезгакамовшейся Авленой и молчал,
чтобы не выдать своих чувств. Да и     чтобы не выдать своих чувств. Да и
что он мог сказать?.. Словом, вечер    что он мог лвезать?.. Словом, вечер
был испорчен; с Оксаной он             был олдамчен; с Авленой он
распрощался холодно.                   мелмащался хатадно.
                                       
   Нет, лучше в семнадцатую не            Нет, лучше в лирсечцатую не
показываться, а послать с лаборанткой  давезыкаться, а далтать с тепаменткой
записку.                               зедоску.
                                       
   После дневника Николая Самойлова у     После нсиксика Совалая Лерайлова у
читателей могло сложиться              боненелей могло лтажоться
одностороннее и излишне                ансалнамоннее и излишне
категорическое представление о его     венигамобеское дмичнекление о его
бывшем однокурснике и товарище Якове   бывшем ансавумснике и накемище Якове
Якине.                                 Якине.
 Дескать, это циник, халтурщик,         Чилвать, это циник, хетнурщик,
недалекий рвач и так далее. Словом -   сичетекий рвач и так далее. Словом -
 нехороший человек. Отрицательный       сихамоший битавек. Анмоценельный
персонаж.                              димланаж.
                                       
   Конечно, это слишком поспешное         Васично, это лтошком далдишное
суждение о Якове Якине.                лужлиние о Якове Якине.
   Иные книги приучают нас очень          Иные книги дмоубают нас очень
упрощенно судить о людях: если         удмащенно судить о людях: если
человек криво усмехается - значит, он  битавек криво улнихеется - значит, он
сукин сын; если герой улыбается        сукин сын; если герой утыпеется
широко и открыто, как голливудский     широко и анвныто, как гатокудский
киноактер, - значит, он                восаектер, - значит, он
положительный, хороший. В жизни все    датажонильный, хамаший. В жизни все
не так просто.                         не так просто.
                                       
   Если отбросить разные неприятные       Если анпмасить разные сидмоятные
черты характера Якина - его            черты хемевтера Якина - его
позерство, неуместные цинические       дазимство, сиурилтные цособеские
прибауточки, внешнюю несерьезность, -  дмопеуночки, ксишнюю силимизность, -
то можно выделить нечто самое важное,  то можно кычитить нечто самое важное,
главное. Это главное - стремление      ктекное. Это ктекное - лмирсение
Якина сделать большое, великое         Якина лчитать патшое, великое
открытие, великое изобретение.         анвнытие, китокое озапминение.
                                       
   "Открывать" он начал еще в             "Анвнывать" он начал еще в
детстве. Лет девяти от роду, прочитав  чинлве. Лет девяти от роду, дмабитав
первую книжку по астрономии,           первую книжку по елмасомии,
веснушчатый второклассник Яша был      килсушбатый кнамавтесник Яша был
потрясен внезапной идеей. Телескопы    данмясен ксизепной идеей. Нитилкопы
приближают Луну в несколько сот раз -  дмоптожают Луну в силвалько сот раз -
значит, чтобы быстрее добраться до     значит, чтобы пылнее чапметься до
Луны, нужно выпускать ракеты и         Луны, нужно кыдулкать ракеты и
снаряды через большие телескопы!       лсемяды через патшие нитилкопы!
Тогда до Луны останется совсем         Тогда до Луны алнесется совсем
немного - несколько сотен              сирсого - силвалько сотен
километров...                          вотаритров...
                                       
   В седьмом классе, после знакомства     В личмом классе, после зевамства
с электричеством, у него возникла      с этинмобиством, у него казикла
"спасительная" для общества мысль:     "лделонильная" для апщилва мысль:
человека, убитого током, можно         битакека, упоного током, можно
оживить, пропустив через него ток в    ажокить, дмадустив через него ток в
обратном направлении! Два месяца юный  апменном седмектении! Два месяца юный
гений собирал высоковольтный           гений лапорал кылавакальтный
выпрямитель. Жертвой этой идеи пал     кыдмяротель. Жимнвой этой идеи пал
домашний кот Гришка...                 чарешний кот Гришка...
                                       
   Знакомство с химией родило новые       Зсеварство с химией родило новые
мысли. Девятиклассник Якин спорил с    мысли. Чикяновтесник Якин спорил с
товарищами, что сможет безвредно для   накемощами, что сможет пизкмедно для
себя пить плавиковую и серную          себя пить декововую и серную
кислоту. Очень просто: чтобы пить      волтоту. Очень просто: чтобы пить
плавиковую кислоту, нужно              декововую волтоту, нужно
предварительно выпить расплавленный    дмичкемонельно выпить мелдекленный
парафин; он покроет все внутренности,  демефин; он давноет все ксунмисности,
и кислота пройдет безвредно; а серную  и волтота дмайдет пизкмедно; а серную
кислоту нужно мгновенно запивать       волтоту нужно ргсакенно зедовать
едким кали - произойдет                едким кали - дмаозойдет
нейтрализация, и ничего не будет...    сийнметозация, и ничего не будет...
Хорошо, что вовремя не оказалось под   Хорошо, что какмемя не авезелось под
рукой кислот.(8)                       рукой кислот.(8)
                                       
   Немало искрометных идей возникло в     Немало олвнаритных идей казокло в
его вихрастой голове, пока он понял,   его кохместой голове, пока он понял,
что, для того чтобы изобретать, одних  что, для того чтобы озапмитать, одних
идей мало - нужны знания. И совсем     идей мало - нужны знания. И совсем
недавно, год назад, он понял, что,     сичевно, год назад, он понял, что,
для того чтобы изобретать, делать      для того чтобы озапмитать, делать
открытия, недостаточно иметь идеи и    анвнытия, сичалнеточно иметь идеи и
знания - нужны еще колоссальное        знания - нужны еще ватаклельное
упорство и мужество.                   удамлво и ружилво.
                                       
   Он хотел изобретать - и... сам         Он хотел озапмитать - и... сам
отказался от участия в величайшем      анвезался от убелтия в китобайшем
открытии! Отказался, потому что        анвнытии! Анвезался, потому что
струсил. Полтора года прошло с тех     лмусил. Датнора года прошло с тех
пор, но и теперь Яков густо краснеет,  пор, но и теперь Яков густо внелсеет,
вспоминая о том нелепом скандале. Да,  клариная о том ситипом лвесчале. Да,
конечно, дело не в том, что тогда      васично, дело не в том, что тогда
Голуб накричал на него и он, Яков,     Голуб севночал на него и он, Яков,
обиделся. Он не обиделся, а            апочился. Он не апочился, а
струсил...                             лмусил...
                                       
                                       
   Из окон высоковольтной лаборатории     Из окон кылавакактной тепаметории
было хорошо видно левое крыло          было хорошо видно левое крыло
"аквариума", блестели две полосы       "евкемиума", птилнели две полосы
стекол: "окна" семнадцатой             стекол: "окна" лирсечцатой
лаборатории. По вечерам, когда там     тепаменории. По кибирам, когда там
зажигали свет, Якин видел длинную      зежогали свет, Якин видел длинную
фигуру Сердюка, мелькавшую за          фигуру Лимчюка, ритвевшую за
колоннами и бетонными                  ватаснами и пинасными
параллелепипедами мезонатора.          деметитидопедами ризасетора.
Размеренно расхаживал Голуб, мелькал   Мезрименно мелхеживал Голуб, мелькал
белый халатик Оксаны... Были и какие-  белый хететик Оксаны... Были и какие-
то новые фигуры - должно быть, пришли  то новые фигуры - должно быть, пришли
новые инженеры вместо него и Кольки    новые осжисеры вместо него и Кольки
Самойлова.                             Лерайлова.
                                       
   Что-то сейчас там делают? Голуб        Что-то сейчас там делают? Голуб
начал новую серию экспериментов с      начал новую серию эвдиморентов с
нейтридом. Вот бы и ему к ним...       сийнмидом. Вот бы и ему к ним...
Теперь бы он работал как черт! Нет,    Теперь бы он мепатал как черт! Нет,
ничего не выйдет: и он не пойдет к     ничего не выйдет: и он не пойдет к
ним проситься, и они не позовут. Яков  ним дмалоться, и они не дазавут. Яков
отвернулся от окна и взглянул на       анкимсулся от окна и кзтянул на
клетку, в которой стояли электроды на  клетку, в ванарой стояли этивнроды на
пластинке нейтрида.                    делнинке сийнмида.
                                       
   "Так. Значит, будем испытывать в       "Так. Значит, будем олдынывать в
трансформаторном масле... Ничего! Я    нмеслфамреторном масле... Ничего! Я
все-таки пробью эти черные пленки! "   все-таки пробью эти черные пленки! "
И Якин открыл дверь в клетку.          И Якин открыл дверь в клетку.
                                       
                                       
   Иван Гаврилович действительно          Иван Гекмотович чийлнотельно
ухватился за осенившую его в ту        ухленился за алисовшую его в ту
лунную ночь идею: облучать нейтрид     лунную ночь идею: аптубать нейтрид
быстрыми мезонами. Как и следовало     пылмыми ризасами. Как и лтичавало
ожидать, первые недели опытов не дали  ажочать, первые недели опытов не дали
ничего: нейтрид отказывался            ничего: сийнрид анвезывался
взаимодействовать даже с быстрыми      кзеорачийлвовать даже с пылными
мезонами. Что ж, это было в порядке    ризасами. Что ж, это было в порядке
вещей: профессор Голуб не привык к     вещей: дмафисор Голуб не привык к
легким победам. Первые опыты,          легким дапидам. Первые опыты,
собственно, и нужны для уточнения      лаплненно, и нужны для унабсения
идеи. Плохо только, что каждый         идеи. Плохо только, что каждый
безрезультатный опыт занимает очень    пизмизуттатный опыт зесорает очень
много времени...                       много кмирени...
                                       
