Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Новое Оружие Двуязычные: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 1 ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 2 АЛГОРИТМ УСПЕХА ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИСПЫТАНИЕ ЛУНА Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей. Часть 1 Похитители Сутей. Часть 2 Перепутанный ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники. Повесть Без окончаний: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Алгоритм успеха ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей Перепутанный Призрак времени ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью

Похитители Сутей

   Без Окнч для >  7 -значн слов
Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 15:19:24

Влади Савченко ПОХИТИТ СУТЕЙ повесть ... И долго еще определ мне чудной властью идти рука об руку с моими стран героями, озирать всю громаднонес жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незри, неведо ему слезы! Н.Гоголь "Мертвые души"

ГЛАВА ПЕРВАЯ ПАССА СЕДЬМ КЛАССА Число "13" несчастл. Поэтому, если вам дали тринадц каюту на теплох или тринадц место в вагоне, ведите себя так, чтобы о вас -потом все вспомин с содрога. К. Прутков-инженер. "Советы турис" 1 Тело №176, тело мужчины массивн сложе, выкат из ряда лежащих в анабиотич оцепене (ниц на самокат столи с отверст для рта и ноздрей) в подвале-холодиль Обменн фонда. Столик прослед через ВЧ-туннель, где электромагн волны незримо промассир и нагрели до нормаль темпера каждую жилку и клетку тела; когда же мышцы, оживая, начали медле, но мощно сокраща, то служит на выходе ловко закре руки, ноги, поясн и шею кожан захват. Затем столик был вкачен в лифт и возне из подземе на самый верхний ярус Кимерсвиль пси--вокзала - туда, где производи трансля, а также прием и оформле пассажи двух высших классов, шестого и седьм. Служит приемн отсека VII класса - немоло, в светлом комбине, преисполн созна своего веса ничуть не меньше, чем швейцар дорог отеля, - приня за дело не спеша: в седьмом классе пассаж редки. Он устано столик вдоль стены под рефлекто, затем наложил на тело две нашле из воскообра, сплошь пронизан разноцвет прово матери; каждый провод оканчив у тела едва замет игольча высту- электро. Это были контакт устройс, в простор контак; одна, с крестов ответвлен, легла на спину вдоль позвоноч; другую, похожую на мягкий шлем с ячеист просвет, служит нахлобу на голову мужчины. Подров, обжал, в ячейки выпус пряди волос; затем воткнул ощетине серебрис контакт колодки на другом конце жгута прово в щелевые разъемы в стене. Возле засвети созвез зеленых искорок, повто рисунок контак в нашлеп: знаки, что каждый элект надежно касается соответству нервн оконча в коже спины и головы. Тем време из плоск зева пневмоп на полку под ним упали соедине в верен лентой четыре пси--кассеты: белого цвета - Интелл, розовая - Харак, голубая - Память и зеленая - Здоро. Служит, взгля на них, уважите поцокал языком: свето-индикат во всех кассе полых ярко-голубым сиянием, призн чистоты и большой силы пси--зарядов. Сейчас эти коробо, чуть больше кассет портатив магнито, и заключ в себе лично прибывш из космиче далей пассаж: общие для всех разум существ Вселен сути их натур. Их надлеж ввести в земное тело. Само тело № 176 мало интересо служит: оно могло принадл землян, отправивш в пси--круиз и сдавш тело напро (галактич круизы стоят дорого), или обменн с этим пси--турис; могло и вовсе быть ничьим, остат от погибш. Но пасса вызывал любопыт: по VII классу путешест знаменит, деятели, тузы... а этот к тому еще был весь голубой. Поэтому, устано кассеты в гнезда и нажав на пульте четыре клавиши вдоль надписи "Пси-интегриро" (эту опера обслужива персонал посвой имено всучива), после чего в работу вступ автомат, служит углуби в изуче Докумен. На первой стран пси--паспо, где давал общегалакти сведе, было сказано крайне мало. В графе "Место постоян обита" указано коротко: "Ядро", то есть имелось в виду все ядро нашей Галакт, обильная звезд область размер в сотни парсе; в графе "Самоназв" стоял мудре индекс "ГУ-5 (пси-)Н 7012", а в графе "Пол" и вовсе напеча телетай шрифтом: "По своему усмотре". Редкий случай, подумал служит. Самыми информати пока были индексы "(пси-)Н"- психич нерассеиваю. Сути землян, а равно и других жителей Солнеч, помечали индекс "(пси-)Р" - они психиче рассеива, не могли сохран себя при трансля на межзвез расстоя в виде волно электромаг "пакетов", сникали и исчез, не долетев. Поэтому кассеты с их сутями просто грузили в звездол и гиперзвезд, доставл куда надо, там воплощ в местные тела. "Пакет" же земляне обменива с инопланет только в преде Солнеч. А этот, можно сказать, своим ходом добра из Ядра в наше захолус. В кассеты ею запис только здесь, приняв антенн, - чтоб в тело ввести по высшему классу. М-да!.. Следую листки пси--паспо имели фотогра и записи об иных воплоще сущес ГУ-5 (пси-)Н 7012. Чего здесь только не было, кем только не оказыва оно в разных мирах! Гуман непарнокоп пластин УаУах-Эва со второй планеты быстролет звезды Барна... Берес живород мигриру, образ расы разум расте на планете у Антар... Сернокисл двоякодыш Вжик-Вжик XVII (на снимке - дельфинопод сущес опирае хвостом о туман поверхн моря) со сплошь покры кислот океаном невиди у нас карлико звезды в Плеядах... Астро кристаллич № 11250 класса "твердь- космос" (блест эллипс враще с усиками антенн впереди, лопаст фотобат по бокам и чашей фотонн отражат сзади), не нуждающ в плане житель трехзвез системы Сириус-А, В, С... Листая паспорт, служит еще раз осознал, как редки во Вселен человекопод: верблю харя непарнокопы пластинча барнард казал почти родной. Земная стран паспо была чиста. Другим докумен был вкладыш огранич: в нем оговари срок пребыва в земном теле, а также различ, по желанию первичн владел, запреты и рекоменд (не полнеть, не загор, соблюд определе диету, бегать трусцой...). Но на данном вклад тем же телетай шрифтом было напечат категорич "Без огранич". Нет, это не обмен, не турист, сообра служит, вписы в графе "Пол" на земной стран слово "мужской" (какое там "по усмотре" - все в наличии). Серьез дядя - всюду побывал, и тело ему отдае вроде как насов, и вон откуда прибыл. ГУ-5. Гэ-У-пять... уже не пятое ли Галактиче управле?! Все они находя в Ядре. Наше Гэ-У-один - транспор... а пятое чем занимае? Служит был не весьма сведущ в структ своего учрежде, но решил быть настор - а вдруг начальс! 2 Свече древови индикат в кассе быстро слабело и сполз по спектру от голуб до зелен, затем до желтого, красн, рубинов... и сошло на нет. От столика донесся протяж вздох, будто человек пробужд от глубок сна, шевеле. Служит подошел, снял контак, освобо тело от ремней и помог пассаж поднят. - Земля, третья планета нашей Солнеч системы, рада приветств вас! - произ от с заучен улыбкой. Пасса стоял, расста ноги, осматрив взгля осмысле, но чуть сонным. Вместо ответа он протя служит левую руку, на которой болта пластик бирка с номером 176 - Ах, прост! - тот отвязал бирку, с полупокл указал на дверцу кабины. - Пожалу сюда, там ваша одежда. Если понадоб помошь, нажмите кнопо. Как оденет, я вас запечат для паспо, хе-хе... пажалте! Пасса прослед в кабину. Служит укатил пустой столик к лифту, отпра его вниз, верну к себе. Выждав достато время, он с фотоаппар, мгнове выбрасыва снимок, вошел к пассаж. (В классах пониже в паспорт лепили фотогра прямо с анабиотиче тела, но в "люксо" учитыв, что после всучива-оживания и во внешно отражае новая натура - какими-то напряжен лицевых мышц, новыми складк у рта или около глаз...) Тот уже облачи в темно-коричн с искрой костюм, безразм облегав тело, - такие были в моде. Но когда он оберну, служит обмер: лица у пассаж не было! Служит не запомнил лица у тела № 176 - но ведь было же какое-то... а теперь нет ничего: нечто гладкое, розовое, каплеви - с шевелю поверху. В нижней части капли обозначи отверс, бесцвет голос произ: - Я еще не готов, погод. Многое повидал служит за время работы в высших классах Кимерсвиль пси--вокзала, но такое - впервые: пасса перед зеркалом возда и приме себе различ внешно! Вот лицо его, а затем и тело удлинил, сузил плечи (безразме костюм послу следо за трансформа); из "капли" высту резко заостре подборо, над ним обознач рот со втянут губами, выпяти топори хрящева нос с высокой горбин, запали щеки, оформи высокий, но узкий лоб, глубоко сидящие глаза. "Что-то знако", - подумал служит. Но пасса критич оглядел себя, хмыкнул - не понрави. Все оплыло, осело, костюм преврат в подобие мятой пижамы. И начал формирова полнень, даже с брюшком и широким тазом, средн роста человек с округ, коротко подстриж головой, с припух лицом нездоро желтого цвета, светл бровями, вздерну носом; глаза с жидким водянис блеском будто плавали в светлых ресни. Но и эта внешно не пригляну сущес ГУ-5 (пси-)Н 7012 - все опять расплыл в сдержива костю жидковат. "Ох, напра я пол -то указал, поспе!" - испуга служит. В третьей трансформ пасса принял внешно пожил массив мужчины, седоволо, с массив челюс и волнис носом на брюзглом лице, с мешочк под небольш, близко поставлен глазами; кого-то и этот облик напоми. Соответст преобразо и костюм. - Теперь позирую, действу! - с легким акцен сказал пассажир сиплова грудным голосом, поверну к служит, фотоген припо уголки плоских губ. Тот щелкнул. Извлек из щели фотоаппа готовый снимок, наклеил в паспорт. - Запис вас как прикаж? - Запиш... м-м... пишите так: Порфи Петро Холмс-Мегре. "Ух, едрит твою напопо!" - только и подумал служит, каллиграф занося в паспорт назван имя. Ему многое стало понятно. Во-первых, внешн новоприбы соответств кинообл комисс Мегре в наиболее популяр габенов интерпрет (а предшествов и забракова - Шерлока Холмса и, вероя, следова Порфи из романа Достоевс). Вовто, сразу расшифров в уме таинстве ГУ -5 - это было ГУ БХС, Галактиче управле по борьбе с хищени сутей. Новоприбы был не только нерассеиваю, но и сотрудн этого управле средн ранга (число 7012 значило, что он входит в первый десяток тысяч, для галактиче агента это неплохо) и считал, примените к земным обстоятель, что соедин в себе детекти дар Шерлока Холмса, Порфи Петров и комисс Мегре. Вручив пассаж оформле паспорт и прово его с полупокл до двери, служит вздох с облегче. 3 Комис Мегре (будем и мы так именов новоприбы, раз ему этого хочется) неспе шагал вниз по пологой спираль дорожке, которая описы десятиметр радиуса витки вдоль прозрач стены башни пси--вокзала. Звуки шагов гасил ворсис серый ковер. Никто не обгонял его и не попад навстр. От ствола башни, в котором располага рабочие помеще и лифто шахты, спираль отделял выкраше под мореный дуб барьер. ... Слева в груди что-то мощно пульсиро: сокраще - расслабл, сокраще - расслабл... Да, сердце - биона для перека питател жидко, крови. В боках и в бедрах мелко покалыв - в память о долгом лежании в анаби. Желудок требовате напом о себе спазмой аппет, в такт с ней рот увлажни слюной. ГУ-5 (пси-)N 7012 знал, что все эти ощуще отнюдь не признак неудач пси-интегриро, вещи опасной, - просто "белко синдром". Его предупре, что с белко телом будет много хлопот: питание, пищевар, естестве отправл, очистка поверхн кожи, полос, утомляем, требую ежесуточ многочасо сна... А еще курить надо, вспом он, трубку. Ничего, справл, не такое бывало. Тем не менее весь первый круг по спирали комис был полон ощущен тела, привы к нему. Привык - и на втором витке он с тем же острым чувством новизны (хотя заложен в память информа о городе была достато, чтобы он смог прийти куда нужно и к кому нужно) начал осматрива. За стеной разворачив панор Кимерсв. Широкая река ("Итиль", - вспом комис назва) раздел город на две нерав части. Она искри блест под солнцем, умере яркой звездой с диском в полград, которая просвечи голубую от кислор атмосф с белыми комьями водяного пара, облак. По реке плыли суда - столь же белые, как и облака, но более правиль формы. Зареч сторона города состо из одноэта домов, которые образов две параллел улицы над высоким глинис обрывом. Правее них ветвил-множил сдвоен блестя нити железнодор путей, занятые товарн вагон и платфор, - сортирово станция; за ней вдали темнел хвойный лес. От станции на эту сторону реки был перек железнодор мост на трех гранит быках. Левее Зареч слободы (прибыв знал и назва) на отшибе высил стандар многоэт жилмасс. К нему по другому мосту шли люди, мчались автомоб. Сторона города, в которой - на выступи в реку мысу - наход пси-вокзал, была заметно более совреме, респектабе, ухожен. Весь берег одет в бетон и наклон газоны с корот травой; полукру площадь у подно башни окруж здания смелых архитекту форм - многоэта волны, пологие с одной стороны и крутые, будто набегаю, с другой, они образов вихре ансам. Три широкие улицы, полные движе, тоже вливал в площадь согла с этим вихрем, под острыми углами. Имита спирал галакт, понял Мегре, недурств. Впрочем, так, соответс вселенс пси--порту планеты, выгля только центр города. А ближе к окраи и в этой стороне многоэта здания оказыва стандарт коробк в соседс с маленьк, преимущест деревян домик на неширо и не везде мощен улицах с деревь по краям. За городом простира холмис степь, большей частью распаха, среди нее виднел серо-зеленые, по-весен полупрозр рощицы. После двух витков осмотра прибыв ощутил, что чувство новизны испарил, город стал привыч, малоинтер. Интерес сконцентрир на деле, ради котор агента 7012 и присл. Башня между тем расширя. Следую виток спирали привел комисс в залы треть яруса, где находил V и IV классы. Ковры здесь были потерты, двери хлопали. Возле барьер стоек с надпис "Регистр обессучив" томил неболь очереди. Мегре задержа возле стойки класса IV-Т (турист), слушал, смотрел, вникал. - Да не могу я вас отправ по четверт, молодой человек! - сердечно объяс лысый регистр в синем мундире с жетоном на груди (знак "(пси-)" на фоне спираль галакт) рыжеволо и густо веснушча юноше с несчаст выражен лица. - Смотр сами, - он положил перед юношей желтый пластик прямоугол со сложной перфора, - ведь у вас дифферен интелле и более высоких поряд, чем наш четвер, здесь отмеч... видите дырочки? Вот какая-то способн даже до десяти баллов тянется - не берусь на глазок расшифро, какая? - В физичес химии, - уныло сказал юноша. - Вот видите, в физичес химии. Этим нельзя пренебре. При считыв вас по четверт классу она среже - и привет! Вас даже по пятому отпра нельзя, только по высшему... - Откуда я наберу на высший-то со стипен? - Ничего, юноша, запасит терпен, - в голосе регистра появи отечес нотки. - С такими-то данными... оконч курс, продвине - никуда не денутся от вас ни Денеб, ни Альтаир. Еще дальше полет - и не турис, а в командир, за казен счет! - Э, то еще когда будет... - вздох студент, сунул пси--карту в карман, направи к выходу. Мегре заметил, как стояв предпосле поджа брюнет с бледной плешью и быстрым взгля за подсинен очками покинул очередь, пошел за юношей. Комис хотел последо за ними, но его отвле перепа у соседней стойки класса V-А; стены около нее украш реклам плакаты с видами иных планет. За барье труди тридцатил краса с прямым пробо и усиками; в интонац его за учтивос проскальз язвительн. - Но почему?! - возмуща дама перед стойкой. - Да, я знаю, что тело не трансли... но почему драгоценн нельзя перед? Почему мои украш не могут отправи со мной? Ведь я без них буду там, пардон, как нагая! Дама напир на слово "драгоценн", гордел смотр на очередь. Ей было за пятьде, вырез платья излишне откры дряблую, морщини грудь, но в ушах искрил, покачив, двухъяру изумруд подве, сизые волосы украшал черепах гребень с бриллиан, складки смуглой шеи маскиро нити крупн жемчуга; запяс обвив змееподо золотые брасл с рубин. "Везде одно и то же, - думал комис, - стремле даже из матема хватан то, что возвыш. То, что здесь - и не только здесь - идет как номер пси--класса транспорти, на самом деле просто порядок дифференцир функции под назван "лично". Чем она сложнее, тем более высоких поряд дифференц ее что-то значат, - их надо считыв, транслиро или хранить в кассе... а это техниче сложнее и дороже. Но почему, скажите мне, быть сложным - хорошо? Ведь главные черты лично во всех мирах: прост, доброта, ясность, воля, честно, уравновешен, здоро - математич дифференц низших поряд... что же в них низшего -то?!. Из глупо претен этой дамы ясно, что транслиро ее по третьему классу - в самый раз. А на пятый она потрати, чтобы потом морально уничтож знако: "Вот я в Кассио летала по пятому!.." - Ваша склонно украш себя, Мариам Автандил, - коррек объяснял между тем краса-регистр, - учтена вот в этом столбце пси--карты. Видите верен дырочек вплоть до уровня в 12 баллов? Эта информа будет передана вместе с другими вашими сутями, на каждой планете вам подбе обменн с аналогич наклоннос. Напри, у Веги на планете завро-сапиэн вы будете носить красное целлулои кольцо в носу и ярко начищен медный таз на животе; впереди будет шествов юный завр и ударять хоботом в бубен. У двоякодыш Денеба чешую вам раскра во все цвета радуги от жабр до хвоста... - В очереди захихик; у дамы медле отвалива челюсть. - Когда вы окажет у "весельч" Альдеба, каждую веточку ваших рогов украсит отдель микротранз, и все ,они будут исполн разные мелодии. Драгоценн же, если они у вас настоя, вам лучше сдать на хране в банк. Ближай - на Привокзал площади. Очень сожалею, но... - и он изящно указал на плакат над стойкой: "К- сведе обессучив: за сохранн драгпредм, оставши на обессуче телах, администр ответстве не несет". - Если... настоя?! Это про мои-то кровные!.. - пришла наконец в себя дама, забушев в полный голос. - Ах ты, молоко! Я этого так не оставлю, я тебе покажу рога и медный таз! Мегре бросил на регистра сочувстве взгляд, двину дальше вниз. Студент и поджа брюнет, забегаю то справа, то слева, шагали по спирали витком ниже. Комис хорошо слышал разго. - Слушай, я же серьез сумму предла, - напори частил брюнет. - Продашь - и тебе хорошо, и мне хорошо. Сможешь летать даже по пятому и гораздо дальше. Ну? - Сейчас хорошо - а потом? - флегмат возра студент. - Ты за меня будешь физхи долбать, экзам сдавать? - Да отрас она у тебя, эта способн, отрасте-ет! - почти запел брюнет. - Ты же молодой, у молодых сути восстанавли, как хвост у ящерицы, чтоб я так жил! Хорошо, набавлю еще сотню галак - по рукам? - Катись-ка ты знаешь куда... Отрас! Нашел дурачка. Сдам вот тебя внизу. - Ну-ну-ну, зачем же ж так? У нас же ж полюбов беседа. Не желаешь, не надо, исчезаю. Когда Мегре, перегнув через перила, взгля вниз, веснушч юноша шагал один. Учащен походка его собесед слышал ярусом ниже. Комиссар запом диалог. Круг второго яруса, где располож самый ходовой для межзвез пси-полетов III класс, имел в диаме метров пятьде. Здесь было суетно, шумно, душнов; "ковро дорожки сменил потер линол. Гражд земного вида (хотя многие, по сущес, жители иных миров) табунил у стоек, кассо окошек. Кабины, к которым тянул очереди, здесь были упрощ до уровня пляжных: виднел ноги раздевающ, над перегород возвыша их головы. Стены украш плакаты с грудаст пси--стюардес и - помимо уже знаком комисс воззва насчет драгпредм - многие лозунги: "Провожа, провер, не остал ли у вас пси--карты отбываю!", "Купля-продажа сутей категорич запрещ!", "Не приближай к телам ваших обессуче родственн, это опасно!" и т.д. Здесь pаботал конве. Обессучив укладыв лицом вниз на движущ черную ленту, двухметр секции которой были отгорож бортик. Служи в доспе, напомина хоккей, закрепл руки и ноги пассажи ремнями, одним ловким движен настил вдоль позвоноч спинную контак, надев и обжим на головах решетча шлемы со жгутами прово, щелкали тумблер - и дальше действо электро. Момент считыва многим давался нелегко: вздыблива волосы в ячейках шлема, по телу волнами пробег дрожь и сокраще мышц, пот высту на шее и спине (у иных же, напро, мурашки). А некото, как ни сдержива, вскидыв голову и испуск идущий от самых глубин стон или вопль... и затем обмяк. Неохо - пусть и на время - расстава душа с телом. Эта лента уносила тела вниз, в подвал, на анабиотич хране. Другая двигал навстр и вынос оттуда тела на всучива, введе в них обмен личнос из кассет. Это делал в дальней части зала. Оттуда до комисс Мегре тоже доносил стоны и клики" свидетельство, что и всучива было для многих сильным пережива. Но эти клики и стоны имели иную, жизнеутверж окраску: то были звуки облегче удовлетво страсти, восто. Горес отделял душа от, тела, но радос соединя с ним. И неважно, что это была уже не та душа. ... Лозунг об опасно приближ к обессуче телам был не лишним, и не напра служит одевал, как хоккей вратари. Комис видел, как два прият - один рослый, другой пониже - серде распрости у соседних кабин и даже из них, разоблач, посыл друг другу кивки и улыбки; затем их обессуче тела оказал в сосед секциях ленты. Долговя впереди, его прият позади. Первого полож неуда, ступня перевеси через бортик перед лицом второго. И тот, повер голову, приня грызть ее повыше пятки. Длинный задерга, загыкал, сипло взвыл. Пока дюжие служи разним этих двоих, заволнов весь конве: обессуче дергал, мычали, завыв, зал наполни ужасн звуками; на минуту прекра опера. Но порядок был восстано, конве трону. Агент 7012 наблю подоб и в иных мирах, суть дела, была ему понятна. Дифференциа считыва забир из тела избыток психичес заряда, который выраж себя индивидуал чертами, разумом, личной памятью, но оставл нетрону то, что равно есть у всех существ, чем обменива нет смысла: живот составля психики. Первич "Ы-активно" - по терминол теорети. Высшие черты лично смиряют, сдержив ее - но, освободив от опеки, Ы-активно иной раз проявл себя мощно и без затей. Уровень ее у разных существ разли, думал агент, каков он здесь? Кусать только потому, что есть возможн укусить... ох, кажется, велик. 4 Послед виток - и он опусти в основа башни. Здесь, в круге первом, находил то, что соотноси с межзвезд пси--полет, как в обычном сообще с дальн рейсами соотнос пригоро: система массовой пси--транспорти в преде Солнеч, в простор "электри". ... Неутоле желания побужд нас искать новые возможн. Найде же возможн, в свою очередь, порожд новые потребн. И у многих людей (а равно и жителей сосед планет) потребн в пси--перебро из одного мира в другие стала теперь столь же обыден, как прежде - в поездке на дачу, в ближний город за продукт или дефици, на село к родичам и так далее. До ближних планет минуты, до дальних, начиная от Юпитера, часы, о чем говор! Пригоро сообще. Среди людей, четыр поток втекавш в башню через стеклян двери запад стороны и такого же количес, выходив наружу через восточ, - были преподава и студе, разочаров мужья и брошен жены, археол, ведущие раско на Марсе, и искат приключ на четыре отпуск недели, плането, диплом мелких рангов, сезон рабочие, любовн, решив продолж связь в иных воплоще, туристы, ищущие новизны, и пенсион, ищущие справедли, литерат и репорт, телепаты и иллюзион, сыщики и укрывающ преступ, художн, чиновн, компози, толкачи, коллекцио, пси--фарцовщ, проповед, искатели истин, любит по-новому "вздрогн", изыскат, проектиро, наладч, физики, лирики, филос... и бог знает кто еще. Некото так часто доводил менять планету, среду обита, облик, что им нелегко было вспомн, кем они были первонача, до пси--полетов: людьми, самоперекатыва шарами-меркуриан, стратозав Венеры, энергетиче вихрями-марсиан, облакин в атмосф Юпитера, объемнорешето Нептуна или кем-то еще? Разумн обитате Солнеч - вот главное. - Отбываю в сторону Марса, Юпитера со спутник, Сатурна со спутни и далее, ваши турник от 1-го по 4-й! - объявл громкоговор. - Отбываю к Венере и Мерку прохо через 5-й б-й турник. К сведению новоприбы иноплан: все справки на Привокзал площади. Не скапливай здесь, пожалуй, не создава заторов! Здесь царило самообслужи. Отбывав просовы в щели турнике свои пси--карты. Раскрыв пропуск скобы, вспыхив указат: женщи направо, мужчи налево. Пассаж ступали на эскалат, отличавш от метрополитен лишь тем, что рядом со ступень находил сиденье с подлокотн, эластичноу спинкой-контакт и шлемом на рейке. Пока лента вознос людей по крутому участку "горки", каждый успевал снять рубашку (или свитер, куртку - у кого что было) - некото расстеги и приспус брюки до полного обнаж позвоноч - сесть, плотно прижат к спинной контак (загора зеленая лампо), нажать кнопку -по рейке на голову мягко опуска решетча шлем (загора другая зеленая лампо) - и замер в предстарт готовно. Считыва-обессучив происхо при выходе эскалато горки на горизон. Этот момент и здесь угадыва по тому, как у пассажи судор напряга тела и лица, дыбом поднима выпроста из шлема пряди волос... а многие, не удержав, издав стон, крик или рычание. Затем тела расслабля, лица делал упроще сглажен, идиотичес и такими следов по горизонтал участку. На спуске шло всучива обмен личнос. Снова вздыблива волосы, судор проход по лицу и телу, раздава стоны и возгл (теперь не скорбн, а удовлетво-ликующ оттенка). Лица опускающ по эскалат приобре осмысле выраже, но часто не то, какое имели две минуты назад. Шлемы подскаки вверх по рейкам, контрол лампо гасли. Пассаж - теперь уже прибыв - поднима с сидений, опуск заверну рубашки, застеги штаны и по выровнявш на горизон ленте направля к выходам, исчез в них - всяк по своим делам. Редко кто останавли, остолбе смотрел по сторо, щупал себя - новичок, приходя в норму. А сути считан личнос в это время были уже рассортир вычислите (пси-)-машиной по поряд дифференц, по индек, раскалибр с точнос до +0,5 балла, собраны в группы по направле, промодулир несущ радиочаст, излуч вихрев антен пси--башни - и мчались, балдея от космичес экстаза, к своим плане. В точках ветвле трасс их захваты многокиломе параболич решетки ретрансля, подпиты энерг, фильтро от помех, посыл дальше. ... Целеустремл потоки пассажи. Молодец перещ турнике. Непреры движе эскалат. Единообра, как ружей приемы, старто дейст. Мерца сигналь лампо, шмыга импуль по электро схемам, бурле электромагн энергии в СВЧ-кабелях... И только звуки, издавае пассажи в моменты старта и прибы, вносили в этот техниче апофеоз какие-то своеобра ноты - не то коллекти покая, не то массов распутс. 