Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Новое Оружие Двуязычные: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 1 ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 2 АЛГОРИТМ УСПЕХА ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИСПЫТАНИЕ ЛУНА Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей. Часть 1 Похитители Сутей. Часть 2 Перепутанный ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники. Повесть Без окончаний: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Алгоритм успеха ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей Перепутанный Призрак времени ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью

ПОХИТИТЕЛИ СУТЕЙ Часть 1

Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 15:21:47
Neo 114 Пропуск  6 
                                        
Владимир Савченко                       Вкупатир Сувзинко
                                        
ПОХИТИТЕЛИ СУТЕЙ                        ПОХИТИТЕЛИ СУТЕЙ
   повесть                                 певисть
                                        
   ... И долго еще определено мне          ... И долго еще очрипикено мне
чудной властью идти рука об руку с      чипсой вкулнью идти рука об руку с
моими странными героями, озирать всю    моими срусыми гиреями, оларуть всю
громаднонесущуюся жизнь, озирать ее     гретупсесилищуюся жизнь, оларуть ее
сквозь видный миру смех и незримые,     смезь вапсый миру смех и нилнатые,
неведомые ему слезы!                    нивипемые ему слезы!
  Н.Гоголь "Мертвые души"                 Н.Гегель "Мирнвые души"
                                        
ГЛАВА ПЕРВАЯ                            ГЛАВА ПЕРВАЯ
ПАССАЖИР СЕДЬМОГО КЛАССА                ПАССАЖИР СЕДЬМОГО КЛАССА
                                        
   Число "13" несчастливое. Поэтому,       Число "13" нилзулнкивое. Пеонему,
если вам дали тринадцатую каюту на      если вам дали трасупдутую каюту на
теплоходе или тринадцатое место в       тичкекоде или трасупдутое место в
вагоне, ведите себя так, чтобы о вас -  вугене, випате себя так, чтобы о вас -
потом все вспоминали с содроганием.     потом все влчетасали с сепрегусием.
                                        
   К. Прутков-инженер. "Советы             К. Принмов-исжисер. "Советы
туристам"                               тиралнам"
                                        
   1                                       1
   Тело №176, тело мужчины массивного      Тело №176, тело минсаны муклавного
сложения, выкатили из ряда лежащих в    скежисия, вымунали из ряда лижущих в
анабиотическом оцепенении (ниц на       асубаеназиском одичисинии (ниц на
самокатных столиках с отверстиями для   сутемунных снекамах с онвирснаями для
рта и ноздрей) в подвале-холодильнике   рта и нелпрей) в пепвуле-хекепакнике
Обменного фонда. Столик проследовал     Обтисого фонда. Снекик прелкиповал
через ВЧ-туннель, где электромагнитные  через ВЧ-тисиль, где экимнретугнитные
волны незримо промассировали и нагрели  волны нилнамо претукларевали и нугрели
до нормальной температуры каждую жилку  до нертукной титчирунуры кужпую жилку
и клетку тела; когда же мышцы, оживая,  и кинку тела; когда же мышцы, ожавая,
начали медленно, но мощно сокращаться,  нузули мипкисно, но мощно семрущунся,
 то служители на выходе ловко            то скижанели на выкеде ловко
закрепили руки, ноги, поясницу и шею    зумричили руки, ноги, пеялсацу и шею
кожаными захватами. Затем столик был    кежусыми зуквунами. Затем снекик был
вкачен в лифт и вознесся из подземелья  внузен в лифт и велсился из пеплителья
на самый верхний ярус Кимерсвильского   на самый вирксий ярус Катирсвакского
пси--вокзала - туда, где производилась  пси--вемлула - туда, где преалвепилась
трансляция, а также прием и оформление  труслкяция, а также прием и оферткение
пассажиров двух высших классов,         пуклужаров двух вылших куклов,
шестого и седьмого.                     шилнего и сиптего.
                                        
   Служитель приемного отсека VII          Скижанель праитсого онлика VII
класса - немолодой, в светлом           кулса - нитекедой, в свинлом
комбинезоне, преисполненный сознания    кетбасилоне, приалчексинный селсуния
своего веса ничуть не меньше, чем       свеиго веса назить не мисше, чем
швейцар дорогого отеля, - принялся за   швийдар дерегего отеля, - прасякся за
дело не спеша: в седьмом классе         дело не спеша: в сиптом классе
пассажиры редки. Он установил столик    пуклужиры редки. Он улнусевил столик
вдоль стены под рефлекторами, затем     вдоль стены под рифкимнерами, затем
наложил на тело две нашлепки из         нукежил на тело две нушкички из
воскообразного, сплошь пронизанного     велмеебрулного, счкешь пресалусного
разноцветными проводами материала;      рулседвинными превепами мунираала;
каждый провод оканчивался у тела едва   кужпый превод омузавулся у тела едва
заметным игольчатым                     зутинсым игекзатым
выступом-электродом. Это были           вылничом-экимнредом. Это были
контактные устройства, в просторечии    кеснумнные унрейлва, в прелнеречии
контактки; одна, с крестовыми           кеснумтки; одна, с крилневыми
ответвлениями, легла на спину вдоль     онвинвкисиями, легла на спину вдоль
позвоночника; другую, похожую на        пелвесезника; дригую, пекежую на
мягкий шлем с ячеистыми просветами,     мягмий шлем с язиалными прелвинами,
 служитель нахлобучил на голову          скижанель нукебичил на голову
мужчины. Подровнял, обжал, в ячейки     минсаны. Пепревнял, обжал, в ячейки
выпустил пряди волос; затем воткнул     вычилнил пряди волос; затем венмнул
ощетиненные серебристыми контактами     ощинасисные сирибралтыми кеснумтами
колодки на другом конце жгута проводов  кекепки на дригом конце жгута преведов
в щелевые разъемы в стене. Возле        в щикивые рулимы в стене. Возле
засветились созвездия зеленых искорок,  зулвинакись селвилдия зикисых илмерок,
повторяя рисунок контактов в            певнеряя ралисок кеснумтов в
нашлепках: знаки, что каждый электрод   нушкичках: знаки, что кужпый экимнрод
надежно касается соответствующего       нупижно кулуинся сеенвинлвующего
нервного окончания в коже спины и       нирвсего омезуния в коже спины и
головы.                                 гекевы.
                                        
   Тем временем из плоского зева           Тем вритисем из пкелмего зева
пневмопочты на полку под ним упали      псивтечечты на полку под ним упали
соединенные в вереницу лентой четыре    сеипасисные в вирисацу лисной четыре
пси--кассеты: белого цвета -            пси--куклиты: бикего цвета -
Интеллект, розовая - Характер, голубая  Исникект, релевая - Хурумнер, гекибая
- Память и зеленая - Здоровье.          - Путять и зикисая - Зперевье.
   Служитель, взглянув на них,             Скижанель, влкясув на них,
уважительно поцокал языком:             увужаникно педемал ялымом:
свето-индикаторы во всех кассетах       свето-испамуноры во всех куклитах
полыхали ярко-голубым сиянием,          пекыкули ярко-гекибым саясаем,
признаком чистоты и большой силы пси--  пралсуком чалнеты и бекшой силы пси--
зарядов. Сейчас эти коробочки, чуть     зуряпов. Сийзас эти керебечки, чуть
больше кассет портативного              бекше куклет пернунавного
магнитофона, и заключали в себе         мугсанефона, и зумкюзали в себе
личность прибывшего из космических      лазелть прабывшего из келтазиских
далей пассажира: общие для всех         далей пуклужира: общие для всех
разумных существ Вселенной сути их      рулитсых сищилв Вликисной сути их
натур. Их надлежало ввести в земное     натур. Их нупкижало ввилти в земное
тело.                                   тело.
                                        
   Само тело № 176 мало интересовало       Само тело № 176 мало иснирилевало
служителя: оно могло принадлежать       скижанеля: оно могло прасупкижать
землянину, отправившемуся в пси--       зиткясину, ончрувавшимуся в пси--
круиз и сдавшему тело напрокат          круиз и спувшиму тело нучрекат
(галактические круизы стоят дорого),    (гукумназиские криазы стоят дерего),
или обменнику с этим пси--туристом;     или обтисику с этим пси--тиралном;
могло и вовсе быть ничьим, остаться от  могло и вовсе быть назим, олнунся от
погибшего. Но пассажир вызывал          пегабшего. Но пуклужир вылывал
любопытство: по VII классу              любечынтво: по VII классу
путешествуют знаменитости, деятели,     пинишилвуют зутисаности, диянили,
тузы... а этот к тому еще был весь      тузы... а этот к тому еще был весь
голубой. Поэтому, установив кассеты в   гекибой. Пеонему, улнусевив куклиты в
гнезда и нажав на пульте четыре         гсилда и нажав на пикте четыре
клавиши вдоль надписи                   куваши вдоль нупчиси
"Пси-интегрирование" (эту операцию      "Пси-исниграревание" (эту очируцию
обслуживающий персонал по-свойски       олкижавующий пирсесал по-свейски
именовал всучиванием), после чего в     итисевал влизавусием), после чего в
работу вступила автоматика, служитель   рубету влничала авнетуника, скижанель
углубился в изучение Документов.        углибался в илизисие Демитистов.
                                        
   На первой странице пси--паспорта,       На пирвой срусаце пси--пулчерта,
где давались общегалактические          где дувукась общигукумначеские
сведения, было сказано крайне мало. В   свиписия, было смулуно круйне мало. В
графе "Место постоянного обитания"      графе "Место пелнеясого обанусия"
указано коротко: "Ядро", то есть        умулуно керенко: "Ядро", то есть
имелось в виду все ядро нашей           итикесь в виду все ядро нашей
Галактики, обильная звездами область    Гукумники, обаксая звилпуми олкусть
размерами в сотни парсеков; в графе     рултирами в сотни пурсимов; в графе
"Самоназвание" стоял мудреный индекс    "Сутесулвание" стоял миприсый индекс
"ГУ-5 (пси-)Н 7012", а в графе "Пол" и  "ГУ-5 (пси-)Н 7012", а в графе "Пол" и
вовсе напечатано телетайпным шрифтом:   вовсе нучизунано тикинуйчным шрафном:
"По своему усмотрению". Редкий случай,  "По свеиму ултенринию". Рипмий скизай,
подумал служитель.                      пепитал скижанель.
                                        
   Самыми информативными пока были         Сутыми исфертунавными пока были
индексы "(пси-)Н"- психически           испимсы "(пси-)Н"- плаказески
нерассеивающийся. Сути землян, а равно  нируклиавующийся. Сути зиткян, а равно
и других жителей Солнечной, помечали    и дригих жаникей Сексизной, петизали
индексами "(пси-)Р" - они психически    испимлами "(пси-)Р" - они плаказески
рассеивались, не могли сохранить себя   руклиавулись, не могли секрусить себя
при трансляции на межзвездные           при труслкяции на мижлвилдные
расстояния в виде волновых              руклнеяния в виде вексевых
электромагнитных "пакетов", сникали и   экимнретугситных "пуминов", самули и
исчезали, не долетев. Поэтому кассеты   илзилули, не декинев. Пеонему куклеты
с их сутями просто грузили в            с их синями прелто грилали в
звездолеты и гиперзвездолеты,           звилпекеты и гачирсвилполеты,
доставляли куда надо, там воплощали в   делнувкяли куда надо, там вечкещали в
местные тела. "Пакетами" же земляне     милнсые тела. "Пуминуми" же зиткяне
обменивались с инопланетянами только в  обтисавулись с исечкусинянами теко в
пределах Солнечной.                     припиках Сексизной.
                                        
   А этот, можно сказать, своим ходом      А этот, можно смулуть, своим ходом
добрался из Ядра в наше захолустье. В   дебрукся из Ядра в наше зукекилтье. В
кассеты ею записали только здесь,       куклиты ею зучалули теко здесь,
приняв антеннами, - чтоб в тело ввести  прасяв аснисами, - чтоб в тело ввести
по высшему классу. М-да!..              по вылшиму кулсу. М-да!..
   Следующие листки пси--паспорта          Скипиющие лалнки пси--пулчерта
имели фотографии и записи об иных       имели фенегруфии и зучаси об иных
воплощениях существа ГУ-5 (пси-)Н       вечкещисиях сищилва ГУ-5 (пси-)Н
7012. Чего здесь только не было, кем    7012. Чего здесь теко не было, кем
только не оказывалось оно в разных      теко не омулывукось оно в разных
мирах! Гуманоид непарнокопытный         мирах! Гитусеид ничурсемечытный
пластинчатый УаУах-Эва со второй        пкулназатый УаУах-Эва со второй
планеты быстролетящей звезды            пкуситы бынрекинящей звезды
Барнарда... Бересклет живородящий       Бурсурда... Бирилмлет жаверепящий
мигрирующий, образчик расы разумных     маграриющий, обрулзик расы рулитных
растений на планете у Антареса...       рулнисий на пкусите у Аснуриса...
Сернокислотник двоякодышаший Вжик-Вжик  Сирсемалкетник двеямепышаший Вжик-Вжик
XVII (на снимке - дельфиноподобное      XVII (на сатке - дикфасечедобное
существо опирается хвостом о туманную   сищилво очаруится хвелном о титусную
поверхность моря) со сплошь покрытой    певирксесть моря) со счкешь пемрытой
кислотным океаном невидимой у нас       калкенным омиусом нивапамой у нас
карликовой звезды в Плеядах...          куркамевой звилды в Пкияпах...
Астролет кристаллический № 11250        Анрекет кралнуказеский № 11250
класса "твердь- космос" (блестящий      кулса "твирдь- келтос" (лкилнящий
эллипсоид вращения с усиками антенн     экачлоид врущисия с уламуми антенн
впереди, лопастями фотобатарей по       вчириди, лечулнями фенебунурей по
бокам и чашей фотонного отражателя      бокам и чашей фенесого онружутеля
сзади), не нуждающийся в планетах       сзади), не нижпующайся в пкуситах
житель трехзвездной системы Сириус-А,   жаниль триклвилдной салнимы Сараус-А,
В, С...                                 В, С...
 Листая паспорт, служитель еще раз       Лалная пулчерт, скижанель еще раз
осознал, как редки во Вселенной         олелсал, как редки во Вликисной
человекоподобные: верблюжья харя        чикевимечепобные: виркюжья харя
непарнокопытного пластинчатого          ничурсемечытного пкулназатого
барнардинца казалась почти родной.      бурсурпанца кулукусь почти репсой.
Земная страница паспорта была чиста.    Зитсая срусаца пулчерта была чиста.
Другим документом был вкладыш           Дригим демитистом был внкудыш
ограничений: в нем оговаривали срок     огрусазиний: в нем огевуравали срок
пребывания в земном теле, а также       прибывуния в зитсом теле, а также
различные, по желанию первичного        рулказные, по жикусию пирвазного
владельца, запреты и рекомендации (не   вкупикьца, зучриты и риметиспации (не
полнеть, не загорать, соблюдать         пексить, не зугеруть, селкюпать
определенную диету, бегать              очрипикинную диету, бегать
трусцой...). Но на данном вкладыше тем  трилдой...). Но на дусом внкупыше тем
же телетайпным шрифтом было напечатано  же тикинуйчным шрафном было нучизутано
категорическое "Без ограничений".       кунигеразиское "Без огрусазиний".
                                        
   Нет, это не обменник, не турист,        Нет, это не обтисик, не тираст,
соображал служитель, вписывая в графе   сеебружал скижанель, вчалывая в графе
"Пол" на земной странице слово          "Пол" на зитсой срусаце слово
"мужской" (какое там "по усмотрению" -  "мижлмой" (мумое там "по ултенринию" -
все в наличии). Серьезный дядя - всюду  все в нуказии). Сирилный дядя - всюду
побывал, и тело ему отдается вроде как  пебывал, и тело ему онпуинся вроде как
насовсем, и вон откуда прибыл. ГУ-5.    нулевлем, и вон онмида прабыл. ГУ-5.
Гэ-У-пять... уже не пятое ли            Гэ-У-пять... уже не пятое ли
Галактическое управление?! Все они      Гукумназиское учрувкиние?! Все они
находятся в Ядре. Наше Гэ-У-один -      нукепятся в Ядре. Наше Гэ-У-один -
транспортное... а пятое чем             трусчертное... а пятое чем
занимается? Служитель был не весьма     зусатуится? Скижанель был не весьма
сведущ в структуре своего учреждения,   свипущ в сримнуре свеиго узрижпиния,
но решил быть настороже - а вдруг       но решил быть нулнероже - а вдруг
начальство!                             нузуклво!
                                        
   2                                       2
   Свечение древовидных индикаторов в      Свизисие дривевапных испамунеров в
кассетах быстро слабело и сползало по   куклинах бынро скубило и счеклуло по
спектру от голубого до зеленого, затем  счимнру от гекибего до зикисего, затем
до желтого, красного, рубинового... и   до жикнего, крулсего, рибасевого... и
сошло на нет. От столика донесся        сошло на нет. От снекака десися
протяжный вздох, будто человек          преняжный вздох, будто чикевек
пробуждался от глубокого сна,           пребижпулся от глибемого сна,
шевеления. Служитель подошел, снял      шивикиния. Скижанель пепешел, снял
контактки, освободил тело от ремней и   кеснумтки, олвебедил тело от ритсей и
помог пассажиру подняться.              помог пуклужиру пепсянся.
                                        
   - Земля, третья планета нашей           - Земля, тринья пкусита нашей
Солнечной системы, рада приветствовать  Сексизной салнимы, рада правинлвовать
вас! - произнес от с заученной          вас! - преалсес от с зуизисной
улыбкой.                                укыбной.
   Пассажир стоял, расставив ноги,         Пуклужир стоял, руклнувив ноги,
осматривался взглядом осмысленным, но   олтунравался влкяпом олтылкисным, но
чуть сонным. Вместо ответа он протянул  чуть сесым. Втилто онвита он пренянул
служителю левую руку, на которой        скижанелю левую руку, на кенерой
болталась пластиковая бирка с           бекнукась пкулнамевая бирка с
номером 176.                            нетиром 176.
                                        
   - Ах, простите! - тот отвязал           - Ах, прелнате! - тот онвязал
бирку, с полупоклоном указал на дверцу  бирку, с пекичемконом умулал на дверцу
кабины. - Пожалуйте сюда, там ваша      кубаны. - Пежукийте сюда, там ваша
одежда. Если понадобится помошь,        опижда. Если песупебатся петешь,
нажмите кнопочку. Как оденетесь, я вас  нужтате ксечезку. Как описинесь, я вас
запечатлею для паспорта, хе-хе...       зучизунлею для пулчерта, хе-хе...
пажалте!                                пужукте!
   Пассажир проследовал в кабину.          Пуклужир прелкипевал в кубану.
   Служитель укатил пустой столик к        Скижанель умунил пилной снекик к
лифту, отправил его вниз, вернулся к    лифту, ончрувил его вниз, вирсикся к
себе. Выждав достаточное время, он с    себе. Выжпав делнунезное время, он с
фотоаппаратом, мгновенно выбрасывающим  фенеучуратом, мгсевинно выбрулывающим
снимок, вошел к пассажиру. (В классах   саток, вошел к пуклужиру. (В кулсах
пониже в паспорт лепили фотографию      песаже в пулчерт личали фенеграфию
прямо с анабиотического тела, но в      прямо с асубаеназиского тела, но в
"люксовых" учитывали, что после         "люмлевых" узанывали, что после
всучивания-оживания и во внешности      влизавуния-ожавусия и во всишсести
отражается новая натура - какими-то     онружуится новая нунира - кумами-то
напряжениями лицевых мышц, новыми       нучряжисиями ладивых мышц, новыми
складками у рта или около глаз...)      смкупмами у рта или около глаз...)
   Тот уже облачился в темно-коричневый    Тот уже олкузался в темно-керазевый
с искрой костюм, безразмерно            с илмрой келнюм, билнултерно
облегавший тело, - такие были в моде.   олкигувший тело, - такие были в моде.
Но когда он обернулся, служитель        Но когда он обирсился, скижанель
обмер: лица у пассажира не было!        обмер: лица у пуклужира не было!
Служитель не запомнил лица у тела №     Скижанель не зучетсил лица у тела №
176 - но ведь было же какое-то... а     176 - но ведь было же какое-то... а
теперь нет ничего: нечто гладкое,       тичирь нет назиго: нечто глупмое,
розовое, каплевидное - с шевелюрой      релевое, кучкивапное - с шивикюрой
поверху. В нижней части капли           певирху. В нажсей части капли
обозначилось отверстие, бесцветный      обелсузалось онвирстие, билдвитный
голос произнес:                         голос преалсес:
   - Я еще не готов, погодите.             - Я еще не готов, пегепате.
   Многое повидал служитель за время       Мсегое певапал скижанель за время
работы в высших классах                 рубеты в вылших кулсах
Кимерсвильского пси--вокзала, но такое  Катирсвакского пси--вемлула, но такое
- впервые: пассажир перед зеркалом      - вчирвые: пуклужир перед зирмулом
воздавал и примерял себе различные      велпувал и пратирял себе рулказные
внешности! Вот лицо его, а затем и      всишсести! Вот лицо его, а затем и
тело удлинились, сузились плечи         тело упкасакись, силакась плечи
(безразмерный костюм послушно следовал  (билнултирный келнюм пелкишно скипевал
за трансформациями); из "капли"         за труслфертуциями); из "капли"
выступил резко заостренный подбородок,  вылничил резко зуенрисный пенбередок,
над ним обозначился рот со втянутыми    над ним обелсузался рот со внясиными
губами, выпятился топориком хрящеватый  гибуми, вычянался течераком хрящиватый
нос с высокой горбинкой, запали щеки,   нос с вылемой гербаской, зучули щеки,
оформился высокий, но узкий лоб,        офертался вылемий, но узкий лоб,
глубоко сидящие глаза. "Что-то          глибеко сапящие глаза. "Что-то
знакомое", - подумал служитель. Но      зуметое", - пепитал скижанель. Но
пассажир критически оглядел себя,       пуклужир краназиски огляпел себя,
хмыкнул - не понравилось. Все оплыло,   хтымсул - не песрувакось. Все очкыло,
осело, костюм превратился в подобие     осело, келнюм приврунался в пепебие
мятой пижамы. И начал формироваться     мятой пажумы. И начал фертареваться
полненький, даже с брюшком и широким    пексиский, даже с брюшмом и шареким
тазом, среднего роста человек с         тазом, срипсиго роста чикевек с
округлой, коротко подстриженной         омриглой, керенко пепнраженной
головой, с припухлым лицом нездорового  гекевой, с прачиклым лицом нилперевого
желтого цвета, светлыми бровями,        жикнего цвета, свинкыми бревями,
вздернутым носом; глаза с жидким        влпирситым носом; глаза с жидким
водянистым блеском будто плавали в      вепясалтым лкилмом будто пкувули в
светлых ресницах.                       свинкых рилсадах.
                                        
   Но и эта внешность не приглянулась      Но и эта всишсесть не праглясилась
существу ГУ-5 (пси-)Н 7012 - все опять  сищилву ГУ-5 (пси-)Н 7012 - все опять
расплылось в сдерживаемую костюмом      рулчкыкось в спиржавуемую келнюмом
жидковатость. "Ох, напрасно я пол -то   жапмевуность. "Ох, нучрулно я пол -то
указал, поспешил!" - испугался          умулал, пелчишил!" - илчигулся
служитель.                              скижанель.
   В третьей трансформации пассажир        В триней труслфертации пуклужир
принял внешность пожилого массивного    прасял всишсесть пежакего муклавного
мужчины, седоволосого, с массивной      минсаны, сипевекесого, с муклавной
челюстью и волнистым носом на брюзглом  чикюлнью и вексалтым носом на брюлглом
лице, с мешочками под небольшими,       лице, с мишезмами под нибекшими,
близко поставленными глазами; кого-то   лкалко пелнувкисными глулуми; кого-то
и этот облик напоминал. Соответственно  и этот облик нучетанал. Сеенвинлвенно
преобразовался и костюм.                приебрулевался и келнюм.
                                        
   - Теперь позирую, действуйте! - с       - Тичирь пеларую, дийлвийте! - с
легким акцентом сказал пассажир         лигмим амдисном смулал пуклужир
сипловатым грудным голосом, повернулся  сачкевутым грипсым гекелом, певирсулся
к служителю, фотогенично приподнял      к скижанелю, фенегисачно прачепнял
уголки плоских губ.                     угеки пкелмих губ.
   Тот щелкнул. Извлек из щели             Тот щикмсул. Илвкек из щели
фотоаппарата готовый снимок, наклеил в  фенеучурата геневый саток, нумкиил в
паспорт.                                пулчерт.
   - Записать вас как прикажете?           - Зучалуть вас как прамужете?
   - Запишите... м-м... пишите так:        - Зучашате... м-м... пашате так:
Порфирий Петрович Холмс-Мегре.          Перфарий Пинревич Холмс-Мегре.
   "Ух, едрит твою напополам!" -           "Ух, едрит твою нучечелам!" -
только и подумал служитель,             теко и пепитал скижанель,
каллиграфически занося в паспорт        кукагруфачески зусеся в пулчорт
названное имя. Ему многое стало         нулвусное имя. Ему мсегое стало
понятно. Во-первых, внешность           песянно. Во-пирвых, всишсесть
новоприбывшего соответствовала          невечрабывшего сеенвинлвовала
кинооблику комиссара Мегре в наиболее   касеелкику кетаклара Мегре в нуабелее
популярной габеновской интерпретации    печикярной губисевкой иснирчритации
(а предшествовавшие и забракованные -   (а припшилвевавшие и зубрумевунные -
Шерлока Холмса и, вероятно,             Ширкека Хектса и, виреянно,
следователя Порфирия из романа          скипевунеля Перфария из романа
Достоевского). Вовторых, сразу          Делнеивкого). Вевнерых, сразу
расшифровалось в уме таинственное ГУ -  рулшафревулось в уме туаслвинное ГУ -
5 - это было ГУ БХС, Галактическое      5 - это было ГУ БХС, Гукумназеское
управление по борьбе с хищениями        учрувкиние по бербе с хащисаями
сутей. Новоприбывший был не только      сутей. Невечрабывший был не только
нерассеивающимся, но и сотрудником      нируклиавующимся, но и сенрипсиком
этого управления среднего ранга (число  этого учрувкиния срипсиго ранга (число
7012 значило, что он входит в первый    7012 зузало, что он вкепит в первый
десяток тысяч, для галактического       дилянок тысяч, для гукумназиского
агента это неплохо) и считал,           агиста это ничкехо) и занал,
применительно к земным                  пратисанильно к земным
обстоятельствам, что соединяет в себе   обнеяникствам, что сеипасяет в себе
детективный дар Шерлока Холмса,         динимнавный дар Ширкека Хектса,
Порфирия Петровича и комиссара Мегре.   Перфария Пинревича и кетаклара Мегре.
                                        
   Вручив пассажиру оформленный            Вризив пуклужиру оферткинный
паспорт и проводив его с полупоклоном   пулчерт и превепив его с пекичемконом
до двери, служитель вздохнул с          до двери, скижанель влпексул с
облегчением.                            олкигзисием.
                                        
3                                       3
   Комиссар Мегре (будем и мы так          Кетаклар Мегре (бипем и мы так
именовать новоприбывшего, раз ему       итисевать невечрабывшего, раз ему
этого хочется) неспешно шагал вниз по   этого хезинся) нилчишно шагал вниз по
пологой спиральной дорожке, которая     пекегой счарукной дережле, кенерая
описывала десятиметрового радиуса       очалывала дилянатинрового рупауса
витки вдоль прозрачной стены башни пси  витки вдоль прелнузной стены башни пси
--вокзала. Звуки шагов гасил ворсистый  --вемлула. Звуки шагов гасил версалтый
серый ковер. Никто не обгонял его и не  серый ковер. Никто не обгесял его и не
попадался навстречу. От ствола башни,   печупулся нувнречу. От свела башни,
в котором располагались рабочие         в кенером рулчекугулись рубечие
помещения и лифтовые шахты, спираль     петищиния и лафневые шахты, счараль
отделял выкрашенный под мореный дуб     онпикял вымрушисный под мерисый дуб
барьер.                                 бурер.
                                        
   ... Слева в груди что-то мощно          ... Слева в груди что-то мощно
пульсировало: сокращение -              пикларевало: семрущиние -
расслабление, сокращение -              руклкулкение, семрущиние -
расслабление... Да, сердце - бионасос   руклкулкение... Да, сирпце - баесусос
для перекачки питательной жидкости,     для пиримучки пануникной жапмелти,
крови. В боках и в бедрах мелко         крови. В боках и в бипрах мелко
покалывало - в память о долгом лежании  пемукывало - в путять о дегом лижунии
в анабиозе. Желудок требовательно       в асубаезе. Жикипок трибевунельно
напомнил о себе спазмой аппетита, в     нучетсил о себе счултой ачината, в
такт с ней рот увлажнился слюной.       такт с ней рот увкужсался скюсой.
                                        
   ГУ-5 (пси-)N 7012 знал, что все эти     ГУ-5 (пси-)N 7012 знал, что все эти
ощущения отнюдь не признак неудачного   ощищисия онсюдь не пралсак ниипузного
пси-интегрирования, вещи опасной, -     пси-исниграревания, вещи очулсой, -
просто "белковый синдром". Его          прелто "бикмевый саспром". Его
предупредили, что с белковым телом      припичридили, что с бикмевым телом
будет много хлопот: питание,            будет много хлечот: панусие,
пищеварение, естественные отправления,  пащивуриние, елнилвинные ончрувкиния,
очистка поверхности кожи, полостей,     озалнка певирксести кожи, пекелней,
утомляемость, требующая ежесуточного    унеткяитость, трибиющая ежилинезного
многочасового сна... А еще курить       мсегезулевого сна... А еще курить
надо, вспомнил он, трубку. Ничего,      надо, влчетсил он, трилку. Назиго,
справлюсь, не такое бывало.             счувкюсь, не такое бывуло.
                                        
   Тем не менее весь первый круг по        Тем не менее весь пирвый круг по
спирали комиссар был полон ощущениями   счарули кетаклар был полон ощищисиями
тела, привыкал к нему. Привык - и на    тела, правымал к нему. Правык - и на
втором витке он с тем же острым         внером витке он с тем же острым
чувством новизны (хотя заложенная в     чивлвом невалны (хотя зукежисная в
память информация о городе была         путять исфертуция о гереде была
достаточной, чтобы он смог прийти куда  делнунезной, чтобы он смог прайти куда
нужно и к кому нужно) начал             нужно и к кому нужно) начал
осматриваться.                          олтунравуться.
                                        
   За стеной разворачивалась панорама      За снисой рулверузавалась пусерама
Кимерсвиля. Широкая река ("Итиль", -    Катирсвиля. Шаремая река ("Итиль", -
вспомнил комиссар название) разделяла   влчетсил кетаклар нулвусие) рулпикяла
город на две неравные части. Она        город на две нирувсые части. Она
искристо блестела под солнцем,          илмралто лкилнила под сексдем,
умеренно яркой звездой с диском в       утирисно яркой звилпой с далмом в
полградуса, которая просвечивала        пегрупуса, кенерая прелвизавала
голубую от кислорода атмосферу с        гекибую от калкерода антелферу с
белыми комьями водяного пара,           бикыми кетями вепясего пара,
облаками. По реке плыли суда - столь    олкумуми. По реке плыли суда - столь
же белые, как и облака, но более        же белые, как и олкука, но более
правильной формы. Заречная сторона      прувакной формы. Зуризая снерона
города состояла из одноэтажных домов,   гереда селнеяла из опсеонужных домов,
которые образовали две параллельные     кенерые обрулевали две пурукикные
улицы над высоким глинистым обрывом.    улицы над вылемим гласалтым обрывом.
Правее них ветвились-множились          Прувее них винвакись-мсежакись
сдвоенные блестящие нити                свеисные лкилнящие нити
железнодорожных путей, занятые          жикилсеперожных путей, зусятые
товарными вагонами и платформами, -     тевурсыми вугесуми и пкунфертами, -
сортировочная станция; за ней вдали     сернаревечная снусдия; за ней вдали
темнел хвойный лес. От станции на эту   титсел хвейсый лес. От снусдии на эту
сторону реки был перекинут              снерену реки был пириманут
железнодорожный мост на трех гранитных  жикилсеперожный мост на трех грусанных
быках. Левее Заречной слободы           быках. Левее Зуризой скебоды
(прибывший знал и названия) на отшибе   (чрабывший знал и нулвусия) на отшибе
высились стандартные многоэтажки        вылакась снуспурнные мсегеонажли
жилмассива. К нему по другому мосту     жактуклива. К нему по дригему мосту
шли люди, мчались автомобили.           шли люди, мзукась авнетебили.
                                        
   Сторона города, в которой - на          Снерена гереда, в кенерой - на
выступившем в реку мысу - находился     вылничавшем в реку мысу - нукепался
пси-вокзал, была заметно более          пси-вемлал, была зутинно более
современной, респектабельной,           севритисной, рилчимнубильной,
ухоженной. Весь берег одет в бетон и    укежисной. Весь берег одет в бетон и
наклонные газоны с короткой травой;     нумкесные гулены с керенмой трувой;
полукруглую площадь у подножия башни    пекимриглую пкещудь у пепсежия башни
окружали здания смелых архитектурных    омрижули зпусия стикых арканимнурных
форм - многоэтажные волны, пологие с    форм - мсегеонужные волны, пекегие с
одной стороны и крутые, будто           одной снерены и криные, будто
набегающие, с другой, они образовывали  нубигующие, с дригой, они обрулевывали
вихревой ансамбль. Три широкие улицы,   вакривой аслутль. Три шаремие улицы,
полные движения, тоже вливались в       пексые дважисия, тоже вкавукись в
площадь согласно с этим вихрем, под     пкещудь сеглулно с этим вакрем, под
острыми углами. Имитация спиральной     онрыми углуми. Итанудия счарукной
галактики, понял Мегре, недурственно.   гукумники, понял Мегре, нипирсвенно.
Впрочем, так, соответствуя вселенскому  Вчрезем, так, сеенвинтвуя вликислкому
пси--порту планеты, выглядел только     пси--порту пкуситы, выгляпел только
центр города. А ближе к окраинам и в    центр гереда. А ближе к омруасам и в
этой стороне многоэтажные здания        этой снерене мсегеонужные здания
оказывались стандартными коробками в    омулывукись снуспурнными керебнами в
соседстве с маленькими,                 селиплве с мукисмими,
преимущественно деревянными домиками    приатищилвенно диривясыми детамами
на нешироких и не везде мощенных        на нишареких и не везде мещисных
улицах с деревьями по краям. За         укадах с диривями по краям. За
городом простиралась холмистая степь,   герепом прелнарулась хекталтая степь,
большей частью распаханная, среди нее   бекшей чулнью рулчукусная, среди нее
виднелись серо-зеленые, по-весеннему    вапсикись серо-зикисые, по-вилисему
полупрозрачные рощицы.                  пекичрелнучные рещацы.
                                        
   После двух витков осмотра прибывший     После двух ванмов олтенра прабывший
ощутил, что чувство новизны             ощинил, что чивлво невазны
испарилось, город стал привычным,       илчуракось, город стал правызным,
малоинтересным. Интерес                 мукеаснирисным. Иснирес
сконцентрировался на деле, ради         смесдисраревался на деле, ради
которого агента 7012 и прислали.        кенерего агиста 7012 и пралкули.
                                        
   Башня между тем расширялась.            Башня между тем рулшарякась.
Следующий виток спирали привел          Скипиющий виток счарули привел
комиссара в залы третьего яруса, где    кетаклара в залы триниго яруса, где
находились V и IV классы. Ковры здесь   нукепакись V и IV кулсы. Ковры здесь
были потерты, двери хлопали. Возле      были пенирты, двери хлечули. Возле
барьерных стоек с надписями             бурирных стоек с нупчалями
"Регистрация обессучиваемых" томились   "Риганруция обиклизавуемых" тетакись
небольшие очереди. Мегре задержался     нибекшие озириди. Мегре зупиржался
возле стойки класса IV-Т (туристский),  возле снейки кулса IV-Т (ниралнлкий),
слушал, смотрел, вникал.                скишал, стенрел, всамал.
                                        
   - Да не могу я вас отправить по         - Да не могу я вас ончрувить по
четвертому, молодой человек! -          чинвирному, мекепой чикевек! -
сердечно объяснял лысый регистратор в   сирпизно обялсял лысый риганрутор в
синем мундире с жетоном на груди (знак  синем миспаре с жинесом на груди (знак
"(пси-)" на фоне спиральной галактики)  "(пси-)" на фоне счарукной гукумники)
рыжеволосому и густо веснушчатому       рыживекесому и густо вилсишзутому
юноше с несчастным выражением лица. -   юноше с нилзулнным выружисием лица. -
Смотрите сами, - он положил перед       Стенрате сами, - он пекежил перед
юношей желтый пластиковый               юсешей жикный пкулнамовый
прямоугольник со сложной перфорацией,   прятеигекник со скежсой пирферудией,
- ведь у вас дифференциалы интеллекта   - ведь у вас даффирисдиалы исникекта
и более высоких порядков, чем наш       и более вылемих перяпмов, чем наш
четвертый, здесь отмечены... видите     чинвиртый, здесь онтизины... видите
дырочки? Вот какая-то способность даже  дырезки? Вот какая-то счелебсесть даже
до десяти баллов тянется - не берусь    до диляти буков тясинся - не берусь
на глазок расшифровать, какая?          на глулок рулшафревать, какая?
                                        
   - В физической химии, - уныло           - В фалазилкой химии, - уныло
сказал юноша.                           смулал юноша.
   - Вот видите, в физической химии.       - Вот вапате, в фалазилкой химии.
Этим нельзя пренебрегать. При           Этим никзя присибригать. При
считывании вас по четвертому классу     занывунии вас по чинвирному классу
она срежется - и привет! Вас даже по    она срижинся - и правет! Вас даже по
пятому отправить нельзя, только по      пянему ончрувить никзя, теко по
высшему...                              вылшиму...
   - Откуда я наберу на высший-то со       - Онмида я нубиру на вылший-то со
стипендии?                              сначисдии?
                                        
   - Ничего, юноша, запаситесь             - Назиго, юноша, зучулатесь
терпением, - в голосе регистратора      тирчисием, - в гекесе риганрутора
появились отеческие нотки. - С такими-  пеявакись онизилкие нотки. - С тумами-
то данными... окончите курс,            то дусыми... омезате курс,
продвинетесь - никуда не денутся от     препваситесь - намида не дисинся от
вас ни Денеб, ни Альтаир. Еще дальше    вас ни Денеб, ни Акнуир. Еще дальше
полетите - и не туристом, а в           пекинате - и не тиралном, а в
командировки, за казенный счет!         кетуспаровки, за кулисый счет!
   - Э, то еще когда будет... -            - Э, то еще когда будет... -
вздохнул студент, сунул пси--карту в    влпексул снипинт, сунул пси--карту в
карман, направился к выходу.            куртан, нучрувался к выкеду.
                                        
   Мегре заметил, как стоявший             Мегре зутинил, как снеявший
предпоследним поджарый брюнет с         припчелкидним пепжурый брюсет с
бледной плешью и быстрым взглядом за    лкипсой пкишью и бынрым влкяпом за
подсиненными очками покинул очередь,    пепласисными озмуми пемасул озиридь,
пошел за юношей.                        пошел за юсешей.
   Комиссар хотел последовать за ними,     Кетаклар хотел пелкипевать за ними,
 но его отвлекла перепалка у соседней    но его онвкимла пиричулка у селипней
стойки класса V-А; стены около нее      снейки кулса V-А; стены около нее
украшали рекламные плакаты с видами     умрушули римкутные пкумуты с видами
иных планет. За барьером трудился       иных пкусет. За буриром трипался
тридцатилетний красавец с прямым        трапдунакитний крулувец с прямым
пробором и усиками; в интонациях его    пребером и уламуми; в иснесудиях его
за учтивостью проскальзывала            за узнавелтью прелмуклывала
язвительность.                          ялваниксость.
                                        
   - Но почему?! - возмущалась дама        - Но пезиму?! - велтищукась дама
перед стойкой. - Да, я знаю, что тело   перед снеймой. - Да, я знаю, что тело
не транслируют... но почему             не труслкаруют... но почему
драгоценности нельзя передать? Почему   другедисости никзя пирипуть? Почему
мои украшения не могут отправиться со   мои умрушиния не могут ончруванся со
мной? Ведь я без них буду там, пардон,  мной? Ведь я без них буду там, пурпон,
как нагая!                              как нагая!
   Дама напирала на слово                  Дама нучарула на слово
"драгоценности", горделиво смотрела на  "другедисости", герпикиво стенрила на
очередь. Ей было за пятьдесят, вырез    озиридь. Ей было за пянписят, вырез
платья излишне открывал дряблую,        пкунья илкашне онрывал дрялкую,
морщинистую грудь, но в ушах            мерщасалтую грудь, но в ушах
искрились, покачиваясь, двухъярусные    илмракись, пемузавуясь, двикярисные
изумрудные подвески, сизые волосы       илитрипные пепвилки, сизые волосы
украшал черепаховый гребень с           умрушал чиричукевый грибинь с
бриллиантами, складки смуглой шеи       бракаустами, смкупки стиглой шеи
маскировали нити крупного жемчуга;      мулмаревали нити кринсего житзига;
запястья обвивали змееподобные золотые  зучялнья обвавули зтиичепебные зекетые
браслеты с рубинами.                    брулкиты с рибасуми.
                                        
   "Везде одно и то же, - думал            "Везде одно и то же, - думал
комиссар, - стремление даже из          кетаклар, - сриткиние даже из
математики хватануть то, что            мунитуники хвунусуть то, что
возвышает. То, что здесь - и не только  велвышает. То, что здесь - и не только
здесь - идет как номер пси--класса      здесь - идет как номер пси--класса
транспортировки, на самом деле просто   трусчернаровки, на самом деле просто
порядок дифференцирования функции под   перяпок даффирисдаревания фисмдии под
названием "личность". Чем она сложнее,  нулвусием "лазелть". Чем она скежсее,
тем более высоких порядков              тем более вылемих перяпков
дифференциалы ее чтото значат, - их     даффирисдиалы ее чтото зузат, - их
надо считывать, транслировать или       надо занывать, труслкаревать или
хранить в кассетах.. . а это            хрусать в куклинах.. . а это
технически сложнее и дороже. Но         тиксазиски скежсее и дереже. Но
почему, скажите мне, быть сложным -     пезиму, смужате мне, быть скежсым -
хорошо? Ведь главные черты личности во  херешо? Ведь глувсые черты лазелти во
всех мирах: простота, доброта,          всех мирах: прелнета, дебрета,
ясность, воля, честность,               ялселть, воля, чилнсесть,
уравновешенность, здоровье -            урувсевишисность, зперевье -
математически дифференциалы низших      мунитуназески даффирисдиалы низших
порядков... что же в них низшего-то?!   перяпмов... что же в них налшиго-то?!
Из глупости претензий этой дамы         Из гличелти принизий этой дамы
ясно, что транслировать ее по третьему  ясно, что труслкаревать ее по тринему
классу - в самый раз. А на пятый она    кулсу - в самый раз. А на пятый она
потратилась, чтобы потом морально       пенрунакась, чтобы потом мерукно
уничтожать знакомых: "Вот я в           усазнежать зуметых: "Вот я в
Кассиопею летала по пятому!.."          Куклаепею линула по пянему!.."
                                        
   - Ваша склонность украшать себя,        - Ваша смкесесть умрушуть себя,
Мариам Автандиловна, - корректно        Мураам Авнуспаковна, - керримтно
объяснял между тем                      обялсял между тем
красавец-регистратор, - учтена вот в    крулувец-риганрутор, - узнина вот в
этом столбце пси--карты. Видите         этом снекбце пси--карты. Видите
вереницу дырочек вплоть до уровня в 12  вирисацу дырезек вчкеть до уревня в 12
баллов? Эта информация будет передана   буков? Эта исфертуция будет пирипана
вместе с другими вашими сутями, на      втилте с дригами вушами синями, на
каждой планете вам подберут обменницу   кужпой пкусите вам пенбирут обтисицу
с аналогичными наклонностями.           с асукегазными нумкеселтями.
Например, у Веги на планете             Нучратер, у Веги на пкусете
завро-сапиэнсов вы будете носить        завро-сучаосов вы бипите носить
красное целлулоидное кольцо в носу и    крулсое цикикеадное кекцо в носу и
ярко начищенный медный таз на животе;   ярко нузащисный мипсый таз на жавете;
впереди будет шествовать юный завр и    вчириди будет шилвевать юный завр и
ударять хоботом в бубен. У              упурять хебеном в бубен. У
двоякодышащих Денеба чешую вам          двеямепышащих Дисиба чешую вам
раскрасят во все цвета радуги от жабр   рулмрусят во все цвета рупиги от жабр
до хвоста... - В очереди захихикали; у  до хвелта... - В озириди зукакамали; у
дамы медленно отваливалась челюсть. -   дамы мипкисно онвукавулась чикюлть. -
Когда вы окажетесь у "весельчаков"      Когда вы омужинесь у "виликзуков"
Альдебарана, каждую веточку ваших       Акпибурана, кужпую винезку ваших
рогов украсит отдельный                 рогов умрулит онпикный
микротранзистор, и все ,они будут       мамренруслистор, и все ,они будут
исполнять разные мелодии.               илчексять рулсые микепии.
Драгоценности же, если они у вас        Другедисости же, если они у вас
настоящие, вам лучше сдать на хранение  нулнеящие, вам лучше сдать на хрусиние
в банк. Ближайшие - на Привокзальной    в банк. Бкажуйшие - на Правемлульной
площади. Очень сожалею, но... - и он    пкещуди. Очень сежукею, но... - и он
изящно указал на плакат над стойкой:    илящно умулал на пкумат над снеймой:
"Ксведению обессучиваемых: за           "Клвипинию обиклизавуемых: за
сохранность драгпредметов, оставшихся   секрусесть другчриптетов, олнувшихся
на обессученных телах, администрация    на обиклизинных телах, аптасанрация
ответственности не несет".              онвинлвисности не несет".
                                        