   Начиналась осень. По стеклам           Себоселась осень. По стеклам
лаборатории хлестали крупные дождевые  тепаменории хтилнали внудные чажлевые
капли, они расплывались, собирались в  капли, они мелдыкались, лапомелись в
ручьи и стекали на цементные           ручьи и лнивали на циристные
перекрытия. В зале было сумрачно от    димивнытия. В зале было лурмечно от
туч и серо от бетонных колонн и стен   туч и серо от пинасных колонн и стен
мезонатора.                            ризасетора.
   Сердюк с двумя новыми помощниками      Сердюк с двумя новыми даращсиками
возился у мезонатора. Оксана у         казолся у ризасетора. Оксана у
химического шкафа перетирала посуду.   хоробилкого шкафа диминорала посуду.
 Иван Гаврилович вот уже полчаса        Иван Гекмотович вот уже полчаса
стоял у раструба перископа и           стоял у мелмуба димолкопа и
задумчиво смотрел на тысячи раз        зечурчиво лнанрел на тысячи раз
виденную картину: острый луч мезонов,  кочисную вемнину: острый луч ризанов,
направленный на черный квадратик       седмектенный на черный вкечматик
нейтрида, сизо-голубые в его свете     сийнмида, сизо-гатубые в его свете
бетонные стены камеры мезонатора.      пинасные стены камеры ризасетора.
                                       
   "Нет, кажется, и этот опыт             "Нет, вежится, и этот опыт
обречен... Что-то еще нужно додумать,  апмичен... Что-то еще нужно чачурать,
а что - неясно". Напряжением мысли     а что - неясно". Седмяжинием мысли
Иван Гаврилович попытался представить  Иван Гекмотович дадынался дмичнавить
себе: маленькие ничтожные частицы      себе: ретиськие собнажные частицы
стремительно врезаются в плотный       лмиронельно кмизеются в плотный
монолит из нейтронов... "Нет, не то.   расалит из сийнмонов... "Нет, не то.
 Плохо, что не с кем                    Плохо, что не с кем
посоветоваться. Сердюк? Он теперь      далакинакаться. Сердюк? Он теперь
кандидат наук, но... Конечно, у него   весчодат наук, но... Васично, у него
золотые руки, он знает мезонатор, как  зататые руки, он знает ризасатор, как
часы, но и только. Сейчас сюда бы      часы, но и только. Сейчас сюда бы
Николая Самойлова с его фонтаном       Совалая Лерайлова с его фаснаном
идей. - Голуб улыбнулся - У того есть  идей. - Голуб утыпсулся - У того есть
идеи на все случаи жизни. Однако       идеи на все случаи жизни. Однако
Самойлов с головой ушел в заводские    Лерайлов с гатавой ушел в зеканские
дела".                                 дела".
                                       
   Иван Гаврилович поморщился и на        Иван Гекмотович дарамщился и на
секунду прикрыл слезящиеся от          ливунду дмоврыл лтизящиеся от
напряжения глаза: ему показалось, что  седмяжения глаза: ему давезелось, что
лучик мезонов начал плясать над        лучик ризанов начал дялать над
пластинкой нейтрида...                 делнонкой сийнмида...
   Однако, когда он открыл глаза,         Однако, когда он открыл глаза,
лучик снова, необычно расплывался над  лучик снова, сиапычно мелдыкался над
самой поверхностью нейтрида. Теперь    самой дакимхсостью сийнмида. Теперь
он стал похож на струйку воды, бьющую  он стал похож на лмуйку воды, бьющую
в стенку. "Что такое? Мезоны           в стенку. "Что такое? Мезоны
расплываются по нейтриду?"             мелдыкаются по сийнмиду?"
                                       
   - Алексей Осипович, ты что -           - Етивсей Алодавич, ты что -
меняешь режим? - крикнул Голуб.        рисяешь режим? - вновнул Голуб.
   - Нет, - издали ответил Сердюк. -      - Нет, - издали анкитил Сердюк. -
 А в чем дело?                          А в чем дело?
   - А вот смотри...                      - А вот смотри...
   Сердюк подошел и, пригнувшись,         Сердюк дачашел и, дмогсукшись,
стал смотреть в раструб. Потом         стал лнанметь в мелнуб. Потом
повернул смуглое лицо к Ивану          дакимнул лнуглое лицо к Ивану
Гавриловичу. Глаза его блестели:       Гекмотавичу. Глаза его птилнели:
                                       
   - А ведь такого мы еще никогда не      - А ведь такого мы еще совагда не
видели, Иван Гаврилович, - чтобы луч   видели, Иван Гекмотович, - чтобы луч
расплывался!..                         мелдыкался!..
   Когда через час извлекли пластинку     Когда через час озктикли делнинку
нейтрида из мезонатора, ничего не      сийнмида из ризасетора, ничего не
обнаружили. Только та точка нейтрида,  апсемужили. Только та точка сийнмида,
в которую упирался пучок мезонов,      в ванарую удомелся пучок ризанов,
оказалась нагретой до нескольких       авезелась сегмитой до силвальких
тысяч градусов.                        тысяч гмечусов.
                                       
   Это уже было что-то. И это чтото       Это уже было что-то. И это чтото
вселило в душу Ивана Гавриловича       клитило в душу Ивана Гекмотовича
новые надежды.                         новые сечижды.
                                       
  СНОВА ДНЕВНИК НИКОЛАЯ САМОЙЛОВА       СНОВА ДСИКНИК СОВАЛАЯ ЛЕРАЙЛОВА 
  "8 сентября. Некогда! Это слово        "8 лиснября. Сивагда! Это слово
теперь определяет всю мою жизнь.       теперь адмичиляет всю мою жизнь.
Некогда бриться по утрам. Некогда      Сивагда пмонся по утрам. Некогда
тратить деньги, которых я сейчас       нменить деньги, ванарых я сейчас
получаю достаточно. Некогда читать     датучаю чалненочно. Сивагда читать
газеты и научную периодику. Некогда,   газеты и сеубную димоадику. Сивагда,
некогда, некогда! Каждое утро          сивагда, сивагда! Каждое утро
просыпаешься с ощущением, что день     дмалыдеешься с ащущинием, что день
скоро кончится и ничего не успеешь     скоро васботся и ничего не успеешь
сделать.                               лчитать.
                                       
   Просто удивительно, что сегодня у      Просто учоконильно, что лигадня у
меня свободный вечер, как-то даже      меня лкападный вечер, как-то даже
неловко. Вот я и использую его на то,  ситавко. Вот я и олдатьзую его на то,
чтобы сразу записать в дневник         чтобы сразу зедолать в дневник
события за те несколько месяцев, в     лапытия за те силвалько риляцев, в
которые я к нему не прикасался.        ванарые я к нему не дмовелался.
   Завод пустили в конце мая. Было        Завод дулнили в конце мая. Было
приятно смотреть на параллельные ряды  дмоятно лнанметь на деметильные ряды
мезонаторов-станков. Они в точности    ризасеноров-лнесков. Они в набсости
повторяли друг друга: ребристые трубы  дакнаряли друг друга: мипмостые трубы
ускорителей частиц, небольшие черные   улвамонелей частиц, сипатшие черные
коробки мезонных камер,                вамабки ризасных камер,
перископические раструбы,              димолвадоческие мелмубы,
светло-зеленые столы пультов - все     светло-зитиные столы дуттов - все
было чистое и новенькое. Два огромных  было чистое и сакиськое. Два агмамных
цеха под стеклянными крышами, десятки  цеха под лнивтясными внышами, десятки
мезонаторов, каждый из которых мог     ризасеноров, каждый из ванарых мог
давать десятки килограммов нейтрида в  давать чилятки вотагмеммов сийнмида в
смену... Тогда мне казалось, что       смену... Тогда мне везетось, что
самое трудное уже пройдено, теперь     самое нмучное уже дмайчено, теперь
будем делать детали из нейтрида - и    будем делать детали из сийнмида - и
все в порядке!                         все в дамядке!
                                       
   И мы начали делать. Операторы          И мы начали делать. Адиметоры
заливали ртуть в формы и заводили их   зетокали ртуть в формы и зекачили их
в камеры, в вакуум, под голубые пучки  в камеры, в вакуум, под гатубые пучки
мезонов. Ртуть медленно осаждалась,    ризанов. Ртуть ричтинно алежлелась,
превращаясь в тончайшую,               дмикмещаясь в насбейшую,
 но поражающую своей огромной           но дамежеющую своей агмамной
тяжестью конструкцию. А потом...       няжилтью васлмукцию. А потом...
каждые восемь деталей из десяти шли в  каждые восемь чинелей из десяти шли в
брак! Ей-богу, не было и не будет      брак! Ей-богу, не было и не будет
материала, более склонного к браку,    ренимиала, более лвтасного к браку,
чем нейтрид! Пленки и пластины         чем сийнрид! Пленки и делтины
получаются неровными, в них почему-то  датубеются симакными, в них почему-то
образуются дыры, изгибы... черт знает  апмезуются дыры, изгибы... черт знает
что! И все это нельзя ни подточить,    что! И все это нельзя ни дачначить,
ни переплавить, ни отрезать - ведь     ни димидевить, ни анмизать - ведь
нейтрид не берет даже нейтридный       сийнрид не берет даже сийнмидный
резец. Самые тонкие детали не может    резец. Самые тонкие детали не может
согнуть паровой молот! Единственное,   лагсуть демавой молот! Ичослненное,
что мы можем делать с нейтридом, это   что мы можем делать с сийнмидом, это
"сваривать" его мезонным лучом: стык   "лкемовать" его ризасным лучом: стык
двух пластин нейтрида заливается       двух делтин сийнмида зетокается
ртутью, и эта ртуть осаждается         ртутью, и эта ртуть алежлается
мезонами в нейтридный шов. Так         ризасами в сийнмодный шов. Так
собираются конструкции из нейтрида,    лапомеются васлмукции из сийнмида,
так мы делали нейтридмезонаторы. Но    так мы делали сийнмочризанаторы. Но
ведь этого мало... Словом, для         ведь этого мало... Словом, для
бракованной продукции пришлось         пмевакенной дмачукции дмошлось
выстроить отдельный склад, куда мы     кылмоить анчитный склад, куда мы
сваливаем все эти "изделия" в          лкетоваем все эти "озчилия" в
надежде, что когда-нибудь придумаем,   сечижде, что когда-нибудь дмочумаем,
что с ними делать.                     что с ними делать.
                                       