5 Комис тоже вышел из пси--вокзала в деловом настрое. Поэтому его внима привле не площадь с вихре движен машин и толпами людей, не здания вокруг и даже не краси река за парапе набереж, - а листочки бумаги, налепле всюду возле выходов и на окрест столбах. Это были объявле. "Меняю десятибал здоро на способн в точных науках б-7 баллов. Доплата по соглаше. Звонить..." - телефон был оторван. "В связи с отлетом по годичн контра на Ганимед сдаю напро тело - мол. муж. в хор. сост. Обращат..." "Миняю холиричи тимпира на муз. спасобн жилати испальнител для эстрады. В придачу даю кафейно-музыкал канбайн "Икспре", пачти новый". Мегре перехо от столба к столбу, читал, заложив руки за спину, и чувство на себе взгляд плешив брюнета, который склонял к сделке веснушча студе с недюжин способнос. Брюнет прогулив с независ видом. Вот оказа рядом, склони к объявле, которое читал комис, произ тихо и как бы в сторону: - Продам сути, куплю сути... - А что у вас есть? - так же не глядя в его сторону, отозва комис. - А что бы вы хотели: отдель или блок? - Лучше блок. - Имею харак - женстве, любящий, скром, снисходите. Верность девять баллов, доброта восемь. Если у вас молодая жена, он ей очень не повре. - Не интерес. - А какой надо? - Мужской, сильный. Воля 12 баллов, симметри в актив и пасси составля, гордо - одиннад, отвага - десять, принципиаль - шесть, щедро - двенадц, темпера сангвинич - одиннад... Брюнет, не дослу, присвис: - Ну, папаша, вы даете! Такой харак это все равно что брилли на тыщу карат. Его, может, и в природе нет, а уж на толчке... Я лично о таком не слышал. И вообще такие баллы только очень состоятел челов под силу. - Скажите, а интеллектуа сути у вас имеются? - разда позади женский голос. Оба быстро обернул. Рядом стояла молодая женщина. Она была хороша собой - не только округ чистым лицом с широким лбом и прямым носиком, ясными карими глазами, густыми пепельн волос, но и налетом интеллигент и небрежн изыска в облике и одежде. Взгляд сейчас был холод и неско брезгли; чувствова, что только крайняя нужда застав ее обратит к таким людям. - Какие, что вас интерес? - брюнет попра синие очки. - Поэтиче дар одиннад... ну, на худой конец, десяти баллов. Лирико-философ с креном в космичн, с мягким юмором и с чувством новизны. - О! - спекул возвел брови. - Я бы и сам не прочь заиметь такой. Это вам самой? - Мне, не мне, какое это имеет значе! - женщина повела плечи. - Нужна кассета. Заплачу хорошо. Так у вас есть? - Сейчас нет, но... для вас я перевор весь черный рынок и найду! Слово чести. И в цене сойде. Брюнет пытался "кадрить" приглянув женщину настол примити, что та только поморщи, поверну к Мегре: - Может быть, у вас что-то есть на примете? - Очень сожалею, - мягко улыбну тот, - но у меня на примете пока только вы двое... - Комис отвер лацкан безразмер пиджака, показал самосветя знак "ГУ БХС" (спекул при виде его даже присел) и произнес формулу, которая в разных мирах выражал разли, но смысл всюду был одина: - Пройде! И повел задержа через площадь. Порфи Петро был доволен: все-таки явится не с пустыми руками. Сворачи в выгну дугой улицу, где в трех кварта отсюда, он знал, располо Кимерсвил отдел БХС, новоприбы огляну. Башни пси-вокзала - парабол враще, уходя к облакам и расшире там, под ними, тремя вихрев антенн, -. походил издали на гигантс стетос, приложе к земной поверхн. Вселен будто выслуши через него планету. ГЛАВА ВТОРАЯ ГОРОД КИМЕРСВ И ЕГО ОБИТА Если человек духовно стоит на четверен, относите его физичес прямохожд лучше не заблужда: это лишь хожде на задних лапах. К. Прутков-инженер, мысль 50 1 В Кимерсвил ОБХС - отделе борьбы с хищени сутей - шел рабочий день. В прием под присмот дежурн скучали трое подозрева в незако пси--операц: плотный, элеган одетый мужчина средних лет, темново молодой человек с тонкими чертами округл лица и самолюб склад губ и стару. Они прошли обследов в лаборат и теперь с контрол пси--картами ждали словесн исследов (кое в иных делах назыв упрощ допро). В комнате для исследов двое: началь ОБХС Семен Семен Звезда, плечис сорокале земля с покато переход в лысину лбом, синими глазами и узкими губами, над котор саблей навис хрящева нос, и его помощ, исследова I класса Витольд Адамо, доброду полнень, коротко постриже, с темными глазами в припух веках (а на самом деле марсиа Виа-Скрип с Больш Сырта, постоя обмениваю с вкалыва там нашими археоло и прибыва утром на работу в "электри"), - за столами-пульт вникали в сопутству бумаги. Звезда ближе к окнам, Витольд Адамо подал. За окнами набир силу апрельс день, размы облака плывут над крышами домов, голуби томно курлы на карни; липы вдоль троту усеяны зелеными брызг распускаю почек. Все будни, обыкнов - только над домами, над всем городом вздымае башня пси--вокзала. Вид ее - несмо на ухищр земных архитект создать вокруг надлежа ансам- своими парабол, спирал и вихрями как бы бросает вызов плоскос и прямым углам город строе, облич вложен в это сооруже чужую, иноплане мысль. Она. такой и была: проект пси--вокзала - не только для Земли, для многих мест Солнеч и примыка части Галакт - создали кристалл Прокс, энтузиа пси--транспорти. Они же (точнее, их сути) обеспечи и работу (пси-)- машины. По другую сторону столов Звездар и Витол сверк никелем, лосни пластмас и искусстве кожей зажимов два КПСа - кресла принудите считыва; в верхней части они напомин зубовраче, в нижней - гинекологич. Над спинк кресел навис все те же шлемы головных контак на зубча рейках. Именно считыва-изъятие чужих, похищен или иным спосо присвое психиче сутей для возвращ таковых владел и было, как правило, финалом собеседов в ОБХС. Началь отдела склони к микроф слева от себя, произ сиплов: - Давай бабусю. Вошла гражда Клюкина Эротида Власье семидес двух лет, вдова, пенсион, психиче нормаль, прожива в Заречье и подозрева в присвое - посредс покупки у спекуля кассеты и введе ее содержи себе - "девич сутей". На след навела племянн Антон, не поладив с бабкой. Поскол обнаруж кустар кассета, да и сама Клюкина не отпирал, было не подозре - доказан факт. ... История исчезнов "девич сутей" была проста, поучите и ужасна. Год назад учащи выпускн курса Кимерсвиль планетологи техник, парни и девушки в возра от 17 до 20 лет, отправи в обменные практ на Венеру, Сатурн и планету-спутник Юпитера Ио. Это был первый опыт пси--обмена студент. С ребят все обошл, но девушки нашли, воплоти в тела юных кремнийоргани венериа-стратоза, сатурниа метаноамми осьмино и ажурных многополю Ио, неожида развели такую "свободу нравов", так скандализ своим поведен иноплан общес, что пришл всех срочно, не дожида конца практ, обменять обратно. Мало того что это сорвало и практ иноплане студен на Земле, но более сотни одних только молодых стратоза, вернувш в свои тела, обнаруж, что они мамы, и стали нести яйца; вопрос об отцовс во всех случаях остался откры. Сами же девицы дома к занят вернут не пожелали и быстро преврати в соверше распус и шалав - вплоть до пристав к пси- -турис. То, что Кимерсв - город, так сказать, порто, помогло им закрепи в этом качес. Иноплане партн по обмен практ обвин землян, что те их обман, дали на студен пси--карты с сильно завышен значени таких черт, как стыдлив, целомуд, послуша, верно любим, скромно... И действите, повтор обследов вернувш девушек показ, что пси-потенци этих черт характ у них близки к нулю. Не стало у них этих черт, а были! То, что скандал разрази сразу в трех местах Солнеч, не позвол заподоз в хищен жителей тех планет: дело явно произо на началь этапе пси--транспорти, на Земле. Это вскоре и подтверди: на черном рынке в Кимерсв появил и была быстро распрод крупная партия кассет именно с такими набор "девичьих сутей". Здешние мамаши, устраше случаем со студент, хватали, платили любые деньги - для своих еще не сбивши с пути дочерей. Все это прошло в памяти Семена Семенов, пока гражда Клюкина огибала стол и садил, подоб юбку, на краешек КПС. У нее было оваль, в резких морщи лицо, выцвет голубые глаза, руки, сложен на коленях, в темных венах. "Стару божья, лакомый кусочек", - подумал Звезда. - Эротида Власье, - сказал он, - случай ваш ясный, много рассусол не о чем. Вы мне скажите одно: вам-то в вашем почтен возра зачем понадоби эти черты - целомуд, стыдлив, верно возлюбле... какому возлюблен?! Помолод рассчиты, что ли? От этого не молод. - Где уж мне молод... - вздохн стару божья. - Зашла это я на рынок, гляжу - выброс, дают. Бабы давятся. И я встала, взяла. А потом ввела себе, не пропад же им. Тонька и завел. Она дочке своей хотела ввести, Нюрке. А я не дала... - Спекуля, который прода кассеты, вы запомн? Опишите его, пожалуй. - Да где там... давка, говорю, была. Я больше всего боялась, что не хватит. Вроде мужчина. Семен Семено покоси на Витол: тот смотрел на бабусю с любован. - Ну, ясно, - сказал началь отдела. - Именем закона изымаю у вас чужие сути, гражда Клюкина. Больше так не делайте! Он нажал кнопку на пульте. Из боковой двери выглян женщина-опера в сером костюме. Звезда протя ей бумаги и пси--карту, кивнул на стару: "Займит!" - А деньги-то мне вернут? - спрос Клюкина, тяжело поднима с кресла. - Деньги я потрат немалые. - Кто же вам их вернет, Эродита Власье? Вы ведь краде покуп. Вот если попаде нам тот "вроде мужчина", взыщете с него. А пока - не обессуд. Недовол бабуся побрела за операто, бормоча под нос: "Ну, Тонька, ну, змея!.." А Семен Семено, прово ее глазами, озабоче думал, что и с возвраще изъятых "девич сутей" их закон владел, уже установл гр-нке Изабе Нетель, тоже будут хлопоты. Недавно вернули одной такой, замызга привокзал лахудре, от "свобод жизни" выгляде значите старше своих двадц. И были слезы, истер с выдиран пегих от перекра волос: "Как я могла?!" Вот и Изабе приде на первых порах опекать, чтобы, боже упаси, не сделала чего над собой. А людей в отделе мало. А дел много. Он вздох, неприязн взгля в окно. В том, что в руковод им отделе так много дел о махинац с пси--сутями и о хищении их (как раз наибо ценных, какие не у каждого бывают - Дефицит), Семен Семено в большой мере винил сам город Кимерсв. Точнее, неудач выбор его именно в качес земного пси--порта Вселен. Собстве, всем взял Кимерсв, лучше других мест подхо он для сооруже пси--вокзала: близо к столице планеты - и в то же время удаленн от крупной, создаю помехи и загрязн промышлен, краси располож на берегах широкой реки, среди холмис полей, рощ и лесов; и даже достато количес малозаня населе, котор теперь нашлось дело. Одно упуст из виду: историю города. То именно обстоятел, что он находи на 101-киломе от столицы: здесь прежде проход черта, ближе которой не пускали "лишен" - людей, поражен в правах после отбытия наказа за различ преступл. Сюда же, на сто первый килом, выселяли из столицы подозрите, но недостат уличен для взятия под стражу граждан. Если быть точным, то не только сюда, черта образов вокруг столицы окружно. Но самый ближний город за ней был именно Кимерсв - здесь большей частью и скоплял "лишенцы". И "лишенки" тоже. Одни труди честно, другие ездили промыш в столицу или "гастролир". Нравы были своеобра, преступ оттенок их не мог, естеств, не передат в следую поколе. Однако пришло время товарн изоби, отчуж собственн посредс краж, мошенниче, грабежа, т. п. стало занятием бессмысле. Утратил приемы и навыки, толь ко в музеях криминали хранил техниче устройс типа отмычек и фомок. Но информа, записан в генах кимерсвил, остал. Она ждала своего часа и дождал, когда благод разви техники стало возмож отчужд (вместо вещей и денег) ценные черты интелле и целиком интелле, характ, весь психиче склад лично. Но, пожалуй, все-таки преувелич Семен Семено, приез человек, вклад именно корен кимерсвил в эти дела. Ведь ГУ БХС, Галактич управле, котор подчиня его отдел, существо и до присоеди землян к системе пси--транспо; стало быть, явление это не местное и даже не только земное. "Кстати, - ассоциат вспом Звезда, - ведь сегодня оттуда, из пятого ГУ, должен прибыть агент 7012. Я вместе с ним и представи Супергра образую розыск тройку с широк полномо для отыска и возвращ пропавш (или тоже похищен?!) харак МПШXX, Могуч Пожизнен Шефа той планетыде. Ох!.. Как к этому-то подступи? Полномо полномоч, но ведь никаких следов. . И представи-то супергран где, прибыл ли?.. Охо-хо!" - он снова вздох. 2 - Что там дальше? - поверну начотд к Витол. Помощ протя две бумаги: - Выбирай себе. Звезда взял, пробе глазами: да, случаи посерье, чем с бабусей. Первая бумага была аноним заявлен возмущен зрителя генерал репети оперы "Кармен", которая днями должна пойти в местном музыкал театре. Партию Хозе испол молодой тенор Контрас. "И вот в финале оперы, где, как извес, Хозе, зарезав возлюбле, поет: "Теперь ты навек моя, Кармен!" - причем послед и самая ответстве нота этой музыкал фразы тянется до заверша аккор оркес, - произо следую. Хозе - Контрас, затянув на соответств ноте ("до" верхней октавы): "...Кармеее -еен!" - скрутил два кукиша, напра их на дириж симфониче оркес, заслужен деятеля искус Д. Д. Арбалет и, медле приближ к нему, тянул эту ноту втрое дольше, чем следов по партит, перекрыв заключите аккорды оркес на целый такт. Музыкал впечатл было наруш. Это не может не навести на сомне: тот ли человек Контрас, за кого он себя выдает? Просим провер". "Да, действите..." Семен Семено не однажды слушал "Кармен" и сейчас живо предста эту сцену. "Но анони хлопнул явно не оскорбле зритель, а кто-то из музыкан, скорее всего, тот же дирижер Арбале. Что ж, прове". Вторая бумага содерж "рапорт" участко уполномоче старшего сержа В.Долгоп, и, едва начав читать ее, Звезда будто увидел перед собой этого славн парня Васю - с удлинен лицом, спортив приче набок, простоду взгля серых глаз и чуть выпячен нижней губой. Он не был подчи ОБХС и не имел необходим рапорто, но живо интересо связанн с пси--транспортир делами и не раз наводил на заслужив исследов случаи. "Сообщаю о происшес. Вчера между шестью и семью часами вечера на бульв Близне во вверен мне участке хорошо одетый гражда прист к женцине на иностра языке, обещая ей за согла деньги. Женщина оказал порядоч и подняла крик. Собрал люди. Подошел я. Мужчина назвал себя Джоном Крикл, но на прочие вопросы отвечал иностран выражен. На приглаш пройти для выясне не реагиро. Но тут житель моего участка гр-н Сидорян Тигран Акопо, будучи в состоя алког, размахн и физиче оскор упомяну Криклея по лицу. Тот сразу загово по-русски. Не то слово "загово"- закри: "Шё?! Ты меня ударил по лицу?! Хорошо, я тебя запом!" - и другие угрозы, переме их словами полов значе. Из предъявле затем по моему решитель требова докуме оказал, что он не Джон и не Криклей, а Иван Степано Крику, аспирант инстит и соискат научной степени. Поскол между этими данными и его поведен на бульв есть противор, препрово гр-на Крикун И. С. к вам на исследов. Гр-н А.Т.Сидорян мною привле за мелкое хулиган. Подпись, дата" Нет, славный парень, размягч подумал начотд, даже в стиле его чувству какая-то нетронут, неиспорчен цивилиза. - Бери "ученого", а я займусь "певцом", - сказал он Витол, интонац как бы заклю в кавычки сомнител слова. Задержа вошли. Семен Семено оценива глядел на молод челов, котор предсто допрос: одет ярков, но со вкусом, полнова лицо выразите и приятно, нос с горбин, энергиче выгиб бровей и губ. Тот тоже с интере осматрив. - Садит, пожалуй! - началь отдела указал на КПС, а когда Контрас сел, игрой клавиш на пульте отрегулир высоту сидения и наклон спинки ему по фигуре. - Так удобно? - Да, благод, - тенор ответил артист. Второй подозрева сел в кресло напро Витол Адамов без приглаш, скрес вытяну ноги. Это был полнокро здоро с пышной шевелю, треугольн начинавш над покатым лбом, крепкой челюс и румян на широких щеках; плотную шею обнимал малино свитер. Из нагруд карма кремов, спортив покроя пиджака выгляды пестрен микрокальку-расче - такие как раз входили в моду. Звезда, искоса рассмот его, вспом фразу из Ильфа и Петрова: "О таких подсуди мечтают начинаю прокур". Семен Семено был начитан человек. - Итак, - он склони вперед и понизил голос, чтобы не мешать собеседов другой пары, глядел исподло прямо в глаза допрашива, - вас подозре в том, что ваш певчес дар - не ваш, а похищен или незак куплен вами и введен в тело посредс пси--техники. - Ого! - только и сказал певец, распрям в кресле. - Не ого, а факты, уважае. Извол послуш... - Звезда прочел аноним заявле. - Так было дело? - Это Арбале написал? - Не подпис. Да это и неважно. Было вчера такое? - Все равно это он, - увере сказал Контрас. - Ну, было, так что? - То есть как "так что"?! - пришла очередь Звездар опешить. - Самое трагиче место оперы, а вы, любящий убийца Хозе, два кукиша!.. А система Станислав, вжива в образ? - Вжива вживан, а у меня самолю тоже есть. Что же он подначи-то? - Кто? - Да Арбале этот. Подума, мэтр, светило! - Вы не горячит, объясн толком. Певец понизил голос, стал объясн. Финаль фраза Хозе в "Кармен" - и особе послед высокая и долгая нота - одна из трудней в певче реперту; да к тому же конец партии, певец устал. Поэтому бывают случаи, когда на этой ноте срываю, дают петуха - особе молодые певцы, не умеющие рассчит свои силы. И вот перед генерал репетиц Контрас, впервые допущен к исполне такой серьез роли, нечая услышал, как Арбал говорит в кругу музыкан, посмеив: "Этот точно не вытянет, кикса на коде..." - и даже предлаг пари. Молод певца задело, он почувст спортив злость и доказал, что не только не "кикса", но и оркестр перетя. - Ну, перетян, ладно... а кукиши зачем? - Для полноты триумфа, - сказал певец. Семен Семено смотрел на него с сомнен. - Я все-таки не понимаю: как вы рассчитыв застав зрите повер в ваше искусс, в страш судьбу Хозе... если вы сами в это не верите? - Нет, ну-у... на премь я, конечно, кукиши крутить не стану, - подумав, сказал тенор. Началь отдела взгля на контрол пси--карту Контрас. В столбце интелле было всего пять дырочек, пять баллов из двенадц возмож. "Да, похоже". - Пси-траспор пользова? Индивидуа, "электри"? - Нет, - ответил подозрева. - "Электри" берег, а индивидуа классы пока не по карману. Жаль, подумал Звезда, это сразу разъясн бы дело: сравн полетную пси--карту с контрол, если перфора совпа, извинит и отпуст. 3 Рядом шел другой разго. - Какая тема вашей диссерт, позвол узнать? - "Этика и эстет взаимоотно полов". - О, прекрас тема! А степень готовно? - Предварите защита на днях, официал через два-три месяца. - Голос у спрашивае был сдержа-зычный, с по-лектор внятным произнес слов. - Но прост: при такой возвыше теме диссерт - и пристав к женщине с нескром, мягко говоря, предложен. Даже деньги предлаг. Как это понять? - Видите ли, это был экспери. - Вот как! И в чем он заключа? - Я выбрал молодую, привлекате и завед порядоч женщину и хотел, набав по десятке, установ, при какой сумме она примет мое, как вы сказали, "нескром" предлож. Закон фразу, подозрева перело правую ногу на левую и снова вытянул их. - Интере-есно! - протя Витольд. - Вы счита, что порядочн женщины может быть оценена в деньгах? - Почему же нет, ведь оценив мы ее в баллах пси--шкалы. "Ишь, отбрил! - отметил прислушиваю краем уха Звезда. - Надо бы и нам инъектиро себе хоть на время собеседов дополните баллы интелле, а то ведь не со всяким, глядишь, и совлад". Витольд Адамо тоже не нашелся что ответ. - И много таких экспериме над женщин вы уже провели? - спросил он, помол. - Это был первый. И тот не дали законч! - А почему вы выдав себя за иностра? - Для чистоты опыта - есть, знаете ли, такое научное понятие. Дело в том, что отноше женщин к своим соотечестве или соплеменн всегда как-то более субъект, личнос, нежели к иностра и инопланет. - Это фраза из вашей диссерт? - Да, одно из положе ее. - Любопы... Чистота эксперим под назван "разврат дейст". ("Нет, в Витол можно не сомнева, - бегло подумал началь отдела, - внешнее доброду, простоват, а за ними, как за кустом, приготовив к прыжку тигр".) У себя в инстит вы проход как Джон Криклей или как Иван Степано Крику? Движен бровей спрашива выразил неудоволь примене к нему глагола "проход", сказал сухо: - Как Крику, разумее. - А теперь будьте добры объясн мне, любезне Иван Степано, зачем понадоб этот, с позволе сказать, экспери при наличии готовой диссерт? Ведь он в нее не войдет. - М-м... н-ну... видите ли... - тот смеша, но быстро овладел собой. - Тема обшир, кандидат диссерт ее далеко не исчерп. Я рассчит потом сделать и докторс. - Творчес, значит, горение? Так-так... Пси-транспо пользова? - задал Витольд стандар вопрос. - Индивидуа, "электри"? - Нет, - сходно ответил соискат. - "Электри" избегаю, а по высоким классам... - он выразите потер пальц. - Вот защищ, тогда смогу путешеств... - ...по соответству вашим исключите способно седьм классу? - закон Витольд. - Да, именно. - Лжете вы все, Иван Степано, - кротко произ марсиа, - слушать проти, уши вянут. Пользова вы неоднокр "электри" в бытность вашу фарцовщ Ваней Криком. Посещ Венеру, Марс, Сатурн со спутник, Мерку, обменив телами с коллег по ремеслу. Прихваты там чужие сути, сбывали здесь. Мы распола не только вашей полет пси--картой, - которая, кстати, в участке интелле ничуть не напомин нынеш! - но и вашими отпечат пальцев. Не угодно ли взглян? - Витольд протя через стол Крикун два прямоугол из пласт. Но тому не было угодно: он подоб ноги, откину к спинке КПСа, смотрел на исследова с ужасом. - Прежде интелл у вас тянул только на четыре балла, - продол тот, - да и их-то вы натягив только за счет недюжин хитро, коя в сочет с нахальс и нулевой нравственн (то есть попро с безнравствен) и вела вас по сквер дороге. А нынеш десятибал интелл - с узкой одаренно в гуманита науках, в этике и эстет, с глубок познани по этой части - он не ваш. Подлин хозяин его - профес Воронов, который вот уже полгода после возвращ из галактич командир, как говори, ни здесь, ни там: тело в анаби, а некомплек лично без ума и памяти в специал ЗУ пси--машины. Фактиче это он выпол данную работу и результ, если сочтет нужным, будет публико от своего имени. Вчераш же случай, любез Ваня Крик, никакой не экспери, а проявле вашей подлин натуры, которая себя рано или поздно обнаружи. На этом-то такие, как вы, и горят. Закон речь, помощ вопросите взгля на Звездар. Тот все слышал, ситуа была исчерпыв ясна. Началь ОБХС обрати к "соискат" с официал форму: - Именем закона изымаем у вас, гражда Крику, чужие пси--сути для возвращ их настоящ владел. Больше так не делайте! Приступ, Витольд Адамо. Тот, кивнув, нажал клавиши на своем пульте. Из станины и спинки КПСа с лязгом выскоч зажим скобы в кожаной оболо, плотно, в коленях и бедрах, охват ноги Вани Крика, другие - его руки в предпле, третьи притян его плечи к спинке кресла. На голову ему нахлобуч, съехав по рейке, контакт шлем. - Караул! - произ тот безум голосом. - Гражда началь, не надо... а-а! Витольд нажал новые клавиши. Поворот моторч в корпусе КПСа враз завыли, набирая высоту и громко тона, будто кошки, на хвосты которых въезж асфальт каток. Кресло начало запрокидыв вперед и одноврем подергива, ритми покачив-подкиды зажат Ваню Крика (точь-в-точь как мамаша или счастли отец, бывает, подкиды младе, приговар: "Латату-дритату!.." - а тот смеется и пускает пузыри от удовольс). Через минуту Крику лежал лицом вниз, поддержив реброподо штанг. Правая и левая полови кресла разверну в стороны, открыли его тело. ... И завыва моторчи, и потряхив в ритме детских "латату" входили, наряду с автомат, в психологич метод "вытряхив души" посредс КПСа. Для насильстве считыва чужой сути требова максима подав сопротивл психики злоумышле; одного чувства вины и созна разоблачен оказыва мало. Эту метод, как и само кресло, разрабо специал, который, в отличие от знамени инжен Гильот, не только не присв детищу свое имя, но и вскоре наложил на себя руки. Прогр иногда вызыв к жизни стран изобрет. - Ы-ы!.. - стонал "соискат", извива. - Споко! - прикрик Витольд Адамо. - Не дергайт, а то вместе с похищен у вас считае что-то еще. Он плотнее натянул шлем на голову Крикун, выпус волосы. Затем, брезгл морщась, завер ему вверх кремо пиджак, свитер и майку, обнажил широкую белую спину. Снял со стены спинную контак, наложил на позвоно от шеи до копчика; для этого пришл приспус Ване брюки. После этого Витольд верну к столу, вставил в гнездо на пульте четырхштырь кассету, нажал еще клавиши... Через минуту все было законч: веточки индикат на кассете засвети - одна сирене и две голубым светом; это были призн, что избыток интеллектуа потенци, содержа высокие способн и знания професс Ворон по вопро этики и эстет, теперь там. Витольд запер кассету в сейф, верну к креслу, снял контак, опустил на спину пацие свитер и пиджак. Потом нажал клавиши на пульте для возвращ КПСа в нормаль положе. Но он уже нервни и потороп, Витольд Адамо: зажимы, которые удержив Ваню Крика, убрал раньше, чем кресло встало вертика. Тот шлепну на пол на четвере. - Ы-ы-ы... - не то промы, не то проры он. - Ы-ы... три месяца до защиты оставал, три месяца! Я бы, может, потом и сам вернул, по-хорош... Все сбереже вложил, думал: двадц минут позора и обеспече старо, а выы! Ы-ы-ы!.. - он мотал головой и не прояв желания поднят; ягодицы белели над приспущен штанами. - Куда ж мне теперь - снова фарцев?! - Сочувст в принц, вашему стремле вернут к честной жизни, - ровным голосом произ Витольд из-за стола, - не могу не замет, что возвраща-то к ней надо честным путем. На столике в прием вы найдете брошюры по аутотрен, самососредот, йоговс дыхател упражне, а также на философ темы. Многие именно так приобре ясность ума и силу духа, а не скупкой краде сутей. Не все еще потер, Иван Степано, ваши стремле могут исполни. - Да на подти мне ваши брошюры! - Крик вскочил на ноги, поддер штаны, запах пиджак. Выпав из карма микрокальку-расче хруст под его каблу. Сильно измени человек: и в лице не остал следов интеллектуал, и слова вылет изо рта резко и невня, как плевки шелухой. - Думаете, вы меня придел? Ничего, Ваня Крик еще свое докажет, Ваня Крик вас всех обведет, продаст и купит, гады, распро...! И он вышел, вихляя бедрами, придерж полы кремов клифта. В этот миг Семена Семенов, заглядевш на сцену, кто-то пребол, с вывер ущипнул за бок. Он привско, сказал "Ой!", огляну: рядом стояла стару божья, лакомый кусочек - Клюкина. У нее как раз изъяли "девичьи сути", она вышла и наблюд дейст над Крикуно. - У, аспид, язвить тя! - произне она шипящим голосом. - Изгаляе над людьми!.. - и снова потянул ущипн. Глаза ее горели голубым ведьмин огнем. - Иди, бабушка, ступай с богом, - отстра ее началь отдела, напра к двери. - Без тебя тошно. Та удалил, что-то гневно бормоча под нос. Но самое сильное впечатл сцена изъятия сутей произв на певца. Он сидел, припод руки от поруч кресла, подтя ноги, смотрел на ужасное устройс, ожидая, что и его вот-вот спелен зажимы, то на Звездар. Лицо было бледное. Семен Семено понял его состоя. - Нет, - мягко сказал он, - успокой, с вами ничего подобн не будет. Объясне ваше считаю достато. К тому же у нас в розыске певче дарова сейчас не числи... Только знаете что, - продол он задуше тоном, когда Контрас с облегче встал с КПС и вытирал платком лоб, - эта ваша выходка с кукиш - она ведь показыв, что то высокое начало, артистиче дарова, которое возно вас в жизни и заставл нас, зрите, и слушате, благода вас аплодисме, - оно, понима ли, хоть и не краде, не перекупле, но все-таки еще не совсем ваше. - Здрас, а чье же? - округ глаза певец. - Части от природы: сам певчес дар, голос, слух. Части - от ваших преподава. А своего личного, человечес вы вложили пока мало. Вам нужно и другие черты психики подтяги до уровня вашего прекрас голоса, понима? А то ведь, если в будущих пси--полетах затеряе или - чего не бывает! - будет похищ ваша главная способн, окаже трудно доказ, что она у вас была. Проща, от души желаю вам стать гармониче личнос. Певец поспе удали, на ходу обещая подтяну и стать. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ТЕ ЖЕ И ОСТАЛ Не доказ, что явления и факты, которые наука объясн, более важны для людей, чем те, которые она объясн не умеет. К. Прутков-инженер, мысль 74 1 Когда они остал одни, Витольд Адамо добыл из нижнего отделе сейфа плоскую флягу с конья, отвин крыше и сделал хороший глоток. - А не кради! - с вызовом сказал он в сторону двери. - Не спекули, не обманы... - Давай-давай, шпарь все запов, - буркнул Звезда. - Хочешь? - помощ протя ему флягу. Семен Семено покачал головой. (Не только бы головой покач, а отчит, пресечь решител раз и навсе. Блюстит правопор, в служеб месте... что это такое?!) Но он понимал состоя своего помощн. - Брошу я это дело, - вздох тот, пряча флягу в сейф. - И прилет не буду. У нас на Большом Сырте все-таки духовно почище. Подамся на раско. - Пока почище, - поднял палец начотд. - Пока! Не будем борот, эта зараза распростра всюду. Так что не спеши... Витольд-Виа промол. Оба находил сейчас под впечатле "экзеку" - так они между собой назыв процед изъятия сутей. Да это и была экзеку, без всяких кавычек. Двойствен работы в ОБХС состо в том, что от исследова требова, с одной стороны, тонко ума, эруди, высокая духовная культ, а с другой - результат примене этих качеств заверша вот такими насильстве операци. Все справед, законно, иначе истин владел похищен пси--суть не вернешь, да и злоумышле пусть прочувст, чтобы впредь было непова... а все равно - насилие. И над внутрен, самым глубо, интим. Оба они не были профессион пси--сыска, да в Солнеч пока и не существо своих профессио. Марсиан привле ради повыше чутко к любой фальши - врать ему было делом безнаде. А Семен Семен - тот и вовсе по сей день удивля капризн повор судьбы, который сделал его блюстит, пусть и в своеобра области, правопор. Он - по прежней профес ученый-психо и психотера - никогда даже не симпатизи блюстит, скорее относи к ним коррек-неприязн; настол, что и при чтении детекти отождест себя не с ними (пусть даже с самыми легендар героями сыска), а куда более-с преследуе и разоблача преступни. Это было, боже сохрани, не от внутрен тяги к преступле; просто как русский человек он всегда помнил древнюю запов: от сумы да от тюрьмы не зарека. Зарекат и вправду не следов, но намот на ус, читая детект, как нашего брата раскалы, запомн ходы и уловки следоват, чтобы в случае чего их знать и получ срок помен, - это всегда не помеш. А вот вызвали, сказали: "Семен Семено, сейчас ваше место там", - и работ. "Он ведь, наверно, только и челове-то себя почувств, Ваня-то Крик, - подумал Звезда. - Черт, как-то это все... процед изъятия надо совершенств, что ли: наркоз примен или гипноз?.. Ах, да не в этом дело! Я уж совсем как блюстит решаю. Концы запрят, найти их не можем: почему у нас такое твори? Ведь срамот на всю Вселен". Собстве, если глядеть широко, было понятно почему. Ценно, прежде не отчужда, не отдели от челов, отноше к коим у других, их лишен, выражал восклицан "Вот дал же бог таланта (воли, трудолю, здоро...)