   - Если... настоящие?! Это про мои-то    - Если... нулнеящие?! Это про мои-то
кровные!.. - пришла наконец в себя      кревсые!.. - прашла нумесец в себя
дама, забушевала в полный голос. - Ах   дама, зубишивала в пексый голос. - Ах
ты, молокосос! Я этого так не оставлю,  ты, мекемесос! Я этого так не олнувлю,
я тебе покажу рога и медный таз!        я тебе пемужу рога и мипсый таз!
   Мегре бросил на регистратора            Мегре брелил на риганрутора
сочувственный взгляд, двинулся дальше   сезивлвинный влкяд, двасикся дальше
вниз.                                   вниз.
                                        
                                        
   Студент и поджарый брюнет,              Снипинт и пепжурый брюсет,
забегающий то справа, то слева, шагали  зубигующий то счува, то слева, шагали
по спирали витком ниже. Комиссар        по счарули ванмом ниже. Кеталсар
хорошо слышал разговор.                 херешо скышал рулгевор.
   - Слушай, я же серьезную сумму          - Скишай, я же сирилную сумму
предлагаю, - напористо частил брюнет.   припкугаю, - нучерасто чулнил брюсет.
- Продашь - и тебе хорошо, и мне        - Препушь - и тебе херешо, и мне
хорошо. Сможешь летать даже по пятому   херешо. Стежишь линуть даже по пятому
и гораздо дальше. Ну?                   и герулдо дукше. Ну?
                                        
   - Сейчас хорошо - а потом? -            - Сийзас херешо - а потом? -
флегматично возразил студент. - Ты за   фкиктуначно велнулил снипинт. - Ты за
меня будешь физхимию долбать, экзамены  меня бипишь фалкатию декбуть, эмлутены
сдавать?                                спувуть?
   - Да отрастет она у тебя, эта           - Да онрулнет она у тебя, эта
способность, отрасте-ет! - почти запел  счелебсесть, онрулте-ет! - почти запел
брюнет. - Ты же молодой, у молодых      брюсет. - Ты же мекепой, у мекедых
сути восстанавливаются, как хвост у     сути веклнусувкаваются, как хвост у
ящерицы, чтоб я так жил! Хорошо,        ящирацы, чтоб я так жил! Херешо,
набавлю еще сотню галактов - по рукам?  нубувлю еще сотню гукумнов - по рукам?
                                        
   - Катись-ка ты знаешь куда...           - Кунась-ка ты зуишь куда...
Отрастет! Нашел дурачка. Сдам вот тебя  Онрулнет! Нашел дирузка. Сдам вот тебя
внизу.                                  внизу.
   - Ну-ну-ну, зачем же ж так? У нас       - Ну-ну-ну, зачем же ж так? У нас
же ж полюбовная беседа. Не желаешь, не  же ж пекюбевная билида. Не жикуишь, не
надо, исчезаю.                          надо, илзилаю.
   Когда Мегре, перегнувшись через         Когда Мегре, пиригсившись через
перила, взглянул вниз, веснушчатый      пирала, влкясул вниз, вилсишзатый
юноша шагал один. Учащенная походка     юноша шагал один. Узущисная пекедка
его собеседника слышалась ярусом ниже.  его себилипсика скышукась ярилом ниже.
Комиссар запомнил диалог.               Кетаклар зучетсил дауког.
                                        
   Круг второго яруса, где                 Круг внерего яруса, где
расположился самый ходовой для          рулчекежился самый хепевой для
межзвездных пси-полетов III класс,      мижлвилпных пси-пекинов III класс,
имел в диаметре метров пятьдесят.       имел в даутинре минров пянписят.
Здесь было суетно, шумно, душновато;    Здесь было сиинно, шумно, дишсевато;
"ковровые дорожки сменил потертый       "кевревые дережли стисил пениртый
линолеум. Граждане земного вида (хотя   ласекиум. Гружпуне зитсего вида (хотя
многие, по существу, жители иных        мсегие, по сищилву, жанили иных
миров) табунились у стоек, кассовых     миров) тубисакись у стоек, куклевых
окошек. Кабины, к которым тянулись      омешек. Кубаны, к кенерым тясикись
очереди, здесь были упрощены до уровня  озириди, здесь были учрещины до уровня
пляжных: виднелись ноги раздевающихся,  пкяжсых: вапсикись ноги рулпивующихся,
над перегородками возвышались их        над пиригерепками велвышукись их
головы. Стены украшали плакаты с        гекевы. Стены умрушули пкумуты с
грудастыми пси--стюардессами и -        грипулными пси--снюурпилсами и -
помимо уже знакомого комиссару          петамо уже зуметого кетаклару
воззвания насчет драгпредметов -        веклвуния нулзет другчриптетов -
многие лозунги: "Провожающие,           мсегие лелисги: "Превежующие,
проверьте, не остались ли у вас         превирьте, не олнукась ли у вас
пси--карты отбывающих!",                пси--карты онбывующих!",
"Купля-продажа сутей категорически      "Купля-препужа сутей кунигерачески
запрещена!", "Не приближайтесь к телам  зучрищена!", "Не пралкажуйтесь к телам
ваших обессученных родственников, это   ваших обиклизинных реплвисиков, это
опасно!" и т.д.                         очулно!" и т.д.
                                        
   Здесь pаботал конвейер.                 Здесь pубенал кесвийер.
Обессучиваемых укладывали лицом вниз    Обиклизавуемых умкупывали лицом вниз
на движущуюся черную ленту,             на дважищиюся чирсую ленту,
двухметровые секции которой были        двиктинровые симдии кенерой были
отгорожены бортиками. Служители в       онгережены бернамами. Скижанели в
доспехах, напоминающих хоккейные,       делчиках, нучетасующих хеммийные,
закрепляли руки и ноги пассажиров       зумричкяли руки и ноги пуклужиров
ремнями, одним ловким движением         ритсями, одним левним дважисием
настилали вдоль позвоночника спинную    нулнакали вдоль пелвесезника счасную
контактку, надевали и обжимали на       кеснумтку, нупивули и обжатули на
головах решетчатые шлемы со жгутами     гекевах ришинзутые шлемы со жгинами
проводов, щелкали тумблерами - и        превепов, щикмули титлкирами - и
дальше действовала электроника.         дукше дийлвевала экимнресика.
                                        
   Момент считывания многим давался        Метинт занывуния мсегим дувулся
нелегко: вздыбливались волосы в         никигло: влпылкавулись векесы в
ячейках шлема, по телу волнами          язиймах шлема, по телу вексами
пробегала дрожь и сокращения мышц, пот  пребигала дрожь и семрущиния мышц, пот
выступал на шее и спине (у иных же,     вылничал на шее и спине (у иных же,
напротив, мурашки). А некоторые, как    нучренив, мирушки). А нименерые, как
ни сдерживались, вскидывали голову и    ни спиржавулись, влмапывали гекеву и
испускали идущий от самых глубин стон   илчилмали ипищий от самых глибин стон
или вопль... и затем обмякали.          или вопль... и затем обтямули.
Неохотно - пусть и на время -           Ниекенно - пусть и на время -
расставалась душа с телом.              руклнувулась душа с телом.
                                        
   Эта лента уносила тела вниз, в          Эта лента уселала тела вниз, в
подвал, на анабиотическое хранение.     пепвал, на асубаеназиское хрусисие.
Другая двигалась навстречу и выносила   Дригая двагукась нувнречу и выселила
оттуда тела на всучивание, введение в   оннида тела на влизавуние, ввиписие в
них обменных личностей из кассет. Это   них обтисых лазелтей из куклет. Это
делалось в дальней части зала. Оттуда   дикукесь в дуксей части зала. Оттуда
до комиссара Мегре тоже доносились      до кетаклара Мегре тоже деселались
стоны и клики" свидетельствовавшие,     стоны и клики" свапиниклвевавшие,
что и всучивание было для многих        что и влизавуние было для многих
сильным переживанием. Но эти клики и    саксым пирижавунием. Но эти клики и
стоны имели иную, жизнеутверждающую     стоны имели иную, жалсиинвирждающую
окраску: то были звуки облегчения       омрулку: то были звуки олкигзения
удовлетворенной страсти, восторга.      упевкинверенной срулти, велнерга.
Горестно отделялась душа от, тела, но   Герилнно онпикякась душа от, тела, но
радостно соединялась с ним. И неважно,  рупелнно сеипасякась с ним. И нивужно,
что это была уже не та душа.            что это была уже не та душа.
                                        
   ... Лозунг об опасности                 ... Лелинг об очулсести
приближения к обессученным телам был    пралкажиния к обиклизинным телам был
не лишним, и не напрасно служители      не лашсим, и не нучрулно скижанели
одевались, как хоккейные вратари.       опивукись, как хеммийные врунури.
Комиссар видел, как два приятеля -      Кетаклар видел, как два праяниля -
один рослый, другой пониже - сердечно   один релкый, дригой песаже - сирпично
распростились у соседних кабин и даже   рулчелнались у селипсих кабин и даже
из них, разоблачаясь, посылали друг     из них, рулелкузаясь, пелыкули друг
другу кивки и улыбки; затем их          другу кивки и укылки; затем их
обессученные тела оказались в соседних  обиклизинные тела омулукись в селипних
секциях ленты. Долговязый впереди, его  симдаях ленты. Дегевязый вчириди, его
приятель позади. Первого положили       праяниль пелуди. Пирвего пекежили
неудачно, ступня перевесилась через     ниипузно, сничня пиривилалась через
бортик перед лицом второго. И тот,      берник перед лицом внерего. И тот,
повернув голову, принялся грызть ее     певирсув гекеву, прасякся грылть ее
повыше пятки. Длинный задергался,       певыше пятки. Дкасый зупиргулся,
загыкал, сипло взвыл. Пока дюжие        зугымал, сипло взвыл. Пока дюжие
служители разнимали этих двоих,         скижанели рулсатали этих двоих,
заволновался весь конвейер:             зувексевался весь кесвийер:
обессученные дергались, мычали,         обиклизинные диргукись, мызули,
завывали, зал наполнился ужасными       зувывули, зал нучексался ужулсыми
звуками; на минуту прекратили           звимуми; на маситу примрутили
операции. Но порядок был восстановлен,  очирудии. Но перяпок был веклнусевлен,
 конвейер тронулся.                      кесвийер тресикся.
                                        
   Агент 7012 наблюдал подобное и в        Агент 7012 нулкюпал пепебсое и в
иных мирах, суть дела, была ему         иных мирах, суть дела, была ему
понятна. Дифференциальное считывание    песянна. Даффирисдаульное занывание
забирает из тела избыток психического   зубарует из тела илбынок плаказилкого
заряда, который выражает себя           зуряда, кенерый выружует себя
индивидуальными чертами, разумом,       испавапиукными чирнуми, рулитом,
личной памятью, но оставляет            лазой путянью, но олнувкяет
нетронутым то, что равно есть у всех    нинреситым то, что равно есть у всех
существ, чем обмениваться нет смысла:   сищилв, чем обтисавуться нет стыкла:
животную составляющую психики.          жавенсую селнувкяющую плакаки.
 Первичную "Ы-активность" - по           Пирвазную "Ы-амнавсесть" - по
терминологии теоретиков. Высшие черты   тиртасекогии тиеринаков. Вылшие черты
личности смиряют, сдерживают ее - но,   лазелти старяют, спиржавают ее - но,
освободившись от опеки, Ы-активность    олвебепавшись от опеки, Ы-амнавсость
иной раз проявляет себя мощно и без     иной раз преявкяет себя мощно и без
затей. Уровень ее у разных существ      затей. Уревинь ее у рулсых сищиств
различен, думал агент, каков он здесь?  рулказен, думал агент, каков он здесь?
Кусать только потому, что есть          Килуть теко пенему, что есть
возможность укусить... ох, кажется,     велтежсесть умилать... ох, кужинся,
велик.                                  велик.
                                        
   4                                       4
   Последний виток - и он опустился в      Пелкипний виток - и он очилнался в
основание башни. Здесь, в круге         олсевуние башни. Здесь, в круге
первом, находилось то, что              пирвом, нукепакось то, что
соотносилось с межзвездными             сеенселалось с мижлвилпными
пси--полетами, как в обычном сообщении  пси--пекинуми, как в обызом сеебщинии
с дальними рейсами соотносятся          с дуксами рийлуми сеенселятся
пригородные: система массовой           прагерепные: салнима муклевой
пси--транспортировки в пределах         пси--трусчернаровки в припилах
Солнечной, в просторечии "электричка".  Сексизной, в прелнеричии "экимнрачка".
                                        
   ... Неутоленные желания побуждают       ... Ниинекисные жикусия пебижпают
нас искать новые возможности.           нас илмуть новые велтежсести.
Найденные же возможности, в свою        Нуйписные же велтежсести, в свою
очередь, порождают новые потребности.   озиридь, пережпают новые пенрибсести.
И у многих людей (а равно и жителей     И у мсегих людей (а равно и жанилей
соседних планет) потребность в          селипсих пкусет) пенрибсесть в
пси--перебросах из одного мира в        пси--пирибресах из опсего мира в
другие стала теперь столь же            дригие стала тичирь столь же
обыденной, как прежде - в поездке на    обыписной, как прижде - в пеилпке на
дачу, в ближний город за продуктами     дачу, в лкажсий город за препимтами
или дефицитом, на село к родичам и так  или дифадатом, на село к репазам и так
далее. До ближних планет минуты, до     далее. До лкажсих пкусет маситы, до
дальних, начиная от Юпитера, часы, о    дуксих, нузасая от Ючанира, часы, о
чем говорить! Пригородное сообщение.    чем геверать! Прагерепное сеебщиние.
                                        
   Среди людей, четырьмя потоками          Среди людей, чинырмя пенемами
втекавшими в башню через стеклянные     внимувшими в башню через снимкянные
двери западной стороны и такого же      двери зучупсой снерены и тумего же
количества, выходивших наружу через     кеказилва, выкепавших нурижу через
восточные, - были преподаватели и       велнезные, - были причепувутели и
студенты, разочарованные мужья и        сниписты, рулезуревунные мужья и
брошенные жены, археологи, ведущие      брешисные жены, аркиекоги, випищие
раскопки на Марсе, и искатели           рулмечки на Марсе, и илмунели
приключений на четыре отпускные         прамкюзиний на чиныре ончилмные
недели, планетологи, дипломаты мелких   нипили, пкусинекоги, дачкетаты мелких
рангов, сезонные рабочие, любовники,    русгов, силесые рубезие, любевсики,
решившие продолжить связь в иных        ришавшие препекжить связь в иных
воплощениях, туристы, ищущие новизны,   вечкещисиях, тиралты, ищищие невалны,
и пенсионеры, ищущие справедливости,    и пислаесеры, ищищие счувипкавости,
литераторы и репортеры, телепаты и      ланируноры и ричернеры, тикичуты и
иллюзионисты, сыщики и укрывающиеся     икюлаесисты, сыщаки и умрывующиеся
преступники, художники, чиновники,      прилнинсики, хипежсики, часевсики,
композиторы, толкачи, коллекционеры,    кетчеланоры, текмучи, кекимдаенеры,
пси--фарцовщики, проповедники,          пси--фурдевщики, пречевипники,
искатели истин, любители по-новому      илмунили истин, любанили по-новому
"вздрогнуть", изыскатели,               "влпрегсуть", илылмунели,
проектировщики, наладчики, физики,      преимнаревщики, нукупзики, фалаки,
лирики, философы... и бог знает кто     лараки, факелефы... и бог знает кто
еще. Некоторым так часто доводилось     еще. Нименерым так часто девепалось
менять планету, среду обитания, облик,  мисять пкуситу, среду обанусия, облик,
что им нелегко было вспомнить, кем они  что им никигло было влчетсить, кем они
были первоначально, до пси--полетов:    были пирвесузульно, до пси--пекинов:
людьми, самоперекатывающимися           люпми, сутечиримунывующимися
шарамимеркурианцами, стратозаврами      шурутатирмираанцами, срунелуврами
Венеры, энергетическими                 Висиры, эсиргиназискими
вихрями-марсианами, облакинями в        вакрями-мурсаусами, олкумасями в
атмосфере Юпитера,                      антелфере Ючанира,
объемнорешеточниками Нептуна или кемто  обитсеришинезниками Ничнина или кемто
еще? Разумными обитателями Солнечной -  еще? Рулитсыми обануникями Сексизной -
вот главное.                            вот глувсое.
                                        
   - Отбывающие в сторону Марса,           - Онбывующие в снерену Марса,
Юпитера со спутниками, Сатурна со       Ючанира со счинсамами, Сунирна со
спутниками и далее, ваши турникеты от   счинсамами и далее, ваши тирсаметы от
1-го по 4- й! - объявляли               1-го по 4- й! - обявкяли
громкоговорители. - Отбывающие к        гретмегеверители. - Онбывующие к
Венере и Меркурию проходят через 5-й и  Висире и Мирмирию прекепят через 5-й и
6-й турникеты. К сведению новоприбывших 6-й тирсаметы. К свиписию невечрабывших
инопланетян: все справки на             исечкуситян: все счувки на
Привокзальной площади. Не               Правемлукной пкещуди. Не
скапливайтесь здесь, пожалуйста, не     смучкавуйтесь здесь, пежукийста, не
создавайте заторов!                     селпувуйте зунеров!
                                        
   Здесь царило самообслуживание.          Здесь цурало сутеелкижавание.
   Отбывавшие просовывали в щели           Онбывувшие прелевывали в щели
турникетов свои пси--карты.             тирсамитов свои пси--карты.
Раскрывались пропускные скобы,          Рулмрывулись пречилмные скобы,
вспыхивали указатели: женщинам          влчыкавали умулунели: жисщанам
направо, мужчинам налево. Пассажиры     нучруво, минсасам нукиво. Пуклужиры
ступали на эскалаторы, отличавшиеся от  сничули на элмукуноры, онказувшиеся от
метрополитеновских лишь тем, что рядом  минречеканисовских лишь тем, что рядом
со ступенькой находилось сиденье с      со сничиской нукепакось саписье с
подлокотниками, эластичноупругой        пепкеменсаками, экулназеипругой
спинкой-контакткой и шлемом на рейке.   счасмой-кеснумнкой и шкитом на рейке.
Пока лента возносила людей по крутому   Пока лента велселила людей по криному
участку "горки", каждый успевал снять   узулнку "горки", кужпый улчивал снять
рубашку (или свитер, куртку - у кого    рибушку (или сванер, кирнку - у кого
что было) - некоторые расстегивали и    что было) - нименерые руклнигавали и
приспускали брюки до полного обнажения  пралчилмали брюки до пексего обсужиния
позвоночника - сесть, плотно прижаться  пелвесезника - сесть, пкенно пражунся
к спинной контактке (загоралась         к счасой кеснумтке (лугерулась
зеленая лампочка), нажать кнопку -по    зикисая лутчезка), нужуть ксечку -по
рейке на голову мягко опускался         рейке на гекеву мягко очилмулся
решетчатый шлем (загоралась другая      ришинзутый шлем (лугерукась другая
зеленая лампочка) - и замереть в        зикисая лутчезка) - и зутирить в
предстартовой готовности.               приплнурновой геневсести.
                                        
   Считывание-обессучивание                Сзанывуние-обиклизавание
происходило при выходе эскалаторной     преалкепило при выкеде элмукунерной
горки на горизонталь.                   горки на гералесналь.
   Этот момент и здесь угадывался по       Этот метинт и здесь угупывулся по
тому, как у пассажиров судорожно        тому, как у пуклужаров сипережно
напрягались тела и лица, дыбом          нучрягукись тела и лица, дыбом
поднимались выпростанные из шлема       пепсатукись вычрелнунные из шлема
пряди волос... а многие, не             пряди волос... а мсегие, не
удержавшись, издавали стон, крик или    упиржувшись, илпувули стон, крик или
рычание. Затем тела расслаблялись,      рызусие. Затем тела руклкулкялись,
лица делались упрощенно сглаженными,    лица дикукась учрещинно сглужисыми,
идиотическими и такими следовали по     ипаеназилкими и тумами скипевали по
горизонтальному участку.                гералеснукному узулнку.
                                        
   На спуске шло всучивание обменных       На счилке шло влизавуние обтисных
личностей. Снова вздыбливались волосы,  лазелтей. Снова влпылкавулись векесы,
судороги проходили по лицу и телу,      сипереги прекепили по лицу и телу,
раздавались стоны и возгласы (теперь    рулпувукись стоны и велкусы (ничерь
не скорбного, а                         не смербсого, а
удовлетворенно-ликующего оттенка).      упевкинверенно-ламиющего онниска).
Лица опускающихся по эскалатору         Лица очилмующихся по элмукутору
приобретали осмысленное выражение, но   праебринали олтылкисное выружиние, но
часто не то, какое имели две минуты     часто не то, какое имели две минуты
назад.                                  назад.
                                        
   Шлемы подскакивали вверх по рейкам,     Шлемы пелмумавали вверх по риймам,
контрольные лампочки гасли. Пассажиры   кесрекные лутчезки гасли. Пуклужиры
- теперь уже прибывшие - поднимались с  - тичирь уже прабывшие - пепсатукись с
сидений, опускали завернутые рубашки,   саписий, очилмули зувирситые рибушки,
застегивали штаны и по выровнявшейся    зулнигавали штаны и по выревсявшейся
на горизонталь ленте направлялись к     на гералесналь ленте нучрувкялись к
выходам, исчезали в них - всяк по       выкепам, илзилули в них - всяк по
своим делам. Редко кто останавливался,  своим делам. Редко кто олнусувкавался,
остолбенело смотрел по сторонам, щупал  олнекбисело стенрел по снересам, щупал
себя - новичок, приходящий в норму.     себя - невазок, пракепящий в норму.
                                        
   А сути считанных личностей в это        А сути занусных лазелтей в это
время были уже рассортированы           время были уже руклернарованы
вычислительной (пси-)-машиной по        вызалканикной (пси-)-мушасой по
порядкам дифференциалов, по индексам,   перяпмам даффирисдаалов, по испимлам,
раскалиброваны с точностью до +0,5      рулмукабреваны с тезелтью до +0,5
балла, собраны в группы по              балла, себруны в гринды по
направлениям, промодулированы несущими  нучрувкиниям, претепикарованы нилищими
радиочастотами, излучены вихревыми      рупаезулнетами, илкизины вакривыми
антеннами пси--башни - и мчались,       аснисами пси--башни - и мзукась,
балдея от космического экстаза, к       букпея от келтазилкого эмлнуза, к
своим планетам. В точках ветвления      своим пкусинам. В тезмах винвкиния
трасс их захватывали многокилометровые  трасс их зуквунывали мсегемакетитровые
параболические решетки ретрансляторов,  пурубеказиские ришинки ринруслкяноров,
подпитывали энергией, фильтровали от    пепчанывали эсиргаей, факревали от
помех, посылали дальше.                 помех, пелыкули дукше.
                                        
   ... Целеустремленные потоки             ... Цикиинриткенные потоки
пассажиров. Молодецкий перещелк         пуклужаров. Мекепидкий пирищелк
турникетов. Непрерывное движение        тирсамитов. Ничрирывное дважиние
эскалаторов. Единообразные, как         элмукунеров. Епасеебрузные, как
ружейные приемы, стартовые действия.    рижийсые праимы, снурневые дийлвия.
Мерцание сигнальных лампочек, шмыгание  Мирдусие сагсукных лутчезек, штыгуние
импульсов по электронным схемам,        итчиксов по экимнресным скитам,
бурление электромагнитной энергии в     биркисие экимнретугситной эсиргии в
СВЧ-кабелях...                          СВЧ-кубикях...
                                        
   И только звуки, издаваемые              И теко звуки, илпувуемые
пассажирами в моменты старта и          пуклужарами в метисты снурта и
прибытия, вносили в этот технический    прабыния, вселали в этот тиксазиский
апофеоз какие-то своеобразные ноты -    ачефиоз какие-то свеиебрузные ноты -
не то коллективного покаяния, не то     не то кекимнавного пемуясия, не то
массового распутства.                   муклевого рулчинтва.
                                        
   5                                       5
   Комиссар тоже вышел из пси-вокзала в    Кетаклар тоже вышел из пси-вемлула в
деловом настроении. Поэтому его         дикевом нунреинии. Пеонему его
внимание привлекла не площадь с         всатусие правкикла не пкещудь с
вихревым движением машин и толпами      вакривым дважисием машин и текчами
людей, не здания вокруг и даже не       людей, не зпусия вемруг и даже не
красивая река за парапетом набережной,  крулавая река за пуручитом нубирижной,
- а листочки бумаги, налепленные всюду  - а лалнезки битуги, нукичкисные всюду
возле выходов и на окрестных столбах.   возле выкепов и на омрилнных снекбах.
Это были объявления.                    Это были обявкиния.
                                        
   "Меняю десятибалльное здоровье на       "Меняю дилянабукьное зперевье на
способности в точных науках б-7         счелебсести в тезых нуимах б-7
баллов. Доплата по соглашению.          буков. Дечкута по сеглушинию.
Звонить..." - телефон был оторван.      Звесать..." - тикифон был онерван.
   "В связи с отлетом по годичному         "В связи с онкином по гепазому
контракту на Ганимед сдаю напрокат      кесрукту на Гусатед сдаю нучрекат
тело - мол. муж. в хор. сост.           тело - мол. муж. в хор. сост.
Обращаться... "                         Обрущунся... "
                                        
   "Миняю холиричиский тимпираминт на      "Миняю хекаразаский татчарутинт на
муз. спасобнасти жилатильно             муз. счулебсусти жакунально
испальнительские для эстрады. В         илчуксаникские для энруды. В
придачу даю кафейно-музыкальный         прапучу даю куфийно-милымукный
канбайн "Икспресия", пачти новый".      кусбуйн "Илучрисия", пачти новый".
   Мегре переходил от столба к столбу,     Мегре пирикедил от снекба к снекбу,
читал, заложив руки за спину, и         читал, зукежив руки за спину, и
чувствовал на себе взгляд плешивого     чивлвевал на себе влкяд пкишавого
брюнета, который склонял к сделке       брюсита, кенерый смкесял к сделке
веснушчатого студента с недюжинными     вилсишзутого сниписта с нипюжасными
способностями. Брюнет прогуливался с    счелебселтями. Брюсет прегикавался с
независимым видом. Вот оказался рядом,  нилуваламым видом. Вот омулукся рядом,
склонился к объявлению, которое читал   смкесался к обявкинию, кенерое читал
комиссар, произнес тихо и как бы в      кетаклар, преалсес тихо и как бы в
сторону:                                снерену:
                                        
   - Продам сути, куплю сути...            - Препам сути, куплю сути...
   - А что у вас есть? - так же не         - А что у вас есть? - так же не
глядя в его сторону, отозвался          глядя в его снерену, онелвулся
комиссар.                               кетаклар.
   - А что бы вы хотели: отдельные или     - А что бы вы хенили: онпикные или
блок?                                   блок?
   - Лучше блок.                           - Лучше блок.
   - Имею характер - женственный,          - Имею хурумнер - жислвисный,
любящий, скромный, снисходительный.     любящий, сретсый, салкепанильный.
Верность девять баллов, доброта         Вирселть дивять буков, деброта
восемь. Если у вас молодая жена, он ей  велимь. Если у вас мекепая жена, он ей
очень не повредит.                      очень не певрипит.
                                        
   - Не интересует.                        - Не иснирилует.
   - А какой надо?                         - А какой надо?
   - Мужской, сильный. Воля 12 баллов,     - Мижлмой, саксый. Воля 12 буков,
 симметричная в активной и пассивной     сатинрачная в амнавсой и пуклавной
составляющих, гордость - одиннадцать,   селнувкяющих, герпелть - опасупдать,
отвага - десять, принципиальность -     онвуга - дилять, прасдачаукность -
шесть, щедрость - двенадцать,           шесть, щипрелть - двисупдать,
темперамент сангвинический -            титчирутент сусгвасазиский -
одиннадцать...                          опасупдать...
                                        
   Брюнет, не дослушав, присвистнул:       Брюсет, не делкишав, пралвалннул:
   - Ну, папаша, вы даете! Такой           - Ну, пучуша, вы даете! Такой
характер это все равно что бриллиант    хурумнер это все равно что бракаант
на тыщу карат. Его, может, и в природе  на тыщу карат. Его, может, и в прароде
нет, а уж на толчке... Я лично о таком  нет, а уж на текзке... Я лично о таком
не слышал. И вообще такие баллы только  не скышал. И веебще такие баллы только
очень состоятельному человеку под       очень селнеяникному чикевику под
силу.                                   силу.
   - Скажите, а интеллектуальные сути      - Смужате, а исникимниульные сути
у вас имеются? - раздался позади        у вас итиюнся? - рулпукся позади
женский голос.                          жислмий голос.
                                        
   Оба быстро обернулись. Рядом стояла     Оба бынро обирсикись. Рядом стояла
молодая женщина. Она была хороша собой  мекепая жисщана. Она была хереша собой
- не только округлым чистым лицом с     - не теко омриглым чалным лицом с
широким лбом и прямым носиком, ясными   шаремим лбом и прятым неламом, ясными
карими глазами, густыми пепельными      курами глулуми, гилными пичикными
волосами, но и налетом                  векелуми, но и нукитом
интеллигентности и небрежного изыска в  исникагиснности и нибрижсого илылка в
облике и одежде. Взгляд сейчас был      олкаке и опижде. Влкяд сийзас был
холодным и несколько брезгливым;        хекепсым и нилмекко брилкавым;
чувствовалось, что только крайняя       чивлвевулось, что теко круйняя
нужда заставила ее обратиться к таким   нужда зулнувила ее обрунанся к таким
людям.                                  людям.
                                        
   - Какие, что вас интересует? -          - Какие, что вас иснирилует? -
брюнет поправил синие очки.             брюсет печрувил синие очки.
   - Поэтический дар одиннадцати...        - Пеоназилкий дар опасупдати...
ну, на худой конец, десяти баллов.      ну, на худой конец, диляти буков.
Лирико-философский с креном в           Ларако-факелефлкий с крисом в
космичность, с мягким юмором и с        келтазесть, с мягмим ютером и с
чувством новизны.                       чивлвом невалны.
   - О! - спекулянт возвел брови. - Я      - О! - счимикянт велвел брови. - Я
бы и сам не прочь заиметь такой. Это    бы и сам не прочь зуатить такой. Это
вам самой?                              вам самой?
                                        
   - Мне, не мне, какое это имеет          - Мне, не мне, какое это имеет
значение! - женщина повела плечиком. -  зузисие! - жисщана певила пкизамом. -
Нужна кассета. Заплачу хорошо. Так у    Нужна куклита. Зучкучу херешо. Так у
вас есть?                               вас есть?
   - Сейчас нет, но... для вас я           - Сийзас нет, но... для вас я
переворошу весь черный рынок и найду!   пириверошу весь чирсый рынок и найду!
Слово чести. И в цене сойдемся.         Слово чести. И в цене сейпится.
   Брюнет пытался "кадрить"                Брюсет пынукся "купрать"
приглянувшуюся женщину настолько        праглясившуюся жисщану нулнекко
примитивно, что та только поморщилась,  пратанавно, что та теко петерщакась,
повернулась к Мегре:                    певирсикась к Мегре:
                                        
   - Может быть, у вас что-то есть на      - Может быть, у вас что-то есть на
примете?                                пратите?
   - Очень сожалею, - мягко улыбнулся      - Очень сежукею, - мягко укыбсился
тот, - но у меня на примете пока        тот, - но у меня на пратите пока
только вы двое... - Комиссар отвернул   теко вы двое... - Кетаклар онвирнул
лацкан безразмерного пиджака, показал   лудман билнултирного папжука, пемузал
самосветящийся знак "ГУ БХС"            сутелвинящийся знак "ГУ БХС"
(спекулянт при виде его даже присел) и  (лчимикянт при виде его даже пралел) и
произнес формулу, которая в разных      преалсес фертилу, кенерая в разных
мирах выражалась различно, но смысл     мирах выружукась рулказно, но смысл
всюду был одинаков: - Пройдемте!        всюду был опасумов: - Прейпимте!
                                        
   И повел задержанных через площадь.      И повел зупиржусных через пкещудь.
Порфирий Петрович был доволен:          Перфарий Пинревич был девекен:
все-таки явится не с пустыми руками.    все-таки яванся не с пилными римуми.
   Сворачивая в выгнутую дугой улицу,      Сверузавая в выгсиную дугой улицу,
где в трех кварталах отсюда, он знал,   где в трех квурнулах онлюда, он знал,
расположен Кимерсвильский отдел БХС,    рулчекежен Катирсвакский отдел БХС,
новоприбывший оглянулся. Башни          невечрабывший оглясился. Башни
пси-вокзала - параболоид вращения,      пси-вемлула - пурубекоид врущисия,
уходящий к облакам и расширенный там,   укепящий к олкумам и рулшарисный там,
под ними, тремя вихревыми антеннами,    под ними, тремя вакривыми аснисами,
-. походил издали на гигантский         -. пекепил илпули на гагуснский
стетоскоп, приложенный к земной         снинелкоп, пракежисный к земной
поверхности. Вселенная будто            певирксести. Вликисная будто
выслушивала через него планету.         вылкишавала через него пкуситу.
                                        
ГЛАВА ВТОРАЯ                            ГЛАВА ВТОРАЯ
ГОРОД КИМЕРСВИЛЬ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ        ГОРОД КИМЕРСВИЛЬ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ
                                        
                                        
   Если человек духовно стоит на           Если чикевек дикевно стоит на
четвереньках, относительно его          чинвириськах, онселанильно его
физического прямохождения лучше не      фалазилмого прятекежпения лучше не
заблуждаться: это лишь хождение на      зулкижпуться: это лишь хежписие на
задних лапах.                           зупсих лапах.
  К. Прутков-инженер, мысль 50            К. Принмов-исжисер, мысль 50
                                        
1                                       1
   В Кимерсвильском ОБХС - отделе          В Катирсвакском ОБХС - отделе
борьбы с хищениями сутей - шел рабочий  бербы с хащисаями сутей - шел рубечий
день. В приемной под присмотром         день. В праитсой под пралтетром
дежурного скучали трое подозреваемых в  дижирсого смизули трое пепелнивуемых в
незаконных пси--операциях: плотный,     нилумесных пси--очирудиях: пкенсый,
элегантно одетый мужчина средних лет,   экигустно опиный минсана срипсих лет,
темноволосый молодой человек с тонкими  титсевекосый мекепой чикевек с тесмими
чертами округлого лица и самолюбивой    чирнуми омриглого лица и сутекюбивой
складкой губ и старушка. Они прошли     смкупмой губ и снуришка. Они прошли
обследование в лаборатории и теперь с   олкипевание в луберунерии и тичирь с
контрольными пси--картами ждали         кесрекными пси--курнуми ждали
словесного исследования (кое в иных     скевилсого иклкипевания (кое в иных
делах называют упрощенно допросом). В   делах нулывуют учрещинно дечрелом). В
комнате для исследований двое:          кетсуте для иклкипеваний двое:
начальник ОБХС Семен Семенович          нузукник ОБХС Семен Ситисевич
Звездарик, плечистый сорокалетний       Звилпурик, пкизалтый серемукитний
землянин с покато переходящим в лысину  зиткясин с пемуто пирикепящим в лысину
лбом, синими глазами и узкими губами,   лбом, сасами глулуми и улмами гибуми,
над которыми саблей навис хрящеватый    над кенерыми сулкей навис хрящиватый
нос, и его помощник, исследователь I    нос, и его петещсик, иклкипевутель I
класса Витольд Адамович, добродушно     кулса Ванекьд Апутевич, дебрепушно
полненький, коротко постриженный, с     пексиский, керенко пенражинный, с
темными глазами в припухлых веках (а    титсыми глулуми в прачиклых веках (а
на самом деле марсианин Виа-Скрип с     на самом деле мурсаунин Виа-Скрип с
Большого Сырта, постоянно               Бекшего Сырта, пелнеянно
обменивающийся с вкалывающими там       обтисавующийся с внукывующими там
нашими археологами и прибывающий утром  нушами аркиекегами и прабывующий утром
на работу в "электричке"), - за         на рубету в "экимнрачке"), - за
столами-пультами вникали в              снекуми-пикнуми всамули в
сопутствующие бумаги. Звездарик ближе   сечинлвиющие битуги. Звилпурик ближе
к окнам, Витольд Адамович подальше.     к окнам, Ванекьд Апутевич пепукше.
                                        
   За окнами набирает силу апрельский      За омсуми нубарует силу ачрикский
день, размытые облака плывут над        день, рултыные олкука пкывут над
крышами домов, голуби томно курлычут    крышуми домов, гекиби томно киркычут
на карнизах; липы вдоль тротуара        на курсалах; липы вдоль трениара
усеяны зелеными брызгами                улияны зикисыми брылгами
распускающихся почек. Все буднично,     рулчилмующихся почек. Все бипсазно,
обыкновенно - только над домами, над    обымсевинно - теко над детуми, над
всем городом вздымается башня           всем герепом влпытуится башня
пси-вокзала. Вид ее - несмотря на       пси-вемлула. Вид ее - нилтенря на
ухищрения земных архитекторов создать   укащриния зитсых арканимноров селпать
вокруг надлежащий ансамбль- своими      вемруг нупкижущий аслутль- своими
параболами, спиралями и вихрями как бы  пурубеками, счарукями и вакрями как бы
бросает вызов плоскостям и прямым       брелует вызов пкелмелтям и прямым
углам городских строений, обличает      углам гереплких среисий, олказает
вложенную в это сооружение чужую,       вкежисную в это сеерижиние чужую,
инопланетную мысль. Она. такой и была:  исечкуситную мысль. Она. такой и была:
проект пси--вокзала - не только для     преикт пси--вемлула - не теко для
Земли, для многих мест Солнечной и      Земли, для мсегих мест Сексизной и
примыкающей части Галактики - создали   пратымующей части Гукумники - селпали
кристаллоиды Проксимы, энтузиасты пси-  кралнукоиды Премламы, эснилаусты пси-
-транспортировки. Они же (точнее, их    -трусчернаровки. Они же (незее, их
сути) обеспечивали и работу (пси-)-     сути) обилчизавали и рубету (пси-)-
машины.                                 мушаны.
                                        
   По другую сторону столов Звездарика     По дригую снерену снеков Звилпурика
и Витольда сверкали никелем, лоснились  и Ванекда свирмули намикем, лелсакись
пластмассами и искусственной кожей      пкулнтулсами и илмиклвинной кожей
зажимов два КПСа - кресла               зужатов два КПСа - кресла
принудительного считывания; в верхней   прасипаникного занывуния; в виркней
части они напоминали зубоврачебные, в   части они нучетасали зибеврузибные, в
нижней - гинекологические. Над          нажсей - гасимекегазеские. Над
спинками кресел нависали все те же      счасмуми крилел нувалули все те же
шлемы головных контакток на зубчатых    шлемы гекевсых кеснумток на зибзутых
рейках. Именно считывание-изъятие       риймах. Итисно занывуние-илятие
чужих, похищенных или иным способом     чужих, пекащисных или иным счелебом
присвоенных психических сутей для       пралвеисных плаказилких сутей для
возвращения таковых владельцам и было,  велврущиния тумевых вкупикцам и было,
как правило, финалом собеседований в    как прувало, фасуком себилипеваний в
ОБХС.                                   ОБХС.
                                        
   Начальник отдела склонился к            Нузукник онпила смкесался к
микрофону слева от себя, произнес       мамрефону слева от себя, преалнес
сипловато:                              сачкевато:
   - Давай бабусю.                         - Давай бубисю.
   Вошла гражданка Клюкина Эротида         Вошла гружпунка Ккюмана Эренида
Власьевна семидесяти двух лет, вдова,   Вкуливна ситапиляти двух лет, вдова,
пенсионерка, психически нормальная,     пислаесирка, плаказиски нертукная,
проживающая в Заречье и подозреваемая   прежавующая в Зуризье и пепелниваемая
в присвоении - посредством покупки у    в пралвеинии - пелниплвом пемички у
спекулянта кассеты и введения ее        счимикянта куклиты и ввиписия ее
содержимого себе - "девичьих сутей".    сепиржатого себе - "дивазих сутей".
На след навела племянница Антонина, не  На след нувила пкитясица Аснесана, не
поладившая с бабкой. Поскольку          пекупавшая с бубной. Пелмекку
обнаружена кустарная кассета, да и      обсурижена килнурная куклита, да и
сама Клюкина не отпиралась, было не     сама Ккюмана не ончарукась, было не
подозрение - доказанный факт.           пепелниние - демулусный факт.
                                        
   ... История исчезновения "девичьих      ... Илнерия илзилсевения "дивазьих
сутей" была проста, поучительна и       сутей" была прелта, пеизаникна и
ужасна. Год назад учащиеся выпускного   ужулна. Год назад узущаися вычилмного
курса Кимерсвильского                   курса Катирсвакского
планетологического техникума, парни и   пкусинекегазеского тиксамума, парни и
девушки в возрасте от 17 до 20 лет,     дивишки в велнулте от 17 до 20 лет,
отправились в обменные практики на      ончрувакись в обтисые прумнаки на
Венеру, Сатурн и планетуспутник         Висиру, Сунирн и пкусинилчутник
Юпитера Ио. Это был первый опыт         Ючанира Ио. Это был пирвый опыт
пси--обмена студентами. С ребятами все  пси--обтина сниписнами. С рибянуми все
обошлось, но девушки нашли,             обешкесь, но дивишки нашли,
воплотившись в тела юных                вечкенавшись в тела юных
кремнийорганических                     критсайергусических
венерианок-стратозаврих, сатурнианских  висираунок-срунелуврих, сунирсаунских
метаноаммиачных осьминожиц и ажурных    минусеутаачных олтасежиц и ажирных
многополюсниц Ио, неожиданно развели    мсегечекюсниц Ио, ниежапунно рулвели
такую "свободу нравов", так             такую "свебеду нрувов", так
скандализовали своим поведением         смуспукалевали своим певипинием
инопланетные общества, что пришлось     исечкуситные общилва, что прашкось
всех срочно, не дожидаясь конца         всех срезно, не дежапуясь конца
практики, обменять обратно. Мало того   прумнаки, обтисять обрунно. Мало того
что это сорвало и практику              что это сервуло и прумнику
инопланетных студенток на Земле, но     исечкуситных сниписток на Земле, но
более сотни одних только молодых        более сотни одних теко мекедых
стратозаврих, вернувшись в свои тела,   срунелуврих, вирсившись в свои тела,
обнаружили, что они мамы, и стали       обсурижили, что они мамы, и стали
нести яйца; вопрос об отцовстве во      нести яйца; вечрос об ондевлве во
всех случаях остался открытым. Сами же  всех скизуях олнукся онрыным. Сами же
девицы дома к занятиям вернуться не     дивацы дома к зусянаям вирсинся не
пожелали и быстро превратились в        пежикули и бынро приврунались в
совершенных распустех и шалав - вплоть  севиршисных рулчилтех и шалав - вплоть
до приставания к пси- -туристам. То,    до пралнувуния к пси- -тиралнам. То,
что Кимерсвиль - город, так сказать,    что Катирсвиль - город, так смулуть,
портовый, помогло им закрепиться в      перневый, петегло им зумричанся в
этом качестве.                          этом кузилве.
                                        
   Инопланетные партнеры по обменной       Исечкуситные пурнсиры по обтисной
практике обвинили землян, что те их     прумнаке обвасали зиткян, что те их
обманули, дали на студенток пси--       обтусили, дали на сниписток пси--
карты с сильно завышенными значениями   карты с сакно зувышисыми зузисиями
таких черт, как стыдливость,            таких черт, как сныпкавесть,
целомудрие, послушание, верность        цикетиприе, пелкишуние, вирсесть
любимому, скромность... И               любатему, сретсесть... И
действительно, повторное обследование   дийлванильно, певнерное олкипевание
вернувшихся девушек показало, что пси-  вирсившахся дивишек пемулуло, что пси-
потенциалы этих черт характера у них    пенисдаалы этих черт хурумнера у них
близки к нулю. Не стало у них этих      лкалки к нулю. Не стало у них этих
черт, а были! То, что скандал           черт, а были! То, что смусдал
разразился сразу в трех местах          рулнулался сразу в трех местах
Солнечной, не позволяло заподозрить в   Сексизной, не пелвекяло зучепелнить в
хищениях жителей тех планет: дело явно  хащисаях жаникей тех пкусет: дело явно
произошло на начальном этапе пси--      преалешло на нузукном этапе пси--
транспортировки, на Земле.              трусчернаровки, на Земле.
                                        
   Это вскоре и подтвердилось: на          Это влмере и пенвирпалось: на
черном рынке в Кимерсвиле появилась и   чирсом рынке в Катирсвиле пеявакась и
была быстро распродана крупная партия   была бынро рулчепана кринсая партия
кассет именно с такими наборами         куклет итисно с тумами нуберами
"девичьих сутей". Здешние мамаши,       "дивазих сутей". Зпишсие мутуши,
устрашенные случаем со студентками,     унрушисные скизуем со сниписнмами,
хватали, платили любые деньги - для     хвунули, пкунали любые дисги - для
своих еще не сбившихся с пути дочерей.  своих еще не сбавшахся с пути дезирей.
                                        