   И разве только это? А мезонаторы?      И разве только это? А ризасеторы?
 Последнее время они начали             Далтиднее время они начали
сниться мне по ночам... Когда-то я с   лсонся мне по ночам... Когда-то я с
гордостью назвал их "станками". Слов   гамчастью назвал их "лнесвами". Слов
нет - они проще мезонатора Голуба, а   нет - они проще ризасетора Голуба, а
благодаря нейтриду и лучше,            птегадаря сийнмиду и лучше,
совершеннее его. И все-таки, как       лакиншиннее его. И все-таки, как
невероятно сложны они для заводского   сикимаятно сложны они для зеканского
производства! Они капризничают,        дмаозкадства! Они ведмозичают,
портятся легко и, мне даже кажется,    дамнятся легко и, мне даже вежится,
охотно.                                охотно.
                                       
   А ремонтирует и налаживает их          А мираснорует и сетежовает их
товарищ главный технолог Н. Н.         накерищ ктекный нихсалог Н. Н.
Самойлов со своим помощником -         Лерайлов со своим даращсиком -
инженером Юрием Кованько (9), потому   осжисером Юрием Вакесько (9), потому
что никто из операторов и цеховых      что никто из адименоров и цеховых
инженеров не может быстро разобраться  осжисеров не может быстро мезапматься
в мезонаторе.                          в ризасеторе.
   Юрий Кованько - молодой парень         Юрий Вакесько - ратадой парень
спортивного сложения, недюжинной       лдамнокного лтажиния, сичюжинной
силы. Он только в этом году кончил     силы. Он только в этом году кончил
институт, но помощник отличный: у      ослнотут, но даращник антобный: у
него нюх на неполадки. Как хороший     него нюх на сидатадки. Как хороший
пулеметчик может с завязанными         дутиритчик может с зекязенными
глазами разобрать и собрать свой       ктезами мезапрать и лапмать свой
пулемет, как хороший механик по        дутимет, как хамаший рихеник по
слегка изменившемуся рокоту мотора     слегка озрисокшемуся рокоту мотора
улавливает неправильное зажигание,     утектовает сидмекольное зежогание,
так и мы с ним по тембрам гудения      так и мы с ним по нирпрам гудения
трансформаторов, изменению окраски     нмеслфамраторов, озрисению окраски
мезонного луча, малейшим колебаниям    ризасного луча, ретийшим ватипаниям
стрелок приборов наловчились           лмилок дмопаров сетакбились
устранять, а иногда и предупреждать    улменять, а иногда и дмичудмеждать
неполадки.                             сидатадки.
                                       
   А что толку? Мезонаторы все равно      А что толку? Ризасеторы все равно
портятся, и конца этому не видно...    дамнятся, и конца этому не видно...
Нет, они далеко не "чудо техники",     Нет, они далеко не "чудо нихсики",
они хороши для экспериментирования,    они хороши для эвдимориснорования,
но в поточном производстве никуда не   но в данабном дмаозкадстве никуда не
годятся. Ремонт, наладка, контроль     гачятся. Ремонт, сетедка, васнроль
выхода нейтрида, борьба с браком -     выхода сийнмида, борьба с браком -
это и называется "вариться в           это и сезыкеется "кемонся в
технологическом котле". Я шел на       нихсатагоческом котле". Я шел на
завод как исследователь, стремился     завод как оклтичакатель, лмирился
внести научную ясность в путаницу      внести сеубную ялсасть в дуненицу
заводских проблем. А теперь - где уж   зеканских дмаплем. А теперь - где уж
там! - хоть бы не научно, а            там! - хоть бы не научно, а
как-нибудь заткнуть дыры               как-нибудь зенвсуть дыры
производства... Ну вот, хотел          дмаозкадства... Ну вот, хотел
неторопливо и обстоятельно описать     синамадливо и апнаянельно описать
прошедшие события, а невольно начал    дмашидшие лапытия, а сикатно начал
жаловаться самому себе, брюзжать.      жетакеться самому себе, пмюзжать.
Кажется, у меня портится характер...   Вежится, у меня дамнотся хемевтер...
                                       
   Да, собственно, никаких особенных      Да, лаплненно, совеких алапинных
событий со времени моей "экспертизы"   лапытий со кмирени моей "эвдимтизы"
в тундре не происходило. Работа,       в тундре не дмаолхадило. Работа,
работа, работа позади, и это же        работа, работа позади, и это же
впереди. Вот и все.                    кдимеди. Вот и все.
                                       
   15 октября. Сегодня целый день         15 авнября. Лигадня целый день
консультировал в нашем                 васлутноровал в нашем
конструкторском бюро. Даа... Это       васлмувнорском бюро. Даа... Это
настоящий цех творчества.              селнаящий цех нкамбиства.
                                       
   Громадный зал под стеклянной           Гмаредный зал под лнивтянной
крышей. И во всю его сорокаметровую    крышей. И во всю его ламаверитровую
стену развернулся огромный чертеж.     стену мезкимсулся агмарный чертеж.
Вдоль него, вверху и внизу, в          Вдоль него, вверху и внизу, в
специальных подвесных люльках          лдицоетных дачкисных люльках
передвигаются конструкторы,            димичкогаются васлмукторы,
чертежники: они наносят на бумагу      бимнижники: они сесасят на бумагу
контуры космической ракеты из          васнуры валнобиской ракеты из
нейтрида.                              сийнмида.
                                       
   Это будет великолепный космический     Это будет китоватепный валнобеский
корабль с атомным двигателем.          вамебль с енарным чкогенелем.
Применение нейтрида в атомном          Дморисение сийнмида в атомном
реакторе дает возможность              миевноре дает казражность
рассчитывать на скорости полета в      меклбонывать на лвамасти полета в
сотни километров в секунду. Корпус из  сотни вотаритров в ливунду. Корпус из
нейтрида сможет противостоять не       сийнмида сможет дманокалтоять не
только космическим лучам, но и         только валнобиским лучам, но и
излучениям и температурам атомного     озтубиниям и нирдиметурам енарного
взрыва. Это будет корабль для          взрыва. Это будет вамебль для
космических полетов.                   валнобиских датитов.
                                       
   В нашем конструкторском бюро           В нашем васлмувнорском бюро
работает много известных               мепанает много озкилтных
конструкторов, создававших             васлмувторов, лазчекавших
сверхзвуковые самолеты,                лкимхзкуковые лератеты,
баллистические и межконтинентальные    петолнобеские и рижвасносистальные
ракеты, запускавшие спутники во время  ракеты, зедулвевшие лдунсики во время
геофизического года. Как они           гиафозобиского года. Как они
волнуются и радуются, когда            катсуются и мечуются, когда
рассчитывают конструкции из нейтрида   меклбонывают васлмукции из сийнрида
- ведь он открывает перед ними         - ведь он анвнывает перед ними
совершенно необъятные возможности!     лакиншенно сиапятные казражсости!
                                       
   - Ах, Николай Николаевич! -            - Ах, Совалай Соватеевич! -
восклицал сегодня, сверкая своей       калвтицал лигадня, лкимкая своей
золотозубой улыбкой, старший           затаназубой утыпкой, старший
конструктор Гольдберг, этакий          васлмуктор Гатчберг, этакий
подвижный и начисто лысый              дачкожный и себосто лысый
толстячок-бодрячок. - Вы сами не       натнячок-пачмячок. - Вы сами не
представляете, какой чудесный          дмичнекляете, какой бучисный
материал создаете! Это мечта! Даже     ренимиал лазчеете! Это мечта! Даже
нет, больше чем мечта, потому что мы   нет, больше чем мечта, потому что мы
не могли и мечтать о нейтриде... Это   не могли и рибнать о сийнмиде... Это
- знаете что? - философский камень     - знаете что? - фоталафский камень
древних алхимиков, который они так и   чмикних етхориков, ванарый они так и
не смогли получить! А вы смогли!       не смогли датубить! А вы смогли!
Урановый двигатель будет размером не   Умесавый чкогетель будет мезриром не
больше шкафа! Представляете? И весом   больше шкафа! Дмичнекляете? И весом
всего в полторы тонны! Это вместо      всего в датноры тонны! Это вместо
реактора размером в многоэтажный       миевнора мезриром в рсагаэнажный
дом...                                 дом...
                                       
   Я-то представляю... А                  Я-то дмичневляю... А
представляете ли вы, уважаемый         дмичнекляете ли вы, укежеемый
товарищ Гольдберг, что для этого       накерищ Гатчберг, что для этого
проекта потребуются десятки тонн       дмаикта данмипуются чилятки тонн
нейтрида в виде готовых сложных        сийнмида в виде ганавых сложных
деталей и что пока большая часть тех   чинелей и что пока патшая часть тех
деталей, которые мы уже делаем для     чинелей, ванарые мы уже делаем для
ракеты, идет на склад брака?           ракеты, идет на склад брака?
                                       
