Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Новое Оружие Двуязычные: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 1 ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 2 АЛГОРИТМ УСПЕХА ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИСПЫТАНИЕ ЛУНА Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей. Часть 1 Похитители Сутей. Часть 2 Перепутанный ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники. Повесть Без окончаний: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Алгоритм успеха ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей Перепутанный Призрак времени ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью

Испытание Истиной

   Без Окнч для >  7 -значн слов
Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 13:51:38


Влади Савченко Испыта Истиной

повесть-исследо Часть первая. К ИСТОРИИ ТОБОЛЬС АНТИМЕТЕ "На Ваш номер такой-то дробь сякой-то от такого-то числа отвеч: идите Вы к такой-то бабушке". Из сборн "Делопроизво в допетров Руси". С ч и т а т ь м е р т в ы м... "Определ. 18 февраля 19.. года колле областн суда по граждан делам в городе Новодви, рассмот в откры судебном заседа дело по заявле Инстит теоретиче физики (в лице юрисконсу Белогр А.А.) об объявле мертвым бывшего сотрудн Инстит гр-на КАЛУЖНИ Дмитрия Андреев, установ: 1) что подозрева в смерти Калужни Д. А. тридц шести лет работал в Инстит-истце в должно старш научного сотрудн отдела теоретиче основ фокусир и начиная с марта прошл года перес являт на работу, не известив администр ни о болезни, ни об иных причи прогула; 2) что начиная с того же времени он не находи по месту постоян жительс в гор. Новодви по ул. Коперн, 17, кв. 45 и не оплачи в домоуправ счета за кварт; 3) что в серед мая того же года он объяви в станице Усть-Елецкой Курганс области, где прожи у гр-на Алютина Трофима Никифоро, кузнеца колхоза "Красный казак", по 21 июля, после чего, как следует из заявле домохоз Алютина, исчез; 4) что упомяну Алютин видел послед раз подозрева в смерти 21 июля на левом берегу реки Тобол в восьми километ от Усть-Елецкой (в районе бывшего озера Убиенн), где свидет со своим сыном и подозрева были на рыбалке; к ночи свидет с сыном отправи в станицу, а Калужни остался у реки; 5) что в ночь с 21 на 22 июля в 1 час 15 минут по местн времени вблизи места, где послед раз видели подозрева в смерти, а именно: на левом берегу р. Тобол в районе озера Убиенн - произ вспышка с выделен больш количес тепла, света и проника излуче; эпице вспышки, по заключе расследов ее ученых, прише с точнос до десят метров на место упомяну рыбалки; о силе вспышки можно судить по тому, что озеро Убиен размер 1,5 киломе на 0,3 киломе и глуби три метра полнос испарил; причи этой вспышки явилось, по мнению ученых, падение на землю крупн антиметео; 6) что начиная с этого момента и по сей день ни указа свидет, ни другие лица не видели Калужни Д. А. и сведе о его местопребы не имеется; 7) что медицин экспе, основыв на упомян "Заключе", подтвер, что вспышка такой мощно могла привести как к смерти челов, находивше не далее чем в 30-40 метрах от ее центра, так и к полному уничтож его остан. На основа вышеизложе и учиты доказанн обстоятел, угрожав смертью, руководст статьей 21 Гражданс кодекса, судеб коллегия определ: гр-на Калужни Дмитрия Андреев считать мертвым. Датой его смерти считать 22 июля 19.. года. Настоя решение может быть пересмот в случае объявл Д.А.Калужни или поступл иных сведе о его кончине. Судья................(подп) Нарзаседа........(подп)". Из архива следс Дело это вел младший следова облпрокур Сергей Яковл Нестере - уравновеш молодой человек, светловол, низкоро и носатый; он как раз к этому времени начал отпуск обрамля челюсть (так называе "викингов") бородку. Сергей Яковле, безусло, понимал, что ему попался уникаль случай: криминали не зафиксиро еще ни одного исчезнов челов от падения метеор, - но понимал он и то, что эта уникальн пройдет мимо него. Задача следст была узкой и простой: установ, есть ли достато основа полаг Калужни погиб, чтобы не получи огорчител для правосу финт - объяв человека покойни, а ему только того и надо. Соответст и тобольс вспышка проход в деле лишь как обстоятел, угрожаю смертью; без таких обстоятел суд не вправе объяв челов, который исчез, умершим ранее чем через три года. Вспышка делала картину определе, и "Заключе" о ее характ и природе неспро дважды упомина в решении областн суда - этот докум был гвоздем дела. Дадим мы его, тем не менее, в кратком переск - уж слишком он простра, обстоят, научен. Экспе - видные физики и астрон из столич институ - прибыли на место происшес на следую день после вспышки, работ две недели и после многих измере, съемок местно, опросов жителей и продолжите обсужде сошлись на том, что: вспышка случил в час 15 минут ночи 22 июля. Время было засечено учите естествоз Усть-Елецкой школы М. И. Кости с точно +,- 5 минут по наруч часам; яркое бело-голубое зарево - с перехо в желтое и розово-красное в стадии угаса - было видно в радиусе 30-35 километ. Источник сведе - сообще жителей Усть-Елецкой, дерев Ковале и Машевка, а также аула Кочер по ту сторону Тобола на террит Казахс С С Р. Фотогра зарева никто не сделал; грибообра облака пыли и раскале газов над местом вспышки никто не наблю (что, отметим, не помеш распростра слуха, будто упала атомная бомба); причи этого, по мнению экспер, могло быть как отсутс облака, так и наличие густого тумана от испаривше в резуль вспышки озера. Равным образом никто из зрите не ощутил ударной или звуко волны после вспышки; возник от вспышки пожар травы и приречн кустарн быстро прекрат из-за того, что испаривш воды озера Убиен и примыка части реки Тобол сконденсиро в тучи и выпали горячим дождем. В последу дни до конца июля в районе вспышки стояла непрола грязь, что затрудн работу экспер; радиометрич исследов почвы, воды и воздуха показ, что в зоне вспышки возник значител радиоакти фон; он содержал свобод набор типов радиоакти распада самых различ элеме и явно предста собою вторич (наведе) радиоактив. Анализ спект радиа склонял к тому, что первич выдел энергии во вспышке носило скорее харак жестк фотон излуче, нежели реакций цепного деления или синтеза ядер. Эксперты сошлись и в том, что интенсивн радиа и полная по всей зоне мощно ее значите меньше, чем это бывает при самых малых ядерных взрывах. Как картина ожога местно, так и пространств распреде радиоактив в почве показ, что вспышка локализов в зоне размер в десятки метров между Тоболом и озером - в том именно месте, где расстоя между берег этих водных объек минимал, порядка двадц метров (точное расстоя между рекой и озером измер не удалось в виду отсутст последн); почва в этом месте выжжена и оплавл до стекловид состоя. Особый интерес исследова вызвало то, что в эпицен вспышки обнаружи выемка-"борозда", оплавле до стекловид; она начинал на уровне в два метра выше поверхн воды в Тоболе и шла к озеру, прямо пересе перемы между ним и рекой; длина "борозды" была 18 метров, ширина от 0,8 метра внизу до 1,2 метра вверху, наиболь глубина 2,3 метра. По свидетель опрошен жителей, подтвержде и справ Усть-Елецк отдела землеустро, раньше выемки здесь не было. Здесь нелишне упомян, что незадо до происшед извес астрофи акаде К.Б.Нецкий выдви гипот о том, что метеоры, огненный след которых мы иногда замеч в ночном небе,в равной мере могут состоять как из вещес, так и из антивеще; то, что наша планета и ее соседи образова из обычн вещес,ничего не значит для иных тел вселен. Поскол подавля часть метео сгорает бессле при падении на землю, гипот эту так же трудно было опроверг, как и подтвер: и от трения о воздух тело может сгореть, и от аннигил тоже. Но, как и любая обобщаю наши представл мысль, гипот Нецкого овлад умами; ученые искали случая провер ее. И теперь такой случай представ: набор данных о Тобольс вспышке настол роско укладыв в версию о метеор из антивеще, что, не будь гипот Нецкого, ученым экспер ничего не оставал бы, как самим выдвин ее. Действите: во-первых, ни с того ни с сего была мощная вспышка; во-вторых, появил остаточ радиоактив - от аннигил; втрет, отсутство метеор тело и даже осколки - аннигилир тело; вчетвер (хотя по значимо этот довод был первым), появи выемка"борозда", которая показыв, где и как закончи траект метеор, и объясн, почему испарил озеро. Правда, для полного соответс гипот недурно было бы иметь фотогр или хоть визуаль наблюде светяще следа от полета метеора; такой след из-за эффекта аннигил и в силу почти касател к земной поверхн траекто должен был быть ярким, длинным и весьма замет. Но нехва нужных наблюде можно было объясн малой плотнос населе в этой местно, а также тем, что населе это спало, а если и не спало, то не смотр на небо, а если и смотр, то не в ту сторону, а если и в ту, то, видимо, этих людей пока и не нашли; возмо, они объявя потом. И наконец, неконструкт, но, по сути, решаю доводом в пользу гипот было: если тобольс вспышка не от падения антиметео, то от чего же? Ничего иного здесь не придума. Под " Заключе" стояла дюжина подпи с устраша великоле титул. Бумага была что надо. Но Сергей Нестере, хоть и был по молодо лет преиспо уваже к науке (это было его неболь хобби: следить по популяр издан за движен научной мысли в мире), не принял все-таки этот докум безду, как директи истину. Это и понятно: "Заключе" ничего не говор о том, что его непосредст интересо, - о судьбе Дмитрия Калужни. Теперь трудно установ, знали ли ученые-экспе, что в ночь на 22 июля на месте происшес остава человек. Очень возмо, что нет. Во всяком случае - и следова это сразу насторо, - в "Заключе", где перечисля имена, фамилии и места прожива всех опрошен комис очевид, домохоз Алютин упомя не был. Заявле же его об исчезнов постоял (подан, кстати, с изряд задерж) шло по иным каналам. Вполне возмо, что работн Усть-Елецкой милиции уведом понаеха экспер о факте: мол, там человек находи и, вероя, сгорел; может быть, даже познако с заявлен Алютина - хотя его неизыска слог и маловразумите вряд ли к тому распола. Но если и так, что это могло измен в выводах комис? Решител ничего. Иное дело, если бы к.