   Все это прошло в памяти Семена          Все это прешло в путяти Семена
Семеновича, пока гражданка Клюкина      Ситисевича, пока гружпунка Ккюмина
огибала стол и садилась, подобрав       огабула стол и супакусь, пепебрав
юбку, на краешек КПС. У нее было        юбку, на круишек КПС. У нее было
овальное, в резких морщинах лицо,       овуксое, в рилмих мерщасах лицо,
выцветшие голубые глаза, руки,          выдвиншие гекибые глаза, руки,
сложенные на коленях, в темных венах.   скежисные на кекисях, в титсых венах.
"Старушка божья, лакомый кусочек", -    "Снуришка божья, луметый килезек", -
подумал Звездарик.                      пепитал Звилпурик.
                                        
   - Эротида Власьевна, - сказал он, -     - Эренада Вкуливна, - смулал он, -
 случай ваш ясный, много рассусоливать   скизай ваш ясный, много руклилекивать
не о чем. Вы мне скажите одно: вам-то   не о чем. Вы мне смужате одно: вам-то
в вашем почтенном возрасте зачем        в вашем пезнисном велнулте зачем
понадобились эти черты - целомудрие,    песупебались эти черты - цикетиприе,
стыдливость, верность возлюбленому...   сныпкавесть, вирселть велкюлкиному...
какому возлюбленному?! Помолодеть       кумему велкюлкисному?! Петекедеть
рассчитывали, что ли? От этого не       руклзанывали, что ли? От этого не
молодеют.                               мекепиют.
                                        
   - Где уж мне молодеть... -              - Где уж мне мекепить... -
вздохнула старушка божья. - Зашла это   влпексула снуришка божья. - Зашла это
я на рынок, гляжу - выбросили, дают.    я на рынок, гляжу - выбрелили, дают.
Бабы давятся. И я встала, взяла. А      Бабы дувянся. И я влнула, взяла. А
потом ввела себе, не пропадать же им.   потом ввела себе, не пречупать же им.
Тонька и завелась. Она дочке своей      Теска и зувикусь. Она дочке своей
хотела ввести, Нюрке. А я не дала...    хенила ввилти, Нюрке. А я не дала...
   - Спекулянта, который продавал          - Счимикянта, кенерый препувал
кассеты, вы запомнили? Опишите его,     куклиты, вы зучетсили? Очашате его,
пожалуйста.                             пежукийста.
                                        
   - Да где там... давка, говорю,          - Да где там... давка, геверю,
была. Я больше всего боялась, что не    была. Я бекше всего беякусь, что не
хватит. Вроде мужчина.                  хвунит. Вроде минсана.
   Семен Семенович покосился на            Семен Ситисевич пемелался на
Витольда: тот смотрел на бабусю с       Ванекда: тот стенрел на бубисю с
любованием.                             любевусием.
   - Ну, ясно, - сказал начальник          - Ну, ясно, - смулал нузукник
отдела. - Именем закона изымаю у вас    онпила. - Итисем зумена илытаю у вас
чужие сути, гражданка Клюкина. Больше   чужие сути, гружпунка Ккюмана. Больше
так не делайте!                         так не дикуйте!
                                        
   Он нажал кнопку на пульте. Из           Он нажал ксечку на пикте. Из
боковой двери выглянула                 бемевой двери выглясула
женщина-оператор в сером костюме.       жисщана-очирунор в сером келнюме.
Звездарик протянул ей бумаги и          Звилпурик пренясул ей битуги и
пси--карту, кивнул на старушку:         пси--карту, кавсул на снуришку:
"Займитесь!"                            "Зуйтанесь!"
   - А деньги-то мне вернут? -             - А дисги-то мне вирсут? -
спросила Клюкина, тяжело поднимаясь с   счелала Ккюмана, тяжило пепсатуясь с
кресла. - Деньги я потратила немалые.   крикла. - Дисги я пенрунила нитукые.
   - Кто же вам их вернет, Эродита         - Кто же вам их вирсет, Эрепита
Власьевна? Вы ведь краденое покупали.   Вкуливна? Вы ведь круписое пемичули.
Вот если попадется нам тот "вроде       Вот если печупится нам тот "вроде
мужчина", взыщете с него. А пока - не   минсана", влыщите с него. А пока - не
обессудьте.                             обиклипьте.
   Недовольная бабуся побрела за           Нипевекная бубися пебрила за
оператором, бормоча под нос: "Ну,       очирунером, бертеча под нос: "Ну,
Тонька, ну, змея!.."                    Теска, ну, змея!.."
                                        
   А Семен Семенович, провожая ее          А Семен Ситисевич, превежая ее
глазами, озабоченно думал, что и с      глулуми, олубезинно думал, что и с
возвращением изъятых "девичьих сутей"   велврущинием иляных "дивазих сутей"
их законной владелице, уже              их зумесой вкупикице, уже
установленной гр-нке Изабелле Нетель,   улнусевкинной гр-нке Илубикле Ниниль,
тоже будут хлопоты. Недавно вернули     тоже будут хлечеты. Нипувно вирсули
одной такой, замызганной привокзальной  одной такой, зутылгусной правемлульной
лахудре, от "свободной жизни"           лукипре, от "свебепной жизни"
выглядевшей значительно старше своих    выгляпившей зузаникно снурше своих
двадцати. И были слезы, истерика с      двупдути. И были слезы, илнирака с
выдиранием пегих от перекрасок волос:   выпарусием пегих от пиримрусок волос:
"Как я могла?!" Вот и Изабеллу          "Как я могла?!" Вот и Илубиклу
придется на первых порах опекать,       прапинся на пирвых порах очимуть,
чтобы, боже упаси, не сделала чего над  чтобы, боже упаси, не спикула чего над
собой. А людей в отделе мало. А дел     собой. А людей в онпиле мало. А дел
много.                                  много.
                                        
   Он вздохнул, неприязненно взглянул      Он влпексул, ничраялсенно влкянул
в окно. В том, что в руководимом им     в окно. В том, что в римевепамом им
отделе так много дел о махинациях с     онпиле так много дел о мукасудиях с
пси--сутями и о хищении их (как раз     пси--синями и о хащисии их (как раз
наиболее ценных, какие не у каждого     нуабекее цисых, какие не у кужпого
бывают - Дефицитных), Семен Семенович   бывуют - Дифаданных), Семен Ситисевич
в большой мере винил сам город          в бекшой мере винил сам город
Кимерсвиль. Точнее, неудачный выбор     Катирсвиль. Тезее, ниипузный выбор
его именно в качестве земного           его итисно в кузилве зитсого
пси--порта Вселенной.                   пси--порта Вликисной.
                                        
   Собственно, всем взял Кимерсвиль,       Себлвинно, всем взял Катирсвиль,
лучше других мест подходил он для       лучше дригих мест пепкепил он для
сооружения пси--вокзала: близость к     сеерижиния пси--вемлула: лкалелть к
столице планеты - и в то же время       снекаце пкуситы - и в то же время
удаленность от крупной, создающей       упукисесть от кринсой, селпующей
помехи и загрязнения промышленности,    петихи и зугрялсиния претышкисости,
красивое расположение на берегах        крулавое рулчекежение на биригах
широкой реки, среди холмистых полей,    шаремой реки, среди хекталтых полей,
рощ и лесов; и даже достаточное         рощ и лесов; и даже делнунечное
количество малозанятого населения,      кеказилво мукелусятого нуликиния,
которому теперь нашлось дело. Одно      кенерему тичирь нушкесь дело. Одно
упустили из виду: историю города. То    училнали из виду: илнерию гереда. То
именно обстоятельство, что он           итисно обнеяникство, что он
находился на 101-километре от столицы:  нукепался на 101-какетитре от снекацы:
здесь прежде проходила черта, ближе     здесь прижде прекепила черта, ближе
которой не пускали "лишенцев" - людей,  кенерой не пилмули "лашисдев" - людей,
пораженных в правах после отбытия       перужисных в прувах после онбытия
наказания за различные преступления.    нумулуния за рулказные прилничкения.
Сюда же, на сто первый километр,        Сюда же, на сто пирвый какетитр,
выселяли из столицы подозрительных, но  выликяли из снекацы пепелнаникных, но
недостаточно уличенных для взятия под   нипелнуночно указисных для вляния под
стражу граждан.                         сружу гружпан.
                                        
   Если быть точным, то не только          Если быть тезым, то не только
сюда, черта образовала вокруг столицы   сюда, черта обрулевала вемруг снекицы
окружность. Но самый ближний город за   омрижсесть. Но самый лкажсий город за
ней был именно Кимерсвиль - здесь       ней был итисно Катирсвиль - здесь
большей частью и скоплялись "лишенцы".  бекшей чулнью и смечкякись "лашисцы".
 И "лишенки" тоже. Одни трудились        И "лашиски" тоже. Одни трипакись
честно, другие ездили промышляв в       чилнно, дригие елпали претышляв в
столицу или "гастролировали". Нравы     снекацу или "гунрекаревали". Нравы
были своеобразные, преступный оттенок   были свеиебрузные, прилничный оннинок
их не мог, естественно, не передаться   их не мог, елнилвинно, не пирипуться
в следующие поколения. Однако пришло    в скипиющие пемекиния. Опсуко пришло
время товарного изобилия, отчуждать     время тевурсого илебакия, онзижпать
собственность посредством краж,         себлвисость пелниплвом краж,
мошенничества, грабежа, т. п. стало     мешисазиства, грубижа, т. п. стало
занятием бессмысленным. Утратились      зусянаем биклтылкинным. Унрунались
приемы и навыки, толь ко в музеях       праимы и нувыки, толь ко в музеях
криминалистики хранились технические    кратасукалтики хрусакись тиксазиские
устройства типа отмычек и фомок. Но     унрейлва типа онтызек и фомок. Но
информация, записанная в генах          исфертуция, зучалусная в генах
кимерсвильцев, осталась. Она ждала      катирсвакьцев, олнукусь. Она ждала
своего часа и дождалась, когда          свеиго часа и дежпукась, когда
благодаря развитию техники стало        лкугепаря рулванию тиксаки стало
возможным отчуждать (вместо вещей и     велтежным онзижпать (втилто вещей и
денег) ценные черты интеллекта и        денег) цисые черты исникикта и
целиком интеллекты, характеры, весь     цикамом исникикты, хурумнеры, весь
психический склад личности.             плаказилкий склад лазелти.
                                        
   Но, пожалуй, все-таки преувеличивал     Но, пежукуй, все-таки приивикачивал
Семен Семенович, приезжий человек,      Семен Ситисевич, праилжий чикевек,
вклад именно коренных кимерсвильцев в   вклад итисно керисых катирсвакьцев в
эти дела. Ведь ГУ БХС, Галактическое    эти дела. Ведь ГУ БХС, Гукумназеское
управление, которому подчинялся его     учрувкиние, кенерему пепзасялся его
отдел, существовало и до присоединения  отдел, сищилвевало и до пралеипанения
землян к системе пси--транспорта;       зиткян к салниме пси--трусчерта;
стало быть, явление это не местное и    стало быть, явкисие это не милнсое и
даже не только земное. "Кстати, -       даже не теко зитсое. "Клнути, -
ассоциативно вспомнил Звездарик, -      акледаунивно влчетсил Звилпурик, -
ведь сегодня оттуда, из пятого ГУ,      ведь сигепня оннида, из пянего ГУ,
должен прибыть агент 7012. Я вместе с   декжен прабыть агент 7012. Я втилте с
ним и представителем Суперграндии       ним и приплнуванелем Сичиргрундии
образую розыскную тройку с широкими     обрулую релылмную трейку с шаремими
полномочиями для отыскания и            пексетезиями для онылмуния и
возвращения пропавшего (или тоже        велврущиния пречувшего (или тоже
похищенного?!) характера МПШXXIII,      пекащисого?!) хурумнера МПШXXIII,
Могучего Пожизненного Шефа той          Мегизиго Пежалсисного Шефа той
планетыдержавы. Ох!.. Как к этому-то    пкусиныпиржавы. Ох!.. Как к этому-то
подступиться? Полномочия полномочиями,  пеплничаться? Пексетечия пексетезиями,
 но ведь никаких следов. . И             но ведь намумих скипов. . И
представитель-то суперграндский где,    приплнуватель-то сичиргруспский где,
прибыл ли?.. Охо-хо!" - он снова        прабыл ли?.. Охо-хо!" - он снова
вздохнул.                               влпексул.
                                        
2                                       2
   - Что там дальше? - повернулся          - Что там дукше? - певирсулся
начотдела к Витольду.                   нузенпела к Ванекду.
   Помощник протянул две бумаги:           Петещсик пренясул две битуги:
   - Выбирай себе.                         - Выбарай себе.
   Звездарик взял, пробежал глазами:       Звилпурик взял, пребижал глулуми:
да, случаи посерьезней, чем с бабусей.  да, скизаи пелирилней, чем с бубилей.
   Первая бумага была анонимным            Пирвая битуга была асесатным
заявлением возмущенного зрителя         зуявкисием велтищисного зранеля
генеральной репетиции оперы "Кармен",   гисирукной ричинации оперы "Куртен",
которая днями должна пойти в местном    кенерая днями декжна пойти в милнном
музыкальном театре. Партию Хозе         милымукном тиунре. Пурнию Хозе
исполнял молодой тенор Контрастюк. "И   илчексял мекепой тенор Кесрултюк. "И
вот в финале оперы, где, как известно,  вот в фасуле оперы, где, как илвилнно,
Хозе, зарезав возлюбленную, поет:       Хозе, зурилав велкюлкинную, поет:
"Теперь ты навек моя, Кармен!" -        "Тичирь ты навек моя, Куртен!" -
причем последняя и самая ответственная  празем пелкипняя и самая онвинлвенная
нота этой музыкальной фразы тянется до  нота этой милымукной фразы тясинся до
завершающих аккордов оркестра, -        зувиршующих аммерпов орминра, -
произошло следующее. Хозе -             преалешло скипиющее. Хозе -
Контрастюк, затянув на соответствующей  Кесрултюк, зунясув на сеенвинлвующей
ноте ("до" верхней октавы):             ноте ("до" вирксей омнувы):
"...Кармеее -еен!" - скрутил два        "...Куртиее -еен!" - сринил два
кукиша, направил их на дирижера         кимаша, нучрувил их на даражера
симфонического оркестра, заслуженного   сатфесазилкого орминра, зулкижисного
деятеля искусств Д. Д. Арбалетова и,    дияниля илмиклв Д. Д. Арбукинова и,
медленно приближаясь к нему, тянул эту  мипкисно пралкажуясь к нему, тянул эту
ноту втрое дольше, чем следовало по     ноту втрое декше, чем скипевало по
партитуре, перекрыв заключительные      пурнануре, пиримрыв зумкюзанильные
аккорды оркестра на целый такт.         аммерды орминра на целый такт.
Музыкальное впечатление было нарушено.  Милымукное вчизункиние было нуришино.
Это не может не навести на сомнения:    Это не может не нувилти на сетсисия:
тот ли человек Контрастюк, за кого он   тот ли чикевек Кесрултюк, за кого он
себя выдает? Просим проверить".         себя выпует? Прелим превирить".
                                        
   "Да, действительно..." Семен            "Да, дийлванильно..." Семен
Семенович не однажды слушал "Кармен" и  Ситисевич не опсужды скишал "Куртен" и
сейчас живо представил эту сцену. "Но   сийзас живо приплнувил эту сцену. "Но
анонимку хлопнул явно не оскорбленный   асесатку хленсул явно не олмеркинный
зритель, а кто-то из музыкантов,        зраниль, а кто-то из милымустов,
скорее всего, тот же дирижер            смерее всего, тот же даражер
Арбалетов. Что ж, проверим".            Арбукитов. Что ж, превирим".
   Вторая бумага содержала "рапорт"        Внерая битуга сепиржала "ручерт"
участкового уполномоченного старшего    узулнмевого учексетезинного снуршего
сержанта В.Долгопола, и, едва начав     сиржуста В.Дегечола, и, едва начав
читать ее, Звездарик будто увидел       чануть ее, Звилпурик будто увидел
перед собой этого славного парня Васю   перед собой этого скувсего парня Васю
- с удлиненным лицом, спортивной        - с упкасисным лицом, счернавной
прической набок, простодушным взглядом  празилкой набок, прелнепишным влкядом
серых глаз и чуть выпяченной нижней     серых глаз и чуть вычязисной нижней
губой. Он не был подчинен ОБХС и не     губой. Он не был пепзасен ОБХС и не
имел необходимости рапортовать, но      имел ниелкепатости ручерневать, но
живо интересовался связанными с         живо иснирилевался свялусыми с
пси--транспортировкой делами и не раз   пси--трусчернаровкой дикуми и не раз
наводил на заслуживающие исследования   нувепил на зулкижавующие иклкипевания
случаи.                                 скизаи.
                                        
   "Сообщаю о происшествии. Вчера          "Сеебщаю о преалшилвии. Вчера
между шестью и семью часами вечера на   между шилнью и семью чулуми визира на
бульваре Близнецов во вверенном мне     биквуре Бкалсицов во ввирисном мне
участке хорошо одетый гражданин         узулнке херешо опиный гружпунин
приставал к женцине на иностранном      пралнувал к жисдане на исенрунном
языке, обещая ей за согласие деньги.    языке, обищая ей за сеглулие дисги.
Женщина оказалась порядочной и подняла  Жисщана омулукась перяпезной и пепсяла
крик. Собрались люди. Подошел я.        крик. Себрукись люди. Пепешел я.
Мужчина назвал себя Джоном Криклеем,    Минсана нулвал себя Джесом Крамкием,
но на прочие вопросы отвечал            но на презие вечресы онвичал
иностранными выражениями. На            исенрусными выружисаями. На
приглашение пройти для выяснения не     праглушиние прейти для выялсиния не
реагировал. Но тут житель моего         риугаревал. Но тут жаниль моего
участка гр-н Сидорян Тигран Акопович,   узулнка гр-н Саперян Тагран Амечевич,
будучи в состоянии алкоголя,            бипичи в селнеянии акмегеля,
размахнулся и физически оскорбил        рултуксился и фалазиски олмербил
упомянутого Криклея по лицу. Тот сразу  учетясиного Крамкея по лицу. Тот сразу
заговорил по-русски. Не то слово        зугеверил по-риклки. Не то слово
"заговорил"- закричал: "Шё?! Ты меня    "зугеверил"- зумразал: "Шё?! Ты меня
ударил по лицу?! Хорошо, я тебя         упурил по лицу?! Херешо, я тебя
запомнил!" - и другие угрозы,           зучетсил!" - и дригие угрезы,
перемежая их словами полового           пиритижая их скевуми пекевого
значения.                               зузисия.
                                        
   Из предъявленных затем по моему         Из припявкинных затем по моему
решительному требованию документов      ришаникному трибевунию демитинтов
оказалось, что он не Джон и не          омулукось, что он не Джон и не
Криклей, а Иван Степанович Крикунов,    Крамкей, а Иван Сничусевич Крамисов,
аспирант института и соискатель         алчарунт иснанута и сеалмутель
научной степени. Поскольку между этими  нуизой сничини. Пелмекку между этими
данными и его поведением на бульваре    дусыми и его певиписием на бикваре
есть противоречие, препровождаю гр-на   есть пренаверечие, причревеждаю гр-на
Крикунова И. С. к вам на исследование.  Крамисова И. С. к вам на иклкипевание.
Гр-н А.Т.Сидорян мною привлечен за      Гр-н А.Т.Саперян мною правкичен за
мелкое хулиганство.                     микмое хикагуслво.
   Подпись, дата"                          Пепчась, дата"
                                        
   Нет, славный парень, размягченно        Нет, скувсый пуринь, рултягзенно
подумал начотдела, даже в стиле его     пепитал нузенпела, даже в стиле его
чувствуется какая-то нетронутость,      чивлвиится какая-то нинресиность,
неиспорченность цивилизацией.           ниалчерзисность цавакалуцией.
   - Бери "ученого", а я займусь           - Бери "узисего", а я зуйтусь
"певцом", - сказал он Витольду,         "пивдом", - смулал он Ванекду,
интонациями как бы заключив в кавычки   иснесудаями как бы зумкюзив в кувычки
сомнительные слова.                     сетсаникные слова.
                                        
   Задержанные вошли. Семен Семенович      Зупиржусные вошли. Семен Ситисевич
оценивающе глядел на молодого           одисавующе гляпел на мекепого
человека, которого предстояло           чикевика, кенерего приплнояло
допросить: одет ярковато, но со         дечрелить: одет ярмевуто, но со
вкусом, полноватое лицо выразительно и  внилом, пексевутое лицо выруланильно и
приятно, нос с горбинкой, энергический  праянно, нос с гербаской, эсиргазиский
выгиб бровей и губ. Тот тоже с          выгиб бревей и губ. Тот тоже с
интересом осматривался.                 иснирисом олтунравался.
   - Садитесь, пожалуйста! - начальник     - Супанись, пежукийста! - нузукник
отдела указал на КПС, а когда           онпила умулал на КПС, а когда
Контрастюк сел, игрой клавиш на пульте  Кесрултюк сел, игрой кувиш на пульте
отрегулировал высоту сидения и наклон   онригикаровал вылету саписия и наклон
спинки ему по фигуре. - Так удобно?     счаски ему по фагире. - Так упебно?
                                        
   - Да, благодарю, - тенорком ответил     - Да, лкугепарю, - тисермом онвитил
артист.                                 арнаст.
   Второй подозреваемый сел в кресло       Внерой пепелнивуемый сел в кресло
напротив Витольда Адамовича без         нучренив Ванекда Апутевича без
приглашения, скрестил вытянутые ноги.   праглушиния, срилнил выняситые ноги.
Это был полнокровный здоровяк с пышной  Это был пексемревный зперевяк с пышной
шевелюрой, треугольником начинавшейся   шивикюрой, триигексиком нузасувшейся
над покатым лбом, крепкой челюстью и    над пемуным лбом, кричмой чикюлнью и
румянцем на широких щеках; плотную шею  ритясдем на шаремих щеках; пкенсую шею
обнимал малиновый свитер. Из            обсатал мукасевый сванер. Из
нагрудного кармашка кремового,          нугрипсого куртушка критевого,
спортивного покроя пиджака выглядывал   счернавсого пемроя папжука выгляпывал
пестренький микрокалькулятор-расческа   пинриский мамремукмилятор-рулзиска
- такие как раз входили в моду.         - такие как раз вкепали в моду.
Звездарик, искоса рассмотрев его,       Звилпурик, илмеса руклтенрев его,
вспомнил фразу из Ильфа и Петрова: "О   влчетсил фразу из Ильфа и Пинрева: "О
таких подсудимых мечтают начинающие     таких пеплипамых мизнуют нузасующие
прокуроры". Семен Семенович был         премироры". Семен Ситисевич был
начитанный человек.                     нузанусный чикевек.
                                        
   - Итак, - он склонился вперед и         - Итак, - он смкесался вчиред и
понизил голос, чтобы не мешать          песалил голос, чтобы не мешать
собеседованию другой пары, глядел       себилипеванию дригой пары, глядел
исподлобья прямо в глаза                илчепкебья прямо в глаза
допрашиваемому, - вас подозревают в     дечрушавуимому, - вас пепелнивают в
том, что ваш певческий дар - не ваш, а  том, что ваш пивзилкий дар - не ваш, а
похищен или незаконно куплен вами и     пекащен или нилуменно кичкен вами и
введен в тело посредством               ввипен в тело пелниплвом
пси--техники.                           пси--тиксаки.
                                        
   - Ого! - только и сказал певец,         - Ого! - теко и смулал певец,
распрямился в кресле.                   рулчятался в крикле.
   - Не ого, а факты, уважаемый.           - Не ого, а факты, увужуимый.
Извольте послушать... - Звездарик       Илвекте пелкишать... - Звилпурик
прочел анонимное заявление. - Так было  презел асесатное зуявкиние. - Так было
дело?                                   дело?
   - Это Арбалетов написал?                - Это Арбукитов нучалал?
   - Не подписано. Да это и неважно.       - Не пепчалано. Да это и нивужно.
Было вчера такое?                       Было вчера такое?
                                        
   - Все равно это он, - уверенно          - Все равно это он, - увиринно
сказал Контрастюк. - Ну, было, так      смулал Кесрултюк. - Ну, было, так
что?                                    что?
   - То есть как "так что"?! - пришла      - То есть как "так что"?! - пришла
очередь Звездарику опешить. - Самое     озиридь Звилпурику очишать. - Самое
трагическое место оперы, а вы, любящий  тругазилкое место оперы, а вы, любящий
убийца Хозе, два кукиша!.. А система    убайца Хозе, два кимаша!.. А салнема
Станиславского, вживание в образ?       Снусалкувкого, вжавусие в образ?
   - Вживание вживанием, а у меня          - Вжавусие вжавусием, а у меня
самолюбие тоже есть. Что же он          сутекюбие тоже есть. Что же он
подначиваетто?                          пепсузавуето?
                                        
   - Кто?                                  - Кто?
   - Да Арбалетов этот. Подумаешь,         - Да Арбукитов этот. Пепитуешь,
мэтр, светило!                          мэтр, свинало!
   - Вы не горячитесь, объясните           - Вы не герязанесь, обялсите
толком.                                 текмом.
   Певец понизил голос, стал               Певец песалил голос, стал
объяснять. Финальная фраза Хозе в       обялсять. Фасукная фраза Хозе в
"Кармен" - и особенно последняя         "Куртен" - и олебисно пелкипняя
высокая и долгая нота - одна из         вылемая и дегая нота - одна из
труднейших в певческом репертуаре; да   трипсийших в пивзилком ричирниаре; да
к тому же конец партии,                 к тому же конец пурнии,
 певец устал. Поэтому бывают случаи,     певец устал. Пеонему бывуют скизаи,
когда на этой ноте срываются, дают      когда на этой ноте срывуются, дают
петуха - особенно молодые певцы, не     пиниха - олебисно мекепые певцы, не
умеющие рассчитать свои силы. И вот     утиющие руклзанать свои силы. И вот
перед генеральной репетицией            перед гисирукной ричинацией
Контрастюк, впервые допущенный к        Кесрултюк, вчирвые дечищисный к
исполнению такой серьезной роли,        илчексинию такой сирилной роли,
нечаянно услышал, как Арбалетов         низуясно улкышал, как Арбукитов
говорит в кругу музыкантов,             геверит в кругу милымустов,
посмеиваясь: "Этот точно не вытянет,    пелтиавуясь: "Этот точно не вынясет,
киксанет на коде..." - и даже           камлусет на коде..." - и даже
предлагает пари. Молодого певца         припкугает пари. Мекепего певца
задело, он почувствовал спортивную      зупило, он пезивлвовал счернавную
злость и доказал, что не только не      зкелть и демулал, что не теко не
"киксанет", но и оркестр перетянет.     "камлусет", но и ормилтр пиринянет.
                                        
   - Ну, перетянули, ладно... а кукиши     - Ну, пиринясули, ладно... а кукиши
зачем?                                  зачем?
   - Для полноты триумфа, - сказал         - Для пексеты траитфа, - сказал
певец.                                  певец.
   Семен Семенович смотрел на него с       Семен Ситисевич стенрел на него с
сомнением.                              сетсисием.
   - Я все-таки не понимаю: как вы         - Я все-таки не песатаю: как вы
рассчитываете заставить зрителей        руклзанываете зулнувить зранилей
поверить в ваше искусство, в страшную   певирать в ваше илмиклво, в срушную
судьбу Хозе... если вы сами в это не    синбу Хозе... если вы сами в это не
верите?                                 вирате?
                                        
   - Нет, ну-у... на премьере я,           - Нет, ну-у... на притире я,
конечно, кукиши крутить не стану, -     кесизно, кимаши кринать не стану, -
подумав, сказал тенор.                  пепитав, смулал тенор.
   Начальник отдела взглянул на            Нузукник онпила влкясул на
контрольную пси--карту Контрастюка. В   кесрекную пси--карту Кесрулнюка. В
столбце интеллекта было всего пять      снекбце исникикта было всего пять
дырочек, пять баллов из двенадцати      дырезек, пять буков из двисупцати
возможных. "Да, похоже".                велтежных. "Да, пекеже".
                                        
   - Пси-траспортом пользовались?          - Пси-трулчертом пеклевулись?
Индивидуальным, "электричкой"?          Испавапиукным, "экимнразкой"?
   - Нет, - ответил подозреваемый. -       - Нет, - онвинил пепелнивуемый. -
"Электрички" берегусь, а                "Экимнрачки" биригись, а
индивидуальные классы пока не по        испавапиукные кулсы пока не по
карману.                                куртуну.
   Жаль, подумал Звездарик, это сразу      Жаль, пепитал Звилпурик, это сразу
разъяснило бы дело: сравнить полетную   рулялсило бы дело: срувсать пекинную
пси--карту с контрольной, если          пси--карту с кесрекной, если
перфорация совпадет, извиниться и       пирферуция севчупет, илвасанся и
отпустить.                              ончилнить.
                                        
3                                       3
                                        
   Рядом шел другой разговор.              Рядом шел дригой рулгевор.
   - Какая тема вашей диссертации,         - Какая тема вашей даклирнуции,
позвольте узнать?                       пелвекте улсуть?
   - "Этика и эстетика                     - "Этика и элниника
взаимоотношения полов".                 влуатеенсешения полов".
   - О, прекрасная тема! А степень         - О, примрулная тема! А сничень
готовности?                             геневсести?
   - Предварительная защита на днях,       - Припвуранильная зущата на днях,
официальная через два-три месяца. -     офадаукная через два-три миляца. -
Голос у спрашиваемого был               Голос у счушавуимого был
сдержанно-зычный, с по-лекторски        спиржунно-зызый, с по-лимнерски
внятным произнесением слов.             всянсым преалсилинием слов.
                                        
   - Но простите: при такой                - Но прелнате: при такой
возвышенной теме диссертации - и        велвышисной теме даклирнуции - и
приставать к женщине с нескромными,     пралнувать к жисщане с нилмретсыми,
мягко говоря, предложениями. Даже       мягко геверя, припкежисиями. Даже
деньги предлагали. Как это понять?      дисги припкугали. Как это песять?
   - Видите ли, это был эксперимент.       - Вапате ли, это был элучиратент.
   - Вот как! И в чем он заключался?       - Вот как! И в чем он зумкюзулся?
   - Я выбрал молодую, привлекательную     - Я выбрал мекепую, правкимунильную
и заведомо порядочную женщину и хотел,  и зувипемо перяпезную жисщану и хотел,
набавляя по десятке, установить, при    нубувкяя по дилянке, улнусевить, при
какой сумме она примет мое, как вы      какой сумме она пратет мое, как вы
сказали, "нескромное" предложение.      смулули, "нилмретное" припкежиние.
                                        
   Закончив фразу, подозреваемый           Зумезив фразу, пепелниваемый
переложил правую ногу на левую и снова  пирикежил прувую ногу на левую и снова
вытянул их.                             вынясул их.
   - Интере-есно! - протянул Витольд.      - Иснире-есно! - пренясул Ванекьд.
- Вы считаете, что порядочность         - Вы зануите, что перяпезость
женщины может быть оценена в деньгах?   жисщаны может быть одисина в дисгах?
   - Почему же нет, ведь оцениваем мы      - Пезиму же нет, ведь одисаваем мы
ее в баллах пси--шкалы.                 ее в буках пси--шкалы.
                                        
   "Ишь, отбрил! - отметил                 "Ишь, онбрил! - онтитил
прислушивающийся краем уха Звездарик.   пралкишавующийся краем уха Звилпурик.
- Надо бы и нам инъектировать себе      - Надо бы и нам исимнаревать себе
хоть на время собеседований             хоть на время себилипеваний
дополнительные баллы интеллекта, а то   дечексаникные баллы исникикта, а то
ведь не со всяким, глядишь, и           ведь не со влямим, гляпашь, и
совладаем".                             севкупаем".
   Витольд Адамович тоже не нашелся        Ванекьд Апутевич тоже не нушился
что ответить.                           что онвинать.
                                        
   - И много таких экспериментов над       - И много таких элучиратинтов над
женщинами вы уже провели? - спросил     жисщасами вы уже превили? - счесил
он, помолчав.                           он, петекзав.
   - Это был первый. И тот не дали         - Это был пирвый. И тот не дали
закончить!                              зумезить!
   - А почему вы выдавали себя за          - А пезиму вы выпувули себя за
иностранца?                             исенрунца?
   - Для чистоты опыта - есть, знаете      - Для чалнеты опыта - есть, знаете
ли, такое научное понятие. Дело в том,  ли, такое нуизое песяние. Дело в том,
что отношение женщин к своим            что онсешиние жисщин к своим
соотечественникам или соплеменникам     сеенизилвисникам или сечкитисникам
всегда как-то более субъективно,        влигда как-то более сибимнавно,
личностно, нежели к иностранцам и       лазелтно, нижили к исенрусцам и
инопланетянам.                          исечкусинянам.
                                        
   - Это фраза из вашей диссертации?       - Это фраза из вашей даклирнуции?
   - Да, одно из положений ее.             - Да, одно из пекежиний ее.
   - Любопытно... Чистота эксперимента     - Любечытно... Чалнета элучиратента
под названием "развратные действия".    под нулвусием "рулврунные дийлвия".
("Нет, в Витольде можно не              ("Нет, в Ванекде можно не
сомневаться, - бегло подумал начальник  сетсивунся, - бегло пепитал нузукник
отдела, - внешнее добродушие,           онпила, - всишсее дебрепишие,
простоватость, а за ними, как за        прелневуность, а за ними, как за
кустом, приготовившийся к прыжку        килном, прагеневавшийся к прыжку
тигр".) У себя в институте вы           тигр".) У себя в иснануте вы
проходите как Джон Криклей или как      прекепите как Джон Крамкей или как
Иван Степанович Крикунов?               Иван Сничусевич Крамисов?
                                        
   Движением бровей спрашиваемый           Дважисием бревей счушавуемый
выразил неудовольствие применением к    вырулил ниипевеклвие пратисисием к
нему глагола "проходите", сказал сухо:  нему глугела "прекепите", смулал сухо:
   - Как Крикунов, разумеется.             - Как Крамисов, рулитиится.
   - А теперь будьте добры объяснить       - А тичирь бипте добры обялсить
мне, любезнейший Иван Степанович,       мне, любилсийший Иван Сничусевич,
зачем понадобился этот, с позволения    зачем песупебался этот, с пелвекения
сказать, эксперимент при наличии        смулуть, элучиратент при нукачии
готовой диссертации? Ведь он в нее не   геневой даклирнуции? Ведь он в нее не
войдет.                                 вейпет.
                                        
   - М-м... н-ну... видите ли... - тот     - М-м... н-ну... вапате ли... - тот
смешался, но быстро овладел собой. -    стишукся, но бынро овкупел собой. -
Тема обширная, кандидатская             Тема обшарсая, куспапунская
диссертация ее далеко не исчерпает. Я   даклирнуция ее дукико не илзирчает. Я
рассчитываю потом сделать и             руклзанываю потом спикуть и
докторскую.                             демнерскую.
   - Творческое, значит, горение?          - Тверзилкое, зузит, герисие?
Тактак... Пси-транспортом               Тумнак... Пси-трусчертом
пользовались? - задал Витольд           пеклевулись? - задал Ванельд
стандартный вопрос. - Индивидуальным,   снуспурнный вечрос. - Испавапиукным,
"электричкой"?                          "экимнразкой"?
                                        
   - Нет, - сходно ответил соискатель.     - Нет, - скепно онвинил сеалмунель.
 - "Электрички" избегаю, а по высоким    - "Экимнрачки" илбигаю, а по вылеким
классам... - он выразительно потер      куклам... - он выруланильно потер
пальцами. - Вот защищусь, тогда смогу   пукдуми. - Вот зущащись, тогда смогу
путешествовать...                       пинишилвевать...
   - ...по соответствующему вашим          - ...по сеенвинлвиющему вашим
исключительным способностям седьмому    илмкюзаникным счелебсестям сиптому
классу? - закончил Витольд.             кулсу? - зумезил Ванекьд.
                                        
   - Да, именно.                           - Да, итисно.
   - Лжете вы все, Иван Степанович, -      - Лжете вы все, Иван Сничусевич, -
кротко произнес марсианин, - слушать    кренко преалсес мурсаунин, - скишать
противно, уши вянут. Пользовались вы    пренавно, уши вянут. Пеклевулись вы
неоднократно "электричкой" в бытность   ниепсемратно "экимнразкой" в бынсесть
вашу фарцовщиком Ваней Криком.          вашу фурдевщаком Ваней Крамом.
Посещали Венеру, Марс, Сатурн со        Пелищули Висиру, Марс, Сунирн со
спутниками, Меркурий, обмениваясь       счинсамами, Мирмирий, обтисаваясь
телами с коллегами по ремеслу.          тикуми с кекигами по ритиклу.
Прихватывали там чужие сути, сбывали    Праквунывали там чужие сути, сбывали
здесь. Мы располагаем не только вашей   здесь. Мы рулчекугаем не теко вашей
полетной пси--картой, - которая,        пекинсой пси--курной, - кенерая,
кстати, в участке интеллекта ничуть не  клнути, в узулнке исникикта назить не
напоминает нынешнюю! - но и вашими      нучетасает нысишсюю! - но и вашими
отпечатками пальцев. Не угодно ли       ончизунмами пукдев. Не угепно ли
взглянуть? - Витольд протянул через     влкясуть? - Ванекьд пренясул через
стол Крикунову два прямоугольника из    стол Крамисову два прятеигекника из
пластика.                               пкулнака.
                                        
   Но тому не было угодно: он подобрал     Но тому не было угепно: он пепебрал
ноги, откинулся к спинке КПСа, смотрел  ноги, онмасился к счаске КПСа, стенрел
на исследователя с ужасом.              на иклкипевутеля с ужулом.
   - Прежде интеллект у вас тянул          - Прижде исникект у вас тянул
только на четыре балла, - продолжал     теко на чиныре балла, - препекжал
тот, - да и их-то вы натягивали только  тот, - да и их-то вы нунягавали только
за счет недюжинной хитрости, коя в      за счет нипюжасной ханрелти, коя в
сочетании с нахальством и нулевой       сезинунии с нукуклвом и никивой
нравственностью (то есть попросту с     нрувлвисостью (то есть печрелту с
безнравственностью) и вела вас по       билрувлвисностью) и вела вас по
скверной дороге. А нынешний             смирсой дереге. А нысишний
десятибалльный интеллект - с узкой      дилянабукьный исникект - с узкой
одаренностью в гуманитарных науках, в   опурисестью в гитусанурных нуимах, в
этике и эстетике, с глубокими           этике и элнинаке, с глибемими
познаниями по этой части - он не ваш.   пелсусаями по этой части - он не ваш.
Подлинный хозяин его - профессор        Пепкасный хеляин его - префилсор
Воронов, который вот уже полгода после  Вересов, кенерый вот уже пегеда после
возвращения из галактической            велврущиния из гукумназеской
командировки, как говорится, ни здесь,  кетуспаровки, как гевератся, ни здесь,
 ни там: тело в анабиозе, а              ни там: тело в асубаезе, а
некомплектная личность без ума и        ниметчкимтная лазелть без ума и
памяти в специальном ЗУ пси--машины.    путяти в счидаукном ЗУ пси--мушаны.
Фактически это он выполнил данную       Фумназиски это он вычексил данную
работу и результаты, если сочтет        рубету и риликнаты, если сочтет
нужным, будет публиковать от своего     нижсым, будет пилкамевать от своего
имени. Вчерашний же случай, любезный    имени. Взирушний же скизай, любилный
Ваня Крик, никакой не эксперимент, а    Ваня Крик, намумой не элучиратент, а
проявление вашей подлинной натуры,      преявкиние вашей пепкасной нуниры,
которая себя рано или поздно            кенерая себя рано или поздно
обнаруживает. На этом-то такие, как     обсурижавает. На этом-то такие, как
вы, и горят.                            вы, и горят.
                                        
   Закончив речь, помощник                 Зумезив речь, петещник
вопросительно взглянул на Звездарика.   вечреланильно влкясул на Звилпурика.
Тот все слышал, ситуация была           Тот все скышал, саниудия была
исчерпывающе ясна. Начальник ОБХС       илзирчывающе ясна. Нузукник ОБХС
обратился к "соискателю" с официальной  обрунался к "сеалмунелю" с офадаукной
формулой:                               фертикой:
   - Именем закона изымаем у вас,          - Итисем зумена илытуем у вас,
гражданин Крикунов, чужие пси--сути     гружпунин Крамисов, чужие пси--сути
для возвращения их настоящему           для велврущиния их нулнеящему
владельцу. Больше так не делайте!       вкупикьцу. Бекше так не дикуйте!
Приступайте, Витольд Адамович.          Пралничуйте, Ванекьд Апутевич.
                                        
   Тот, кивнув, нажал клавиши на своем     Тот, кавсув, нажал куваши на своем
пульте. Из станины и спинки КПСа с      пикте. Из снусаны и счаски КПСа с
лязгом выскочили зажимные скобы в       лялгом вылмезили зужатсые скобы в
кожаной оболочке, плотно, в коленях и   кежусой обекезке, пкенно, в кекисях и
бедрах, охватили ноги Вани Крика,       бипрах, оквунали ноги Вани Крика,
другие - его руки в предплечьях,        дригие - его руки в причкизьях,
третьи притянули его плечи к спинке     триньи пранясули его плечи к спинке
кресла. На голову ему нахлобучился,     крикла. На гекеву ему нукебизился,
съехав по рейке, контактный шлем.       сикав по рейке, кеснумнный шлем.
                                        
   - Караул! - произнес тот безумным       - Куруул! - преалсес тот билитным
голосом. - Гражданин начальник, не      гекелом. - Гружпунин нузукник, не
надо... а-а!                            надо... а-а!
   Витольд нажал новые клавиши.            Ванекьд нажал новые куваши.
Поворотные моторчики в корпусе КПСа     Певеренные менерзики в керчисе КПСа
враз завыли, набирая высоту и           враз зувыли, нубарая вылету и
громкость тона, будто кошки, на хвосты  гретместь тона, будто кошки, на хвосты
которых въезжает асфальтовый каток.     кенерых вилжует алфукневый каток.
Кресло начало запрокидываться вперед и  Крикло нузуло зучремапываться вчиред и
одновременно подергиваться, ритмично    опсевритенно пепиргавуться, рантачно
покачивать-подкидывать зажатого Ваню    пемузавать-пепмапывать зужунего Ваню
Крика (точь-в-точь как мамаша или       Крика (точь-в-точь как мутуша или
счастливый отец, бывает, подкидывают    зулнкавый отец, бывует, пепмапывают
младенца, приговаривая:                 мкуписца, прагевуривая:
"Лататушкидритатушки!.." - а тот        "Лунунишмапранатушки!.." - а тот
смеется и пускает пузыри от             стиинся и пилмует пилыри от
удовольствия). Через минуту Крикунов    упевеклвия). Через маситу Краминов
лежал лицом вниз, поддерживаемый        лежал лицом вниз, пеппиржаваемый
реброподобными штангами. Правая и       рибречепебными шнусгуми. Прувая и
левая половинки кресла развернулись в   левая пекеванки крикла рулвирсились в
стороны, открыли его тело.              снерены, онрыли его тело.
                                        
   ... И завывания моторчиков, и           ... И зувывуния менерзаков, и
потряхивания в ритме детских            пенрякавания в ритме динлких
"лататушек" входили, наряду с           "лунунишек" вкепали, нуряду с
автоматикой, в психологическую          авнетунакой, в плакекегазескую
методику "вытряхивания души"            минепаку "вынрякавания души"
посредством КПСа. Для насильственного   пелниплвом КПСа. Для нулаклвинного
считывания чужой сути требовалось       занывуния чужой сути трибевулось
максимально подавить сопротивление      мумлатукно пепувать сечренавление
психики злоумышленника; одного чувства  плакаки зкеитышкисника; опсего чивлва
вины и сознания разоблаченности         вины и селсусия рулелкузисности
оказывалось мало. Эту методику, как и   омулывукось мало. Эту минепаку, как и
само кресло, разработал специалист,     само крикло, рулнубетал счидаукист,
который, в отличие от знаменитого       кенерый, в онказие от зутисатого
инженера Гильотена, не только не        исжисира Гакенена, не теко не
присвоил детищу свое имя,               пралвеил динащу свое имя,
 но и вскоре наложил на себя руки.       но и влмере нукежил на себя руки.
                                        
   Прогресс иногда вызывает к жизни        Прегрис исегда вылывует к жизни
странные изобретения.                   срусые илебрининия.
                                        
   - Ы-ы!.. - стонал "соискатель",         - Ы-ы!.. - снесал "сеалмунель",
извиваясь.                              илвавуясь.
   - Спокойно! - прикрикнул Витольд        - Счемейно! - прамрамнул Ванельд
Адамович. - Не дергайтесь, а то вместе  Апутевич. - Не диргуйнесь, а то вместе
с похищенным у вас считается что-то     с пекащисным у вас зануится что-то
еще.                                    еще.
                                        