!" или, реже, завистл зажимом, интриг, клеве - чтоб и свои убогие души потеш, - благод упомяну операц сдела отделим. Тем самым перед лишенн их, или обладаю в недостат степени, забрезж явная возможн присоеди таковые к себе. Рвануть к себе творчес способн, смека, превосхо память - желател с ценными знани и опытом. Охват десяток баллов воли, здоро, умения. Добыть хоть нескол баллов отваги сынишке, котор теснят сверстн во дворе и в школе, доброты и уравновешен взвинче семей переживан супруге, усидчив и внима дочери-студен, которую больше в дискот тянет, чем на лекции (а неплохо бы и шмат целомуд, стыдлив - ведь молод-то ныне... м-м... охо-хо!..). Добыть, достать, ухват, рвануть, цапнуть, заиметь, зажать, залап, урвать, умыкн, увести, хапнуть, хватан, налож лапу, выбить, выцарап, выдав, выдоить, выман, вымен, вы..., на..., у..., за..., от... - боже, сколько существ синони для описа дейст, кои возни прежде всех слов, синони и описа - прежде самого челов! И то, что было выше сделки, свелось к сделкам. Таинстве хищения пси- -сутей - лишь малая доля махина. Куда большая ничего таинствен не содер: обычная мена и купля-продажа из-под полы. Техника всучива-обессучив при нынеш разви микроэлектр доступна многим, подполь операто не меньше, чем дантис. Есть и черные рынки, где за сходную цену вам прода чужие способн. И вот это-то и есть самое почему. Почему через века и эпохи волочи за людьми это выражае многими синоним живот стремле? Не только волочи - обращ все высокие начина в труху. "Несчастл история человече изобрет! - думал Звезда. - Придум мореплав - мир расшири. Но тотчас появил пираты, корсары, военные флоты - и мир съежи до прежних устремл отнять чужое и не упуст свое. Возни книгопеча - мир необыкнов расшири в сторону мысли. Но затем пошли способы дезинформ, промы мозгов рекламой и пропага, инквизи, цензура, подавле инакомы... и мир духовно съежи от неверия в слова, в пышные речи. Возни воздухопла - мир наш стал трехмер, продвин на десятки километ в атмосф, а затем и в околозе космос... но одноврем и сжался до разме бомбоуб и ракет шахт. И так любое новое: все изменил - ничего не изменил. Цивилиз под назван "Краси пшик". ... Между невероя давним време, когда люди мыслили и творили просто так, задарма, от полноты жизни и жажды познать мир, и нынешним высокоцивилиз расцве пси--махина, от фарцо до электро грабежа, - лежит долгий этап разви (разви?) нашего общес, который все и подгото. Этап творчес-сделки. Я вам поэму - вы мне гроши. Я вам симфо - вы мне башли. Я вам техниче идейку - вы мне ученую степень с надбав в окладе и жилплощ. И прибыль, и премию, и льготы... Творить, чтобы рвануть. И талант из дара природы повыше поним мир преврат в дополните клыки, дополните мускулы и когти в той же описыва многими синоним борьбе за блага. Большой талант, подлин, в это дело не вмести, его не надо... а надо крохот, узень, в самый раз для мены. Для таких микротала в науке и технике, в службе информа, да и в искусст, были созданы ПП - правила продвиж - не намного сложнее тех, за наруше которых карает автоинспе. Так все и получил. И даже народные песни, народ танцы, сотворе когда-то задарма, в последов рационал времена народы перест петь и плясать, а пели и плясали их ансам НП и НТ - за башли и заграни поездки. Искусс для продажи. Литерат для продажи. Наука для продажи. Или проще: продаж искусс, продаж наука и продаж литерат. Этот этап нравств подгото нас к нынешн. Но все же, все же, все же... Ладно: мореплав, паровые машины, книгопеча, электриче, прочие вехи нашего разви (мы считаем, что это разви, процвет, прогр, а кое-кто во Вселен считает это брожен полуразум дерьма, ноосфер жижи, из которой то ли чтото выброди, то ли нет, - есть такие мнения в Галакт, есть) - это наше. Свое. Но пси--транспорти - это, во-первых, не наше изобрет, куда нам! - это подар нам Галакт в лице кристалло Прокс, кои сами получили знания от других, откуда-то ИЗ Ядра. Подар как порядоч, чтобы приоб к Себе, включ в сообщес... Во-первых, и это главное, способ этот - не просто путешес, наравне с полет, только дешевле и быстрее, нет он возвращ человече качест, в том числе и самым высшим. их первич, почти забытый нами смысл благод Дара божьего, природн, вселенс... как ни назови, но это то, благод чему мы не живот. Не твари, а творцы. Этим мы присоедин к больш миру, а пси--транспорти лишь делает такое соедине непосредств, прямым. Поэтому и вздыблива волосы, исторга вопли, что в такие моменты даже обычные люди, зауряды вроде меня, пережив озаре и открове, прежде доступ очень немно..." Сам Семен Семено путешеств только в преде Солнеч - в радиолу-пакетах "электри". По служеб делам. Но он сохра в душе то чувство причастн к Больш Миру, которое испытыв всякий раз в простран его нагая лично, чувстве понима-открове, что простран и есть тугое, плотное, чистое тело Галакт. При этом не только все дела его на Земле и в месте прибы, где он, как в штаны по тревоге, вскаки в обмен тело, но и сами планеты и звезды, искорки веществ, вихрики в потоке бытия, - казал незначительн мелоч. И многие, знал он, понато в обмен переле, чувство себя принадлеж к Солнеч системе, даже к Галакт в целом - без противопоста не только одного (своего) мира другим, но и веществе и полевой форм существов. Но куда больше оказыва таких, для которых - подобно тому как для из недав предков путешес в поезде или самол (тоже ведь чудо!) было лишь хлопот неудобс перемещ, а главное: что там, в другом городе или другой стране, можно купить? - важны были только потребител, приперч новиз пережив в иной обстано и иных телах. Сам же пси--полет и обмен, какие в нем залож идеи, как происхо, был им до лампо. До той самой лампо, которая тоже - чудо. "Вот так оно и возник, - невес подыто началь ОБХС, - вплоть до нового, непредусмор типовым проек блока в (пси-)-машине: ЗУ "некомпле", где сейчас томится немало вернувш из путешес землян, коих нельзя выпуст в мир из-за недост их самых важных черт. Да и это-то полгоря, земные наши неуряд. Но... после ограбле лично Шефа Супергра скандал выходит за рамки планеты и Солнеч системы. Не зря ведь галактиче агента присл..." И Семен Семено почувств, как от этого воспомин у него внутри снова начало нехор дрожать. МПШ-XXIII, Могучий Пожизне Шеф планеты-державы Супергра, тиктак, тик-так, ура, кукар! - Звезда помнил, что именно так официал величали сего лидера на приемах, - явился на Землю для ознакомител визита. Наша планета была избрана, во-первых, из-за близо, полпарс в сдвину по фазе простран, во-вторых, потому что и на Супергра обитали белковые гумано, двуно, двуру, бескопы, млекопита, рассеиваю - одного вида с нами. После ознакомл владыка Супергра должен был решить, присоеди ли свою планету к галактиче системе пси--транспо, или нет. Могуч Шефа сопрово НООС, Началь Охраны и Общеплане Сыска. Оба - как рассеиваю - прибыли в кассе. На Земле им предоста наилу мужские тела из Обменн фонда. Все понрави, деятели отбыли к себе с Кимерсвиль пси--вокзала (то есть были опять запис в кассеты, а те погруж в фазовый астро) с благоскло обещан подум и решить. Однако на опытной пси--станции, време установле в столице Супергра, Могучий Пожизне Шеф воплоти в свое тело без характ. Контрол приборы, которые при первом считыва Характ МПШ - XXIII едва не зашкали, теперь показ нули по всем составля. На благослов Супергра сразу возни социал опасная ситуа. Дело в том, что это был единстве на всю планету крепкий харак - Харак правит, чье решение есть истина в послед инстан. Его приближе разреша иметь в преде своей компете необход черты второго порядка (волю, усердие, безмер преданн, отвагу, беспощадн); приближе этих приближе не возбраня проявл отдель черты треть порядка: восторжен, подозритель, льстиво, правдив, скромно... - но лишь в той мере, в какой это не расшаты иерархич пирам. Что же до рядовых супергран, то у них эта составля личности давно атрофиров за ненадобно: неупражн сути ведет к отмира ее еще быстрее, чем неупражн органа. Теперь моноли-однород общес - настол однород, что там все были круглол малорос брюнеты и даже женщины мало отличал от мужчин, - грозил развал. Первыми почуяли слабину приближе МПШ - и мгнов прояв свои натуры в интри, склоках. Откуда что и взялось: возникли придвор партии, противост группир; они провод через ослабев Шефа всяк свои решения, добива власти, постов, наград, саботир невыгод им законы, решения других инстан. Кулуары дворца обагр кровь первых политиче убийств. Платену залихора. ... К сожале, не возник сомне, что Харак МПШ пропал на Земле. Здесь, в Кимерсв. По непровере данным НООС, первый сыщик Супергра, уже транслиро в сутях сюда, но о себе знать не дает, работ на свой страх и риск. "Не довер... - вздох Семен Семено. - Приде самим разыски, чтобы включ в галактиче тройку. Хорошо черный рынок пока не разогн, там можно выйти на след." Он еще раз вздох. 2 Витольд Адамо отошел, занялся делами, шелес бумаг. Поверну к Звездар: - Я говорю, Вася-то наш опять отличи. У парня чутье. Простой сержант, а? Саморо. - Саморо, да не наш. - Вот и надо перетян к нам. Позади приоткры дверь, молодой голос звонко произ: - Можно? Здравств вам в хате! Исследова обернул: в дверях стоял улыбающ Долго в необм мундире, румяный со свежего воздуха. - О! Про волка помол... - Семен Семено подня, пожал Васе руку. - Не встре сейчас своего "протеже", соискат Крикун? Ты прави угадал, молодец, спасибо. - Не за что, я всегда пожалуй... - Вася от похвалы зарумян еще больше. - А я еще привел, тоже вроде по вашей части, - он высуну в дверь: - Войдите, гражда! Вошла, вернее, вбежала полная женщина лет сорока в платье из переливаю зеленой парчи, разодра на боку и в рукавах; в дыру в рукаве выгляды белая кожа с лиловым синяком; другой синяк зрел под левой скулой широкого лица. В руке дама сжимала радик. - Во-от, - запричи она густым голосом, - глядите, как меня благове отделал! Любуйт. Это еще не все, - она неизя изогнул, заверн подол платья, показ пышную ногу с синяком выше колена, - во-от! Пинал, паразит. Я и справку взяла насчет побоев, а как же! - Да с этим не к нам, уважае... - Звезда скриви, недоум взгля на Долгоп. - Нет-нет, вы послуша, - поднял палец тот. - Расскаж, как было дело. Гражда, всхлипы и сморка, принял рассказы. Муж пьет. Сам-то он ничего, совестл, хороший - только слабовол. Дружки и подбив. Мало того, что получку перес отдав, так и вещи из дому уносит. Не знала, как быть, соседка надоум: купи, говорит, кассету с сильной волей да введи ему - сам бросит. Многим, дескать, помогло. - Я и с самим поговор, когда проспа, он был не против. Ну, нашла на толчке у одного черняв с девятью баллами, хорошо заплат, не пожал. Потом другого мне показ, который вводит, ему заплат. Сама присутств, когда Сашен вводили эту волю, чтоб без обмана. Думаю - ну, все. А он... а он!... - женщина снова захлюп. - Мало того что пьетгу пуще прежн, так теперь еще и дерется. Раньше-то пальцем не трогал! А, окромя того, знако уже сказыв, он себе на стороне и другую за-ве-е-ел! - И в резон с ее голосом зазвуч оконные стекла. - Кассета с вами? Покаж, - попро Семен Семено. Женщина достала из ридик, подала. Кассета была четырехштыр, для сутей треть порядка. Одного только взгляда на маркиро начальн отдела было достато, чтобы понять дело. - Ах, гражда, - с сердцем сказал он, - если соверша противоза махина, так хоть делайте с умом! Бывает воля и воля. Вашему мужу недоста пассив воли, сопротивляе, стойко против соблаз, умения сдержив желания. Вы же ему всадили актив, что в сочета с нестойко и привело к прискор результ. - Это что ж теперь будет, милень?! - всполоши дама. - Мне ведь хоть и домой не возвращ! - Что будет... нельзя так делать, нехор, - усове Звезда. - Мало ли спосо лечить от пьянс, а вы на махина пустил. Незако введе в вашего мужа чужую пси--суть мы изымем; станет прежним... - Вот спасибо-то! А... а деньги? Я ведь как потрати-то! - Ступа в прием, возьм бумагу, опишите людей, которым вы платили за кассету, за всучива. Найдем, взыщете с них. - Место, куда мужа водили, сможете указать? - вступил Витольд Адамо. Женщина подум, покач головой: - Нет, не смогу. Ночью вели, да еще петляли нарочно по переул. Только что глаза не завязыв. Дом помню: пятиэта, вроде новый, без лифта. На самый верх поднима. - И это опишите. Дама ушла. Звезда без околично обрати к Долгоп: - Многоуваж Василий Лукич, категорич предла вам перейти в ОБХС! Такие нам нужны. - Ой, ну что вы! - застесн-зарумян тот, хотя губы сами растягива в доволь улыбку: чувствова, что Вася мечтал о таком приглаш. - Я бы всей душой, но у меня ж и образов нет, а работа у вас умствен, как бы не осрамит. Да и не отпус меня... - Отпус, - твердо сказал Семен Семено, вспом о своих полномо члена галактиче тройки. - Это мы мигом. - Образов дело нажив, - включи Витольд. - На курсы пошлем. Главное, у тебя чутье. Талант! - Для начала на техниче должно, - продол Звезда, - пси--операто БХС, опером. Но как только прояв себя в серьез деле (а я не сомнева, что прояв!), сразу станешь исследова. Ну, согла? По глазам вижу, что согла. Началь отдела сел на телефон - и... 3 ...когда в Кимерсвил ОБХС появи Порфи Петро Холмс-Мегре № 7012 ГУ БХС (пси-)Н, то Вася с полным основан был ему предста так: - Это наш новый, подаю большие надежды сотруд, опера Долгопол Василий Лукич. Восходя звезда пси--сыска. - Лукич - фамилья, - заметил новоприбы, пожимая всем руки. - Надо - Лукович, Василий Лукович. Отдел перегляну, но возраж высок гостю не стали: Лукович так Лукович. - Можно просто Вася, - сказал Долго. Детекти проницатель агента 7012 была, если брать по земным меркам, слишком уж чрезмер, неприли какой-то. Когда он рассматр и слушал представляю ему Звездар, то и сам на секунду приоб его облик: нос сдела узким и хрящева, выгну саблей над втянут губами, лоб также продли бледной лысиной. При знакомс с Витоль-Виа комис сам стал полнень, с пухлым лицом и коричне тенями под глазами, плешивен; но одноврем облик этот будто окутал марсиан вихрь, стеблей, побегов, колючек.. А огляды Васю, агент вытяну, построй, черты лица молодо подтяну, так же выпятил нижняя губа. Глядеть на это было жутков. - Я к вам не с пустыми руками, - начал Мегре, вернувш в свой облик. Но не успел законч фразу: из прием донесл крики, оттуда к исследова вбежал, прикры голову руками, поджа брюнет, задержа комисса у пси--вокзала. За ним неслась, награж его тычками и пинками, пострада с ридикю. - Вот он, роднень, паразит в синих очках! Я тебя сразу узнала, ирода. Ты видишь, какая я, видишь?! Так ты сейчас будешь хуже. Ты у меня станешь тонкий, звонкий и прозрач, спекул несчаст! - И женщина потянул руками, ногтями, всем сущест к физионо и жидким волосам брюнета. - Ув-в-в.. ух-х... - лепетал тот, отсту. - Спасите! - Тихо! - прикрик на даму Звезда. - Это тот, который продал вам кассету? - Он, родимый, он! Я про него писала, а он легок на помине. Дайте мне его, я сама... - Споко, - оттес ее началь отдела. - А вы сядьте! - он указал спекуля на КПС. - Только не сюда! - шарахну тот: знал, видно, что это за кресло. - Сяду... отсижу, сколько полож. Но в таком не виновен, гражда началь, клянусь детьми! Покуп покупал, продав прода. Но себе - ни-ни, никогда. Ее, - он указал на женщину, - узнаю. Продал - признаю. Готов дать письмен показа. - Так вы что, с повин пришли? - не понял Звезда. - Да, с повин! - Нет, - подал голос Мегре, - это я привел. - Не, не с повин, - мгнове перестро брюнет. - Задер, осознал, раскаив. Все скажу. - Кстати, о детях, - поинтересо Витольд, - а им вы не вводили перекупле сути? Родит часто так делают. - У меня нет детей, гражда началь. Про детей это я так, для образно, фольк. Какой я родит - цыпле пареный, цыпле жареный!.. - спекул поднял плечи, искател улыбну. На него было проти смотр. Сам комис, достави его с намере помочь розыску (у вокзала он выспраш именно о Характ МПШ - XXIII), сейчас чувство себя неловко, будто насле галош в чистой горнице. Семен Семено нажал кнопку. Вошел дежур, увел обоих. - Там еще одна, интерес, - сказал Порфи Петро (ему хотел спасти лицо). - Скупщ сверхце сутей. - Ваше имя, фамилия, откуда вы? - спросил начотд молодую женщину, задержа Мегре у вокзала. - Я из столицы. Осталь не имеет значе, - высоком ответ та. - Столич, значит, пташка, ага... и связей с перекупщи кассет еще не имеете? - К сожале, не имею. - К сожале, вот как! С какой целью скупа кассеты? - Я не скупаю, только хотела найти что мне нужно: поэтиче дарова. - Почему поэтиче, зачем оно вам? - Не мне. - А кому? - Моему мужу... впрочем, какое это имеет значе! - Гражда, - Звезда, теряя терпе, посту ногтем по столу, - вы находит в отделе борьбы с хищени сутей. Здесь у нас так не разговари. - Отдел борьбы с хищени сутей! - ядовито повтор женщина, и глаза ее зло сощурил. - Хищения налицо - вот только борьбы не видно. Мой муж уже полгода... полгода! - в голосе зазвен слезы, - как верну из творче пси-командир, а я его еще не видела. Он у вас: тело в одном месте, некомплек лично в другом. А вы!.. - она помолч, овлад собой. - Я и решила, раз вы не можете, сама отыск его пропав суть, вернуть себе мужа. - Как зовут вашего мужа? - Олег Майский. Звезда переглян с Витоль, тот сделал многозначит мину. В комнате стало тихо. Олег Майский, извест не только на Земле, но и во всей Солнеч поэт... история с ним была почти такой же сквер, как и с Шефом Супергра. После годич творчес командир, во время которой он посетил более десятка планет систем, возврат на родимую Землю с зарядом впечатл, котор хватило бы на нескол книг, а перед интегриров, слиян со своим телом, выяснил, что главная его суть, одиннадцатиб поэтиче дар... тю-тю. И следов нет. - В конце концов возвращ мне его таким, какой есть, - решите заявила женщина - Поэтиче дар, может, потом найде. При славе Олежека первое время никто и не заметит, что новые стихи посредств. А я... я без него больше не могу! - и в ее голосе снова послыша слезы. - Так, значит, вы утвержд, что являет женой поэта Майск? - недовер переспр Семен Семено. Женщина взглян на него с высокоме блеском в глазах, хмыкн: - Похоже, что и у вас кое-что похит! Тогда неудивите. Но это дело ваше, а мне будьте любезны вернуть моего мужа. - Мы вам сначала пробную встречу устроим, - ответил ровным голосом Звезда, хотя и озлился в душе, что эта особа пытае выстав его дурач. - Так сказать, очную ставо. Пусть и он опозн вас, выразит свои намере. И вы погляд, каков ваш супруг теперь, тоже небеспол будет. Тогда и решите. Остав свои координ, мы вас разыщем. Жена поэта протян ему свою визит карто, удалил с поднятой головой. 4 Только теперь комис Мегре смог осведоми о самом главном: - А где же наш третий ингреди, представи Супергра? Без него нам трудно начать поиск. - Кажется, он уже начал его без нас, - сказал начотд. - Но, где он и каков, неизвес: на связь не выходил. Не довер! - Увы, имеет к тому основа, - повел седыми бровями комис. - Перед вылетом к вам мне сообщ ориентир: я должен быть в облике мужчины, поскол он в облике женщины. (Звезда присвис). Место рандеву - Привокзал площадь. Пароль: "Мужчина, не желаете ли получить удовольс?"- допуск неболь вариа. Мой ответ вариа не допуск: "Спасибо, я уже получил". - Эту фразу агент произ нароч гнусаво. - У меня верно получае? Сотрудн отдела глядели на него, не зная, что и сказать. У Васи даже приоткр рот. Доброду-вопросите взгляд Мегре останов на нем. - Нет, ну... понима... - с трудом обретал тот дар речи, - сейчас так напря редко спрашив. Только самые уж такие... Мы же боремся. Теперь билетик предлаг. Бывает, что и мужчины спрашив, дескать, нет ли билет. Звезда спросил: - Какой билетик, куда? - Ну, куда... на вечер сеанс - то есть, значит, на время - или на ночной... - Долго сам краснел от своих объясне. - Извес куда... - Ага, видимо, это и есть вариа, - невозму подыто комис. - Но... в таком случае мой ответ тоже должен слегка варьирова, не так ли? "Мужчина, не хотите ли билетик?.. Не хотите ли иметь билетик?.." М-м? - Спасибо, я уже заимел, - гнусаво подска Витольд. - Да, пожалуй. Благод вас. Что ж, Василий Лукович, поскол вы осведом лучше других, будете сопровож меня. Пошли. - С такими парол да отзыв, - закру головой Звезда, - искать вам, не переиск!.. Посто, - закри он, видя, что Мегре и Вася направи к выходу, - опера Долго! Василь Лукович! Ты хоть в штатское переоде. Иначе какая же... кто же к тебе в форме с такими словами подой! Когда они ушли, Семен Семено расширен глазами посмот на своего помощн: а? Тот пребы в состоя простра - но вот встряхн, приходя в себя, и произ ту же фразу, что и всучива агента 7012 служит: - Ну, едрит твою напопо! Эта фраза вообще была популя в Кимерсв. ГЛАВА ЧЕТВЕ СЫЩИКЕ С СУПЕРГР Часы, которые стоят, все-таки дважды в сутки показыв верное время. Часы, которые спешат, - никогда. К. Прутков-инженер, мысль 151 1 Много будет всего в многотру жизни В.Л.Долгоп, сначала операт, затем исследова ГУ БХС, но сыскной дебют агента 7012 остане в его памяти до конца дней. Даже не весь дебют, а первая проба. Разми, по определ комисс. Конечно, наивно было полаг, что первая встрече ими женщина - да и не на площади, только на подходе к ней - окаже искомым НООСом. Но получи так, что она останови возле них перемен руку, отягоще полной хозяйстве сумкой. Мегре тотчас сделал стойку, устави на нее с томным вопро в глазах. Останов и Вася. - Что, пройти не знаете как? - не поняла женщина; она была рослая, выразите сложен, лет под сорок. - Куда вам надо? - Не предлож ли вы нам билетик, уважае? - осведом комис. - Билетик? Какой?.. Ах, билетик! На вечер сеанс? - в глазах у женщины что-то заискри. Вася на всякий случай отсту на шаг. - Можно и на ночной, - доброду кивнул комис. - Ах, даже и на ночной!.. - Женщина подняла правую руку, затек от сумки, разверну и хлобыст галактиче агента по лицу так, что треск пошел, зашум в полный голос: - Вот тебе и на вечер, и на ночь, и на завтра день, параз кусок! Мало вам площади - на улице уже проходу не дают! И куда это, интере, милиция смотрит! - Вдруг лицо ее выраз ужас, голос измени: - Ой, что это?! Ой мамочки... - и дальше был просто паниче визг. Дама подхват сумку и несоли придерж тесную юбку, помчал в глубину улицы. И издали долго доносил: "Ой мамочка! Ой лышен!.." Вася взгля на Мегре - и сам едва не пусти наутек. Лицо комис колыхал: выгибал влево своей середи, искажая все черты, затем деформа спадала, лицо выравнива... и начин выпячива в противопол сторону. - Порфи Петро, что с вами? Может быть, врача?.. - Нет, нет... - Голос у комисс был неров, шаткий. - Это релакса. Сейчас пройдет... Как это у вас говорят, Василий Лукович: первый блин комом? Через минуту он пришел в норму. Но для Долгоп, который заслонял комисс собой от взгля прохо, это была долгая минута. На площади дело пошло бойчее - но, увы, комом, на грани сканд, глотали они и последу "блины". - Мужчина, имею лишний билетик. Не желаете ли? - Спасибо, я уже... заимел. - Что ж ты так смотр, козел старый! - И красо удалял недовол поход. Аналоги получал и с теми, кто напря предла "удовольс". Больше часа они блужд в сумер по широким тротуа, загляды в вестиб гости "Кассио", "Булчуг", "Туманно Андром" и других, где табунил девочки, посид за стойк баров "Космос", "Спутник" и "Эх, отдохну!", в кафе "Галакт"- и безрезуль. До Васи не сразу дошло, что комис в силу своей галактич неиспорчен, в сущно, не поним первонача, основ смысл "пароля" и "отзыва". Он, как умел, стесня и краснея, объяс суть дела пожил челов. Порфи Петро простод смеялся, утирал выступи слезы: ну, подкузь нас... а еще более, вероя, себя - НООС, лучший сыщик Супергра!.. Попутно Долго, спасая репута родного города, объяснил наличие здесь предлага "билетик" или "удовольс" истор с пропажей "девич сутей": потерпе-де в ней ныне и оказал жертв, так сказать, обществен, даже, точнее, космичес темперам. - Это все ваши белко тела, - сделал неожида вывод Порфи Петро, - легкораздра, возбуди источн "удовольс" и "неудоволь". Но так ли, иначе - другой возможн выйти на связь с НООСом у нас нет. Продолж поиск. Итак, внима!.. Они как раз проход мимо бара "Дельта", в простор именуе кимерсвил "бордель". Женщин в него впуск только в сопровож мужчин, и их немало слонял поблизо, охотниц приятно прове время. Внима комисс привле смуглок, с выпячен яркими губами мулатка в обтягива бюст свитере и корот кожаной юбке; он устре на нее доброду-поощряю взгляд. Та замет, оценила, блесн глазами в припух веках, приблизи танцую поход. - О, какой мужчина! - сказала она горта и пылко. - Хотите иметь билетик, мм? Можем получ удовольс. А, шалуни? - и она похлоп комисс по животу. - Спасибо, я уже... получил. - Ах... ну, если ты уже получил, - мулатка также прогнуса это слово, - так лечись, прият. Шляеш здесь, глазк играешь... Может быть, ты, цыплено? - обратил она к Васе. - Надеюсь, ты еще ничего не заполу? Долго с запылав лицом молча прошел мимо. Мало того, что у него в селе остал невеста Люба, с которой он ничего такого себе еще не позво, - так ему, блюстит порядка, подоб предлож! "Ну и парочка!"- бросила им вслед дама. - А не кажется ли вам, уважае Василий Лукович, - не без ехидс молвил комис, - что данная особа ни по виду своему, ни по возра не может быть отнес к тем злосчас практикан? М-м, шалуни? Вася промол. "Да, конечно же, и из иных мест поналет промышл, - подумал он. - Может, и с других планет в обмен телах... поди уследи!" Ему уже наску этот стран поиск. 2 ... и все получил так не потому, что НООС был глуп. Напро, он был умен, опытен, изощре-коварен, умел рассчиты на много ходов вперед, был последова и неумо. Недаром его имя навод страх не только на рядовых жителей Супергра - на тех все навод страх, - но и на приближ Могуч Шефа. Все было логично: первый раз он появи на Земле, растлен планете, в облике мужчины; конспир требов теперь противополо - появле в облике женщины. Правда, это наруше статьи 5 Галактиче кодекса пси--транспорти, запрещаю менять пол, но кто же в таком случае придержив статей и кодек! Казначей Супергра, ведомс обычно прижими, для такого случая не поскупи, абониро в качес обменн тела прелест плоть стереокиноз Лили Жаме; это тоже было логично. Сама Лили, сотвори себе популярн на ролях девушек из народа, находил в районе Плеяд на съемках галактиче пси--детект "Опята смерти". Пароль и отзыв для конта с агентом 7012 ГУ БХС также были выбраны строго по науке сыска, по тому именно положе ее, что фразы должны быть типичн в среде поиска, желател с интим оттен. В первый свой визит и НООС, и Могучий Шеф (двое великоле мужчин) "пароль" фразу слышали в Кимёрс не раз - и именно с таким оттен. Когда же на прощаль банкете Начал Охраны стал выясн, о каком именно из здешних удовольс (их так много на Земле!) шла в ней речь, высокопостав земляне замял, начали переглядыв. Наконец сосед слева, будучи сильно навес, хлопнул его по плечу: - Слушай, дружище, если они к тебе будут пристав, отвечай: "Спасибо, я уже получил", - он прогнус эти слова, - и они мигом отвяжу! И земляне за столом предал занятию, на благослов Супергр неизвест: начали раскрыв, растяги горизонта свои пищевые отверс и издав ими звуки "Хе-хе!", "Хи-хи!" и даже "Ха-ха!". Поскол НООС выбрал амплуа женщины, ясно, какие слова он взял паролем. ... Да и откуда, действите, было знать инопланет, что он своим выбором вышел на нечто, что и в разнообразн бурля мире Земли стоит над нациями, языками, нравами, оттенк кожи, возраст, даже обществе формаци и философ, что было здесь всегда и да пребу во веки веков. Правил, фраза должна быть типич. Но если бы НООС знал, наско типичн дела касае эта, он наверн поискал бы что-то еще. Он не мог этого знать, ибо на его планете, благослов Супергра, пол, половые призн, половая жизнь были - в силу предосудител - извечно и повсеме замалчив. Настол, что супергра, как правило, не знали своего пола, а те, что догадыва, имели благораз этого не объявл. С осозна своего пола начинае осозна социаль разли, с осозна разли - свободомы, а с него смута. Помимо того, половая энергия есть обществе достоя, которое лучше использо в сублимиров виде. Правда, на закате трудо деятельн каждый ни в чем не провинив супергра имел право взять себе жену; если он к тому же отлича усердием и преданно, то жена могла быть молодой и способ к продолж рода. Такую пару ожидала высокая честь: в сопровожд эскорта мотоцикл доставля ампула со сперматоз Могуч Шефа-и соверша искусстве оплодотво им жены в присутс экстатич ликую супруга. (От этого и происхо "кукар" в официал славосл МПШXX). - Подобн актами половая жизнь на Супергра практич исчерпыва. Сам НООС в силу заслуг и положе мог завести жену, не дожида пенсион возра, и не одну, и даже сам их осчастливл... Но, требуя высокой морали от других, он не позво и себе ничего лишнего и в строго-поведе не уступил бы никакой засушен старой деве, любящей только кошек. (Проницате читат легко заметит несообраз: если на Супергр даже пол фактиче находи под запре, то о каких других, более тонких проявле личнос ее жителей - об их индивидуаль! - может идти речь? А тем самым и` о каком пси--дифференцир личнос, их обмене, транспорти? И он будет прав, наш читат-проница. Истин, намере лидера планеты и его главн помощн НООСа были далеки от облагодетельс поддан связью с иными мирами. Главным официал отлич для супергр было не.отличие одного от другого, а того от треть и т. д., а отличие их всех от всех не их, тик-так-тик-так, ура, кукар! Иномир в супергран телах только явили бы населе ненуж соблазн и смяте умов, об этом и речи быть не могло. Да и поним властит, что каждый супергра совершил бы пси--перелет только один раз. Подлин намере были другие. Ну, во-первых, практиче бессмер для МПШ и избран им лиц путем перех по мере старе во все новые молодые тела. Затем - ускорен пси--обрабо не совсем еще стандар личнос, которая в машине будет делат куда быстрее, с электро скорос, и надеж, чем вручную. Для подруч НООСа смена тел и обликов неограни расшир возможн слежки, провока, разоблач загово... Словом, виды были обшир. И вот - пошли по шерсть, а вернул стрижен!) Все было продум, все было логично. НООС инкогн записа в кассеты, их достав на Землю. Здесь после всучива он принял облик блонди Лили (крутая грудь, прямая спина с высокой талией, подтяну живот, строй ноги с тугими бедрами, чуть полнова руки и плечи, округ простов лицо со вздерну носом и лучисто-синими глазами, роскош кудри) - и прямо из кабины VII класса двину в кремо вечер платье на задание. На Привокзал площади первым ей попался на глаза рослый молодой мужчина, который медле прогулив около гости и явно кого-то высматр. Лили подошла, мелодич голосом произне "пароль". Мужчина - это был приехав в Кимерсв на соревнов баскетбо - остолбе от неожида удачи, потом сказал: - Ага. Желаю. Пошли! Отказат значило раскр себя, ничего не сделав. Жизнь НООСа не была бедна сильн ощущени, но ничего, подобн пережива этой ночи, с ним не случал. Спортс выпус его-ее из своего номера только утром. Исходя из норм жизни своей планеты НООС воспри этот факт как прискор исключе; следую контакт, даже если он окаже ошибоч, несомн будет более пристой. Увы, выяснил, что первый мужчина не был исключе. Все другие клевали на "пароль" Лили (точнее, на нее саму) столь же молниен. Даже когда она, чтобы отвязат, назнач немалую плату и требов деньги вперед, многих и это не устраш. Но отзыв: "Спасибо, я уже получил!"- не прогну ни один. Выясни и другой озадачива факт: на этой разнузда планете, оказыва, много языков! На каком же именно Лили следует произно пароль в междунаро пси--порту и на каком она услышит отзыв?! Но никакие трудно не могли останов НООСа на пути исполн государстве долга, тик-так, тик-так, ура, кукар! Он быстро освоил языки в нужных преде: - L`homme, voule-vous avoir une plaisir? - The Man, will have a pleasure? - Der Mann, wollen Sie das Behagen haben? ... и так далее, вплоть до суахили. К сожале, это не помогло. Языки были разными, разли были внешно, одежды, даже оттенки кожи мужчин, но реакция оставал той же: - Oui, je voule! - Yes, I`will! - O, ja, ich will! ... и все в том же духе, опять-таки вплоть до суахили. С суахили ей особе не везло. "Ну, что за планета, - огорчал Лили после очеред ошибки, - невозм работ! Неужели им неизвес, что половая энергия, будучи сублимиро и обобщ, дает такие взлеты коллектив энтузиа, восторже безме преданн, усердия, ярости масс. А они... м-м-м!.. Ооо!.. Ыаххх!.." Очень скоро Лили благод внешно и знанию языков приобр репут красо класса люкс и тем исключи из круга предлага себя на Привокзал площади. Образова постоян клиент, которую она приним в роскош номере гостин "Кассио"; кроме баскетбо команды, в нее входили коммерс с черного рынка сутей, иные сомнител, но денеж лично. Помимо того, главный опекун красо Жорж-Базиль Креще - кучеря, весь волоса, с блестящ глазами и переби носом - время от времени приво к ней солид интурис, коих требова "вышиб из монет". Началь Охраны и Общеплане Сыска благослов Супергра познал сам и помог познать клиен немало удовольс. Нельзя сказать, чтобы он не испыты мучител раздвоенн. Испыты. С одной стороны, оказа в двусмысле положе среди сомнител, даже преступ субъек - и субъе эти не только не трепет, не ждали от него скорой распр, но даже облад им-ей, утвержд себя. А с другой... о, с другой! Тело тоже лично, особе женское тело. И напра НООС прене запре галактиче кодекса: сейчас его первич лично борол с новой индивидуаль - индивидуаль больших тугих грудей, красивых бедер, плавной линии плеч и выгиба спины, индивидуаль лучисто-томного взгляда и медле опускае ресниц. И когда кто-то из поклонн восхищ задыхающ голосом: "О, какая кожа, какие плечи! А грудь!.."- то НООС испыты то же чувство закон гордо, как и прежде, когда получал похвалы и награды от Могуч Шефа за поддерж порядка в Супергра. Когда побежд чувство долга, он усколь от опекуна и поклонн на площадь, прове "паролем" незнако. Но и при этом как-то само собой выход, что ноги несли Лили к незнако цветущ возра и здоро, рослым, ражим; именно такие казал ей возможн агент 7012. Резуль, увы, был обычный; да потом еще Жора Креще устраи сцены, кричал: "Мало тебе? Ну что ты за ...?!"- и даже таскал Лили за волосы. (А может, это было не "увы", и не только чувство долга влекло НООСа к подоб контак? Себе-то он не мог не признат, что новое состоя и новые пережив на Земле наполн его жизнь куда больше, чем она была наполн на Супергра, при всей власти там, славе и трепете окружаю. И дело было не только в теле - в нравстве отноше НООС, как и все другие приближе МПШ-XXIII, тик-так, тик-так, ура, кукар, был, не мог не быть проститу. И там он вступал в сомнител связи, заклю сквер сделки, лгал словом, видом и делом, выражал - ну, только что не телесно - горячую любовь к тем, кого на самом деле прези и ненави. Но там, при дворе Могуч Шефа, достиже цели: власти, наград, казни соперни - всегда было отдел от усилий немалым сроком, затуман страхом и неопределен: то ли выйдет, то ли нет. А здесь... о, здесь все очень быстро заверша действи, сладост резуль коих заключа в них самих. В действ этих Лили все больше поним толк.) Но когда девица Изабе Нетель, наперсн и служа, взятая с площади, со смешком рассказ, что около злачных мест слоняе какой-то пожилой приду в сопровожд парня, только что не облизыва, глядя на девиц, а когда те ему предлаг, гнуса: "Спасибо я уже заимел!" или "Спасибо, я уже получил!"