ф.-м.н. и научный сотруд Калужни погиб в проце исследов Тоболь вспышки; тогда он заслужи бы непремен упомина в "Заключе" - и не только. А так... факт явно относи к компете милиции и судебных органов. Печал, разумее, что погиб человек; но научн значе это не имело. Первая беседа Нестере и Кузина Более всего Сергея Яковлев смущало поведе подозрева в смерти перед печаль событ: без уважител причин бросил работу,три месяца пропа неизвес где, потом оказа аж за Уральс хребтом - и проживал там не у родственн, не у знако даже, а так как-то... И почему именно там? Не было ли у него, действите, намере инсцениро по каким-то мотивам свою гибель и тем замести следы? Для изуче этой стороны дела Сергей Яковле провел беседу с Виталием Семенов Кузиным - докто наук, заведова тем самым отделом ТОФ, в котором работал пропав. Они встрети в комнате младших следоват на втором этаже област прокура. Перед Нестере сидел умере полный (скорее от сидяч образа жизни, чем от излишн питания) молож мужчина: у него были темные,красиво поседев на висках волосы, круглое лицо с незначител морщин. Уши были слегка оттопыр, малень рот с нескол выпячен губами созда впечатл серьезн и доброжелате внима; это впечатл подкреп и ясные карие глаза. В целом это была внешно положител мальч, который рано сделал правиль, соответств своим интере и возможно выбор и шел по жизни прямым путем: окончен с медалью школа, универс и диплом с отлич, аспиран, кандидат диссерт, докторан, доктор диссерт, заведов отделом... Речь и жесты Виталия Семенов несли оттенок продуманн и неторопли. ... Позвани спарен телеф, коллега Сергея Яковлев лейте Никоди допраши доставлен из камеры предварител заключ скупщ краден, который темпераме клялся своими детьми, мамой и свобо. Такое соседс, понятно, не могло не омрач настрое Кузина - но виду он не подавал. У Нестере не было тогда ни версии, ни даже смутной идеи версии. Он спраши обо всем понемн - авось что-нибудь всплы. - Виталий Семено, - поинтересо он прежде всего, пощипы бородку, - по какой все-таки причине Калужни в марте бросил инсти? И так странно: не уволи, не переве - исчез. - Это для всех нас загадка, - ответил Кузин. - Может быть, какие-то внутрен отноше обостри? Или с работой не ладил? - И отноше были на уровне, и с работой ладил. Еще как ладил-то! Достато сказать, что тема, в которой участво и Дмитрий Андрее, выдвин на соиска Государств премии. И если бы он не исчез, то непреме был бы включен в список. Это в самом деле непости: самоустран в такой горячий момент! - Что же, из-за того, что исчез, его и не включ?.. - прице заинтересо следова: нет ли здесь чего-то такого? - Именно. - Значит, он чего-то не сделал и тем подвел всех? - Гм... нет, - Виталий Семено улыбну. - Все он сделал, никого не подвел. На соиска, товарищ следова, выдвиг заверше работы; и эта тема была законч, даже внедр ко времени ухода Дмитрия Андреев. Протон сверхускор на встреч пучках, о нем и в газетах писали. - М-м... а, припоми! Так почему же?.. - ... уход Калужни отрицате сказа на его включе в список соискат? - Кузин поднял и опустил брови. - Понима, коллект выдвиже на Государств премию дело сложное, многоступен. Здесь мало внести вклад, иметь труды, даже авторс - надо не плошать, действо. - А... как? Прост, я, может быть, наивно: как действо? Ходить и говор, мол, выдвин меня? - Ну, не так прямолин, но - напомин о себе. И отсек лишних претенде, коих всегда ой как много... Словом, не исчезни Дмитрий Андрее, быть бы ему сейчас лауреа. Впрочем, что теперь об этом толков... - Виталий Семено вздох. - Да не брал я, не знаю... шоб я своих детей не увидел, гражд следова! - донесл от соседн стола. - Вы мне не верите?! Я ж вам забожи на своих детей! - Но как же все-таки объясн: работал-работал человек, потом раз - и ушел. Пропал в нетях! Может, он переуто себя и того... повреди на той почве? - спросил Нестере. - Кто, Дмитрий Андрее?! - Кузин с юмором взгля на следова. - Не знали вы его! Он работал без натуги, не переутомл - брал способнос. Бывали, конечно, и трудно и неудачи - в творчес работе у кого их не бывает! Но ведь эти штуки у нас, теорети, бывают преимущест не от внешних, а от внутрен причин: заведет мысль не туда - и заблуди. Месяцы, а то и годы работы пропали... Бывали и у Калужни заскоки в идеях, завихре... - Виталий Семено запну, в задумчив поднял брови. - Может быть, в самом деле это его послед увлече повли? Э, нет. Нет, нет и нет! - Он покачал головой. - Не то все это, товарищ следова. Вот вы ищете причину во взаимоотнош, в устало, надрыве, неуда в работе - будто это могло так повли на Дмитрия Андреев, что он бросил все и ушел. Я исклю это категорич: не такой он был человек. Другого довести до нервн состоя - это он мог. Но чтобы сам... нет. Однако Нестере насторож: - А что за заскок у него был, вот вы сейчас упомян? - Ах это! Было у Дмитрия Андреев одно теоретиче завихре. Что было, то было. Весьма оригинал, чтобы не сказать шальная, идея о строении материи. Вы, возмо, слышали, что сейчас ищут "сумасше" идею? Это нынче модно. - А... Читал кое-что в популяр журна. - Так у Калужни была именно сумасше. Но... - Виталий Андре поднял палец. - Но!.. Одно дело сумасше идея, а иное - чтобы он сам изза нее, как вы говор, повреди. Он ведь был теоре. Это значит, что к любым идеям: безум и тривиал, своим и чужим - у него выработ спокой, профессиона отноше, своего рода иммуни. Будь он непрофессио, скажем школь учите, то, верно, мог от такой идеи свихнут и даже чудить. С любител такое бывает. - Он рассказ вам об этой идее? - Нестере, как упомина, был если и не любит научных новинок, то любопытств и, конечно, не хотел упуст живую возможн пополн свой круго. - Нельзя ли вкратце?.. - Рассказ, но боюсь, что вкратце нельзя. Она слишком глубоко прони в теорию квантов, в волно механ, в механ упругих сред... Это нужно целый курс лекций вам проче. - Но... как на ваш взгляд: это была правиль идея? - не отставал настыр следова. - Это существ: ведь не от хорошей жизни ищут именно "безум". Прост уж, что я испыты ваше терпе. Лицо Кузина выраз снисходите покорно. - Ничего, пожалуй. Видите ли, критер правильн идеи являе не мнение того или иного специал, а практ. В крайнем случае, экспери. Ни до опытов, ни тем более до практ Дмитрий Андрее свою идею не довел. По тому, что он мне сообщал, судить твердо не берусь. Были в ней интере моменты, но и блажь тоже. Причем послед, боюсь, гораздо больше. - Гражда следова, клянусь! Вот гнить мине век! Шоб я свободы не видав!.. Эти возгл рецидив вернули собеседн к практиче жизни. - Хорошо, оставим это. - Нестере взгля на листок с вопрос. - Вот Калужни исчез. Что вы предприни? Искали его? - Предприни, искали. Я тогда договор с дирекц, что если Калужни верне в преде двух месяцев, то отлучку ему засчит бы как отпуск и ограничи бы выгово. Товар из отдела писали общим знако, родичам его. Даже его бывшую жену запраши. Теперь Нестере вцепи в эту тему: - Кстати, о бывшей жене. Вы не в курсе, Виталий Семено, что и как там у них получил? Как Калужни пережи разрыв? - ... на предмет душев потрясе и вытекаю отсюда поступ? - Кузин не смог удерж улыбки. - Да ведь должно же что-то быть! - развел руками Нестере. - Боюсь, что приде вас разочаро. Полагаю, что если потрясе на этой почве и были, то, скорее всего, у бывшей супруги Калужни. Хотите, я вам переск одно его сужде на сей счет. "Странно, - сказал он мне как-то, - что есть только дворцы бракосоче, но нет дворцов разво. Вокруг сочета атмосф праздн, а около разво - погребал сканд. Между тем, споко и во-время расстат без лишних обид, когда совмест жизнь не удалась, - тоже прият событие. И музыку можно подобр подходя." Вот и судите, какие у него могли быть потрясе на этой почве. - Хм... странно. Семенов Яковле сам был семей челове; вот уже второй год, дочка родил. Ему подоб мысли в голову еще не приход. - Понима, товарищ следова, вам это кажется стран лишь потому, что вы не знали Дмитрия Андреев... - Кузин замолк, взгля на Нестере, как бы оцени, стоит с ним говор начист или нет. - Скажу вам прямо: мы предприни все дейст по его разыска скорее для очистки совести, для соблюде, что ли, житейс прили, чем от созна необходим. - Вот как! Что же, он был неприят личнос, от которой хотелось избавит? - Не-ет! - Виталий Семено даже поморщи: экий примити, чисто милицей подход! - Я же вам толко, что это за человек: не истерик, не глупец, не больной. Сильный. Он всегда знал, что делал. И если он исчез так и не просил нас вмешива, значит, и нам следов вести себя споко. Понима, он был не из тех, с кем случаю передр. - Однако случил! - Прост, но на месте падения этого антиметео точно так же могла оказат корова. От таких случаев никто не застрах. Судьба! На том они расстал. Результ беседы оказал явно непропорцио потрачен на нее времени. Всего и усвоил Сергей Яковле, что у Калужни не было служеб причин исчез и замет следы и что он "знал, что делал". Показа Алютина Еще до этой беседы Нестере напра в Усть-Елецкий райот милиции просьбу, во-первых, допрос кузнеца Алютина и, во-вторых, присл личные вещи пропавш. Это было сделано. Две недели спустя в Новодви прокура пришли пакет и посылка. Пакет содер листы обстоятел допроса граждан Алютина Т.