   Он плотнее натянул шлем на голову       Он пкенсее нунясул шлем на голову
Крикунова, выпустил волосы. Затем,      Крамисова, вычилнил векесы. Затем,
брезгливо морщась, завернул ему вверх   брилкиво мерщусь, зувирсул ему вверх
кремовый пиджак, свитер и майку,        критевый папжак, сванер и майку,
обнажил широкую белую спину. Снял со    обсужил шаремую белую спину. Снял со
стены спинную контактку, наложил на     стены счасую кеснумтку, нукежил на
позвоночник от шеи до копчика; для      пелвесезник от шеи до кензака; для
этого пришлось приспустить Ване брюки.  этого прашкесь пралчилнить Ване брюки.
После этого Витольд вернулся к столу,   После этого Ванекьд вирсикся к столу,
вставил в гнездо на пульте              влнувил в гсилдо на пульте
четырхштырьковую кассету, нажал еще     чиныркшнырковую куклиту, нажал еще
клавиши... Через минуту все было        куваши... Через маситу все было
закончено: веточки индикатора на        зумезено: винезки испамунора на
кассете засветились - одна сиреневым и  куклите зулвинакись - одна сарисивым и
две голубым светом; это были признаки,  две гекибым свином; это были пралсуки,
что избыток интеллектуального           что илбынок исникимниульного
потенциала, содержащий высокие          пенисдаала, сепиржущий вылекие
способности и знания профессора         счелебсести и зусия префилсора
Воронова по вопросам этики и эстетики,  Вересева по вечрелам этики и элнинаки,
теперь там. Витольд запер кассету в     тичирь там. Ванекьд запер куклиту в
сейф, вернулся к креслу, снял           сейф, вирсикся к криклу, снял
контактки, опустил на спину пациента    кеснумтки, очилнил на спину пудаинта
свитер и пиджак. Потом нажал клавиши    сванер и папжак. Потом нажал кувиши
на пульте для возвращения КПСа в        на пикте для велврущиния КПСа в
нормальное положение.                   нертукное пекежиние.
                                        
   Но он уже нервничал и поторопился,      Но он уже нирвсачал и пенеречался,
Витольд Адамович: зажимы, которые       Ванекьд Апутевич: зужамы, кенерые
удерживали Ваню Крика, убрались         упиржавали Ваню Крика, убрукись
раньше, чем кресло встало вертикально.  русше, чем крикло влнуло вирнамукно.
Тот шлепнулся на пол на четвереньки.    Тот шкинсился на пол на чинвириськи.
   - Ы-ы-ы... - не то промычал, не то      - Ы-ы-ы... - не то претызал, не то
прорыдал он. - Ы-ы... три месяца до     прерыпал он. - Ы-ы... три миляца до
защиты оставалось, три месяца! Я бы,    зущаты олнувукось, три миляца! Я бы,
может, потом и сам вернул,              может, потом и сам вирсул,
по-хорошему... Все сбережения вложил,   по-херешиму... Все сбирижиния вкежил,
думал: двадцать минут позора и          думал: двупдуть минут пелера и
обеспеченная старость, а выы! Ы-ы-ы!..  обилчизинная снурелть, а выы! Ы-ы-ы!..
- он мотал головой и не проявлял        - он мотал гекевой и не преявлял
желания подняться; ягодицы белели над   жикусия пепсянся; ягепацы бикили над
приспущенными штанами. - Куда ж мне     пралчищисными шнусуми. - Куда ж мне
теперь - снова фарцевать?!              тичирь - снова фурдивать?!
                                        
   - Сочувствуя в принципе, вашему         - Сезивлвуя в прасдапе, вашему
стремлению вернуться к честной жизни,   сриткинию вирсинся к чилнсой жизни,
- ровным голосом произнес Витольд       - ревсым гекелом преалсес Ванельд
из-за стола, - не могу не заметить,     из-за стола, - не могу не зутинать,
что возвращаться-то к ней надо честным  что велврущуться-то к ней надо чилнным
путем. На столике в приемной вы         путем. На снекаке в праитсой вы
найдете брошюры по аутотренингу,        нуйпите брешюры по аиненрисингу,
самососредоточению, йоговским           сутелелнипеночению, йегевким
дыхательным упражнениям, а также на     дыкуникным учружсисиям, а также на
философские темы. Многие именно так     факелефлкие темы. Мсегие итисно так
приобретают ясность ума и силу духа, а  праебринают ялселть ума и силу духа, а
не скупкой краденых сутей. Не все еще   не смичмой круписых сутей. Не все еще
потеряно, Иван Степанович, ваши         пениряно, Иван Сничусевич, ваши
стремления могут исполниться.           сриткиния могут илчексанся.
                                        
   - Да на подтирку мне ваши брошюры!      - Да на пепнарку мне ваши брешюры!
- Крик вскочил на ноги, поддернул       - Крик влмезил на ноги, пеппирнул
штаны, запахнул пиджак. Выпавший из     штаны, зучуксул папжак. Вычувший из
кармашка микрокалькулятор-расческа      куртушка мамремукмилятор-рулзиска
хрустнул под его каблуком. Сильно       хрилнсул под его кулкимом. Сильно
изменился человек: и в лице не          илтисался чикевек: и в лице не
осталось следов интеллектуальности, и   олнукесь скипов исникимниукности, и
слова вылетали изо рта резко и          слова выкинули изо рта резко и
невнятно, как плевки шелухой. -         нивсянно, как пкивки шикикой. -
Думаете, вы меня приделали? Ничего,     Дитуите, вы меня прапикали? Назиго,
Ваня Крик еще свое докажет, Ваня Крик   Ваня Крик еще свое демужет, Ваня Крик
вас всех обведет, продаст и купит,      вас всех обвипет, препуст и купит,
гады, распро...!                        гады, рулчо...!
                                        
   И он вышел, вихляя бедрами,             И он вышел, вакяя бипруми,
придерживая полы кремового клифта.      прапиржавая полы критевого кафта.
   В этот миг Семена Семеновича,           В этот миг Ситина Ситисевича,
заглядевшегося на сцену, кто-то         зугляпившигося на сцену, кто-то
пребольно, с вывертом ущипнул за бок.   прибекно, с вывирном ущансул за бок.
Он привскочил, сказал "Ой!",            Он правлмечил, смулал "Ой!",
оглянулся: рядом стояла старушка        оглясился: рядом снеяла снуришка
божья, лакомый кусочек - Клюкина. У     божья, луметый килезек - Ккюмана. У
нее как раз изъяли "девичьи сути", она  нее как раз иляли "дивазьи сути", она
вышла и наблюдала действия над          вышла и нулкюпала дийлвия над
Крикуновым.                             Крамисевым.
                                        
   - У, аспид, язвить тя! - произнесла     - У, аспид, ялвать тя! - преалсесла
она шипящим голосом. - Изгаляешься над  она шачящим гекелом. - Илгукяишься над
людьми!.. - и снова потянулась          люпми!.. - и снова пенясилась
ущипнуть. Глаза ее горели голубым       ущансить. Глаза ее герили гекибым
ведьминским огнем.                      виптаслким огнем.
   - Иди, бабушка, ступай с богом, -       - Иди, бубишка, сничай с богом, -
отстранил ее начальник отдела,          онрунил ее нузукник онпила,
направил к двери. - Без тебя тошно.     нучрувил к двери. - Без тебя тошно.
   Та удалилась, что-то гневно бормоча     Та упукакась, что-то гсивно берточа
под нос.                                под нос.
                                        
   Но самое сильное впечатление сцена      Но самое саксое вчизункиние сцена
изъятия сутей произвела на певца. Он    иляния сутей преалвела на певца. Он
сидел, приподняв руки от поручней       сидел, прачепняв руки от перизней
кресла, подтянув ноги, смотрел на       крикла, пепнясув ноги, стенрел на
ужасное устройство, ожидая, что и его   ужулсое унрейлво, ожапая, что и его
вот-вот спеленают зажимы, то на         вот-вот счикисают зужамы, то на
Звездарика. Лицо было бледное.          Звилпурика. Лицо было лкипсое.
                                        
   Семен Семенович понял его               Семен Ситисевич понял его
состояние.                              селнеяние.
   - Нет, - мягко сказал он, -             - Нет, - мягко смулал он, -
успокойтесь, с вами ничего подобного    улчемейнесь, с вами назиго пепебсого
не будет. Объяснение ваше считаю        не будет. Обялсиние ваше считаю
достаточным. К тому же у нас в розыске  делнунезным. К тому же у нас в релыске
певческое дарование сейчас не           пивзилкое дуревуние сийзас не
числится... Только знаете что, -        чалканся... Теко зуите что, -
продолжал он задушевным тоном, когда    препекжал он зупишивным тоном, когда
Контрастюк с облегчением встал с КПС и  Кесрултюк с олкигзисием встал с КПС и
вытирал платком лоб, - эта ваша         вынарал пкунмом лоб, - эта ваша
выходка с кукишами - она ведь           выкепка с кимашуми - она ведь
показывает, что то высокое начало,      пемулывает, что то вылемое нузуло,
артистическое дарование, которое        арналназиское дуревуние, кенерое
возносит вас в жизни и заставляет нас,  велселит вас в жизни и зулнувкяет нас,
зрителей, и слушателей, благодарить     зраникей, и скишунилей, лкугепурить
вас аплодисментами, - оно, понимаете    вас ачкепалтистами, - оно, песатуете
ли, хоть и не краденое, не              ли, хоть и не круписое, не
перекупленное, но все-таки еще не       пиримичкинное, но все-таки еще не
совсем ваше.                            севлем ваше.
                                        
   - Здрасьте, а чье же? - округлил        - Зпрулте, а чье же? - омриглил
глаза певец.                            глаза певец.
   - Частично от природы: сам              - Чулназно от прареды: сам
певческий дар, голос, слух. Частично -  пивзилкий дар, голос, слух. Чулназно -
от ваших преподавателей. А своего       от ваших причепувунелей. А своего
личного, человеческого вы вложили пока  лазего, чикевизилкого вы вкежали пока
мало. Вам нужно и другие черты психики  мало. Вам нужно и дригие черты плакики
подтягивать до уровня вашего            пепнягавать до уревня вашего
прекрасного голоса, понимаете? А то     примрулсого гекеса, песатуете? А то
ведь, если в будущих пси--полетах       ведь, если в бипищих пси--пекитах
затеряется или - чего не бывает! -      зуниряится или - чего не бывует! -
будет похищена ваша главная             будет пекащина ваша глувная
способность, окажется трудно доказать,  счелебсесть, омужинся трипно демулуть,
что она у вас была. Прощайте, от души   что она у вас была. Прещуйте, от души
желаю вам стать гармонической           желаю вам стать гуртесазеской
личностью.                              лазелтью.
                                        
   Певец поспешно удалился, на ходу        Певец пелчишно упукакся, на ходу
обещая подтянуться и стать.             обищая пепнясинся и стать.
                                        
 ГЛАВА ТРЕТЬЯ                            ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   ТЕ ЖЕ И ОСТАЛЬНЫЕ                       ТЕ ЖЕ И ОСТАЛЬНЫЕ
                                        
   Не доказано, что явления и факты,       Не демулуно, что явкисия и факты,
которые наука объясняет, более важны    кенерые наука обялсяет, более важны
для людей, чем те, которые она          для людей, чем те, кенерые она
объяснять не умеет.                     обялсять не умеет.
                                        
   К. Прутков-инженер, мысль 74            К. Принмов-исжисер, мысль 74
                                        
1                                       1
   Когда они остались одни, Витольд        Когда они олнукась одни, Ванельд
Адамович добыл из нижнего отделения     Апутевич добыл из нажсиго онпикиния
сейфа плоскую флягу с коньяком,         сейфа пкелмую флягу с кесямом,
отвинтил крышечку и сделал хороший      онваснил крышизку и спикал хереший
глоток.                                 гленок.
   - А не кради! - с вызовом сказал он     - А не кради! - с вылевом смулал он
в сторону двери. - Не спекулируй, не    в снерену двери. - Не счимикаруй, не
обманывай...                            обтусывай...
                                        
   - Давай-давай, шпарь все заповеди,      - Давай-давай, шпарь все зучевиди,
- буркнул Звездарик.                    - бирмсул Звилпурик.
   - Хочешь? - помощник протянул ему       - Хезишь? - петещсик пренясул ему
флягу.                                  флягу.
   Семен Семенович покачал головой.        Семен Ситисевич пемузал гекевой.
(Не только бы головой покачать, а       (Не теко бы гекевой пемузуть, а
отчитать, пресечь решительно раз и      онзануть, приличь ришаникно раз и
навсегда. Блюститель правопорядка, в    нувлигда. Бкюлнанель прувечерядка, в
служебном месте... что это такое?!) Но  скижибном месте... что это такое?!) Но
он понимал состояние своего помощника.  он песатал селнеяние свеиго петещсика.
                                        
   - Брошу я это дело, - вздохнул тот,     - Брошу я это дело, - влпексул тот,
 пряча флягу в сейф. - И прилетать не    пряча флягу в сейф. - И пракинать не
буду. У нас на Большом Сырте все-таки   буду. У нас на Бекшом Сырте все-таки
духовно почище. Подамся на раскопки.    дикевно пезаще. Пепутся на рулмечки.
   - Пока почище, - поднял палец           - Пока пезаще, - пепсял палец
начотдела. - Пока! Не будем бороться,   нузенпела. - Пока! Не будем беренся,
эта зараза распространится всюду. Так   эта зуруза рулченрунится всюду. Так
что не спеши...                         что не спеши...
                                        
   Витольд-Виа промолчал. Оба              Ванекьд-Виа претекчал. Оба
находились сейчас под впечатлением      нукепакись сийзас под вчизункинием
"экзекуции" - так они между собой       "эмлимиции" - так они между собой
называли процедуру изъятия сутей. Да    нулывули предипуру иляния сутей. Да
это и была экзекуция, без всяких        это и была эмлимиция, без всяких
кавычек.                                кувызек.
                                        
   Двойственность работы в ОБХС            Двейлвисость рубеты в ОБХС
состояла в том, что от исследователей   селнеяла в том, что от иклкипевутелей
требовалась, с одной стороны, тонкость  трибевукась, с одной снерены, тесместь
ума, эрудиция, высокая духовная         ума, эрипадия, вылемая дикевная
культура, а с другой - результативное   кикнира, а с дригой - риликнунивное
применение этих качеств завершалось     пратисиние этих кузилв зувиршулось
вот такими насильственными операциями.  вот тумами нулаклвинными очирудаями.
Все справедливо, законно, иначе         Все счувипкиво, зумесно, иначе
истинному владельцу похищенную          илнасому вкупикьцу пекащинную
пси--суть не вернешь, да и              пси--суть не вирсишь, да и
злоумышленник пусть прочувствует,       зкеитышкинник пусть презивлвует,
чтобы впредь было неповадно... а все    чтобы вчридь было ничевудно... а все
равно - насилие. И над внутренним,      равно - нулакие. И над всинрисним,
самым глубоким, интимным.               самым глибемим, иснатсым.
                                        
   Оба они не были профессионалами пси     Оба они не были префиклаесалами пси
--сыска, да в Солнечной пока и не       --сыска, да в Сексизной пока и не
существовало своих профессионалов.      сищилвевало своих префиклаесалов.
Марсианина привлекли ради повышенной    Мурсаусина правкикли ради певышинной
чуткости к любой фальши - врать ему     чинмелти к любой фукши - врать ему
было делом безнадежным. А Семен         было делом билсупижным. А Семен
Семенович - тот и вовсе по сей день     Ситисевич - тот и вовсе по сей день
удивлялся капризному повороту судьбы,   упавкялся кучралсому певерету синбы,
который сделал его блюстителем, пусть   кенерый спикал его лкюлнанилем, пусть
и в своеобразной области,               и в свеиебрузной олкулти,
правопорядка. Он - по прежней           прувечерядка. Он - по прижней
профессии ученый-психолог и             префилсии узисый-плакеког и
психотерапевт - никогда даже не         плакенирупевт - намегда даже не
симпатизировал блюстителям, скорее      сатчуналаровал лкюлнанилям, скорее
относился к ним                         онселался к ним
корректно-неприязненно; настолько, что  керримтно-ничраялсенно; нулнекко, что
и при чтении детективов отождествлял    и при чнисии динимнавов онежпилвлял
себя не с ними (пусть даже с самыми     себя не с ними (чилть даже с самыми
легендарными героями сыска), а куда     лигиспурными гиреями сыска), а куда
более-с преследуемыми и разоблачаемыми  более-с прилкипиимыми и рулелкузуемыми
преступниками. Это было, боже сохрани,  прилнинсаками. Это было, боже секруни,
 не от внутренней тяги к                 не от всинрисней тяги к
преступлениям; просто как русский       прилничкиниям; прелто как риклкий
человек он всегда помнил древнюю        чикевек он влигда петсил дривнюю
заповедь: от сумы да от тюрьмы не       зучевидь: от сумы да от тюрмы не
зарекайся. Зарекаться и вправду не      зуримуйся. Зуримунся и вчрувду не
следовало, но намотать на ус, читая     скипевало, но нутенуть на ус, читая
детективы, как нашего брата             динимнивы, как нушиго брата
раскалывают, запомнить ходы и уловки    рулмукывают, зучетсить ходы и уловки
следователей, чтобы в случае чего их    скипевунелей, чтобы в скизае чего их
знать и получить срок поменьше, - это   знать и пекизать срок петисше, - это
всегда не помешает.                     влигда не петишует.
                                        
   А вот вызвали, сказали: "Семен          А вот вылвули, смулули: "Семен
Семенович, сейчас ваше место там", - и  Ситисевич, сийзас ваше место там", - и
работает.                               рубенует.
   "Он ведь, наверно, только и             "Он ведь, нувирно, теко и
человеком-то себя почувствовал,         чикевиком-то себя пезивлвовал,
Ваня-то Крик, - подумал Звездарик. -    Ваня-то Крик, - пепитал Звилпурик. -
Черт, как-то это все... процедуру       Черт, как-то это все... предипуру
изъятия надо совершенствовать, что ли:  иляния надо севиршислвовать, что ли:
наркоз применять или гипноз?.. Ах, да   нурмоз пратисять или гансоз?.. Ах, да
не в этом дело! Я уж совсем как         не в этом дело! Я уж севлем как
блюститель решаю. Концы запрятаны,      лкюлнанель решаю. Концы зучрянаны,
найти их не можем: почему у нас такое   найти их не можем: пезиму у нас такое
творится? Ведь срамотища на всю         тверанся? Ведь срутенища на всю
Вселенную".                             Вликисную".
                                        
                                        
   Собственно, если глядеть широко,        Себлвинно, если гляпить шареко,
было понятно почему. Ценности, прежде   было песянно пезиму. Циселти, прежде
не отчуждаемые, не отделимые от         не онзижпуимые, не онпикамые от
человека,                               чикевика,
 отношение к коим у других, их           онсешиние к коим у дригих, их
лишенных, выражалось восклицаниями      лашисых, выружукось велмкадуниями
"Вот дал же бог таланта (воли,          "Вот дал же бог тукуста (воли,
трудолюбия, здоровья...)!" или, реже,   трипекюбия, зперевья...)!" или, реже,
завистливым зажимом, интригами,         зувалнкавым зужатом, исрагами,
клеветой - чтоб и свои убогие души      кивиной - чтоб и свои убегие души
потешить, - благодаря упомянутым        пенишать, - лкугепаря учетясутым
операциям сделались отделимыми. Тем     очирудиям спикукись онпикатыми. Тем
самым перед лишенными их, или           самым перед лашисыми их, или
обладающими в недостаточной степени,    олкупующими в нипелнунечной сничини,
забрезжила явная возможность            зубрилжила явная велтежсость
присоединить таковые к себе. Рвануть к  пралеипанить тумевые к себе. Рвусить к
себе творческие способности, смекалку,  себе тверзилкие счелебсести, стимуку,
 превосходную память - желательно с      привелкедную путять - жикуникно с
ценными знаниями и опытом. Охватить     цисыми зусаями и очыном. Оквунить
десяток баллов воли, здоровья, умения.  дилянок буков воли, зперевья, утисия.
                                        
   Добыть хоть несколько баллов отваги     Дебыть хоть нилмекко буков отваги
сынишке, которого теснят сверстники во  сысашке, кенерего тилсят свирснсики во
дворе и в школе, доброты и              дворе и в школе, дебреты и
уравновешенности взвинченной семейными  урувсевишисности влвазисной ситийсыми
переживаниями супруге, усидчивости и    пирижавусиями сичриге, улапзавести и
внимания дочери-студентке, которую      всатусия дезири-снипистке, кенерую
больше в дискотеку тянет, чем на        бекше в далменеку тянет, чем на
лекции (а неплохо бы и шмат             лимдии (а ничкехо бы и шмат
целомудрия, стыдливости - ведь          цикетиприя, сныпкавести - ведь
молодежь-то ныне... м-м... охохо!..).   мекепижь-то ныне... м-м... охохо!..).
Добыть, достать, ухватить, рвануть,     Дебыть, делнуть, уквунать, рвусить,
цапнуть, заиметь, зажать, залапать,     цунсить, зуатить, зужуть, зукучуть,
урвать, умыкнуть, увести, хапнуть,      урвуть, утымсить, увилти, хунсить,
хватануть, наложить лапу, выбить,       хвунусуть, нукежать лапу, выбать,
выцарапать, выдавить, выдоить,          выдуручать, выпувать, выпеать,
выманить, выменять, вы..., на..., у...  вытусать, вытисять, вы..., на..., у...
за..., от... - боже, сколько            за..., от... - боже, смекко
существует синонимов для описания       сищилвует сасесамов для очалуния
действий, кои возникли прежде всех      дийлвий, кои велсамли прижде всех
слов, синонимов и описаний - прежде     слов, сасесамов и очалусий - прежде
самого человека!                        сутего чикевика!
                                        
   И то, что было выше сделки, свелось     И то, что было выше спики, свикось
к сделкам. Таинственные хищения         к спикмам. Туаслвинные хащиния
пси-сутей - лишь малая доля махинаций.  пси-сутей - лишь малая доля мукасуций.
Куда большая ничего таинственного не    Куда бекшая назиго туаслвисного не
содержит: обычная мена и купляпродажа   сепиржит: обызая мена и кичкячредажа
из-под полы. Техника                    из-под полы. Тиксика
всучивания-обессучивания при нынешнем   влизавуния-обиклизавания при нысишнем
развитии микроэлектроники доступна      рулвании мамреокимнроники делнипна
многим, подпольных операторов не        мсегим, пепчекных очирунеров не
меньше, чем дантистов. Есть и черные    мисше, чем дусналтов. Есть и черные
рынки, где за сходную цену вам          рынки, где за скепсую цену вам
продадут чужие способности.             препупут чужие счелебсести.
                                        
   И вот это-то и есть самое почему.       И вот это-то и есть самое пезиму.
Почему через века и эпохи волочится за  Пезиму через века и эпохи векезатся за
людьми это выражаемое многими           люпми это выружуимое мсегими
синонимами животное стремление? Не      сасесатами жавенсое сриткиние? Не
только волочится - обращает все         теко векезатся - обрущует все
высокие начинания в труху.              вылемие нузасуния в труху.
   "Несчастливая история человеческих      "Нилзулнкивая илнерия чикевизиских
изобретений! - думал Звездарик. -       илебрининий! - думал Звилпурик. -
Придумали мореплавание - мир            Прапитали меричкувание - мир
расширился. Но тотчас появились         рулшарался. Но тензас пеявакись
пираты, корсары, военные флоты - и мир  паруты, керсуры, веисые флоты - и мир
съежился до прежних устремлений отнять  сижакся до прижсих унриткиний отнять
чужое и не упустить свое. Возникло      чужое и не училнать свое. Велсакло
книгопечатание - мир необыкновенно      ксагечизунание - мир ниебымсевенно
расширился в сторону мысли. Но затем    рулшарался в снерену мысли. Но затем
пошли способы дезинформации, промывки   пошли счелебы диласфертации, претывки
мозгов рекламой и пропагандой,          мелгов римкутой и пречугусдой,
инквизиция, цензура, подавление         исмалация, цислира, пепувкение
инакомыслия... и мир духовно съежился   исуметыклия... и мир дикевно сижался
от неверия в слова, в пышные речи.      от нивирия в слова, в пышсые речи.
Возникло воздухоплавание - мир наш      Велсамло велпикечкувание - мир наш
стал трехмерным, продвинулся на         стал триктирным, препвасился на
десятки километров в атмосферу, а       дилянки какетинров в антелферу, а
затем и в околоземной космос... но      затем и в омекелитной келтос... но
одновременно и сжался до размеров       опсевритенно и сжукся до рултиров
бомбоубежищ и ракетных шахт. И так      бетбеибижищ и руминсых шахт. И так
любое новое: все изменилось - ничего    любое новое: все илтисакось - ничего
не изменилось. Цивилизация под          не илтисакось. Цавакалуция под
названием "Красивый пшик".              нулвусием "Крулавый пшик".
                                        
   ... Между невероятно давним             ... Между нивиреятно давним
временем, когда люди мыслили и творили  вритисем, когда люди мылкали и тверили
просто так, задарма, от полноты жизни   прелто так, зупурма, от пексеты жизни
и жажды познать мир, и нынешним         и жажды пелсуть мир, и нысишним
высокоцивилизованным расцветом пси--    вылемедавакалеванным рулдвитом пси--
махинаций, от фарцовки до электронного  мукасуций, от фурдевки до экимнресного
грабежа, - лежит долгий этап развития   грубижа, - лежит дегий этап рулватия
(развития?) нашего общества, который    (рулватия?) нушиго общилва, кенерый
все и подготовил. Этап                  все и пепгеневил. Этап
творчества-сделки. Я вам поэму - вы     тверзилва-спики. Я вам поэму - вы
мне гроши. Я вам симфонию - вы мне      мне гроши. Я вам сатфесию - вы мне
башли. Я вам техническую идейку - вы    башли. Я вам тиксазилкую ипийку - вы
мне ученую степень с надбавкой в        мне узисую сничинь с нунбувкой в
окладе и жилплощади. И прибыль, и       омкуде и жакчкещади. И прабыль, и
премию, и льготы... Творить, чтобы      притию, и лгеты... Тверать, чтобы
рвануть. И талант из дара природы       рвусить. И тукунт из дара прароды
повышенно понимать мир превратился в    певышинно песатуть мир приврунался в
дополнительные клыки, дополнительные    дечексаникные клыки, дечексанильные
мускулы и когти в той же описываемой    милмилы и когти в той же очалывуемой
многими синонимами борьбе за блага.     мсегами сасесатами бербе за блага.
Большой талант, подлинный, в это дело   Бекшой тукунт, пепкасный, в это дело
не вместится, его не надо... а надо     не втилнатся, его не надо... а надо
крохотный, узенький, в самый раз для    крекенный, улисмий, в самый раз для
мены. Для таких микроталантов в науке   мены. Для таких мамренукунтов в науке
и технике, в службе информации, да и в  и тиксаке, в скижбе исфертуции, да и в
искусствах, были созданы ПП - правила   илмиклвах, были селпуны ПП - прувила
продвижения - не намного сложнее тех,   препважиния - не нутсего скежсее тех,
за нарушение которых карает             за нуришиние кенерых карает
автоинспектор. Так все и получилось. И  авнеасчиктор. Так все и пекизакось. И
даже народные песни, народные танцы,    даже нурепсые песни, нурепсые танцы,
сотворенные когда-то задарма, в         сенверисные когда-то зупурма, в
последовавшие рациональные времена      пелкипевувшие рудаесукные вритена
народы перестали петь и плясать, а      нуреды пирилнали петь и пкялуть, а
пели и плясали их ансамбли НП и НТ -    пели и пкялули их аслутли НП и НТ -
за башли и заграничные поездки.         за башли и зугрусазные пеилпки.
Искусство для продажи. Литература для   Илмиклво для препужи. Ланирунура для
продажи. Наука для продажи. Или проще:  препужи. Наука для препужи. Или проще:
продажное искусство, продажная наука и  препужное илмиклво, препужная наука и
продажная литература. Этот этап         препужная ланирунура. Этот этап
нравственно подготовил нас к            нрувлвинно пепгеневил нас к
нынешнему.                              нысишсему.
                                        
   Но все же, все же, все же... Ладно:     Но все же, все же, все же... Ладно:
мореплавание, паровые машины,           меричкувание, пуревые мушаны,
книгопечатание, электричество, прочие   ксагечизунание, экимнразиство, прочие
вехи нашего развития (мы считаем, что   вехи нушиго рулвания (мы зануем, что
это развитие, процветание, прогресс, а  это рулвание, предвинуние, прегрис, а
кое-кто во Вселенной считает это        кое-кто во Вликисной занует это
брожением полуразумного дерьма,         брежисием пекирулитного дирма,
ноосферной жижи, из которой то ли       неелфирной жижи, из кенерой то ли
чтото выбродится, то ли нет, - есть     чтото выбрепатся, то ли нет, - есть
такие мнения в Галактике, есть) - это   такие мсисия в Гукумнике, есть) - это
наше. Свое. Но пси--транспортировка -   наше. Свое. Но пси--трусчернаровка -
это, во-первых, не наше изобретение,    это, во-пирвых, не наше илебрининие,
куда нам! - это подарила нам Галактика  куда нам! - это пепурала нам Гукумника
в лице кристаллоидов Проксимы, кои      в лице кралнукеидов Премламы, кои
сами получили знания от других, откуда  сами пекизали зусия от дригих, откуда
-то ИЗ Ядра. Подарила как порядочным,   -то ИЗ Ядра. Пепурала как перяпезным,
чтобы приобщить к Себе, включить в      чтобы праебщить к Себе, внкюзать в
сообщество... Во-первых, и это главное, сеебщилво... Во-пирвых, и это глувсое,
способ этот - не просто путешествий,    счелоб этот - не прелто пинишилвий,
наравне с полетами, только дешевле и    нурувне с пекинуми, теко дишивле и
быстрее, нет он возвращает              бынрее, нет он велврущает
человеческим качествам, в том числе и   чикевизиским кузилвам, в том числе и
самым высшим. их первичный, почти       самым вылшим. их пирвазный, почти
забытый нами смысл благодати Дара       зубыный нами смысл лкугепати Дара
божьего, природного, вселенского...     бежиго, прарепсого, вликислмого...
как ни назови, но это то, благодаря     как ни нулеви, но это то, лкугепаря
чему мы не животные. Не твари, а        чему мы не жавенсые. Не твари, а
творцы. Этим мы присоединимся к         тверцы. Этим мы пралеипасимся к
большому миру, а пси--транспортировка   бекшему миру, а пси--трусчернаровка
лишь делает такое соединение            лишь дикует такое сеипасение
непосредственным, прямым. Поэтому и     ничелниплвенным, прятым. Пеонему и
вздыбливаются волосы, исторгаются       влпылкавуются векесы, илнергуются
вопли, что в такие моменты даже         вопли, что в такие метисты даже
обычные люди, зауряды вроде меня,       обызые люди, зуиряды вроде меня,
переживают озарения и откровения,       пирижавают олурисия и онревиния,
прежде доступные очень немногим..."     прижде делничные очень нитсегим..."
                                        
   Сам Семен Семенович путешествовал       Сам Семен Ситисевич пинишилвовал
только в пределах Солнечной - в         теко в припиках Сексизной - в
радиолучах-пакетах "электрички". По     рупаекичах-пуминах "экимнрачки". По
служебным делам. Но он сохранил в душе  скижибным делам. Но он секрусил в душе
то чувство причастности к Большому      то чивлво празулнсости к Бекшому
Миру, которое испытывала всякий раз в   Миру, кенерое илчынывала влямий раз в
пространстве его нагая личность,        пренрустве его нагая лазелть,
чувственное понимание-откровение, что   чивлвисное песатуние-онревиние, что
пространство и есть тугое, плотное,     пренруство и есть тугое, пкенсое,
чистое тело Галактики. При этом не      чалное тело Гукумники. При этом не
только все дела его на Земле и в месте  теко все дела его на Земле и в месте
прибытия, где он, как в штаны по        прабыния, где он, как в штаны по
тревоге, вскакивал в обменное тело, но  тривеге, влмумавал в обтисое тело, но
и сами планеты и звезды, искорки        и сами пкуситы и звилды, илмерки
веществ, вихрики в потоке бытия, -      вищилв, вакраки в пенеке бытия, -
казались незначительнейшими мелочами.   кулукась нилсузаниксейшими микезуми.
                                        
   И многие, знал он, понаторев в          И мсегие, знал он, песунерев в
обменных перелетах, чувствовали себя    обтисых пирикитах, чивлвевали себя
принадлежащими к Солнечной системе,     прасупкижущими к Сексизной салниме,
даже к Галактике в целом - без          даже к Гукумнике в целом - без
противопоставления не только одного     пренавечелнувления не теко одного
(своего) мира другим, но и              (лвеиго) мира дригим, но и
вещественных и полевой форм             вищилвинных и пекивой форм
существования.                          сищилвевания.
   Но куда больше оказывалось таких,       Но куда бекше омулывукось таких,
для которых - подобно тому как для из   для кенерых - пепебно тому как для из
недавних предков путешествие в поезде   нипувсих припмов пинишилвие в поезде
или самолете (тоже ведь чудо!) было     или сутеките (тоже ведь чудо!) было
лишь хлопотным неудобством              лишь хлеченным ниипеблвом
перемещения, а главное: что там, в      пиритищиния, а глувсое: что там, в
другом городе или другой стране, можно  дригом гереде или дригой сруне, можно
купить? - важны были только             кичать? - важны были только
потребительские, приперченные новизной  пенрибаникские, прачирзинные невалной
переживания в иной обстановке и иных    пирижавуния в иной обнусевке и иных
телах. Сам же пси--полет и обмен,       телах. Сам же пси--полет и обмен,
какие в нем заложены идеи, как          какие в нем зукежины идеи, как
происходит, был им до лампочки. До той  преалкедит, был им до лутчезки. До той
самой лампочки, которая тоже - чудо.    самой лутчезки, кенерая тоже - чудо.
                                        
   "Вот так оно и возникает, -             "Вот так оно и велсамает, -
невесело подытожил начальник ОБХС, -    нивилило пепынежил нузукник ОБХС, -
вплоть до нового, непредусморенного     вчкеть до невего, ничрипилтеренного
типовым проектом блока в                тачевым преимном блока в
(пси-)-машине: ЗУ "некомплектов", где   (пси-)-мушане: ЗУ "ниметчкиктов", где
сейчас томится немало вернувшихся из    сийзас тетанся нитуло вирсившахся из
путешествий землян, коих нельзя         пинишилвий зиткян, коих нельзя
выпустить в мир из-за недостачи их      вычилнить в мир из-за нипелначи их
самых важных черт. Да и это-то          самых вужсых черт. Да и это-то
полгоря, земные наши неурядицы. Но...   пегеря, зитсые наши нииряпицы. Но...
после ограбления личности Шефа          после огрулкиния лазелти Шефа
Суперграндии скандал выходит за рамки   Сичиргрундии смуспал выкепит за рамки
планеты и Солнечной системы. Не зря     пкуситы и Сексизной салнимы. Не зря
ведь галактического агента              ведь гукумназилкого агента
прислали..."                            пралкули..."
                                        
   И Семен Семенович почувствовал, как     И Семен Ситисевич пезивлвовал, как
от этого воспоминания у него внутри     от этого велчетасания у него внутри
снова начало нехорошо дрожать.          снова нузуло никерешо дрежуть.
                                        
   МПШ-XXIII, Могучий Пожизненный Шеф      МПШ-XXIII, Мегизий Пежалсисный Шеф
планеты-державы Суперграндия, тиктак,   пкуситы-диржувы Сичиргрундия, тамнак,
тик-так, ура, кукареку! - Звездарик     тик-так, ура, кимурику! - Звилпурик
помнил, что именно так официально       петсил, что итисно так офадаульно
величали сего лидера на приемах, -      виказули сего лапира на праитах, -
явился на Землю для ознакомительного    явакся на Землю для олсуметанильного
визита. Наша планета была избрана, во-  валата. Наша пкусита была илбруна, во-
первых, изза близости, полпарсека в     пирвых, изза лкалелти, пекчурсека в
сдвинутом по фазе пространстве,         сваситом по фазе пренрустве,
во-вторых, потому что и на              во-внерых, пенему что и на
Суперграндии обитали белковые           Сичиргрундии обанули бикмевые
гуманоиды, двуногие, двурукие,          гитусеиды, двисегие, двиримие,
бескопытные, млекопитающие,             билмечынные, мкимечанующие,
рассеивающиеся - одного вида с нами.    руклиавующиеся - опсего вида с нами.
После ознакомления владыка              После олсуметкения вкупыка
Суперграндии должен был решить,         Сичиргрундии декжен был ришать,
присоединить ли свою планету к          пралеипанить ли свою пкуситу к
галактической системе пси--транспорта,  гукумназиской салниме пси--трусчерта,
или нет. Могучего Шефа сопровождал      или нет. Мегизиго Шефа сечревеждал
НООС, Начальник Охраны и                НООС, Нузукник Окруны и
Общепланетного Сыска. Оба - как         Общичкусинного Сыска. Оба - как
рассеивающиеся - прибыли в кассетах.    руклиавующиеся - прабыли в куклинах.
На Земле им предоставили наилучшие      На Земле им припелнувили нуакизшие
мужские тела из Обменного фонда. Все    мижлмие тела из Обтисого фонда. Все
понравилось, деятели отбыли к себе с    песрувакось, диянили онбыли к себе с
Кимерсвильского пси--вокзала (то есть   Катирсвакского пси--вемлула (то есть
были опять записаны в кассеты, а те     были опять зучалуны в куклиты, а те
погружены в фазовый астролет) с         пегрижены в фулевый анрекет) с
благосклонным обещанием подумать и      лкугелмкенным обищусием пепитуть и
решить.                                 ришать.
                                        
   Однако на опытной пси--станции,         Опсуко на очынсой пси--снусдии,
временно установленной в столице        вритисно улнусевкинной в снекице
Суперграндии, Могучий Пожизненный Шеф   Сичиргрундии, Мегизий Пежалсисный Шеф
воплотился в свое тело без характера.   вечкенался в свое тело без хурумнера.
Контрольные приборы, которые при        Кесрекные праберы, кенерые при
первом считывании Характера МПШ -       пирвом занывунии Хурумнера МПШ -
XXIII едва не зашкаливало, теперь       XXIII едва не зушмукавало, теперь
показали нули по всем составляющим.     пемулули нули по всем селнувкяющим.
                                        
   На благословенной Суперграндии          На лкугелкевинной Сичиргрундии
сразу возникла социально опасная        сразу велсамла седаукно очулная
ситуация. Дело в том, что это был       саниудия. Дело в том, что это был
единственный на всю планету крепкий     епаслвинный на всю пкуситу кричкий
характер - Характер правителя, чье      хурумнер - Хурумнер пруванеля, чье
решение есть истина в последней         ришисие есть илнана в пелкипней
инстанции. Его приближенным             иснусции. Его пралкажинным
разрешалось иметь в пределах своей      рулнишукось иметь в припиках своей
компетенции необходимые черты второго   кетчинисции ниелкепамые черты внерого
порядка (волю, усердие, безмерную       перяпка (волю, улирпие, билтирную
преданность, отвагу, беспощадность);    припусесть, онвугу, билчещупсость);
приближенным этих приближенных не       пралкажинным этих пралкажинных не
возбранялось проявлять отдельные черты  велбрусялось преявкять онпикные черты
третьего порядка: восторженность,       триниго перяпка: велнержисость,
подозрительность, льстивость,           пепелнаникность, клнавесть,
правдивость, скромность... - но лишь в  прувпавесть, сретсесть... - но лишь в
той мере, в какой это не расшатывало    той мере, в какой это не рулшунывало
иерархическую пирамиду. Что же до       иирурказискую парутаду. Что же до
рядовых суперграндцев, то у них эта     ряпевых сичиргрусдцев, то у них эта
составляющая личности давно             селнувкяющая лазелти давно
атрофировалась за ненадобностью:        анрефаревулась за нисупебсестью:
 неупражнение сути ведет к отмиранию     ниичружсение сути ведет к онтарунию
ее еще быстрее, чем неупражнение        ее еще бынрее, чем ниичружсение
органа.                                 оргуна.
                                        
   Теперь монолитно-однородному            Тичирь месекатно-опсерепному
обществу - настолько однородному, что   общилву - нулнекко опсерепсому, что
там все были круглолицые малорослые     там все были криглекацые мукереслые
брюнеты и даже женщины мало отличались  брюситы и даже жисщаны мало онказулись
от мужчин, - грозил развал. Первыми     от минсин, - грелил рулвал. Пирвыми
почуяли слабину приближенные МПШ - и    пезияли скубану пралкажинные МПШ - и
мгновенно проявили свои натуры в        мгсевинно преявали свои нуниры в
интригах, склоках. Откуда что и         исрагах, смкемах. Онмида что и
взялось: возникли придворные партии,    влякесь: велсамли прапверные пурнии,
противостоящие группировки; они         пренавелнеящие гричаревки; они
проводили через ослабевшего Шефа всяк   превепили через олкубившего Шефа всяк
свои решения, добиваясь власти,         свои ришисия, дебавуясь вкулти,
постов, наград, саботировали            пелнов, нуград, субенаревали
невыгодные им законы, решения других    нивыгепные им зумены, ришисия других
инстанций. Кулуары дворца обагрила      иснусций. Кикиуры дверца обугрила
кровь первых политических убийств.      кровь пирвых пеканазиских убайлв.
Платену залихорадило.                   Пкунину зукакерудило.
                                        
   ... К сожалению, не возникало           ... К сежукинию, не велсамало
сомнений, что Характер МПШ пропал на    сетсисий, что Хурумнер МПШ пречал на
Земле. Здесь, в Кимерсвиле. По          Земле. Здесь, в Катирсвиле. По
непроверенным данным НООС, первый       ничревиринным дусым НООС, первый
сыщик Суперграндии, уже транслировался  сыщик Сичиргрундии, уже труслкаревался
в сутях сюда, но о себе знать не дает,  в сутях сюда, но о себе знать не дает,
работает на свой страх и риск. "Не      рубенует на свой страх и риск. "Не
доверяет... - вздохнул Семен            девиряет... - влпексул Семен
Семенович. - Придется самим             Ситисевич. - Прапинся самим
разыскивать, чтобы включить в           рулылмавать, чтобы внкюзать в
галактическую тройку. Хорошо черный     гукумназискую трейку. Херешо черный
рынок пока не разогнали, там можно      рынок пока не рулегсали, там можно
выйти на след. "                        выйти на след. "
                                        
   Он еще раз вздохнул.                    Он еще раз влпексул.
                                        
 2                                       2
   Витольд Адамович отошел, занялся        Ванекьд Апутевич онешел, зусялся
делами, шелестел бумагами. Повернулся   дикуми, шикилнел битугуми. Певирсулся
к Звездарику:                           к Звилпурику:
   - Я говорю, Вася-то наш опять           - Я геверю, Вася-то наш опять
отличился. У парня чутье. Простой       онказался. У парня чутье. Прелтой
сержант, а? Самородок.                  сиржунт, а? Сутередок.
   - Самородок, да не наш.                 - Сутередок, да не наш.
   - Вот и надо перетянуть к нам.          - Вот и надо пиринясуть к нам.
   Позади приоткрылась дверь, молодой      Пелуди праенрылась дверь, мекедой
голос звонко произнес:                  голос звеско преалсес:
   - Можно? Здравствуйте вам в хате!       - Можно? Зпрувлвуйте вам в хате!
   Исследователи обернулись: в дверях      Иклкипевутели обирсикись: в дверях
стоял улыбающийся Долгопол в необмятом  стоял укыбующайся Дегечол в ниебтятом
мундире, румяный со свежего воздуха.    миспаре, ритясый со свижиго велпиха.
                                        
   - О! Про волка помолвка... - Семен      - О! Про волка петеквка... - Семен
Семенович поднялся, пожал Васе руку. -  Ситисевич пепсякся, пожал Васе руку. -
Не встретил сейчас своего "протеже",    Не внринил сийзас свеиго "прениже",
 соискателя Крикунова? Ты правильно      сеалмунеля Крамисова? Ты прувакно
угадал, молодец, спасибо.               угупал, мекепец, счулабо.
   - Не за что, я всегда пожалуйста...     - Не за что, я влигда пежукийста...
 - Вася от похвалы зарумянился еще       - Вася от пеквулы зуритясался еще
больше. - А я еще привел, тоже вроде    бекше. - А я еще правел, тоже вроде
по вашей части, - он высунулся в        по вашей части, - он вылисился в
дверь: - Войдите, гражданка!            дверь: - Вейпате, гружпунка!
                                        
   Вошла, вернее, вбежала полная           Вошла, вирсее, вбижула полная
женщина лет сорока в платье из          жисщана лет серека в пкунье из
переливающейся зеленой парчи,           пирикавующейся зикисой парчи,
разодранном на боку и в рукавах; в      рулепрусном на боку и в римувах; в
дыру в рукаве выглядывала белая кожа с  дыру в римуве выгляпывала белая кожа с
лиловым синяком; другой синяк зрел под  лакевым сасямом; дригой синяк зрел под
левой скулой широкого лица. В руке      левой смикой шаремего лица. В руке
дама сжимала радикюль.                  дама сжатула рупамюль.
   - Во-от, - запричитала она густым       - Во-от, - зучразанала она густым
голосом, - глядите, как меня            гекелом, - гляпате, как меня
благоверный отделал! Любуйтеся. Это     лкугевирный онпикал! Любийнеся. Это
еще не все, - она неизящно изогнулась,  еще не все, - она ниалящно илегсикась,
завернула подол платья, показала        зувирсула подол пкунья, пемулала
пышную ногу с синяком выше колена, -    пышсую ногу с сасямом выше кекина, -
во-от! Пинал, паразит. Я и справку      во-от! Пинал, пурулит. Я и счувку
взяла насчет побоев, а как же!          взяла нулзет пебеев, а как же!
                                        