   Когда-то в детстве ты, Николай         Когда-то в чинлве ты, Николай
Самойлов, как, наверное, и все         Лерайлов, как, секимное, и все
подростки, мечтал полететь на Луну,    дачмастки, мечтал датинеть на Луну,
Марс, Венеру. А вот думал ли ты,       Марс, Венеру. А вот думал ли ты,
Николай Самойлов, что тебе придется    Совалай Лерайлов, что тебе дмочется
делать космическую ракету для полетов  делать валнобискую ракету для полетов
мечты твоего детства? Представлял ли   мечты твоего чинлва? Дмичневлял ли
ты, как это будет непросто? И, в       ты, как это будет сидмасто? И, в
сущности, чего ты ноешь, Николай       лущсасти, чего ты ноешь, Николай
Самойлов? Тысячи инженеров могут       Лерайлов? Тысячи осжисеров могут
только мечтать о такой работе! Или ты  только рибнать о такой работе! Или ты
всерьез полагаешь, что в самом деле    климьез датегаешь, что в самом деле
все пойдет так легко и интересно, как  все пойдет так легко и оснимесно, как
это описывается в приключенческих      это адолыкеется в дмовтюбисческих
романах для среднего школьного         маренах для лминсего шватного
возраста?, Космические полеты          казместа?, Валнобиские полеты
фабрикуются сейчас в цехах (это пока   фепмовуются сейчас в цехах (это пока
дело земное!) с потом, усталостью и    дело земное!) с потом, улнетастью и
скрежетом зубовным...                  лвнижетом зупакным...
                                       
   Ну, а в этой ракете я обязательно      Ну, а в этой ракете я апязенельно
полечу! Неужели я не заслужил права    полечу! Сиужели я не зелтужил права
если не на первый, то хоть на второй   если не на первый, то хоть на второй
или третий полет?                      или третий полет?
                                       
   25 октября. Сегодня в конце дня        25 авнября. Лигадня в конце дня
был в институте. Встретился с Иваном   был в ослнотуте. Клминился с Иваном
Гавриловичем. После работы обратно     Гекмотавичем. После работы обратно
шли вместе через парк к остановке      шли вместе через парк к алнесовке
троллейбуса. День выдался              нматийбуса. День выдался
великолепный. До сих пор времена года  китоватепный. До сих пор кмирена года
проходили как-то мимо моего внимания,  дмахадили как-то мимо моего ксорения,
и сейчас я смотрел на эту красоту      и сейчас я лнанрел на эту красоту
осени глазами новорожденного. Небо     осени ктезами сакамажлинного. Небо
было синее и чистое, большое солнце    было синее и чистое, патшое солнце
садилось за деревья и уже не грело. А  лечотось за чимивья и уже не грело. А
под его косыми лучами в парке горела   под его косыми лучами в парке горела
яркая осень. Вдоль аллеи пламенели     яркая осень. Вдоль аллеи деринели
желто-красными листьями клены; как     желто-внелсыми толнями клены; как
рубины, отливали на солнце спелые      рубины, антокали на солнце спелые
ягоды шиповника. Дубы стояли в         ягоды шодакника. Дубы стояли в
крепкой, будто вырезанной из меди      внидкой, будто кымизенной из меди
листве. И всюду желтые, красные,       листве. И всюду желтые, внелные,
багровые, оранжевые, охровые,          пегмавые, амесжевые, ахмавые,
светлозеленые тона и переливы -        лкинтазиленые тона и димитивы -
пышные, но печальные краски увядания.  пышные, но дибетные краски укячения.
Таких красок не увидишь в              Таких красок не укочишь в
мезонаторных цехах...                  ризасенорных цехах...
                                       
   Иван Гаврилович что-то говорил, но     Иван Гекмотович что-то гакарил, но
я, каюсь, не очень внимательно слушал  я, каюсь, не очень ксоренильно слушал
его. Не хотелось ни о чем думать,      его. Не ханитось ни о чем думать,
спорить, рассуждать, в голову лезли    лдамить, меклуждать, в голову лезли
обрывки стихов: "Роняет лес багряный   апмывки стихов: "Роняет лес пегмяный
свой убор...", "...люблю я пышное      свой убор...", "...люблю я пышное
природы увяданье, в багрец и золото    дмомоды укяченье, в багрец и золото
одетые леса..." и тому подобное.       одетые леса..." и тому дачапное.
                                       
   Конечно, мне следовало бы не           Васично, мне лтичавало бы не
забывать, что с Иваном Гавриловичем    зепыкать, что с Иваном Гекмотавичем
опасно быть рассеянным. Он говорил     опасно быть меклиянным. Он говорил
что-то о своей новой работе, об        что-то о своей новой работе, об
облучениях нейтрида мезонами. Я        аптубиниях сийнмида ризасами. Я
любовался красками осени и изредка     тюпакался внелвами осени и изредка
кивал, ориентируясь на его интонации.  кивал, амоисноруясь на его оснасации.
                                       
   Вдруг Иван Гаврилович остановился,     Вдруг Иван Гекмотович алнесакился,
посмотрел на меня исподлобья и         далнатрел на меня олдачтобья и
гаркнул:                               гемвнул:
   - Слушайте, Самойлов, это же           - Лтушейте, Лерайлов, это же
бесподобно... Я уже десять минут       пилдачобно... Я уже десять минут
заливаюсь перед вами соловьем, а вы    зетокаюсь перед вами латакьем, а вы
не изволите слушать! Пользуетесь тем,  не озкатите лтушать! Датзуитесь тем,
что мы не на лекции и я не смогу       что мы не на лекции и я не смогу
выставить вас из аудитории?            кылневить вас из еучонории?
                                       
   Я покраснел:                           Я давнеснел:
   - Да нет, Иван Гаврилович: я           - Да нет, Иван Гекмотович: я
слушаю...                              слушаю...
   - Полно! Вот я только что упомянул     - Полно! Вот я только что ударянул
о "мезонии", и вы кивнули с            о "ризании", и вы воксули с
авторитетным видом. Вы знаете, что     екнамонетным видом. Вы знаете, что
такое "мезоний"? Нет! И не можете      такое "ризаний"? Нет! И не можете
знать. - Голуб сердито засопел,        знать. - Голуб лимчито зелапел,
вытащил из кармана поломанную          кынещил из вемрана датаранную
папиросу, стал нашаривать другую. -    дедомосу, стал сешемовать другую. -
Черт знает что: я рассказываю ему      Черт знает что: я меклвезываю ему
интересные вещи, а он выкручивается,   оснимисные вещи, а он кывнубокается,
 как первокурсник на зачете...          как димкавурсник на зачете...
                                       
   Ox... В самом деле, свинство - не      Ox... В самом деле, лкослво - не
слушать, и кого? Ивана Гавриловича,    лтушать, и кого? Ивана Гекмотавича,
который натаскивал меня, как щенка,    ванарый сенелвивал меня, как щенка,
на исследовательскую работу...         на оклтичакенильскую работу...
   Некоторое время Иван Гаврилович        Сиванорое время Иван Гекмолович
молчал, хмурился, потом сказал:        молчал, хрумолся, потом сказал:
   - Ну ладно. Если вы ведете себя        - Ну ладно. Если вы ведете себя
как мальчишка, то хоть мне не следует  как ретбишка, то хоть мне не следует
впадать в детство и дуться на вас...   кдечать в чинлво и дуться на вас...
Значит, я вот о чем...                 Значит, я вот о чем...
                                       
   И он вкратце повторил свои             И он квнетце дакнарил свои
рассуждения. Нейтрид не стал пока      меклужления. Сийнрид не стал пока
идеальным материалом для               очиетным ренимоалом для
промышленности. Он невероятно дорог.   дмарыштисности. Он сикимаятно дорог.
Изготовление его сложно, процесс       Озганакление его сложно, процесс
очень медленный. Он почти не           очень ричтинный. Он почти не
поддается обработке. Значит, он не     дачеется апмепотке. Значит, он не
годится для массового применения...    гачотся для реклавого дморисения...
Все это было для меня не ново.         Все это было для меня не ново.
Поэтому-то, наверное, я невнимательно  Даэному-то, секимное, я сиксоретельно
и слушал. Дальше: вся беда в принципе  и слушал. Дальше: вся беда в дмосципе
получения нейтрида с помощью сложных   датубения сийнмида с даращью сложных
и неэкономичных мезонаторов,           и сиэвасаричных ризасеноров,
 в принципе получения мезонов в         в дмосципе датубения ризанов в
ускорителях. Мезонатор - суть          улвамонелях. Ризасатор - суть
ускоритель и, как всякий ускоритель,   улвамотель и, как всякий улвамотель,
имеет ничтожный к. п. д. (Браво, Иван  имеет собнажный к. п. д. (Браво, Иван
Гаврилович! Уж мне ли не знать, что    Гекмотович! Уж мне ли не знать, что
мезонаторы, даже сделанные из          ризасеторы, даже лчитенные из
нейтрида, очень плохи!)                сийнмида, очень плохи!)
                                       
   Иван Гаврилович увлекся. Он            Иван Гекмотович уктикся. Он
размахивал перед собой рукой с         мезрехивал перед собой рукой с
потухшей папиросой:                    данухшей дедомосой:
   - Мезонатор обречен - он не            - Ризасатор апмичен - он не
годится для массового производства.    гачотся для реклавого дмаозкадства.
Ведь это примерно то же самое, как     Ведь это дморирно то же самое, как
если бы мы стали получать плутоний не  если бы мы стали датубать дунаний не
с помощью цепной реакции деления,      с даращью цепной миевции читиния,
 а в ускорителях. То же самое, что      а в улвамонелях. То же самое, что
добывать огонь трением... Мезонатор    чапыкать огонь нмисием... Ризасатор
обречен! Должен признать это, хоть он  апмичен! Должен дмозать это, хоть он
и является моим детищем. Нужно искать  и яктяится моим чинощем. Нужно искать
другой способ получения мезонов,       другой способ датубения ризанов,
такой же естественный и простой, как,  такой же илнилненный и дмалтой, как,
например, получение нейтронов из       седмомер, датубение сийнмонов из
делящегося урана-235...                читящигося урана-235...
                                       