Н. Из них следова, увы, ничего существен для дела не извлек. Вел себя Калужни как в послед дни, так и все время пребыва в Усть-Елецкой обыкнов: отдыхаю от нервной сутол горожа, "дикарь". Человек он был неприхотл, спал у кузнеца на сенов, о внешно заботи мало. (" Парень он был видный, наши девки и так на него смотр", - уточнял Алютин). Пропа днями, а иногда и ночами на реке или в степи. Знако вроде ни с кем не заводил. И все. (В Усть-Елецкой милиции тоже работ дотош - особе с учетом происше событий и нагряну комис - люди. Мимо них не прошло, что Алютин заявил о пропаже постоял только на 28 июля, через неделю после Тобольс вспышки на месте их рыбалки. Почему? Кузнец объяс, что был соверше уверен, что Калужни не остался на ночь в этом месте. "Ночью-то разве клев? Да и одежины у него не было - у реки спать..." Алютин и порешил, что Митрий (так он звал постоял) завел себе на стороне зазнобу - появится через нескол дней. "Чего раньше времени шум подним!.." ... Но уже на следую листе проток кузнец покая, что не спешил заявл о пропаже постоял, так как ранее не заявил о его прожива, не оформил времен пропи согла закона. Ну и, кроме того, был напуган и сбит с толку этой атомной (по слухам) вспыш, понаеха "начальс" с прибор. Вот и отмалчив, ждал: может, объяви Калужни, избавит от хлопот и возмож неприятно. Все это было понятно Сергею Яковлев; он вполне допус, что дядя Трофим и вовсе сначала решил держать язык за зубами, и домочад наказал, - да потом сообра, чоёто так можно домолча, пока об исчезнов жильца не сообщат в милицию соседи. Понятно было, что кузнец и близко не был около расследов вспышку экспер, ибо ничего хорош для себя от этой истории не ждал: пожар степи, озеро испарил - еще отвеч приде...) При всем том в показан Алютина мелькн серьез попра на заключе экспер о Тобольс вспышке, на тот именно пункт "Заключе", который тракто о выемке-"борозде", якобы оставле антиметео на месте падения, и окончател аннигил. По Алютину выход, что эта выемка к небес делам отноше не имеет: просто Калужни в одну их совмест рыбалку пришло в голову, что неплохо бы, учтя более высокий уровень воды в озере, прорыть в узком месте перемы канал в Тобол и постав в нем вершу. "В Убиен рыбы после полово много, - показ кузнец, - а на удочку не берет, сытая. Вот мы и копали три дня, как каторж. Да только мелко вышло, ничего мы там не добыли..." В проток допроса этот факт именно мельк и, понятно, никак не связыва с тобольс антиметео. Милиция выясн, что делал в послед дни подозрева в смерти, и, пожалуй, выясн: копал с кузне канаву. У Сергея Яковлев эта всплыв в показан канава тоже внима не возбуд: в его расследов этот факт ничего не прояс. К проток была прилож - на всяк случай - и характери Усть-Елецких властей на гр-на Алютина Т.Н. пятидес двух лет, женат, беспартий. Из нее явстов, что он рядовой колхоз, участ финской и Великой Отечестве войн, хороший специал своего кузнечн дела; под судом и следств не состоял и вообще ни в чем предосудите не замечен - за исключе склонно к выпивке. Послед сведе характериз, собстве, не столько Трофима Никифоро, сколько усерд отноше к запросу из Новодви местной милиции; ибо где же это бывало, чтобы сельс кузнец да к тому еще и потомстве казак - да не выпивал? В прислан из Усть-Елецкой посылке наибо информати для уяснения лично погибш оказал не вещи его (плащ, немного белья, электробр, мыльн, зубная щетка, т.п.), а четыре блокн. Три из них - откид, с гладкой мелован бумагой - были испис целиком, четвер (в коричн коленк и с клетча бумагой) только начат. Сергей Яковле в меру своих знаний и смека изучил заметки для себя, сильно - особе в первых двух блокно - разбавле запис телефо, фамилий, имен (чаще женских, чем мужских), адресов, времен отправл поездов и самоле и прочим деловым хламом. Заметки, как правило, касал физичес проблем и собстве идей Калужни о разреше их. В них Нестере понял далеко не все - да, по правде говоря, не сильно и стара. Однако он все-таки уяснил, что Калужни чем далее, тем сильнее был увлечен своей "шальной" идеей о строе материи, о которой упоми Кузин; похоже, что из инсти теоретиче физикиКалуж ушел именно в связи с этой идеей,так что в данном пункте Виталий Семено оказа не прав. Но для Сергея Яковле этот вывод был соверше неглав. Главным и окончател выводом явилось то, что Калужни не скрыва, и не петлял, и в Усть-Елецкую попал без особых намере. По всем записям чувствова, что он не из тех, кто огорч правосу ложными действи; да и не тем была занята его голова. Видно, в самом деле случил фаталь совпаде, и погиб Калужни там, на берегу Тобола, основате, без дураков. "Такой не подве", - решил Нестере и передал дело в суд. Ошибка Минуло полгода. Весен разлив Тобола напол водой ложби на левом берегу, озеро Убиен восстанов. Радиоакти фон в зоне Тоболь вспышки уменьши до безопас преде, и огражде вокруг этого места сняли. В Новодви жизнь тоже шла обычным поряд. У следова Нестере на работе шли зауряд дела: о торго хищен и спекуля, об украден автомоб и мотоцик, о пьяных хулиганс с увечь, о взломе сараев и кладо, - тот криминалисти планк, в коем не разверн интелл, логичес цепко и эруди. Тягу к интеллектуа Сергей Яковле - человек, как отмечал, молодой и увлекающ - удовлетв чтением научно-популяр журна. И вот в июльс номере широко известн издания Акаде наук он нашел подбо статей под общей на двойную стран шапкой " ТОБОЛЬ АНТИМЕТЕ". Дело было в теплый августов вечер, во вторник. Нестер еще за обедом, придя с работы, перелис свежий журнал, но не стал читать наспех, жуя, а отложил на потом. Есть особое удовольс в чтении того, о чем знаешь помимо публика, и Сергей Яковле предвку такое удовольс. Все-таки он одним боком причас к данному научн событию, а другие читат нет, ага! Интере сопоста то, что он знает, с тем, что здесь пишут... Отобе, Нестере устрои в кресле на балконе, раскрыл журнал. Две самые большие статьи излаг матери двух конфере, собран по пробл Тобольс вспышки, - общесою и междунаро. Основ внимание и там и там привле доклад члена-корреспон Акаде наук П.П.Файлова, который был председат эксперт комис, и дискус по нему. Доклад обстояте показы, что гипот академ Нецкого о метеори из антивеще всеми фактами, собранн на месте вспышки, блест подтверж. Дискута оспарив частно, а в целом были с этим согла. Но Нестере больше заинтерес не это научное согла, а фотогр и рисунки остеклова "борозды" в различ ракур: располож ее на местно, вид сверху, вид вдоль горизонта оси и даже разрез, в котором она напомин полуобвалив окоп полного профиля. Вникнув в статьи, он понял, что "борозда" фигурир всюду не между прочим, а как решаю довод в пользу того, что на берегу Тобола упал антимете. Файлов в своем докладе по располож "борозды" указы, откуда приле на землю антимете: из созвез Дракона. А видный английс астрофи, член Королевс общества Кент Табб по геомет "борозды" вычис даже массу тобольс антиметео, вероят плотно вещес в нем и скоро соприкосн с почвой. По Таббу получал, что метео весил около килогра и состоял из окислов антижел и антикре; скоро его была порядка 40 киломе в секунду. - Елки-палки, - сказал Сергей Яковле, чувст, что лицу стало жарко, а сердце бьется тяжело и гулко. - Да ведь это же... Кaк уже говорил, мелькну в показан Алютина факт о проры между озером и Тоболом канаве для ловли рыбы вершей не занял внима следова - как не заним нас вещи, малоотнося к нашим прямым целям. И только теперь, глядя на снимки аннигиляци "борозды", он отчетл понял, что она и есть тот самый проры Алюти и Калужник канал. Действите: он находи в самом узком месте переше между рекой и озером, вел к реке по кратчай расстоя... да и вообще иных канав между Тоболом и озером на снимках местно не было! " Да-а... - Нестере потер лоб ладонью. - Вот так финт! Всем финтам финт. Выходит, не разобра ученые?.. - Он облокот на журнал, устави на шумев под балко улицу. - Ну конечно: кузнец таился, помалки - как бы за озеро отвеч не пришл. Калужни погиб. Потом экспе состав "Заключе", собрали матери, вернул в свои инстит - и пошла писать губер! И я сглупил, надо было сразу пересл им копию показа Алютина. И в голову не пришло! Да и то сказать: ведь это они выезж на место происшес, не я. Что же мне их из Новодви поправл? Сами должны были разобра. А где ж им вникать во всякую прозу? Они - ученые, люди возвышен образа мыслей... Скандал!" Сергей Яковле еще раз перечи статьи. Да, выход, что наиважн довод в пользу того, что Тобольс вспышка произо от падения антиметео, а не от иных причин, - "аннигиляци борозда". Канал имени Калужни и Алютина. "Да как у них все гладко выходит: и вес, и плотно, и скоро, с которой метео приле из созвез Дракона! (А ведь и у меня все гладко вышло, никаких вопро со стороны суда. И я не лучше срабо?!) Простой, но если "борозда" ни при чем, то что же там было? Да, да, юридиче все правил: были угрожаю жизни обстоятел - вспышка. Но отчего вспышка? Отчего погиб Калужни?" На следую утро, придя в прокура, Нестере затребо из архива дело Калужни. И теперь, чем более он вникал, тем яснее ему открыва не то чтобы несообраз, а невероятн в истории с его исчезнове. Так он добра до блокно, перечел их. Тогда, в январе, следова при оценке заметок погибш исходил из делика, но определ высказа докто Кузиным мнения, что они - блажь. Самое большее, что выжал из них при таком подходе Нестере, - это то, что Калужни, увлекш своими идеями, бросил инсти и изменил привыч образ жизни; в конце концов, это было его личным делом. " Ну а если они - не блажь? - думал теперь Сергей Яковле, разби торопли фиолето карак и отчерки интерес места. - Если Калужни был прав в своей "шальной" идее?" И к концу обеденн перер (его Нестере и не заметил) в душе следова стала пробужда догадка. Догадка логич и в то же время настол дикая, настол - под стать идее Калужни - сумасше, что Сергей Яковле даже в уме убоялся выраз ее словами. Он чуял, что это возмо - да что там возмо! - что факты дела именно в этом связыва в непротиворе версию; но ум его, воспита на обычных знаниях и представл, выталки из себя такую догадку, как вода каплю масла. "Что же делать? - растеря думал Нестере, склады блокн в папку. - В конце концов, это не по моей части... Но и остав без последс все после того, что я теперь знаю и понял, нельзя. Посоветов с начальс? А что здесь почувст начальс? Оно посовет обратит к ученым. Так это я сделаю и сам!" Нестере позво в Инсти теорфиз Кузину, услышал от него радуш: "Ну что ж, приезжа, пожалуй!" - и с папкой подмыш, обдумы на ходу, что и как говор, поспе к автобус остано. Вторая беседа Нестере и Кузина Инсти теоретиче физики находи на окраине города, возле Демиевс лесопа. Это старое помпез