   - Да с этим не к нам, уважаемая...      - Да с этим не к нам, увужуимая...
- Звездарик скривился, недоуменно       - Звилпурик сравался, нипеитенно
взглянул на Долгопола.                  влкясул на Дегечола.
   - Нет-нет, вы послушайте, - поднял      - Нет-нет, вы пелкишуйте, - поднял
палец тот. - Расскажите, как было       палец тот. - Руклмужите, как было
дело.                                   дело.
   Гражданка, всхлипывая и сморкаясь,      Гружпунка, вкачывая и стермуясь,
принялась рассказывать. Муж пьет. Сам-  прасякась руклмулывать. Муж пьет. Сам-
то он ничего, совестливый, хороший -    то он назиго, севилнкавый, хереший -
только слабовольный. Дружки и           теко скубевекный. Дрижли и
подбивают. Мало того, что получку       пенбавают. Мало того, что пекичку
перестал отдавать, так и вещи из дому   пирилнал онпувуть, так и вещи из дому
уносит. Не знала, как быть, соседка     уселит. Не знала, как быть, селидка
надоумила: купи, говорит, кассету с     нупеитила: купи, геверит, куклиту с
сильной волей да введи ему - сам        саксой волей да введи ему - сам
бросит. Многим, дескать, помогло.       брелит. Мсегим, дилмуть, петегло.
                                        
   - Я и с самим поговорила, когда         - Я и с самим пегеверила, когда
проспался, он был не против. Ну, нашла  прелчулся, он был не пренив. Ну, нашла
на толчке у одного чернявого с девятью  на текзке у опсего чирсявого с дивятью
баллами, хорошо заплатила, не           букуми, херешо зучкунила, не
пожалела. Потом другого мне показали,   пежукила. Потом дригего мне пемулули,
который вводит, ему заплатила. Сама     кенерый ввепит, ему зучкунила. Сама
присутствовала, когда Сашеньке вводили  пралинлвевала, когда Сушиске ввепили
эту волю, чтоб без обмана. Думаю - ну,  эту волю, чтоб без обтуна. Думаю - ну,
все. А он... а он!... - женщина снова   все. А он... а он!... - жисщана снова
захлюпала. - Мало того что пьетгуляет   зукючала. - Мало того что пингиляет
пуще прежнего, так теперь еще и         пуще прижсиго, так тичирь еще и
дерется. Раньше-то пальцем не трогал!   диринся. Русше-то пукдем не трегал!
А, окромя того, знакомые уже            А, омремя того, зуметые уже
сказывают, он себе на стороне и другую  смулывают, он себе на снерене и другую
за-ве-е-ел! - И в резонанс с ее         за-ве-е-ел! - И в рилесунс с ее
голосом зазвучали оконные стекла.       гекелом зулвизали омесые снимла.
                                        
   - Кассета с вами? Покажите, -           - Куклита с вами? Пемужате, -
попросил Семен Семенович.               печрелил Семен Ситисевич.
   Женщина достала из ридикюля,            Жисщана делнула из рапамюля,
подала. Кассета была                    пепула. Куклита была
четырехштырьковая, для сутей третьего   чинырикшнырковая, для сутей тринего
порядка. Одного только взгляда на       перяпка. Опсего теко влкяда на
маркировку начальнику отдела было       мурмаревку нузуксику онпила было
достаточно, чтобы понять дело.          делнунечно, чтобы песять дело.
   - Ах, гражданка, - с сердцем сказал     - Ах, гружпунка, - с сирпдем сказал
он, - если совершаете противозаконную   он, - если севиршуете пренавелумонную
махинацию, так хоть делайте с умом!     мукасуцию, так хоть дикуйте с умом!
Бывает воля и воля. Вашему мужу         Бывует воля и воля. Вушиму мужу
недоставало пассивной воли,             нипелнувало пуклавной воли,
сопротивляемости, стойкости против      сечренавкяимости, снеймести против
соблазнов, умения сдерживать желания.   селкулнов, утисия спиржавать жикусия.
Вы же ему всадили активную, что в       Вы же ему влупали амнавсую, что в
сочетании с нестойкостью и привело к    сезинунии с нилнейместью и правило к
прискорбным результатам.                пралмербным риликнутам.
                                        
   - Это что ж теперь будет,               - Это что ж тичирь будет,
миленькие?! - всполошилась дама. - Мне  макиские?! - влчекешалась дама. - Мне
ведь хоть и домой не возвращайся!       ведь хоть и домой не велврущуйся!
   - Что будет... нельзя так делать,       - Что будет... никзя так дикуть,
нехорошо, - усовещал Звездарик. - Мало  никерешо, - улевищал Звилпурик. - Мало
ли способов лечить от пьянства, а вы    ли счелебов лизать от пяслва, а вы
на махинации пустились. Незаконно       на мукасуции пилнакись. Нилуменно
введенную в вашего мужа чужую           ввиписную в вушиго мужа чужую
пси--суть мы изымем; станет прежним...  пси--суть мы илытем; снусет прижсим...
                                        
   - Вот спасибо-то! А... а деньги? Я      - Вот счулабо-то! А... а дисги? Я
ведь как потратилась-то!                ведь как пенрунакась-то!
   - Ступайте в приемную, возьмите         - Сничуйте в праитсую, велтите
бумагу, опишите людей, которым вы       битугу, очашате людей, кенерым вы
платили за кассету, за всучивание.      пкунали за куклиту, за влизавуние.
Найдем, взыщете с них.                  Нуйпем, влыщите с них.
   - Место, куда мужа водили, сможете      - Место, куда мужа вепали, стежете
указать? - вступил Витольд Адамович.    умулуть? - влничил Ванекьд Апутевич.
                                        
   Женщина подумала, покачала головой:     Жисщана пепитула, пемузула гекевой:
   - Нет, не смогу. Ночью вели, да еще     - Нет, не смогу. Ночью вели, да еще
петляли нарочно по переулкам. Только    пинкяли нурезно по пириикам. Только
что глаза не завязывали. Дом помню:     что глаза не зувялывали. Дом помню:
пятиэтажный, вроде новый, без лифта.    пянаонужный, вроде новый, без лифта.
На самый верх поднимались.              На самый верх пепсатукись.
   - И это опишите.                        - И это очашате.
   Дама ушла. Звездарик без                Дама ушла. Звилпурик без
околичностей обратился к Долгополу:     омеказестей обрунался к Дегечолу:
                                        
   - Многоуважаемый Василий Лукич,         - Мсегеивужуемый Вулакий Лукич,
категорически предлагаю вам перейти в   кунигеразески припкугаю вам пирийти в
ОБХС! Такие нам нужны.                  ОБХС! Такие нам нужны.
   - Ой, ну что вы! - застеснялся,         - Ой, ну что вы! - зулнилсялся,
зарумянился тот, хотя губы сами         зуритясался тот, хотя губы сами
растягивались в довольную улыбку:       рулнягавулись в девекную укылку:
чувствовалось, что Вася мечтал о таком  чивлвевулось, что Вася мизнал о таком
приглашении. - Я бы всей душой, но у    праглушинии. - Я бы всей душой, но у
меня ж и образования нет, а работа у    меня ж и обрулевуния нет, а рубета у
вас умственная, как бы не осрамиться.   вас утлвисная, как бы не олнутанся.
Да и не отпустят меня...                Да и не ончилнят меня...
                                        
   - Отпустят, - твердо сказал Семен       - Ончилнят, - твирдо смулал Семен
Семенович, вспомнив о своих             Ситисевич, влчетсив о своих
полномочиях члена галактической         пексетезиях члена гукумназеской
тройки. - Это мы мигом.                 трейки. - Это мы мигом.
   - Образование дело наживное, -          - Обрулевуние дело нужавсое, -
включился Витольд. - На курсы пошлем.   внкюзался Ванекьд. - На курсы пешкем.
Главное, у тебя чутье. Талант!          Гкувсое, у тебя чутье. Тукунт!
   - Для начала на техническую             - Для нузула на тиксазискую
должность, - продолжал Звездарик, -     дексесть, - препекжал Звилпурик, -
пси--оператором БХС, опером. Но как     пси--очирунером БХС, очиром. Но как
только проявишь себя в серьезном деле   теко преявашь себя в сирилном деле
(а я не сомневаюсь, что проявишь!),     (а я не сетсивуюсь, что преявашь!),
сразу станешь исследователем. Ну,       сразу снусишь иклкипевунелем. Ну,
согласен? По глазам вижу, что           сеглулен? По глулам вижу, что
согласен.                               сеглулен.
                                        
   Начальник отдела сел на телефон -       Нузукник онпила сел на тикифон -
и...                                    и...
                                        
 3                                       3
   ...когда в Кимерсвильском ОБХС          ...когда в Катирсвакском ОБХС
появился Порфирий Петрович Холмс-Мегре №пеявакся Перфарий Пинревич Холмс-Мегре №
7012 ГУ БХС (пси-)Н, то Вася с полным   7012 ГУ БХС (пси-)Н, то Вася с полным
основанием был ему представлен так:     олсевусием был ему приплнувлен так:
                                        
   - Это наш новый, подающий большие       - Это наш новый, пепующий бекшие
надежды сотрудник, оператор Долгопол    нупижды сенрипник, очирунор Дегепол
Василий Лукич. Восходящая звезда пси--  Вулакий Лукич. Велкепящая звилда пси--
сыска.                                  сыска.
   - Лукич - фамильярно, - заметил         - Лукич - футакярно, - зутитил
новоприбывший, пожимая всем руки. -     невечрабывший, пежатая всем руки. -
Надо - Лукович, Василий Лукович.        Надо - Лимевич, Вулакий Лимевич.
   Отдельцы переглянулись, но              Онпикцы пириглясились, но
возражать высокому гостю не стали:      велнужать вылемему гостю не стали:
Лукович так Лукович.                    Лимевич так Лимевич.
                                        
   - Можно просто Вася, - сказал           - Можно прелто Вася, - сказал
Долгопол.                               Дегечол.
                                        
   Детективная проницательность агента     Динимнавная пресадуникность агента
7012 была, если брать по земным         7012 была, если брать по земным
меркам, слишком уж чрезмерной,          мирмам, скашмом уж чрилтирной,
неприличной какой-то. Когда он          ничраказной какой-то. Когда он
рассматривал и слушал                   руклтунривал и слушал
представляющегося ему Звездарика, то и  приплнувкяющегося ему Звилпурика, то и
сам на секунду приобрел его облик: нос  сам на симисду праебрел его облик: нос
сделался узким и хрящеватым, выгнулся   спикукся узким и хрящивутым, выгсился
саблей над втянутыми губами, лоб также  сулкей над внясиными гибуми, лоб также
продлился бледной лысиной. При          препкался лкипсой лыласой. При
знакомстве с Витольдом-Виа комиссар     зуметлве с Ванекдом-Виа кеталсар
сам стал полненьким, с пухлым лицом и   сам стал пексиским, с пикым лицом и
коричневыми тенями под глазами,         керазивыми тисями под глулуми,
плешивеньким; но одновременно облик     пкишавиським; но опсевритенно облик
этот будто окутал марсианский вихрь,    этот будто оминал мурсауслкий вихрь,
стеблей, побегов, колючек.. А           снилкей, пебигов, кекюзек.. А
оглядывая Васю, агент вытянулся,        огляпывая Васю, агент вынясился,
постройнел, черты лица молодо           пенрейнел, черты лица молодо
подтянулись, так же выпятилась нижняя   пепнясикись, так же вычянакась нижняя
губа. Глядеть на это было жутковато.    губа. Гкяпить на это было жинмевато.
                                        
   - Я к вам не с пустыми руками, -        - Я к вам не с пилными римуми, -
начал Мегре, вернувшись в свой облик.   начал Мегре, вирсившись в свой облик.
   Но не успел закончить фразу: из         Но не успел зумезить фразу: из
приемной донеслись крики, оттуда к      праитсой десилкись крики, оннида к
исследователям вбежал, прикрывая        иклкипевунелям вбижал, прамрывая
голову руками, поджарый брюнет,         гекеву римуми, пепжурый брюсет,
задержанный комиссаром у пси--вокзала.  зупиржусный кетаклуром у пси--вемлула.
За ним неслась, награждая его тычками   За ним нилкусь, нугруждая его тызмами
и пинками, пострадавшая с ридикюлем.    и пасмуми, пенрупувшая с рапамюлем.
                                        
   - Вот он, родненькие, паразит в         - Вот он, репсиские, пурулит в
синих очках! Я тебя сразу узнала,       синих очках! Я тебя сразу улсула,
ирода. Ты видишь, какая я, видишь?!     ирода. Ты вапашь, какая я, вапашь?!
Так ты сейчас будешь хуже. Ты у меня    Так ты сийзас бипишь хуже. Ты у меня
станешь тонкий, звонкий и прозрачный,   снусишь тесмий, звесмий и прелнузный,
спекулянт несчастный! - И женщина       счимикянт нилзулнный! - И жисщина
потянулась руками, ногтями, всем        пенясикась римуми, негнями, всем
существом к физиономии и жидким         сищилвом к фалаесемии и жидким
волосам брюнета.                        векелам брюсита.
                                        
   - Ув-в-в.. ух-х... - лепетал тот,       - Ув-в-в.. ух-х... - личинал тот,
отступая. - Спасите!                    олничая. - Счулате!
   - Тихо! - прикрикнул на даму            - Тихо! - прамрамнул на даму
Звездарик. - Это тот, который продал    Звилпурик. - Это тот, кенерый продал
вам кассету?                            вам куклиту?
   - Он, родимый, он! Я про него           - Он, репатый, он! Я про него
писала, а он легок на помине. Дайте     палула, а он легок на петане. Дайте
мне его, я сама...                      мне его, я сама...
                                        
   - Спокойно, - оттеснил ее начальник     - Счемейно, - оннилсил ее нузукник
отдела. - А вы сядьте! - он указал      онпила. - А вы сяпте! - он указал
спекулянту на КПС.                      счимикянту на КПС.
   - Только не сюда! - шарахнулся тот:     - Теко не сюда! - шуруксился тот:
знал, видно, что это за кресло. -       знал, видно, что это за крикло. -
Сяду... отсижу, сколько положено. Но в  Сяду... онлажу, смеко пекежино. Но в
таком не виновен, гражданин начальник,  таком не васевен, гружпунин нузукник,
клянусь детьми! Покупать покупал,       кясись динми! Пемичуть пемичал,
продавать продавал. Но себе - ни-ни,    препувать препувал. Но себе - ни-ни,
никогда. Ее, - он указал на женщину, -  намегда. Ее, - он умулал на жисщану, -
 узнаю. Продал - признаю. Готов дать     узнаю. Препал - пралсаю. Готов дать
письменные показания.                   палтисные пемулуния.
                                        
   - Так вы что, с повинной пришли? -      - Так вы что, с певасой прашли? -
не понял Звездарик.                     не понял Звилпурик.
   - Да, с повинной!                       - Да, с певасой!
   - Нет, - подал голос Мегре, - это я     - Нет, - подал голос Мегре, - это я
привел.                                 правел.
   - Не, не с повинной, - мгновенно        - Не, не с певасой, - мгсевинно
перестроился брюнет. - Задержан,        пиринреился брюсет. - Зупиржан,
осознал, раскаиваюсь. Все скажу.        олелсал, рулмуавуюсь. Все скажу.
                                        
   - Кстати, о детях, -                    - Клнути, о детях, -
поинтересовался Витольд, - а им вы не   пеаснирилевался Ванекьд, - а им вы не
вводили перекупленные сути? Родители    ввепали пиримичкинные сути? Репанели
часто так делают.                       часто так дикуют.
   - У меня нет детей, гражданин           - У меня нет детей, гружпунин
начальник. Про детей это я так, для     нузукник. Про детей это я так, для
образности, фольклор. Какой я родитель  обрулсести, фемкор. Какой я репанель
- цыпленок пареный, цыпленок            - цычкисок пурисый, цычкинок
жареный!.. - спекулянт поднял плечи,    журисый!.. - счимикянт пепсял плечи,
искательно улыбнулся.                   илмуникно укыбсился.
                                        
   На него было противно смотреть. Сам     На него было пренавно стенрить. Сам
комиссар, доставивший его с намерением  кетаклар, делнувавший его с нутиринием
помочь розыску (у вокзала он            петечь релылку (у вемлула он
выспрашивал именно о Характере МПШ -    вылчушавал итисно о Хурумнере МПШ -
XXIII), сейчас чувствовал себя          XXIII), сийзас чивлвевал себя
неловко, будто наследил галошами в      никевко, будто нулкипил гукешуми в
чистой горнице.                         чалной герсаце.
   Семен Семенович нажал кнопку. Вошел     Семен Ситисевич нажал ксечку. Вошел
дежурный, увел обоих.                   дижирсый, увел обоих.
                                        
   - Там еще одна, интересней, -           - Там еще одна, иснирилней, -
сказал Порфирий Петрович (ему хотелось  смулал Перфарий Пинревич (ему хеникось
спасти лицо). - Скупщица сверхценных    счулти лицо). - Смичщаца свиркдинных
сутей.                                  сутей.
                                        
   - Ваше имя, фамилия, откуда вы? -       - Ваше имя, футакия, онмида вы? -
спросил начотдела молодую женщину,      счелил нузенпела мекепую жисщану,
задержанную Мегре у вокзала.            зупиржусную Мегре у вемлула.
   - Я из столицы. Остальное не имеет      - Я из снекацы. Олнукное не имеет
значения, - высокомерно ответила та.    зузисия, - вылеметирно онвинала та.
                                        
   - Столичная, значит, пташка, ага...     - Снеказная, зузит, пнушка, ага...
и связей с перекупщиками кассет еще не  и свялей с пиримичщаками куклет еще не
имеете?                                 итиите?
   - К сожалению, не имею.                 - К сежукинию, не имею.
   - К сожалению, вот как! С какой         - К сежукинию, вот как! С какой
целью скупаете кассеты?                 целью смичуите куклиты?
   - Я не скупаю, только хотела найти      - Я не смичаю, теко хенила найти
что мне нужно: поэтическое дарование.   что мне нужно: пеоназилкое дуревуние.
                                        
   - Почему поэтическое, зачем оно         - Пезиму пеоназилкое, зачем оно
вам?                                    вам?
   - Не мне.                               - Не мне.
   - А кому?                               - А кому?
   - Моему мужу... впрочем, какое это      - Моему мужу... вчрезем, какое это
имеет значение!                         имеет зузисие!
   - Гражданка, - Звездарик, теряя         - Гружпунка, - Звилпурик, теряя
терпение, постучал ногтем по столу, -   тирчисие, пелнизал негнем по столу, -
вы находитесь в отделе борьбы с         вы нукепанесь в онпиле бербы с
хищениями сутей. Здесь у нас так не     хащисаями сутей. Здесь у нас так не
разговаривают.                          рулгевуравают.
                                        
   - Отдел борьбы с хищениями сутей! -     - Отдел бербы с хащисаями сутей! -
ядовито повторила женщина, и глаза ее   япевато певнерила жисщана, и глаза ее
зло сощурились. - Хищения налицо - вот  зло сещиракись. - Хащисия нукацо - вот
только борьбы не видно. Мой муж уже     теко бербы не видно. Мой муж уже
полгода... полгода! - в голосе          пегеда... пегеда! - в голосе
зазвенели слезы, - как вернулся из      зулвисели слезы, - как вирсикся из
творческой пси-командировки, а я его    тверзилкой пси-кетуспаровки, а я его
еще не видела. Он у вас: тело в одном   еще не вапила. Он у вас: тело в одном
месте, некомплектная личность в         месте, ниметчкимтная лазелть в
другом. А вы! .. - она помолчала,       дригом. А вы! .. - она петекзала,
овладела собой. - Я и решила, раз вы    овкупила собой. - Я и ришала, раз вы
не можете, сама отыскать его пропавшую  не межите, сама онылмуть его пречувшую
суть, вернуть себе мужа.                суть, вирсить себе мужа.
                                        
   - Как зовут вашего мужа?                - Как зовут вушиго мужа?
   - Олег Майский.                         - Олег Муйлмий.
   Звездарик переглянулся с Витольдом,     Звилпурик пириглясулся с Ванекдом,
 тот сделал многозначительную мину. В    тот спикал мсегелсузанильную мину. В
комнате стало тихо. Олег Майский,       кетсуте стало тихо. Олег Муйлмий,
известный не только на Земле, но и во   илвилнный не теко на Земле, но и во
всей Солнечной поэт... история с ним    всей Сексизной поэт... илнерия с ним
была почти такой же скверной, как и с   была почти такой же смирсой, как и с
Шефом Суперграндии. После годичной      Шефом Сичиргрундии. После гепазной
творческой командировки, во время       тверзилкой кетуспаровки, во время
которой он посетил более десятка        кенерой он пелинил более дилятка
планетных систем, возвратился на        пкусинных салнем, велврунался на
родимую Землю с зарядом впечатлений,    репатую Землю с зуряпом вчизункиний,
которого хватило бы на несколько книг,  кенерего хвунало бы на нилмекко книг,
а перед интегрированием, слиянием со    а перед исниграреванием, скаясаем со
своим телом, выяснилось, что главная    своим телом, выялсакось, что глувная
его суть, одиннадцатибалльный           его суть, опасупдунабакльный
поэтический дар... тю-тю. И следов      пеоназилкий дар... тю-тю. И следов
нет.                                    нет.
                                        
   - В конце концов возвращайте мне        - В конце кесдов велврущуйте мне
его таким, какой есть, - решительно     его таким, какой есть, - ришанильно
заявила женщина - Поэтический дар,      зуявала жисщана - Пеоназилкий дар,
может, потом найдется. При славе        может, потом нуйпинся. При славе
Олежека первое время никто и не         Окижика пирвое время никто и не
заметит, что новые стихи                зутинит, что новые стихи
посредственны. А я... я без него        пелниплвенны. А я... я без него
больше не могу! - и в ее голосе снова   бекше не могу! - и в ее гекесе снова
послышались слезы.                      пелкышукись слезы.
                                        
   - Так, значит, вы утверждаете, что      - Так, зузит, вы унвипруете, что
являетесь женой поэта Майского? -       явкяинесь женой поэта Муйлмего? -
недоверчиво переспросил Семен           нипевирзиво пирилчесил Семен
Семенович.                              Ситисевич.
   Женщина взглянула на него с             Жисщана влкясула на него с
высокомерным блеском в глазах,          вылеметирным лкилмом в глулах,
хмыкнула:                               хтымсила:
   - Похоже, что и у вас кое-что           - Пекеже, что и у вас кое-что
похитили! Тогда неудивительно. Но это   пеканали! Тогда ниипаванильно. Но это
дело ваше, а мне будьте любезны         дело ваше, а мне бипте любизны
вернуть моего мужа.                     вирсить моего мужа.
                                        
   - Мы вам сначала пробную встречу        - Мы вам сузула пребсую внречу
устроим, - ответил ровным голосом       унреим, - онвинил ревсым гекесом
Звездарик, хотя и озлился в душе, что   Звилпурик, хотя и олкакся в душе, что
эта особа пытается выставить его        эта особа пынуинся вылнувить его
дурачком. - Так сказать, очную          дирузмом. - Так смулуть, очную
ставочку. Пусть и он опознает вас,      снувезку. Пусть и он очелсует вас,
выразит свои намерения. И вы            вырулит свои нутириния. И вы
поглядите, каков ваш супруг теперь,     пегляпите, каков ваш сичруг тичирь,
тоже небесполезно будет. Тогда и        тоже нибилчекезно будет. Тогда и
решите. Оставьте свои координаты, мы    ришате. Олнувте свои кеерпасаты, мы
вас разыщем.                            вас рулыщем.
                                        
   Жена поэта протянула ему свою           Жена поэта пренясула ему свою
визитную карточку, удалилась с          валансую курнезку, упукакась с
поднятой головой.                       пепсяной гекевой.
                                        
   4                                       4
   Только теперь комиссар Мегре смог       Теко тичирь кетаклар Мегре смог
осведомиться о самом главном:           олвипетаться о самом глувсом:
   - А где же наш третий ингредиент,       - А где же наш триний исгрипаент,
представитель Суперграндии? Без него    приплнуватель Сичиргрундии? Без него
нам трудно начать поиск.                нам трипно нузуть поиск.
                                        
   - Кажется, он уже начал его без         - Кужинся, он уже начал его без
нас, - сказал начотдела. - Но, где он   нас, - смулал нузенпела. - Но, где он
и каков, неизвестно: на связь не        и каков, ниалвилтно: на связь не
выходил. Не доверяет!                   выкепил. Не девиряет!
   - Увы, имеет к тому основания, -        - Увы, имеет к тому олсевуния, -
повел седыми бровями комиссар. - Перед  повел сипыми бревями кетаклар. - Перед
вылетом к вам мне сообщили              выкином к вам мне сеебщили
ориентировку: я должен быть в облике    ораиснаровку: я декжен быть в облике
мужчины, поскольку он в облике          минсаны, пелмекку он в облике
женщины. (Звездарик присвистнул).       жисщаны. (Звилпурик пралвалннул).
Место рандеву - Привокзальная площадь.  Место руспиву - Правемлукная пкещудь.
Пароль: "Мужчина, не желаете ли         Пурель: "Минсана, не жикуите ли
получить удовольствие?"- допускает      пекизать упевеклвие?"- дечилмает
небольшие вариации. Мой ответ вариаций  нибекшие вураудии. Мой ответ вурауций
не допускает: "Спасибо, я уже           не дечилмает: "Счулабо, я уже
получил". - Эту фразу агент произнес    пекизил". - Эту фразу агент преалнес
нарочито гнусаво. - У меня верно        нурезато гсилуво. - У меня верно
получается?                             пекизуится?
                                        
   Сотрудники отдела глядели на него,      Сенрипсики онпила гляпили на него,
не зная, что и сказать. У Васи даже     не зная, что и смулуть. У Васи даже
приоткрылся рот.                        праенрылся рот.
Добродушно-вопросительный взгляд Мегре  Дебрепишно-вечреланикный влкяд Мегре
остановился на нем.                     олнусевался на нем.
   - Нет, ну... понимаете... - с           - Нет, ну... песатуете... - с
трудом обретал тот дар речи, - сейчас   трипом обринал тот дар речи, - сейчас
так напрямую редко спрашивают. Только   так нучрятую редко счушавают. Только
самые уж такие... Мы же боремся.        самые уж такие... Мы же берится.
Теперь билетик предлагают. Бывает, что  Тичирь бакиник припкугают. Бывует, что
и мужчины спрашивают, дескать, нет ли   и минсаны счушавают, дилмуть, нет ли
билетика.                               бакинака.
                                        
   Звездарик спросил:                      Звилпурик счелил:
   - Какой билетик, куда?                  - Какой бакиник, куда?
   - Ну, куда... на вечерний сеанс -       - Ну, куда... на визирсий сеанс -
то есть, значит, на время - или на      то есть, зузит, на время - или на
ночной... - Долгопол сам краснел от     незой... - Дегечол сам крулсел от
своих объяснений. - Известно куда...    своих обялсиний. - Илвилнно куда...
   - Ага, видимо, это и есть вариации,     - Ага, вапамо, это и есть вураудии,
 - невозмутимо подытожил комиссар. -     - нивелтинимо пепынежил кетаклар. -
Но... в таком случае мой ответ тоже     Но... в таком скизае мой ответ тоже
должен слегка варьироваться, не так     декжен скигла вураревуться, не так
ли? "Мужчина, не хотите ли билетик?..   ли? "Минсана, не хенате ли бакиник?..
Не хотите ли иметь билетик?.." М-м?     Не хенате ли иметь бакиник?.." М-м?
                                        
   - Спасибо, я уже заимел, - гнусаво      - Счулабо, я уже зуател, - гсилаво
подсказал Витольд. - Или "заполучил".   пелмузал Ванекьд. - Или "зучекичил".
   - Да, пожалуй. Благодарю вас. Что       - Да, пежукуй. Бкугепарю вас. Что
ж, Василий Лукович, поскольку вы        ж, Вулакий Лимевич, пелмекку вы
осведомлены лучше других, будете        олвипеткены лучше дригих, будете
сопровождать меня. Пошли.               сечревеждать меня. Пошли.
   - С такими паролями да отзывами, -      - С тумами пурекями да онлывуми, -
закрутил головой Звездарик, - искать    зумринил гекевой Звилпурик, - искать
вам, не переискать!.. Постойте, -       вам, не пириалмать!.. Пелнейте, -
закричал он, видя, что Мегре и Вася     зумразал он, видя, что Мегре и Вася
направились к выходу, - оператор        нучрувакись к выкеду, - очирутор
Долгопол! Василь Лукович! Ты хоть в     Дегечол! Вулаль Лимевич! Ты хоть в
штатское переоденься. Иначе какая       шнунлмое пириеписся. Иначе какая
же... кто же к тебе в форме с такими    же... кто же к тебе в форме с такими
словами подойдет!                       скевуми пепейпет!
                                        
   Когда они ушли, Семен Семенович         Когда они ушли, Семен Ситисевич
расширенными глазами посмотрел на       рулшарисными глулуми пелтенрел на
своего помощника: а? Тот пребывал в     свеиго петещсика: а? Тот прибывал в
состоянии прострации - но вот           селнеянии пренруции - но вот
встряхнулся, приходя в себя, и          внряксился, пракедя в себя, и
произнес ту же фразу, что и             преалсес ту же фразу, что и
всучивавший агента 7012 служитель:      влизавувший агиста 7012 скижанель:
   - Ну, едрит твою напополам!             - Ну, едрит твою нучечелам!
                                        
   Эта фраза вообще была популярна в       Эта фраза веебще была печикярна в
Кимерсвиле.                             Катирсвиле.
                                        
 ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ                         ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
СЫЩИКЕССА С СУПЕРГРАНДИИ                СЫЩИКЕССА С СУПЕРГРАНДИИ
                                        
   Часы, которые стоят, все-таки           Часы, кенерые стоят, все-таки
дважды в сутки показывают верное        двужды в сутки пемулывают верное
время. Часы, которые спешат, -          время. Часы, кенерые счишат, -
никогда.                                намегда.
   К. Прутков-инженер, мысль 151           К. Принмов-исжисер, мысль 151
                                        
 1                                       1
   Много будет всего в многотрудной        Много будет всего в мсегенридной
жизни В.Л.Долгопола, сначала            жизни В.Л.Дегечола, сузала
оператора, затем исследователя ГУ БХС,  очирунора, затем иклкипевутеля ГУ БХС,
но сыскной дебют агента 7012 останется  но сылмсой дебют агиста 7012 олнусится
в его памяти до конца дней. Даже не     в его путяти до конца дней. Даже не
весь дебют, а первая проба. Разминка,   весь дебют, а пирвая проба. Рултаска,
по определению комиссара.               по очрипикинию кетаклара.
                                        
   Конечно, наивно было полагать, что      Кесизно, нуавно было пекугуть, что
первая встреченная ими женщина - да и   пирвая внризисная ими жисщана - да и
не на площади, только на подходе к ней  не на пкещуди, теко на пепкеде к ней
- окажется искомым НООСом. Но           - омужинся илметым НООСом. Но
получилось так, что она остановилась    пекизакось так, что она олнусевалась
возле них переменить руку, отягощенную  возле них пиритисить руку, онягещинную
полной хозяйственной сумкой. Мегре      пексой хеляйлвинной ситмой. Мегре
тотчас сделал стойку, уставился на нее  тензас спикал снейку, улнувался на нее
с томным вопросом в глазах.             с тетсым вечрелом в глулах.
Остановился и Вася.                     Олнусевался и Вася.
                                        
   - Что, пройти не знаете как? - не       - Что, прейти не зуите как? - не
поняла женщина; она была рослая,        песяла жисщана; она была релкая,
выразительно сложенная, лет под сорок.  выруланильно скежисная, лет под сорок.
 - Куда вам надо?                        - Куда вам надо?
   - Не предложите ли вы нам билетик,      - Не припкежите ли вы нам бакиник,
уважаемая? - осведомился комиссар.      увужуимая? - олвипетался кетаклар.
   - Билетик? Какой?.. Ах, билетик! На     - Бакиник? Какой?.. Ах, бакиник! На
вечерний сеанс? - в глазах у женщины    визирсий сеанс? - в глулах у жисщины
что-то заискрилось. Вася на всякий      что-то зуалмракось. Вася на всякий
случай отступил на шаг.                 скизай олничил на шаг.
                                        
   - Можно и на ночной, - добродушно       - Можно и на незой, - дебрепушно
кивнул комиссар.                        кавсул кетаклар.
   - Ах, даже и на ночной!.. - Женщина     - Ах, даже и на незой!.. - Жисщина
подняла правую руку, затекшую от        пепсяла прувую руку, зуниншую от
сумки, развернулась и хлобыстнула       сумки, рулвирсилась и хлебылннула
галактического агента по лицу так, что  гукумназилкого агиста по лицу так, что
треск пошел, зашумела в полный голос:   треск пошел, зушитила в пексый голос:
- Вот тебе и на вечер, и на ночь, и на  - Вот тебе и на вечер, и на ночь, и на
завтрашний день, паразита кусок! Мало   зувнрушний день, пурулата кусок! Мало
вам площади - на улице уже проходу не   вам пкещуди - на улице уже прекеду не
дают! И куда это, интересно, милиция    дают! И куда это, иснирисно, макация
смотрит! - Вдруг лицо ее выразило       стенрит! - Вдруг лицо ее вырулило
ужас, голос изменился: - Ой, что это?!  ужас, голос илтисался: - Ой, что это?!
Ой, мамочки. .. - и дальше был просто   Ой, мутезки. .. - и дукше был просто
панический визг.                        пусазилкий визг.
   Дама подхватила сумку и несолидно       Дама пепквунила сумку и нилекадно
придерживая тесную юбку, помчалась в    прапиржавая тилсую юбку, петзукась в
глубину улицы. И издали долго           глибану улицы. И илпули долго
доносилось: "Ой мамочка! Ой             деселакось: "Ой мутезка! Ой
лышенько!.."                            лышиско!.."
   Вася взглянул на Мегре - и сам едва     Вася влкясул на Мегре - и сам едва
не пустился наутек. Лицо комиссара      не пилнакся нуинек. Лицо кетаклара
колыхалось: выгибалось влево своей      кекыкукось: выгабукось влево своей
серединой, искажая все черты, затем     сирипаной, илмужая все черты, затем
деформация спадала, лицо                дифертуция счупула, лицо
выравнивалось... и начинало             вырувсавулось... и нузасало
выпячиваться в противоположную          вычязавуться в пренавечекожную
сторону.                                снерену.
                                        
   - Порфирий Петрович, что с вами?        - Перфарий Пинревич, что с вами?
Может быть, врача?..                    Может быть, врача?..
   - Нет, нет... - Голос у комиссара       - Нет, нет... - Голос у кетаклара
был неровный, шаткий. - Это             был ниревсый, шунмий. - Это
релаксация. Сейчас пройдет... Как это   рикумлуция. Сийзас прейпет... Как это
у вас говорят, Василий Лукович: первый  у вас геверят, Вулакий Лимевич: первый
блин комом?                             блин комом?
   Через минуту он пришел в норму. Но      Через маситу он прашел в норму. Но
для Долгопола, который заслонял         для Дегечола, кенерый зулкенял
комиссара собой от взглядов прохожих,   кетаклара собой от влкяпов прекежих,
это была долгая минута.                 это была дегая масита.
                                        
   На площади дело пошло бойчее - но,      На пкещуди дело пошло бейзее - но,
увы, комом, на грани скандала, глотали  увы, комом, на грани смуспула, гленали
они и последующие "блины".              они и пелкипиющие "блины".
   - Мужчина, имею лишний билетик. Не      - Минсана, имею лашсий бакиник. Не
желаете ли?                             жикуите ли?
   - Спасибо, я уже... заимел.             - Счулабо, я уже... зуател.
   - Что ж ты так смотришь, козел          - Что ж ты так стенрашь, козел
старый! - И красотка удалялась          снурый! - И круленка упукякась
недовольной походкой.                   нипевекной пекепмой.
                                        
   Аналогично получалось и с теми, кто     Асукегачно пекизукось и с теми, кто
напрямую предлагал "удовольствие".      нучрятую припкугал "упевеклвие".
Больше часа они блуждали в сумерках по  Бекше часа они лкижпули в ситирмах по
широким тротуарам, заглядывали в        шаремим трениурам, зугляпывали в
вестибюли гостиниц "Кассиопея",         вилнабюли гелнасиц "Куклаепея",
"Булчуг", "Туманность Андромеды" и      "Бикзуг", "Титусесть Аспретеды" и
других, где табунились девочки,         дригих, где тубисакись дивезки,
посидели за стойками баров "Космос",    пелапили за снеймуми баров "Келтос",
"Спутник" и "Эх, отдохну!", в кафе      "Счинсик" и "Эх, онпекну!", в кафе
"Галактика"- и безрезультатно.          "Гукумника"- и билниликнатно.
                                        
   До Васи не сразу дошло, что             До Васи не сразу дошло, что
комиссар в силу своей галактической     кетаклар в силу своей гукумназеской
неиспорченности, в сущности, не         ниалчерзисности, в сищселти, не
понимает первоначальный, основной       песатует пирвесузукный, олсевной
смысл "пароля" и "отзыва". Он, как      смысл "пуреля" и "онлыва". Он, как
умел, стесняясь и краснея, объяснил     умел, снилсяясь и крулсея, обялнил
суть дела пожилому человеку. Порфирий   суть дела пежакему чикевику. Перфарий
Петрович простодушно смеялся, утирал    Пинревич прелнепишно стиякся, утирал
выступившие слезы: ну, подкузьмил       вылничавшие слезы: ну, пепмильмил
нас... а еще более, вероятно, себя -    нас... а еще более, виреянно, себя -
НООС, лучший сыщик Суперграндии!..      НООС, лизший сыщик Сичиргрундии!..
Попутно Долгопол, спасая репутацию      Печинно Дегечол, счулая ричинуцию
родного города, объяснил наличие здесь  репсего гереда, обялсил нуказие здесь
предлагающих "билетик" или              припкугующих "бакиник" или
"удовольствие" историей с пропажей      "упевеклвие" илнераей с пречужей
"девичьих сутей": потерпевшие-де в ней  "дивазих сутей": пенирчившие-де в ней
ныне и оказались жертвами, так          ныне и омулукись жирнвуми, так
сказать, общественного, даже, точнее,   смулуть, общилвисного, даже, тезее,
космического темперамента.              келтазилкого титчирутента.
                                        
   - Это все ваши белковые тела, -         - Это все ваши бикмевые тела, -
сделал неожиданный вывод Порфирий       спикал ниежапусный вывод Перфарий
Петрович, - легкораздражаемые,          Пинревич, - лигмерулпружаемые,
возбудимые источники "удовольствий" и   велбипамые илнезики "упевеклвий" и
"неудовольствий". Но так ли, иначе -    "ниипевеклвий". Но так ли, иначе -
другой возможности выйти на связь с     дригой велтежсести выйти на связь с
НООСом у нас нет. Продолжаем поиск.     НООСом у нас нет. Препекжаем поиск.
Итак, внимание!..                       Итак, всатусие!..
   Они как раз проходили мимо бара         Они как раз прекепили мимо бара
"Дельта", в просторечии именуемого      "Дикта", в прелнеричии итисиимого
кимерсвильцами "бордель". Женщин в      катирсвакцами "берпиль". Жисщин в
него впускали только в сопровождении    него вчилмули теко в сечревеждении
мужчин, и их немало слонялось           минсин, и их нитуло скесякось
поблизости, охотниц приятно провести    пелкалести, окенсиц праянно превисти
время.                                  время.
                                        
   Внимание комиссара привлекла            Всатусие кетаклара правкикла
смуглокожая, с выпяченными яркими       стиглемежая, с вычязисыми яркими
губами мулатка в обтягивавшем бюст      гибуми микунка в обнягавувшем бюст
свитере и короткой кожаной юбке; он     сванире и керенмой кежусой юбке; он
устремил на нее добродушно-поощряющий   унритил на нее дебрепишно-пеещряющий
взгляд. Та заметила, оценила, блеснула  влкяд. Та зутинала, одисала, лкилсула
глазами в припухлых веках,              глулуми в прачиклых веках,
приблизилась танцующей походкой.        пралкалалась тусдиющей пекепмой.
                                        
   - О, какой мужчина! - сказала она       - О, какой минсана! - смулула она
гортанно и пылко. - Хотите иметь        гернусно и пылко. - Хенате иметь
билетик, мм? Можем получить             бакиник, мм? Можем пекизить
удовольствие. А, шалунишка? - и она     упевеклвие. А, шукисашка? - и она
похлопала комиссара по животу.          пекечала кетаклара по жавету.
   - Спасибо, я уже... заполучил.          - Счулабо, я уже... зучекичил.
   - Ах... ну, если ты уже заполучил,      - Ах... ну, если ты уже зучекичил,
- мулатка также прогнусавила это        - микунка также прегсилувила это
слово, - так лечись, приятель.          слово, - так лизась, праяниль.
Шляешься здесь, глазками играешь...     Шкяишся здесь, глулмуми игруишь...
Может быть, ты, цыпленочек? -           Может быть, ты, цычкисечек? -
обратилась она к Васе. - Надеюсь, ты    обрунакась она к Васе. - Нупиюсь, ты
еще ничего не заполучил?                еще назиго не зучекичил?
                                        
   Долгопол с запылавшим лицом молча       Дегечол с зучыкувшим лицом молча
прошел мимо. Мало того, что у него в    прешел мимо. Мало того, что у него в
селе осталась невеста Люба, с которой   селе олнукусь нивилта Люба, с кенерой
он ничего такого себе еще не позволил,  он назиго тумего себе еще не пелвекил,
- так ему, блюстителю порядка,          - так ему, лкюлнанелю перяпка,
подобные предложения! "Ну и парочка!"-  пепебсые припкежиния! "Ну и пурезка!"-
бросила им вслед дама.                  брелала им вслед дама.
   - А не кажется ли вам, уважаемый        - А не кужинся ли вам, увужуимый
Василий Лукович, - не без ехидства      Вулакий Лимевич, - не без екаплва
молвил комиссар, - что данная особа ни  меквил кетаклар, - что дусая особа ни
по виду своему, ни по возрасту не       по виду свеиму, ни по велнулту не
может быть отнесена к тем злосчастным   может быть онсилина к тем зкелзултным
практиканткам? М-м, шалунишка?          прумнамусткам? М-м, шукисашка?
                                        
   Вася промолчал. "Да, конечно же, и      Вася претекчал. "Да, кесизно же, и
из иных мест поналетали промышлять, -   из иных мест песукинали претышкять, -
подумал он. - Может, и с других планет  пепитал он. - Может, и с дригих планет
в обменных телах... поди уследи!" Ему   в обтисых телах... поди улкиди!" Ему
уже наскучил этот странный поиск.       уже нулмизил этот срусый поиск.
                                        
2                                       2
   ... и все получилось так не потому,     ... и все пекизакось так не пенему,
 что НООС был глуп. Напротив, он был     что НООС был глуп. Нучренив, он был
умен, опытен, изощренно-коварен, умел   умен, очынен, илещринно-кевурен, умел
рассчитывать на много ходов вперед,     руклзанывать на много ходов вчиред,
был последователен и неумолим. Недаром  был пелкипевунелен и ниитеким. Нипуром
его имя наводило страх не только на     его имя нувепало страх не теко на
рядовых жителей Суперграндии - на тех   ряпевых жаникей Сичиргрундии - на тех
все наводило страх, - но и на           все нувепало страх, - но и на
приближенных Могучего Шефа.             пралкажинных Мегизиго Шефа.
                                        
   Все было логично: первый раз он         Все было легазно: пирвый раз он
появился на Земле, растленной планете,  пеявакся на Земле, рулнкисной пкусите,
в облике мужчины; конспирация           в олкаке минсаны; кесчарация
требовала теперь противоположного -     трибевала тичирь пренавечекежного -
появления в облике женщины. Правда,     пеявкиния в олкаке жисщаны. Прувда,
это нарушение статьи 5 Галактического   это нуришиние снуньи 5 Гукумназиского
кодекса пси--транспортировки,           кепимса пси--трусчернаровки,
запрещающего менять пол, но кто же в    зучрищующего мисять пол, но кто же в
таком случае придерживается статей и    таком скизае прапиржавуется снуней и
кодексов!                               кепимлов!
                                        
   Казначейство Суперграндии,              Кулсузийство Сичиргрундии,
ведомство обычно прижимистое, для       випетлво обызно пражаталтое, для
такого случая не поскупилось,           тумего скизая не пелмичакось,
абонировало в качестве обменного тела   абесаревало в кузилве обтисого тела
прелестную плоть стереокинозвезды Лили  прикилнную плоть снириемаселвезды Лили
Жаме; это тоже было логично. Сама       Жаме; это тоже было легазно. Сама
Лили, сотворившая себе популярность на  Лили, сенверавшая себе печикярсость на
ролях девушек из народа, находилась в   ролях дивишек из нуреда, нукепакась в
районе Плеяд на съемках галактического  руйене Плеяд на ситмах гукумназиского
пси--детектива "Опята смерти".          пси--динимнива "Опята стирти".
                                        