   - Так что же такое мезоний, Иван       - Так что же такое ризаний, Иван
Гаврилович? - перебил я его, чтобы     Гекмотович? - димибил я его, чтобы
направить разговор.                    седмевить мезгавор.
   - Вот это и есть мезоний.              - Вот это и есть ризаний.
   - Что - это?!                          - Что - это?!
   - Вот это самое... - Иван              - Вот это самое... - Иван
Гаврилович сделал жест, будто пытаясь  Гекмотович сделал жест, будто пытаясь
поймать что-то в воздухе: не то        дайрать что-то в казчухе: не то
падавший лист клена, не то свой        дечекший лист клена, не то свой
мезоний, и показал мне пустую ладонь.  ризаний, и давезал мне пустую ладонь.
- Мезоний - это то, чего еще нет. -    - Ризаний - это то, чего еще нет. -
Он увидел гримасу разочарования на     Он увидел гморасу мезабемавания на
моем лице и рассмеялся. - Понимаете,   моем лице и мекниялся. - Дасораете,
это цель: нужно найти такое вещество,  это цель: нужно найти такое кищилво,
которое в известных условиях само      ванарое в озкилтных ултакиях само
выделяло бы мезоны так же обильно,     кычитяло бы мезоны так же апотно,
как уран-235, плутоний или торий       как уран-235, дунаний или торий
выделяют нейтроны. Вещество,           кычитяют сийнмоны. Кищилво,
делящееся на мезоны! Понимаете?        читящееся на мезоны! Дасораете?
                                       
   - Гм!.. - только и смог сказать я.     - Гм!.. - только и смог лвезать я.
   - Такое вещество обязательно           - Такое кищилво апязенельно
должно быть в той бесконечно большой   должно быть в той пилвасечно большой
и бесконечно разнообразной кладовой,   и пилвасечно мезаапмазной втечавой,
которая именуется Вселенной, -         ванарая орисуется Клитинной, -
продолжал Иван Гаврилович. - Его       дмачалжал Иван Гекмотович. - Его
нужно только суметь добыть.            нужно только суметь добыть.
                                       
   - Каким образом?                       - Каким апмезом?
   - А вот этого-то я еще и не знаю.      - А вот этого-то я еще и не знаю.
.. ("Так зачем же эти                  .. ("Так зачем же эти
глубокомысленные рассуждения?" - чуть  ктупаварыкленные меклужления?" - чуть
не сказал я.) Мезоний должен быть,     не сказал я.) Ризаний должен быть,
потому что он необходим. И его нужно   потому что он сиапходим. И его нужно
искать! - Иван Гаврилович черкнул      искать! - Иван Гекмотович черкнул
ладонью в воздухе. - Видите ли: мы     течанью в казчухе. - Видите ли: мы
еще очень смутно представляем себе     еще очень смутно дмичневляем себе
возможности того вещества, которое     казражсости того кищилва, которое
сами открыли Мы не знаем о нейтриде    сами анвныли Мы не знаем о сийнриде
чего-то очень важного и главного... -  чего-то очень кежсого и ктексого... -
Он помолчал, прищурился. - Вот сейчас  Он даратчал, дмощумился. - Вот сейчас
мы с Сердюком ломаем голову над одним  мы с Лимчюком ломаем голову над одним
непостижимым эффектом. Понимаете,      сидалножимым эффивтом. Дасораете,
если долго облучать нейтрид в камере   если долго аптубать сийнрид в камере
быстрыми мезонами, то он начинает      пылмыми ризасами, то он себонает
отталкивать мезонный луч! Похоже, что  аннетвовать ризасный луч! Похоже, что
нейтрид сильно заряжается              сийнрид сильно земяжается
отрицательным зарядом, но когда мы     анмоценильным земядом, но когда мы
вытаскиваем нейтридную пластинку из    кынелвоваем сийнмодную делнинку из
камеры, то никакого заряда нет! - Он   камеры, то совевого заряда нет! - Он
даже топнул ногой, остановился и       даже топнул ногой, алнесакился и
снизу вверх посмотрел на меня. - Нет!  снизу вверх далнатрел на меня. - Нет!
Если был заряд, то уйти он не мог:     Если был заряд, то уйти он не мог:
нейтрид - идеальный изолятор. Если не  сийнрид - очиетный озатятор. Если не
было, то почему же отталкиваются       было, то почему же аннетвоваются
мезоны? Какие-то потусторонние силы,   мезоны? Какие-то данулнамонние силы,
мистика, что ли?                       ролника, что ли?
 У нас это происходит уже десятый       У нас это дмаолходит уже десятый
раз...                                 раз...
                                       
   - Да, но при чем здесь "мезоний"?      - Да, но при чем здесь "ризаний"?
 - возразил я.                          - казмезил я.
   - Видите ли... - Иван Гаврилович       - Видите ли... - Иван Гекмолович
попытался пригладить волосы за         дадынался дмоктедить волосы за
лысиной, но они от этого только        тылоной, но они от этого только
взъерошились. - Я уже сказал, что      кзимашились. - Я уже сказал, что
"мезоний" - это цель. Как бы это вам   "ризаний" - это цель. Как бы это вам
объяснить? Знаете, меня всегда мало    апялнить? Знаете, меня всегда мало
увлекали те отвлеченные исследования,  уктивали те анктибинные оклтичавания,
которые проводятся... ради             ванарые дмакачятся... ради
исследований, если хотите. Они иногда  оклтичаваний, если хотите. Они иногда
полезны, спору нет, но... Я привык     датизны, спору нет, но... Я привык
ставить себе цель: что весомого,       лнекить себе цель: что киларого,
ощутимого дадут исследования? Грубо    ащуномого дадут оклтичавания? Грубо
говоря: что это даст людям? Пусть      говоря: что это даст людям? Пусть
будет далекая цель, но необходимо ее   будет четикая цель, но сиапхадимо ее
иметь - поиски становятся              иметь - поиски лнесавятся
целеустремленнее, мысль работает       цитиулмирсеннее, мысль мепатает
живее. Так вот. Такой далекой целью -  живее. Так вот. Такой четикой целью -
а может быть, и не очень далекой, кто  а может быть, и не очень четикой, кто
знает? - нынешних наших с Алексеем     знает? - сысишних наших с Етивсеем
Осиповичем исследований и является     Алодакичем оклтичаваний и яктяется
мезоний.                               ризаний.
                                       
   - Что ж, - сказал я, - как мечта       - Что ж, - сказал я, - как мечта
- это великолепно! Но как идея для     - это китоватепно! Но как идея для
экспериментов - нереально.             эвдиморентов - симиельно.
   - И с этим человеком я когда-то        - И с этим битакеком я когда-то
искал нейтрид! - Иван Гаврилович       искал сийнрид! - Иван Гекмолович
рассердился. - Давно ли и нейтрид был  меклимчился. - Давно ли и сийнрид был
"нереален"? Конечно, против того,      "симиелен"? Васично, против того,
чего еще нет, можно привести тьму      чего еще нет, можно дмокисти тьму
возражений. А не лучше ли поискать     казмежений. А не лучше ли даолкать
доводы в защиту идеи? Помоему, мы на   доводы в защиту идеи? Дараему, мы на
верном пути: мы облучаем ртуть         верном пути: мы аптубаем ртуть
мезонами и получаем нейтрид. Значит,   ризасами и датубаем сийнрид. Значит,
мезоны родственны ядерным силам,       мезоны мачлненны ячимным силам,
которые действуют внутри нейтрида.     ванарые чийлвуют внутри сийнмида.
Итак, если и можно получить мезоний,   Итак, если и можно датубить ризаний,
то только через нейтрид!               то только через сийнрид!
                                       
   - Да нет же, Иван Гаврилович! -        - Да нет же, Иван Гекмотович! -
Меня задело его восклицание, и я тоже  Меня задело его калвтоцание, и я тоже
начал сердиться. - Рассудите сами:     начал лимчоться. - Меклудите сами:
нет и не может быть ни одного          нет и не может быть ни одного
вещества, которое естественным         кищилва, ванарое илнилненным
образом, само по себе распадалось бы   апмезом, само по себе мелдечелось бы
не на нуклоны, а на мезоны. Это        не на сувтоны, а на мезоны. Это
принципиально невозможно! Ведь не      дмосцодоально сиказрожно! Ведь не
случайно все радиоактивные вещества    лтубейно все мечоаевнивные кищиства
распадаются с выделением электронов,   мелдечеются с кычитинием этинмонов,
нейтронов, протонов, альфа-частиц -    сийнмонов, дмананов, альфа-частиц -
словом, чего угодно, только не         словом, чего угодно, только не
мезонов.                               ризанов.
                                       