здание имело четыре этажа в центре и по три на крыльях. Высокие и узкие арочные окна, лепные звериные хари над ними, четыре колонны, подпира треугол крышу над главным входом полутораэт дубовые двери с фигур резьбой, голубов штукату - словом, XVIII век, смесь рококо и коммерчес ампира. Нестере быстрым шагом прошел вестиб, подня по лестн с полустер ступн на третий этаж и двину по эконо освещен корид, читая табли на дверях. Кабинет Кузина оказа в конце корид, у торцев окна, выходив на Демиевс лес. Виталий Семено умере изуми появле следова. Он подня из-за письмен стола (стар, громозд, с резными узорами, под стать зданию), душевно поздоров и сел напро Нестере за пристав столик, тем как бы отстран от своего начальств положе. Кабинет по обстано мало отлича от комнаты, где работал следова: стол, стулья, шкаф с книгами, сейф, блеклые порть на окнах. Налет интеллектуал создав неболь линолеу доска в просте да портр Нильса Бора и Эрнста Резерфо - двух стари с насупле лохмат бровями и одухотворе взгляд. Секунду Кузин и Нестере выжида смотр друг на друга. - Так что у вас ко мне... прост, не запом вашего имени-отчес? - первым мягко нарушил молча Виталий Семено. - Сергей Яковле я, и у меня вот что, - Нестере решил сразу брать инициат в свои руки. . - В одном важном пункте вы оказал не правы, Виталий Семено: Калужни покинул инсти и Новодви именно в связи со своей "сумасше" идеей. Это определ следует из записей в его блокно, которые мне пересл из Усть-Елецкой. - И он, развя папку, выложил на столик блокн. - Вот как! Что ж, возмо и такое. Хотя странно... - Кузин покоси на блокн. - А чем, прост, этот пункт важен? Оживить Дмитрия Андреев все равно, к сожале, нельзя. - Это очень важно, Виталий Семено! - Нестере раскрыл прихваче из дому журнал. - Вы читали эти статьи? - О Тобольс метеор? Читал - и не только их. - Отлично. А теперь прочт, пожалуй, это. - Следова положил перед Кузиным показа Алютина. Виталий Семено надел очки. Сначала он читал безразл. Потом хмыкнул, остро глянул на Нестере, дочитал листы до конца, закурил сигар и приня читать сначала. ... В науке бывают сверше, идеи, теории, откры. Но самое захватыва из всего, что в ней происхо, что будора умы, обост чувства и отноше, - это, безусло, скандал. Любой, даже самый пошлый. ... Автор поныне понит, какое потрясе умов и чувство произо в инстит, где он тогда, в начале 60-х, работал, - в импозан инстит с модной темати, блестящ учеными, масштаб темами и разработ, - когда обнаружи, что заведую секто Д. устроил из девушек-операт при ЭВМ нечто вроде гарема. Куда было до этого животрепе факта всем высоким идеям! Какие розовые, блажен, умиротвор лица были у сотрудн, когда они обсужд всплыв на партб подробн: что этот пожилой селадон Д. обещал каждой девушке женит, как только его дочь достиг совершенно и он сможет развест со своей старой супру; и что по его мужским возможно ему вовсе не требова столько любов, и одной-то было многов; и как жена его, Марфа Варфоломе... Словом, какая была упоител давка у замоч скваж! Все мы произо от обезьян, и ученые тоже. Здесь не нужно поджим губы и качать голов. Идеи, исследов, даже откры составл быт науки; для погруже в него это серые будни, обыденщ. А скандал... ну, о чем говор: скандал это скандал. Это празд. А уж если это Научный Скандал, так и вовсе. Перво не надо. И сейчас от четверт бумаги со скачущ серыми литер разбитой пишмаши Усть-Елецкой милиции на Виталия Семенов повеял в августо скуке освежаю душу ветер раскрывае сканд. Да какого!.. И в голове замельте возгл " Ну и ну!", " Ой-ой!", " Вот это да!", и по животу разлил прият токи нервн возбужд, и даже румянец высту на бледных, слегка одутлов щеках. Доктору наук Кузину не требова растолков, что значат для истории с Тобольс антиметео бесхитрос показа кузнеца Алютина, какой оглушител приго они выносят гипоте,эксперт и прочему. - Н-да! - высоким голосом произ он, положил листки, встал и проше по кабин, потирая руки и плотоя улыба. - Вы не будете возраж, Сергей Яковле, если я пригл сюда некото наших товари? Надо бы и их ознаком. - О нет, Виталий Семено, ради бога! - Нестере взмах руками. - Давайте сначала обсудим, разбере сами что к чему. - В чем именно? - В деле. Понима, этот факт о канаве - особе в сопоставл с запис в блокно - пролив иной свет на историю Калужни да и на саму тобольс вспышку. - Ах да... блокн! Что же в них? - Позвол, я сначала изложу пробл, которая привела меня к вам. Вспом официал версию дела. В марте прошл года физик-теоретик Калужни покид свой инсти и город. Через три месяца он - опять же без внешних мотивов - оказыва в Усть-Елецкой, где у него нет ни дела, ни друзей, ни родных. Там он - снова чисто случа - попад на то место, где происхо Тобольс вспышка, далее истолковыв эксперт как факт падения антиметео. Остан Калужни не находят, остан метеор, естеств, тоже, но обнаружи следы пожара, радиа и "аннигиляц борозду"... - Она же - проры лопат канава, - с удовольст вставил Кузин. - Да - и согласо это с официал версией можно единстве пособом: что траекто антиметео на излете случа - опять случайн! - совпала с канавой. И точно совпала, прямо в яблочко... И еще: светяще следа метеор никто не заметил... - Случа, конечно, - с улыбкой кивнул Виталий Семено. - Вот-вот, я вижу, вы улавлив. Каждое из этих событий принципе возмо, хотя вероятн его и очень мала. Ну, действите: много ли вы знаете случаев, чтобы человек - к тому же ученый - бросил интерес работу, кварт, даже перспек получ союзную премию... и подался в бродяги? - Да только один этот случай и знаю. - И я тоже. Первое маловероя событие. Второе: Калужни блуждал по стране без определе цели, как савра без узды. Ему все равно было, куда ехать, где находит, это следует из его блокно. А оказа в Усть-Елецкой, а в ночь на 22 июля - именно на месте тобольс вспышки. И не в десят метров от эпицен, как считали, а точно в нем - ведь рыбач у самой канавы. Угодил прямо под метео! - Третья малая вероятн, - согла кивнул Кузин. - Четвер: никто не видел следа метеор в воздухе. И, наконец, пятая, которая совсем уж не лезет ни в какие ворота: антимете точно прошел по канаве... И все это - независ случай события! Каждое в отдельн имеет, если выражат математич, вероятн, отлич от нуля, хотя и не слишком отлич. Надо же метеор где-то упасть и Калужни должен был где-то находит, могли полет метеора не угляд, и так далее. Но чтоб все так совпало!.. - Вероятн официал версии происшед, хотите вы сказать, оказыва произведе пяти исключите малых вероятно - то есть практич равна нулю? - Именно! - кивнул Нестере и перевел дух. Он по роду службы больше привык слушать, чем говор, и длинная речь его утомила. - Вы, я чувст, увлекае теорией вероятно? - Кузин с симпа смотрел на разгоряче молод челов. - Есть такой грех. - Стало быть, ученые ошибл и суд - тоже? - Выходит, так. - Да... действите, трудно повер, чтобы все так совпало. Особенно эта канава! Но, Сергей Яковле, вспышка-то была. Ее видели, остался ожог местно, радиа И озеро испарил. - Тоже правил. - Так как же? Нестере развел руками, пожал плечами. Минуту оба молчали. - Вот такой вопрос, Сергей Яковле: у вас возни сомне, наход ли Дмитрий Андрее Калужни на том месте и погиб ли он? - На этот счет, к сожале, сомне нет. Так оно, похоже, и вышло, что он там сгорел. И решение суда объяв его мертвым вполне обоснов. Да посуд сами: полтора года минуло с тех пор, а где Калужни? Человек не иголка. - Тогда почему вы решили вернут к этому делу? Хотите подправ ученых, уличить их в ошибке? Ну отправ эти показа им, да, может быть, еще в тот же журнал - и дело с концом. Нестере грустно усмехну. - У вас не совсем верные представл о нашей работе, Виталий Семено: уличить, накрыть с полич, вывести на чистую воду... - Ну зачем так! - Кузин протест возвел руки. - Да нет, суть вашего вопроса именно такая. Понима, привод всякие происшес в соответс со стать закона - это внешняя сторона нашей работы. А по внутрен содержа она (возмо, такое мое суждение покаже вам самонадея) близка к работе исследова. Главное: разобра, установ, как оно было на самом деле. Не бывает,мне кажется, специализиро истин: одни для юристов, другие для физиков, третьи для театрал администра... а бывает просто истина. Ее-то я в данном деле не понял, не устано и, стало быть, если не юридиче, то нравств не прав и совер ошибку. Нестере замол, чувст, что серди: не думал он, что здесь ему приде объясн такие вещи!.. А Виталию Семенов было сейчас неловко. " Отшле меня мальчик, - думал он, искоса погляды на отчужде лицо следова. - Культу отшле. Не мне бы такое спрашив, не ему отвеч. Я увидел здесь скандал, а он - то, что следов увидеть мне: пробл". - Как это было на самом деле! - с выражен повто он. - Это вы соверше правил подход, Сергей Яковле. Так что прост мне мой... м-м... такой приземле вопрос. Мне, право, неловко перед вами - получил, будто я какой-то такой деляга! (Нестер отрицате качнул головой: мол, нет, он так не считает.) Именно так и надо подход к истине - как к самостояте ценно, независ от того, чью правоту она подтверж или опровер. Это житейс рутина нас заедает так, что стреми мы, как правило, к пользе. Даже истину норовим оценить через ее полезно, хотя "польза" ценно низшего порядка в сравне с ней, да к тому же относител, спорная. Истина же ценно абсолют, не завис от того, пользу или вред она прине... Тема возбуд Виталия Семенов настол, что он подня, проше по кабин; раскрыл окно. Поверну к Нестере. Сейчас доверител тоном своей речи Кузин показы, что восприни его не как официал лицо, а как приятн ему челов, равноправ собесед, с которым он хочет прийти к полному взаимопони. - Знаете, Сергей Яковле, для нас это очень актуал. Нас, академиче исследова, пионе глубинн поиска, то и дело клюют - особе, если поиск влетает в копее. "А что даст ваша работа для?.. Докаж немедле пользу!" Вот мы, к примеру, теоретич проекти сверхускор. Вы, наверно, слышали о них, об этом часто пишут? - Нестере покивал. - И о "кризисе физики", полагаю, слышали?.. (Тот