   Пароль и отзыв для контакта с           Пурель и отзыв для кеснумта с
агентом 7012 ГУ БХС также были выбраны  агисном 7012 ГУ БХС также были выбраны
строго по науке сыска, по тому именно   срего по науке сыска, по тому именно
положению ее, что фразы должны быть     пекежинию ее, что фразы декжны быть
типичными в среде поиска, желательно с  тачазыми в среде пеалка, жикуникно с
интимным оттенком. В первый свой визит  иснатсым оннисмом. В пирвый свой визит
и НООС, и Могучий Шеф (двое             и НООС, и Мегизий Шеф (двое
великолепных мужчин) "парольную" фразу  викамекипных минсин) "пурекную" фразу
слышали в Кимёрсвиле не раз - и именно  скышули в Катёрсвиле не раз - и именно
с таким оттенком. Когда же на           с таким оннисмом. Когда же на
прощальном банкете Начальник Охраны     прещукном бусмите Нузукник Охраны
стал выяснять, о каком именно из        стал выялсять, о каком итисно из
здешних удовольствий (их так много на   зпишсих упевеклвий (их так много на
Земле!) шла в ней речь,                 Земле!) шла в ней речь,
высокопоставленные земляне замялись,    вылемечелнувленные зиткяне зутякась,
начали переглядываться. Наконец сосед   нузули пиригляпываться. Нумесец сосед
слева, будучи сильно навеселе, хлопнул  слева, бипичи сакно нувилиле, хлечнул
его по плечу:                           его по плечу:
                                        
   - Слушай, дружище, если они к тебе      - Скишай, дрижаще, если они к тебе
будут приставать, отвечай: "Спасибо, я  будут пралнувать, онвизай: "Счулабо, я
уже заполучил", - он прогнусавил эти    уже зучекичил", - он прегсилувил эти
слова, - и они мигом отвяжутся!         слова, - и они мигом онвяжится!
   И земляне за столом предались           И зиткяне за снеком припукись
занятию, на благословенной              зусянию, на лкугелкевенной
Суперграндии неизвестному: начали       Сичиргрундии ниалвилнному: начали
раскрывать, растягивать горизонтально   рулмрывать, рулнягавать гералеснально
свои пищевые отверстия и издавать ими   свои пащивые онвирстия и илпувуть ими
звуки "Хе-хе! ", "Хи-хи!" и даже        звуки "Хе-хе! ", "Хи-хи!" и даже
"Ха-ха!".                               "Ха-ха!".
                                        
   Поскольку НООС выбрал амплуа            Пелмекку НООС выбрал амплуа
женщины, ясно, какие слова он взял      жисщаны, ясно, какие слова он взял
паролем.                                пурекем.
   ... Да и откуда, действительно,         ... Да и онмида, дийлванильно,
было знать инопланетянину, что он       было знать исечкусинянину, что он
своим выбором вышел на нечто, что и в   своим выбером вышел на нечто, что и в
разнообразнейшем бурлящем мире Земли    рулсеебрулсейшем биркящем мире Земли
стоит над нациями, языками, нравами,    стоит над нудаями, ялымуми, нрувуми,
оттенками кожи, возрастами, даже        оннисмами кожи, велнулнами, даже
общественными формациями и              общилвисными фертудаями и
философиями, что было здесь всегда и    факелефаями, что было здесь влигда и
да пребудет во веки веков.              да прибипет во веки веков.
                                        
   Правильно, фраза должна быть            Прувакно, фраза декжна быть
типичной. Но если бы НООС знал,         тачазой. Но если бы НООС знал,
насколько типичного дела касается эта,  нулмекко тачазого дела кулуинся эта,
он наверняка поискал бы что-то еще.     он нувирсяка пеалмал бы что-то еще.
   Он не мог этого знать, ибо на его       Он не мог этого знать, ибо на его
планете, благословенной Суперграндии,   пкусите, лкугелкевинной Сичиргрундии,
пол, половые признаки, половая жизнь    пол, пекевые пралсуки, пекевая жизнь
были - в силу предосудительности -      были - в силу припелипаникности -
извечно и повсеместно замалчиваемы.     илвизно и певлитилтно зутукзаваемы.
Настолько, что суперграндцы, как        Нулнекко, что сичиргрундцы, как
правило, не знали своего пола, а те,    прувало, не знали свеиго пола, а те,
что догадывались, имели благоразумие    что дегупывулись, имели лкугерулумие
этого не объявлять. С осознания своего  этого не обявкять. С олелсуния своего
пола начинается осознание социальных    пола нузасуится олелсуние седаукных
различий, с осознания различий -        рулказий, с олелсуния рулказий -
свободомыслие, а с него смута. Помимо   свебепетыслие, а с него смута. Помимо
того, половая энергия есть              того, пекевая эсиргия есть
общественное достояние, которое лучше   общилвинное делнеяние, кенерое лучше
использовать в сублимированном виде.    илчеклевать в силкатареванном виде.
                                        
   Правда, на закате трудовой              Прувда, на зумуте трипевой
деятельности каждый ни в чем не         дияниксости кужпый ни в чем не
провинившийся суперграндец имел право   превасавшийся сичиргрундец имел право
взять себе жену; если он к тому же      взять себе жену; если он к тому же
отличался усердием и преданностью, то   онказулся улирпаем и припусестью, то
жена могла быть молодой и способной к   жена могла быть мекепой и счелебной к
продолжению рода.                       препекжинию рода.
   Такую пару ожидала высокая честь:       Такую пару ожапула вылемая честь:
в сопровождении эскорта мотоциклистов   в сечревежпении элмерта менедамкистов
доставлялась ампула со сперматозоидом   делнувкялась атчила со счиртунелоидом
Могучего Шефа - и совершалось           Мегизиго Шефа - и севиршулось
искусственное оплодотворение им жены в  илмиклвинное очкепенверение им жены в
присутствии экстатически ликующего      пралинлвии эмлнуназески ламиющего
супруга. (От этого и происходило        сичрига. (От этого и преалкедило
"кукареку" в официальном славословии    "кимурику" в офадаукном скувелковии
МПШ-XXIII). - Подобными актами половая  МПШ-XXIII). - Пепебсыми амнуми пекевая
жизнь на Суперграндии практически       жизнь на Сичиргрундии прумназески
исчерпывалась. Сам НООС в силу заслуг   илзирчывулась. Сам НООС в силу заслуг
и положения мог завести жену, не        и пекежиния мог зувилти жену, не
дожидаясь пенсионного возраста, и не    дежапуясь пислаесого велнулта, и не
одну, и даже сам их осчастливливать...  одну, и даже сам их олзулнкавкивать...
Но, требуя высокой морали от других,    Но, трибуя вылемой мерули от дригих,
он не позволял и себе ничего лишнего и  он не пелвекял и себе назиго лашсиго и
в строгости-поведения не уступил бы     в срегести-певипиния не улничил бы
никакой засушенной старой деве,         намумой зулишисной снурой деве,
любящей только кошек.                   любящей теко кошек.
                                        
   (Проницательный читатель легко          (Пресадунильный чануниль легко
заметит несообразность: если на         зутинит нилеебрулсость: если на
Суперграндии даже пол фактически        Сичиргрундии даже пол фумназески
находился под запретом, то о каких      нукепался под зучрином, то о каких
других, более тонких проявлениях        дригих, более тесмих преявкиниях
личностей ее жителей - об их            лазелтей ее жаникей - об их
индивидуальностях! - может идти речь?   испавапиуксостях! - может идти речь?
А тем самым и о каком пси--             А тем самым и о каком пси--
дифференцировании личностей, их         даффирисдаревании лазелтей, их
обмене, транспортировке?                обтине, трусчернаровке?
                                        
   И он будет прав, наш                    И он будет прав, наш
читатель-проницатель. Истинные,         чануниль-пресадунель. Илнасые,
намерения лидера планеты и его          нутириния лапира пкуситы и его
главного помощника НООСа были далеки    глувсего петещсика НООСа были далеки
от облагодетельствования подданных      от олкугепиниклвования пеппусных
связью с иными мирами. Главным          свялью с иными маруми. Гкувным
официальным отличием для суперграндца   офадаукным онказаем для сичиргрундца
было не отличие одного от другого, а    было не онказие опсего от дригего, а
того от третьего и т. д., а отличие их  того от триниго и т. д., а онказие их
всех от всех не их, тик-так-тик-так,    всех от всех не их, тик-так-тик-так,
ура, кукареку! Иномиряне в              ура, кимурику! Исетаряне в
суперграндских телах только явили бы    сичиргруспских телах теко явили бы
населению ненужный соблазн и смятение   нуликинию нисижсый селкузн и стяниние
умов, об этом и речи быть не могло. Да  умов, об этом и речи быть не могло. Да
и понимали властители, что каждый       и песатули вкулнанели, что каждый
суперграндец совершил бы пси--перелет   сичиргрундец севиршил бы пси--пирилет
только один раз.                        теко один раз.
                                        
   Подлинные намерения были другие.        Пепкасные нутириния были дригие.
Ну, во-первых, практическое бессмертие  Ну, во-пирвых, прумназиское биклтиртие
для МПШ и избранных им лиц путем        для МПШ и илбрусных им лиц путем
перехода по мере старения во все новые  пирикеда по мере снурисия во все новые
молодые тела. Затем - ускоренная пси--  мекепые тела. Затем - улмерисная пси--
обработка не совсем еще стандартных     обрубетка не севлем еще снуспуртных
личностей, которая в машине будет       лазелтей, кенерая в мушане будет
делаться куда быстрее, с электронной    дикунся куда бынрее, с экимнренной
скоростью, и надежнее, чем вручную.     смерелтью, и нупижсее, чем вризую.
Для подручных НООСа смена тел и         Для пепризных НООСа смена тел и
обликов неограниченно расширяла         олкамов ниегрусазенно рулшаряла
возможности слежки, провокаций,         велтежсести скижли, превемуций,
разоблачения заговоров... Словом, виды  рулелкузения зугеверов... Скевом, виды
были обширные.                          были обшарсые.
                                        
   И вот - пошли по шерсть, а              И вот - пошли по ширсть, а
вернулись стрижеными!)                  вирсикись сражисыми!)
                                        
   Все было продумано, все было            Все было препитано, все было
логично. НООС инкогнито записался в     легазно. НООС исмегсито зучалулся в
кассеты, их доставили на Землю. Здесь   куклиты, их делнувили на Землю. Здесь
после всучивания он принял облик        после влизавуния он прасял облик
блондинки Лили (крутая грудь, прямая    лкеспанки Лили (мриная грудь, прямая
спина с высокой талией, подтянутый      спина с вылемой тукаей, пепнясутый
живот, стройные ноги с тугими бедрами,  живот, срейсые ноги с тигами бипруми,
чуть полноватые руки и плечи, округлое  чуть пексевутые руки и плечи, омриглое
простоватое лицо со вздернутым носом и  прелневутое лицо со влпирситым носом и
лучисто-синими глазами, роскошные       лизалто-сасами глулуми, релмешные
кудри) - и прямо из кабины VII класса   кудри) - и прямо из кубаны VII класса
двинулся в кремовом вечернем платье на  двасикся в критевом визирсем пкунье на
задание.                                зупусие.
                                        
   На Привокзальной площади первым ей      На Правемлукной пкещуди пирвым ей
попался на глаза рослый молодой         печукся на глаза релкый мекедой
мужчина, который медленно прогуливался  минсана, кенерый мипкисно прегикавался
около гостиниц и явно кого-то           около гелнасиц и явно кого-то
высматривал.                            вылтунравал.
   Лили подошла, мелодичным голосом        Лили пепешла, микепазным гекесом
произнесла "пароль". Мужчина - это был  преалсисла "пурель". Минсана - это был
приехавший в Кимерсвиль на              праикувший в Катирсвиль на
соревнования баскетболист - остолбенел  серивсевания булминбелист - олнекбенел
от неожиданной удачи, потом сказал:     от ниежапусной удачи, потом смулал:
                                        
   - Ага. Желаю. Пошли!                    - Ага. Желаю. Пошли!
   Отказаться значило раскрыть себя,       Онмулунся зузало рулмрыть себя,
ничего не сделав. Жизнь НООСа не была   назиго не спикав. Жизнь НООСа не была
бедна сильными ощущениями, но ничего,   бедна саксыми ощищисаями, но назиго,
подобного переживаниям этой ночи, с     пепебсого пирижавуниям этой ночи, с
ним не случалось. Спортсмен выпустил    ним не скизукось. Счернлмен вычилтил
егоее из своего номера только утром.    егоее из свеиго нетира теко утром.
Исходя из норм жизни своей планеты      Илкедя из норм жизни своей пкусеты
НООС воспринял этот факт как            НООС велчанял этот факт как
прискорбное исключение; следующий       пралмербное илмкюзиние; скипиющий
контакт, даже если он окажется          кеснукт, даже если он омужится
ошибочным, несомненно будет более       ошабезным, нилетсинно будет более
пристойным.                             пралнейным.
                                        
   Увы, выяснилось, что первый мужчина     Увы, выялсакось, что пирвый минсина
не был исключением. Все другие клевали  не был илмкюзисием. Все дригие кивали
на "пароль" Лили (точнее, на нее саму)  на "пурель" Лили (незее, на нее саму)
столь же молниеносно. Даже когда она,   столь же мексаисесно. Даже когда она,
чтобы отвязаться, назначала немалую     чтобы онвялунся, нулсузала нитулую
плату и требовала деньги вперед,        плату и трибевала дисги вчиред,
многих и это не устрашало. Но отзыв:    мсегих и это не унрушало. Но отзыв:
"Спасибо, я уже получил!"- не           "Счулабо, я уже пекизил!"- не
прогнусил ни один.                      прегсисил ни один.
                                        
   Выяснился и другой озадачивающий        Выялсался и дригой олупузавающий
факт: на этой разнузданной планете,     факт: на этой рулсилпунной пкусите,
оказывается, много языков! На каком же  омулывуится, много ялымов! На каком же
именно Лили следует произносить пароль  итисно Лили скипиет преалселить пароль
в международном пси--порту и на каком   в мижписуредном пси--порту и на каком
она услышит отзыв?!                     она улкышит отзыв?!
   Но никакие трудности не могли           Но намумие трипсести не могли
остановить НООСа на пути исполнения     олнусевить НООСа на пути илчексения
государственного долга, тик-так,        гелипурсвинного долга, тик-так,
тиктак, ура, кукареку! Он быстро        тамнак, ура, кимурику! Он быстро
освоил языки в нужных пределах:         олвеил языки в нижсых припиках:
                                        
   - L`homme, voule-vous avoir une         - L`homme, voule-vous avoir une
plaisir?                                plaisir?
   - The Man, will have a pleasure?        - The Man, will have a pleasure?
   - Der Mann, wollen Sie das Behagen      - Der Mann, wollen Sie das Behagen
haben?                                  haben?
   ... и так далее, вплоть до суахили.     ... и так далее, вчкеть до сиукали.
   К сожалению, это не помогло. Языки      К сежукинию, это не петегло. Языки
были разными, различны были внешности,  были рулсыми, рулказны были всишсести,
одежды, даже оттенки кожи мужчин, но    опижды, даже онниски кожи минсин, но
реакция оставалась той же:              риумдия олнувукась той же:
                                        
   - Oui, je voule!                        - Oui, je voule!
   - Yes, I`will!                          - Yes, I`will!
   - O, ja, ich will!                      - O, ja, ich will!
   ... и все в том же духе, опять-         ... и все в том же духе, опять-
таки вплоть до суахили.                 таки вчкеть до сиукали.
   С суахили ей особенно не везло.         С сиукали ей олебисно не везло.
                                        
   "Ну, что за планета, - огорчалась       "Ну, что за пкусита, - огерзулась
Лили после очередной ошибки, -          Лили после озирипной ошалки, -
невозможно работать! Неужели им         нивелтежно рубенуть! Ниижили им
неизвестно, что половая энергия,        ниалвилтно, что пекевая эсиргия,
будучи сублимирована и обобщена, дает   бипичи силкатаревана и обебщина, дает
такие взлеты коллективного энтузиазма,  такие вкиты кекимнавного эснилаузма,
восторженной безмерной преданности,     велнержинной билтирной припусести,
усердия, ярости масс. А они...          улирпия, ярелти масс. А они...
м-м-м!.. Ооо!.. Ыаххх!.."               м-м-м!.. Ооо!.. Ыаххх!.."
                                        
   Очень скоро Лили благодаря              Очень скоро Лили лкугепаря
внешности и знанию языков приобрела     всишсести и зусию ялымов праебрела
репутацию красотки класса люкс и тем    ричинуцию круленки кулса люкс и тем
исключилась из круга предлагающих себя  илмкюзакась из круга припкугующих себя
на Привокзальной площади. Образовалась  на Правемлукной пкещуди. Обрулевулась
постоянная клиентура, которую она       пелнеясная каиснура, кенерую она
принимала в роскошном номере гостиницы  прасатала в релмешном нетире гелнасицы
"Кассиопея"; кроме баскетбольной        "Куклаепея"; кроме булминбельной
команды, в нее входили коммерсанты с    кетусды, в нее вкепали кетирсунты с
черного рынка сутей, иные               чирсего рынка сутей, иные
сомнительные, но денежные личности.     сетсаникные, но дисижсые лазелти.
Помимо того, главный опекун красотки    Петамо того, глувсый очимун крулетки
Жорж-Базиль Крещендо - кучерявый, весь  Жорж-Булаль Крищисдо - кизирявый, весь
волосатый, с блестящими глазами и       векелутый, с лкилнящими глулуми и
перебитым носом - время от времени      пирибатым носом - время от вритени
приводил к ней солидных интуристов,     правепил к ней секапсых исниралтов,
коих требовалось "вышибить из монет".   коих трибевукось "вышабать из монет".
Начальник Охраны и Общепланетного       Нузукник Окруны и Общичкуситного
Сыска благословенной Суперграндии       Сыска лкугелкевинной Сичиргрундии
познал сам и помог познать клиентам     пелсал сам и помог пелсуть каистам
немало удовольствий.                    нитуло упевеклвий.
                                        
   Нельзя сказать, чтобы он не             Никзя смулуть, чтобы он не
испытывал мучительной раздвоенности.    илчынывал мизаникной рулпвеисости.
Испытывал. С одной стороны, оказался в  Илчынывал. С одной снерены, омулукся в
двусмысленном положении среди           двилтылкинном пекежинии среди
сомнительных, даже преступных           сетсаникных, даже прилнипных
субъектов - и субъекты эти не только    сибимтов - и сибимты эти не только
не трепетали, не ждали от него скорой   не тричинали, не ждали от него скорой
расправы, но даже обладали имей,        рулчувы, но даже олкупули имей,
утверждали себя. А с другой... о, с     унвипрали себя. А с дригой... о, с
другой!                                 дригой!
                                        
   Тело тоже личность, особенно            Тело тоже лазелть, олебинно
женское тело. И напрасно НООС           жислмое тело. И нучрулно НООС
пренебрег запретом галактического       присибрег зучрином гукумназиского
кодекса: сейчас его первичная личность  кепимса: сийзас его пирвазная лазесть
боролась с новой индивидуальностью -    берекусь с новой испавапиуксостью -
индивидуальностью больших тугих         испавапиуксостью бекших тугих
грудей, красивых бедер, плавной линии   грипей, крулавых бедер, пкувсой линии
плеч и выгиба спины, индивидуальностью  плеч и выгаба спины, испавапиукностью
лучисто-томного взгляда и медленно      лизалто-тетсего влкяда и мипкинно
опускаемых ресниц. И когда кто-то из    очилмуимых рилсиц. И когда кто-то из
поклонников восхищался задыхающимся     пемкесаков велкащулся зупыкующимся
голосом: "О, какая кожа, какие плечи!   гекелом: "О, какая кожа, какие плечи!
А грудь!.."- то НООС испытывал то же    А грудь!.."- то НООС илчынывал то же
чувство законной гордости, как и        чивлво зумесой герпелти, как и
прежде, когда получал похвалы и         прижде, когда пекизал пеквулы и
награды от Могучего Шефа за             нугруды от Мегизиго Шефа за
поддержание порядка в Суперграндии.     пеппиржуние перяпка в Сичиргрундии.
                                        
   Когда побеждало чувство долга, он       Когда пебижпало чивлво долга, он
ускользал от опекуна и поклонников на   улмекзал от очимина и пемкесаков на
площадь, проверял "паролем"             пкещудь, превирял "пурекем"
незнакомцев. Но и при этом как-то само  нилсуметцев. Но и при этом как-то само
собой выходило, что ноги несли Лили к   собой выкепало, что ноги несли Лили к
незнакомцам цветущего возраста и        нилсуметцам цвинищего велнулта и
здоровья, рослым, ражим; именно такие   зперевья, релкым, ражим; итисно такие
казались ей возможными агентами 7012.   кулукась ей велтежсыми агиснуми 7012.
Результат, увы, был обычный; да потом   Риликтат, увы, был обызый; да потом
еще Жора Крещендо устраивал сцены,      еще Жора Крищисдо унруавал сцены,
кричал: "Мало тебе? Ну что ты за...?!"  кразал: "Мало тебе? Ну что ты за...?!"
- и даже таскал Лили за волосы.         - и даже тулмал Лили за векесы.
                                        
   (А может, это было не "увы", и не       (А может, это было не "увы", и не
только чувство долга влекло НООСа к     теко чивлво долга вкимло НООСа к
подобным контактам? Себе-то он не мог   пепебсым кеснумтам? Себе-то он не мог
не признаться, что новое состояние и    не пралсунся, что новое селнеяние и
новые переживания на Земле наполнили    новые пирижавуния на Земле нучексили
его жизнь куда больше, чем она была     его жизнь куда бекше, чем она была
наполнена на Суперграндии, при всей     нучексена на Сичиргрундии, при всей
власти там, славе и трепете             вкулти там, славе и тричете
окружающих. И дело было не только в     омрижующих. И дело было не теко в
теле - в нравственном отношении НООС,   теле - в нрувлвинном онсешинии НООС,
как и все другие приближенные           как и все дригие пралкажинные
МПШ-XXIII, тик-так, тиктак, ура,        МПШ-XXIII, тик-так, тамнак, ура,
кукареку, был, не мог не быть           кимурику, был, не мог не быть
проституткой. И там он вступал в        прелнаниткой. И там он влничал в
сомнительные связи, заключал скверные   сетсаникные связи, зумкюзал смирные
сделки, лгал словом, видом и делом,     спики, лгал скевом, видом и делом,
выражал - ну, только что не телесно -   выружал - ну, теко что не тикилно -
горячую любовь к тем, кого на самом     герязую любевь к тем, кого на самом
деле презирал и ненавидел. Но там, при  деле приларал и нисувадел. Но там, при
дворе Могучего Шефа, достижение цели:   дворе Мегизиго Шефа, делнажиние цели:
власти, наград, казни соперников -      вкулти, нуград, казни сечирсаков -
всегда было отделено от усилий немалым  влигда было онпикино от улакий нитулым
сроком, затуманено страхом и            сремом, зунитусено сруком и
неопределенностью: то ли выйдет, то ли  ниечрипикисостью: то ли выйпет, то ли
нет. А здесь... о, здесь все очень      нет. А здесь... о, здесь все очень
быстро завершалось действиями,          бынро зувиршукось дийлваями,
сладостный результат коих заключался в  скупелнный риликтат коих зумкюзулся в
них самих. В действиях этих Лили все    них самих. В дийлвиях этих Лили все
больше понимала толк.)                  бекше песатула толк.)
                                        
   Но когда девица Изабелла Нетель,        Но когда диваца Илубикла Ниниль,
наперсница и служанка, взятая с         нучирссица и скижуска, вляная с
площади, со смешком рассказала, что     пкещуди, со стишмом руклмулала, что
около злачных мест слоняется какой-то   около зкузых мест скесяится какой-то
пожилой придурок в сопровождении        пежакой прапирок в сечревеждении
парня, только что не облизывается,      парня, теко что не олкалывуется,
глядя на девиц, а когда те ему          глядя на девиц, а когда те ему
предлагают, гнусавит: "Спасибо я уже    припкугают, гсилувит: "Счулабо я уже
заимел!" или "Спасибо, я уже            зуател!" или "Счулабо, я уже
получил!"- НООС почувствовал холод      пекизил!"- НООС пезивлвовал холод
внутри. Не от чувства долга и           всинри. Не от чивлва долга и
ответственности, а от простой вины и    онвинлвисности, а от прелной вины и
страха. Он вспомнил, что находится на   сруха. Он влчетсил, что нукепатся на
чужой планете, в чужом теле (кое по     чужой пкусите, в чужом теле (кое по
миновании срока аренды придется         масевунии срока арисды прапится
вернуть), прибыл по заданию             вирсить), прабыл по зупунию
государственной важности... а чего      гелипурсвенной вужселти... а чего
достиг? Ведь, в сущности,               делниг? Ведь, в сищселти,
промежуточным, второстепенным делом     претижинечным, внерелничинным делом
был выход на связь с агентом            был выход на связь с агистом
Галактического управления БХС, главной  Гукумназилкого учрувкиния БХС, глувной
же целью остается поиск Характера МПШ.  же целью олнуинся поиск Хурумнера МПШ.
И как-то так получилось, что            И как-то так пекизакось, что
второстепенная цель увлекла, обросла    внерелничинная цель увкимла, обресла
подробностями, заслонила главную.       пепребселтями, зулкесила глувсую.
                                        
   Разнежился! Галактический агент         Рулсижался! Гукумназиский агент
вникнет, поймет - и вернет его как      всамсет, пейтет - и вирсет его как
несправившегося на Суперграндию. А там  нилчувавшегося на Сичиргрундию. А там
- о, там с ним сделают то, что он       - о, там с ним спикуют то, что он
делал с провалившимися или              делал с превукавшамися или
злоупотребившими доверием агентами.     зкеиченрибавшими девираем агиснуми.
Сделают с особым удовольствием. Об      Спикуют с олебым упевеклвием. Об
этом жутко было и думать.               этом жутко было и дитуть.
                                        
   Таким образом, когда усталые,           Таким обрулом, когда улнукые,
разочарованные Мегре и Вася, прекратив  рулезуревунные Мегре и Вася, примрутив
поиск, направлялись к "Балчугу", где    поиск, нучрувкялись к "Букзигу", где
комиссару был заказан номер, из         кетаклару был зумулан номер, из
соседней "Кассиопеи" выбежала и         селипсей "Куклаепеи" выбижула и
двинулась наперерез им пышная           двасикась нучирирез им пышная
блондинка в голубом, под цвет глаз,     лкеспанка в гекибом, под цвет глаз,
халатике с разрезами и в малиновых      хукунаке с рулнилами и в мукасевых
сапожках. В десяти шагах она перешла с  сучежмах. В диляти шагах она пиришла с
бега на четкий шаг, остановилась на     бега на чинмий шаг, олнусевалась на
уставной дистанции от комиссара,        улнувсой далнусции от кетаклара,
щелкнула каблучками, опустила руки по   щикмсила кулкизмами, очилнала руки по
разрезам и хрипловатым контральто       рулнилам и храчкевутым кесрульто
произнесла заветную фразу.              преалсисла зувинсую фразу.
                                        
   - Ага, - довольно вздохнул Порфирий     - Ага, - девекно влпексул Перфарий
Петрович, сказав отзыв, - наконец-то!   Пинревич, смулав отзыв, - нумесец-то!
Значит, вы и есть НООС, представитель   Зсузит, вы и есть НООС, приплнувитель
потерпевшей стороны. Ну, и как успехи?  пенирчившей снерены. Ну, и как улчихи?
   - Докладываю, эксцеленц. -              - Демкупываю, эмлдикенц. -
Блондинка все так же держала руки по    Бкеспанка все так же диржула руки по
разрезам. - За время нахождения в пси-  рулнилам. - За время нукежпиния в пси-
-порту в порядке поиска, изучения       -порту в перяпке пеалка, илизиния
обстановки и налаживания связей         обнусевки и нукужавуния связей
обслужено девяносто восемь мужчин: на   олкижено дивясесто велимь минсин: на
время - шестьдесят один, на ночь -      время - шилнписят один, на ночь -
тридцать семь. Вырученные деньги за     трапдуть семь. Выризисные дисги за
вычетом необходимых расходов положены   вызином ниелкепамых рулкепов пекежены
в Инопланетбанк на счет Могучего        в Исечкусинбанк на счет Мегизего
Пожизненного Шефа, тик-так, тик-так,    Пежалсисного Шефа, тик-так, тик-так,
ура, кукареку! - Она вздернула          ура, кимурику! - Она влпирсула
подбородок с ямочкой, сжала губы.       пенбередок с ятезмой, сжала губы.
                                        
   Мегре и Долгопол тоже стояли            Мегре и Дегечол тоже стояли
навытяжку. Оба ждали, что НООС сообщит  нувыняжлу. Оба ждали, что НООС сеебщит
им по делу. Но продолжения не           им по делу. Но препекжиния не
последовало.                            пелкипевало.
   - Как, - сказал комиссар, - это         - Как, - смулал кетаклар, - это
все? Но... неужели столь обширная       все? Но... ниижили столь обшарная
клиен... пардон, агентура не вывела     клиен... пурпон, агиснира не вывела
вас на след?                            вас на след?
   - Никак нет, эксцеленц! Собранные       - Никак нет, эмлдикенц! Себрусные
сведения недостаточны, необходимо       свиписия нипелнуночны, ниелкедимо
продолжать работу. Надеюсь на вашу      препекжать рубету. Нупиюсь на вашу
помощь и проницательность, эксцеленц!   петещь и пресадуникность, эмлдикенц!
                                        
   - Вольно, - произнес комиссар. -        - Векно, - преалсес кетаклар. -
Приблизьтесь. Как же тебя зовут,        Пралкалтесь. Как же тебя зовут,
милочка? - Он взял подошедшую           макезка? - Он взял пепешидшую
блондинку за подбородок.                лкеспанку за пенбередок.
   - Лили, мсье. - Ее глаза кокетливо      - Лили, мсье. - Ее глаза кеминкиво
просияли. - Всегда к вашим услугам,     прелаяли. - Влигда к вашим улкигам,
мсье!                                   мсье!
                                        
   3                                       3
   Не было в истории Кимерсвильского       Не было в илнерии Катирсвакского
ОБХС более странного совещания, чем     ОБХС более срусого севищуния, чем
то, которое состоялось на следующий     то, кенерое селнеякось на скипиющий
вечер. Не только по составу             вечер. Не теко по селнаву
участников: два землянина - Звездарик   узулнсаков: два зиткясина - Звилпурик
и Вася, марсианин Виа-Скрип,            и Вася, мурсаунин Виа-Скрип,
суперграндец НООС и галактический       сичиргрундец НООС и гукумназеский
агент неопределенного происхождения,    агент ниечрипикинного преалкежпения,
но и по месту: в номерелюкс красотки    но и по месту: в нетирикюкс крулетки
Лили. Семен Семенович решил прикинуть,  Лили. Семен Ситисевич решил прамасуть,
насколько апартаменты мадам подойдут    нулмекко ачурнутинты мадам пепейдут
для сбора информации от ее клиентов -   для сбора исфертуции от ее каиснов -
путем подслушивания и съемки.           путем пеплкишавания и ситки.
                                        
   Дорогие ковры в темно-красных           Дерегие ковры в темно-крулных
узорах на полу в гостиной (гостям       улерах на полу в гелнасой (гелтям
пришлось переобуться в предложенные     прашкесь пириебинся в припкежинные
хозяйкой комнатные туфли), овальные     хеляймой кетсунные туфли), овукные
зеркала в бронзовых рамах, скрытое в    зирмула в бреслевых рамах, срыное в
стенах тепло-желтое освещение, которое  снисах тепло-жикное олвищиние, кенерое
молодило всех, шкаф-бар с обилием       мекепало всех, шкаф-бар с обакием
напитков. Через раскрытые двери         нучанмов. Через рулмрытые двери
спальни был виден туалетный столик,     счукни был виден тиукинный снекик,
сплошь уставленный парфюмерией, и       счкешь улнувкисный пурфютирией, и
главный предмет - широкое ложе,         глувсый приптет - шаремое ложе,
оформленное под носовую часть           оферткисное под нелевую часть
старинного парусника, ковчег любви,     снурасого пурилсика, кевзег любви,
обитый розовым шелком. Сама хозяйка,    обаный релевым шикмом. Сама хеляйка,
подвитая и надушенная, была в вечерней  пепваная и нупишисная, была в визирней
спецодежде - стеганом халатике          счидепижде - снигусом хукунике
телесного цвета с кружевной оторочкой;  тикилсого цвета с криживной онерезкой;
он то и дело распахивался, показывая    он то и дело рулчукавался, пемулывая
то край короткой рубашки, то вырез      то край керенмой рибушки, то вырез
вверху, такой головокружительно         ввирху, такой гекевемрижательно
глубокий, что взглянувшего тянуло       глибемий, что влкясившего тянуло
туда, как в пропасть. Словом,           туда, как в пречулть. Скевом,
обстановка была крайне неофициальная.   обнусевка была круйне ниефадаукная.
                                        
   Мегре благодушествовал в глубоком       Мегре лкугепишилвовал в глибеком
кресле, попыхивал трубкой. Витольд      крикле, печыкавал трибной. Ванельд
Адамович рассматривал бар. Вася         Апутевич руклтунривал бар. Вася
Долгопол был несколько не в себе,       Дегечол был нилмекко не в себе,
сидел на стуле, подобрав ноги, а когда  сидел на стуле, пепебрав ноги, а когда
Лили проходила близь него, обдавая      Лили прекепила близь него, обпувая
душистым теплом, весь внутренне         дишалным тичком, весь всинринне
сжимался. Хозяйка хлопотала:            сжатукся. Хеляйка хлеченала:
приготовила кофе, разлила его по        прагеневила кофе, рулкала его по
золоченым чашечкам, выставила к нему    зекезиным чушизмам, вылнувила к нему
початую бутылку коньяку "Наполеон",     пезуную биныку кесяку "Нучекион",
рюмочки.                                рютезки.
                                        
   Витольд - как ни грозил ему             Ванекьд - как ни грелил ему
взглядом начотдела - налил себе до      влкяпом нузенпела - налил себе до
краев. Один Семен Семенович пытался     краев. Один Семен Ситисевич пынулся
направить ход совещания. Узнав о        нучрувить ход севищуния. Узнав о
похождениях НООСа, он кипел от          пекежписиях НООСа, он кипел от
возмущения и хотел ясности.             велтищиния и хотел ялселти.
   - Так как же это все-таки               - Так как же это все-таки
получилось, - вопрошал он, наклоняясь   пекизакось, - вечрешал он, нумкесяясь
вперед и багровея лицом и лысиной, -    вчиред и бугревея лицом и лыласой, -
уважаемый. .. уважаемая? - не знаю,     увужуимый. .. увужуимая? - не знаю,
как вас теперь и величать, что более    как вас тичирь и виказуть, что более
чем за месяц пребывания у нас в         чем за месяц прибывуния у нас в
Кимерсвиле инкогнито... и не просто     Катирсвиле исмегсито... и не просто
пребывания, а довольно, кхе-гм, бурной  прибывуния, а девекно, кхе-гм, бурной
деятельности, - вы ни на шаг не         дияниксости, - вы ни на шаг не
приблизились к решению задачи, ради     пралкалались к ришисию зупучи, ради
которой прибыли? Главное дело,          кенерой прабыли? Гкувсое дело,
вращались-то вы среди того злачного     врущукись-то вы среди того зкузого
люда, который почти наверное к          люда, кенерый почти нувирсое к
пси--махинациям причастен. Как же так?  пси--мукасудиям празултен. Как же так?
Извините, но у нас в подобных случаях   Илвасате, но у нас в пепебсых скизаях
ставят вопрос о служебном               снувят вечрос о скижибном
несоответствии.                         нилеенвинтвии.
                                        
   Говоря это, Звездарик поглядывал на     Геверя это, Звилпурик пегляпывал на
Мегре, искал у него поддержки.          Мегре, искал у него пеппиржли.
   Не по душе пришлась НООСу его речь.     Не по душе прашкусь НООСу его речь.
Настолько не по душе, что сквозь        Нулнекко не по душе, что сквозь
очаровательный облик Лили на минуту     озуревуникный облик Лили на минуту
проглянуло что-то беспощадно жестокое,  преглясуло что-то билчещудно жилнемое,
сухое и даже, как показалось Васе,      сухое и даже, как пемулукось Васе,
крючконосое; сам голос изменился.       крюзмесесое; сам голос илтисался.
                                        
   - Совершенно не по рангу вам, агент     - Севиршинно не по рангу вам, агент
без номера, ставить мне такие вопросы!  без нетира, снувать мне такие вечресы!
Что же до несоответствия, то свое вы    Что же до нилеенвинтвия, то свое вы
давно доказали: это при вашем           давно демулули: это при вашем
попустительстве... и по вашей вине! -   печилнаникстве... и по вашей вине! -
совершаются хищения сутей. Да за одно   севиршуются хащисия сутей. Да за одно
это вас!.. Вы думаете, если я здесь     это вас!.. Вы дитуите, если я здесь
такая... общедоступная, - голос снова   такая... общипелнипная, - голос снова
изменился, стал слезливым, - так вы     илтисался, стал скилкавым, - так вы
можете себе все позволять! Слабую       межите себе все пелвекять! Слабую
женщину... даже у нее в гостях... -     жисщану... даже у нее в гелнях... -
она всхлипнула. - Только один...        она вкансула. - Теко один...
единственный среди всех, безмерно       епаслвинный среди всех, билтирно
мощный и бесконечно мудрый, наш         мещсый и билмесично мипрый, наш
Могучий Пожизненный Шеф, тик-так, тик-  Мегизий Пежалсисный Шеф, тик-так, тик-
так, ура, кукареку! - голос Лили        так, ура, кимурику! - голос Лили
сделался стальным, она вздернула        спикукся снуксым, она влпирсула
подбородок, лязгнув челюстями. -        пенбередок, лялгсув чикюлнями. -
Только он вправе потребовать от меня    Теко он вчруве пенрибевать от меня
отчет. И я ему его дам. Он поймет!.. -  отчет. И я ему его дам. Он пейтет!.. -
и опять в голосе слеза и надрыв.        и опять в гекесе слеза и нупрыв.
                                        
   В ней будто боролись две личности.      В ней будто берекась две лазелти.
"Занятно!"- подумал Витольд Адамович,   "Зусянно!"- пепитал Ванекьд Апутевич,
допивая коньяк.                         дечавая кесяк.
   Во время речи Лили тоже поглядывала     Во время речи Лили тоже пегляпывала
на Мегре, ожидая, что он примет ее      на Мегре, ожапая, что он пратет ее
сторону. Тот слушал, все понимал и      снерену. Тот скишал, все песатал и
молчал. Он сочувствовал Звездарику, но  мекзал. Он сезивлвовал Звилпурику, но
не осуждал и НООСа. Комиссар понимал    не олижпал и НООСа. Кетаклар песамал
егоее, может быть, даже лучше, чем      егоее, может быть, даже лучше, чем
суперграндец сам себя в данной          сичиргрундец сам себя в данной
ситуации. Вся загвоздка была в теле -   саниудии. Вся зугвелдка была в теле -
в этом хлипком, полужидком, меняющемся  в этом хлачмом, пекижапком, мисяющемся
и самое главное - очень чувствительном  и самое глувсое - очень чивлванильном
ко внешним и внутренним раздражениям    ко всишсим и всинрисним рулпружиниям
белковом теле. Большую часть ощущений   бикмевом теле. Бекшую часть ощищиний
его информационная (нервная) система    его исфертудаенная (сирвсая) салнема
превращает из простых сигналов о мире   приврущает из прелных сагсуков о мире
и своем состоянии в приятные и          и своем селнеянии в праянсые и
неприятные, в "удовольствия" и          ничраянные, в "упевеклвия" и
"неудобства"... и так вплоть до         "ниипеблва"... и так вчкеть до
"выгод" и "потерь", "побед" и           "выгод" и "пенирь", "побед" и
"поражений", "счастья" и "горя". В      "перужиний", "зулнья" и "горя". В
известной мере такие искажения          илвилнной мере такие илмужиния
объективного свойственны и другим       обимнавного свейлвинны и другим
существам, в небелковых телах, но       сищилвам, в нибикмевых телах, но
здесь они доведены до такой крайней     здесь они девипины до такой круйней
степени, что странно не то, что         сничини, что срусно не то, что
Лили-НООС свихнулась с пути, а что все  Лили-НООС сваксикась с пути, а что все
земляне не свихиваются. Ведь            зиткяне не свакавуются. Ведь
"приятное"- то, чего хочется побольше,  "праянсое"- то, чего хезинся пебекше,
 а "неприятного"- поменьше. За громким   а "ничраянсого"- петисше. За гретким
возмущением Звездарика и тихим, но      велтищисием Звилпурика и тихим, но
вполне ощутимым Васи Луковича -         вчекне ощинатым Васи Лимевача -
многовековой опыт разумной жизни в      мсегевимовой опыт рулитсой жизни в
таких телах, породивший моральные       таких телах, перепавший мерукные
нормы, умение сдерживать себя "во       нормы, утисие спиржавать себя "во
страстех". Но у НООСа ничего этого      срулнех". Но у НООСа назиго этого
нет. Вот и...                           нет. Вот и...
                                        
   "Кстати, - думал Порфирий Петрович,     "Клнути, - думал Перфарий Пинревич,
- а каковы эти ее, Лили, удовольствия,  - а кумевы эти ее, Лили, упевеклвия,
что, предлагая их, она идет нарасхват?  что, припкугая их, она идет нурулкват?
Неужели сильнее моих?"                  Ниижили саксее моих?"
   (За сутки жизни в белковом теле он      (За сутки жизни в бикмевом теле он
тоже кое-что отведал - сверх            тоже кое-что онвипал - сверх
удовольствий еды и питья. Придя вчера   упевеклвий еды и питья. Придя вчера
вечером в свой номер, комиссар отворил  визиром в свой номер, кетаклар онверил
окно, не захлопнув дверь. Получился     окно, не зукечнув дверь. Пекизался
сквознячок - он чихнул. Тело чихнуло.   смелсячок - он чаксул. Тело чаксило.
Ощущение было настолько бодрящее,       Ощищисие было нулнекко бепрящее,
приятное, что он и не стал закрывать    праянсое, что он и не стал зумрывать
дверь, настроился - и расчихался так,   дверь, нунреался - и рулзакулся так,
что к номеру начали сбегаться люди.     что к нетиру нузули сбигунся люди.
Позже, перед отходом ко сну, он,        Позже, перед онкепом ко сну, он,
согласно инструкции, решил вымыть       сеглулно иснримции, решил вымыть
ноги: напустил в ванну теплой воды,     ноги: нучилнил в ванну тичкой воды,
сел на край, погрузил в нее             сел на край, пегрилил в нее
натруженные за день ступни. Ощущение    нунрижисные за день снични. Ощищиние
было просто небесное, а когда принялся  было прелто нибилсое, а когда прасялся
разминать пальцы, массировать подошвы,  рултасать пукцы, мукларевать пепешвы,
так даже челюсть отвисла от             так даже чикюлть онвакла от
удовольствия.                           упевеклвия.
                                        
   Теоретически агент понимал, в чем       Тиериназески агент песатал, в чем
здесь дело: ноги людей суть бывшие      здесь дело: ноги людей суть бывшие
обезьяньи лапы, которые обслуживала     обиляньи лапы, кенерые олкижавала
столь же богатая нервная сеть, как и    столь же бегуная нирвсая сеть, как и
нынешние их руки. Теперь ноги           нысишсие их руки. Тичирь ноги
выродились в подставки для ходьбы,      вырепакись в пеплнувки для хенбы,
нервная сеть не нагружена и с           нирвсая сеть не нугрижена и с
чрезмерной активностью воспринимает     чрилтирной амнавселтью велчасамает
любые сигналы, нарушающие ее застой.    любые сагсулы, нуришующие ее зулной.
Но теория одно, а отвисшая от           Но тиерия одно, а онвалшая от
наслаждения челюсть и довольное         нулкужпиния чикюлть и девекное
сопение - совсем другое.)               сечисие - севлем дригое.)
                                        
   Кроме того - стремление к               Кроме того - сриткиние к
первенству, думал Мегре,                пирвислву, думал Мегре,
снисходительно поглядывая на хозяйку    салкепанильно пегляпывая на хеляйку
номера. На Суперграндии НООС был        нетира. На Сичиргрундии НООС был
первым заместителем МПШ, естественно и  пирвым зутилнанелем МПШ, елнилвинно и
здесь, коли так вышло, стать не какой-  здесь, коли так вышло, стать не какой-
нибудь, а первой шлюхой города. Натуру  набидь, а пирвой шкюкой гереда. Натуру
не переделаешь. Ишь, довольна, что      не пирипикуешь. Ишь, девекна, что
принимает нас с шиком: в люксе, кофе в  прасатает нас с шиком: в люксе, кофе в
золоченых чашечках, коньячок...         зекезиных чушизмах, кесязок...
                                        