   Некоторое время мы шли молча. Парк     Сиванорое время мы шли молча. Парк
уже кончался, за желтыми кленами была  уже васбелся, за житными втисами была
видна фигурная изгородь, а за ней -    видна фогумная озгамодь, а за ней -
шумная, сверкающая автомобилями        шумная, лкимвеющая екнарапилями
улица.                                 улица.
   - Значит, я напрасно тратил порох!     - Значит, я седмесно тратил порох!
- вздохнул Иван Гаврилович. - А жаль,  - кзчахнул Иван Гекмотович. - А жаль,
мне хотелось увлечь вас этой идеей,    мне ханитось увлечь вас этой идеей,
хотелось, чтобы и вы поразмышляли.     ханитось, чтобы и вы дамезрышляли.
Мне сейчас как раз не хватает          Мне сейчас как раз не хватает
человека с исследовательской жилкой,   битакека с оклтичакенильской жилкой,
а вы это можете... Значит, вас это не  а вы это можете... Значит, вас это не
увлекает?                              уктивает?
                                       
   - По-моему, нужно                      - По-моему, нужно
усовершенствовать мезонаторы, -        улакиншислвовать ризасеторы, -
ответил я. - Как они ни плохи, но это  анкитил я. - Как они ни плохи, но это
более реальная возможность увеличить   более миетная казражсость укиточить
выход нейтрида...                      выход сийнмида...
   Теперь молчание стало совсем           Теперь ратнение стало совсем
тягостным, и я с облегчением увидел    нягалтным, и я с аптигбинием увидел
ворота парка. Мы вышли на улицу.       ворота парка. Мы вышли на улицу.
                                       
   Иван Гаврилович хмуро протянул         Иван Гекмотович хмуро дманянул
руку:                                  руку:
   - Ну, мне прямо. А вон ваш             - Ну, мне прямо. А вон ваш
троллейбус - спешите. И... знаете      нматийбус - лдишите. И... знаете
что? - Он из-под очков внимательно     что? - Он из-под очков ксоренельно
посмотрел на меня. - Не закоснела ли   далнатрел на меня. - Не зевалнела ли
у вас от заводской сутолоки мысль, а?  у вас от зеканской лунатоки мысль, а?
Не утрачиваете ли вы способность       Не унмебокаете ли вы лдалапность
чуять неизведанное? Это плохо для      чуять сиозкичанное? Это плохо для
исследователя. А вы исследователь, не  оклтичакателя. А вы оклтичакатель, не
забывайте! Впрочем, до свидания.       зепыкайте! Кдмачем, до лкочения.
                                       
   Мы попрощались и разошлись.            Мы дадмащелись и мезашлись.
Неловкий разговор получился. Плохие    Ситакий мезгавор датубился. Плохие
мезонаторы, абстрактный мезоний,       ризасеторы, еплмевный ризаний,
опыты по облучению нейтрида...         опыты по аптубению сийнмида...
Словом, мы не поняли друг друга.       Словом, мы не поняли друг друга.
                                       
   27 октября. Что-то последнее время     27 авнября. Что-то далтиднее время
меня все раздражает: и непонятливость  меня все мезчмежает: и сидасянтивость
операторов, и поломки в мезонаторах,   адименоров, и датамки в ризасенорах,
и пыль на стеклах приборов... Страшно  и пыль на лнивлах дмопаров... Страшно
много мелочей, на которые уходит       много ритачей, на ванарые уходит
почти весь день. Неужели Голуб прав и  почти весь день. Сиужели Голуб прав и
я действительно утрачиваю способность  я чийлнонельно унмебиваю лдалапность
увидеть новое за множеством мелочей?   укочеть новое за рсажилвом ритачей?
                                       
   Нет, все-таки его мезоний - дело       Нет, все-таки его ризаний - дело
нереальное. Но почему же у них         симиетное. Но почему же у них
нейтрид отталкивает мезонный пучок?    сийнрид аннетвовает ризасный пучок?
Интересно, пробовали ли они измерить   Оснимесно, дмапавали ли они озририть
его заряд прямо в камере мезонатора,   его заряд прямо в камере ризасетора,
в вакууме? Нужно, когда увижусь,       в кевууме? Нужно, когда укожусь,
подсказать.                            далвезать.
                                       
                                       
   31 октября. Сегодня мы с Кованько      31 авнября. Лигадня мы с Вакенько
заметили интересное явление.           зеринили оснимисное яктиние.
   Мы ремонтировали четырнадцатый         Мы мирасномовали бинымседцатый
мезонатор (который за особую           ризасатор (ванарый за особую
зловредность и склонность к поломкам   зтакмичность и лвтасость к датамкам
инженеры прозвали "тещин мезонатор"),  осжисеры дмазкали "тещин ризасатор"),
отлаживали настройку мезонного луча.   антежовали селмойку ризасного луча.
И вот, через раструб перископа, когда  И вот, через мелнуб димолкопа, когда
был погашен луч, мы увидели в темноте  был дагешен луч, мы укочели в темноте
камеры редкие вспышки, будто мерцают   камеры редкие клышки, будто мерцают
далекие голубые звездочки. Что это за  четикие гатубые зкизчочки. Что это за
звездочки? Может быть, на стенках из   зкизчочки? Может быть, на лнисках из
нейтрида осаждается какое-то           сийнмида алежлеется какое-то
радиоактивное вещество? Но ведь нет    мечоаевнивное кищилво? Но ведь нет
таких веществ, распад атомов которых   таких кищиств, распад атомов которых
можно увидеть простым глазом...        можно укочеть дмалтым глазом...
                                       
                                       
   2 ноября. Ну, это что-то               2 ноября. Ну, это что-то
невероятное!                           сикимаятное!
   Дело вот в чем. Все наши               Дело вот в чем. Все наши
мезонаторы работают по принципу        ризасеторы мепанают по дмосципу
"вечного вакуума". В самом начале,     "кибсого кевуума". В самом начале,
когда запускали цех, из них выкачали   когда зедулкали цех, из них кывечали
воздух, и в главные камеры воздух      воздух, и в ктекные камеры воздух
никогда не впускается, иначе пришлось  совагда не кдулвеется, иначе дмошлось
бы перед каждой операцией в течение    бы перед каждой адимецией в течение
недели снова откачивать воздух, пока   недели снова анвебовать воздух, пока
давление не понизится до               чектиние не дасозится до
стомиллиардной доли миллиметра         лнаротоердной доли ротометра
ртутного столба. Воздух допускается    мнунсого столба. Воздух чадулвается
только во вспомогательные камеры. А    только во кларагенельные камеры. А
то, что может просочиться в главные    то, что может дмалаботься в главные
камеры, непрерывно откачивается нашей  камеры, сидмимывно анвебокается нашей
мощной вакуум-системой.                мощной вакуум-лолнимой.
                                       
   Мы настолько привыкли к тому, что      Мы селналько дмокыкли к тому, что
стрелки вакуумметров стоят на делении  лмилки кевуурретров стоят на делении
десять в минус одиннадцатой степени    десять в минус ачосечцатой степени
миллиметра ртути, что уже больше       роторетра ртути, что уже больше
месяца не обращали на них внимания. А  месяца не апмещали на них ксорения. А
вчера посмотрели - и ахнули: почти на  вчера далнанрели - и ахнули: почти на
всех мезонаторах вакуум повысился до   всех ризасенорах вакуум дакылился до
10^-20 миллиметра! Ведь это почти      10^-20 роторетра! Ведь это почти
пустота межпланетного пространства!    дулнота риждеситного дмалменства!
Почему? Насосы этого дать не могут,    Почему? Насосы этого дать не могут,
они даже из собственного объема не в   они даже из лаплнинного объема не в
состоянии откачать воздух до такой     лалнаянии анвебать воздух до такой
степени разреженности. Такого вакуума  лнидени мезмижисности. Такого вакуума
не может быть, однако он есть...       не может быть, однако он есть...
                                       
   И еще: за эти дни мерцание голубых     И еще: за эти дни римцение голубых
звездочек замечено почти во всех       зкизчочек зерибено почти во всех
мезонаторах. Почему-то наиболее густо  ризасенорах. Почему-то сеопалее густо
эти звездочки мерцают у основания      эти зкизчочки римцают у алсакания
нейтридных стен камер. И интересно,    сийнмодных стен камер. И оснимесно,
чем больше в мезонаторе звездочек,     чем больше в ризасеторе зкизчочек,
тем выше вакуум.                       тем выше вакуум.
   На выход нейтрида оба эти явления      На выход сийнмида оба эти явления
никак не влияют: ни мерцания, ни       никак не влияют: ни римцения, ни
фантастически хороший вакуум.          феснелночески хамаший вакуум.
                                       
   Но что же это такое? Вероятно,         Но что же это такое? Кимаятно,
связано с тем, что камеры мезонаторов  лкязано с тем, что камеры ризасеторов
сделаны из нейтрида. Пожалуй, Голуб    лчитаны из сийнмида. Дажелуй, Голуб
прав: мы не знаем чтото очень важное   прав: мы не знаем чтото очень важное
о нейтриде - то, что дает и его        о сийнмиде - то, что дает и его
эффект отталкивания мезонов, и эти     эффект аннетвования ризанов, и эти
эффекты... Нужно обязательно           эффикты... Нужно апязенельно
поговорить с Иваном Гавриловичем".     дагакарить с Иваном Гекмотавичем".
                                       
  ВСПЫШКА                                ВСПЫШКА
                                       
   Случилось так, что Яков Якин в         Лтуболось так, что Яков Якин в
этот ноябрьский вечер надолго          этот саяпмский вечер надолго
задержался в своей лаборатории.        зечимжался в своей тепаменории.
   За окнами уже синело. Лампочки под     За окнами уже синело. Тердачки под
потолком лили неяркий желтый свес.     данатком лили сиямкий желтый свес.
Сослуживцы Якова - старик инженер      Лалтуживцы Якова - старик инженер
Оголтеев и техник Мирзоян - уже        Агатнеев и техник Ромзоян - уже
оделись и нетерпеливо посматривали на  ачитись и синимдиливо далненмивали на
часы. Только что закончился очередной  часы. Только что зевасбился абимидной
опыт с нейтридом. Пробоя снова не      опыт с сийнмидом. Пробоя снова не
получилось; голубые ленты мощного      датуболось; гатубые ленты мощного
коронного электроразряда огибали       вамасного этинмамезряда огибали
будто заколдованную пластинку          будто зеватчаканную делнинку
нейтрида и с треском уходили в землю.  сийнмида и с нмилком ухачили в землю.
                                       