снова кивнул.) Так вот они и нужны позарез для исследов природы атомов, элемента частиц, глубинн устройс материи и мира... для п о н и м а н и я его. Но стоют дорого, чертов дорого. И плано, финансо и прочие органы насед: а что это даст для ..? Какой будет выход в промышлен, в хозяйс, в оборону?.. Ну и, выража по нынешн, пудрим мозги, как можем: ссылае и на то, что от откры радиоактив тоже никто не ждал атомной бомбы... а вышла; и что в Европе и США сверхускор строют - а не такие там дураки, деньги на ветер швырять... Пускае на все тяжкие, лишь бы сломить сопротивл и добыть средс. Но самим тошно. Ведь не в немедле пользе суть наших усилий. Кризис физики это кризис всего естествоз - то есть всего позна. Мир может оказат совсем не таким. И разбира в строе материи мы разбира в самих себе: что мы, какое наше место в природе, что есть жизнь наша?.. Виталий Семено перевел дух. - Ведь не знаем, в чем смысл жизни вообще и человече в особенн, - а ведь себя так, будто знаем и остал только накапли пользу. А может, узнав все истины, поймем, что делать надо не то или не так?.. Прост, а почему вы улыбает? Сергей Яковле вправду улыба - широко и доброду. - Да так... вспом высказыв моего начальн, что по отноше к истине всегда отлич интеллиген челов от неинтелли. От жлоба, как он говорит. Причем под интеллигент он поним не непрем образован, дипломы, звания - а именно интелл. Башковит, по его словам. - А как он это устано, ваш началь? - Чисто практич, у него большой опыт. Это, если угодно, общий факт в нашей работе: интеллиген челов гораздо легче, как говори, раскол. На первый взгляд, это даже парадокса: у такого человека гораздо больше и знаний, и краснор - возможно забить следова голову. Строить правдопод версии, использо процессуа тонко... словом, выкручива. А между тем они выкручива, упорст в даже ложных показа, как правило, меньше. Здесь явно сказыва врожден - или воспита, не знаю - уваже к истине. Пусть даже она ему во вред, грозит наказан и сроком. - Любопы, очень любопы! - Виталий Семено склонил голову к плечу. - Следова истине даже против инстин самосохра. Наверно, в этом вообще отличие челов от животн... А вообще, в плане практиче я это буду иметь в виду, спасибо, что сказали. Неровен час, попад!.. Они посмеял. Эта часть разгов, хоть и мало относил к делу, которое привело Нестере в Инсти теорфиз, благотв повли на их отноше. Оба почувство некое душев сродс, взаим доверие, близо - ибо откровенн всегда сближ. Кузин верну к столу, сел. - Но что же там действите было, со вспыш этой, с Дмитрием Андреев? У вас есть конструкт версия, Сергей Яковле? Ведь если, к примеру, просто так оспор официал признан версию тобольс антиметео, то даже если удастся доказ про канаву-"борозду", сразу поста вопрос: а что же там еще могло быть? И действите, вроде ничего иного предполо нельзя, а? - Можно, Виталий Семено, - твердо сказал Нестере. - Я переч блокн Калужни - и забрезж что-то такое... Но, - он нерешит посмот на Кузина, - понима, эта версия выходит и логич, в ней все события не случа, а взаимосвя, - и в то же время настол дикой, что я... я просто не решаюсь вам ее высказ. Подума еще, не в своем уме я. Да и не смогу выраз, подготов не та... Виталий Семено глядел на него с большим интере. - Поэтому я и принес блокн вам, бывшему начальн и товар покой Калужни, - продол Нестере. - Прочт их, пожалуй. Если и вы придете к подобн предполож, будем думать, что делать дальше. Если нет, то... Кто знает, может, у меня вправду буйное, недисциплинир воображ! Я ведь не ученый. Одно мне представл соверш определе, Виталий Семено: ни метео, ни антимете там не падал. - Любопы, - сказал Кузин. - Вы меня сильно заинтриго. Что ж, оставля блокн, прочту. Сегодня среда? Приход утром, в пятницу, к этому времени я управл. Итак, до встречи - и да здравст истина, какая бы она ни была! Они распроща. Часть вторая. ПУТЬ ПО МЫСЛИ Ложные знания хуже откровен незна, ибо в послед случае хоть понима свое положе. Не потому ли нас так раздра наводя вопросы детей? К. Прутков-инженер. Мысль 55 Блокн Дмитрия Калужни Блокнот 1-й. Интроду Прово следова, Виталий Семено верну к отдельс делам: согласов с ученым секрета темплан на будущий год, слушал на семинаре обзор доклад ведущ инжен Гены Георогиев;- но мысли его возвраща к потрепа папке мышин цвета - с блокнот Калужни. Перед собой Кузину не имело сысла таиться, что отноше, которые связы его с покой, были непрост; да и вообще любопы было взглян на этого челов как бы изнутри. Поэтому после оконча рабоч дня Виталий Семено не остался, как обычно, на пару часов в своем кабин: поразмыш, потвор, когда никто не отвлек, - а пошел сразу домой. Жил он неподал, в девятиэта долме сотрудн республика Акаде на аллее Коперн в Демиевс лесу; в том же доме тремя этажами выше обитал ранее и Калужни. За блокн эти Виталий Семено приня вечером дома. На внутре стороне обложки каждого блокн было напис, когда он начат. Первый блокнот Калужни пометил январем 19.. года. Виталий Семен хорошо помнил то время: как раз заверш проект электромагн фокусир частиц для сверхускор - он-то и был потом предста на лауреат. "Новый год, порядки новые, - гласила первая запись. - Этот год могу занимат свобод поиском. Нешто постро докторс на фокусир? Тема проход. Что-то душа не лежит. И что ей надо, моей душе!.. ------------------------------------------------------------ Вахтер инстит тетя Киля, засту на дежурс по утрам, по обыкнов молится. Истово смотрит в угол вестиб, пониже электроч, повыше пожарн щита с баграми, кладет торопл кресты на грудь, что-то шепчет. Интере, о чем она молится? Чтобы сотрудн не наруш правил выноса материал ценнос? О дарова долгих лет и здравия руководя составу? Или чтобы мы, физикитеор, вскрыли наконец природу физичес законов и тем доказ, что бога нет?.. --------------------------------------------------------------- Итак, что меня отвращ от проход хлебной темы по фокусир встреч пучков? Пожалуй, неверие в перспек. Не верю я, что сверхускор и опыты по бомбардир в них частиц мишеней из частиц ("бомбардир неизвес чего неизвес чем", как шутит наш акаде) продви нас далее в понима материи. Мы не поняли элемента частицы, когда соудар их с энерги в миллионы элект-вольт, не поняли и на энерг в миллиа элект-вольт. Где гаран, что поймем на десят миллиар? Так можно наращи энергию до бесконечн; а чем далее, тем это сложнее. Получа отрасль науки, работаю на себя, и только. Не верю я в это дело - как те павловс собаки не верили теорию услов рефлек. Но вот что: верить, не верить - занятие не для ученого. Надо вникать. Это и будет моей работой в текущем году: проникнов в "теорию элемента частиц", в теорию, у которой есть пока только назва да набор смутных противоре идей. Помол и за меня, тетя Киля! Я погружа... Что есть "веществе тела"? Скопле "элемента частиц". А что есть "частицы"? Мельчай частицы "вещес". А что есть "вещес"? Замкну круг, из котор следует, что мы не только не знаем, что такое частицы, но не знаем и что такое "тела". Да-да, у микроча есть "массы", "магнит моменты", бывают "заряды". Но достато ли этих призна (прир которых сама, кстати, неясна), чтобы считать их веществен предмет? Возьм в руку, маешь вещь, как говорят на Украине. Но если "частицы" не предм, то что? ---------------------------------------------- Есть универсал, избавля от терза ответ: такова объекти реально. Постоя элемента заряд? Такова объекти реально. Элект-отрицон в 1837 раз легче протона-полож? Такова о. р. Сила тяготе обратно пропорцио квадр расстоя? Она же. Скоро света постоя во всех системах отсчета? Т. О. Р. Да, но почему реально такова, а не?.. Прикладн можно удовлетвор констата "реально". Была бы сила тяготе пропорцион кубу расстоя, была бы скорость света непосто, была бы масса электр не в 1837, а в десять тысяч раз меньше, чем у протона, - они все равно исхитри бы сделать электром и транзис, постро мост и запуст ракету. Прикладн можно, ибо смысл приклад наук - дополн природу в интере людей. А смысл работы теорети - понять природу. ---------------------------------------------------------------- Сегодня мне исполни тридц пять. Не отмечал - что праздно-то Молодо прошла - молодо, когда все впервой: любовь женщины и оригинал идея, хороший зарабо и первая публика, разрабо и путешес... А потом все тускн. На что уходят лучшие годы? На зарабатыв денег и приобре "благ"? На выполне работ, в нужно которых я не верю и увлечься котор не спосо? На призрач утвержд своего "я" мелкими идейк? На связи с женщин, которых я не могу (или не хочу?) полюб? На префер с выпив?.. Кажется, что все это так, не жизнь, а предисл к жизни, что лучшее и интерес - впереди. А годы идут, и впереди все то же... Не на что тратить силы, не во что вкладыв душу! Но если так - зачем она мне, душа?" Виталий Семено отложил блокнот, задума. Сейчас, прочтя эту запись, он понастоя вспом Калужни. Не только внешно, которую помнил хорошо: рослый плечис мужчина, темно-рыжие волосы с просе, удлине лицо с краснов, будто обветре кожей, крупный нос с высокой горбин, широкий лоб и широко посажен серые глаза, хорошо разви кадык на мускули шее, ровные крупные зубы, обнажае в неторопл усмешке, - не внешно эту, прият, хоть и обыкнове, а предста и вспом Дмитрия Андреев как челов. Бывают люди, не создан для обычной жизни. Негде им в ней развер избыток сил и возможно. В неспоко для общес времена из таких получаю герои, водит масс - но бывает, что и бандиты. В спокой же время они живут как-то вполс, спустя рукава. То, что для других состав самую соль существов, им мало интере. Живут - будто ждут чего-то: то ли событий, то ли необыкнов любви, то ли захватыва идеи или замысла, но всегда чего-то своего, отвечаю именно их натуре. И когда прихо это. Великое Свое, тут уж - гуляй, душа! И пусть со стороны дейст такого челов покажу странн, даже предосудите, пусть решат, что ими он только поломал себе жизнь да и ничего общеприз ценного не достиг, - в этой яркой, выразител отдаче себя и есть счастье такого челов. Многие, впрочем, дожив