- НООС почувств холод внутри. Не от чувства долга и ответствен, а от простой вины и страха. Он вспом, что находи на чужой планете, в чужом теле (кое по минова срока аренды приде вернуть), прибыл по заданию государств важно... а чего достиг? Ведь, в сущно, промежуто, второстеп делом был выход на связь с агентом Галактиче управле БХС, главной же целью остае поиск Характ МПШ. И как-то так получил, что второстеп цель увлекла, обросла подробнос, заслон главную. Разнежи! Галактиче агент вникнет, поймет - и вернет его как несправивш на Супергра. А там - о, там с ним сделают то, что он делал с проваливш или злоупотреби довер агент. Сделают с особым удовольст. Об этом жутко было и думать. Таким образом, когда усталые, разочаров Мегре и Вася, прекра поиск, направля к "Балчугу", где комисс был заказан номер, из соседней "Кассио" выбеж и двинул напере им пышная блонди в голубом, под цвет глаз, халат с разрез и в малино сапож. В десяти шагах она перешла с бега на четкий шаг, останови на устав дистан от комисс, щелкн каблучк, опуст руки по разре и хриплов контра произне завет фразу. - Ага, - довол вздох Порфи Петро, сказав отзыв, - наконец-то! Значит, вы и есть НООС, представи потерпе стороны. Ну, и как успехи? - Доклады, эксцел. - Блонди все так же держала руки по разре. - За время нахожде в пси--порту в порядке поиска, изуче обстано и налажив связей обслуж девяно восемь мужчин: на время - шестьд один, на ночь - тридц семь. Выручен деньги за вычетом необход расхо полож в Инопланет на счет Могуч Пожизнен Шефа, тик-так, тик-так, ура, кукар! - Она вздерн подборо с ямочкой, сжала губы. Мегре и Долго тоже стояли навытя. Оба ждали, что НООС сообщит им по делу. Но продолж не последо. - Как, - сказал комис, - это все? Но... неужели столь обшир клиен... пардон, агент не вывела вас на след? - Никак нет, эксцел! Собран сведе недостат, необхо продолж работу. Надеюсь на вашу помощь и проницатель, эксцел! - Вольно, - произ комис. - Приблизь. Как же тебя зовут, милочка? - Он взял подошед блонди за подборо. - Лили, мсье. - Ее глаза кокетл проси. - Всегда к вашим услугам, мсье! 3 Не было в истории Кимерсвиль ОБХС более странн совеща, чем то, которое состоял на следую вечер. Не только по составу участни: два землян - Звезда и Вася, марсиа Виа-Скрип, супергра НООС и галактиче агент неопределе происхожд, но и по месту: в номере красо Лили. Семен Семено решил прикин, наскол апартам мадам подой для сбора информа от ее клиен - путем подслушив и съемки. Дорогие ковры в темно-красных узорах на полу в гости (гостям пришлось переобу в предложе хозяй комнат туфли), оваль зеркала в бронзо рамах, скрытое в стенах тепло-желтое освеще, которое молодило всех, шкаф-бар с обилием напит. Через раскры двери спальни был виден туалет столик, сплошь уставле парфюме, и главный предмет - широкое ложе, оформле под носовую часть старинн парусн, ковчег любви, обитый розовым шелком. Сама хозяйка, подви и надушен, была в вечерней спецоде - стега халат телесн цвета с кружев отороч; он то и дело распахив, показы то край корот рубашки, то вырез вверху, такой головокружи глубо, что взглянув тянуло туда, как в пропа. Словом, обстано была крайне неофициал. Мегре благодушест в глубо кресле, попыхи трубкой. Витольд Адамо рассматр бар. Вася Долго был нескол не в себе, сидел на стуле, подоб ноги, а когда Лили проход близь него, обдавая душистым теплом, весь внутре сжима. Хозяйка хлопот: пригото кофе, разлила его по золоче чашеч, выстав к нему початую бутылку коньяку "Напол", рюмочки. Витольд - как ни грозил ему взгля начотд - налил себе до краев. Один Семен Семено пытался направ ход совеща. Узнав о похожде НООСа, он кипел от возмуще и хотел ясности. - Так как же это все-таки получил, - вопро он, наклоня вперед и багро лицом и лысиной, - уважае... уважае? - не знаю, как вас теперь и велич, что более чем за месяц пребыва у нас в Кимерсв инкогн... и не просто пребыва, а довол, кхе-гм, бурной деятельн, - вы ни на шаг не приблизи к решению задачи, ради которой прибыли? Главное дело, вращал-то вы среди того злачн люда, который почти навер к пси--махинац причас. Как же так? Извин, но у нас в подоб случаях ставят вопрос о служеб несоответ. Говоря это, Звезда погляды на Мегре, искал у него поддер. Не по душе пришл НООСу его речь. Настол не по душе, что сквозь очаровате облик Лили на минуту проглян что-то беспоща жесто, сухое и даже, как показал Васе, крючкон; сам голос измени. - Соверше не по рангу вам, агент без номера, ставить мне такие вопросы! Что же до несоответ, то свое вы давно доказ: это при вашем попустител... и по вашей вине! - соверша хищения сутей. Да за одно это вас!.. Вы думаете, если я здесь такая... общедосту, - голос снова измени, стал слезли, - так вы можете себе все позвол! Слабую женщину... даже у нее в гостях... - она всхлипн. - Только один... единстве среди всех, безме мощный и бесконе мудрый, наш Могучий Пожизне Шеф, тик-так, тик-так, ура, кукар! - голос Лили сделался сталь, она вздерн подборо, лязгнув челюст. - Только он вправе потребо от меня отчет. И я ему его дам. Он поймет!.. - и опять в голосе слеза и надрыв. В ней будто борол две лично. "Занятно!"- подумал Витольд Адамо, допивая коньяк. Во время речи Лили тоже погляды на Мегре, ожидая, что он примет ее сторону. Тот слушал, все понимал и молчал. Он сочувств Звездар, но не осуждал и НООСа. Комис понимал его-ее, может быть, даже лучше, чем супергра сам себя в данной ситуа. Вся загвоз была в теле - в этом хлипком, полужид, меняюще и самое главное - очень чувствите ко внешним и внутрен раздраже белко теле. Большую часть ощуще его информаци (нерв) система превращ из простых сигна о мире и своем состоя в прият и неприят, в "удовольс" и "неудобс"... и так вплоть до "выгод" и "потерь", "побед" и "пораже", "счастья" и "горя". В извест мере такие искаже объектив свойств и другим сущест, в небелко телах, но здесь они довед до такой крайней степени, что странно не то, что Лили-НООС свихнул с пути, а что все земляне не свихива. Ведь "прият"- то, чего хочется побол, а "неприят"- помен. За громким возмуще Звездар и тихим, но вполне ощути Васи Луков - многовек опыт разум жизни в таких телах, породив мораль нормы, умение сдержив себя "во страс". Но у НООСа ничего этого нет. Вот и... "Кстати, - думал Порфи Петро, - а каковы эти ее, Лили, удовольс, что, предла их, она идет нарасх? Неужели сильнее моих?" (За сутки жизни в белко теле он тоже кое-что отведал - сверх удовольс еды и питья. Придя вчера вечером в свой номер, комис отворил окно, не захлоп дверь. Получи сквозня - он чихнул. Тело чихнуло. Ощуще было настол бодря, прият, что он и не стал закрыв дверь, настрои - и расчиха так, что к номеру начали сбегат люди. Позже, перед отходом ко сну, он, согла инструк, решил вымыть ноги: напус в ванну теплой воды, сел на край, погру в нее натруже за день ступни. Ощуще было просто небес, а когда приня размин пальцы, массиро подошвы, так даже челюсть отвисла от удовольс. Теоретич агент понимал, в чем здесь дело: ноги людей суть бывшие обезья лапы, которые обслужи столь же богатая нервная сеть, как и нынеш их руки. Теперь ноги выродил в подста для ходьбы, нервная сеть не нагруж и с чрезмер активно восприни любые сигналы, наруша ее застой. Но теория одно, а отвис от наслажд челюсть и довол сопение - совсем другое.) Кроме того - стремле к первенс, думал Мегре, снисходит погляды на хозяйку номера. На Супергра НООС был первым замести МПШ, естеств и здесь, коли так вышло, стать не какой-нибудь, а первой шлюхой города. Натуру не передел. Ишь, довол, что приним нас с шиком: в люксе, кофе в золоче чашеч, конья... - Кстати, - молвил наконец комис, - как там у вас сейчас дела? Расскаж. Лили села, облокот белой рукой о столик, горес вздохн. Дела на Супергра плохи. Мало того, что Могучий Шеф под натис придво подписы любые указы, которые те составл в своих интере и для ущемле противн, как бы эти указы ни противоре один-другому. Мало того, что он, поддава наветам, интри, давлен, то лишает своего располож одних приближе (а тем и постов, званий, наград), отдает его другим, то - под влиян новых наветов и интриг - передумы, низвер возвыше, возвращ опаль- или заводит новых фавори... из-за чего при дворе и в министерс полный хаос, никто не знает, кого следует бояться и кем помык. Но и в семей жизни МПШ идет полный развал. Его ГСПЖ-А, Главная Сидящая по Правую руку Жена, почуяв слабину, первая завела себе любовни среди молодых офице двора... да-да, не одного, а нескол! (Лили покач головой, осужда поджала губы). Ее примеру последо и все другие жены Шефа - правые и левые, ближние и дальние. Разумее, НООС по долгу службы открыл Могуч Шефу глаза. Но тот вместо того чтобы предоста его людям действо, как надле в таких случаях, решил мстить невер женам сам. В одну из ночей, когда Главная Жена уединил с любовни в спальне, он подкра к ее окну с кирпич с целью разбить зеркаль стекла и напуг. Но никак не мог решит: поднимал кирпич, замахив, опускал, отхлебы для храбро из фляги, снова замахив и опускал... пока наблюда издали офицер охраны не приблиз, чтобы всепочтител отговор и увести. МПШ-XXIII дал себя отговор и увести, но по дороге плакал на груди охранн и обзывал Главную Супругу, первую даму планеты, непотреб словами. - Короче, вел себя как дерьмо, - жестко заклю комис. - Да, - вздохн Лили, - наш Могучий Пожизне Шеф теперь дерьмо, тик-так, тик-так, ура, кукар! 4 - Теперь вопрос к вам, - Мегре взгля на Звездар. - Хищение сутей дело специфиче. Сути руками не ухват. Все дейст с ними: считыва, запомин, комплект, перед, введе в тела -. происхо в (пси-)-ВМ с электро четкос и надежно. Такие (пси-)-ВМ в вашем участке Галакт созданы и обслужива кристалло Прокс. Так не ...? - он не закон, но вопрос и так был понятен. Семен Семено задума. Вопрос откры соблазните возможн выгород родную планету, свалить все на сути кристалло, обслужив кимерсвил (пси-)-машину. Действите, как бы это люди смогли: "Сути руками не ухват!" Но... в истории земной криминали, которую начал ОБХС изучил, самые обшир главы напис о хищен, соверше не благод ловко рук и разбой отваге, даже не с помощью отмычек, фомок и иной техники, а о других - под названи "мошенниче", "ложные банкрот", "пересор", "измене техноло", "корректир планов", "усушка-утруска" и многих им подоб, требова ловко ума и нулевой совести. В этих делах люди тоже не промах, скромни не надо. С другой стороны, есть ли основа бросать тень на кристалло? Да, в принц, они могут это: все опера в машине в их власти и неподконт людям. Блоки-машины находя в наглухо забетониров подземе, куда идут только кабели; проникн туда можно лишь в сутях. Но кристалл не умеют другое: скрыв что-либо. Они не смогли бы скрыть свои махина. Семен Семено доскона изучил эту сторону психики проксим, беседуя с Христиа Христофоро Казе, академи и главным инжене (пси-)-ВМ. (На самом деле он был не Христ Христофор, а суть кристалл высшей сложно и надежно, не меняю свои качес в любых нагрузо режимах, от холост хода до коротк замыка - от х.х. до к.з. на языке электри). Беседов с ним приходи по машинн телеф, поско воплоща в челове тело, белко, медле действу, Христиан Христофор, как и все его подчине, не любил. Для кристалло с их жестким телом, объяс X. X. Казе, вся жизнь сосредото в обмене информа; чем он значител, тем больше жизни. Для них обмен сутями и даже личност - обыденн. По этой же причине для проксим попытка что-то скрыть самоубийст: она обрек на самоизол, молча, вечное существов в своем теле. У них этого просто нет. - Нет, - сказал Звезда, - это наши смикит. Но как? - И сразу почувств излучен на него комисса одобре и доверие. "Так это он меня прове!"- догада началь отдела. Мегре выколо в пепельн трубку, спрятал ее в карман, оглядел всех; теперь он вел совеща. - Истина одна - заблужд много. Мудро проста и бесхитро - ложь сложна и изощре. Прямой путь к.цели один- кривых, петляю множес. Только чем они кривей,, тем трудней дойти и легче заблуди... - Сейчас в облике и голосе его было много вселенс: комис не говорил, а вещал. - Я. это к тому, что ваши, пусть и не высказа, но отчетл чувству надежды: вот прибыл агент Галактиче управле, он все раскр, - напра. Пситранспорт возни в цивилиза, которые с начала своего и до сих пор слыхом не слыхив о воровс, мошенниче, насилии, лжи... - эти слова он выгово с таким отвраще, что даже спазма прошла по горлу. - Полагаю, не нужно объясн, почему этот метод, требую высокой чистоты ума и духа, возник именно там, а равно и почему цивилиз, изощряющ в обмане и насилии, обреч топтат на месте, прозяб на интеллекту задвор Мира. А то и на гибель... Хочу лишь предлож вам количеств крите помяну нравстве чистоты цивилиз, пригод для объедин с другими. Он помол, обдумы, снова оглядел всех. - В вашем мире электро основ на полупроводн криста довол высокой чистоты: один атом примеси приходи на десятки или сотни миллио атомов полупрово. Вдумайт в это: какая разница - один "вредный" атом на сотню миллио, или пять, или десять? Ни по цвету, ни по плотно, ни по твердо такие криста не отлич. Но первый обеспеч эффекты, применя в электро, а второй можно выбрасы на помойку. Так вот, нескол пси--хищни, нескол десят пси-фарцовщ... или сколько там их есть? - могут сделать то же самое с цивилизац Солнеч системы. Там, - комис указал вниз и немного в сторону, где находил область галактиче Ядра, - никто не станет (да и не сможет) учитыв, что осталь десятки миллиар разум существ здесь ведут себя вполне нравств. Не смогут принять во внима и то, что в неприятно повинна только одна планета. Приго будет: "К общению не годятся". На галактич карте вашу звезду обведут кружком - и все. Звезда передер плечами, так зябко ему стало в уютном номере Лили от этих слов. - Вернусь к тому, с чего начал, - продол комис. - Все способы хищения сутей, - его лицо опять исказ гримаса, - имеют местную специф, и то, что мне извес о таких делах в других местах, пример здесь рискова. Может помочь, но может и запут. Поэтому лучше исход из того, что все мы пока знаем одинак мало... - Мегре наконец позво себе улыбнут. - Можно предполо, что злоумышле, во-первых, отменно, на уровне кристалло, знакомы с техни пси--опера и, во-вторых, изобр некий способ, позволя им, так сказать, выдерги из масси пси--сутей самые выразител, редкие и ценные. А это значит, что они - люди мысля, знающие, одарен. Настол мысля-знающие-одарен, что - особе в сочета с их преступ аморально - в них можно подозре синтеинтел. Они начин себя чужими дарован, знани, дальновидн, позволя предугады и наши ходы... Словом, их голыми руками не возьм. Комис помол, снова оглядел всех: - Взять их можно только их же оружием: новой сильной идеей. Ее они предуга и обезвре не смогут, - Какой идеей? - спросил Витольд. - Идеей чего? - Не знаю пока, ни "какой", ни "чего". Надо думать, вникать в специ - искать. - Ах, какая речь! - горячо сказала Лили. - Я уверена, что вы непрем отыщете и идею, и Харак Шефа, эксцел! Как же я буду благода вам от имени спасен Супергра! Она так и потянул к комисс в порыве предсто благодарн; халатик совсем распахн. Мегре глядел на нее с большим интере. Закон совеща, борцы с хищени сутей покид номер. Лили стояла в прихо, оперш одной рукой о стену, другой о крутое бедро, и на прощал кивки отвеч улыбкой, в которой сквозил вопрос: как, и это все?.. И каждый, удаля, чувство себя немного дураком. Когда же длинным коридо дошли до лифта, издали, от люкса, прозву лукавое контрал: - Monsieur, vous vous-oubliez son pipe! * * Мсье, вы забыли свою трубку! (Франц.). - О, в самом деле! - Мегре хлопнул себя по карману, кивнул спутни, заспе обратно. Отдел спустил в вестиб. - Может, нам его подожд? - предло Вася. - Нет, - покачал головой Звезда, - это займет много времени. Он ничего не забыл. Просто Лили напомн ему, что он в извест мере француз. Они вышли наружу, зашаг через пустею к ночи площадь. Только башня пси-вокзала жила, господств над ней, светил сверху донизу, пульсир поток пассажи. Столбы голуб ионизирова воздуха уходили от вихре антенн во тьму, указыв направл пси--трасс. - А речь была сильная, - молвил Витольд Адамо. - Речи - они все сильные, - отозва Звезда. - Особе если товарищ прибыл из Галактиче центра. - Так аппарат в люксе-то мадам Лили будем устанавли, Семеныч? - спросил Витольд. - Не стоит, - подумав, сказал началь отдела. - Мы же не собира снимать многосери порнографич фильм. ГЛАВА ПЯТАЯ КОНСИЛ У СТЕНЫ ПЛАЧА Один критя сказал, что все критяне лжецы, - и вот уже две тысячи лет ученые не могут успокои: соврал он или сказал правду? А чего гадать-то: обидели его там, на Крите, объегор. Может, увели жену. Или пообещ кварт, да не дали. Вот он и полив. К. Прутков-инженер, мысль 203 Пробные тела в Кимерсвил ОБХС доставл в желтом фургоне с надписью "Спецмедсл". Более ничего привоз не требова. ЗУ "некомпле" соеди с отделом СВЧ-кабель, выведен на специал пульт - весьма сложный, занимав стену в особой комнате. Отсюда и назва "стена плача"- в ином вариа "стена воя". Всего хватало, всякое слышал из динам пульта: и плач, и вой, и скрежет зубов. ... Хотя, как мы отмеч, перераб сутей в пси--машине и трансл их подобны действ с электриче сигнал, несущ обычную информ (слова, числа, изображ), читат впадет в ошибку, если решит, что это одно и то же. О, нет! Психиче сути, ингреди лично, несут в себе заряд свободы воли, активно, даже регенерат возбудим (той, что выраж слова: "А по какому праву вы, милости госуд?.."- или в наш демократич век: "Шё ты сказал?! Да кто ты такой?!"). Проще говоря, пси--сути это информа, которая даже и в машин схемах знает себе цену, свои права и может за себя посто. Поэтому - разов анало - машинные опера с сутями настол же хлопотл перераб пассив информа, наскол перево пассажи хлопотл перемещ грузов в контейн. И это еще в нормаль, благополу случаях, когда пасса задержива в блоках (пси-)-ВМ самое большее на часы (при подборе групп турис). Злосчас же "некомпле" приходи маринов, пока разыскива недоста их сути. Предста себе пассажи в поезде дальн, очень дальн следова, который у последн светоф перед конеч станц (когда все оделись, достали чемод) стал и ни с места - час, другой, третий... да умнож это на в тысячи раз большие, чем в обычном мире, скоро реакций и дейст каждого в электро машине, да добавьте самое главное: у каждого чего-то не хватает, и крупно не хватает; но он, естеств, более замеч неполноцен окружаю, а не свою. Вот так - и то лишь отдале - можно понять психиче обстано в ЗУ "некомпле" и какие там царили нравы. Пробные тела как раз и предназнач для опроса потерпе "некомпле" и для контр их психики. Печаль опыт показал, что некото из них, очутивш наконец в теле - неважно, каком и чьем! - ведут себя безрасс: отказыва покин тело после опроса, лезут в драку со служите и т. п. Поэтому решили: лучше собствен их телами не риско - пусть храня в анаби до полного восстанов личнос. Пробные же тела сдавали напро - на дни, на недели за сходную плату - самые кимерсвил забулд; для них это был промы вроде собира бутылок. Наибо котирова хилые, некраси тела и несимпати лица, чтобы охотни позарит на них среди "некомпле" было помен. Кроме того, с пробник в необход случаях разреша обращат грубо. Обычно в желтом фургоне доставл два пробных тела - второе для запаса, на случай, если первое выйдет из строя. Но сегодня носилки для запасн заняло тело професс Ворон, котор предсто вернуть в жизнь. Этот Воронов был весьма хлопот "некомпле": исчезнов, интелле и специал памяти об этике и эстет как-то слишком уж растормо его мощный дух - он часто сканда, орал в динам со стены -пульта: "Требую свободы! Верните мне лично! Верните тело! Долой насилие над личнос! Сатрапы!.." К нему присоедин осталь, в ЗУ начина бедлам. На других носил лежал ниц прихваче ремнями пробник - долгов мужчина с морщини шеей, худой настол, что под кожей выделял не только лопатки, позво и ребра, но и кости таза. Темные волосы на голове окруж аккурат, как тонзура у католиче монахов, плешь. Сотрудн ОБХС не слишком стремил посещ комнату с выход пультом ЗУ "некомпле". Пульт был в максимал степени оснащен как для общения "некомпле" между собой и с внешним миром: микрофо, иконоско, так и для их развлеч: электрон игров автомат, проигрыват, даже имитато звуков, видов, запахов. Эти развлеч и общения призв были разряж активно и эмоции "некомпле"- но, к сожале, отрицате чувства у них быстрее накаплива, чем расходова. Пустая комната со "стеной плача" всегда была наполн перебран, галде. Когда же в ней, в зоне восприя "некомпле", оказыва кто-то из отдела, то без высказыв в его адрес - и хорошо еще, если на уровне: "Ишь, ходит! Нажевал рожу на казен харчах, а мы здесь пропа!"- не обходил. Звучав в динами голоса не были, понят дело, собствен голос некомпле личнос - просто каждая имела свою полосу звуко частот и модулиро ее смыслов сигнал. Но этак-то получал даже обидней. Читат с этим согласи, если предста на минуту, что выслуши реплики в свой адрес от автом с газирова водой. Из сказанн станови понят то далеко не радост настрое, с которым Семен Семено Звезда шел и вел всех: Мегре, сыщике Лили, Витол, Васю Долгоп и даже жену поэта Майск, приглаше на "очную ставку" с супру, - к "стене плача". В наилуч располож духа была в это утро Лили, которая опирал на руку комисс с видом владел. У самого же Порфи Петров вид был кислый, помятый: удовлетв любопыт, он на будущее все-таки решил ограничи опускан ступней в теплую воду. Большая комната без окон, с яркими лампами в потолке и линолеу полом была раздел проволоч сетками на три отсека. В левом лежали на носилкахсам доставле тела; там же облача в пластмасс доспехи и защит шлем лысый, атлетичес вида служит Лаврен Павло. Исследова вошли в отсек управле, где находил полукру панель с рядами рукоя, клавиш и контакт гнезд. Впереди за сеткой был главный, самый обшир сектор со "стеной плача": вверху ее расположи динам, микроф, объект иконоск, кубы имитато и игровых автома; ниже - плоские зевы контакт разъе. А далее и эта стена, и боковые были обиты в рост челов кожис пласти. В серед пола был привин табурет. Пока входили, на стене из динами слыша галдеж. Но тотчас все стихло. Все почувство, что их рассматри. Семен Семено решил сразу задать тон, показ себя этаким отцом-команди, гаркнул бодро: - Здорово, орлы! Нескол секунд тишины. Потом среднечаст голос с механич артикуля сказал внятно: - Приве, сволочь. - Э-э, хамите... - огорчи началь отдела. - Стараеш для вас, ночей не досыпа, а вы!.. - Видим, как старает, с кем ночей не досыпа, - произ голос тоном пониже. - С девочк явились, поразвле. - А эта белень, пухлень ничего, - заметил третий. - Я бы такую тоже поразвл. - Эй, детка, обессучив и давай сюда! - поддал четвер. - Мы хоть и электриче, но все можем. Лили заблест глазк, повела плечом, послала в сторону динам воздуш поцелуй; внима мужчин возбужд ее. Жена поэта смущенно спрятал за спины. - Она не может обессучи, разве ты не видишь! - прокомменти еще голос. В слова был вложен иной, поганый смысл. "Некомпл" поняли, загогот во все динам. - Звездун-свистун, а ты которую? - спросил высокий голос. - Ну вы, лишенцы! - заорал Звезда, побагро по самую шею, хряпнул кулаком по панели так,, что в ней что-то звякн. - Всех выключу! Мы к вам с радос, выпуск одного будем, а вы ведете себя, как босяки в кичмане. Его не так легко было вывести из себя, но "некомпл" имели опыт. В динами раздал свисты, улюлюка, вой. - Да тише вы! - послыша задавле голос. - Кого выпуск-то будете? Может, меня? Милень, меня?! - Професс Ворон Илью Андреев! - возгла началь отдела. - Братцы, "беснова" будут выпуск! Да он у вас все разне!.. - В динами заулюлю, засканда пуще прежн. - Нет, так работ нельзя, - Семен Семено вывел ручку громко на нуль, динам умолкли. - Не придава этому значе, - поверну он к гостям. - Все они люди выдающи, но, к сожале, лишен черт, которые сделали их выдающи. Действу, Лаврен Павло. Служит за перегоро сказал: "Сэйчас!"- ловко прила к голове и телу професс (довол раскормле, с волоса спиной) контак, рассте ремни, вкатил носилки под "стену плача". Затем воткнул штекер колодки на другом конце гибких кабелей от контак в разъемы, вышел и запер за собой дверцу. Наступ очередь Витол Адамов и Звездар. Первый вставил кассету с изъят у "соискат" Вани Крика сутями в гнездо панели, склони над клавиш, набирал коды команд. Семен же Семено следил за свече индикат, колебан прибор стрелок, поворач корректир рукоя. Восстанов травмиров лично путем введе пси--сутей в тело одноврем из двух источни, из ЗУ и из кассеты, было занятием тонким, не алгоритмизи, здесь немалую роль играла интуи операто. На лбу Звездар высту пот. Первыми вошли в тело сути из ЗУ "некомпле", низшие составл лично Ворон: они усилили, взбодр дремав в теле животную Ы-активно. Тело напрягл, выгнул, поднял на носил на четвере, неукл слезло: ноги согнуты в коленях, руки в локтях, голова вперед. - Ы-ы! - ощери интегриру профес, выгнул спину дугой. - Ы-ы-ы!.. Оглядел себя, почесал грудь, начал озират по сторо. Заметил людей за сеткой, присмотр - ощери еще пуще: - Ы-ы... баба! - и, весь напружини, потяну туда, шагнул. Жгуты прово натянул, останов его. Витольд Адамо нажал новые клавиши. Звезда поворо рукоя перекрыл поток пси--зарядов из машины. Свето индикат кассеты на панели стали меркн на глазах: в лично Ворон вливал похищен суть, стержн для его интелле и духовн облика. И во внешно професс произо любопыт эволю: на лице, недавно еще тупом, упроще сглажен, появил много мелких черто, морщи, тонких напряже лицевых мышц, свойстве осмыслен выраже. В глазах прошли, сменяя друг друга, тревога, недоволь, изумлен вопрос к себе, стыд... Человек, приходя в себя, провел рукой по щекам, выпрями, переде плечами, потряс головой. Через минуту индика кассеты погас. Воронов нормаль глазами взглянул на людей за сеткой, сказал звучным голосом. - Батюшки, да здесь дамы! - и прикры. Служит вошел в отсек, снял с професс контак. - Приветс вас на Земле, Илья Андрее! - произ началь отдела традицио фразу. - Ваша одежда в левом отсеке, прошу вас туда. - Те-те-те, уважае товарищ Звездун-Звезда, - Воронов поднял правую руку и, по-прежн прикрыв левой, погро пальцем, - не делайте, как говори, le bonne mine au mauvias jeu! * Я уже давно на Земле. Полгода! И вам я их припо, эти полгода моей жизни. Как говори, никто не забыт и ничто не забыто, да-с! -------------- * Хорошую мину при плохой игре. (Франц.). --------------- - Ступай, дорогой, - служит мощной дланью напра професс к дверце, - одева скорей. Никто, говор, и ничто не забыто? А как ты меня обзывал, помнишь? Одева живей, прият, мне нужен твой шиворот. - Лаврен Павло, - строго сказал Звезда, - вы на работе! Снаряжа, пожалуй, пробн. - А... сэйчас! Ладно, дорогой, - обрати служит к Ворон, который теперь спешил одеться и убрат, - уходи целый. Ничего, я не все время на работе. И теперь у тебя есть не только голос, чтобы оскорбл, но и морда. Под это напутст он приня прилажи контак к телу пробн. Профес Воронов, застегив на ходу, вылетел в коридор, его "Безобрр!" прозвуч где-то вдали. Мегре взгля на Звезда неодобрит, а Лили-НООС с открове презрен: как распу подчине! - Незамен человек, - развел руками Семен Семено. - Его тоже надо понять. Так, - он поверну к жене поэта, - займе вашим делом. Вы желаете забрать вашего мужа таким, каков он есть, правил? - Та кивнула. - Чуднен. Мы вправе отпуст его "некомплек", руководст теми же соображен, по каким психиа отпуск из клиник не опасных для окружаю душевнобо. Вы сейчас с ним побесед, оцените, наскол он в норме и в форме, и если не передум, то с богом. Только выдвинь, будьте любезны, вперед. Жена поэта вышла к сетке. Служит вкатил под "стену плача" обряже пробное тело. Витольд Адамо игрой клавиш на панели послал в него из ЗУ "некомпле" лично Майск. Этот мужчина не гыкал, не дерга, не выгиба - слез с носилок, вяло осмотре, сел на табурет, сунув руки между колен. Спереди он, надо призн, выгля ничуть не привлекате, чем со спины: низкий покатый лоб, так же далеко отступа назад подборо, малень глазки, широкие брови, приподн в каком-то горест удивле, жилис шея с крупным кадыком вынос голову более вперед, чем вверх. Единстве замечател предм на лице был нос - большой, лилово-красный и бугрис. На впалой безвол груди был оваль сизый шрам от пулев ранения - под левым соском, напротив сердца. - Но это не мой муж! - восклик женщина. - Пробное тело принадл Спирид Яковлев Математик, сорока пяти лет, без определе занятий, - пояснил начотд, пожал плечами, - чем богаты, тем и рады. Мужчина поднял голову, взгля на сетку, молвил сипло: - Здрас, чего ж это я не твой? А чей же еще? - Вы призна, что это ваша жена? - спросил Звезда. - Моя, а чья же еще? Люська, Людмила Сергее Майская. - Олеже-ек! - жена всхлипн, прилож платок к глазам. - А чего это ты сразу начина: не мо-ой!.. Другого, что ли, завела? Смотри мне! - Олежек, ну о чем ты говор! Но тело у тебя какое-то... - А что? - мужчина оглядел себя. - Тело как тело. Без плавни. Без хобота. Без чешуи. Без рогов... - он снова с сомнен погля на свою Людмилу. - То есть я так полагаю, что без рогов. Смотри, если узнаю!.. А тело - хоть каким-то разжи. - Но ведь... не твое оно. - Ну, это - было ваше, будет наше. (Началь ОБХС обменя взгля с Витоль: не понрави обоим такое сужде "некомпл"). Ну... так как оно ничего? - мужчина с натугой улыбну. - Скажите, - Семен Семено решил оживить беседу, - а вы осозна, где находит, на какой планете - без хобота и чешуи?! - Что значит, где нахож! - вяло окрыси мужчина. - Вы не той... не того. Не этого. Что вы себе позволя? У себя на Земле нахож, а то где же еще! Звезда поморщи. Не нрави ему этот Олег Майский, психи не нрави. ... Он не встреча с ним в жизни, видел только фотогра в журна и сборни (правил черты, крутой лоб, краси шевел, блестя и зажигател какие-то глаза, споко-ирониче улыбка... Если прибав к этому молодо, поэтиче дар и известн, то ясно, что жена должна быть от него без ума, какие там измены!), но помнил и любил его стихи: умно романтиче, приподнимаю над обыденно. Особе одно стихотвор, из ранних, запало в душу Семену Семенов, и не только потому, что называл "В альбом психиа" и было близко его тогдаш занят. В вирше этом Олег Майский обыгры образч словес творчес душевнобо из попавше ему якобы на глаза "Атласа психиат"; особе один, с фразами "Светло душ не может возвыси через деловые отноше" и "Я хочу в голубой зенит, там моя точка!". Поэт в раздумч-лирич строфах как-то очень изыска ставил вопрос, что, мол, если эти фразы свидетельс о ненормаль пациен в добром здравии составит "Атласа", то что она, собстве, такое - человеч нормальн? Ведь в самом деле не возраст светло душ в деловых, сделоч отношен, что греха таить! И... чем плохо стремле в зенит? Не есть ли наша нормальн просто видом согласова помешател? С подоб поэтиче экстреми С.