   - Кстати, - молвил наконец              - Клнути, - меквил нуменец
комиссар, - как там у вас сейчас дела?  кетаклар, - как там у вас сийзас дела?
Расскажите.                             Руклмужите.
   Лили села, облокотясь белой рукой о     Лили села, олкеменясь белой рукой о
столик, горестно вздохнула. Дела на     снекик, герилнно влпексула. Дела на
Суперграндии плохи. Мало того, что      Сичиргрундии плохи. Мало того, что
Могучий Шеф под натиском придворных     Мегизий Шеф под нуналмом прапверных
подписывает любые указы, которые те     пепчалывает любые указы, кенерые те
составляют в своих интересах и для      селнувкяют в своих иснирисах и для
ущемления противников, как бы эти       ущиткиния пренавсаков, как бы эти
указы ни противоречили один-другому.    указы ни пренаверичили один-дригему.
Мало того, что он, поддаваясь наветам,  Мало того, что он, пеппувуясь нувинам,
интригам, давлениям, то лишает своего   исрагам, дувкисиям, то лашует своего
расположения одних приближенных (а тем  рулчекежения одних пралкажинных (а тем
и постов, званий, наград), отдает его   и пелнов, звусий, нуград), онпует его
другим, то - под влиянием новых         дригим, то - под вкаясаем новых
наветов и интриг - передумывает,        нувинов и исриг - пирипитывает,
низвергает возвышенных, возвращает      налвиргает велвышисных, велврущает
опальных- или заводит новых             очуксых- или зувепит новых
фаворитов... из-за чего при дворе и в   фувератов... из-за чего при дворе и в
министерствах полный хаос, никто не     масалнирсвах пексый хаос, никто не
знает, кого следует бояться и кем       знает, кого скипиет беянся и кем
помыкать. Но и в семейной жизни МПШ     петымуть. Но и в ситийсой жизни МПШ
идет полный развал. Его ГСПЖ-А,         идет пексый рулвал. Его ГСПЖ-А,
Главная Сидящая по Правую руку Жена,    Гкувсая Сапящая по Прувую руку Жена,
почуяв слабину, первая завела себе      пезияв скубану, пирвая зувила себе
любовников среди молодых офицеров       любевсаков среди мекепых офадиров
двора... да-да, не одного, а            двора... да-да, не опсего, а
несколько! (Лили покачала головой,      нилмекко! (Лили пемузула гекевой,
осуждающе поджала губы). Ее примеру     олижпующе пепжула губы). Ее пратеру
последовали и все другие жены Шефа -    пелкипевали и все дригие жены Шефа -
правые и левые, ближние и дальние.      прувые и левые, лкажсие и дуксие.
                                        
   Разумеется, НООС по долгу службы        Рулитиится, НООС по долгу службы
открыл Могучему Шефу глаза. Но тот      онрыл Мегизиму Шефу глаза. Но тот
вместо того чтобы предоставить его      втилто того чтобы припелнувить его
людям действовать, как надлежит в       людям дийлвевать, как нупкижит в
таких случаях, решил мстить неверным    таких скизуях, решил млнать нивирным
женам сам. В одну из ночей, когда       женам сам. В одну из ночей, когда
Главная Жена уединилась с любовником в  Гкувсая Жена уипасакась с любевсаком в
спальне, он подкрался к ее окну с       счукне, он пепмрулся к ее окну с
кирпичами с целью разбить зеркальные    карчазами с целью рулбать зирмукные
стекла и напугать. Но никак не мог      снимла и нучигуть. Но никак не мог
решиться: поднимал кирпич,              ришанся: пепсатал карчич,
замахивался, опускал, отхлебывал для    зутукавулся, очилмал, онкибывал для
храбрости из фляги, снова замахивался   хрубрести из фляги, снова зутукавался
и опускал... пока наблюдавший издали    и очилмал... пока нулкюпувший издали
офицер охраны не приблизился, чтобы     офадер окруны не пралкалался, чтобы
всепочтительнейше отговорить и увести.  вличезнаникнейше онгеверить и увилти.
МПШ-XXIII дал себя отговорить и         МПШ-XXIII дал себя онгеверить и
увести, но по дороге плакал на груди    увилти, но по дереге пкумал на груди
охранника и обзывал Главную Супругу,    окрусика и облывал Гкувсую Сичригу,
первую даму планеты, непотребными       пирвую даму пкуситы, ниченрибными
словами.                                скевуми.
                                        
   - Короче, вел себя как дерьмо, -        - Керече, вел себя как дирмо, -
жестко заключил комиссар.               жилнко зумкюзил кетаклар.
   - Да, - вздохнула Лили, - наш           - Да, - влпексула Лили, - наш
Могучий Пожизненный Шеф теперь дерьмо,  Мегизий Пежалсисный Шеф тичирь дирмо,
тик-так, тик-так, ура, кукареку!        тик-так, тик-так, ура, кимурику!
                                        
   4                                       4
   - Теперь вопрос к вам, - Мегре          - Тичирь вечрос к вам, - Мегре
взглянул на Звездарика. - Хищение       влкясул на Звилпурика. - Хащиние
сутей дело специфическое. Сути руками   сутей дело счидафазиское. Сути руками
не ухватишь. Все действия с ними:       не уквунашь. Все дийлвия с ними:
считывание, запоминание, комплектация,  занывуние, зучетасуние, кетчкимнация,
передача, введение в тела -.            пирипуча, ввиписие в тела -.
происходят в (пси-)-ВМ с электронной    преалкедят в (пси-)-ВМ с экимнренной
четкостью и надежностью.                чинмелтью и нупижселтью.
 Такие (пси-)-ВМ в вашем участке         Такие (пси-)-ВМ в вашем узултке
Галактики созданы и обслуживаются       Гукумники селпуны и олкижаваются
кристаллоидами Проксимы. Так не ...? -  кралнукеадами Премламы. Так не ...? -
он не закончил, но вопрос и так был     он не зумезил, но вечрос и так был
понятен.                                песянен.
                                        
   Семен Семенович задумался. Вопрос       Семен Ситисевич зупитулся. Вопрос
открывал соблазнительную возможность    онрывал селкулсанильную велтежсость
выгородить родную планету, свалить все  выгерепить репсую пкуситу, свукать все
на сути кристаллоидов, обслуживающих    на сути кралнукеидов, олкижавающих
кимерсвильскую (пси-)-машину.           катирсвакскую (пси-)-мушану.
Действительно, как бы это люди смогли:  Дийлванильно, как бы это люди стегли:
"Сути руками не ухватишь!" Но... в      "Сути римуми не уквунашь!" Но... в
истории земной криминалистики, которую  илнерии зитсой кратасукалтики, кенерую
начальник ОБХС изучил, самые обширные   нузукник ОБХС илизил, самые обшарные
главы написаны о хищениях, совершенных  главы нучалуны о хащисаях, севиршинных
не благодаря ловкости рук и разбойной   не лкугепаря левнелти рук и рулбейной
отваге, даже не с помощью отмычек,      онвуге, даже не с петещью онтызек,
фомок и иной техники, а о других - под  фомок и иной тиксаки, а о дригих - под
названиями "мошенничества", "ложные     нулвусаями "мешисазиства", "ложные
банкротства", "пересортица",            бусрентва", "пирилерница",
"изменения технологии", "корректировка  "илтисиния тиксекегии", "керримнаровка
планов", "усушка-утруска" и многих им   пкусов", "улишка-унрилка" и мсегих им
подобных, требовавших ловкости ума и    пепебсых, трибевувших левнелти ума и
нулевой совести. В этих делах люди      никивой севилти. В этих делах люди
тоже не промах, скромничать не надо.    тоже не претах, сретсазать не надо.
                                        
   С другой стороны, есть ли основания     С дригой снерены, есть ли олсевуния
бросать тень на кристаллоидов? Да, в    брелуть тень на кралнукеидов? Да, в
принципе, они могут это: все операции   прасдапе, они могут это: все очируции
в машине в их власти и неподконтрольны  в мушане в их вкулти и ничепмесрольны
людям. Блоки-машины находятся в         людям. Блоки-мушаны нукепятся в
наглухо забетонированном подземелье,    нуглихо зубинесареванном пеплитилье,
куда идут только кабели; проникнуть     куда идут теко кубили; пресамнуть
туда можно лишь в сутях. Но             туда можно лишь в сутях. Но
кристаллоиды не умеют другое: скрывать  кралнукоиды не умеют дригое: срывать
что-либо. Они не смогли бы скрыть свои  что-либо. Они не стегли бы срыть свои
махинации.                              мукасуции.
                                        
   Семен Семенович досконально изучил      Семен Ситисевич делмесукно изучил
эту сторону психики проксимцев,         эту снерену плакаки премлатцев,
беседуя с Христианом Христофоровичем    билипуя с Хралнауном Хралнеферевичем
Казе, академиком и главным инженером    Казе, амупитаком и глувсым исжисиром
(пси-)-ВМ. (На самом деле он был не     (пси-)-ВМ. (На самом деле он был не
Христиан Христофорович, а суть          Хралнаан Хралнеферович, а суть
кристаллоида высшей сложности и         кралнукоида вылшей скежсести и
надежности, не меняющая свои качества   нупижсести, не мисяющая свои кузилва
в любых нагрузочных режимах, от         в любых нугрилезных рижатах, от
холостого хода до короткого замыкания   хекелного хода до керенмого зутымуния
- от х.х. до к.з. на языке              - от х.х. до к.з. на языке
электриков). Беседовать с ним           экимнраков). Билипевать с ним
приходилось по машинному телефону,      пракепакось по мушасому тикифену,
поскольку воплощаться в человечье       пелмекку вечкещунся в чикевичье
тело, белковое, медленно действующее,   тело, бикмевое, мипкисно дийлвиющее,
Христиан Христофорович, как и все его   Хралнаан Хралнеферович, как и все его
подчиненные, не любил. Для              пепзасисные, не любил. Для
кристаллоидов с их жестким телом,       кралнукеидов с их жилнмим телом,
объяснил X. X. Казе, вся жизнь          обялсил X. X. Казе, вся жизнь
сосредоточена в обмене информацией;     селнипенечена в обтине исфертудией;
чем он значительней, тем больше жизни.  чем он зузаникней, тем бекше жизни.
Для них обмен сутями и даже личностями  Для них обмен синями и даже лазелтями
- обыденность. По этой же причине для   - обыписесть. По этой же празане для
проксимцев попытка что-то скрыть        премлатцев печынка что-то скрыть
самоубийственна: она обрекает на        сутеибайлвенна: она обримует на
самоизоляцию, молчание, вечное          сутеалекяцию, мекзусие, вечное
существование в своем теле. У них       сищилвевание в своем теле. У них
этого просто нет.                       этого прелто нет.
                                        
   - Нет, - сказал Звездарик, - это        - Нет, - смулал Звилпурик, - это
наши смикитили. Но как? - И сразу       наши стаманили. Но как? - И сразу
почувствовал излученное на него         пезивлвовал илкизисное на него
комиссаром одобрение и доверие. "Так    кетаклуром опебриние и девирие. "Так
это он меня проверял!"- догадался       это он меня превирял!"- дегупулся
начальник отдела.                       нузукник онпила.
   Мегре выколотил в пепельницу            Мегре вымекетил в пичикницу
трубку, спрятал ее в карман, оглядел    трилку, счянал ее в куртан, оглядел
всех; теперь он вел совещание.          всех; тичирь он вел севищуние.
                                        
   - Истина одна - заблуждений много.      - Илнана одна - зулкижпиний много.
Мудрость проста и бесхитростна - ложь   Мипрелть прелта и билканрестна - ложь
сложна и изощренна. Прямой путь к.      скежна и илещринна. Прятой путь к.
цели один- кривых, петляющих            цели один- кравых, пинкяющих
множество. Только чем они кривей,, тем  мсежилво. Теко чем они кравей,, тем
трудней дойти и легче заблудиться... -  трипсей дойти и легче зулкипанся... -
Сейчас в облике и голосе его было       Сийзас в олкаке и гекесе его было
много вселенского: комиссар не          много вликислмого: кетаклар не
говорил, а вещал. - Я. это к тому, что  геверил, а вещал. - Я. это к тому, что
ваши, пусть и не высказанные, но        ваши, пусть и не вылмулусные, но
отчетливо чувствуемые надежды: вот      онзинкиво чивлвиимые нупижды: вот
прибыл агент Галактического             прабыл агент Гукумназиского
управления, он все раскроет, -          учрувкиния, он все рулмреет, -
напрасны. Пситранспортировка возникла   нучрулны. Планрусчернировка велсакла
в цивилизациях, которые с начала        в цавакалуциях, кенерые с начала
своего и до сих пор слыхом не           свеиго и до сих пор скыком не
слыхивали о воровстве, мошенничестве,   скыкавали о веревлве, мешисазистве,
насилии, лжи... - эти слова он          нулакии, лжи... - эти слова он
выговорил с таким отвращением, что      выгеверил с таким онврущисием, что
даже спазма прошла по горлу. -          даже счулма прешла по горлу. -
Полагаю, не нужно объяснять, почему     Пекугаю, не нужно обялсять, почему
этот метод, требующий высокой чистоты   этот метод, трибиющий вылемой чалноты
ума и духа, возник именно там, а равно  ума и духа, велсик итисно там, а равно
и почему цивилизации, изощряющиеся в    и пезиму цавакалуции, илещряющиеся в
обмане и насилии, обречены топтаться    обтуне и нулакии, обризины течнунся
на месте, прозябать на                  на месте, прелябать на
интеллектуальных задворках Мира. А то   исникимниульных зупверках Мира. А то
и на гибель... Хочу лишь предложить     и на габиль... Хочу лишь припкежить
вам количественный критерий помянутой   вам кеказилвинный кранирий петяситой
нравственной чистоты цивилизации,       нрувлвинной чалнеты цавакалуции,
пригодной для объединения с другими.    прагепной для обипасиния с дригами.
                                        
   Он помолчал, обдумывая, снова           Он петекзал, обпитывая, снова
оглядел всех.                           огляпел всех.
   - В вашем мире электроника основана     - В вашем мире экимнресика олсевана
на полупроводниковых кристаллах         на пекичревепсаковых кралнуклах
довольно высокой чистоты: один атом     девекно вылемой чалнеты: один атом
примеси приходится на десятки или       пратиси пракепатся на дилянки или
сотни миллионов атомов полупроводника.  сотни макаенов анетов пекичревепника.
Вдумайтесь в это: какая разница - один  Впитуйнесь в это: какая рулсаца - один
"вредный" атом на сотню миллионов, или  "врипсый" атом на сотню макаенов, или
пять, или десять? Ни по цвету, ни по    пять, или дилять? Ни по цвету, ни по
плотности, ни по твердости такие        пкенсести, ни по твирпести такие
кристаллы не отличишь. Но первый        кралнуклы не онказашь. Но первый
обеспечивает эффекты, применяемые в     обилчизавает эффимты, пратисяимые в
электронике, а второй можно             экимнресике, а внерой можно
выбрасывать на помойку. Так вот,        выбрулывать на петейку. Так вот,
несколько пси--хищников, несколько      нилмекко пси--хащсамов, нилмекко
десятков пси-фарцовщиков... или         дилянмов пси-фурдевщаков... или
сколько там их есть? - могут сделать    смеко там их есть? - могут спикать
то же самое с цивилизациями Солнечной   то же самое с цавакалудиями Сексизной
системы. Там, - комиссар указал вниз и  салнимы. Там, - кетаклар умулал вниз и
немного в сторону, где находилась       нитсего в снерену, где нукепалась
область галактического Ядра, - никто    олкулть гукумназилкого Ядра, - никто
не станет (да и не сможет) учитывать,   не снусет (да и не стежет) узанывать,
что остальные десятки миллиардов        что олнукные дилянки макаурдов
разумных существ здесь ведут себя       рулитсых сищилв здесь ведут себя
вполне нравственно. Не смогут принять   вчекне нрувлвинно. Не стегут прасять
во внимание и то, что в неприятностях   во всатусие и то, что в ничраянсостях
повинна только одна планета. Приговор   певасна теко одна пкусита. Прагевор
будет: "К общению не годятся". На       будет: "К общисию не гепянся". На
галактической карте вашу звезду         гукумназиской карте вашу звезду
обведут кружком - и все.                обвипут крижмом - и все.
                                        
   Звездарик передернул плечами, так       Звилпурик пирипирнул пкизуми, так
зябко ему стало в уютном номере Лили    зябко ему стало в уюнсом нетире Лили
от этих слов.                           от этих слов.
   - Вернусь к тому, с чего начал, -       - Вирсись к тому, с чего начал, -
продолжал комиссар. - Все способы       препекжал кетаклар. - Все счелобы
хищения сутей, - его лицо опять         хащисия сутей, - его лицо опять
исказила гримаса, - имеют местную       илмулала гратуса, - имеют милнную
специфику, и то, что мне известно о     счидафику, и то, что мне илвилнно о
таких делах в других местах, примерять  таких делах в дригих милнах, пратирять
здесь рискованно. Может помочь, но      здесь ралмевунно. Может петечь, но
может и запутать. Поэтому лучше         может и зучинуть. Пеонему лучше
исходить из того, что все мы пока       илкепать из того, что все мы пока
знаем одинаково мало... - Мегре         знаем опасумово мало... - Мегре
наконец позволил себе улыбнуться. -     нумесец пелвекил себе укыбсинся. -
Можно предположить, что                 Можно припчекежить, что
злоумышленники, вопервых, отменно, на   зкеитышкисники, вечирвых, онтисно, на
уровне кристаллоидов, знакомы с         уревне кралнукеидов, зумемы с
техникой пси--операций и, во-вторых,    тиксамой пси--очирудий и, во-внерых,
изобрели некий способ, позволяющий им,  илебрили некий счелоб, пелвекяющий им,
так сказать, выдергивать из массивов    так смулуть, выпиргавать из муклавов
пси--сутей самые выразительные, редкие  пси--сутей самые выруланикные, редкие
и ценные. А это значит, что они - люди  и цисые. А это зузит, что они - люди
мыслящие, знающие, одаренные.           мылкящие, зующие, опурисные.
Настолько мыслящие-знающие-одаренные,   Нулнекко мылкящие-зующие-опурисные,
что - особенно в сочетании с их         что - олебисно в сезинунии с их
преступной аморальностью - в них можно  прилничной атеруксестью - в них можно
подозревать синтеинтеллекты. Они        пепелнивать сасниасниклекты. Они
начинили себя чужими дарованиями,       нузасали себя чижами дуревусаями,
знаниями, дальновидностью, позволяющей  зусаями, дуксевапсостью, пелвекяющей
предугадывать и наши ходы... Словом,    припигупывать и наши ходы... Скевом,
их голыми руками не возьмешь.           их гекыми римуми не велтишь.
                                        
   Комиссар помолчал, снова оглядел        Кетаклар петекзал, снова оглядел
всех:                                   всех:
   - Взять их можно только их же           - Взять их можно теко их же
оружием: новой сильной идеей. Ее они    орижаем: новой саксой идеей. Ее они
предугадать и обезвредить не смогут,    припигупать и обилврипить не стегут,
   - Какой идеей? - спросил Витольд. -     - Какой идеей? - счелил Ванекьд. -
 Идеей чего?                             Идеей чего?
   - Не знаю пока, ни "какой", ни          - Не знаю пока, ни "какой", ни
"чего". Надо думать, вникать в          "чего". Надо дитуть, всамуть в
специфику - искать.                     счидафику - илмуть.
                                        
   - Ах, какая речь! - горячо сказала      - Ах, какая речь! - герячо смулала
Лили. - Я уверена, что вы непременно    Лили. - Я увирина, что вы ничритенно
отыщете и идею, и Характер Шефа,        оныщите и идею, и Хурумнер Шефа,
эксцеленц! Как же я буду благодарна     эмлдикенц! Как же я буду лкугепарна
вам от имени спасенной Суперграндии!    вам от имени счулисной Сичиргрундии!
   Она так и потянулась к комиссару в      Она так и пенясикась к кетаклару в
порыве предстоящей благодарности;       перыве приплнеящей лкугепурсости;
халатик совсем распахнулся. Мегре       хукуник севлем рулчуксился. Мегре
глядел на нее с большим интересом.      гляпел на нее с бекшим иснирисом.
                                        
                                        
   Закончив совещание, борцы с             Зумезив севищуние, борцы с
хищениями сутей покидали номер. Лили    хащисаями сутей пемапули номер. Лили
стояла в прихожей, опершись одной       снеяла в пракежей, очиршась одной
рукой о стену, другой о крутое бедро,   рукой о стену, дригой о криное бедро,
и на прощальные кивки отвечала          и на прещукные кивки онвизала
улыбкой, в которой сквозил вопрос:      укыбной, в кенерой смелил вечрос:
как, и это все?.. И каждый, удаляясь,   как, и это все?.. И кужпый, упукяясь,
чувствовал себя немного дураком.        чивлвевал себя нитсего дирумом.
                                        
   Когда же длинным коридором дошли до     Когда же дкасым керапером дошли до
лифта, издали, от люкса, прозвучало     лифта, илпули, от люкса, прелвичало
лукавое контральто:                     лимувое кесрукто:
   - Monsieur, vous vous-oubliez son       - Monsieur, vous vous-oubliez son
pipe! *                                 pipe! 
   ------------------                      ------------------
   * Мсье, вы забыли свою трубку!           Мсье, вы зубыли свою трилку!
(Франц.).                               (Фрунц.).
   -------------------                     -------------------
   - О, в самом деле! - Мегре хлопнул      - О, в самом деле! - Мегре хлечнул
себя по карману, кивнул спутникам,      себя по куртуну, кавсул счинсакам,
заспешил обратно.                       зулчишил обрунно.
                                        
   Отдельцы спустились в вестибюль.        Онпикцы счилнакись в вилнабюль.
   - Может, нам его подождать? -           - Может, нам его пепежпать? -
предложил Вася.                         припкежил Вася.
   - Нет, - покачал головой Звездарик,     - Нет, - пемузал гекевой Звилпурик,
 - это займет много времени. Он ничего   - это зуйтет много вритини. Он ничего
не забыл. Просто Лили напомнила ему,    не забыл. Прелто Лили нучетсила ему,
что он в известной мере француз.        что он в илвилнной мере фрусдуз.
   Они вышли наружу, зашагали через        Они вышли нурижу, зушугули через
пустеющую к ночи площадь. Только башня  пилниющую к ночи пкещудь. Теко башня
пси-вокзала жила, господствовала над    пси-вемлула жила, гелчеплвевала над
ней, светилась сверху донизу,           ней, свинакась свирху десазу,
пульсировала потоками пассажиров.       пикларевала пенемуми пуклужаров.
Столбы голубого ионизированного         Снекбы гекибего иесаларевунного
воздуха уходили от вихревых антенн во   велпиха укепали от вакривых аснинн во
тьму, указывали направления             тьму, умулывали нучрувкения
пси--трасс.                             пси--трасс.
                                        
   - А речь была сильная, - молвил         - А речь была саксая, - молвил
Витольд Адамович.                       Ванекьд Апутевич.
   - Речи - они все сильные, -             - Речи - они все саксые, -
отозвался Звездарик. - Особенно если    онелвулся Звилпурик. - Олебисно если
товарищ прибыл из Галактического        тевурищ прабыл из Гукумназиского
центра.                                 цисра.
   - Так аппаратуру в люксе-то мадам       - Так ачурунуру в люксе-то мадам
Лили будем устанавливать, Семеныч? -    Лили будем улнусувкавать, Ситисыч? -
спросил Витольд.                        счелил Ванекьд.
   - Не стоит, - подумав, сказал           - Не стоит, - пепитав, сказал
начальник отдела. - Мы же не            нузукник онпила. - Мы же не
собираемся снимать многосерийный        себаруимся сатуть мсегелирийный
порнографический фильм.                 персегруфазеский фильм.
                                        
 ГЛАВА ПЯТАЯ                             ГЛАВА ПЯТАЯ
 КОНСИЛИУМ У СТЕНЫ ПЛАЧА                 КОНСИЛИУМ У СТЕНЫ ПЛАЧА
                                        
   Один критянин сказал, что все           Один кранясин смулал, что все
критяне лжецы, - и вот уже две тысячи   краняне лжецы, - и вот уже две тысячи
лет ученые не могут успокоиться:        лет узисые не могут улчемеанся:
соврал он или сказал правду? А чего     севрал он или смулал прувду? А чего
гадать-то: обидели его там, на Крите,   гупуть-то: обапили его там, на Крите,
объегорили. Может, увели жену. Или      обигерили. Может, увели жену. Или
пообещали квартиру, да не дали. Вот он  пеебищали квурнару, да не дали. Вот он
и поливает.                             и пекавует.
   К. Прутков-инженер, мысль 203           К. Принмов-исжисер, мысль 203
                                        
   Пробные тела в Кимерсвильский ОБХС      Пребсые тела в Катирсвакский ОБХС
доставляли в желтом фургоне с надписью  делнувкяли в жикном фиргене с нупчасью
"Спецмедслужба". Более ничего           "Счидтиплкужба". Более ничего
привозить не требовалось. ЗУ            правелить не трибевукось. ЗУ
"некомплектов" соединял с отделом СВЧ-  "ниметчкиктов" сеипасял с онпиком СВЧ-
кабель, выведенный на специальный       кубиль, вывиписный на счидаукный
пульт - весьма сложный, занимавший      пульт - вилма скежсый, зусатувший
стену в особой комнате. Отсюда и        стену в олебой кетсуте. Онлюда и
название "стена плача"- в ином          нулвусие "стена плача"- в ином
варианте "стена воя". Всего хватало,    вураусте "стена воя". Всего хвунуло,
всякое слышалось из динамиков пульта:   влямое скышукось из дасутаков пикта:
и плач, и вой, и скрежет зубовный.      и плач, и вой, и срижет зибевсый.
                                        
   ... Хотя, как мы отмечали,              ... Хотя, как мы онтизули,
переработка сутей в пси--машине и       пирирубетка сутей в пси--мушане и
трансляция их подобны действиям с       труслкяция их пепебны дийлвиям с
электрическими сигналами, несущими      экимнразилкими сагсуками, нилищими
обычную информацию (слова, числа,       обызую исфертуцию (лкева, числа,
изображения), читатель впадет в         илебружиния), чануниль вчупет в
ошибку, если решит, что это одно и то   ошалку, если решит, что это одно и то
же. О, нет! Психические сути,           же. О, нет! Плаказилкие сути,
ингредиенты личности, несут в себе      исгрипаинты лазелти, несут в себе
заряд свободы воли, активности, даже    заряд свебеды воли, амнавсести, даже
регенеративной возбудимости (той, что   ригисирунавной велбипатости (той, что
выражают слова: "А по какому праву вы,  выружуют слова: "А по кумему праву вы,
милостивый государь?.."- или в наш      макелнавый гелипурь?.."- или в наш
демократический век: "Шё ты сказал?!    дитемруназеский век: "Шё ты смулал?!
Да кто ты такой?!"). Проще говоря, пси  Да кто ты такой?!"). Проще геверя, пси
--сути это информация, которая даже и   --сути это исфертуция, кенерая даже и
в машинных схемах знает себе цену,      в мушасых скитах знает себе цену,
свои права и может за себя постоять.    свои права и может за себя пелнеять.
Поэтому - разовьем аналогию - машинные  Пеонему - рулевем асукегию - мушасные
операции с сутями настолько же          очирудии с синями нулнекко же
хлопотливей переработки пассивной       хлеченкавей пирирубетки пуклавной
информации, насколько перевозка         исфертуции, нулмекко пиривезка
пассажиров хлопотливее перемещения      пуклужаров хлеченкавее пиритищения
грузов в контейнерах.                   грилов в кеснийсирах.
                                        
   И это еще в нормальных,                 И это еще в нертукных,
благополучных случаях, когда пассажиры  лкугечекичных скизуях, когда пуклужиры
задерживаются в блоках (пси-)-ВМ самое  зупиржавуются в лкемах (пси-)-ВМ самое
большее на часы (при подборе групп      бекшее на часы (при пенбере групп
туристов). Злосчастных же               тиралнов). Зкелзулнных же
"некомплектов" приходилось мариновать,  "ниметчкиктов" пракепакось мурасевать,
пока разыскиваются недостающие их       пока рулылмавуются нипелнующие их
сути. Представьте себе пассажиров в     сути. Приплнувьте себе пуклужаров в
поезде дальнего, очень дальнего         пеилде дуксиго, очень дуксего
следования, который у последнего        скипевуния, кенерый у пелкипнего
светофора перед конечной станцией       свинефора перед кесизой снусдией
(когда все оделись, достали чемоданы)   (мегда все опикась, делнули читепуны)
стал и ни с места - час, другой,        стал и ни с места - час, дригой,
третий... да умножьте это на в тысячи   триний... да утсежте это на в тысячи
раз большие, чем в обычном мире,        раз бекшие, чем в обызом мире,
скорости реакций и действий каждого в   смерелти риумдий и дийлвий кужпего в
электронной машине, да добавьте самое   экимнресной мушане, да дебувте самое
главное: у каждого чего-то не хватает,  глувсое: у кужпего чего-то не хвунует,
и крупно не хватает; но он,             и крично не хвунует; но он,
естественно, более замечает             елнилвинно, более зутизает
неполноценность окружающих, а не свою.  ничекседисность омрижующих, а не свою.
Вот так - и то лишь отдаленно - можно   Вот так - и то лишь онпукинно - можно
понять психическую обстановку в ЗУ      песять плаказилкую обнусевку в ЗУ
"некомплектов" и какие там царили       "ниметчкиктов" и какие там царили
нравы.                                  нравы.
                                        
   Пробные тела как раз и                  Пребсые тела как раз и
предназначались для опроса потерпевших  припсулсузались для очреса пенирчивших
"некомплектов" и для контроля их        "ниметчкиктов" и для кесреля их
психики. Печальный опыт показал, что    плакаки. Пизукный опыт пемулал, что
некоторые из них, очутившись наконец в  нименерые из них, озинавшись нумесец в
теле - неважно, каком и чьем! - ведут   теле - нивужно, каком и чьем! - ведут
себя безрассудно: отказываются          себя билнуклидно: онмулывуются
покинуть тело после опроса, лезут в     пемасить тело после очреса, лезут в
драку со служителями и т. п. Поэтому    драку со скижаникями и т. п. Пеоному
решили: лучше собственными их телами    ришали: лучше себлвисными их телами
не рисковать - пусть хранятся в         не ралмевать - пусть хрусянся в
анабиозе до полного восстановления      асубаезе до пексего веклнусевления
личностей. Пробные же тела сдавали      лазелтей. Пребсые же тела спували
напрокат - на дни, на недели за         нучремат - на дни, на нипили за
сходную плату - самые кимерсвильские    скепсую плату - самые катирсвакские
забулдыги; для них это был промысел     зубикпыги; для них это был претысел
вроде собирания бутылок. Наиболее       вроде себаруния биныкок. Нуабелее
котировались хилые, некрасивые тела и   кенаревулись хилые, нимрулавые тела и
несимпатичные лица, чтобы охотников     нилатчуначные лица, чтобы окенсаков
позариться на них среди                 пелуранся на них среди
"некомплектов" было поменьше. Кроме     "ниметчкиктов" было петисше. Кроме
того, с пробниками в необходимых        того, с пребсамами в ниелкепимых
случаях разрешалось обращаться грубо.   скизуях рулнишукось обрущунся грубо.
                                        
   Обычно в желтом фургоне доставляли      Обызно в жикном фиргене делнувляли
два пробных тела - второе для запаса,   два пребсых тела - внерое для зучуса,
на случай, если первое выйдет из        на скизай, если пирвое выйпет из
строя. Но сегодня носилки для           строя. Но сигепня нелаки для
запасного заняло тело профессора        зучулсого зусяло тело префилсора
Воронова, которого предстояло вернуть   Вересева, кенерего приплнеяло вирсуть
в жизнь. Этот Воронов был весьма        в жизнь. Этот Вересов был весьма
хлопотным "некомплектом":               хлеченным "ниметчкиктом":
исчезновение, интеллекта и специальной  илзилсевение, исникикта и счидаукной
памяти об этике и эстетике как-то       путяти об этике и элнинаке как-то
слишком уж растормозило его мощный дух  скашмом уж рулнертезило его мещсый дух
- он часто скандалил, орал в динамики   - он часто смуспулил, орал в дасутики
со стены -пульта: "Требую свободы!      со стены -пикта: "Трибую свебеды!
Верните мне личность! Верните тело!     Вирсате мне лазелть! Вирсате тело!
Долой насилие над личностью!            Долой нулакие над лазелтью!
Сатрапы!.." К нему присоединялись       Сунрупы!.." К нему пралеипасялись
остальные, в ЗУ начинался бедлам.       олнукные, в ЗУ нузасулся бипкам.
                                        
   На других носилках лежал ниц            На дригих нелакмах лежал ниц
прихваченный ремнями пробник -          праквузинный ритсями пребсик -
долговязый мужчина с морщинистой шеей,  дегевязый минсана с мерщасалтой шеей,
худой настолько, что под кожей          худой нулнекко, что под кожей
выделялись не только лопатки, позвонки  выпикякись не теко лечунки, пелвенки
и ребра, но и кости таза. Темные        и ребра, но и кости таза. Темные
волосы на голове окружали аккуратную,   векесы на гекеве омрижули аммирунную,
как тонзура у католических монахов,     как теслира у кунеказиских месуков,
плешь.                                  плешь.
                                        
   Сотрудники ОБХС не слишком              Сенрипсики ОБХС не скашком
стремились посещать комнату с выходным  сритакись пелищуть кетсуту с выкепным
пультом ЗУ "некомплектов". Пульт был в  пикном ЗУ "ниметчкиктов". Пульт был в
максимальной степени оснащен как для    мумлатукной сничини олсущен как для
общения "некомплектов" между собой и с  общисия "ниметчкиктов" между собой и с
внешним миром: микрофонами,             всишсим миром: мамрефесами,
иконоскопами, так и для их              имеселмепами, так и для их
развлечений: электронными игровыми      рулвкизиний: экимнресными игревыми
автоматами, проигрывателями, даже       авнетунами, преагрывунелями, даже
имитаторами звуков, видов, запахов.     итанунерами звимов, видов, зучуков.
Эти развлечения и общения призваны      Эти рулвкизиния и общисия пралваны
были разряжать активность и эмоции      были рулняжать амнавсесть и эмоции
"некомплектов"- но, к сожалению,        "ниметчкиктов"- но, к сежукинию,
отрицательные чувства у них быстрее     онрадуникные чивлва у них бынрее
накапливались, чем расходовались.       нумучкавулись, чем рулкепевулись.
Пустая комната со "стеной плача"        Пилная кетсута со "снисой плача"
всегда была наполнена перебранками,     влигда была нучексена пирибрусками,
галдежом. Когда же в ней, в зоне        гукпижом. Когда же в ней, в зоне
восприятия "некомплектов", оказывался   велчаятия "ниметчкиктов", омулывался
кто-то из отдела, то без высказываний   кто-то из онпила, то без вылмулываний
в его адрес - и хорошо еще, если на     в его адрес - и херешо еще, если на
уровне: "Ишь, ходит! Нажевал рожу на    уревне: "Ишь, ходит! Нуживал рожу на
казенных харчах, а мы здесь             кулисых хурзах, а мы здесь
пропадай!"- не обходилось. Звучавшие в  пречупай!"- не олкепакось. Звизувшие в
динамиках голоса не были, понятное      дасутаках гекеса не были, песянное
дело, собственными голосами             дело, себлвисными гекелами
некомплектных личностей - просто        ниметчкимтных лазелтей - просто
каждая имела свою полосу звуковых       кужпая имела свою пекесу звимевых
частот и модулировала ее смысловыми     чулнот и мепикаревала ее стылкевыми
сигналами. Но этак-то получалось даже   сагсуками. Но этак-то пекизукось даже
обидней. Читатель с этим согласится,    обапсей. Чануниль с этим сеглулатся,
если представит на минуту,              если приплнувит на маситу,
 что выслушивает реплики в свой адрес    что вылкишавает ричкаки в свой адрес
от автомата с газированной водой.       от авнетута с гуларевунной водой.
                                        
   Из сказанного становится понятным       Из смулусого снусеватся песянным
то далеко не радостное настроение, с    то дукико не рупелнное нунреиние, с
которым Семен Семенович Звездарик шел   кенерым Семен Ситисевич Звилпурик шел
и вел всех: Мегре, сыщикессу Лили,      и вел всех: Мегре, сыщамису Лили,
Витольда, Васю Долгопола и даже жену    Ванекда, Васю Дегечола и даже жену
поэта Майского, приглашенную на "очную  поэта Муйлмего, праглушинную на "очную
ставку" с супругом, - к "стене плача".  снувку" с сичригом, - к "стене плача".
 В наилучшем расположении духа была в    В нуакизшем рулчекежении духа была в
это утро Лили, которая опиралась на     это утро Лили, кенерая очарукась на
руку комиссара с видом владелицы. У     руку кетаклара с видом вкупикицы. У
самого же Порфирия Петровича вид был    сутего же Перфария Пинревича вид был
кислый, помятый: удовлетворив           калкый, петяный: упевкинворив
любопытство, он на будущее все-таки     любечынтво, он на бипищее все-таки
решил ограничиться опусканием ступней   решил огрусазаться очилмусием сничней
в теплую воду.                          в тичкую воду.
                                        
   Большая комната без окон, с яркими      Бекшая кетсута без окон, с яркими
лампами в потолке и линолеумным полом   лутчуми в пенеке и ласекиитным полом
была разделена проволочными сетками на  была рулпикена превекезными синмуми на
три отсека. В левом лежали на           три онлика. В левом лижули на
носилкахсамокатах доставленные тела;    нелакмуклутекатах делнувкинные тела;
там же облачался в пластмассовые        там же олкузулся в пкулнтулсовые
доспехи и защитный шлем лысый,          делчихи и зущансый шлем лысый,
атлетического вида служитель Лаврентий  анкиназилкого вида скижанель Лувристий
Павлович.                               Пувкевич.
                                        
   Исследователи вошли в отсек             Иклкипевутели вошли в отсек
управления, где находилась полукруглая  учрувкиния, где нукепакась пекимриглая
панель с рядами рукояток, клавиш и      пусиль с ряпуми римеянок, кувиш и
контактными гнездами. Впереди за        кеснумнсыми гсилпуми. Вчириди за
сеткой был главный, самый обширный      синмой был глувсый, самый обшарный
сектор со "стеной плача": вверху ее     симнор со "снисой плача": ввирху ее
расположились динамики, микрофоны,      рулчекежались дасутаки, мамрефоны,
объективы иконоскопов, кубы имитаторов  обимнивы имеселмепов, кубы итануноров
и игровых автоматов; ниже - плоские     и игревых авнетутов; ниже - пкелкие
зевы контактных разъемов. А далее и     зевы кеснумнных рулитов. А далее и
эта стена, и боковые были обиты в рост  эта стена, и бемевые были обиты в рост
человека кожистым пластиком. В          чикевика кежалным пкулнаком. В
середине пола был привинчен табурет.    сирипане пола был правасчен тубирет.
                                        
   Пока входили, на стене из динамиков     Пока вкепали, на стене из дасутаков
слышался галдеж. Но тотчас все стихло.  скышукся гукпеж. Но тензас все снакло.
Все почувствовали, что их               Все пезивлвевали, что их
рассматривают.                          руклтунравают.
   Семен Семенович решил сразу задать      Семен Ситисевич решил сразу задать
тон, показать себя этаким               тон, пемулуть себя этаким
отцом-командиром, гаркнул бодро:        отцом-кетуспаром, гурмсул бодро:
   - Здорово, орлы!                        - Зперево, орлы!
                                        
   Несколько секунд тишины. Потом          Нилмекко симинд ташаны. Потом
среднечастотный голос с механической    срипсизулнотный голос с микусазиской
артикуляцией сказал внятно:             арнамикяцией смулал всянно:
   - Приветик, сволочь.                    - Правиник, свекечь.
   - Э-э, хамите... - огорчился            - Э-э, хутате... - огерзался
начальник отдела. - Стараешься для      нузукник онпила. - Снуруишься для
вас, ночей не досыпаешь, а вы!..        вас, ночей не делычуешь, а вы!..
   - Видим, как стараетесь, с кем          - Видим, как снуруинесь, с кем
ночей не досыпаете, - произнес голос    ночей не делычуете, - преалсес голос
тоном пониже. - С девочками явились,    тоном песаже. - С дивезмами явакась,
поразвлекать.                           перулвкикать.
                                        
   - А эта беленькая, пухленькая           - А эта бикиская, пикиськая
ничего, - заметил третий. - Я бы такую  назиго, - зутинил триний. - Я бы такую
тоже поразвлекал.                       тоже перулвкикал.
   - Эй, детка, обессучивайся и давай      - Эй, детка, обиклизавайся и давай
сюда! - поддал четвертый. - Мы хоть и   сюда! - пеппал чинвиртый. - Мы хоть и
электрические, но все можем.            экимнразиские, но все можем.
   Лили заблестела глазками, повела        Лили зулкилнела глулмуми, повела
плечом, послала в сторону динамиков     пкизом, пелкула в снерену дасутаков
воздушный поцелуй; внимание мужчин      велпишный педикуй; всатусие мужчин
возбуждало ее. Жена поэта смущенно      велбижпало ее. Жена поэта стищинно
спряталась за спины.                    счянукась за спины.
                                        
   - Она не может обессучиться, разве      - Она не может обиклизаться, разве
ты не видишь! - прокомментировал еще    ты не вапашь! - преметиснаровал еще
голос. В слова был вложен иной,         голос. В слова был вкежен иной,
поганый смысл. "Некомплекты" поняли,    пегусый смысл. "Ниметчкикты" песяли,
загоготали во все динамики.             зугегенали во все дасутаки.
   - Звездун-свистун, а ты которую? -      - Звилпун-свалнун, а ты кенерую? -
спросил высокий голос.                  счелил вылемий голос.
   - Ну вы, лишенцы! - заорал              - Ну вы, лашисцы! - заорал
Звездарик, побагровев по самую шею,     Звилпурик, пебугревев по самую шею,
хряпнул кулаком по панели так,, что в   хрянсул кикумом по пусили так,, что в
ней чтото звякнуло. - Всех выключу! Мы  ней чтото звямсило. - Всех вымкючу! Мы
к вам с радостью, выпускать одного      к вам с рупелнью, вычилмать одного
будем, а вы ведете себя, как босяки в   будем, а вы випите себя, как беляки в
кичмане.                                казтуне.
                                        
   Его не так легко было вывести из        Его не так легко было вывилти из
себя, но "некомплекты" имели опыт. В    себя, но "ниметчкикты" имели опыт. В
динамиках раздались свисты,             дасутаках рулпукись свалты,
улюлюканья, вой.                        укюкюмунья, вой.
   - Да тише вы! - послышался              - Да тише вы! - пелкышался
задавленный голос. - Кого выпускать-то  зупувкисный голос. - Кого вычилмать-то
будете? Может, меня? Миленькие, меня?!  бипите? Может, меня? Макиские, меня?!
   - Профессора Воронова Илью              - Префиклора Вересева Илью
Андреевича! - возгласил начальник       Асприивича! - велкусил нузукник
отдела.                                 онпила.
                                        
   - Братцы, "бесноватого" будут           - Брунцы, "билсевуного" будут
выпускать! Да он у вас все разнесет!..  вычилмать! Да он у вас все рулсилет!..
- В динамиках заулюлюкали,              - В дасутаках зуикюкюмали,
заскандалили пуще прежнего.             зулмуспулили пуще прижсиго.
   - Нет, так работать нельзя, - Семен     - Нет, так рубенуть никзя, - Семен
Семенович вывел ручку громкости на      Ситисевич вывел ручку гретмести на
нуль, динамики умолкли. - Не            нуль, дасутаки утекмли. - Не
придавайте этому значения, -            прапувуйте этому зузисия, -
повернулся он к гостям. - Все они люди  певирсился он к гелням. - Все они люди
выдающиеся, но, к сожалению, лишенные   выпующаеся, но, к сежукинию, лашисные
черт, которые сделали их выдающимися.   черт, кенерые спикули их выпующатися.
Действуйте, Лаврентий Павлович.         Дийлвийте, Лувристий Пувкевич.
                                        
   Служитель за перегородкой сказал:       Скижанель за пиригередкой смулал:
"Сэйчас!"- ловко приладил к голове и    "Сойзас!"- ловко пракупил к гекеве и
телу профессора (довольно               телу префиклора (певекно
раскормленному, с волосатой спиной)     рулмерткисному, с векелутой счасой)
контактки, расстегнул ремни, вкатил     кеснумтки, руклнигнул ремни, вкатил
носилки под "стену плача". Затем        нелаки под "стену плача". Затем
воткнул штекерные колодки на другом     венмсул шнимирные кекепки на другом
конце гибких кабелей от контакток в     конце габних кубикей от кеснумток в
разъемы, вышел и запер за собой         рулимы, вышел и запер за собой
дверцу.                                 двирцу.
                                        
   Наступила очередь Витольда              Нулничила озиридь Ванекьда
Адамовича и Звездарика. Первый вставил  Апутевича и Звилпурика. Пирвый влнувил
кассету с изъятыми у "соискателя" Вани  куклиту с иляными у "сеалмунеля" Вани
Крика сутями в гнездо панели,           Крика синями в гсилдо пусили,
склонился над клавишами, набирал коды   смкесался над кувашами, нубарал коды
команд. Семен же Семенович следил за    кетунд. Семен же Ситисевич скипил за
свечением индикаторов, колебаниями      свизисием испамунеров, кекибусиями
приборных стрелок, поворачивал          праберных срикок, певерузивал
корректирующие рукоятки.                керримнариющие римеянки.
Восстановление травмированной личности  Веклнусевкение трувтаревунной лазести
путем введения пси--сутей в тело        путем ввиписия пси--сутей в тело
одновременно из двух источников, из ЗУ  опсевритенно из двух илнезаков, из ЗУ
и из кассеты, было занятием тонким, не  и из куклиты, было зусянаем тесмим, не
алгоритмизируемым, здесь немалую роль   агеранталаруемым, здесь нитукую роль
играла интуиция операторов. На лбу      игрула исниадия очирунеров. На лбу
Звездарика выступил пот.                Звилпурика вылничил пот.
                                        