до конца дней, так ничего и не отдав. Вот и в Калужни, вспом Кузин, чувствова какая-то иная шкала ценнос. Кроме тех, на завоева которых направл помыслы и усилия большин людей, он предви и другие, ради которых готов был все бросить и уйти, не оглянув. Так он, в конеч счете и сделал. "Таган, - читал далее Виталий Семено, - Таган, продутый наскв февральс ледян ветрами. Азовс море с кромкой грязнова льда вдоль глинист берега. Зал с театрал люстр, лепными излишест и сквер акусти. Искаже динами фразы "на фундамента основе глубо теории...", "компози микроча и микросост", "ансам электро", "дискуссио донуклонн кварков..." - словом, конфере по физике элемента частиц. Я в секции физики высоких энергий, ауд. 202, начало заседа в 10.30. Ю. Стрифо, "Некото вопгосы энеггет упгугих и неупг соудаге гелятивис пгото." Доклад продемонстр (пгодемонстг) француз прононс и умение сморкат в платок среди фразы. Простыл, бедняга, на азовс сквозня... С. Привер. " Как извес, в слабых взаимодейс, обуславлив распад частиц, закон сохране четно нарушае... Однако ориента спинора Дирака в шестиме импуль-потенциа простран..." Спинор Дирака, динор Спирака, черт бы побрал их обоих! Считае, что физика сейчас проник в основы строе материи, в элемента - то есть в самое простое, проще арифмет, такое, что каждому объясн можно. Но где оно, это простое?! Во всех докладах головоломн галима терми, частных посылок, случай опытных фактов, хитроум математ, призван подтвер правоту докладч... Мы выработ междунаро терминол, математизов язык - и успешно поним друг друга в том даже, о чем умалчив. Но значит ли это, что мы поним природу? - Запутал мы, - вздох мой сосед по секции и по номеру в гостин сибиряк Коля, когда я подели с ним недоумен. - И не признае в этом ни себе, ни другим. Да, похоже, что сейчас самое время не выступ на конферен, громо одна на другую скоропалите идеи и догадки, не разду всеме и всеми на предмет обиль ассигнов важно нашего занятия,а думать. Думать несуе, честно, беспоща: там ли шли, где сверн с пути в лабири поиска? Думать с целью понять. А вот к этому мы не приуч. Так называе "позна нами мира" держи на трех китах: а) в детстве - на доверии к старшим и боязни их; б) в специал учебе - на том, что надо знать и то и именно то, что позво получ хорошие оценки, стипен, зарабо, премию, степень и т. п.; в) в работе - на том, что от примене наших знаний получае польза, выгода: облегча труд машины, обилие энергии и товаров, безопасн и прочее. То есть наше позна целиком подчин инсти самосохра - ведь производ от него и являю "выгода", "страх", "благопол". Да, практ - высший крите истинно теории. Но разве практика и польза - одно и то же? Где вы, алхим, смешива вещес ради жгучего детского любопыт: а что из этой смеси будет? Где вы, древние анатомы, выкапыва трупы на кладб - ночью тайком, чтобы понять: как все-таки устроен человек? Где вы, биологи, ис-пытывав болезни и сомнител лекарс от них на самих себе?.. ------------------------------------------------- Степи, лесопол, террик - все бело. Снег, снег, снег от моря и до моря. Поезд N27 везет меня домой... Напра я съездил? Пожалуй, нет. Конструкт идей я на конфере не услышал, но хоть понял масшт недоуме, которое сейчас царит в физике элемент частиц. Я, грешным делом, думал, что только я ничего не понимаю... Что же они такое - частицы, "кирпич мирозда", которые, похоже, не кирпич, и не шарики, и вовсе не веществе предм? Из чего же мы, братцы, состоим?! Ночь. Шутей идея под стук колес: элемента частицы - вовсе не частицы, не постоян какие-то образов материи. Это переме проце, объем колеба самого простран! Хо! Нет, правда: примем всерьез то, что простран - не пустота. Физичес вакуум - материал среда и, может быть, даже довольно плотная. И вот в каких-то местах ее - объем зыбь: уплотне, разреже, снова уплотне. В среднем здесь такая же плотн материи, как и всюду, но здесь нечто - пульсиру неоднород. Однород же неразли, оно все равно что ничто. А если каждое новое колеба плотно повторя не в том же месте, а рядом, то вот вам и движе "частиц". Умора! Это еще не все: уплотне и разреже можно отождест с заряд частиц. Ну по максвелло жидкост модели электромагн: уплотне - источ силов поля (оно ведь растека и давит на окрест материю), положител заряд; разреже - отрицател. А при перех от одного состоя к другому происхо завихре материи и магнит поле. Тоже по Максве. О, это уже серье! Так можно объясн, откуда берется магни момент частиц, магне - штука необъясн, пока мы считаем частицы постоян образован. Ведь магнит поле, по Максве, возник от измене электриче во времени. Если считать, что заряд "частиц" постоя, то непоня, откуда у них магни моменты. Приходи придумы, что в микрочаст есть обмотки с токами, солено, электрома... штуки, неестеств, невозмо в элемента образова материи. А если заряд "частиц" перемен, то все сходи... Постой, что сходи?! Ведь заряд-то у прото и электр постоян! Это же измер, факт. И магнит моменты у них постоя. А от перемен электриче поля должно получа перемен и магнит... Занесло меня. А жаль, складно получал. ... Идиот, болван, гений, тупица! Все правил! Результ ИЗМЕРЕ свидетельс, что заряды и магнит поля частиц постоя. Верно. Но, милости госуд, посредс чего мы измер это постоян? Посредс прибо из вещес, то есть, в конеч счете, из тех же колеблющ (да, колеблющ!) от разреже к уплотне "частиц" - неоднородн. И синхро, в такт колеблющ, иначе скопле таких пульса, тело, - не будет устойч. Это же факт из теории колеба: в общей энергоси могут работ только те генерат, частоты и фазы которых совпад. Иначе система самоуничтож. Тогда ясно, почему нам кажется, что у частиц постоян заряды и моменты. Есть такой стробоскопи эффект: скажем, если шпиндель станка, вращающ со скорос 100 об/мин., освет газоразр лампой, в которой вспышки света следуют с той же часто, то он покаже наблюда неподви. Но ежели наблюда этот сдуру возьме за шпинд, ему оторвет пальцы... Так и с частиц-колебан: два перемен"протона", когда они уплотне, отталкива; через полта, когда они становя разрежен, - тоже отталкива. Что мы и истолковы так: заряды одного знака отталкива. Важно, что одного, неважно - какого. Перемен "протон" и перемен "элект" - два колеба в противо; они притягива и могут устойч держат вместе, что мы и наблюд... И магнит моменты у микроча - колеба - переме, согласо по часто и фазам, а поэтому и взаимодейс между собой как постоян магнит... Нет, как нам здесь природа натян нос! Ах, поцелуй же ты меня, тетя Киля!.. То есть я хотел сказать: помол ты за меня, тетя Киля! Я что-то нашел. Мир наш зыбок. Он мерцает. Он то есть, то нет - со страшной часто. Бж-ж-жжжж... кошмар дело. ... Но, кроме шуток, ведь волно свойс микроча легко согласу с этой идеей. Если частица - объем всплеск в среде, нечто вроде капли дождя, упавшей в лужу, то, естеств, и вокруг себя она возбужд концентрич волне. И не вероятнос, а самое обычное, материал, от котор и происхо дифра электро. --------------- Вернувш, написал статью о переменн микроча: двенад страниц на машинке через два интерв, латинс символы подчерк синим, гречес - красным... Все честь честью. В любой журнал возьмут. Две недели труди. Прочел - и порвал. Я только прикосн к самому краешку большой идеи. Идеи, кажется, не только физичес, а обо всем. Я пока понял самую малость - и туда же, спешу торган этими крохами, частнос. Поско застол участок. Или хоть просто блесн интелле, остроум догадки. Неважно даже, истинна догадка или только прикидыва такой - важно блесн. Приходи, кума, мной любоват!.. А это очень важно, если она - истинна. Мир - волне среды? ------------------------------------------------------------------------- Материя едина. Она существ в простран и времени, но сами простран и время есть катего материи; они материа. В материи все взаимосвя. В ней все течет, все меняе. Это мы проход на философ семина, лихо спихив на зачетах, но восприни (если восприни!) лишь умом: очень уж идея о единстве материаль мира трудно согласу с наблюда - отрывоч и пестрым - разнобра природы: тут тела, там воздух, там пустота, там холодно, там жарко, там зелено, там сыро. А восприни надо просто и прямо: есть вязкая (взаимосвяза!) материал среда, которая включ в себя и простран, и время, и нас самих со всеми чувств и мыслями. Посторо - не от мира сего - наблюда увидел бы всю среду, как мы видим воду. Наш мир выглядел бы для него серым четырехме волнен - со смутными сгустк-телами, со струями, вихрями... и не знаю, с чем еще. И не разли бы он в нем ни звезд, ни планет, ни лесов, ни закатов, ни лиц человече... Мы различ, потому что мы от мира сего. Для нас наблюд - значит взаимодейст. Потому-то так глубоко и запрятан от нас факт единс материи, что все восприним на меня, волну материи влияет: на длительн существов, на форму, на содержа, на размеры... Все влияет - и все по-разному. ----------------------------------------- ------------------- Это похоже на музыку: звуко колеба, нарас, устанавли на уров затем слабея, образ ноту, элемента цельно, "атом музыки". Ноты слагаю в цельно-аккорды, в цельно-мелодии; это "криста", "комья", "волокна" музыки. И все они складыва в нечто еще более цельное - в симфо или в песню. Это похоже на волне моря: мелкие волни, накладыв, образ крупную, а из тех выстраива валы. Серия валов - с "девятым", максимал, посред - тоже волна. Да и весь шторм - волна-событие, ибо он не всюду, он начался и кончи. ... Это ни на что не похоже, потому что вселенс волне материи - с возникнов, развит и распа галактиче вихрей и звездно-планет всплес - четырехм. Все, что мы видим, слышим, чувств, лишь частные проявле его. Вот его и надо понять. А частицы... что частицы! --------------------------- И снова утро, и снова крести на электро тетя Киля. ... А я тоже знаю молитву. Ей меня выучила бабушка Дарья в селе, в войну - когда пришла "похоро" на отца. Для паних. " Сам един еси бессмер, сотвори и созда челов, земний убо от земли создахо и в землю туюдже пойдем, яко повелел