С.Звезда, конечно, не соглаша, но стихами был пленен. - Так расскаж нам, где вы побыв, Олег Викторо? - не отста он. - Вы же будете выступ с творчес отчетом, с новыми стихами, созданн в разных мирах. Вот и счита это вашим дебютом. Мужчина опасл глянул на Звездар мутными глазк: - Вы не того... не этого. Что это вы начина? Как, где побывал? Где побывал, там и побывал. Согла командирово предпис. Сначала у барнарди останови, у гуманои непарнокоп пластинч. Гостин неваж, без удобств. Но кормили хорошо, не спорю. Насчет выпить слабаки, мы там переп всех. Вместо аплодисме сучат копыт и прядают ушами. Потом переско к звезде Братте. К дельфинообр. Гости дали хорошую, только под водой. Там у них все под водой. Кормили неважно, сырой рыбой. Стихи читал дыхалом, а дышал жабрами. Аплодиро плавник, но не слишком. Перебра к инфразв Буа, к сдвину фазиа. Гости парши, в магази сувени полно, а с продукт неважно. К выпивке не подступи. Зато дамочки там очень даже досту... - Мужчина оживи, на лице возни широкая улыбка, глазки заблест. - Сфероящер, бесовочкицы - ух, хороши, хоть и с хвост! Ну, мы и сами там были с хвост и с усами... годится для стиха, хе-хе?.. А на сосед плане - там опять все в воде, разум структ из Н2О, гости нет вовсе, и не кормят, только поят... зато на поверхн из пены возник такие Афродит, Афро-деточки!.. - он даже заплям губами. - Я там с одной... - Олежек, как ты мо-ог!.. - прорыд жена. - А что... что как я мог? Обыкнов. Ты не той... не того. Не этого. Сама -то здесь небось еще больше хвост распуск. Думаешь, я не знаю вашу сестру, нагляде в круизе-то: хоть с ящером, хоть с облаком, хоть с вихрем - лишь бы новый. Погоди, вернусь домой, порассп соседей, как ты здесь без меня обитала. Если что узнаю, бубну так еще выбью.... - Олежек, ну что ты такое говор!!! - А где вы еще были, Олег Викторо? - направ беседу начотд. - Ну, где был, где был... разве все упомн! На обрат пути к Проксиме залет, к кристалло. Гости нет, планет нет, одни орбиты с астерои. И не кормят. Хошь, питайся светом звезды через фотоэлем, не хошь, летай так... И любовь там только духов, информаци, хуже платониче - без ничего. А, ну их! - и он махнул рукой. - Скажите, это ваши стихи? - Семен Семено продеклами с выражен: Скучно на этой планете жить: ладить с коллег, служить в тресте... Я тоже хочу в голубой зенит. Давай полетим вместе! - Ну, мои, мои... - мужчина скриви. - Вызываю стишата. Эпатаж. Ради славы и не такое сочин. - Олежек!.. - жена только всплесн руками; глаза у нее были совсем красные, аккурат носик вспух от слез. - М-да!.. Так что, - обрати к `ней Звезда, - берете? Он в общемто норма, опасно для окружаю не представ. Если согла, сейчас доста его собстве тело, перезап - и, как говори, любовь да совет. А? Женщина затравл взглян на мужчину за сеткой, на людей по эту сторону, замот головой: - Мне такого нормаль не на-а-ааадо! - и с девчоно ревом уткнул Семену Семенов в грудь. 3 Далее разыгра настол безобра сцена, что начотд в самом ее начале поспе выдвор жену поэта в коридор. Он чуть не выста туда и Лили, но спохват, что она - НООС, а тот видывал и не такое. "Некомпл" Майский забунто, категорич отказа покин пробное тело, вернут в машину. Такое случал с "некомплек", и, в отличие от принудите считыва присвое чужих сутей (когда злоумышле, угнетае чувством вины, созна в конеч счете свой проиг и неизбежн распл), данная пробл техничес решения не имела. Решали ее в Кимерсвил отделе примити, куста: Лаврен Палович надевал тугие перча, входил в отсек и бил стропти "некомлп" морду. В удары он вклады воспомин о получен около "стены плача" обидах. Обычно этого было достато: личность осознав, что в блоках (пси-)-ВМ ей будет уютнее, утекала по прово туда, а опорожнив пробное тело с мычан валил на пол. Но для самых стойких и этого было мало. Сейчас произо именно такой случай. Распале долгим томлен в ЗУ, предвкуше свободы, остервене от обиды на жену, которая от него отказал, не понимаю причин, "некомпл" Майский метался по отсеку, кричал: "Не имеете права! Люська, ну погоди мне!.. Угнетат! Люська, вернись, пожале!"- увертыв от наско служит, отбива кулак и ногами, поднима, когда Лаврен удавал его достать... откуда и прыть взялась в этом худом, слабом на вид теле. Наконец ему удалось накат на служит носилки, сбить с ног. Тот на четверен ускакал в свой отсек, и, когда подня там, вид у него был страш. - А!.. Что, взяли?! Люська, зараза, вернись! Шакалы!.. - орал "некомпл", потом вдруг приня дергать кабели, пытаясь выдерн разъемы из гнезд. Это уже было совсем никуда. Служит вопросите глянул на началь ОБХС. Тот кивнул: действу. Лаврен Павло снял шлем, споко пригл жидкие светлые волосы, обрамля лысину, надел пенсне, взял с полки именной никелиров писто с удлинен дулом и сквозь дверцу навел его на пробн. Наливши кровью глаза под пенсне сощурил, плоские губы сжались в ниточку, ноздри горбат носа выгнул. Все затаили дыхание. Лили-НООС в этой ситуа повела себя, как Лили: заткн пальчик уши, взвизгн и зажмури. - Ах, та-ак!? - "некомпл" рванул на груди несуществ тельня, шагнул к служит. - Н-на, умираю, но не сдаюсь! - Нэ умрошь, но сдашься, - прогово тот, спуская курок. Гулко хлопнул выстрел. На теле обозначи крова дырка - под левым сосцом, рядом с зажив отверст. Пробник подог колени, рухнул на линол возле табур. - Три "ха-ха", пауза, и падает на пол, - произ служит и склонил голову, будто ожидая оваций за меткий выстрел. Но оваций не последо. Присутств были ошеломл: на их глазах убили челов. Порфи Петро Холмс-Мегре, силясь понять, что произо, начал в растерянн приним облики то Лаврен, то Звездар, то пробн... затем устре вопросите-гневный взгляд на начотд. - Споко, - сказал тот (хотя сам был бледен), - все целы и все в порядке. Он повер вправо регуля громко, набрал клавиш код личности Майск, перек своим голосом лавинообр хлынув во "стены плача" галдеж: - Тихо! "Некомпл" Майский, отзовит! - Здесь я, здесь, - сказал серый голосок, соверше непохо на тот, что минуту назад звучал в отсеке. - Ну, ладно, погод вы мне! - И вы погод, Олег Викторо, - миролюб ответил Семен Семено. - Наберит терпе. Найдем вашу главную суть и отпус вас с миром. Без нее вы не человек, видите, даже жене не нужны. С этим все! - и вывел громк на нуль, погасив шум в динами (с выкрик: "Челов убили, гады! Ироды!.."), затем прика служит: - Уложите тело нормал. - Сэйчас, - тот поста переверн носилки на колес, поднял убитого пробн и уложил его на них вниз лицом. Звезда набрал на панели новый код, затем нажал красную кнопку, под которой были буквы: "Р. Б.": она осветил изнутри. - "Р.Б."-это регенерат биостимул, - пояснил он гостям. - Следите! С минуту тело на носил оставал мертвым, неподви вялым. Потом по нему прошел трепет мышеч сокраще. Ребра расшири, спина медленно приподня - тело сделало вздох. - Ну вот, дело пошло, - сказал Семен Семено, - теперь я могу все объясн. И объяс. Собстве, это была самая непровере часть теории обессучив разум белко организ: после удале Я-составля они по уровню жизнедеятел становя подобны кишечнополо, вообще, низшим. Общеизве, что у существ, не обремене высшей нервной деятельно, особе тонкими ее проявлен, и здоро крепче, и аппетит лучше, и жизнен силы больше. Экстрапол этих призна и привела к идее о повышен живуче обессуче тел, о том, что все поврежд у них должны восстанавли, как хвост у ящерицы; а если создать специал условия, то и быстрее. Стычки с "некомплек" и позвол нечаян образом - нет худа без добра! - провер эти идеи. Тот же Лаврен Павло, потеряв голову от оскорбл, нанесен ему опрашива в пробном теле проповедн-баптис, у котор пропала религиозн (он не только обличал, но и плева), произ по нему три выстр из именн пистол. В упор. Вызвали понятых и судмедэкс, чтобы, как полож, зафиксир насильств смерть для последую привлеч зарвавше служит к ответствен. Но... вскрыв и констатир не пришл. Пробное тело ожило раньше. К исследов "эффекта воскреш" подключ нейрофизи, био киберне; разрабо програ стимуля нервных центров через те же контак, чтобы ускор регенер травм... и пошло. - Да что много говор, - заклю началь отдела, - сами сейчас увидите... Спири Яковле, - повысил он голос, - поднимай, вас ждут великие дела! Как самочувс ваше? Пробное тело поверну набок, село на носил, свесив тощие ноги, поверн голову к говорив. Нет, это было не просто тело - человек с осмысле (и даже не таким меланхолич, как прежде) лицом и точными движени. - Спасибо, ничего. - Он потро себя под левой грудью, где уже затянул, покрыл розовой кожей смертел рана, поморщи. - Вот только здесь здорово мозжит. Что - опять?., (Звезда вздох, опять, мол.). За это доплачи надо. - А как же, Спири Яковле, согла прейскур, - с готовно отозва началь отдела. - Не обидим! Вот, друзья мои, прошу любить и жалов: Спири Яковле Математик, наш лучший донор. Тот сконфуз, встал, зашел за носилки: - Что же вы меня таким представл, неловко, право. Я сейчас облач, Эй, Лавруха, одежду! Служит подал пакет с одеждой, ухмыльн: - С тэбя причита, Спиря. Опять прямо в сэрдце, даже рэбра не задел. Цэни! - Ладно, получ, живодер, бакшиш! - пообе тот, надевая мятые черные брюки. Комис Мегре поверну к Семену Семенов: - Так ведь вот она, идея-то!.. Но объясн ничего не успел. В отсек, где одева "донор", ворва Людмила Сергее Майская - запыхавш, раскрасне, счастли от принят решения. - Ох... жив, цел! - кинул к Спире, обняла, прини. - Мой, все равно мой! Какой ни есть... Прости меня, если можешь, дурочку малодуш. Я просто растеря, понима? Прости, милый... мой милый! Одева скорей, и пойдем домой, хорошо? - Конечно, моя деточка, моя ласочка, моя ягодка! - "Донор" гладил растрепав волосы женщины, покре прижал, целовал в губы, в щеки, в глаза - не терялся. - Конечно, сейчас пойдем. Только куда: к тебе или ко мне? - То есть как?! - Та отстрани в удивле. - Людмила Сергее, - кашля, сказал Звезда, - это Спиридон Математик, который предост свое тело для пробн опроса вашего мужа. Я же вам все объяс! - О-охх... - У женщины закатил глаза, она без созна повалил на носилки, которые успел подстав ей служит. ГЛАВА ШЕСТАЯ "ЧТО ВЫ ХОТЕЛИ, МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК?" Ученые, выпячи исключите якобы роль Солнца в поддерж жизни на Земле, тем приниж роль в поддерж таковой начальс, правитель и обществе организ. К. Прутков-инженер, мысль 50 1 Сквер около бывшего железнодоро вокзала Кимерсв-1 был запущен - забро, собстве, - с той самой поры, когда упраздн и вокзал: со столи и многими другими местам город соедин туннели хордовой подзе. Нельзя, впрочем, сказать, что и в прежние времена он был ухожен и популя как место отдыха, этот сквер. Правда, здесь под липами и кленами, по сторо от земля дорожек с кирпич бордю, имелись предм детского развлеч: горка с жестя желобом, качели, центриф горизонта (верту), карус с парными кресл на длинных цепях, качающи доски с сидень в форме коней, колесо обозре, подвес скамьи-качалки и даже огороже досками квадр с песком. Глаза посетит также услаж холмообра клумба, обрамле воткнут углом в землю красн кирпич, а в серед ее - фонтан в виде бетонн цвета с Дюймово. Но все равно и в те времена кимерсвил мамы и бабушки сюда детей развлек не привод. С самого начала сквер как-то слишком основат обжили ожидаю поездов пассаж. Они и на карусе катал, возноси - кто с чемода, кто с провожаю - над деревь на колесе обозре; молодец толчк ног раскручи центриф, закусыв на качающ скамей, резал в карты на вершине жестя горки... убивали время. Потом вокзал закрыли, сквер опустел; механи в нем заржав, побле от непог, фонтан засори, а Дюймово отбили нос. Однако вскоре после откры в Кимерсв пси--вокзала это место оживил. Сюда зачаст молодые и средних лет люд как правило, хорошо, даже с изыском одетые, - люди, чьи энергич лица и походки, умере-четкие жесты, внимател глаза и немногосл фразы не позвол заподоз их в склонно к пустому времяпровож. Тем не менее они праздно прогулив вокруг клумбы или по дорож сквера, прокручив на колесе, вертуш, карус, даже возил в песочке. Все выгляд идиллич - только искроме фразы и корот, но наполне деловым содержа диалоги, кои произноси при всех занят, выдав затаен и бурное, как в адских автокла, кипение страс: - Имею сексапиль от молод! Кому сексапиль? - Есть способн логичес, есть художеств! Воля актив, воля пассив? Вольн воля, купивш рай, хе-хе!.. - Продам доброту, пять баллов! Незамен в семье. - Меняю все на все! Меняю все на все! Меняю, меняю, меняю!.. - Кому нравствен, кому нравствен? Есть личная, есть духов, есть нравстве отноше к близким... . - Куплю воображ, память, смека, здоро... ....................... - Четыре галак за парши четырехба отвагу? А совесть у тебя есть, папаша? - Валяе дома пара кассет. Неходо товар. Завтра принесу, приходи, недор отдам. Покупат плюется, соскаки с коника. Его собесед на другом конце доски валится на землю. Распахнув полы плаща открыв ряд кармаш, вроде детской азбуки, только крупнее: в каждом по кассете, а на ткани выведена цена - трех- или четырехзн число. ....................... - Дама, да что вы! Девять баллов это интуи на грани ясновид, чтоб я так жил! Вы же ж будете знать все не только про мужа и детей, но и за всех знако. - Полторы. - Две с полови, это же себе в убыток. Имейте в виду, она с молод, еще развит может. Дама, вы же в цирке сможете выступ, клянусь здоров! - Тысячу восемь. - Ладно, две, чтоб не мелочит... Дама, куда же вы, я согла!.. Нет, не здесь, пойде на колесо обозре, рассчита на высоте, хе-хе! .................... - Кому здоро? Продаю свое здоро! - А свое-то зачем? - Ох... очередь на машину подхо. Мужчина, купите, не пожале, вы ж видите, я какой: ого-го! ..................... - Всучи-обессуч с гарант. Для детей скидка. ...................... - Три четыре - собесед отталкива ногой, запуск верту. - Три девять, - парир стоящий на ней по другую сторону. - Это же творчес ум, не что-нибудь! - Три пятьсот!.. Шестибалл всего-навсего и испор узкой специализ, - покупат наддает ногой. - Три восемь! Папаша, тебе нельзя больше ждать милости от природы - не дождеш. - Три шесть! - Три семьсот пятьде! - Три семьсот ровно! - верту сливае в пропелле круг. - Уф-ф... Сдаюсь, согла, тормози, ну тебя в болото! И где ты такую выдер оторвал? ...................... - Имею усидчив, достоин, нежно, невозмути, отвагу, стыдлив, бескоры, прилежа и прочие положител черты. Особо рекоменду для подрост, юношей и девиц. Балльно от трех до пяти. Цены от трехсот галак до тысячи. - А что ж ты так озираеш, старина, и шепот, шепот? Ввел бы себе отвагу, достоин. - Милы-ый! Ты еще мне посове бескоры себе ввести. Наша храбр суть осторожн. Нищие духом торгов высот духа. Скудные умом грели руки на чужих способно, талан, знаниях. Впрочем, ничего нового. В такое вот место и пришел в слякот майское утро Вася Долго в штатс, прибыл выполн задание по возник у Холмса-Мегре идее. Вася был, если говор точно, не просто в штатс, а в специал костюме, который - помимо элегант вида - имел в себе контакт устройс, схемы считыванияобесс и излучател антенны. Внешно Долгоп тоже изменил: на голове был парик с длинн волос (каждая четве "волос"- антенна голов контак), кроме того, за три недели, пока готов спецкос, он отрас себе жидкие усики и бородку. Однако измени Вася отнюдь не настол, чтобы его совсем нельзя было узнать. Не узнали бы его люди, мало встреча и безразли к нему; но те, кому сержант Долго в определе обстоятель запомни, да к тому же насторож внимател, опасли, - эти, присмотре, должны были непреме его опозн. Чтобы увелич число таких, комис распоря отпуст задержан им спекуля-брюнета. В этом и состо тонко замысла: как выйти на банду похитит , захват их с полич. ...Одна Лили усомнил, следует ли довер наибо важную роль в опера Долгоп. И хоть доводы ее были несомне обидны: а) молод и неопы, может завал дело, б) слишком мал чином - ведь опера может заверши отыскан Характ МПШ-XXIII, - тик-так, тик-так, ура, кукар! - неужто у землян не найде работн более крупн калибра? - но Вася посматр на красо с надеж и признательн: может, в самом деле не доверят? - Ну, могу я, - предло Звезда; он чувство себя неловко перед Васей. - Нет, - сказал Мегре, - в этом вся и преле, что неопы: провал естеств, без игры. А молодо не только не в упрек, но и кстати - ткани молод тела быстрее регенери. Вам все понятно, Василий Лукович? - он тепло глядел на Васю светл глазк в морщини веках. - А... версии какой мне держат? - спросил тот. - Ну, легенды? На рынке и... когда схватят. - Для рынка сами придума что-нибудь. А дальше они ведь вас не схватят, друг мой. Они вас заманят и убьют. Укоко. Зачем вы им живой, подум сами? - Укоко, значит? - Долго исподло смотрел на комисс большими глазами. - Непреме, - щедро улыбну Мегре. - Вот тогда-то мы их и накроем. Все-таки в его замысле, как и в самой натуре, было, пожалуй, слишком много галактиче. 2 "Вот так попал на интеллектуа работу, - думал сейчас Долго, - на убой послали!" Единстве, что прибавл ему уверенн, это прицепл к бедрам у колен пистол. Не в ОБХС выдали (они дадут!)- один свой, еще не сдал по прежней службе, второй одолжил у служит Лаврен, посулив бакшиш. Из-за пистоле Вася шагал тяжело и нескол раскоря. "В случае чего задеш не дамся!" В сквере было сыро, туманно; листья кленов и липок в капель росы. Впрочем, такая погода считал наибо подходя для торго опера, пси- -фарцовщ было много. Для начала Долго описал круг у клумбы с Дюймово. На него посматри вопросите, но никто ничего не спраши и не предла. Он двину по дорожке в глубь, к горке и качал. Юноша в коричне дубле и берете, покачивав на цепной скамье, призы подсвис, распах полы - показал товар. Вася приблиз, глянул: кассеты были с мелкими, треть и четверт порядка, подробнос интелле и характ - да к тому еще и невысо балльно. - Ерунда, - сказал Долго, отошел. Вслед ему присвист с уважите удивлен. Полмин спустя Вася услышал за спиной легкие шаги и голос: - А что вы хотели, молодой человек? Опера огляну. Спрашива - в плаще с подня капюшо, ярким шарфом вокруг шеи - был не старше его. - У тебя этого нет, - бросил ему Вася, не замед шаг. - У меня вообще ничего нет, но я знаю, у кого что есть. Так все-таки? Вы покуп пришли, или как? - парень не отста. - Харак нужен. За ценой не постою. - Целый харак, блок, вот как! А на отдель черты вы не согла? - На отдель не согла. - Это вам самому, или как? - Самому. - Ага, значит, мужестве, волевой и так далее. И на какие, интер параме вы рассчитыв? Но когда Долго перечис параме, начиная с двенадцатиба воли, симметри в актив и пассив составля, одиннадцатиба гордости и т. п. - все психиче имущес МШП-XXIII, настыр маклер попяти, замахал руками: - Свят-свят... это же харак для императ и диктато, все равно как ботинки девяно пятого размера! Такие на толчке не появляю. Да и зачем вам такой, если вы нормаль человек? - А может, я собира стать императ? - Долго посмот на маклера свысока. - Или диктато, как получи... - Тот опасл покивал, отступил еще - намери уйти от греха. - Да не бойсь, - изменил тон Вася, - я не псих, в Наполе не лезу. Понима, действите нужен очень крепкий харак - один на всех. Мы колонию собирае основ. Ребята подобра непло, но зауряды, один другого не лучше - как и я. По жребию мне выпало обзавес сильным характе. Другому интелле. На харак мы уже собрали. Это и была его легенда. - Ага, - сказал собесед, - пси--компоно коллект... Это другое дело. Где колония-то будет? - Неподал, на Венере. На тверди в приполя области. А то что ж. там одни стратоз за облак, а земли пустуют! - Понятно. Планета серьез, наслы. Без штанов там можно, но без характ никак, пропад... Вы меня заинтерес, молодой человек, - маклер улыбну с оттен покровител. - Я ничего не обещаю, но поспраш. Посид здесь. Он удали в сторону карус. Вася покачив на подвес скамье, мечтал: а хорошо бы вправду сейчас нашелся этот трекля Харак, тик-так, тик-так... без всякой детекти игры с возмож печаль исходом. Теория теорией, а пристук в подъе - и окаже потом, что техника бессил. Маклер поспраш, поуказы: вон, мол, сидит. Вскоре около Долгоп, солидн покупа, бурлило торго вече. - Слушай, а другие черты не надо? Имею все треть порядка, баллов, правда, малов, но вдоба к своим в хозяйс не помеш, а? Оптом - скидка. - Возьми прилич здоро, парень. Мое. Посмо на меня. И ты такой станешь: ого-го! - А женщины с вами отправля? Имею второй и третий порядок "женских сутей". Возьм? - На это сейчас не уполном, - отбива Вася. - Харак нужен, осталь потом. - Слушай меня: не найдешь ты такой харак, я здесь второй год враща, о подоб не слыхи... - А по-моему, что-то недавно мелькн, - вставил кто-то. - Ай, бросьте! - отмахну напорис, сиплый, пахну луком. - Слушай лучше меня: я тебе продам кассету с одиннадцатиба актив волей, так! - у другого найдешь такую же пассив, у треть - гордо, у четверт - нахальс, у пятого - еще что-то... понял, нет? Собер - и вводи себе на благо компа или колонии. С миру по нитке, робкому харак, понял, а? Долго вдруг осознал, что это напир, дышит в лицо тот поджа брюнет, отпущен Порфир Петрови, - только сейчас он был без очков, в кепи и кожаной куртке. Выходит, не узнал, подумал Вася, тогда на него тетка наседала с ридикю, не до прочих было... Но краем глаза он заметил мелькну за спинами лицо Вани Крика - осунувш и небри, но его, такую челюсть не спута. Внутри у Долгоп похолод: "крест", этот, если присмотр, не ошибе. - Так даже велоси не собер, - отмахну он от брюнета, - а тем более лично. Это ж все-таки харак. А психиче совместим? Вались-ка ты!.. Цельный харак нужен, блочный. - А кем вы там будете, на венериан суше? - полюбопытст кто-то сбоку. - В какие формы воплоти? - Извес, в какие, в венериан, - сказал Вася. Подумал и добавил: - В кремнийоргани. - А самоназв какое будет? - не унима любопыт. - Ну, ясно какое... - молвил Долго и вдруг с неудовольс осознал, что это вовсе даже и неясно. В фауне Венеры преобла репти, как на Земле в мезозой; высшая форма их - разум стратоз. "Ну, эти, в облач слое, - лихорад сообра Вася, - а на тверди какие? Птероза? Нет, это опятьт летаю. Ихтиоза? Эти и вовсе из земной палеонтол, водоплава - на Венере морей-озер нет. А как тех, что посуху гуляют: просто "завры"? Или звероящ? Но почему же "зверо"? Вот сволочи, - неуважит подумал он о зооло, - не обознач все как следует..." (И напра, заметим в скобках, подумал он так о них: есть иные назва для древних репти, кроме оканчиваю на "ящер" или "завр"; есть, например "игуано", "мастод", "фтород"... впрочем, послед, кажется, не "завр", а зубная паста. Просто плохо подгото опера Долго свою легенду, не изучил вопрос - и теперь горит. Без игры. Как в воду глядел Порфи Петро.) - Извес, какие, - продол Вася, чувст, как на лбу под париком выступ пот, - эти... ("Может, палеоза? Нет, палео - это древние... вот черт!") - Целиноз они там будут, - произ позади знако голос. - Или колониз. Все грохн. Долго огляну: рядом, прислон к стволу клена, стоял пробник, лучший донор Кимерсвиль ОБХС, сдающий тело напро. "Как бишь его?.. Спири Математик, без определе занятий, дважды застре и регенериро". Сейчас он был в тех же мятых черных брюках, в стопта туфлях и старой стега, раскры на голой груди; крупный нос вольных очерта был так же лилов, и брови над маленьк глазами так же приподн в философ недоуме. Единстве новью во внешно донора был вызре под левым глазом синяк: память о перча служит Лаврен во время послед пробы. "А он-то меня узнал? - напря Вася. - Я в отсеке позади, стоял, ничего не говорил... может, не приме; Да и сейчас-то я на себя не похож". - Уж Спиря ска-ажет!.. Вот к кому, молодой человек, советую подсуети, - сказал Долгоп, поднима со скамьи, толстяк в гремящем кассет пальто. - Голова! Как грится, пьян, да умен. Только найди подход. Толстяк запах пальто, удали. Другие торго тоже разошл, пересмеив: хоть ничего не всучили долговя чудику, но малость развлек, погрел - и ладно. Вася и Спиря остал одни. - А ты не знал, как ответ, - слабо усмехну донор. - Тираноз, мол, я там буду. С таким характе кто же еще как не тираноз! - Так ведь характ-то еще нету? - Вася погля на него с вопро. - Можно найти и такой, можно. Только не здесь. Это вещь редкая, коллекцио, на любит... И никак особого подхода ко мне не надо, кроме одного, - Спири взгля умоля: - Похмели ты меня ради бога. С утра душа скорбит. 3 В окрестн бывшего вокзала не остал ни рестора, ни баров, зато немало развел погреб - самодеяте, будто самозародив из психиче плесени этого места. Они не имели вывесок, посетит знали их по именам стояв за стойкой: "У дяди Бори", "У тети Раи", "У Настасьи Филиппо", "У спившег инопланет"... (Послед, впрочем, не разливал вино за стойкой - куда там! - сам околачив в ожида дармо стаканч: полуго, сутулый и хлипкий, стертой какой-то внешно; в глазах светил собачье дружелю, тоска и жажда. Когда-то, говор, он прибыл сюда по VII классу, воплоти в превосхо тело молод мужчины - вкусить земных радос. Начал с вина, коньяка, рома, вошел во вкус... и так и не вышел. Когда исчер запас галак, приня обменив тело на худшее, но с допла. Так скати в нынеш, кое уже и обмен нельзя, пропил сувен, личные вещи, одежду. Ему иной раз поднос, спрашив сочувств, кто он да откуда? - он же, выпив, только всхлипы и отворачив. Откуда бы ни был, возвр нет: психика разруш, тело ни к черту, из одежды остались только плавки с кармаш... Ах, Земля, ковар планета! Шесть ступе вниз, круглые столики на длинной, по грудь челов, ножке; один сорт дешев, но крепк вина-шмурд, наливае в гране стакан до краев (меньше брать неприли) из бочки посредс банного крана, и одна конфета на закуску. В каждом погре попадал Спирины знако, свои в доску ребята; донор предста им своего друга Васю, будущего кремнийоргани целиноз, замечател парня, котор он, Спиря, во всем поможет - иначе век свободы не видать! Знако жали Васину руку, желали, поздрав... приходи из казен средств похмел и их. Сам Спири Яковле пил бойко, на каждый Васин стакан два своих - и только хорошел: заблест глаза, голос приоб богатс интона, жесты - точно. В третьем погре "У Наста Филиппо" он вдруг сменил тему. - Слушай, - сказал он проникнов, - а может, не надо? Ну, харак этот, Венеру, колонию... бог с ними, а? Разве на Земле плохо! Давай я тебе лучше свои математич способн задеш отдам, они мне ни к чему, все равно считать нечего. У меня такие, знаешь, что и баллов на шкале не хватит. Вот назови два пятизна числа. Вася сосредото, назвал. - Желаешь знать, сколько будет, если их перемно, а затем взять натурал логар в степени три вторых? - Ж-желаю! Спиря почти без задер назвал резуль. Долго достал из нагруд кармана спецкос микрокальку-расче, потыкал в пуговки его, прове: - Правил. Молодец. - Это что, я не такое умел, пока не сбился с пути. Меня, не повер, даже прокси ценили, кристалл. А ведь им дано! - Им дано! - согласи Вася. - А ты... вернись. - Куда - на Прокс?.. - Не... на путь. С котор сбился. Вернись, и все. - А! - Спири махнул рукой. - Я что, я обойд. Думаешь, у меня один путь, я всегда такой? Ха!.. Сегодня у нас что, понедел? Так вот, друг мой Вася, такой я только по понедельн. По вторни я просветл-возвыше. По средам целеустремл, шибко деловой. По четвер... не вспомню сейчас, да это и неважно, но еще совсем иной. Ты ко мне подойд, а я тебя и не узнаю, понял?.. А ты: харак, харак! Сильный харак налаг на челов ответствен. Не совлада с ним - не совлада и с жизнью, хуже сдела себе и другим. Так что выбирай лучше математич способн, на родной планете в гору пойдешь. А? - Нет, - мотнул Вася тяжелею головой, - на Венеру желаю. Новый свет для меня воссиял. После трех стака он сам поверил в свою легенду. - Ну, как знаешь. Смотри не ошибись! - и донор посмот на Долгоп трезво и многозначит. Из погре они снова попали в сквер - или это он оказа на их пути? Шли, собстве, к коллекцио сутей, у которых мог быть искомый Харак, или они могли знать, где он... Знамени аж до Прокс матема и донор Спири Яковле и выдающи венериан целиноз Вася шагали в обнимку по дорожке, исполн замечател песню: "Четыре зуба"; Вася из-за незнания слов, правда, больше подмугык и включа в рефрен. Потом они поднял на колесе обозре над деревь и туманом, над обыденно. Математик придерж Васю, чтобы тот не перевалив через край кабинки, выспраш:. - Нет, ты скажи, от кого работа? От характер? (Долго помотал головой). Ага, значит, ты интелле? - Не, - вздох Вася, - у меня высшего образов нет. - Но ты инди... идиви? - Конечно, а как же... А ты разве нет? - Я, брат, не только индиви, бери выше: я - ИИ, интелле-индиви! - похвали донор. - Меня сам Христ Христиан, акаде Казе, между прочим, знает и ценит, понял! - Пр-равил, - ответил Долго. - И я тебя тоже уважаю. Они поцелова. Был в этом диалоге какой-то подте, второй смысл, но его Вася уяснить не мог. Его мутило. Когда колесо возне кабину в высшую точку, он глянул вниз - и не сдержал спазму. Спекуля и покупа из сосед кабин заржали, зааплодир. - Над кем смеет, вы!.. - воздви, упира одной рукой в Васю, донор; другой он делал ораторс жесты. - Вы сами... вы же хуже дьяво. Те по... по-благород - покуп души целиком. А вы ковыряе, перебир: то вам не так, другое не эдак, отмеря на аршин натуру людскую!.. Чтоб вам всем совесть ввели, пошлые рыноч бесы! Сгинь, рассып! - и он принялся размаши крест кабины справа и слева. - Во дает Спиря! - слышал одобрител возгл. - Заснять их на пленку - кина не надо... - Пойдем отсюда, Василий, - оскорбл произ Спиря, когда они слезли наземь, - здесь нас не поним. Пойдем туда, где нас поймут, оценят и удовлетв. И они, поддерж друг друга, двинул переулк мимо мокрых заборов, одноэта домиков и сараев. - Алког это что, - свобо излагал донор, - вот где по-настоящ можно вздрогн, так это в пси--ВМ. Особе, Василек, если надыба на генер развер, пилообра колеба... умм-м! - он даже поцело себе пальцы. - А венериан всякоза все-таки, между нами говоря, не фонтан. Вот я, когда получил премию за книгу и за участие в проекте... неважно чего-так я брат, год провел облаком на Юпитере. Это мало кому по карману и по возможно - вжиться в их бытие, там ведь и дифференц двенадца порядка не предел. Я вжился и понял, друг мой Вася, что и там все, как у нас: облака нижних слоев завид верхним "аристокр", стремя вознест в циклон вихрях, выделит... все поклоня Красн Пятну, излучаю энергетич блага... та же суета сует и томле духа! Он махнул рукой. "Снится мне все или наяву?" - обалд сообра Долго. Мелкие дома сменял серыми пятиэтаж. - Вот мы и пришли, - сказал донор, вводя Васю в подъезд. - Я здесь живу на первом, а ты поднима сразу на пятый, дверь прямо, звони два длинных, три корот, там свои ребята, они тебя примут, как родного... - он почему-то частил, спешил. - А я заскочу к себе, возьму еще спиртн и сразу подним. Давай! Долго по узкой, пахну цемен лестн подня на Пятый этаж. Дверей там было три, средняя, прямо перед ним, обита черной кожей. Кнопка звонка по левую руку. Вася нажал: та-а... та-а... та-та-та! - согласно инструк. И в момент, когда дверь стала раскрыва, в спину ему ударил выстрел. Пуля ожгла тело, скользн по ребрам. - А нэ хади, нэхаро, в наш садик, нэ ходи! - мстител произ сзади знако голос с кавказс акцен. Вася стал оборачива - вторая пуля пробила ему сердце. ГЛАВА СЕДЬМАЯ ВАСЯ В СУТЯХ Жара была такая, что куры неслись вареными яйцами. Из выступл на мировом чемпион по вранью 1 Мегре и Звезда третий час находил в отсеке управле "стеной плача". Оба нервнич, только комис умело скрывал свое состоя, сидел в кресле, вытянув ноги и попыхи трубкой. А началь ОБХС даже и не скрывал - пружини шагал от одной проволо сетки к другой, будто метался. Все было подготов. Витольд Адамо с операти группой находи в автомоб-пеленга. На крышах пяти самых высоких зданий города были установ самоповорачив антенны, настрое на частоту спецкос Долгоп и призван уловить его сути. С Христиа Христофоро Ка-зе, который управ (пси-)-ВМ изнутри, договори, что он в нужный момент подавит помехи от ЗУ "некомпле", не даст им выступ со стены с напад и претенз; заодно обезопа и от утечки информа. (Сыщике Лили продемонстри обиду, что не прислуша к ее мнению, и на опера не явилась. Звезда позво, коррек напом. Она ответ, что у нее сегодня свой плаь поиска; голос был сонный. "Знаем мы эти поиски", - подумал Семен Семено, кладя трубку. Впрочем, в ней и не нуждал). ... Но когда из динами послыша разухаб исполня средне-частот голосом песня: "...