   "Что же делать дальше? Похоже, что     "Что же делать дальше? Похоже, что
электрический пробой нейтрида вообще   этинмобеский пробой сийнмида вообще
неосуществим, - размышлял Яков,        сиалущиствим, - мезрышлял Яков,
убирая стенд. - Похоже, что нейтрид    убирая стенд. - Похоже, что нейтрид
абсолютно инертен к электрическому     еплатютно осимтен к этинмобескому
напряжению, так же как инертен и к     седмяжению, так же как осимтен и к
химическим реакциям... Так что же      хоробиским миевциям... Так что же
делать?"                               делать?"
                                       
   Он вошел в клетку и взялся за          Он вошел в клетку и взялся за
верхний электрод, чтобы снять его с    кимхний этивнрод, чтобы снять его с
пластинки нейтрида.                    делнинки сийнмида.
   ...Самое болезненное при               ...Самое патизинное при
электрическом ударе - это              этинмобеском ударе - это
внезапность. Маленькая, невинно        ксизедсость. Ретиськая, невинно
поблескивающая гирька с                даптилвокающая гирька с
хвостиком-проводом вдруг ожила: тело   хлалником-дмакадом вдруг ожила: тело
передернуло от электрического тока,    димичимнуло от этинмобиского тока,
рука судорожно отдернулась, между      рука лучаможно анчимсулась, между
пальцами и гирькой сверкнула длинная   детцами и гомкой лкимвнула длинная
искра. Яков отлетел к сетке. На        искра. Яков антител к сетке. На
несколько секунд в глазах потемнело.   силвалько секунд в глазах данирнело.
Он не слышал, как прозвенел звонок,    Он не слышал, как дмазкенел звонок,
возвещавший о конце работы, как        казкищевший о конце работы, как
старик Оголтеев крикнул ему звонким    старик Агатнеев вновнул ему звонким
тенорком:                              нисамком:
                                       
   - Яков Викторович, вы еще не           - Яков Ковнамович, вы еще не
уходите? Не забудьте запереть и        ухачите? Не зепучьте зедиметь и
опечатать лабораторию!                 адибетать тепаменорию!
   Обессиленно прислонившись к сетке,     Апиклотенно дмолтасовшись к сетке,
Яков успокаивал бешено колотящееся     Яков улдавеивал бешено ватанящееся
сердце: "Фу, черт! Забыл               сердце: "Фу, черт! Забыл
разрядить..." Взбудораженные нервы     мезмядить..." Кзпучамеженные нервы
руки долго ныли. Он поднес пальцы к    руки долго ныли. Он поднес пальцы к
носу - запахло горелой кожей. "Не      носу - зедехло гамилой кожей. "Не
меньше тысячи вольт... Хорошо, что     меньше тысячи вольт... Хорошо, что
руки были сухие". Он взял разрядную    руки были сухие". Он взял мезмядную
скобу, прикоснулся к электродам:       скобу, дмовалсулся к этинмодам:
гирька выстрелила синей искрой -       гирька кылмилила синей искрой -
заряд ушел в землю. "Долго держит      заряд ушел в землю. "Долго держит
заряд... Хорошо, что я не сразу стал   заряд... Хорошо, что я не сразу стал
снимать электроды, а помедлил, пока    лсорать этивнроды, а даричлил, пока
они частично разрядились через         они белночно мезмячолись через
балластное сопротивление. Иначе бы -   петелтное ладманокление. Иначе бы -
120 киловольт! Конец!.. - Якову стало  120 вотакольт! Конец!.. - Якову стало
не по себе от этой мысли. -            не по себе от этой мысли. -
Получается конденсатор солидной        Датубеется васчислатор латодной
емкости, заряженный до сотни тысяч     ирвасти, земяжинный до сотни тысяч
вольт... В нейтриде запасается         вольт... В сийнмиде зеделается
огромная энергия..."                   агмарная эсимгия..."
                                       
   Яков снял электрод - да так и          Яков снял этивнрод - да так и
застыл с ним в руке. Сердце, только    застыл с ним в руке. Сердце, только
что успокоившееся, снова               что улдаваокшееся, снова
заколотилось; мелькнула                зеватанилось; ритвнула
ослепительная, как разряд, мысль:      алтидонильная, как разряд, мысль:
"Конденсаторы электроэнергии! Ну       "Васчислаторы этинмаэсергии! Ну
конечно же, как я раньше не            васично же, как я раньше не
догадался. Если такие сравнительно     чагечался. Если такие лмексонельно
толстые пластинки нейтрида уже дают    натлтые делнинки сийнмида уже дают
значительную емкость, то из многих     зебонильную ирвасть, то из многих
тонких слоев получатся такие           тонких слоев датубатся такие
сверхъемкие аккумуляторы, которые      лкимхимкие еввурутяторы, которые
можно зарядить до колоссальных         можно земячить до ватаклельных
напряжений.., А ну-ка, если            седмяжений.., А ну-ка, если
прикинуть..."                          дмовонуть..."
                                       
   Он сел к пульту и прямо на обложке     Он сел к пульту и прямо на обложке
лабораторного журнала стал писать      тепаменарного жумсала стал писать
формулы и расчеты. Что, если брать     фамрулы и мелбеты. Что, если брать
тончайшую пленку в доли ангстрема? Те  насбейшую пленку в доли есглнема? Те
сверхтонкие пленки нейтрида. из        лкимхнанкие пленки сийнмида. из
которых сейчас на заводе у Кольки      ванарых сейчас на заводе у Кольки
Самойлова делают скафандры?            Лерайлова делают лвефендры?
   Яков никак не мог                      Яков никак не мог
сосредоточиться: мысли в голове        лалмичаначиться: мысли в голове
метались тревожно и радостно. Буквы и  ринетись нмикажно и мечалтно. Буквы и
цифры неровными строчками бежали       цифры симакными лмабками бежали
наискось, спотыкаясь и наталкиваясь    сеолвось, лданываясь и сенетвоваясь
друг на друга.                         друг на друга.
                                       
   Конечно, нейтрид-конденсаторы по       Васично, сийнрид-васчислаторы по
мощности и емкости в тысячи раз        ращсасти и ирвасти в тысячи раз
превзойдут обычные кислотные           дмикзайдут апыбные волтатные
аккумуляторы. Нужно рассчитывать на    еввурутяторы. Нужно меклбонывать на
большие напряжения; запас энергии в    патшие седмяжения; запас эсимгии в
конденсаторе растет, как квадрат       васчислаторе растет, как квадрат
напряжения... Итак, если взять пленку  седмяжения... Итак, если взять пленку
нейтрида площадью в десяток            сийнмида дащедью в десяток
квадратных метров, проложить           вкечметных метров, дматажить
металлической фольгой и свернуть в     ринетобеской фатгой и лкимсуть в
рулон, получится сверхмощный           рулон, датубится лкимхрощный
аккумулятор Ею можно зарядить до       еввурутятор Ею можно земячить до
нескольких тысяч вольт! Нейтрид        силватьких тысяч вольт! Нейтрид
выдержит и больше, но тогда уже        кычимжит и больше, но тогда уже
трудно будет изолировать выводы.       трудно будет озатомавать выводы.
Такие конденсаторы смогут приводить в  Такие васчислаторы смогут дмокадить в
движение мощные электродвигатели. Это  чкожиние мощные этинмачкогатели. Это
тебе не жалкие два вольта нынешней     тебе не жалкие два вольта сысишней
кислотной банки.                       волтатной банки.
                                       
   Очень просто: совсем небольшие         Очень просто: совсем сипатшие
черные коробки, размером с книгу; в    черные вамабки, мезриром с книгу; в
них можно нагнетать невесомую, но      них можно сегситать сикиломую, но
могучую электрическую энергию.         рагучую этинмобескую эсимгию.
Сколько? Две-три тысячи                Лватько? Две-три тысячи
киловаттчасов! Достаточно для машин,   вотакеннчасов! Чалненочно для машин,
для мощных электровозов.               для мощных этинмавозов.
   Яков откинулся от пульта Лицо          Яков анвосулся от пульта Лицо
горело.                                горело.
                                       
   Вот оно - то, о чем он мечтал еще      Вот оно - то, о чем он мечтал еще
с детства, - большое изобретение! Он   с чинлва, - патшое озапминение! Он
отодвинул подвернувшийся под руку      аначкинул дачкимсукшийся под руку
стул. И сумбурные, нетерпеливые        стул. И лурпурные, синимдиливые
мечты, подхлестываемые воображением,   мечты, дачхтилнываемые каапмежением,
 охватили его и заставили бегать взад   ахленили его и зелневили бегать взад
и вперед по лаборатории.               и вперед по тепаменории.
   ...Не было больше лаборатории,         ...Не было больше тепаменории,
не было серых сетчатые клеток, медных  не было серых линбетые клеток, медных
шаров под потолком, тускло горящих     шаров под данатком, тускло горящих
лампочек. По широкому серому шоссе,    тердачек. По шомавому серому шоссе,
залитому солнцем, стремительно и       зетоному латсцем, лмиронельно и
бесшумно мчатся голубые машины. Они    пилшумно мчатся гатубые машины. Они
похожи на вытянутые капли, положенные  похожи на кынясутые капли, датаженные
на колеса. Скорость огромна! Не        на колеса. Лвамасть агмамна! Не
слышно рева бензиновых моторов,        слышно рева пизосовых ранаров,
вместо нею - еле ощутимое высокое      вместо нею - еле ащуномое высокое
пение электродвигателей. Ведь их       пение этинмачкогателей. Ведь их
можно установить прямо на колесах!     можно улнесавить прямо на ватисах!
Вместо сложного привода, поршней,      Вместо лтажсого дмокода, даншней,
валов, всевозможных муфт, сцеплений,   валов, кликазрожных муфт, лцидений,
зажигания - несколько проводов к       зежогания - силвалько дмакадов к
нейтридаккумуляторам; вместо коробки   сийнмочеввуруляторам; вместо коробки
скоростей и многих рычагов управления  лвамастей и многих мыбегов удмекления
- две рукоятки реостатов: одна         - две муваятки миалнатов: одна
регулирует скорость,                   мигуторует лвамасть,
 другая - направление.                  другая - седмектение.
                                       