еси, сотвори мя и рекий мя, яко земля еси и в землю отдыд..." "Земля еси и в землю отыдеши..." Обобщим: среда еси - и в среду отыдеши. Ничто не ново в мире. Кто-то умный давно понял этот великий, поист библейс прост и беспощадн закон единства материаль волне. А потом ктото глупый дал ему имя "бог". Навешив ярлыки во все времена было занят для дураков. Занятно: о чем ни возьм думать, все ведет меня к той же идее. И частицы, и музыка, и старая молитва... Оно и естеств: правил идея о мире должна обним все. Сегодня после обеда поймал Кузина в кабин, загнал за стол и блестя глазами, изложил свои идеи и размышл. Он вежливо выслу, а потом - не то чтобы разгро ( Виталий Семено никого не громит, это не в его характ), а, как говори, облил меня холод водой скепс. - Дмитрий Андрее, - сказал он, - я в принц допус, что на базе ваших смелых идей ( в частно, идея переменн микроча мне представл весьма многообещ) возмо постр интерес теорию. Даже общую теорию. Но, Дмитрий Андрее, - он поднял палец, - но!.. Именно в общно ее и будет главный изъян. Не надо забыв, что мы живем во время пышного расцв специал наук. Они дают наиболь выход и в плане приклад, и в плане эксперим. Я не берусь определ, что причина, а что следст: то ли расцвет узких теорий произо от ограничен исследова, от их неспособн объять, так сказать, необъят, то ли успех одних узких теорий повлек за собой разви других... но факт налицо. И поэтому общая теория, постро ли ее вы или кто-то иной, ныне обреч. - Почему?! - возопил я. - Да очень просто: 99% такой теории окажу ненужны - да и непоня - любому узкому специал. Любому! А по единстве понят проце ни один ученый не станет судить о правиль теории в целом. Это значит, что такая теория обреч на непоним и забве. - Дмитрий Андрее, - душевно продол он. - Мне хотел бы коснут и ваших... эмюэ... глобаль сужде. Не стану оспари ваше подозре, что физика послед десятил шла, как вы говор, "не туда". Это возмо. Во всяком случае, пиковое полож в области элемента частиц, котор мы свидет, к такому взгляду склон. Но, Дмитрий Андрее, но!.. Не надо забыв, что в этом направл, то есть, по-вашему, "не туда", все разделы физики шли вместе, в ногу, максима, приноравли друг к другу в идеях, осмысле результ и созда общих понятий. Сейчас наша наука, независ от того, куда она идет и к чему придет, являе мощной и весьма устойчи систе, пошатн которую очень не просто. Физикой сейчас профессион занимаю сотни тысяч, если не милли людей. Их труд и творчес, их жизнен интер накре связаны с теми идеями, что есть сейчас, - а не с теми, что у вас или иного новатора на уме. - Понима, Дмитрий Андрее, - лириче вел он еще дальше, - сейчас, в послед трети XX века, создать ситуа, подоб кризису физики конца XIX века, крайне затруднит. Ведь в отличие от того времени ныне есть электро, вычислите машины, лазеры, ядерная энергет - и прочее, и прочее. Все это возни из физичес идей. И работ, Дмитрий Андрее, работ! Взгляды на мир, которые вы намеревае оспор, прони в созна каждого грамот челов, в преподав, проектиро... даже в филосо и в полит в извест мере. А разви иных идей - пусть более верных, но иных - приве к такой ревизии, такой ломке и растерянн, которые сейчас вряд ли допуст. - Вот тебе на! - подал голос я. - А как же призывы Нильса Бора и других кориф к радикаль пересмо, к "безум" идеям? Ведь все их приветст. - Ах, Дмитрий Андрее! - Виталик даже покивал с улыбкой от полноты чувств. - Неужели вы, ученый с десятиле стажем, не понима, что приветст-то, имея в виду уютное, карма академиче "безумие" - чтобы без потрясе основ, без сокруш авторит? Да и приветст-то высказыв кориф, а не наши с вами. Таким образом, Дмитрий Андрее, - он встал, давая понять, что беседа близи к концу, - я все-таки порекомен бы вам не замахива на всю физику, а продвига обычным апробиров путем частных теорий. ... Словом, "и по камешку, по кирпич", не покуша и не обобщая". Виталий Семено очень придирч прочел эту запись. Речь шла о нем самом, да и следова оставил пометки красным каранда. Все было правил, хотя Калужни и утриро его манеру речи. Он и сейчас сказал бы ему то же самое. "Командир в Сухуми. Лечу над морем. Самолет идет низко, и из моего иллюмина видна динамич картина шторма: валы мерно набег на берег, бьют в него, развалива в брызгах и пене, откатыв, снова набег... Но вот самолет взял курс в открытое море, берег ушел из поля зрения, и - о чудо! - штормо волнение застыло. Есть и валы, и впадины между ними, но все это выглядит убедите неподви. Будто это вовсе и не вода. Только если долго смотр, можно замет медлен - куда более медлен, чем общий бег волн к берегу! - перемещ валов относите друг друга: их гребни то слегка сближаю, то отдаляю. Чуть меняю и высоты валов, появляю или исчезают пенис барашки на них... Командир в Сухуми по частной пробл, но думаю я все о том же, об общем. Вот она, разга устойчив мира, в котором живем! Это меня озадачи: как так, мир есть волне материи - а формы тел и их располож долго сохраня? Да ведь потому и сохраня, что мы - вспле материи: и волнасо, и волны-планеты, и волни-горы на них, и даже волна-самолет, и я в нем... все мчим в основ в одном направл, в направл существов (по времени?), с огром скорос (не со скоро ли света? Именно она должна быть скорос распростр возмуще в среде; да и энергия покоя тел Е = Мс^2... хорош "покой"!). Этот бег волн можно замет только с неподви "берега"; но его нет во вселен, а если и был бы, мы-то не на "берегу"! А так мы можем замет только измене в картине взаимн располож тел-волн вокруг, то есть относите движе. Итак, устойчив в малом - синхронн колеба; устойчи в крупном - движе - существов в общем потоке материи. ... Какое у меня сейчас великоле ощуще ценно своей жизни: когда боишься умереть только потому, что не все понял, не закон иследов! ------------------------ И все это не то, и все это не так! Я могу напис немало соедине в интерес предлож слов, могу сдобр их уравнен и формул, - чтоб посредс всего этого объяс свою идею другим... А вот наскол я понимаю ее сам? Ведь предмет ее не где-то в космосе и не под микроск, не в колбе; этот "предмет" - все вокруг меня, во мне, в других. Просто все. Истина выраж самим фактом существов мира. Остал только "проче" то, что выраж. Восприн, почувство. Произн слова, можно только ходить вокруг да около, а то и удалит от истины. ---------------------- Полжи за миг понима! Полжи - и не остан в накладе. Иначе ухлопаю всю жизнь - и не пойму, не почувст." Блокнот 4-й. Послед идея "Сегодня, 25 декабря, я, кажется, воспри вселенс волне. Или оно мне пригрези?.. Я и сейчас еще прихожу в себя. Впечатл было сильное, не так просто его описать. Час назад, в одиннад, я лег спать. Сразу, как водится, не уснул: лежал, думая все о том же. Рассла тело, сосредото мыслью: вот она, среда, всюду и возле моей кожи, и во мне! Пришло полузаб, в котором мысли перехо в зыбкие образы, а те расплыва в причудл ощуще. Вот тогда и произо чтото, отчего я вскочил вдруг - весь в поту и с колотящ сердцем. Что же было? Сначала сникли словес, понятий мысли. Взамен появил какие-то призр зримые (хотя глаза, понятно, были закрыты) блики, колеблющ струи - почему-то золоти-желтые. Они мельтеш, сплетал в вихри, снова растека. Потом волне стало... каким-то более общим, что ли? (До чего же здесь бессил слова!) Оно распростран по телу чередован тепла и холода, упруго и расслаблен, станови плавнее и мощнее. Убедител как-то. И я понимал, как станови: мелкие частные пульса во мне сливал, складыва в более крупные, а те складыва с внешним ритмом. ( Каким, откуда?..) Вот биения сердца совпали с ним. Меня - и по мышеч, и по тепло ощущен - будто стало колых от правого бока к левому. Потом пошли волны и вдоль тела. Они не только колых, но и слегка то расшир, то сжимали меня. Я вроде как начал пульсиро. Но я еще чувство себя отдель телом, только погруже во что-то объемно колеблющ. Потом - видно, внешние ритмы целиком подчин внутрен волне - перес это чувство! Откуда-то извне приход тепло - мягкое, будто живое; оно превраща в жар. Я понял, что будто растека, плавл... и тут импульс живот ужаса напряг тело! Я вскочил. Что же это было? Темпера 36`7, идеаль норма. Этот толчок внутрен ужаса... Сейчас такое чувство, будто спасся: летел в пропа, но успел ухватит за камень. Боюсь снова лечь. И никогда я не был психом... Во внешнем растворя мое "я"? Это и было то самое понима, котор я столь декларат желал и ждал? Гм... Скорее даже не оно, только подступ к нему. Брось ты это дело, Калуга! Брось, пропад! Займись обычной наукой, делай докторс. Или снова женись - будешь заботит, ссорит, растить детей: все отвлече... А то пропад ни за понюх табаку. Ну их, эти страсти! А ведь не брошу..." Эта запись была отчеркн красным каранда следова. "Да, действите", - качнул головой Кузин. "Человече жизнь есть ценно - недоказу, но общепризн посту. В чем она, ценно жизни? В длитель ее, в продолж рода, то есть в той же длительн, только генетиче? Чем дольше, тем лучше, и чем больше, тем лучше, - простой азиатс принцип. Но существов не может быть целью существов. Ведь в этом случае идеал, котор следует подраж: тупое существов камня. Он "живет", не прила усилий, милли лет - прочный и равноду. Правда, мы, белко твари, менее прочны. Нам для длитель существов надо обменива веществ и информа со средой, лавиров в простран, предвид во времени, сопротивл, ладить, объединя для совмест дел, специализиро... словом, ловчить. Кончае это занятие все-таки несуществов, смертью. Тогда в чем же цель разумн существов? Пожалуй, в познании истины. Всей истины. Абсолют истины. Она, говорят, недости. Но говорят-то это люди, которые ее не дости, - стоит ли полагат на их автори?.. С чем я могу согласи, так это с тем, что истина недости на уровне слов, формул, графи... на уровне тех средств информа, с помощью которых мы объясн другим то, чего сами толком не поним. А вот на уровне чувств, своих ощуще? Кажется, да. --------- "Даю - под впечатле той ночи - Энергетич Теорию Интуи. Или Теорию Интуитив Резона, как угодно. 