а я, как безум, рыдал. А женщина-врач хохот - ха-ха! - я голос Маруси узнал!.." - начотд подумал, что резвятся "некомпл", снял трубку, раздраж набрал код X. X. Казе: - Христ Христофор, я же просил! - Все правил, - ответил из машины другой автоматич голос. - Это он. - "Тебя я безумно любила, - продол Вася со стены, - а ты изменил мне, подлец! Теперь я тебе отомст - ха-ха! - мошен и жалкий стервец!.." А, шеф, ты здесь, привет! Порфи Петров наше с кисточ! Комис помахал рукой в сторону стены, победно взгля на Звездар: оправда его идея! - А лярвы нашей, первой сыщеке Супергра, почему нету? - свободно продол Вася. - Впрочем, ну ее... Вот и я здесь. Так сказать, теплень. Спекся, готов. - В каком смысле - готов? - сердито спросил начотд. - А в каком хотите. Сначала мы со Спирей спустил к дяде Боре, потом добав у тети Раи и у Настась-Филип, чокнул с инопланетя... А песне какой он меня выучил, Спиря-то, мировой парень, вот слуша: "Пшел вон из мово кабин! Бери свои зубы в карман! Носи их в кармане жилету - ха-ха! - и помни Марусин обман!.." - Опера Долго, прекрат балаган! - рявкнул, не выдер, Звезда. - Докладыв по сущес! На стене замол. Потом тот же голос сказал врастя: - Еще и тон повыш. Что ты мне можешь сделать, обормот лысый, сверх того, что уже сделал? Подвели-таки под пули! Думаете, не больно, не страшно? Такое тело было: пятидес размер, пятый рост!.. Сути в состоя опьяне - это было нечто новое. Звезда подумал, что по-настоящ он Долгоп до сих пор не знал. Но что делать? Не учли осложне. "Разбере: алког в основ попад в кровь, то есть остался с ней в Васином теле, которое сейчас, где бы оно ни было, регенери, оживает. Вон индикат около кнопки "Р. Б." показыв, что спецко работ как прием, улавлив стимулиру импул. Там спирт не помеха; извес, что хирурги в полевых услов нередко дают ранен перед операц стопку спирта - помог".. Следовате, в Васины сути перешла лишь некая, что ли, пси--эма-нация опьяне - впечатл. Словом, он должен скоро прийти в норму - электро же быстродей!" - Вася, друг мой Василь Лукович, - загово Семен Семено проникнов, - не утратил ты свое тело, не пережи, оно уже регенери. И в звании будешь повышен, поверь слову! Только надо же знать, где и как с тобой все случил. Мы ведь с первого раза и запеленго тебя не успели. - Во-от! - удовлетво сказали на стене. - Так вас, начальн, учить. А то "докла-адывай!". Что доклады - стрел в спину, два раза, кто - не увидел, на лестнич клетке пятого этажа, дверь прямо, кожаная, я как раз в нее звонил. Этаж послед, без лифта. Дверь как раз открыв. Все. - Не все, дорогой Лукович, не все. Дом-то этот где, хоть примерно ориенти, куда пеленга целить? Как шли? - Не знаю... не помню. Я же в дымину был. Спиря вел. - Что за Спиря, каков из себя? - Да вы его отменно знаете: Спири Математик, наш лучший донор. - Вот как?! - Звезда ошеломл и многозначит переглян с Мегре. - Наш Спири Яковле... Та-ак! - началь отдела в возбужд выхва изо рта комисс трубку, затяну, сунул обратно; тот не изменил позы, только поднял брови, взгля на коллегу с сомнен. - Он с тобой поднима? - Нет, остался внизу. К себе, говорит, зайду, водки принесу. - Ты уже в норме, Вася? - Да... Так точно, - смире ответ со стены. - Какие будут приказа? - Сейчас трансли тебя на частоте спецкос. Возвращ в свой пятидес размер, пятый рост, продерж, сколько сможешь. Вникни в обстано. Вернеш - сообщ. Все! Звезда нажал нужные клавиши, склони к микроф: - Пеленгат - внима! - Затем поверну к Мегре: - Тело сейчас там, в хазе. 2 ... Вася очнулся - и едва тотчас не потерял созна от рвущей сердце боли. Он сдержал готовый вырват стон, напряг внима. Понял, что лежит вверх лицом на чем-то пружини-мягком, укрыт по глаза тоже мягким, тяжелым и пахну пси-ной. Сердце работ - будто хромало: сокраща медле и трудно. Но действо, перекачи кровь. Каждое сокраще левого желуд (простреле, понял Долго) отдав в груди обмороч болью и сразу сменял сладост зуден регенер. Боль - зудение, боль - зудение... созна мерцало в такт сокраще сердца. Неподал послыша голоса. Вася напряг слух. - Неужели нельзя было раньше, по дороге? - приглуш спраши один, раздраже и басови. - Нэльзя. Он нэ сам был, - также приглуш ответил другой, немного знако и похожий на голос на лестн в момент выстр. ("Чей? Лаврен?!. А как же писто?") - Ладно, я пошел, на работу нада. - Постой! Хвоста не было, его друзья не нагря? - Всэ чисто, нэ дрэйфь. ("Неужто он?..") Хлопн дверь. - Ну, Спиря, ну, удружил - привел!.. - занервн бас. ("Значит, не Спиря стрелял в меня", - подумал с облегче Долго: ему было бы неприя, если бы донор-собутыл, занят мужик, оказа таким негод.) - Что же теперь делать-то? Вот-вот клиенты пойдут. Может, вынесем? "Средь юных дев, украшен цветами, шел разго лукавый обо мне, - интеллиге подумал Вася стихами; от алког в крови он снова захоро. - Барыги чертовы, так я вам и дался!" - Он слегка напряг мышцы бедер, пытаясь определ, на месте ли пистол, не сняли ли. - Куда ты его сейчас вынес, куда денешь, - вступил новый голос, - пусть лежит до темноты. Клиен ты всучива-обессучив в кабин. А если кто и поинтерес... ну, скажешь, что упился, мол, доход, отсыпае, тревож не надо. "Доход... сами вы!" От обидных слов, которые, увы, соответст действитель: да, упивши доход, коего провели и привели! - Долгопол излишне взволнов, реакция органи чуть не ввергла его в новый обморок. Ноги он почти не чувство. Кто-то подошел, припод над лицом пахну пси-ной покрыв, присвис: - Эге, да это наш выдающи венериан целиноз! - голос был знако, с рынка. - Тц-тц... хотел на Венеру, а сыграл в ящик. - Какой еще ящик, не будет ящика, - отозва хозяйс басок. - Стемн, отвезем на берег, в мешок с кирпич - и в Итиль, где поглу... - после слова слышал все слабее, видно, человек удаля. - Как он с колеса обозре трава, умора! - со смехом сказал еще один. - Сорвал аплодисм. - Ладно, пошли. Шаги едва слышал, вероя, ходили по коврам. Голоса - ослабле - возобнови где-то вдали: - Сдавай. - Что на кону? - Деловит пяти баллов, смека четырех, доброта трех. - Негусто, но для начала сойдет. Трефы козыри. Барыги, похоже, разыгры непрода на толчке кассеты. "Ящика не будет... в мешок с кирпич... Ну, это мы еще посмот!" Покрыв любопытство спекул опустил так, что оно не накрыло глаза: сквозь веки Вася чувство свет справа. Он чуть приотк левый глаз. Увидел потолок - невысо, но декориров под вселенс выси: черное небо с блестк звезд и искрящи спирал галак. В серед, из Туманн Андром, свисала двухъяру хрустал люстра; такие Долго видел только в рестора. Далеко справа видне верх широк окна и три рейкикар над ним; каждая несла свою порть - алую бархат, желтую парчо и голубую с узорами газовую. Опера БХС приотк щелоч и второй глаз, скоси влево - увидел пальмы, убегающ смугл челов и царствен льва, презрит глядящ вслед. Это был ковер - от места, где лежал Вася, до потолка. "Шикарно живут..." Прозву дверной звонок: два долгих, три корот. "Неужто наши?!" - горяче подумал Вася. У него сильней и болезне забил сердце. "Вот бы хорошо-то! А то - кирпичи, мешок..." Но... отдал в полу и в теле тяжелые шаги направивш в прихо челов, щелкн два замка, что-то вопросите сказал женский голос. "Не наши... они же еще адрес не установ!" - Долго горес прикрыл глаза. Он сразу ослабел. - Пажалте, - валья басил хозяин, - плащики сюда повес. Да-да, сыро, серед мая, а смотр, какая погода! Кассето с вами? Да, будьте любезны, покаж. О, девять баллов... вашего сына ожидает блестя музыкал будущее. Заранее рад за тебя, мальчик. Как тебя зовут? - Вова его зовут, - после нелов паузы ответ мать. - Хоть бы поздоров с челове, меня срамишь. Стараеш для тебя, стараеш, а ты!.. - А ты не стара, никто не просит! - забунто Вова. - Не хочу я музыкал способн, ма, ну, мамочка, не хочу-уу! Я радиотех люблю, мы в кружке уже супергетеро прием собрали, теперь будем управля робота на микросх... Ма, ну, не надо, а? - Пойдем, мальчик, - урезони хозяин, - пойдем, Вова. Что та радиотех, ты же вторым Яшей Хейфи сможешь стать с девятью баллами, или, может, даже новым Леней Утесо. "Я помню лунную рррапсо-одиию..." - хрипло пропел он, - м-м? Пошли. - Иди! - шипящим голосом скомандо мамаша. - Верне домой, я тебе задам! Упирающе Вову повели в кабинет. "Жаль пацана. И себя тоже... Лежат в тазу четыре зуба... Или четыре кирпича? И не в тазу, а в мешке, ха-ха! - Васе было совсем худо, он почти бредил. - Но где же эти чертовы пистол!?" Он неостор напря, шевель спиной - острая, рвущая боль в сердце залила и погас созна. Много ли нужно смертел раненн телу, чтобы из него душа вон? Когда Долго оказа на "стене плача", Звездар и Мегре прежде всего пришл выслуш до конца песенку о мести женщины-дантис, о неверном возлюбле, лишивше четырех здоро зубов и вынужде шамкать: Чилинд на шонче шверкая, хожу я теперь беж жубов. И как отомшт, я не жнаю - ха-ха! жа эту жа прокля любовь. Комис даже поаплодир: - Прелест песня, Вася Лукович, браво! Я буду исполн ее во всех мирах, где у существ есть зубы и любов неуряд. - "Ты все пела, - свистя голосом молвил Звезда, сатанея. - это дело. Так давай же расск... ха-ха"! Ты мне скажи одно слово, Вася: хаза? - Она, - ответил голос со стены. - Там и всучив, и обессучи, и черные дела замышл. Меня, напри, в Итиль... - Та-ак! И, знаешь, где это? Мы теперь запеленго: микрора Кобищ в Заречье. За вторым мостом. - Ого, - сказал Вася, - это меня занесло. - Занесло далеков, что и говор, - кивнул начотд. - Для антенн, главное, угол разреше у них не такой острый, чтобы прямо кварт указать. - Пятый этаж, прямо кожаная дверь. Звонить два долгих, три корот. - За звонки спасибо, позво. Дверью, главное дело, легко ошибит: там уйма пятиэта, в каждой от трех до восьми подъез. А обивать двери сейчас модно. Понима? - Понимаю. Слетать, спрос точный адрес, а потом прикину мертвя? Я мигом. Мне и самому туда хочется: как бы они моим имущест без меня не распоряди. Полеты в сутях сообщ Долгоп необыча вольно мысли. Семен Семено побагро, но сдержа. - Васен-а, - сказал он певуче-яростно, - слетай, милый. Адресок спрашив не надо... и от песенок там воздерж, а просто туда-сюда. Мы тем време передвиж подго, пеленги уточним, а дальше Витольд с опергрупп все сделает. Понял, дружо? - Так точно, - ответил опера. На этот раз рвущей боли в сердце почти не было. Только пульсир в ритме с обмороч слабос зуд заживаю ран. Память о недав потере сознания удержив Долгоп от движе, даже от напряже мышц. Но тело ожило целиком, стало подконтро: он почувств компакт утяжеле с внутрен сторон бедер. Там пистоле, на месте! "Погля теперь..." В комнате стояла тишина, которую наруш только шлепки карт о поверхн стола. Потом разда чей-то торжеству возглас. Другой голос недово произ: - И чего это он у нас всегда выигрыв! Как ты думаешь? - Везет, - отозва еще один. - В рубашке родился. - Сомнева я насчет везения и рубашки. Ох, сомнева!.. ... Согла последн приказу Звездар, опера Долго должен был "мотнут туда-сюда". Чтобы уточн пеленг. Да и чувство он себя тяжко в больном, горяче оживаю теле: жарко, душно было под плотным, дурно пахну покрыва. Васе хотел покин это место, и он теперь знал, как легко это делае: расслаби, ну, неостор дернут спиной для обмороч провала... и спецкос считает сути. Но он сомнева и тянул. Упорхн, а эти гаврики как раз и передум, отвезут бессознате тело к реке сейчас, нагру кирпич и... Потом, если и найдут, хрен восстан: утопле - не анабиоз. Приде корот век в ЗУ с "некомплек". "И вообще, дался я им: то туда, то сюда. Это же не из парилки в прорубь и обратно. Может, уже запеленго и теперь найдут? А может... мне самому взять этих? А?!" 3 Звезда между тем извелся, изнервнич у "стены плача", ожидая возвращ Васи и уточне пелен. Он очень не хотел действо вслепую. Не дай бог, чтобы ко всем анекдо о стандар домах, о мужьях, которые, спутав их, прово ночи с чужими супруг, или, наобо, застают "у себя" незнако мужчин... чтобы к этому прибави еще анекдот о Кимерсвил ОБХС, сотрудн котор на Кобищан жилмасс принял врыват в кварт за кожан дверьми на пятых этажах! Да и без анекд: подним перепо, злоумышле насторож - и поминай как звали. "Что же Долгопол не дает о себе знать? - не находил себе места начотд. - Звезда взял трубку. - Это отдел БХС? - спросил тонкий, явно детский голос. - Он самый. Что тебе, мальчик? - Не что, а кого! Мне Звезда нужен. - Это я. С кем имею честь? - Про честь как-нибудь другой раз, - ответ дитя. - А пока что заберите труп своего приду Васи в кварт номер 12, в корпусе семь на Кобища. Повтор не надо? - Нет... - растеря сказал началь отдела. - А кто ты, мальчик, как тебя зовут? - Я же сказал, что об этом как-нибудь после. Привет! - И в трубке пошли корот гудки. Семен Семено стоял перед аппара с отвис челюс. Мегре вопросите смотрел на него снизу. В этот момент со стены разда услов - но явно недовол - голос Долгоп: - Ну, теперь-то хоть запеленго? А с Васей получил вот как. Он чем далее, тем больше пленя идеей самому заверш опера: выскоч в подходя момент из-под покрыв с двумя пистоле в руках: "А ну, пройде!" Барыг здесь самое большее четверо, что они смогут против двух стволов, да еще в руках ожившего покойн! Но... вообра, как он вскочит, опера сильно разволнов: вопер, хватит ли сил, слаб, во-вторых, он никогда еще не брал. Задержи задержи и "Пройде!" говорил не раз, а вот чтобы с нацелен пистоле, с готовно стрел в челов - не приходи. Выйдет ли? Подходя момент представ, когда хозяин хазы прово к двери мамашу с хныкаю мальчи, котор всучили музыкал дарова. - Между прочим, уважае, - ласково басил он, - техниче-то способн вашему Вовочке теперь ни к чему, даже лишни, отвлек будут от музыки. Так что, ежели желаете, можем изъять и перепро. Молодые-то, юные-то даров всегда в цене, у них потенц большой. - Не хочу-у-у! - снова зарыдал пацан. - Не отда-ам!.. Мамаша шлепн его, пообещ подум, посоветов с мужем. Они ушли. - Кто из вас, барыги несчаст, - другим теперь, громо, рыкаю басом обрати хозяин дома к играв у окна, - свист и ввел себе девятибал наблюдатель? Я хотел ее всучить пацану вместо музыкаль дара, мамашад не разобра бы... ан, гляжу, кассета пуста. Сознавай, задрыги, здесь без меня, кроме вас, никто не остае, падлы... ну?! - А-а... - зловеще потянул другой голос, - вот теперь я понял, почему он выигрыв: девятибал наблюдатель! Он даже наши карты наизусть знает. Ух ты...! Последо ругань, звук удара, потом еще. Ответ возглас: "Ах, ты меня по лицу! Ну, хорошо!..." Загре опрокин стол, начал возня, пыхте. - Уймит, идиоты, сейчас еще клиенты придут! - рявкнул хозяин. Это и был момент. Оставал решит. Неокреп Васино сердце буха ло, чуть не выскаки из простреле груди; толчки отдавал в солне сплете, в висках, под челюс и бог знает где еще; кожа покрыл сразу и потом, и мурашк. "Ну, вот сейчас... нет. Ну?.." Долго правой рукой расстег брюки, полез за пистоле, а левой начал медле стягив с себя тяжелое покрыв, И тут вдруг над ним нависла, начала поворачив к самому лицу огром звери морда в белой шерсти, оскален пасть с длинн желтыми клыками! Васе почудил зловон дыхание из нее, послыша басови кровожа рык. ... Нет, конечно, во всем был виноват спецкос. Без него Васина душа ухнула бы, самое далекое, в пятки, потом очувствов, вернул - и он испол бы задуман. А так - от корот, на секунды, потери созна, утраты власти над собой - все сразу считал и транслиров на антенны (пси-)-ВМ. Эти импул помогли опергру Витол точно засечь место. Он, не тратя напра времени, подня с помощни на пятый этаж, нажал звонок у кожаной двери: два долгих, три корот. Вася же Долго, оказавш в пси--машине, вдали от опаснос, сразу все понял: они там накрыли его выделан шкурой белого медведя - отсюда запах пси-ны и оскален морда! "У них же все дорогое, редкое, дефицит: люстры, ковры, бархат, шкуры... они же без таких вещей людьми себя не чувств. А я-то!.." И в ЗУ Вася в сутях не мог ни побледн от униже, ни покрас от стыда. Он умолил Звездар срочно транслиро его обратно в тело. Но когда в хазе Вася сбросил с себя медве полость и подня на тахте в полный рост, с пистоле в руках и сползш ниже колен спецшта, звонко произ: "А ну, все руки вверх и пройде!" - было поздно: помощн Витол Адамо надев наручн на хозяина и трех игроков. Впрочем, впечатл, произведе Долгопо на всех, было весьма сильным. Владель хазы оказа пожилой респектабе человек, вышед на пенсию служит высших классов пси--вокзала, с богатым опытом всучива-обессучив сутей любых видов и поряд. Стрелял в спину Васе действите служит Лаврен: нанялся за недоро цену - более, собстве, из любви к искусс. У "стены плача" случаи выпад слишком уж редко. Писто у него был не один. Партне, котор били за введен в себя для нечис игры в карты сверхнаблюдате и который воскли: "Ах, ты меня по лицу!.." - был, как уже догада читат, незадачл Ваня Крик. Колошма его молодой маклер, суетивш около Долгоп в сквере. Но самое любопыт, что хаза находил именно в 12-й кварт корпуса номер 7. ГЛАВА ВОСЬМАЯ БОКСЕР И ФИМА Успех ничего не доказыв - если это не мой успех. Кредо эгоцентр. 1 Комис Мегре, Звезда, сыщике Лили, Витольд Адамо и Вася... прост, исследова III класса В.Л.Долго (повыс за подвиг) ехали брать Харак МПШ. Адрес знали точно: 2-я Зареч, дом 6. Был солнеч, с ветер и весен истомой денек второй полов мая; в небе плыли лохматые облака. Два отдельс "козлика" (без мигалок, сирен и опознавате полос на бортах - все убрали ради конспир) пересе по автомобил мосту Итиль, поверн вправо и запрыг по ухабам, подни пыль. Зареч слободу собирал сносить, освобож место под высот застро, и поэтому не благоустра. Улица 2-я Зареч на самом деле была первая от реки, дома с четными номер - сплошь одноэта, частные, с палисадни, дощатыми забор и скамейк у калиток - дворами и тылом выход на речной обрыв. За квартал до цели "козлик", в котором ехали Витольд и Вася, останов. Долго выско, пошел к реке. Затем машина обогн первую, помчала Витол к переу за домом № 6. Этим двоим полагал блокиро выходы к реке и в сосед дворы. Сыщике Лили настаив на круго оцепле ротой автоматч, Семен Семено доказы, что никого не надо, - сошлись на этом. (Вообще, стоит замет, что отноше между начальн Кимерсвил ОБХС и главным сыщиком Супергра как испорти в первую встречу, так и не наладил. Вот и сегодня, когда Лили ради такого случая потребо личное оружие, Звезда уперся: иномиря в чужом теле, а тем более в женском не полож. Так и не дал, хотя сыщике то напир на особые полномо, то пускала в ход свое обаяние.) Но и без оружия Лили сейчас выгляд великол: вся в лосняще коже (краги на молниях, обтягива формы галифе, куртка с бюстом, кожаная пилотка на желтых волосах), губы сжаты в линию, глаза сощур, ноздри аккур вздерну носика страс выгнуты; она сама напомин кожаную кобуру с заряжен пистоле. Чувствова, что сегодня ее день, и сквозь женстве оболо чаще обычн прогляды нечто власт, беспощ жесто, крючкон - первич. Захваче на Кобища барыги прикину сначала божьими коровк. Да, мы-де занимал незакон куплей прода кассет с сутями, подпол всучива-обессучив, имели с этого дела навар и готовы нести ответствен. Но к хищен пси--сутей, к насильн отчужде их у людей не причас. - Избави бог, мы и не знали, что это возмо, - валья рокотал хозяин хазы. - Даже я с моим опытом впервые о таком слышу, повер слову, гражд началь! Все, что я имел и имею, приобре путем полюбов сделок, по обоюдн согла сторон. Я не предста, как это можно сделать техниче: отнять, похит... ведь не часы же, не кошелек - сути! - И мы не представ, - в один голос подтвер игроки. "Самое сквер, что и мы не представ", - подумал Семен Семено. - Хорошо, - сказал он, - если вы такие на самом деле цыпле пареные, цыпле жареные, мелкие параз на теле общес, то зачем вы убили выследив местонахож хазы операт Долгоп? - Кто его убивал - мы-ы?! - завыл хор. - И кто высле? Этот... выдающ венериан целиноз - нас? (Присутство на допросе Вася густо покрас). Он высле! Он же в дымину был, в компа с другим таким алкашом Спирей! - А ну - ша! - рявкнул хозяин хазы; барыги замол. - Я вам расск, как все было, гражда началь. В четырнад часов семь минут - я даже записал время - в мою дверь позвон. Прерыви. Затем на лестн разда два выстр. Откры - я человек не трусли - этот (он указал на Долгоп) валится на меня. В прихо. Который стрелял, побежал вниз, я его и не видел. Этого мы осмотр: мертвее не бывает - рана против сердца, даже крови вытекло мало, не дышит... Поймите ж и нас, гражда началь, - он прило руки к груди, - был бы он жив, другое дело. А раз мертв - не в таких мы отношен с законом, чтобы самим искать встреч с представит, я извиня, правопор. С того ж света все равно не вернешь! Правда, теперь мы видим свою ошибку: оказыва, смог молодой человек возврати и крикн "Руки вверх!" (Вася покрас еще гуще, хотя казал, что это уже невозмо). Словом мы решили подерж его до темноты, потом отнести подальше и тогда из автом позвон. - В Итиль вы хотели меня бросить, - горячо возра Долго, - в мешке с кирпич! И того, кто стрелял, знаете, разговари с ним. - Я тоже извиня, - холодно взгля на него, вступил в беседу рыночный маклер, молодой прохв, - чем вы это можете доказ? Кто подтвер?.. Вот то, как вы на толчке безда искали сверххара якобы для освоения венерианс полюса, а потом, упивш со Спирей, орали песни, катал на колесе и, я еще раз извиня, травили с большой высоты, - это могут подтвер очень многие! - Барыги согла закив. - Кстати, роль трупа вам удалась хорошо, похоже, что это ваше амплуа. Семен Семено не без злорадн удовольс наблю, как допрос из обличе спекуля време преврат в обличе Долгоп. На того было жалко смотр. "То-то, - наставите подумал началь отдела, - это тебе не со "стены плача" хамить старшим!" - А я так вообще не понимаю, - произ Ваня Крик, который до сих пор самолюб молчал; над правой бровью у него вызрев гуля, - о каком убийстве или даже покуше на убийс звук? Кто убит, где труп? Покаж мне огнестрел раны, покаж проток осмотра и вскры! Смерть - это серьез юридиче факт. Все здоровы... я не имею в виду на голову, - все живы, а вы нам шьете мокрое дело! И он с затаен самодоволь погля на сотрудн ОБХС: хоть вы, мол, и ущемили меня в части интелле, но все равно голыми руками не возьм. - Кстати, украден наблюдатель девяти баллов... у своих украден! - у Ванечки приде изъять, - сказал Звезда. - И осталь обслед! - он оглядел спекуля ярост взгля; те съежил. - Нагло, лживо и развязанн у вас, без сомне, свои, но если учесть, по какой дорожке они вас ведут, то и их невре бы поубав... А теперь об этом сверххара - кто видел, кто слышал, кто что знает? Ну, живо, - он хлопнул ладонью по столу, - торопит смягч свою участь! ... Так они вышли на адрес. Узнали они его от четверт спекуля, до этого державше за спинами других. Он вообще был какой-то серень, с вялым голосом и невыразите внешнос, малость вроде забитый, безотве (это он в игре в карты полагал, что Ване Крику везет, что он в рубашке родился). Семену Семенов потом долго чудил, что именно по причине безответстве барыги и выстав вперед Фимин дядю. Но сейчас не это было главным. Была у него многоштырь кассета, заряжен характе с такими парамет, сообщил спекул. Приоб у базарн алкаша Спири за умерен... да если прямо-то говор, бросо для подоб баллов цену с целью, понятно, перепро с немалой выгодой. Но... не нашел покупат: нормаль людям такие параме ни к чему. А есть у него племян Фима, живет с мамой, отец бросил, - смышле мальчик. ("Да, очень смышле!"- подтвер хозяин хазы). Ему десятый год, но он переме уже немало увлече: коллекциони марки, спичеч коробки, собирал радиоприе, дрессир мелких живот... А сейчас играет во всучива-обессучив: собрал себе устано по образцу той, что имелась в хазе, - клянчит кассеты с сутями. Фимин дядя и другие барыги иногда давали ему те, которые не удавал сбыть ни за какую цену, - бросо. И этот многоштырь блок он ему отдал. А что, пусть играет! - А кому он всучив? - спросил Звезда. - Людям? - Боже избавь, разве бы мы допуст! Возится с этими собак, кошками... да это игра у него, никому ничего он ввести не может. Верно, теории отриц возможн введе пси--сутей от разум существ живот. "Что ж, тем больше шансов, что хоть с этим делом я сегодня развяж, - с надеж думал сейчас Звезда. - И от этой... или от этого? - избавл". Он без симпа покоси на Лили. Она тогда так и не появил в отделе, допрос провели без нее. Началь отдела затем ввел ее в курс в самых общих чертах: похоже, мол, нашли. Однако Семен Семено созна, что поним в этой истории далеко не все. Особе его угнет все более обнаружив многогран лично лучшего донора: он, оказыва, и Харак МПШ в руках держал (где раздо, как?!), и Васю Долгоп, подпоив, вывел на хазу (опять-таки: зачем? завалить конкуре?) и под выстр. И сам как в воду канул. Не жил он никогда в седьмом корпусе на Кобища, это сразу и установ. 