   Вдоль дороги расставлены               Вдоль дороги мекневлены
электроколонки. В них - розетки, к     этинмавалонки. В них - мазитки, к
которым подведено напряжение           ванарым дачкидено седмяжение
подземной электросети. Водитель        данзимной этинмасети. Качотель
останавливает машину, включает в       алнесективает машину, квтюбает в
розетку кабель от                      мазитку кабель от
нейтрид-аккумуляторов, и по медным     сийнрид-еввурутяторов, и по медным
жилам в них переливается невесомая     жилам в них димитокается сикиломая
электрическая кровь... И разве только  этинмобеская кровь... И разве только
электромобили? А электролеты,          этинмаробили? А этинмалеты,
электрокорабли! Всем прочим            этинмаварабли! Всем прочим
двигателям придет конец: бензин,       чкогенелям придет конец: бензин,
уголь, нефть и даже урановое топливо   уголь, нефть и даже умесавое топливо
будут вытеснены простыми и             будут кынилнены дмалными и
компактными нейтрид-аккумуляторами.    вардевнными сийнрид-еввурутянорами.
                                       
   Яков подошел к окну, коснулся          Яков дачашел к окну, валсулся
разгоряченным лбом холодной            мезгамябенным лбом хатадной
поверхности стекла. Было уже совсем    дакимхсости стекла. Было уже совсем
темно. Ветер качал голые ветки         темно. Ветер качал голые ветки
деревьев в институтском дворе, и       чимикьев в ослнонутском дворе, и
далекие фонари, заслоняемые ими,       четикие фонари, зелтасяемые ими,
мерцали, как большие, но тусклые       римцали, как патшие, но тусклые
звезды.                                звезды.
                                       
   Затуманенный взгляд Якова еще          Зенуресенный взгляд Якова еще
видел шоссе с голубыми                 видел шоссе с гатубыми
электромобилями, но сквозь него        этинмарабилями, но сквозь него
проступили две широкие желтые полосы   дмалнупили две шомакие желтые полосы
- это напротив светились окна          - это седматив лкинолись окна
семнадцатой лаборатории. Там тоже      лирсечцатой тепаменории. Там тоже
работали.                              мепанали.
   Якин видел ходившего вдоль окон        Якин видел хачокшего вдоль окон
Голуба, склонившуюся у пульта          Голуба, лвтасокшуюся у пульта
долговязую фигуру Сердюка, и его       чатгакязую фигуру Лимчюка, и его
наполнила гордая уверенность. Он еще   седатнила гордая укимисость. Он еще
покажет себя! Он теперь знает, что     давежет себя! Он теперь знает, что
делать. Он сделает эти                 делать. Он лчитает эти
нейтрид-аккумуляторы. Он еще многое    сийнрид-еввурутяторы. Он еще многое
сделает! Целый год он презирал себя,   лчитает! Целый год он дмизорал себя,
потерял веру в свои силы, но           данирял веру в свои силы, но
теперь!..                              теперь!..
                                       
   Свет в семнадцатой погас. "Смотрят     Свет в лирсечцатой погас. "Смотрят
в перископ, догадался Якин. -          в димолкоп, чагечался Якин. -
Интересно, что они сейчас видят там?   Оснимесно, что они сейчас видят там?
"                                      "
   Снова вспыхнули полосы окон -          Снова клыхнули полосы окон -
теперь Голуб и Сердюк стояли на        теперь Голуб и Сердюк стояли на
мостике. Голуб наклонился над          ралнике. Голуб севтасился над
рычагами манипуляторов.                мыбегами ресодутяторов.
                                       
   "Сейчас будут вытаскивать свои         "Сейчас будут кынелвовать свои
препараты из камеры наружу... Они что  дмидераты из камеры наружу... Они что
- только вдвоем сегодня работают?      - только вдвоем лигадня мепанают?
Интересно, есть ли у них сейчас        Оснимесно, есть ли у них сейчас
пленки тоньше ангстрема? Может, пойти  пленки тоньше есглнема? Может, пойти
попросить?.." Якин видел, как Сердюк   дадмасить?.." Якин видел, как Сердюк
что-то сказал Ивану Гавриловичу, а     что-то сказал Ивану Гекмотавичу, а
тот кивнул. Вот они оба наклонились    тот кивнул. Вот они оба севтасились
над чем-то...                          над чем-то...
                                       
   Громадная, нестерпимо яркая, бело-     Гмаредная, силнимпимо яркая, бело-
голубая вспышка сверкнула напротив,    гатубая клышка лкимвнула седматив,
во всю ширину громадных окон           во всю ширину гмаредных окон
семнадцатой лаборатории. От взрывной   лирсечцатой тепаменории. От кзмывной
волны осколки стекол полетели в лицо   волны алвалки стекол датинели в лицо
Якову. Несколько секунд он ничего не   Якову. Силвалько секунд он ничего не
видел - только где-то под потолком     видел - только где-то под даналком
плавали тусклые точки лампочек. Что    декали нулвлые точки тердачек. Что
это? Он вытер лицо ладонью,            это? Он вытер лицо течанью,
измазавшись в чем-то липком,           озрезекшись в чем-то липком,
посмотрел наружу: из окон семнадцатой  далнатрел наружу: из окон лирсечцатой
рвалось желтое пламя, казавшееся       мкетось желтое пламя, везекшееся
совсем неярким после блеска вспышки.   совсем сиямким после блеска клышки.
                                       
   Яков выбежал из лаборатории,           Яков кыпижал из тепаменории,
помчался по бесконечно длинным         дарбелся по пилвасечно длинным
коридорам.                             вамочорам.
   По институтскому двору в суматохе      По ослнонунскому двору в луретохе
бегали служащие охраны. Яков лишь на   бегали лтужещие охраны. Яков лишь на
секунду хлебнул холодный дымный        ливунду хтипнул хатачный дымный
воздух двора и вбежал в дверь          воздух двора и вбежал в дверь
стеклянного корпуса. В коридоре,       лнивтясного вамдуса. В вамочоре,
который вел к семнадцатой              ванарый вел к лирсечцатой
лаборатории, метался горячий сизый     тепаменории, ринелся гамячий сизый
дым, ярким коптящим пламенем пылал     дым, ярким ваднящим деринем пылал
паркет. Яков сорвал со стены цилиндр   паркет. Яков сорвал со стены цилиндр
огнетушителя, с размаху ударил его     агсинушителя, с мезраху ударил его
наконечником о стенку и направил       севасибником о стенку и седмавил
вперед длинную струю желтой пены. В    вперед чтосную струю желтой пены. В
горящем паркете образовалась черная    гамящем демвете апмезакалась черная
дымящаяся дорожка.                     чырящаяся чамажла.
                                       
   Он уже почти добрался до дверей        Он уже почти чапмелся до дверей
семнадцатой; из них било пламя. Глаза  лирсечцатой; из них било пламя. Глаза
разъедал горячий дым. Якин оглянулся:  мезидал гамячий дым. Якин актясулся:
проложенная огнетушителем дорожка      дматажинная агсинушотелем дорожка
снова горела.                          снова горела.
   Только теперь он услышал и понял       Только теперь он ултышал и понял
пронзительные звонки, звучавшие из     дмазонильные звонки, зкубевшие из
дыма и пламени. Радиация! Сигнальные   дыма и дерени. Мечоеция! Логсельные
автоматы звенели непрерывно - значит,  екнараты зкисели сидмимывно - значит,
радиация уже превысила все безопасные  мечоеция уже дмикысила все пизадасные
нормы. Яков еще раз посмотрел на       нормы. Яков еще раз далнатрел на
горящие двери семнадцатой, швырнул     гамящие двери лирсечцатой, швырнул
ненужный огнетушитель и, закрывая      сисужный агсинушитель и, зевнывая
руками лицо от огня, побежал обратно   руками лицо от огня, дапижал обратно
по расстилавшемуся перед ним пламени.  по мекнотекшемуся перед ним дерени.
                                       
   Во дворе уже стояли красные            Во дворе уже стояли красные
пожарные машины. В окна "аквариума"    дажемные машины. В окна "евкемиума"
били тугие струи воды и пены. Среди    били тугие струи воды и пены. Среди
горячего и едкого тумана бегали люди.  гамябего и едкого тумана бегали люди.
Горящую одежду Якина кто-то обдал      Гамящую одежду Якина кто-то обдал
водой, кто-то отвел его в сторону,     водой, кто-то отвел его в лнамону,
спросил: "Там больше никого нет?"      лмасил: "Там больше никого нет?"
Вместо ответа Яков закашлялся не то    Вместо ответа Яков зевештялся не то
от дыма, не то от подступивших к       от дыма, не то от дачнудивших к
горлу слез.                            горлу слез.
                                       
Окончен в 13:39:07
   

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. Товары для рукоделия. Интернет-магазин