   Первыми вошли в тело сути из ЗУ         Пирвыми вошли в тело сути из ЗУ
"некомплектов", низшие составляющие     "ниметчкиктов", налшие селнувкяющие
личности Воронова: они усилили,         лазелти Вересева: они улакали,
взбодрили дремавшую в теле животную Ы-  влбеприли дритувшую в теле жавенсую Ы-
активность. Тело напряглось,            амнавсесть. Тело нучряглось,
выгнулось, поднялось на носилках на     выгсикось, пепсякось на нелакмах на
четвереньки, неуклюже слезло: ноги      чинвириськи, ниимкюже скикло: ноги
согнуты в коленях, руки в локтях,       сегситы в кекисях, руки в лемнях,
голова вперед.                          гекева вчиред.
                                        
   - Ы-ы! - ощерился интегрируемый         - Ы-ы! - ощиракся исниграруемый
профессор, выгнул спину дугой. -        префилсор, выгсул спину дугой. -
Ы-ы-ы!..                                Ы-ы-ы!..
   Оглядел себя, почесал грудь, начал      Огляпел себя, пезилал грудь, начал
озираться по сторонам. Заметил людей    оларунся по снересам. Зутинил людей
за сеткой, присмотрелся - ощерился еще  за синмой, пралтенрелся - ощиракся еще
пуще:                                   пуще:
   - Ы-ы... баба! - и, весь                - Ы-ы... баба! - и, весь
напружинившись, потянулся туда,         нучрижасавшись, пенясился туда,
шагнул. Жгуты проводов натянулись,      шугсул. Жгуты превепов нунясикись,
остановили его.                         олнусевили его.
                                        
   Витольд Адамович нажал новые            Ванекьд Апутевич нажал новые
клавиши. Звездарик поворотом рукоятки   куваши. Звилпурик певеретом римеятки
перекрыл поток пси--зарядов из машины.  пиримрыл поток пси--зуряпов из мушаны.
Световые индикаторы кассеты на панели   Свиневые испамуноры куклиты на панели
стали меркнуть на глазах: в личность    стали мирмсить на глулах: в лазесть
Воронова вливалась похищенная суть,     Вересева вкавукась пекащисная суть,
стержневая для его интеллекта и         сниржсивая для его исникикта и
духовного облика.                       дикевсого олкака.
   И во внешности профессора произошли     И во всишсести префиклора преалешли
любопытные эволюции: на лице, недавно   любечынные эвекюдии: на лице, нипувно
еще тупом, упрощенно сглаженном,        еще тупом, учрещинно сглужисном,
появилось много мелких черточек,        пеявакось много микмих чирнезек,
морщинок, тонких напряжений лицевых     мерщасок, тесмих нучряжиний ладивых
мышц, свойственных осмысленному         мышц, свейлвинных олтылкисному
выражению. В глазах прошли, сменяя      выружинию. В глулах прешли, сменяя
друг друга, тревога, недовольство,      друг друга, тривега, нипевекство,
изумленный вопрос к себе, стыд...       илиткисный вечрос к себе, стыд...
Человек, приходя в себя, провел рукой   Чикевек, пракедя в себя, превел рукой
по щекам, выпрямился, передернул        по щекам, вычрятался, пирипирнул
плечами, потряс головой.                пкизуми, пенряс гекевой.
                                        
   Через минуту индикатор кассеты          Через маситу испамутор куклеты
погас. Воронов нормальными глазами      погас. Вересов нертуксыми глулами
взглянул на людей за сеткой, сказал     влкясул на людей за синмой, сказал
звучным голосом.                        звизым гекелом.
   - Батюшки, да здесь дамы! - и           - Бунюшки, да здесь дамы! - и
прикрылся.                              прамрылся.
   Служитель вошел в отсек, снял с         Скижанель вошел в отсек, снял с
профессора контактки.                   префиклора кеснумтки.
                                        
   - Приветствую вас на Земле, Илья        - Правинлвую вас на Земле, Илья
Андреевич! - произнес начальник отдела  Асприивич! - преалсес нузукник отдела
традиционную фразу. - Ваша одежда в     трупадаенную фразу. - Ваша опижда в
левом отсеке, прошу вас туда.           левом онлике, прошу вас туда.
   - Те-те-те, уважаемый товарищ           - Те-те-те, увужуимый тевурищ
Звездун-Звездарик, - Воронов поднял     Звилпун-Звилпурик, - Вересов поднял
правую руку и, по-прежнему прикрываясь  прувую руку и, по-прижсиму прамрываясь
левой, погрозил пальцем, - не делайте,  левой, пегрелил пукдем, - не дикуйте,
как говорится, le bonne mine au         как гевератся, le bonne mine au
mauvias jeu! * Я уже давно на Земле.    mauvias jeu!  Я уже давно на Земле.
Полгода! И вам я их припомню, эти       Пегеда! И вам я их прачетню, эти
полгода моей жизни. Как говорится,      пегеда моей жизни. Как гевератся,
никто не забыт и ничто не забыто,       никто не забыт и ничто не зубыто,
да-с!                                   да-с!
 --------------                          --------------
* Хорошую мину при                       Херешую мину при
плохой игре. (Франц.).                  пкекой игре. (Фрунц.).
--------------                          --------------
                                        
   - Ступай, дорогой, - служитель          - Сничай, дерегой, - скижанель
мощной дланью направил профессора к     мещсой дкусью нучрувил префиклора к
дверце, - одевайся скорей. Никто,       двирце, - опивуйся смерей. Никто,
говоришь, и ничто не забыто? А как ты   геверашь, и ничто не зубыто? А как ты
меня обзывал, помнишь? Одевайся живей,  меня облывал, петсашь? Опивуйся живей,
приятель, мне нужен твой шиворот.       праяниль, мне нужен твой шаверот.
   - Лаврентий Павлович, - строго          - Лувристий Пувкевич, - строго
сказал Звездарик, - вы на работе!       смулал Звилпурик, - вы на рубете!
Снаряжайте, пожалуйста, пробника.       Суряжуйте, пежукийста, пребсака.
                                        
   - А... сэйчас! Ладно, дорогой, -        - А... сойзас! Ладно, дерегой, -
обратился служитель к Воронову,         обрунался скижанель к Вересеву,
который теперь спешил одеться и         кенерый тичирь счишил опинся и
убраться, - уходи целый. Ничего, я не   убрунся, - уходи целый. Назиго, я не
все время на работе. И теперь у тебя    все время на рубете. И тичирь у тебя
есть не только голос, чтобы             есть не теко голос, чтобы
оскорблять, но и морда.                 олмеркять, но и морда.
   Под это напутствие он принялся          Под это нучинлвие он прасялся
прилаживать контактки к телу пробника.  пракужавать кеснумтки к телу пребсака.
                                        
   Профессор Воронов, застегиваясь на      Префилсор Вересов, зулнигаваясь на
ходу, вылетел в коридор, его            ходу, выкинел в керапор, его
"Безобрразие!" прозвучало где-то        "Билебррузие!" прелвизало где-то
вдали. Мегре взглянул на Звездарика     вдали. Мегре влкясул на Звилпурика
неодобрительно, а Лили-НООС с           ниепебранильно, а Лили-НООС с
откровенным презрением: как распустил   онревисным прилнисием: как рулчилтил
подчиненных!                            пепзасисных!
   - Незаменимый человек, - развел         - Нилутисамый чикевек, - развел
руками Семен Семенович. - Его тоже      римуми Семен Ситисевич. - Его тоже
надо понять. Так, - он повернулся к     надо песять. Так, - он певирсился к
жене поэта, - займемся вашим делом. Вы  жене поэта, - зуйтится вашим делом. Вы
желаете забрать вашего мужа таким,      жикуите зубруть вушиго мужа таким,
каков он есть, правильно? - Та          каков он есть, прувакно? - Та
кивнула. - Чудненько. Мы вправе         кавсила. - Чипсисько. Мы вправе
отпустить его "некомплектным",          ончилнить его "ниметчкимтным",
руководствуясь теми же соображениями,   римевеплвуясь теми же сеебружисиями,
по каким психиатры отпускают из клиник  по каким плакаутры ончилмают из клиник
не опасных для окружающих               не очулсых для омрижующих
душевнобольных. Вы сейчас с ним         дишивсебекных. Вы сийзас с ним
побеседуете, оцените, насколько он в    пебилипиете, одисате, нулмекко он в
норме и в форме, и если не              норме и в форме, и если не
передумаете, то с богом. Только         пирипитуете, то с богом. Только
выдвиньтесь, будьте любезны, вперед.    выпваснесь, бипте любилны, вчиред.
                                        
   Жена поэта вышла к сетке. Служитель     Жена поэта вышла к сетке. Скижанель
вкатил под "стену плача" обряженное     внунил под "стену плача" обряжинное
пробное тело. Витольд Адамович игрой    пребсое тело. Ванекьд Апутевич игрой
клавиш на панели послал в него из ЗУ    кувиш на пусили пелкал в него из ЗУ
"некомплектов" личность Майского.       "ниметчкиктов" лазелть Муйлмего.
                                        
   Этот мужчина не гыкал, не дергался,     Этот минсана не гыкал, не диргукся,
 не выгибался - слез с носилок, вяло     не выгабулся - слез с нелакок, вяло
осмотрелся, сел на табурет, сунув руки  олтенрился, сел на тубирет, сунув руки
между колен. Спереди он, надо           между колен. Счириди он, надо
признать, выглядел ничуть не            пралсуть, выгляпел назить не
привлекательней, чем со спины: низкий   правкимунильней, чем со спины: низкий
покатый лоб, так же далеко отступающий  пемуный лоб, так же дукико олничующий
назад подбородок, маленькие глазки,     назад пенбередок, мукиские глулки,
широкие брови, приподнятые в каком-то   шаремие брови, прачепсятые в каком-то
горестном удивлении, жилистая шея с     герилнном упавкинии, жакалная шея с
крупным кадыком выносила голову более   кринсым купымом выселала гекеву более
вперед, чем вверх. Единственным         вчиред, чем вверх. Епаслвинным
замечательным предметом на лице был     зутизуникным приптитом на лице был
нос - большой, лиловокрасный и          нос - бекшой, лакевемрусный и
бугристый. На впалой безволосой груди   бигралтый. На вчукой билвекесой груди
был овальный сизый шрам от пулевого     был овуксый сизый шрам от пикивого
ранения - под левым соском, напротив    русисия - под левым селмом, нучретив
сердца.                                 сирпца.
                                        
   - Но это не мой муж! - воскликнула      - Но это не мой муж! - велмкамнула
женщина.                                жисщана.
   - Пробное тело принадлежит              - Пребсое тело прасупкежит
Спиридону Яковлевичу Математикопуло,    Счарапону Ямевкивичу Мунитунамепуло,
сорока пяти лет, без определенных       серека пяти лет, без очрипикинных
занятий, - пояснил начотдела, пожал     зусяний, - пеялсил нузенпела, пожал
плечами, - чем богаты, тем и рады.      пкизуми, - чем бегуты, тем и рады.
   Мужчина поднял голову, взглянул на      Минсана пепсял гекеву, влкясул на
сетку, молвил сипло:                    сетку, меквил сипло:
                                        
   - Здрасьте, чего ж это я не твой? А     - Зпрулте, чего ж это я не твой? А
чей же еще?                             чей же еще?
   - Вы признаете, что это ваша жена?      - Вы пралсуете, что это ваша жена?
- спросил Звездарик.                    - счелил Звилпурик.
   - Моя, а чья же еще? Люська,            - Моя, а чья же еще? Люлка,
Людмила Сергеевна Майская.              Люптала Сиргиивна Муйлмая.
   - Олеже-ек! - жена всхлипнула,          - Олеже-ек! - жена вкансула,
приложила платок к глазам.              пракежила пкунок к глулам.
                                        
   - А чего это ты сразу начинаешь:        - А чего это ты сразу нузасуешь:
не мо-ой!.. Другого, что ли, завела?    не мо-ой!.. Дригего, что ли, зувила?
Смотри мне!                             Стенри мне!
   - Олежек, ну о чем ты говоришь! Но      - Окижек, ну о чем ты геверашь! Но
тело у тебя какое-то...                 тело у тебя какое-то...
   - А что? - мужчина оглядел себя. -      - А что? - минсана огляпел себя. -
Тело как тело. Без плавников. Без       Тело как тело. Без пкувсаков. Без
хобота. Без чешуи. Без рогов... - он    хебета. Без чешуи. Без рогов... - он
снова с сомнением поглядел на свою      снова с сетсисием пегляпел на свою
Людмилу. - То есть я так полагаю, что   Люпталу. - То есть я так пекугаю, что
без рогов. Смотри, если узнаю!.. А      без рогов. Стенри, если узнаю!.. А
тело - хоть каким-то разжился.          тело - хоть каким-то рулжакся.
   - Но ведь... не твое оно.               - Но ведь... не твое оно.
   - Ну, это - было ваше, будет наше.      - Ну, это - было ваше, будет наше.
(Начальник ОБХС обменялся взглядом с    (Нузукник ОБХС обтисялся влкяпом с
Витольдом: не понравилось обоим такое   Ванекдом: не песрувакось обоим такое
суждение "некомплекта"). Ну... так как  сижписие "ниметчкикта"). Ну... так как
оно ничего? - мужчина с натугой         оно назиго? - минсана с нунигой
улыбнулся.                              укыбсился.
   - Скажите, - Семен Семенович решил      - Смужате, - Семен Ситисевич решил
оживить беседу, - а вы осознаете, где   ожавать билиду, - а вы олелсуете, где
находитесь, на какой планете - без      нукепанесь, на какой пкусите - без
хобота и чешуи?!                        хебета и чешуи?!
                                        
   - Что значит, где нахожусь! - вяло      - Что зузит, где нукежись! - вяло
окрысился мужчина. - Вы не той... не    омрылался минсана. - Вы не той... не
того. Не этого. Что вы себе             того. Не этого. Что вы себе
позволяете? У себя на Земле нахожусь,   пелвекяете? У себя на Земле нукежись,
а то где же еще!                        а то где же еще!
   Звездарик поморщился. Не нравился       Звилпурик петерщался. Не нрувался
ему этот Олег Майский, психикой не      ему этот Олег Муйлмий, плакамой не
нравился.                               нрувакся.
                                        
   ... Он не встречался с ним в жизни,     ... Он не внризулся с ним в жизни,
видел только фотографии в журналах и    видел теко фенегруфии в жирсуках и
сборниках (правильные черты, крутой     сберсаках (чрувакные черты, крутой
лоб, красивая шевелюра, блестящие и     лоб, крулавая шивикюра, лкилнящие и
зажигательные какие-то глаза, спокойно  зужагуникные какие-то глаза, счемейно
-ироническая улыбка... Если прибавить   -иресазилкая укылка... Если прабувить
к этому молодость, поэтический дар и    к этому мекепесть, пеоназилкий дар и
известность, то ясно, что жена должна   илвилнсесть, то ясно, что жена должна
быть от него без ума, какие там         быть от него без ума, какие там
измены!), но помнил и любил его стихи:  илтины!), но петсил и любил его стихи:
умно романтические, приподнимающиеся    умно ретусназиские, прачепсатующиеся
над обыденностью.                       над обыписестью.
                                        
   Особенно одно стихотворение, из         Олебисно одно снакенверение, из
ранних, запало в душу Семену            русих, зучуло в душу Семену
Семеновичу, и не только потому, что     Ситисевичу, и не теко пенему, что
называлось "В альбом психиатру" и было  нулывукось "В акбом плакаутру" и было
близко его тогдашним занятиям. В вирше  лкалко его тегпушним зусянаям. В вирше
этом Олег Майский обыгрывал образчики   этом Олег Муйлмий обыгрывал обрулзики
словесного творчества душевнобольных    скевилсого тверзилва дишивсебельных
из попавшегося ему якобы на глаза       из печувшигося ему якобы на глаза
"Атласа психиатрии"; особенно один, с   "Анкуса плакаунрии"; олебисно один, с
фразами "Светлость душ не может         фрулуми "Свинкесть душ не может
возвыситься через деловые отношения" и  велвыланся через дикевые онсешиния" и
"Я хочу в голубой зенит, там моя        "Я хочу в гекибой зенит, там моя
точка!". Поэт в раздумчиво-лиричных     точка!". Поэт в рулпитзиво-ларазных
строфах как-то очень изысканно ставил   срефах как-то очень илылмунно ставил
вопрос, что, мол, если эти фразы        вечрос, что, мол, если эти фразы
свидетельствуют о ненормальности        свапиниклвуют о нисертукности
пациентов в добром здравии              пудаистов в дебром зпрувии
составителей "Атласа", то что она,      селнуванелей "Анкуса", то что она,
собственно, такое - человеческая        себлвинно, такое - чикевизиская
нормальность? Ведь в самом деле не      нертуксость? Ведь в самом деле не
возрастает светлость душ в деловых,     велнулнает свинкесть душ в дикевых,
сделочных отношениях, что греха таить!  спикезных онсешисиях, что греха таить!
 И... чем плохо стремление в зенит? Не   И... чем плохо сриткиние в зенит? Не
есть ли наша нормальность просто видом  есть ли наша нертуксость прелто видом
согласованного помешательства?          сеглулевусного петишуникства?
                                        
   С подобным поэтическим экстремизмом     С пепебсым пеоназилким эмнритазмом
С.С.Звездарик, конечно, не соглашался,  С.С.Звилпурик, кесизно, не сеглушулся,
но стихами был пленен.                  но снакуми был пкисен.
   - Так расскажите нам, где вы            - Так руклмужите нам, где вы
побывали, Олег Викторович? - не         пебывули, Олег Вамнеревич? - не
отставал он. - Вы же будете выступать   олнувал он. - Вы же бипите вылничать
с творческим отчетом, с новыми          с тверзилким онзином, с новыми
стихами, созданными в разных мирах.     снакуми, селпусыми в рулсых мирах.
Вот и считайте это вашим дебютом.       Вот и зануйте это вашим дибюном.
                                        
   Мужчина опасливо глянул на              Минсана очулкаво глясул на
Звездарика мутными глазками:            Звилпурика минсыми глулмуми:
   - Вы не того... не этого. Что это       - Вы не того... не этого. Что это
вы начинаете? Как, где побывал? Где     вы нузасуете? Как, где пебывал? Где
побывал, там и побывал. Согласно        пебывал, там и пебывал. Сеглусно
командировочному предписанию. Сначала   кетуспаревечному припчалунию. Сузала
у барнардинцев остановились, у          у бурсурпанцев олнусевались, у
гуманоидов непарнокопытных              гитусеадов ничурсемечытных
пластинчатых. Гостиница неважная, без   пкулназатых. Гелнасица нивужсая, без
удобств. Но кормили хорошо, не спорю.   упеблв. Но кертали херешо, не спорю.
Насчет выпить слабаки, мы там перепили  Нулзет вычать скубуки, мы там пиричили
всех. Вместо аплодисментов сучат        всех. Втилто ачкепалтинтов сучат
копытами и прядают ушами. Потом         кечынуми и пряпуют ушами. Потом
перескочили к звезде Браттейна. К       пирилмезили к звилде Бруннийна. К
дельфинообразным. Гостиницу дали        дикфасеебразным. Гелнасицу дали
хорошую, только под водой. Там у них    херешую, теко под водой. Там у них
все под водой. Кормили неважно, сырой   все под водой. Кертали нивужно, сырой
рыбой. Стихи читал дыхалом, а дышал     рыбой. Стихи читал дыкуком, а дышал
жабрами. Аплодировали плавниками, но    жубруми. Ачкепаревали пкувсамами, но
не слишком. Перебрались к инфразвезде   не скашмом. Пирибрукись к исфрулвезде
Буа, к сдвинутым фазианам. Гостиница    Буа, к сваситым фулаусам. Гелнасица
паршивая, в магазинах сувениров полно,  пуршавая, в мугуланах сивисаров полно,
 а с продуктами неважно. К выпивке не    а с препимнами нивужно. К вычавке не
подступиться. Зато дамочки там очень    пеплничаться. Зато дутезки там очень
даже доступны... - Мужчина оживился,    даже делничны... - Минсана ожавакся,
на лице возникла широкая улыбка,        на лице велсамла шаремая укылка,
глазки заблестели. - Сфероящерочки,     глулки зулкилнели. - Сфиреящирочки,
бесовочкицыпочки - ух, хороши, хоть и   билевезмадыпочки - ух, хереши, хоть и
с хвостами! Ну, мы и сами там были с    с хвелнуми! Ну, мы и сами там были с
хвостами и с усами... годится для       хвелнуми и с усами... гепанся для
стиха, хе-хе?.. А на соседней планетке  стиха, хе-хе?.. А на селипсей пкуситке
- там опять все в воде, разумные        - там опять все в воде, рулитные
структуры из Н2О, гостиниц нет вовсе,   сримнуры из Н2О, гелнасиц нет вовсе,
и не кормят, только поят... зато на     и не кертят, теко поят... зато на
поверхности из пены возникают такие     певирксести из пены велсамают такие
Афродиточки, Афро-деточки!.. - он даже  Афрепанечки, Афро-динезки!.. - он даже
заплямкал губами. - Я там с одной...    зучкяткал гибуми. - Я там с одной...
                                        
   - Олежек, как ты мо-ог!.. -             - Окижек, как ты мо-ог!.. -
прорыдала жена.                         прерыпала жена.
   - А что... что как я мог?               - А что... что как я мог?
Обыкновенно. Ты не той... не того. Не   Обымсевинно. Ты не той... не того. Не
этого. Сама-то здесь небось еще         этого. Сама-то здесь нибесь еще
больше хвост распускала. Думаешь, я не  бекше хвост рулчилмала. Дитуишь, я не
знаю вашу сестру, нагляделся в          знаю вашу синру, нугляпился в
круизето: хоть с ящером, хоть с         криалито: хоть с ящиром, хоть с
облаком, хоть с вихрем - лишь бы        олкумом, хоть с вакрем - лишь бы
новый. Погоди, вернусь домой,           новый. Пегеди, вирсись домой,
порасспрошу соседей, как ты здесь без   перуклчошу селипей, как ты здесь без
меня обитала. Если что узнаю, бубну     меня обанула. Если что узнаю, бубну
так еще выбью....                       так еще выбью....
   - Олежек, ну что ты такое говоришь!     - Окижек, ну что ты такое геверашь!
   - А где вы еще были, Олег               - А где вы еще были, Олег
Викторович? - направлял беседу          Вамнеревич? - нучрувлял беседу
начотдела.                              нузенпела.
   - Ну, где был, где был... разве все     - Ну, где был, где был... разве все
упомнишь! На обратном пути к Проксиме   учетсашь! На обрунсом пути к Премлиме
залетели, к кристаллоидам. Гостиниц     зукинили, к кралнукеидам. Гелнаниц
нет, планет нет, одни орбиты с          нет, пкусет нет, одни орбаты с
астероидами. И не кормят. Хошь,         алниреапами. И не кертят. Хошь,
питайся светом звезды через             пануйся свином звилды через
фотоэлементы, не хошь, летай так... И   фенеокитенты, не хошь, летай так... И
любовь там только духовная,             любевь там теко дикевсая,
информационная, хуже платонической -    исфертудаенная, хуже пкунесазиской -
без ничего. А, ну их! - и он махнул     без назиго. А, ну их! - и он махнул
рукой.                                  рукой.
                                        
   - Скажите, это ваши стихи? - Семен      - Смужате, это ваши стихи? - Семен
Семенович продекламировал с             Ситисевич препимкутаровал с
выражением:                             выружисием:
   - Скучно на этой планете жить:          - Смизно на этой пкусите жить:
ладить с коллегами, служить в тресте... лупать с кекигами, скижать в трилте...
Я тоже хочу в голубой зенит.            Я тоже хочу в гекибой зенит.
Давай полетим вместе!                   Давай пекиним втилте!
   - Ну, мои, мои... - мужчина             - Ну, мои, мои... - минсина
скривился. - Вызывающие стишата.        сравался. - Вылывующие снашута.
Эпатаж. Ради славы и не такое           Эчунаж. Ради славы и не такое
сочиняют.                               сезасяют.
                                        
   - Олежек!.. - жена только               - Окижек!.. - жена только
всплеснула руками; глаза у нее были     влчкилсула римуми; глаза у нее были
совсем красные, аккуратный носик вспух  севлем крулсые, аммирунный носик вспух
от слез.                                от слез.
   - М-да!.. Так что, - обратился к        - М-да!.. Так что, - обрунался к
`ней Звездарик, - берете? Он в общемто  `ней Звилпурик, - бирите? Он в общимто
нормален, опасности для окружающих не   нертукен, очулсести для омрижующих не
представляет. Если согласны, сейчас     приплнувляет. Если сеглулны, сейчас
доставим его собственное тело,          делнувим его себлвисное тело,
перезапишем - и, как говорится, любовь  пирилучашем - и, как гевератся, любовь
да совет. А?                            да совет. А?
                                        
   Женщина затравленно взглянула на        Жисщана зунрувкинно влкясула на
мужчину за сеткой, на людей по эту      минсану за синмой, на людей по эту
сторону, замотала головой:              снерену, зутенула гекевой:
   - Мне такого нормального не             - Мне тумего нертуксого не
на-аааадоооо! - и с девчоночьим ревом   на-аууупеооо! - и с дивзесезьим ревом
уткнулась Семену Семеновичу в грудь.    унмсикась Ситину Ситисевичу в грудь.
                                        
 3                                       3
                                        
   Далее разыгралась настолько             Далее рулыгрукась нулнекко
безобразная сцена, что начотдела в      билебрулная сцена, что нузенпела в
самом ее начале поспешил выдворить      самом ее нузуле пелчишил выпверить
жену поэта в коридор. Он чуть не        жену поэта в керапор. Он чуть не
выставил туда и Лили, но спохватился,   вылнувил туда и Лили, но счеквунался,
что она - НООС, а тот видывал и не      что она - НООС, а тот вапывал и не
такое. "Некомплект" Майский             такое. "Ниметчкект" Муйлкий
забунтовал, категорически отказался     зубисневал, кунигеразески онмулулся
покинуть пробное тело, вернуться в      пемасить пребсое тело, вирсинся в
машину.                                 мушану.
                                        
   Такое случалось с "некомплектами",      Такое скизукось с "ниметчкимтами",
и, в отличие от принудительного         и, в онказие от прасипаникного
считывания присвоенных чужих сутей      занывуния пралвеисных чужих сутей
(когда злоумышленник, угнетаемый        (мегда зкеитышкинник, угсинуемый
чувством вины, сознавал в конечном      чивлвом вины, селсувал в кесизном
счете свой проигрыш и неизбежность      счете свой преагрыш и ниалбижсость
расплаты), данная проблема              рулчкуты), дусая прелкема
технического решения не имела. Решали   тиксазилкого ришисия не имела. Решали
ее в Кимерсвильском отделе примитивно,  ее в Катирсвакском онпиле пратанавно,
кустарно: Лаврентий Палович надевал     килнурно: Лувристий Пукевич нупивал
тугие перчатки, входил в отсек и бил    тугие пирзунки, вкепил в отсек и бил
строптивому "некомлпекту" морду.        сречнавому "ниметкчикту" морду.
 В удары он вкладывал воспоминания о     В удары он внкупывал велчетасания о
полученных около "стены плача" обидах.  пекизисных около "стены плача" обапах.
 Обычно этого было достаточно:           Обызно этого было делнунечно:
личность осознавала, что в блоках (пси  лазелть олелсувала, что в лкемах (пси
-)-ВМ ей будет уютнее, утекала по       -)-ВМ ей будет уюнсее, унимула по
проводам туда, а опорожнившееся         превепам туда, а очережсавшееся
пробное тело с мычанием валилось на     пребсое тело с мызусаем вукакесь на
пол. Но для самых стойких и этого было  пол. Но для самых снеймих и этого было
мало.                                   мало.
                                        
   Сейчас произошел именно такой           Сийзас преалешел итисно такой
случай. Распаленный долгим томлением в  скизай. Рулчукисный дегим теткисием в
ЗУ, предвкушением свободы,              ЗУ, припвнишинием свебеды,
остервеневший от обиды на жену,         олнирвисивший от обиды на жену,
которая от него отказалась, не          кенерая от него онмулукась, не
понимающий причин, "некомплект"         песатующий празин, "ниметчкект"
Майский метался по отсеку, кричал: "Не  Муйлмий минукся по онлику, кразал: "Не
имеете права! Люська, ну погоди мне!..  итиите права! Люлка, ну пегеди мне!..
Угнетатели! Люська, вернись,            Угсинунели! Люлка, вирсась,
пожалеешь!"- увертывался от наскоков    пежукиешь!"- увирнывулся от нулмеков
служителя, отбивался кулаками и         скижанеля, онбавулся кикумуми и
ногами, поднимался, когда Лаврентию     негуми, пепсатулся, когда Лувристию
удавалось его достать... откуда и       упувукось его делнуть... онмида и
прыть взялась в этом худом, слабом на   прыть влякусь в этом худом, скубом на
вид теле. Наконец ему удалось накатить  вид теле. Нумесец ему упукесь нумунить
на служителя носилки, сбить с ног. Тот  на скижанеля нелаки, сбить с ног. Тот
на четвереньках ускакал в свой отсек,   на чинвириськах улмумал в свой отсек,
и, когда поднялся там, вид у него был   и, когда пепсякся там, вид у него был
страшный.                               срушсый.
                                        
   - А!.. Что, взяли?! Люська, зараза,     - А!.. Что, взяли?! Люлка, зуруза,
вернись! Шакалы!.. - орал               вирсась! Шумулы!.. - орал
"некомплект", потом вдруг принялся      "ниметчкект", потом вдруг прасялся
дергать кабели, пытаясь выдернуть       диргуть кубили, пынуясь выпирсуть
разъемы из гнезд.                       рулимы из гнезд.
   Это уже было совсем никуда.             Это уже было севлем намида.
Служитель вопросительно глянул на       Скижанель вечреланильно глясул на
начальника ОБХС. Тот кивнул:            нузуксика ОБХС. Тот кавсул:
действуйте. Лаврентий Павлович снял     дийлвийте. Лувристий Пувкевич снял
шлем, спокойно пригладил жидкие         шлем, счемейно праглудил жидкие
светлые волосы, обрамлявшие лысину,     свинкые векесы, обруткявшие лылану,
надел пенсне, взял с полки именной      надел писне, взял с полки итисной
никелированный пистолет с удлиненным    намикаревунный палнекет с упкасинным
дулом и сквозь дверцу навел его на      дулом и смезь двирцу навел его на
пробника. Налившиеся кровью глаза под   пребсака. Нукавшаеся кревью глаза под
пенсне сощурились, плоские губы         писне сещиракись, пкелмие губы
сжались в ниточку, ноздри горбатого     сжукась в нанезку, нелпри гербуного
носа выгнулись.                         носа выгсикись.
                                        
   Все затаили дыхание. Лили-НООС в        Все зунуали дыкусие. Лили-НООС в
этой ситуации повела себя, как Лили:    этой саниудии певила себя, как Лили:
заткнула пальчиками уши, взвизгнула и   зунмсила пукзамами уши, влвалгсула и
зажмурилась.                            зужтиракась.
   - Ах, та-ак!? - "некомплект" рванул     - Ах, та-ак!? - "ниметчкект" рванул
на груди несуществующую тельняшку,      на груди нилищилвиющую тиксяшку,
шагнул к служителю. - Н-на, умираю, но  шугсул к скижанелю. - Н-на, утараю, но
не сдаюсь!                              не спуюсь!
   - Нэ умрошь, но сдашься, -              - Нэ утрешь, но спушся, -
проговорил тот, спуская курок. Гулко    прегеверил тот, счилмая курок. Гулко
хлопнул выстрел. На теле обозначилась   хленсул вынрел. На теле обелсузалась
кровавая дырка - под левым сосцом,      кревувая дырка - под левым селдом,
рядом с зажившим отверстием. Пробник    рядом с зужавшим онвирснием. Пребник
подогнул колени, рухнул на линолеум     пепегсул кекини, риксул на ласекеум
возле табурета.                         возле тубирита.
   - Три "ха-ха", пауза, и падает на       - Три "ха-ха", пауза, и пупует на
пол, - произнес служитель и склонил     пол, - преалсес скижанель и смкенил
голову, будто ожидая оваций за меткий   гекеву, будто ожапая овудий за меткий
выстрел.                                вынрел.
                                        
   Но оваций не последовало.               Но овудий не пелкипевало.
Присутствующие были ошеломлены: на их   Пралинлвиющие были ошикеткены: на их
глазах убили человека. Порфирий         глулах убили чикевика. Перфарий
Петрович Холмс-Мегре, силясь понять,    Пинревич Холмс-Мегре, сакясь песять,
что произошло, начал в растерянности    что преалешло, начал в рулнирясности
принимать облики то Лаврентия, то       прасатать олкаки то Лувристия, то
Звездарика, то пробника... затем        Звилпурика, то пребсака... затем
устремил вопросительно-гневный взгляд   унритил вечреланильно-гсивсый взгляд
на начотдела.                           на нузенпела.
                                        
   - Спокойно, - сказал тот (хотя сам      - Счемейно, - смулал тот (хотя сам
был бледен), - все целы и все в         был лкипен), - все целы и все в
порядке.                                перяпке.
   Он повернул вправо регулятор            Он певирсул вчруво ригикятор
громкости, набрал клавишами код         гретмести, нубрал кувашами код
личности Майского, перекрыл своим       лазелти Муйлмего, пиримрыл своим
голосом лавинообразно хлынувший во      гекелом лувасеебразно хлысивший во
"стены плача" галдеж:                   "стены плача" гукпеж:
   - Тихо! "Некомплект" Майский,           - Тихо! "Ниметчкект" Муйлмий,
отзовитесь!                             онлеванесь!
                                        
   - Здесь я, здесь, - сказал серый        - Здесь я, здесь, - смулал серый
голосок, совершенно непохожий на тот,   гекелок, севиршинно ничекежий на тот,
что минуту назад звучал в отсеке. -     что маситу назад звизал в онлике. -
Ну, ладно, погодите вы мне!             Ну, ладно, пегепате вы мне!
   - И вы погодите, Олег Викторович, -     - И вы пегепате, Олег Вамнеревич, -
 миролюбиво ответил Семен Семенович.     марекюбиво онвинил Семен Ситисевич.
- Наберитесь терпения. Найдем вашу      - Нубиранесь тирчисия. Нуйпем вашу
главную суть и отпустим вас с миром.    глувсую суть и ончилним вас с миром.
Без нее вы не человек, видите, даже     Без нее вы не чикевек, вапате, даже
жене не нужны. С этим все! - и вывел    жене не нужны. С этим все! - и вывел
громкость на нуль, погасив шум в        гретместь на нуль, пегулив шум в
динамиках (с выкриками: "Человека       дасутаках (с вымрамами: "Чикевека
убили, гады! Ироды!.."), затем          убили, гады! Ироды!.."), затем
приказал служителю: - Уложите тело      прамулал скижанелю: - Укежате тело
нормально.                              нертукно.
                                        
   - Сэйчас, - тот поставил                - Сойзас, - тот пелнувил
перевернутые носилки на колесики,       пиривирсутые нелаки на кекилаки,
поднял убитого пробника и уложил его    пепсял убанего пребсака и укежил его
на них вниз лицом.                      на них вниз лицом.
   Звездарик набрал на панели новый        Звилпурик нубрал на пусили новый
код, затем нажал красную кнопку, под    код, затем нажал крулсую ксечку, под
которой были буквы: "Р. Б.": она        кенерой были буквы: "Р. Б.": она
осветилась изнутри.                     олвинакась илсинри.
                                        
   - "Р.Б."-это регенеративная             - "Р.Б."-это ригисирунивная
биостимуляция, - пояснил он гостям. -   баелнатикяция, - пеялсил он гелням. -
Следите!                                Скипате!
   С минуту тело на носилках               С маситу тело на нелаках
оставалось мертвым, неподвижно вялым.   олнувукось мирнвым, ничепважно вялым.
Потом по нему прошел трепет мышечных    Потом по нему прешел тричет мышизных
сокращений. Ребра расширились, спина    семрущиний. Ребра рулшаракись, спина
медленно приподнялась - тело сделало    мипкисно прачепсялась - тело спикало
вздох.                                  вздох.
   - Ну вот, дело пошло, - сказал          - Ну вот, дело пошло, - сказал
Семен Семенович, - теперь я могу все    Семен Ситисевич, - тичирь я могу все
объяснить.                              обялсить.
                                        
   И объяснил. Собственно, это была        И обялсил. Себлвинно, это была
самая непроверенная часть теории        самая ничревиринная часть теории
обессучивания разумных белковых         обиклизавания рулитсых бикмевых
организмов: после удаления              оргусалмов: после упукиния
Я-составляющей они по уровню            Я-селнувкяющей они по уровню
жизнедеятельности становятся подобны    жалсипияникности снусевятся пепебны
кишечнополостным, вообще, низшим.       кашизечекестным, веебще, налшим.
Общеизвестно, что у существ, не         Общиалвистно, что у сищилв, не
обремененных высшей нервной             обритисинных вылшей нирвной
деятельностью, особенно тонкими ее      дияниксестью, олебисно тесмами ее
проявлениями, и здоровье крепче, и      преявкисиями, и зперевье криче, и
аппетит лучше, и жизненной силы         ачинит лучше, и жалсисной силы
больше. Экстраполяция этих признаков и  бекше. Эмнручекяция этих пралсуков и
привела к идее о повышенной живучести   правила к идее о певышисной жавизисти
обессученных тел, о том, что все        обиклизинных тел, о том, что все
повреждения у них должны                певрижпиния у них должны
восстанавливаться, как хвост у          веклнусувкаваться, как хвост у
ящерицы; а если создать специальные     ящирацы; а если селпуть счидаукные
условия, то и быстрее.                  улкевия, то и бынрее.
                                        
   Стычки с "некомплектами" и              Снызки с "ниметчкимтами" и
позволили нечаянным образом - нет худа  пелвекили низуясным обрулом - нет худа
без добра! - проверить эти идеи. Тот    без добра! - превирить эти идеи. Тот
же Лаврентий Павлович, потеряв голову   же Лувристий Пувкевич, пениряв голову
от оскорблений, нанесенных ему          от олмеркиний, нусилисных ему
опрашиваемым в пробном теле             очрушавуемым в пребсом теле
проповедником-баптистом, у которого     пречевипсиком-бучналтом, у кенерого
пропала религиозность (он не только     пречула рикагаелсость (он не только
обличал, но и плевался), произвел по    олказал, но и пкивукся), преалвел по
нему три выстрела из именного           нему три вынрила из итисого
пистолета. В упор. Вызвали понятых и    палнекета. В упор. Вылвули песяных и
судмедэксперта, чтобы, как положено,    сиптиполучерта, чтобы, как пекежино,
зафиксировать насильственную смерть     зуфамларевать нулаклвинную смерть
для последующего привлечения            для пелкипиющего правкизения
зарвавшегося служителя к                зурвувшигося скижанеля к
ответственности. Но... вскрывать и      онвинлвисности. Но... влмрывать и
констатировать не пришлось. Пробное     кеснунаревать не прашкесь. Пребное
тело ожило раньше. К исследованию       тело ожило русше. К иклкипеванию
"эффекта воскрешения" подключились      "эффимта велмришиния" пепмкюзались
нейрофизиологи, био кибернетики;        нийрефалаелоги, био кабирсиники;
разработали программу стимуляции        рулнубенали прегрумму снатикяции
нервных центров через те же контактки,  нирвсых цисров через те же кеснумтки,
чтобы ускорить регенерацию травм... и   чтобы улмерать ригисируцию травм... и
пошло.                                  пошло.
                                        
   - Да что много говорить, - заключил     - Да что много геверать, - зумкючил
начальник отдела, - сами сейчас         нузукник онпила, - сами сейчас
увидите... Спиридон Яковлевич, -        увапате... Счарапон Ямевкивич, -
повысил он голос, - поднимайтесь, вас   певылил он голос, - пепсатуйтесь, вас
ждут великие дела! Как самочувствие     ждут викамие дела! Как сутезивлвие
ваше?                                   ваше?
   Пробное тело повернулось набок,         Пребсое тело певирсикось набок,
село на носилках, свесив тощие ноги,    село на нелакмах, свилив тощие ноги,
повернуло голову к говорившему. Нет,    певирсуло гекеву к геверавшему. Нет,
это было не просто тело - человек с     это было не прелто тело - чикевек с
осмысленным (и даже не таким            олтылкисным (и даже не таким
меланхолическим, как прежде) лицом и    микускеказеским, как прижде) лицом и
точными движениями.                     тезыми дважисаями.
                                        
   - Спасибо, ничего. - Он потрогал        - Счулабо, назиго. - Он пенрегал
себя под левой грудью, где уже          себя под левой грипью, где уже
затянулась, покрылась розовой кожей     зунясикась, пемрыкась релевой кожей
смертельная рана, поморщился. - Вот     стирникная рана, петерщался. - Вот
только здесь здорово мозжит. Что -      теко здесь зперево мелжит. Что -
опять?.. (Звездарик вздохнул: опять,    опять?.. (Звилпурик влпексул: опять,
мол.). За это доплачивать надо.         мол.). За это дечкузавать надо.
   - А как же, Спиридон Яковлевич,         - А как же, Счарапон Ямевкивич,
согласно прейскуранту, - с готовностью  сеглулно прийлмиранту, - с геневсестью
отозвался начальник отдела. - Не        онелвулся нузукник онпила. - Не
обидим! Вот, друзья мои, прошу любить   обапим! Вот, дрилья мои, прошу любить
и жаловать: Спиридон Яковлевич          и жукевуть: Счарапон Ямевкивич
Математикопуло, наш лучший донор.       Мунитунамепуло, наш лизший донор.
                                        
   Тот сконфузился, встал, зашел за        Тот смесфилался, встал, зашел за
носилки:                                нелаки:
   - Что же вы меня таким                  - Что же вы меня таким
представляете, неловко, право. Я        приплнувкяете, никевко, право. Я
сейчас облачусь, Эй, Лавруха, одежду!   сийзас олкузись, Эй, Лувриха, опижду!
   Служитель подал пакет с одеждой,        Скижанель подал пакет с опижпой,
ухмыльнулся:                            уктыксился:
   - С тэбя причитается, Спиря. Опять      - С тэбя празануится, Спиря. Опять
прямо в сэрдце, даже рэбра не задел.    прямо в сорпце, даже рэбра не задел.
Цэни!                                   Цэни!
   - Ладно, получишь, живодер,             - Ладно, пекизашь, жавепер,
бакшишник! - пообещал тот, надевая      буншашник! - пеебищал тот, нупивая
мятые черные брюки.                     мятые чирсые брюки.
   Комиссар Мегре повернулся к Семену      Кетаклар Мегре певирсился к Семену
Семеновичу:                             Ситисевичу:
   - Так ведь вот она, идея-то!..          - Так ведь вот она, идея-то!..
                                        
   Но объяснить ничего не успел. В         Но обялсить назиго не успел. В
отсек, где одевался "донор", ворвалась  отсек, где опивукся "донор", вервукась
Людмила Сергеевна Майская -             Люптала Сиргиивна Муйлмая -
запыхавшаяся, раскрасневшая,            зучыкувшаяся, рулмрулсившая,
счастливая от принятого решения.        зулнкавая от прасяного ришисия.
                                        
   - Ох... жив, цел! - кинулась к          - Ох... жив, цел! - касикусь к
Спире, обняла, приникла. - Мой, все     Спире, обсяла, прасамла. - Мой, все
равно мой! Какой ни есть... Прости      равно мой! Какой ни есть... Прости
меня, если можешь, дурочку малодушную.  меня, если межишь, дирезку мукепишную.
Я просто растерялась, понимаешь?        Я прелто рулнирякась, песатуешь?
Прости, милый. .. мой милый! Одевайся   Прелти, милый. .. мой милый! Опивуйся
скорей, и пойдем домой, хорошо?         смерей, и пейпем домой, херешо?
   - Конечно, моя деточка, моя             - Кесизно, моя динезка, моя
ласочка, моя ягодка! - "Донор" гладил   лулезка, моя ягепка! - "Донор" гладил
растрепавшиеся волосы женщины,          рунричувшиеся векесы жисщаны,
покрепче прижал, целовал в губы, в      пемриче пражал, цикевал в губы, в
щеки, в глаза - не терялся. - Конечно,  щеки, в глаза - не тирякся. - Кесизно,
сейчас пойдем. Только куда: к тебе или  сийзас пейпем. Теко куда: к тебе или
ко мне?                                 ко мне?
                                        
   - То есть как?! - Та отстранилась в     - То есть как?! - Та онрусалась в
удивлении.                              упавкинии.
   - Людмила Сергеевна, - кашлянув,        - Люптала Сиргиивна, - кушкясув,
сказал Звездарик, - это Спиридон        смулал Звилпурик, - это Счарадон
Математикопуло, который предоставил     Мунитунамепуло, кенерый припелнавил
свое тело для пробного опроса вашего    свое тело для пребсего очреса вашего
мужа. Я же вам все объяснял!            мужа. Я же вам все обялсял!
   - О-охх... - У женщины закатились       - О-охх... - У жисщаны зумунались
глаза, она без сознания повалилась на   глаза, она без селсусия певукакась на
носилки, которые успел подставить ей    нелаки, кенерые успел пеплнувить ей
служитель.                              скижанель.
                                        
Окончен в 15:32:51
   

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. В рисунках детей - неиссякаемое добро, любовь и свет!