2 Машина затормо у аккурат домика с двускат черепич крышей, глядевш на улицу тремя вымыт окнами; из-за занаве в крайнем выгля и тотчас скрыл чье-то лицо. Откры дверцу, Звезда взгля на сыщике: лик ее отвер, в прицел сощурен Глазах был кинжал блеск. Подумал: "Ох, нельзя ее к детям!" Склони к Мегре: - Порфи Петро, велите ей остат. Налом там дров... Тот кивнул, властно объявил Лили: - Мадемуа, вы остает здесь. Перекро выход на улицу. В случае перестр во дворе или доме присоедин к нам. - Слуша, эксцел! - та щелкн каблучк модель краг. - Желаю успеха! Семен Семено и комис вошли в калитку. Двор был большой, заросший травой; в глубине находи дощатый сарай с мшисто-зеленой крышей, заметно просев посеред; за ним, над самым обрывом, старый развеси клен. К толстой горизонта ветви его были привяз две веревки, соедине внизу корот доской. На ней, покачив, сидел и читал книгу мальчик - спиной к вошед. Рядом грелись на солны две рыжие дворн; при виде людей они визгл залаяли и скрыл за сарай. - Здравст, Фима! - сказал Звезда, подойдя. - Здравств, - мальчик слез с качелей, смотрел на обоих: он был темново, кругло, широкос, с больш грустн глазами в пушистых ресни, чуть курнос; одежду его составл корот серые штаны на помочах крест-накрест, синяя тенни и сандали. - А откуда вы знаете, как меня зовут? - Нам твой дядя сказал, - Семен Семено вспоми тот детский голос по телеф, сравни: он или нет? Обесцвечи голоса телефон аппар. - Мама дома? - На работе... - Фима вовсю рассматр комисс, у него поднял и выгнул темные брови. - Ой, я вас видел в кино по телику! Вы там в роли Мегре, правда ж? - М-м... не совсем, - ответил тот, закури трубку. - Точнее, совсем нет. Это артисты кино играют мою роль. - Так покажи нам, мальчик Фима, свою лаборат-амбулат, в которой ты играешь во всучива, - без околично предло началь ОБХС. - Наслыш мы уже о ней. - Пошли, - без смуще сказал ребенок и направи к дому; детек двинул за ним. - Только у меня не лаборат, а так, техниче уголок "Сделай сам". А это как будет считат: что вы меня уже накрыли, да? Он играл не просто во всучива, понял Звезда, а в незако всучива - по примеру дяди и его друзей. - Нет, - ответил он, - что ты, Фимочка, мы малень не обижаем. Покажешь нам, что у тебя есть и ладно. "Техниче уголок" Фимы занимал полов застекле веранды. Чего только здесь не было! На устройс и приспособ (среди которых Семен Семено заметил нечто напомина КПС, только меньших разме и иной, не для людей, конфигур) пошло немало коробок с играми "Констру" и "Детская электро". Был и пульт с сигналь лампочк, какой-то куб с надпи "(пси-)-ЗУ на 4096 Мбит", даже контак неболь разме в форме полос и шлемов. Звезда снял одну с гвозд, осмот, потро: внутре сторона была усеяна острень медными выступ-электро. - Ну, молодец, - восхити он, - все, как у больших, только труба пониже да дым пожиже! Это что же, ты кошкам новые черты интелле всучива да собакам? - Может, и не пониже, и не пожиже, - Фима самолюб дернул уголк губ. - И кошкам могу... и вам, если пожела. - Ну, дает! - началь отдела взгля на комисс (в лице того сейчас было много детск, Фимин), а сам засомнев: не слишком ли он легкий тон взял? В какой мере эти детские забавы стоило приним всерьез?.. После установл контак с кристалло Прокс - еще до сооруже ими пси--станций - в Солнеч систему и на Землю хлынула лавина новых сведе по микроэлектр: о новых материа, техноло, схемах. Благод им то, что прежде делали только на заводах (да и то, что там делать не могли), стало доступ одиноч-любите. - А что... согла, - сказал Семен Семено. - И какие же сути ты сможешь мне ввести? Какие кассеты у тебя есть? Мальчик положил на стол книгу, которую до сих пор держал в руке (начот взгля: "С. Я. Сидоров. Математ лично. Введе в теорию пси--дифференцир и пси--интегриро"... ого! Вот так "Мойдо"!), выдви верхний ящик: - Выбира. Звезда и Мегре склонил к ящику так резво, что едва не косну лбами. Кассет было много - но все двух- или четырех-штырько, то есть с частн дифференци высоких поряд, незначител подробно психики вроде "способн переключа от восприя образ информа к восприя логичес", "скованн при общении с лицами противопол пола" и т. п. И свече индикат в них: тлеющее алое, редко желтое - свидетельст о неболь баллах. Спекуля отдав мальцу на забаву действите самый бросо товар. - Не-ет, Фима, это мне ни к чему, - сказал началь ОБХС, распрямл. - А вот у тебя должен быть, нам дядя сказал, многоштырь блок с сильным характе... вот бы его мне, а? - он так и впился глазами в мальч. - Так где он у тебя? - Нету, - сказал он тихо. - То есть как - нету? - напирал Звезда. - Куда же ты дел блок? Кому передал? - Никому, блок здесь... вот, - мальчик выдви другой ящик стола: там на чистой бумаге лежала, блестя многими посеребре штырьк и розовыми плоскос, большая кассета, вмещаю суть второго порядка со всеми частными подробнос, завитк и оттенк; на жаргоне спекуля она называ "блок". Розовый цвет по общегалакти маркиро означал харак. Да, это была она, столь долго искомая кассета. Мегре и Семен Семен потянул к ней одноврем. У землян рука оказал провор - схватил, поднес к глазам: в табли напро соответств симво были указаны те именно числа баллов, что соответств воле, гордыне и другим уникал чертам лидера Супергра (и поперек всех шла корявая надпись синим фломаст: "Любим плимянн Фиме от дяди Кости"). Но... Звезд сначала подумал, что забив ливши на веранду свет солнца, поверну в тень - и у него самого потемн в глазах: все веточки индикат кассеты, которым полагал сиять бело-голубым накалом, были темны! - Фимочка-а-а, - подойдя к мальч, произ Семен Семено тем яростно-ласко голосам, каким урезони загуляв в сутях Васю, - Фимочка, друг мой, но ведь кассето-то пуста! А пси--заряд где?! - Я же сказал: нету, - ответил тот, не подни головы. - Как это нету? Как нету?! А где? Будь хорошим мальчи, Фима, иначе тебя ждут серьез неприятн. Куда делся заряд такой силы? Ведь не мог же ты... - И у начальн ОБХС слова замерли на языке; сверкн мысль: а почему, собстве, не мог?.. Фима поднял на него свои большие глаза. На пушис ресни блестели готовые пролит слезы. - Ладно, - сказал он, шмыгнув носом, - пойде, покажу. Они вышли во двор. Мальчик повел детекти за сарай. Обрыв здесь выдался мыском, с него хорошо просматрив река, противопол берег с гиперболо башней пси-вокзала и гостини. Метрах в пяти от края стояла скамья - доска на двух столби. Возле нее и находил то, что Фима решил показ: малень, не более метра в длину, могиль холмик с пирамид, покры алюмини краской. На стороне ее, обращен к скамье, была фотогра под стеклом: вислоу жизнерадо щенок со смышле взгля. - Вот... - сказал Фима, садясь на скаме; в голосе его тоже были слезы. Мегре и Звезда присели по обе стороны его, глядели вопросите. Комис на всякий случай снял кепку. Оба ничего не поним. Мальчик вздохнул и начал рассказы. ИСТОРИЯ ЖИЗНИ И КОНЧИНЫ ЩЕНКА ТОБИКА, РАССКАЗА ЕГО БЕЗУТЕШ ХОЗЯИНОМ Жил на свете Тобик бедный. Щенок. Ирландс сеттер коричне масти. Мама купила на день рожде. Он был веселый, доброду и все понимал. И аккурат - не пачкал, не имел блох. Спали вместе. Палку мог прине, даже из воды доста вплавь. И вообще. Вот только другие собаки его обижали. Здесь много собак - и во дворах, хозяйс, и бродя. Слобода под снос. И грызу постоя. Не то чтобы Тобик был слабый, нет - рослый, двухгодов, кормили хорошо. Но - незлой. Он к собакам с откры душой, подружи, а они его трепали. За то что краси, ухожен, с ошейни, ласко. То ногу проку, то ухо. Собаки не любят, когда кто лучше их. А Тобик удирал, визжал - и было обидно за него. А тут дядя Костя, мамин брат, подарил неликви блок. Он был "под мухой", дядя-то: знай, мол, мою доброту! До этого Фима только кошкам пробо вводить пси--сути. Да и то, честно сказать, неуда. Кошки мяукают, вырываю, царапаю - боятся. Одной только соседс Мурке удалось ввести трехбал ненасильстве. Она перест ловить мышей, и сосед дядя Гриша ободрал ее жене на шапку. Но Тобик не боялся. Тобик доверял и слуша. Фима хорошо подог под него контак. И ввел весь пси--заряд из блока - до нуля. Тобик стал другим, будто перемен. Сразу завое положе в собачьем мире. Одной дворн-обидч задал такую трепку, что она визжала и выла на всю слободу. И другим тоже. Уже не они его гоняли, а он их. Да что собаки, он и Фиму, когда тот по старой памяти на него замахну, так цапнул за ногу! Вот... Мальчик показал следы укусов на левой лодыжке. Пусть, он не обиде. Но потом Тобик зарва. Переоце свои силы. Возом о себе от побед над дворняг. И налетел на боксера. Есть тут такой пес-громила вроде бульд, только крупнее. Тот потре Тобика при других собаках, опроки наземь. И тогда... тогда эти другие, которые уже поджим хвосты перед Тобиком, наброси на него и растерз. Вот. Окончив рассказ, Фима горько запла. "Все правил, - думал Звезда, сочувств гладя его по голове, - все как в высшем общес. Но как нам-то теперь быть?!" - Ваше мнение, Порфи Петро, - обрати он к Мегре, - возмо такое? Ведь считае, что живот пси--сути ввести нельзя. - М-м... видите ли, - тот задумч возвел брови, - граница между разум и неразум существ не в точно совпад с грани между биологиче видами. Вы знаете, что попадаю люди, которые иной раз ведут себя неразум и низмен скотов. Почему бы не допуст и противопо отклоне? К тому же щенок Бобик... - Тобик, - ревниво попра Фима, - Тобик его звали. Вон напис! - он указал на низ пирами, где действите синей краской было вывед имя, даты рожде и кончины. - Да, Тобик, извини, мальчик, - поправи комис. - Тем более что Тобик абсолю доверял хозяину-эксперимент. А доверие суть приобще. Так что, по-моему, опыт мог получит. - Мог ли, не мог ли - Харак МПШ все равно сгинул, - хмыкнул начотд. - Да, досадно, что так получил, - вздох Мегре. - Если бы щен не зарва, остался жив - изъяли бы у него эту суть и вернули по принадлеж. Но увы!.. - Он не мог не зарват - с такими-то парамет, - сказал Звезда, поднима со скамьи, - тик-так, тик-так, ура, кукар! Что ж, пошли извес. Когда началь Кимерсвиль ОБХС отдал Лили пустую розовую кассету и без околично изложил все: мол, похищен у вашего Могуч Шефа Характер находи здесь, но был незако введен в собаку по имени Тобик, а Тобик задра с другими псами, растер ими и сдох... примите наши соболезно, - та более минуты сидела в оцепене. Она пригото себя совсем к иному. Обеспокое Мегре принес из дома стакан воды, подал. - Ав-в-вва... - сказала сыщике, отхлеб из стакана; за эту минуту ее лицо слиняло и осунул, - ав-вв-вва-а!.. Истреб всех винов! Имуще сжечь, самих казнить мучител смертью! Младших на глазах старших, ав-вва!.. - Переста, - брезгл сказал Звезда. - У нас это не принято. Да и винов пока еще нету, карать некого. Решайте, что теперь делать? - Ав-в-вва!.. - сыщеке вылезла из машины, смотр на местно и людей, не узнавая никого и ничего. Увядшее лицо исказ наглов-жалкая улыбка. - Что мне?.. The Man, will have a pleasure, mmm? L`homme, voule-vous avolir une plaisir?.. - Прекрат! - прервал ее Семен Семено, не дожида, пока она дойдет до суахили. - Здесь дети, - он кивнул на Фиму, который с любопытс смотрел из калитки. - И вообще, выброс лучше это из головы, тело скоро сдавать приде, не отверти. - Ав-вва... мне надо отвлеч, - потеря бормот сыщике. - Может быть, мсье? Комисар отрицате покачал головой. - Вон, - разда голос Фимы, - вон он бежит, злодей! Все посмотр, куда указы мальчик. Вдали по противопол стороне улицы неспеш рысцой трусил рыжий пес-боксер. Корот шерсть не скрыв, а скорее подчерки его выразител мускула и экстер; морда с широким лбом и мощными челюст была не безобра, что не редко у бульдогопод собак, а даже симпати. Две шавки - те, что грелись на солнце у Фимин сарая, а потом смылись, - выскоч из-под ворот, визгл облаяли боксера. Тот останов, шагом пересек улицу до серед, стал с подня головой, выпятив грудь: вот, мол, я, что вы ко мне имеете?.. Шавки сразу вспомн о неотлож делах по другую сторону ворот, замол, нырнули под них. Боксер подошел к палисад Фимин дома, сел на троту, погля на мальч, чуть склонив голову набок, коротко и дружелю взлаял. - Это он не первый раз так прихо мирит, подружи хочет, вину чувств, - объяс Фима. - Пошел прочь, пси-на парши, не буду я с тобой дружить! Он поднял с земли камешек, кинул в боксера. Пес с достоинс перемес на нескол шагов, снова сел. - Напра ты с ним так, - вступи Семен Семено. - Твой Бобик ведь первый на него налетел, чем он виноват! - Не Бобик, а Тобик! И все равно не хочу! - мальчик грохнул калит, ушел во двор. Итак, каждый занима своим делом: - Мадмуаз Лили метал около машины, заламыв руки, хрустела пальц, что-то шептала - соображ, как ей быть дальше. Вернут на Супергра с пустыми руками значило быть обвинен в самых тяжких государств преступле: от сабот и покуше на лично МПШ-XXIII, тик-так, тиктак, ура. кукар, до развала общес, подстрекате к бунту... попро говоря" вернут на свою погиб. Знать бы Началь Охраны и Общеплане Сыска, что так оберне, не в том бы он усмот свой долг перед плане-держа, не в отыска Характ: остался бы, подмял Шефа под себя - основател других! - взял бы власть. А теперь поздно, там ее без него уже взяли и подел, ни кусочка не остав... Черт бы с ней, с благослов Супергран и своим положен на ней, остат бы на Земле, здесь положе тоже непло, пряное, смачное, по вкусу пришл... тело не свое. НООС осторожне повыяс в Обмен фонде, нельзя ли продлить аренду? Ответ сухо, что, учиты избран им образ жизни, об этом и речи быть не может; более того, если бы не государств харак его визита, то давно бы его вытряхн из тела посредс КПС. Да и разгнева владе вот-вот явится. Что делать, как быть? Возвраща нельзя - и не возвращ нельзя; - Звезда сел в машину, включил рацию, скоманд Витол Адамов и Васе "отбой". Оба вскоре появил - недовол, перепачка глиной (сидели под обрывом у воды) - ушли к своему "козлику"; - Порфи Петро Холмс-Мегре с неослабев интере смотрел на пса-боксера; и чем более смотрел, тем замет у самого отвис щеки, суживал и выступ вперед челюсти, темнел и утолща нос... в вот кончик его тоже сдела черным и блестя. Пес, похоже, также наблю эволюцию комисс, потому что от удивле пересту лапами, взлаял. Мегре тоже лайнул в ответ: получил похоже, только басови. Он протя руку к Звездар, нетерпе щелкнул пальц. Тот догада, достал из портфеля бутерб с колба, вложил в руку. Комис, восстанав прежний облик, кинул псу кружо колбасы. Тот поймал на лету, сглот. Второй кружо он взял из рук, а съев третий, сел у ног Мегре и дал потреп себя по холке. - Завоевыв доверие? - с улыбкой спросил Семен Семено. - Зачем? Лили, тоже наблюда эту сцену, вдруг озарило. - Правил, эксцел, замечател идея, эксцел, целиком с вами согла и наперед уверена в согла и благодарн спасен вами Супергра! - зачаст она задыхающ голосом: на щеках восстано румянец. - Наше прекрас монолит общес не может существо без крайне сильн характ наверху иерархиче пирам, какой бы он ни был и чей бы он ни был! Общеизве из истории как нашей планеты, так и данной, и многих других, что вожди древних племен пожир сердце, печень, мозг и иные органы поверже в битве противн, стрем таким спосо прибав себе их отвагу, силу, знания. В сущно, эти дейст можно считать предте нынешн пси--обмена. ("Смотри, какую эруди проявл и смело мышле! - порази Звезда. - Что значит - припе".) И не имеет принципиа значе, что этот пес, признан вождь собак Заречья, не сожрал ловерже им Тобика-Бобика с Характе Могуч Шефа, тик-так, тик-так, ура, кукар. Он победил - и тем доказал, что его природ и психиче параме сильнее, лучше, а следовате, это ему отныне должны принадле и тик-так, и ура, и кукар! Победит прав - побежден горе... Послуша! - сыщек прилож обе руки к кожан бюсту, обвела умоляю вглядом Мегре, Звездар и даже боксера, который смотрел на нее, склонив вбок голову. - Если смотр на дело прямо, то у Могуч Пожизнен Шефа действите ведь был собачий харак! 4 Харак Могуч Пожизнен Шефа благослов Супергра вместе с его времен вместил, безымян бродя псом-боксе, направл из Зареч слободы к пси--вокзалу в шестимес откры машине в сопровож эскорта мотоцикли: три впереди, три позади, построе ромбом. Воздух сотряс записан на пленку приветств клики толп и фанфар сигналы начала супергранд гимна. На такой процед прово насто Лили-НООС: во-первых, охраняя достоин своей планеты-державы (ведь именно сейчас по-настоящ заверш визит ее лидера на Землю), во-вторых. чтобы психика пса уже теперь впиты созна своего высок положе. Правда, администр, предост технику, отказ в требова, чтобы в прово участво министр иноплане связей и другие официал лица. Из официал был только Семен Семено. Он вел машину. Рядом с ним попыхи трубкой Мегре. Лили и пес расположи позади. Боксер в широком ошейн, украшен драгоцен камнями, сгруппиров на манер орденс звезд, сидел на кожаных подуш. Сыщике (на ее сбереже был заказан и изготов ошейник) в порядке подчинен устроил пониже. Она держала поводок. Комис время от времени поворачив к боксеру, гладил, мягко рычал или взлаи что-то успокаива; они нашли общий язык. Пес вел себя досто: сидел на прямых перед лапах с гордо подня головой и настороже ушами, звуки фанфар игнорир, не отзыва на них по собачь обыкнов лаем с подры. Только при выезде со 2-й Зареч, когда машину сильно качнуло на ухабе, он престу лапами и, вдруг остерве, цапнул за кисть Лили, которая хотела его поддерж. На что та ответ: - Признаю и раскаив! Кавальк въехала на мост, промч по его средней линии, сверн на набереж к пси--вокзалу. Здесь были реаль толпы зевак и натурал клики. Приветств более всего Лили: "Мамочка, где ты пропада, мы умираем без тебя!" - "Лили, когда же?"- "Гля, девки, Лильку легавые замели, с собаками ловили!" - и т. п. Но сыщике на возгл не реагиро, сидела, в подража сановн псу, наклон нескол вперед и выста грудь, лицо твердое, глаза устремл вдаль. Не было больше прежней Лили, завяз: Началь Охраны и Общеплане Сыска возвращ к своей форме служения общес. Затем был стремител подъем сквоз лифтом на верхот башни, в кабины VII класса. Служит, который месяц назад прини из космоса комис Мегре, теперь занялся сыщикес. Довол быстро НООС перешел в кассе связку - и, кстати, провожа увидели, что у него довол скром числа интелле и характ, не выше шести-семи баллов... то есть брал он не тем, что имел, а более тем, от чего был свобо: от нравствен. Обессуче в двойном смысле тело кинозве Лили Жаме отправи ниц в анабиотич хранил - отлежива. Дифференциро лично боксера занялся галактиче агент 7012, более пес никому не доверял. Здесь возни было много: успоко в новой обстано, закреп вдоль хребта и на голове специал изготовле контак. "Ну-ну... ну-ну, - слышал Звезда необыкнов мягкий голос комисс, - лизни мне напосле руку, лизни, можно. Дальше-то уже тебе будут лизать". Наконец и это было исполн. Кассет связку с личнос НООСа и розовый блок с Характе, отныне принадлеж МПШ-XXIII, тотчас отправ - той же машиной в сопровожд ромба мотоцикли, но уже без фанфар - на загоро космод, где почто ракета без промедл унесла пси--груз на околозе орбиту. На ней готови в рейс фазовый гиперзвез - он и забро это имущес на опытную пси--станцию Супергра. Мегре и Звезда вместе с обессуче псом сидели в сквер космодр, провож глазами уносивш за облака огнен черто, слушали затиха на высокой ноте вой двигате ракеты. Семен Семено не испыт облегче, на душе было пакос. На протяже всех "прово" они с комисса так и не решил погляд в глаза друг другу. Слишком охотно оба согласи с решен, которое подсказ им эта... этот... а куда было деться! "Дело формал законч, а что узнали, поняли, обнаруж? Ничего, пшик". - А не наход ли вы, Семен Семено, что в этой опера нас кто-то тонко и умело опекал? - поверну к нему комис; он думал о том же. - Опекал, направ, вел... - ... и провел! - заклю началь ОБХС. - Нахожу. С ним-то что будем делать, Порфи Петро? - он указал на боксера. Оба посмотр на собаку. Она сидела около скамьи почти в той же позе, что и в машине: на прямых перед лапах и с подня головой, - но нет, это был не прежний пес-лидер. Тварь дрожа со слезящи глазами и вжатым между ляжек куцым хвостом теснил к ноге комисс, тихо скулила от непонят ужаса происшед с ней и в ожида новых бед. Даже ошейник с драгоценно не украшал теперь пса. Если отнять харак у челов, у него остане имя, положе, близкие, имущес, наконец. Но отнять харак у собаки значит отнять у нее все. - Что делать? - хмуро проборм Мегре, избегая ищущего собачь взгляда, махнул рукой. - Делайте. Звезда вздох, подня, повел упирающе, скулящ пса в дальний конец сквера, к мусорн контейн; на ходу растег кобуру, достал писто. Сухо щелкнул выстрел. Верну, неся ошейник: драгоцен надлеж сдать в Инбанк. - Я так понимаю, Порфи Петро, - прогово он, когда они направи к машине, - что, несмо на то, что дело формал заверш, вы не считаете возмож покин нашу планету? - Вы правил понима, - кивнул Мегре. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ СУПЕРПО - Ты чего за ним гнался? - А чего же он убегал! Диалог 1 Вася Долго бежал по аллее городск парка, напоенн запахом цветущих лип; на бегу достал из боков кармана мини-передат, выдви антенну, нажал кнопку вызова ОБХС, а сам следил за худоща темной фигурой далеко впереди. - Слушаю! - отозва в аппар голос Звездар. - Алло, шеф! Это Долго... следую за Донором. В парке культ. Он в сторону старых кварта бежит. - Вас понял, Лукович! - весело гаркнул начотд. - Не упускай, сейчас будем. Вася сложил передат, сунул в карман, наддал. Спири Яковле в трехс метрах впереди тоже наддал, свернул через лужок для травян хоккея к ограде парка. Оба были рослые, длиннон - бежали хорошо. ... Они встрети на набереж, неподал от автомо. Долгопол прогулив, наслажд ясным утром начала июля, любова видами, но при всем том не отдыхал, а патрулир. Был, так сказать, при исполне. И даже в спецкос, поскол до момента поимки С. Я. Математик-Сидор в ОБХС была объявл непреры готовно- 1 для всех сотрудн - от выхода из дома и до возвращ домой. Тем не менее красоты летнего утра размяг Васю, и, столкнув чуть ли не носом к носу с давним знаком, он растеря. Спири Яковле стоял у парап, курил, любова рекой. Затем бросил сигар, направи в сторону пси--башни. Тут на него и натолкн Долго. Одет забулды Донор на сей раз был вполне прили: тонкий свитер, в меру обтягива грудь, светлые спортив брюки; на ногах белые туфли с дырочк. Он был приче, выбрит и попахи хорошим одеколо. - Привет! - сказал Вася, улыба. - Вот так встреча! - Доброе утро, - тот взгля бегло и равноду. - Прост, не имею чести вас знать, - и попыта пройти. Голос был прежний, пропо-сиплый, но облагорож иными интонац. - То есть как это не имеешь чести? Очень даже имеешь, - Долго ухватил Спирю за руку. - А с кем мы по погреб шатал, про четыре зуба пели? Кто меня на Кобищ отвел?! - Извин, - тот резко вырвал руку, - подите проспит! Всякий хулиган... - и быстро пошел вперед. - Это я-то хулиган? Нет, постой! - Вася двину за ним. Но Спиря бегом метну через проез часть - прямо перед лавиной машин, которым свето как раз дал зеленый свет, помчал в сторону парка. Так он выиграл свои триста метров. Донор добежал до ограды и спорти, в два движе перемах через высокую решетку с остри. "Гляди-ка, - порази Долго, - будто и не алкаш". Сам он уже вспотел. Позади на аллее послыша рык машины и сигнал. Вася огляну: в открытом "козлике" подкаты свои - Мегре на заднем сиденье, Семен Семено рядом с водите. Начотд уже впрягся в реактив ранец, затянул широкий пояс, застег крест-накрест тяжи. Как только машина сравнял с Долгопо, крикнул: - Где? Вася указал. Звезда, не дожида, пока водит затормо, включил ранец сокраще грудных мышц. Струи сжатого воздуха вырвал с шипен из четырех дюз - две на поясе сзади, две впереди - и возне началь Кимерсвиль ОБХС над деревь. Он прило руку козырь против солнца: - Ага, вижу! - И, набирая по параб высоту, устреми к домам за парком. Мегре тоже был в ранце; широкий пояс с дюзами едва сходи на его животе, сопла растопыри так, что другому челов на сиденье места не оставал. Комис вместо приветс подмиг Васе: молодец, мол, Лукович, я в тебя всегда верил! - склони к рации, щелкнул тумбле, сказал в микро: - Витольд Адамо, антенны радиопере на "товсь!". - Потом протянул Долгоп запас ранец:- Облача, Вася. Теперь мы его возьмем. Отдан Витол команда была еще одним свидетель всестор подгото опера: учли возможн исчезнов сутей злоумышле, его лично из тела тем же спосо, как и у "убитого" на Кобища Долгоп. Такую возможн стали учитыв после того, как Звезда в сопровож Долгоп наведа к Фиме; это было через день после прово НООСа. Мальчик при виде Васи стал столби - с бледным лицом и широко раскры глазами. - Живой? Вот это да! - и посмот на Семена Семенов с каким-то особен удивлен: как на челов, котор недооцен, а его, оказыва, надо приним очень всерьез. - Да, Фимочка, это тот самый Василий Лукич Долго, чей труп ты мне по телеф совето забрать по известн адресу, - сказал начотд. - Тебе Спири Яковле велел позвон? Мальчик опустил голову, молчал. - И давно ты его знаешь, дядю Спирю? - насты продол Звезда. - Наскол хорошо, часто ли видит? - Ну... я лучше всего его труды знаю, - сказал Фима. - Какие труды? - Научные. Хотя бы ту же "Математ лично", вы же ее в прошлый раз в руках держали. У него много. - Ага... - Семен Семено многозначит переглян с Васей: открыл еще одна грань богатой натуры Донора. - А где он живет и труди? Ты у него бываешь или он у тебя? - Я вам про дядю Спирю ничего не скажу, - заявил ребенок, - он хороший. Хоть что делайте! Делать ничего не стали, ушли. Только в доме напро поселил под видом студен-заочн, приехав на сессию, опера ОБХС Любаша - присматри. Но с этого момента стало ясно, что новизна идеи Мегре исчерп, следует быть готовым к использов ее против сторо. Вообще, полтора месяца после опера на Кобища и в Заречье прошли в подгото. Особе интенси стала она в послед три недели, после головомое визита галактиче контрол-233 ГУ БХС; малый номер говорил об очень высоком ранге. Его высокопревосходи N233 не пожелал воплоти в земное тело, а вызвал агента 7012 к себе в пси--машину, в персонал ЗУ для высокопостав особ. Беседа с начальс носила харак обмена импульс по двоичн коду. Но, когда сути комисс вернул в тело, его внешно отраз некото особенн этой беседы: сам по себе вспух и свороти набок нос, вокруг глаз залилов фонари, на подборо и в правой части лба выросло по гуле, а из нижней челюсти выломи зуб-резец. В сущности это был общеизвес бехтерев эффект обратн влияния психики на тело (типа "ожога внушен"), усилен впечатлитель Порфи Петров. Такой облик держа у него все время, пока он пересказ отдел получен в ЗУ информа, и еще потом два дня. Он явился сюда с Супергра, этот галактиче контро, после проверки доклада агента 7012 о выполне якобы задании. Нельзя сказать, что оно не выполн: Могучий Пожизне Шеф с возвраще ему Характ мгнов воспрял. Посыпал нагоняи, разжалов, драконов меры против разбр и шатания в населе, даже казни высших сановни, слишком заворовав и забрав много власти. Казнены были и все любовн жен МПШ, а сами они разжало в наложн для гостей. Словом, все затрепе и склонил, стабильн общес Супергра была востанов. (Нема роль в этом сыграл и вернувш НООС - и не только по основной специальн, сыску и заплеч делам. Он даже получил новый титул ВРПЖ: Великий Реформа Половой Жизни; в этой области он использ в интер благодар населе весь приобрете на Земле опыт. Разумее, на основу демогра планеты: размнож только посредс сперматоз Могучего Шефа, тик-так, ура, кукар! - никто покусит не мог. Но, по-прежн не разре женам спать с мужьями, НООС специал декре разре им вступать в связь с теми, кто откликн на призыв по установле форме, так называе "пароль Лили". Этим декре НООС-ВРПЖ напра пробудивш в период Разбр активно населе по более безопас для правит руслу.) Все бы хорошо, но у возродивш психиче Шефа появил одна особенн: он стал подним ногу у колонн своего дворца. Задерет, постоит так, будто что-то вспоми, а то еще, бывает, наклони понюх. Разумее, эта августе склонно была превращ в новое слово дворц и государств жизни: учред Орден Поднима Ногу, коим награжд к юбилеям и за заслуги... Но галактиче контрол, знающ повадки всех существ в своей зоне, это обман не могло. Он устано факт подмены. "Но и это не все, - продол контро распале обстрели агента 7012 трассирую импульс. - Было ли что искать-то? Окончател фактом являе то, что Харак с редчайш двенадцатибал составляю так нигде и не обнару. Почему агента не насторо этот НООС с психикой зауряд шлюхи и с парамет в шесть-семь баллов? Почему он не вспом, что в тоталита сообщес любой оказавш на самом верху индивид - каков бы он ни был и как бы ни забира наверх: благод ли заслу, через постель, даже через перево или убийс из -за угла, - в глазах остал очень скоро приобре черты героя, мудреца и даже писан краса!.." "Но пси--прибо..." - заикну было агент. "Пси-приборы! Приборы для психиче замеров так же подверж влиянию коллектив поля, как и психики разум существ... как, в частно, и психика агента 7012, который вместо глубок исследов сам поддался детекти страс, запута и дошел до подлога!.." - Словом, я получил строгое, очень строгое предупреж о служе несоответ, - закон Мегре, приклад смочен под краном платок сначала к правому глазу, потом к левому. - Если не устано и не устраним причины исчезнов выразител сутей, то не только кружо вокруг Солнеч, о котором я вам говорил, но и меня отста и оставят здесь таким, каков я есть, без права пси--полетов. - А не пошли бы они к..., - в сердцах сказал Звезда. - Главное, все пугают, все давят. Как будто это так просто! И для вас нашли наказа: земляни, оставят. Конечно, постара исполн, что в наших силах, о чем разго! Ну, а не выйдет - тоже не катастр: прожи и без пси--транспорти. И для вас не беда, Порфи Петро, при ваших знаниях и способно без дела не засидит. Да мы еще женим вас! Мегре улыбну. По правде сказать, его тоже не слишком пугала перспек остат на Земле, в белко теле, - прижи. Он, агент ГУ, перемен такое множес мест, сред обита и тел, что уже забыл о первонача облике, нашел на этой планете что-то, чего не знал прежде. Рассуд он понимал, что это "нечто" протек от чрезмер, самоусиливаю богатс телес ощуще белко ткани и свойс ее перевод все в "прият" или "неприят"- благод чему тело оказыва как бы малень вселен челов, а на восприя и осмысле подли Вселен ни чувств, ни сил почти не остае. Он понимал, что с галактич точки зрения это предосудит: замыкат в малом мирке своих пережив, куцых забот, в кругове своей среды; людям Земли, конечно же, надо поднима над этим, освобожда, приобща к Единому, к Галакт... Ну, а ему-то, вселенс бродяге, наприобщавш досыта, - почему бы и вправду не осесть здесь? Жить с людьми, понимая их двойстве мыслью - земной, развивш из ощуще, и галактиче. Слиться с их приро и ноосфе, впитыв ее воздейс кожей, глазами, ушами, носом, языком, усилием мышц. А то и вправду - женит? Комис вспом о ночи с Лили, вздох. - Ладно, - сказал он, - погорим, тогда видно будет. Но прежде давайте сделаем все, чтобы не погор. Служба есть служба. И они принял делать все. Спецкос, пневмор, постоя патрулиро, контр над антенн и пультов входами в Кимерсви (пси-)-ВМ - это еще было так, техника. Но сверх того сотрудн ОБХС прошли курс знакомс с пси--машиной под руководс самого академ X. X. Казе. Для лекций Христ Христофор воплоща в пожил, крепко сложен граждан с рыжей бородой, усами и волосато на груди, одева в шорты и тапочки, развеши на "стене плача" схемы, диагра, таблицы, водил по ним указкой и излагал предмет рявкаю баском. Потом прини зачет. (Вася в первый раз от созна, что его спрашив акаде, да еще и кристал, настол оторо, что, хоть и знал, не мог слова молвить.) Затем была и практ: "студе" оставл свои тела, отправля в сутях в пси--машину в сопровожд сути X. X. Казе, блужд от ЗУ к ЗУ по каналам связи, изучали работу блоков дифференцир, наблюд прохожд пси--сутей от пультов к антен и обратно, даже переклю сами разные схемы управле... И поняли, в частно, что знающая машину и достато сильная пси--лично может, оказыва, перемеща и действо в ней весьма свобо. 2 Мегре помог Васе надеть и закреп -пневмор, после чего они вместе взмыли на пятидесятиме высоту, зависли - Долго повыше, комиссар пониже - и, сориентиров, устреми туда, где над крышами маячила фигура Звездар. Догнали, пошли самолет звеном: Мегре слева от началь отдела, Вася справа. Донор, видимо, не предусмо, что его обнару с воздуха, и допустил тактиче ошибку. Вместо того, чтобы нырнуть в ближай подворо, а там дворами, дворами - и был таков, он добежал до пожар лестн пятиэта дома, уцепи, подтяну и полез по ней на крышу. Шум реактив детект он, вероя, принял за звуки двигате самоле в вышине. Выбра на крышу, быстро огляде, заметил чердач окно и двину к нему. Но тут между ним и окном, громых ногами по железу, опусти Семен Семено. Донор метну обратно, но, отрезая ему путь к пожар лестн, с неба низверг Долго и Мегре. - Доброе утро, Спири Яклич! - улыбну ему Звезда. - Привет цирка! - огрызну Спиря, и, наклон вперед, побежал по коньку крыши. В воздухе преследов были короли, но в гонке по крыше преимущ оказал явно на стороне легко снаряжен Донора. Он - где бегом, где на четверен - устреми к месту, где крыша подход близко к стене соседней двенадцатиэ: там тоже висела пожар лестн. Долго сгоряча побежал за ним, но покачну на наклон плоско, едва не загре вниз - ранец весил килогра сорок и подни центр тяжести. Звезда и комис даже и не пытал преследо, стояли, смотр, как Спиря с разбегу бесстр прыгнул на лестн, уцепи и заспе вверх по желез ступе. - Стой, стрел буду! - для острас крикнул Вася. - Не обраща внима, Спири Яклич, не пугайт, он шутит! - вмешался началь отдела. - Это он у нас так шутит. Не будем мы стрел, вы нам живой нужны, целень. Упражняй на здоро!.. Ну вот, а теперь и мы, - закон он, увидев, что Спиря одолев послед пролет, включил ранец. На плоской, залитой битумом крыше дома-башни они оказал почти одноврем с преследу, пошли на него шерен. Донор метну к одному краю крыши, закля вниз, метну к другому, тоже загля, побежал к треть. - Да высоко здесь с любой стороны, Спири Яковле, милень, - нежно сказал Звезда, доста наручн. - Давайте лапочки-то ваши. - Фиг тебе, а не лапочки! - и Спиря, разбежав, махнул с крыши вниз. Будто в воду. Долго ахнул, поблед. Мегре выдви антенну карман рации, сказал: "Витольд, внима!" Началь отдела подбе к краю, следил, как Математик по параб приближ к земле: перекрут в воздухе раз, другой - и пластом, всей спиной гряну на лужайку по ту сторону парковой ограды; дом этой сторо подхо к ней. Донесся чавкаю звук удара. Спиря и не дерну, застыл с раскину руками и ногами. - Удачно, - молвил Семен Семено, - не зря разбега. - Он поверну к комисс: - Что Витольд? - Молчит, - недоуме ответил тот. - Как молчит? - начотд подошел, взял рацию. - Адамыч, ну что? - Ничего, - после паузы сообщил тот. - Ни по одной антенне сути не проход. - Вот это да! - Звезда посмот на коллег. - Что же он, выходит, всерьез?! Все вниз! ... И, пока опускал, притормаж реактив струями, началь ОБХС смотрел на распросте на траве тело, думал: "Да, недооце я тебя, Спири Яковле!" Сильно недооце. Думал, раз сдает тело напро - да не турис, а для проб "некомпле", на измывател, - значит, забулд, конче человек. А для него кратковрем прокат тела был лишь удобным спосо проникн в (пси-)-машину. Оказавш в ней, он направл не куда-нибудь, а в ЦКБ - Централ Контрол Блок, в гости к академ X.X.Казе, который встречал его с откры душой. Не врал по пьянке Математик целиноз Васе, что-де он с Христи Христофоро на дружес ноге, что его даже на Прокс помнят и ценят, - так и было. С того еще времени, когда видный матема С.Я.Сидоров (позже сменив свою ординар, устав фамилию на сомнител псевдо) возглав группу "привязч" - ученых-землян, подгоня типовой проект пси--станции к конкрет земным услов, выбирав место, организовы работы. Были тогда и длитель командир на Прокс, творчес общения с существ иного мира, были захватыва дух замыслы, идеи, дела. Наполненн жизни. Удовлетвор - от уваже кристалло, от их востор его познани и решени: белко, а нам не уступит, глядите-ка! - самоутверж. Может, это и свихн с пути: обычная жизнь земного ученого и преподав показал Спирид Яковлев после заверше работ и контак нудным прозяба. Чем прозяб, так лучше вдрызг... бывают такие натуры. Да еще и обошли его в награ и премиях после откры пси-станции "администр от науки", обидели. Во всяком случае в (пси-)-ВМ у кристалло он был повсюду свой человек, желан гость - и при полной открыто хозяев мог доскона выясн, где, что, когда и как. Где что лежит, грубо говоря. В дни и часы, когда в машине проход сути высоких гостей с Супергра, Спиря как раз сдавал свое тело в ОБХС для проб, это установ точно. Правда, Христ Христофор в беседе со Звездар категорич отверг допуще последн, будто бы Донор мог таким образом и утянуть из накопител ЗУ ценные сути, присоед их к своей лично. Это невозмо, открыто кристалло носит математич, счетный харак: недохв даже доли балла - сигнал ошибки, сбоя, он мгнове привлек внима всех. В машине сути не пропад. "А на входах и выходах? - ломал голову Семен Семено. - Мог Спиря протаски их, как через проход, мог. Кристалло такие уловки недосту". В силу той же априор открыто X.X.Казе отказал начальн ОБХС в просьбе задерж Математик, буде он снова наведае к нему в (пси-)- ВМ: это-де невозмо, поскол надо хоть на малое время затаить от него свой недоб замысел. Прогн его прочь, нехорош, - это другое дело, это акаде обещал. Не врал Спиря Долгоп и в том, что в понедел он один, во вторник иной... каждый день новый. При его запасе сутей можно было менять в себе интелл и харак, как рубашки. Многие ценные сути попад на черный рынок с его, так сказать, плеча: поносит, потом за мзду дает считать. В той же хазе, которую потом сам и завалил. "Зачем? - не мог понять Звезда. - Хотел наказ за то, что получ сути не только от него, сами промышл, где могли? Нет, не то". Не подход это, слишком уж рационал, мелкое объясне Донора. "Широк человек, слишком широк, я бы сузил!"- говорил Митя Карама, герой Достоевс. Вот и сей человек был широк, не лез в рамки. И Долгоп не узнал, потому что сегодня была среда. Словом, чем больше Семен Семено узнавал о Сидор-Математик, тем ярче вырисовыв образ, к простым концепц несводи, - образ злоумышле не ради богатс и выгод, забулд не по слабо духа... образ челов, познавш самые высокие ценно жизни, отвергш их, но не нашедш новых и не знающ, чем наполн жизнь. Попро такого сузь. Они опустил около тела. Лицо Донора было бледно-серым, глаза закатил, из уголка рта сочил кровь. Сила удара была такова, что тело наполо вмялось в землю. Звезда наклони, перевер - обнаруж четкий оттиск скелета в почве: затылок, позвоно, ребра, лопатки, крестец, таз... даже каждая фаланга пальцев закину рук отпечата отдел. "Хоть анатомию изучай", - подумал начотд. Но не это заним его - выдер из светлых брюк Спири свитер, завер: по внутрен поверхн шли, переплет с нитями вязки, проводн, сплетал в узоры с мягкими микросхе; вдоль позвоноч тянул, уходя в штаны, широкая темная лента. Семен Семен отвер край ее, увидел сыпь игольча контак. Мегре склони к голове, осторо подер волосы: часть их остал в пальцах, отделил от шевел, отсло и потян за собой тонкую сетку схемы считыва. Эти волосы были не волосы, а диполи коротковол антенны. - Даже не парик, - с уважен сказал Звезда. - Высокий класс, куда нам! Что же Витольд-то путает? Он снова связа по рации с марсиан. Но тот раздраж подтвер, что сути Математик (хорошо извест ОБХС, спутать невозмо) через антенны в (пси-)-ВМ не проход; он головой ручае. А секунду спустя в рации послыша зуммер сигнал, и голос с безжизн отчетли артикуля сказал: - Он здесь. Я его прогнал. - Где именно. Христ Христофор? - спросил Звезда. - И нельзя ли все-таки?.. - Нет. Нельзя. Осталь сами. Конец. Началь отдела в изумле посмот сначала на комисс и Васю, потом на тело Донора: - Ну, артист, ну, ловкач! Как же это он? А было так: - Дзан-дзиги-дзан-зиги-дзан-зиги-зан-зиги-мяааа! - Дзан-дзиги-дзан-зиги-дзан-зиги-зан-зиги-мяааа! - хряли по аллее парка чувак с чувихой. Вверху были махры и визры, внизу были махры и шкары, а посред пряжка. Из кованой меди, понял, с инкруста и черно, шимпа в четырех лапах держит по пистол. И к ней пояс, понял: мозаич, из цветных прово, на полпуза, на штаны выменял, такой можно носить и без штанов. Впрочем, наличеств и штаны: клеше джинсы с отворо. И еще была магнит. Японс "Шарп-стерео" - с автосто, понял, с цвето мигал, четыре дорожки, счетчик, чтоб я так дышал, хромиров педали со звоном, мягкий выброс кассеты, век свободы не видать, две телескопич антенны, чувихи стонут: отдат мало! - ревербери приста для воя, понял-нет, полторы тыщи галак: с мамаши, вроде бы откупит от блатных, пятьсот, с папаши, будто женюсь, восемь, на пару сотняг толкнул шмоток - имею! И сразу подколо чува: груди навыкат, джинсы в обтяже, все у нее в порядке от и до. Идем, балдеем. Я ей "гы-гы-гы!", она мне "хи-хи-хи!" - и такое у нас взаимопони, хоть на четвере перех. ... Собстве, в основ была магнит. Двигал по аллее. И Спиря ее засек. - Дзан-дзиги-дзан-зиги-зани-зигиз-зиги-мяааууу!.. - Гы-гы-гы! - Хи-хи-хи! И блеянье саксоф. Как вдруг (чувиха как раз отхил в кусты) "дзан-дзиги-дзан-зи..." и заело. Клавиша "play" сама выскоч. - Эй, ублюдок, - сказал из динами спокой голос, - слушай внимате и не дерга. Ты же не хочешь, чтобы из твоей магнит сейчас повалил дым, а? У чувака отвисла челюсть, но он овладел собой: - Нет... товарищ нача... гражда... дядя... не надо, что вы! Пусть лучше из меня пойдет дым. - Из тебя дым пойти не может, только вонь, - резонно замет из магнит. - Тогда делай, что я скажу. Ступай к ближай телефон будке. - Есть шеф! Нашел. Вошел. - Сними трубку... да поставь магнит, идиот, у нее ног нету, не убежит! - опусти две копейки. - Набери номер 65-43-21. Не перепу. Теперь оборви трубку так, чтобы весь провод остался у аппар... Давай-давай, что тебе - впервой? Есть? Зачисти концы - живо, зубами, не убьет тебя током, не бойсь! Сунь их в гнезда внешн динам... ну, там, где обознач "8 ом" - нашел? Нажми клавишу "play" - через минуту будешь свобо. Верно, через минуту прибор снова начал вырабат "дзанн-дзиги-дзанз...". Чувак схватил магнит в обнимку, похилял на полусогн прочь. Ему тоже надо было в кусты. Номер, который он набрал, был извес в Кимерсв только очень узкому кругу лиц: он соеди с блоком X. X. Казе в пси--машине. Но Спиря у акаде как-то спросил, тот ему сообщил: информа утаив нельзя. Мегре вытащил писто: - Что ж, ничего не остае, как преследо его и там. - Вопросит взгля на сотрудн ОБХС: - Каждый в себя или по кругу? По лицу Васи было видно, что ему очень не хочется стрел в себя. - По кругу, - сказал Звезда, доста свой писто. - Давайте услови: Порфи Петро прочесы левые каналы и блоки, Лукич правые, я серед. Да, чуть не забыл!.. Он положил писто на траву, достал блокнот и шарико ручку, написал крупно на весь листок: "Тела не убирать, идет расследов ОБХС!" - поставил должно и дату, расписа, нашел камешек и, положив вырван листок на грудь Спире, прида его им. Все трое стали вокруг Математик, закин левые руки за головы, откры область сердца, вытян правые руки с пистоле по направл сердца соседа (Мегре целил в Звездар, тот в Васю, Вася в комисс) и по команде начальн отдела: "Пли!" - нажали курки. Три выстр слились в один, три тела повалил на траву, образов треугол вокруг тела Донора. Пси- лично через спецкос упорхн к антен, в обессуче тела детекти (и заодно в тело пси--авантюр) через другие схемы спецкост и контак потекли стимулиру быструю регенер импул. 3 ...эмиттер - коллек, эмиттер - коллек, эмиттер - коллек, ячейка "не - или" - поворот в новую схему, пробит сквозь толчею импуль, суммирующ у схемы "и". И опять скачки по нейрист-триггер цепям: эмиттер - коллек, эмиттер - коллек... Машина была как город: каналы связи - улицы, узлы - перекре, блоки - здания, подсист - кварт, ЗУ - склады, сортиру и суммиру ячейки - как подъе в домах. Город сей жил: в одних блоках-зданиях кипела сложная деятельн, там дифференцир, интегриро, дешифро, комплект сути; в других, в запомина устройс всех типов, пси--личности накаплива подобно турис в гостини, чтобы в должное время отправи в трансля или в блоки записи, уступ здесь место другим. На "улицах", в СВЧ-кабелях, была давка сигна, протисну можно было только в своей полосе частот. Вася Долго и думать не гадал, что погоня, которую он начал прекра утром на набереж, продолж таким необыкнов спосо. Тем не менее и это была погоня. Он шел по следу, чуял преследуе по релакса импул в схемах впереди, по колыхан не успев полнос рассоса зарядов... Вот он, Донор в сутях, только-только прошмыг здесь, свернул по разделите схемке, будто за угол, в другой кабель, захлоп за собой, как калитку, триггер ячейку (на такую налета, будто лбом), но все равно близко, вот-вот. Прочесыв начали прямо от антен входов. Минов без интереса устройс записи в кассеты: туда Спиря не полезет, как в мешок! - и шли сейчас по операти каналам и блокам пси--машины, будто по центру города. Это был, спасибо академ X. X. Казе, знако город, с пути не сбивал. Эмиттер - коллек, эмиттер - коллек... В вихре с другими пси--сигна Вася прокрутн по кольце линии задер, с усилием отдели, ухнул, как в яму, в откры силовой триод - с эмитт на базу. Выско на соседнюю линию: здесь тянулся тот же характе "запах" релаксиру зарядов, запах Спири. Эмиттер - коллек, эмиттер - коллек, эмиттер - колле... И от серед - азарт, молодец сигнал Звездар: "Заворачи его в ЗУ "некомпле", то-то им будет радость!" Ах, не следов так - откры текстом, да еще с эмоци. Преслед тоже воспри - откуда и прыть взялась у него: наддал, приме тот же прием, что давеча на набереж, - рванул через широкий канал связи перед ринувши в трансля сутей пси--турис. Понимал, видно, что ему будет у "некомпле"! И был таков. Прочес еще раз всю машину от глубин блоков до антенн, провер пульто выходы - нет! Дальше им остават в пси--машине было незачем, только работе мешать. Собрал у антенн, транслиров обратно. Когда вернул в тела и, полежав для самопров, поднял, Спири Яковлев посред не было. Вместо него на газоне лежал придавле тем же камеш лист из блокн Звездар. На обрат стороне его было размаш напис: "Олухи легавые, я же строил эту машину!" Присмотре друг к другу, обнаруж у каждого над верхней губой намалева фиолет фломаст усы; а у начальн ОБХС, кроме того, на лбу было начер нехоро слово. - Надруга, а! - Семен Семено послю платок, безуспе тер лоб. - Над безжизнен телами. Ну, Спиря!. В кармане Мегре заныл зуммер. Комис достал рацию. -Алло, - сказал мелодич голос Любаши, лжезаоч и квартира, - ваш подопеч Донор только что заходил к Фиме. Был около минуты. Вышел с чемоданч-"диплома", сел в машину, в которой приехал, укатил в сторону станции Кимерсви-товар. Алло! Машина наша, отдельс "козлик", номер знак КИА 4657. Как поняли, прием! - Вас понял, - сказал Звезда, беря рацию. - Продолж наблюде, конец! - и сразу переключ на отдел. - Верто сюда, в парк, живо! И свежие баллоны к ранцам. Все! - А я не понял, - комис свел седые брови. - Что же - наш водит с ним заодно? - Да не то чтобы заодно, - поморщи начотд, - за троячку... А, вам, иномиря, этого не понять! Ну, друзья, если мы не возьмем Донора на товарной станции, пиши пропало. Соста там много, маршр их по всей стране. А за станц еще и лес. Гладь реки, желтый обрыв, домики Заречья, железнодор мост справа, пыльные улочки внизу (на одной замет возвращаю к парку свой "козлик", водит котор решил подкалы) - все убегало назад, под брюхо вертол. Спереди надвига длинные темные крыши пакгау, висел портал кранов, ажурные вышки с матриц осветител прожект, узкий перехо мост с тремя спуск - и пути, пути; пути, блестя сдвоен нити до самого леса. А на них составы, теплов, электро. Между путями двигал люди, сцепл и расцепл вагоны, платфо, цисте, сигнал маневр электрово, те укатыв нужное на сортирово горки. Фыркали автопогру, лязгали буфера, щелкали перевод стрелки, колеса четко пересчиты стыки рельсов. - Вот он! - Вася заметил долговя фигуру с "диплома", неспешно шагав по переход мосту над путями. Все трое были в полной готовно, в ранцах со свежими баллон. Семен Семено в надвину на лоб, для прикры обидной надписи, черном берете; на поясе болтал капроно лассо. - Так! - он откинул дверцу. - Заходим с трех сторон! - и нырнул вперед и вниз. Отдалив от вертол, включил ранец, повис в воздухе над мостком. Вторым выпрыг комис, третьим Вася. Услышав знако звуки, Математик-Сидоров поднял голову - и будто сдунуло его с моста на ближай спуск. И пошел петлять между состав, нырять под вагоны, перескаки через буфер площа - все в сторону леса. - Нет, врешь! - гаркнул в высоте над ним Звезда, накло корпус вперед, вошел в пике, размахи лассо. Он целил приземли между холодил вагон на пути беглеца. Приземл, но только и увидел мелькну по ту сторону спарен колес ноги в светлых брюках да туфли с дырочк. Пришлось взлет, с ранцем под вагон не полез. На другом пути Долго заметил пробиравш в тени состава фигуру, пошел вниз с криком: "Стой, стрел буду!" Но это оказа смазчик, похожий фигурой на Спирю, а за "дипло" Вася принял его плоскую масле. Он озадач извини, старто в небо... а с высоты опять ему показал, что нет, не смазчик это и не с маслен, а злоумышле, прикинувш таковым. Но было поздно, ноги того только мелькн под буфером медле катив к сортирово горке цисте. Мегре мощным ястре кружил над путями, опуска, выстав руку козырь - высматр, снова поднима под натуж вой ранце сопел. На новом маневре Семен Семено накрыл Спирю своей тенью. Метнул лассо - не попал, петля упала рядом. Донор поднял ее, зацепил за буфер платфо, затянул, послал начальн ОБХС воздуш поцелуй и зашагал - даже не побежал - дальше. Лассо пришл бросить. От неудач преследоват все более овладе лютый гончий азарт. В него вошло все, от подмалева фломаст усов до воспомин о прежних унизител поражен, из-за которых даже довел на чужую планету вместо владычн характ отправ собачий. Он, этот азарт, и сыграл с ними дурную шутку. Дело в том, что управле ранцами требов точных, дозиров сокраще и расслабл мышц тела, преимущест грудных и спинных; но в таком состоя они получал резкими и грубыми. Соответст из дюз вырывал чрезме сильные струи воздуха, и избыточ ускоре заносило преследова выше и дальше, чем им хотел. На товар станции прекрати работы. Все смотр вверх. В синем небе стоял рев и гам, как на мотогон. Завыв ранцы, кричали люди. Комиссар Мегре, рассчит только перевал через пару оказавш на пути вагонов-холодильн, газанул так, что оказа на крыше водонапо башни и там неожида для себя гулко взлаял. - Воздушн цирку гип-гип-ура! - кричал Спиря, идя между вагон и изредка останавли полюбова фигур пилот, которые выписыв в небесах детект; он чувство себя в безопасн. - Вася, целино милый, не улетай без меня на Венеру! - А, да распронае твою напопо! - вскри Семен Семено, гупнулся на крышу склада, стал расстеги тяжи, срывать с себя ранец. Снял - полегч. Прыгнул вниз, упал на четвере, ушибся, рассерд, мотну, не поднима, под вагон, за которым мелькн ноги Математик, подня, побежал за ним. - Теперь не уйдешь! Дслго и Мегре последо его примеру. Вот теперь детект чувство полноту бытия, поглощенн гонкой. Горячая кровь омывала тело, сердце мощно билось в груди, рвалось вперед, ноги сами делали большие прыжки. Рельсы, шпалы, стрелки, щебенка под ногами, борта вагонов, запах смазки и дизель топлива, ветер ; лицо... Донор, увидев такое дело, тоже помчал, размах чемоданч. На послед путях соста не было. Но с правой стороны нарас шум приближающ поезда. Вася вспом об излюбле приеме преследуе, закри: - Вправо его гоните, вправо! - И сам стал забег слева, оттесн, чтобы не смог Спиря шмыгн перед теплово в лес. Тот почувств нелад, помча с необыкнов скорос гигантс прыжк. Но - не успел. Преследова отдел от него метров триста, когда из лесной просеки вылетел и загромы по послед колее длинню состав четырехо платф с бревн, Спири Яковле в замешател останов, огляну. - Три ха-ха! - победно вскри Звезда. - Заходим с двух сторон, теперь он наш! ...То, что случил дальше, Васе потом снилось ночами. Преслед раскрыл "дипло", достал и надел на левую руку какую-то толстую перча, опусти на насыпь подле рельсов... и начал быстро, снорови разби себя. Разним по частям, как состав манекен. А затем перебрасы каждую часть тела под грохочу платфор на ту сторону пути. Первой полет туда правая нога в светлой штанине и туфле с дырочк. За ней левая. Потом руки приподн и выдерн из плеч голову с кадыкас шеей, метнули ее над рельс, как мяч. Сами руки враз отделил от плеч - будто отщелкну, уперл в щебенку, схват и резко толкн худое тулов в просвет под очеред платфор; оно скатил по другой стороне насыпи к ногам и голове... и Долгоп даже почудил, что там все начало сближат и соединя. Наконец, левая рука Спири перекин за рельсы правую. Преследов перешли с бега на шаг, опасл приближа с изумлен лицами. Мегре проборм: "В жизни не видывал ничего подобн!"- достал из кармана трубку, сунул в рот, начал искать спички. Вася потом вспом, что его более всего заним: а как левая рука теперь переско? Левая не переско. Она поверну на локте, как на шарнире, в сторону детекти и начала медле складыва в выразител, карикат увеличе перчат кукиш. Долго молод глазами первый заметил, что по мере того как пальцы сжимал, кукиш начал накалят сначала вишне, потом малино светом... еще не понял, но чутьем почувств страш опасно, закри: - Все наза-ад! В укрытия! Прячьт! - I сам кинулся прочь. За стрел он заметил канализаци люк со сдвину крышкой. Спрыг, выгля, увидел мчащег за башню водока Звездар, неподви фигуру зачаров глядящ Мегре - оба были освещ будто светом восходя солнца - и задви над собою, крышку. Поэтому он не увидел поднявше над состав огненн гриба, услышал только гром взрыва, ураган рев раздвину во все стороны воздуха, грохот переверн соста. Эпилог И СНОВА ФИМА - Мой муж сейчас на Камча. Наблюд, как лососи сбрасыв рога. - Деточка, лососи не сбрасыв рога, лососи это рыба. Рога сбрасыв лоси. - А лососи, по-твоему, так и плавают с рогами? Вот сказал! Диалог - Прежде чем отвеч на ваши вопросы, хочу заявить протест, - сказал Фима и закинул ногу с поцарапа колен на другую; он был в тех же серых шортах с помоч, синей блузе и сидел в КПС, отрегулиров по его росту. - По всем законодател Галакт допрос несовершенно производ в присутс или родите, или педаго, или специаль адвок, или даже всех их вместе. Настаи на присутс таковых. В случае неисполн вы будете нести ответствен по статье 12 Уголовнопроцесс кодекса. Вот! - и он перело левую ногу на правую. Малец все-таки чувство себя неуютно. - Все-то ты, Фимочка, знаешь, даже статьи УПК, - улыбну Вася Долго, сидев напро, за столом-пультом в комнате Кимерсвиль ОБХС. - Только никак допроса нет. Мы тебя обследо, теперь надо поговор. Перед ним лежала пси--карта обследова мальч, то есть, если говорить прямо, не мальч, а синтезирова, составлен из многих похище сутей главаря банды "ИИ", интеллек-индивид. Собстве, и банда была не банда, все дело знали и вели двое, Фима и Спиря; осталь же - спекул сутями, подполь всучива-обессучив, маклеры - не были ее членами и не знали о ней. Эти двое просто управл всем и всеми, как марионет, дергая их за ниточки низких страс, жажды благ, страха и азарта. "И не только ими руковод так "ИИ", - с грустью подумал Долго. У десятилет ребенка пси--карта показыв наличие трех, самое малое, гениально: естеств-научной, математич и организато. Кроме того, был - незауря актерс дар, богатая смека-изобретател, сильная воля, хладнокр, выдер - все по 9-10 баллов. И в то же время это был мальчи, который подчи свои богатые возможн и потряс систему пси--транспорти дейст главн для мальчи: захватыв интере игре с креном в озорс. И С.Я.Сидоров-Математик, немоло ученый, самолюб и оскорбле человек, к нему в этом присоедин. "Одни играют в домино, другие ходят на рыбалку, а эти забавля вот так... - думал Вася. - Немотивиров преступл - самые трудные для криминали". Собстве, и Вася сейчас был не совсем Вася. Атомная вспышка на товарной станции оказал умерен, в долю килото. Экспе установ, что в дело был пущен расщепляю изотоп канадий-253, каждые восемь граммов которого дают критиче массу. Пожар охватил нескол соста, один склад, ударная волна повал вагоны, обруш верх водока. Порфи Петро Холмс-Мегре, неостор залюбовав новым для себя зрели (и, вероя, излишне понадеявш на свою пси--нерассеивае), погиб начисто. Обрати в пепел. От жара вспышки схема его спецкос вышла из строя, не успев сработ: ни одна пси--суть комисс так и не была уловл антенн. Рассеял, стало быть, они от атомной вспышки. Только на опален ядерным жаром кирпи уцелевш низа водонапо башни запечатл светлый силуэт грузн мужчины в кепке и с трубкой в зубах. Семен Семено Звезда успел забеж за водока и уцелел. Не то чтобы совсем уцелел, но во всяком случае, когда на него рухнул верх башни, спецкос успел считать его сути и транслиро их. То, что потом откопали из-под облом, прохо длитель анабиотич регенер, поскол не остал ни одной целой кости, ни одного неповрежде органа. Сам начал отдела корот время преимущест в (пси-)-ВМ, в общес акаде X.X.Казе, но на часы работы отдела Вася, теперь его замести, пускает его к себе. Специаль обследова выясн, что эти две лично насто совмест, что сутям Долгоп нет необходим покид на это время тело. Так что они со Звездар теперь живут, в букваль смысле, душа в душу. "Ну, и чего дости-то? - угрюмо размыш совмеще Долго-Звезд сейчас, разгляд Фиму. - Старал, себя не жалели, новатор идеи примен... и что? Прекрати ли от этого махина с сутями? Прекрат ли?.. Или получил, если глядеть широко, все так же, как и во все времена в этой вечной игре в "полицей и воры", в "сыщикиразбо"? Воров и разбойн ловили - воровс и разбой не уничтож. А уничтожи то и другое от измене психоло людей. И от изоби. Вот и мы - по видим противос, а по Сущес, объедин в общей кругове поиска, допро, погонь... а то и раскручи ее. Во всяком случае результ обидно мало. Вот он -"резуль" в корот штаниш!" - Фима, так это ты нам наплел, что всадил сверхсил харак в Тобика? В тебе он, да? -М-м... чтоб да, так нет, а чтоб нет, так да. Мы поделил. Для одного там было слишком много нахальс, самомне. Мне чужого такого не надо. И для Тобика от его доли дело плохо обернул... - мальчик вздох. ("А был ли Харак-то?"- всплыл в уме уточняю вопрос. Но оба - и Звезда, и Вася - дружно подав его. Спрос это, в духе сомне того галактиче контрол, значило призн, что их, вместе с Витоль-Виа и покой комисса, изначал водили за нос, как дурач. Это было выше сил.) - Да и для тебя не очень хорошо, - сказал вместо этого Вася. - А вы все равно мне ничего не сдела! Я малень, к тому же из неблагопол, распавш семьи. Такие распады, как извес, травми психику детей, поэтому из подоб семей чаще выходят малоле правонаруш. Так что вы обязаны проявл ко мне чутко и снисходител. - Да-да... ты, Фима, прямо как лектор. Скажи, это ты велел Спире навести Долгоп... меня то есть, на хазу в Кобища? - Ну, я. - Зачем? Чтобы меня там убили? - Вы не сможете меня обвин в организ покуше на вашу жизнь, - опять зачас мальчик. - Во-первых, вы живы и здоровы, во-вторых, заинтересов лицо, в-третьих... - Да я не обвиняю, не спеши. Скажи только: вы тогда еще не знали об этом способе самосчиты сутей из тела при насильств смерти? - Мы-то знали, мы не знали, что вы это знаете. Иначе бы мы и похлеще придум. Мы не знали, ха! Мы и не такое знаем. "Они и не такое знают, это точно. Техниче уголок Фимы на веранде - пустя для отвода глаз. Главная лаборат у них в том заброше сарае с просев крышей. Не догадал заглян в первый-то визит. Чего там только нет!" - Скажи, а это сущес, что перекиды себя по частям, - это же не мог быть настоя Спиря? Человек так не может... - Много вы понима! Много вы знаете, что может и что не может человек! Вы ведь небось про сверхс и не слыхив? - Не доводил. - Вот то-то. Когда человек владеет сверхсу, что для него раздели и собрат! Те же движе своей цельно, что и руками-ногами. "Вообще-то, к тому идет, - подумал Звезда внутри Васи, - следу стадия после посмерт регенер. Меня вон тоже - раздел, а теперь никак не соберут". - И ты так умеешь, Фима? - Пока нет. Спиря научит. Это его откры. - А фокус с перчат из канадия-253 - твоя идея? - Ага! - Фима был доволен, как только и может быть доволен мальчи, чья выдумка сниск призна взрос. - Пальцы сжимаю в кукиш - получа сверхкритич масса. Здорово, правда? - От улыбки у него даже наморщ нос. - Да уж куда здоро... А где сейчас Спири Яковле-то, жив ли он, здоров ли? - Я своих не выдаю. - Конечно, конечно... Фимочка, а способ хищения сутей из радиолу на выходах антенн - твой или Спирин? - Во-первых, это способ, извин, не хищения, а интерференц перен информа при наложе попереч сигна с примене принципа неаддитив. Авторс свидетель номер 2876595. Во-вторых, не мой и не его - наш. Мы оба его придум и опробов. - На девча-практикан? - Ага! - Фима снова весело намор нос. - Немного же понадоби, чтобы преврат их в шлюшек-то: пару направле антенн, отражат и дифференциа приемоперед. - Но... зачем? Зачем вы это делали, скажи на милость: с девчат, с другими пси-пассажи?.. А эта провокаци выходка с моим убийст, с завален хазой? Должен же быть за этим какой-то замысел, смысл?.. И, что ни говори, а свой запатентов способ вы примен ни для чего иного, как для хищения сутей! - Как зачем! Тиресно! - Фима так и сказал "тиресно". - Вы думаете, что только вы все можете: организ, часть галактиче системы, куда там! А мы можем не меньше. Мы бросили вызов. И вы приняли его. Как вы с нами поморочи-то! А если бы мы предуга ваш финт со спецкостю, так и вовсе запут бы. - "Финт", "вызов", "запут"... что ты говор, Фимочка! Это тебе что - состяза команд, игра, перетягив каната?! За вашими забав - покалече лично, испорче судьбы, отноше. У нас вон полное ЗУ "некомпле"! - Ну, так и подума! Жизнь вообще есть игра - факт. Важно, чтобы она была тирес, вот и все! - И ради того, чтобы тебе было "тиресно", а твой друг матема-алког мог интеллекту "вздрогн", вы вытвор такое?! - накаля (вместе со Звездар внутри), спросил Вася. - Порфи Петров погуб, станцию разруш... - Ну и что! A la guerre comme a la guerre - на войне как на войне, как говорят франц, - Фима снова перело ногу, погля на собесед, наслажд эффек своего французс произнош. - Я проиг. Меня будет судить галактиче трибу, да? - Что? А... - совмеще Долго и Звезда сейчас были во власти воспомин: один о том, как доходил в смерт истоме под вонючей медве шкурой в хазе, а рядом обсужд насчет мешка, кирпи и реки; другой - как он гладил безутеш Фиму по головке за сараем, у могилы Тобика (а актер-мальчи, конечно, от души забавля, что двое взрос так разве уши). Воспомин пробужд чувства - сходные у обоих. Вася вышел из-за стола-пульта, расстег и начал вытаскики из брюк широкий ремень: - Ладно. Будет тебе сейчас трибу. С чуткос и снисходитель. Снимай штаны! - Почему штаны? - не понял мальчик. - Для считыва рубашку надо... - он начал расстегив. - Пожалуй, можете забир, не жалко. У меня новые еще лучше будут. - Нет, рубашку пока не надо. Ты штани снимай, - Долго сложил ремень вдвое, махнул им в воздухе. - Ну, живо! ... Как мы отмеч, непротиворе пребыва личнос Васи и Семена Семенов в одном теле оказал возмож в силу их психиче совместим. Сейчас эта совместим выразил (как прежде в общих мыслях или в,азарте погони) в единоду порыве: драть! Драть шельм, просу его голову между колен, в полную силу - чтоб визжал, плакал и топал ножками... чтоб мамочку звал... чтоб непова было, шкодить, чтобы... чтоб... словом, драть. Отвести душу. Две души сразу. Фима понял, соско с кресла, начал пятит, прикры ладон попку. Лицо побледн, большие глаза глядели на приближающ следова ОБХС умоля: - Дядя, не надо! Я... я все сути верну, а?.. Я больше не буду. Меня судить надо... галактиче трибуна, а вы!.. Это произ. Я протес... Не надо, дяден милень, я и в лаборат вам все покажу-у-уу-у! - Из глаз Фимы полил крупные слезы. - Снимай штаны!!! - Ну, чего на мальца напусти-то! - разда позади знако сиплый голос; одноврем в комнате распростра винный запах. - Ишь, распояс, ай-ай! Вот он я, сам явился. Что дальше? В дверях стоял Спири Математик. Он был в тех же светлых брюках, в туфлях с дырочк, только свитер сменил на голубую тенни. Бросал в глаза, что левая рука его явно короче правой, волоса и жилис, и как-то пухлее, нежнее, моложе ее. Младенче пальч сжимали ручку "диплом". Глаза у вошедш были осолов-отрешен, веки набря. "Да, - думал совмеще Долго-Звезда, стоя посреди комнаты с ремнем в руке, - что же действите дальше-то?.." К о н е ц Окончен в 15:19:57

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. В рисунках детей - неиссякаемое добро, любовь и свет!