1. Что такое интуи, никто не знает. Знают лишь, что она есть и что ею можно руководство в оценке сообще и в предвид дальней не хуже, чем логикой ( Кстати, что такое логика, тоже толком не ясно). И тем и другим путем мы пытае состав верное представл о действитель, понять истину. Можно определ так: интуи - понима конкрет истины не путем рассужд, а по какому-то внутрен сигналу в нашей психике. Сигнал этот, хоть и относи к "тонким движен души", несомне, материа. Какая же его природа? 2. Каждый, кому приходи поним или создав новое: изобрет, открыв, решать сложную жизнен задачу (это важно, что жизнен!), знает, что в момент понима или правиль решения исчез устало, даже если бился над пробле днями и ночами. Человек чувств прилив сил, бодро, хорошее настрое, желание работ еще и еще - и нетру ему, даже тянет. Так было и у меня, когда пришел к "шутей" идее о переме микрочаст, так было и в других догад о свойс волнующ материи. Так бывало и раньше, когда в работе или в жизни прихо к истинн решению. Поднима тонус, хочется счаст смеят, неизвес откуда берутся силы... Такое состоя - по сути, единстве факт о природе человечес творчес. Его именуют "озарен", "вдохнове", "наитием", но все это словеса. Строгая его суть в том, что в челов возник прилив энергии. И наобо: когда от внешних причин или по легкомы сбился с пути к понима - чувству тупой упадок сил, руки опускаю. Что же это за энергия понима истины, откуда она берется в челов? И ведь внеза, явно не от еды и питья. 3. Вникнем в механ познава челове действитель. Из среды в меня проник сигналы. Ассорти их огромен: мы обычно выдел те, которые можно отнести к органам чувств (обоня, зрение, слух, осяза, вкус, равнове), - но это далеко не все. Есть и чувства симпа или неприя, тревоги заботы, юмора, уверенн, любопыт... всех не перечес. Они наличест, хотя специал органы для них установ затруднит. Все сигналы, объедин, создают во мне (в мозгу? - наверно, не только...) некий чувстве образ - модель среды. Когда ощущения неполны или искаж, модель неправи отраж внешний мир; когда же они достато полны и не искаж, она близка к реально. Ясно, что сигнал интуи - это ощуще близо модели во мне к изучае действитель. Почему есть такое ощуще и почему оно выражае прили энергии? 4. Пока мы считаем, что реально это пестрое нагромож статич тел и независ явлений, понять это невозмо. Иное дело, если полаг, что реально - сложное, но единое пространст-времен волне материи. Тогда отражаю эту реально модель - тоже четырехм волне во мне, в субъе. И когда волне-реально и волне- модель похожи - возник резон..." "Ого! - Виталий Семено, который уже нескол устал от чтения блокн и подумы лечь спать, вдруг и сам почувств бодро, живой интерес и прилив энергии. - Интере! Этого мне Дмитрий Андрее не рассказ..." "... А резонан колеба, милости госуд, тем и отличаю от нерезонан, что, где бы они не возни: в камерт, в мостах, в радиокон, в нервной системе (то есть во мне), - они почти не требуют подпи энерг. Значит, на поддерж в себе любой модели мира, кроме истин (а ведь даже отсутст у челов определе представл о мире, незна, - есть ложная модель!), человек затрачи изряд энергию. Когда же он прихо к истине, эта энергия высвобожд. Поехали дальше (рука сама пишет - вот оно, интуити подтвержд, что иду верно!). Но реально - не простен синусо, как для радиокон или камерт; это сложне объем волне со множест гармо. Нас же обычно занимает какая-то частно: отдель явление, свойс, факт или взаимос немно фактов, то есть одна или нескол гармо из вселенс волне материи. До остальн нам дела нет: ведь именно куцые отрывоч истины легко реализо на рынке житей отноше - для зарабо или самоутверж... Я это вот к чему: если, нащупав истин модель малой частно (иначе говоря, войдя в интуити резон с одной или немног гармони волне), человек испытыв замет прилив энергии, - то какое же огромное количес энергии высвобод в нем, если он вдруг поймет все? Не словами, не уравнен - а почувст всю истину о мире и себе! ... И это будет самая умная энергия из всех, какими владеет человек. Да и владеет ли он ими? Основ беда нынешн мира в том, что люди не по уму могуществ. Оттого и боимся атомных бомб, которые сами выдум, сильнее стихий бедст. А здесь - без кнопок, которые любой кретин нажать может, иначе: понима глубоко действитель - приобрет дополните запас энергии. Не понима - не обесс. Энергия колеба пропорцион частоте колеба. Это значит, что наиболь запас энергии во мне - на уровне частиц и атомов: их частоты порядка 10^23 - 10^21 герца. Потом идут молекул колеба с частот от 10^20 в легких молеку до 10^12 - 10^9 в тяжелых белко. Потом идет диапа "живых колеба" во мне: вибра мышеч клеток и волокон, пульса в нервных тканях, упруго-звуко колеба в костях, сухожил, в разных перепо - и так до циркуля крови, биений сердца, дыхания, обмена веществ. Резон на атомно-молекуля уровне даст почти неисчерп поток энергии, не меньше, чем при термояде синтезе. Но добра до него не просто: надо сначала войти в резон на уровне дыхания и сердцеби, потом на уровне нервных, клеточ и упругих колеба. А там - видно будет. ... Ни черта там не будет видно, любез Калуга, и ничего ты так не достигн! Уже все разло по полоч, замельк числа и термины: "резон", "частоты", "энергия"... Ведь это же энергия понима - энергия мысли твоей, чувств твоих, жизни твоей! Не поможет здесь математич теория, невозмо здесь опыты с прибор, ничего не дадут и обсужде с коллег. Только напряже всех жизнен сил и всех помыс ты сможешь достичь резона - понима. Жизнь - опыт? Метод - измене образа жизни. Ну что же отложил ручку? Делай окончател вывод. Трудно... Вон выходит что! Оказыва, во мне сильно это инстинкт представл о счастье как о сытости-безопасн-уюте, облад вещами, женщин, властью - и так далее, и тому подоб - весь набор. Если его нет, то какие бы тебя ни осеняли идеи и откров (" Знаем мы эти песни!.."), считае, что тебе в жизни не повезло. А если есть блага, то держись их, как вошь полушу, и не умствуй. А ведь мне уже четвер десяток. И имею блага, и можно добыть еще. Был бы я двадцатил мальчиш... Но я не пришел бы к этой идее двадцатил мальчиш. ... В экспери этот нельзя входить с мыслью, что мне "не повезло". Ни в малой степени - ибо отсюда возник желание достичь, превзо, доказ всем эффектн результа. Это испор все. Что - не готов? Трудно... Мне не повезло? Мне неслыха, дико, фантастич повезло: меня, обыкновен челов, посет идея небыва ценно, которая... нет, не перевер и не потря мир, хватит его трясти и переворач! - но которая позво людям понять, кто они и что, зачем живут, что должны и что не должны делать, чтобы жилось хорошо. Идея, которая может сообщ людям спокой ясность и по-настоя разум могущес. ... И не в противопоста людям я обрекаю себя на иную жизнь, нет. Каждый человек стреми к истине и - пусть криво, с попят ходами, не всегда сознате - идет к ней; иначе и культ не было бы, и цивилиз. ( Кстати, и нынеш энергетич мощь человече - резуль позна,а не чего-то иного). Но если видишь прямой путь к истине, не виляй, иди прямо. Я вижу. У меня есть шансы глубоко почувство Истину, овладеть энерг интуи. Для этого необход перво-наперво отрешит от привыч, затягива в суету и погоню за благами жизни. А если понадоб, то и от своего "я". Потом, если удастся, передам свое понима другим. Пусть влечет меня поток жизни куда угодно и как угодно, я не буду отныне выгадыв в нем струю получше, - только наблюд, вникать, познав. Ходить - и думать, лежать - и думать, смотр - и думать. Об одном. Нет больше кандид наук и интерес мужчины Калужни - есть только познаю орган того же назва. 16 марта. Чемодан сложен. Сейчас ухожу". Прощай, моя кварт, место удобной жизни, утех и размышл! Прощай, Инсти! Прощева, бука Адольф Карло, душев Виталик и вы, ребята! Не надо слов, не надо слез. Поклон академ! Ах, помол ты за меня, тетя Киля!.." В этом блокн оставал еще много чистых страниц. Третья беседа Нестере и Кузина Кончил время изучать, наступ время решать. Никогда до сей поры Виталий Семено не пережи и не передум столько за корот время, как в ночь после почте калужнико блокно: не будет с ним этого и потом. Он разде и лег, намерев спать, но сон не шел. Какой тут сон, когда голова до предела возбужд узнан, предположе, догадк и - главное - вопро: как дальше быть с этим знанием? " С каким знанием? - Кузин поймал себя на том, что бродит мыслью вокруг до около, не решаясь подступ к самому важному. - Что там получил, как? Не было Тобольс антиметео? " След" его - проры лопат канава. Тогда что же было? Был Дмитрий Андрее Калужни, человек, который вбил себе в голову, что мир - зыбкое волне и что посредс чувствен поним его, "интуитив резона", можно черпать из него или из себя?! - энергию. Выходит, он понимал-понимал - и..." Виталий Семено сел на кровати. Сон пропал окончате. "Но ведь он только вбил это себе в голову, ничего более! Ни ясного обоснов, ни опытов. Не считать же "опытом" то, что ему грезил в полусне: "контакт с волнен!" Допус, что его началь идея о части-микроколеб - не безрасс. Но разве таким бывает путь от началь гипот, от началь хилого ростка знань до торжес идеи? Верно, от жалких искорок радиа, от засвече солью урана фотопласт пришли к ядерной энергии. Так ведь как пришли! Через десятил, через годы теоретиче труднос и сложней проек, через массу многокр повторе опытов. И сколько людей работ, и каких людей! А здесь... нет, нет!" Он снова лег, укрылся одеялом. Небо за окном серело, дело шло к рассв. Виталий Семено закрыл глаза, вспоми записи Калужни, и снова почувств почти паничес волне. " А может, действите его путь - прямой? И все факты... ведь в этом все сходи! Следова прав. (Хитрец мальчи, как поддел: не выска догадку, а дал возможн самому дозреть до нее - чтобы казал своей, родной, чтобы не отверте... черт бы его взял!) Но тогда... страш ломка, переоце всех ценнос - и духов, и интеллектуа, и житейс. Иной путь разви человече". Кузин попыта предста себя научаю человече - и ему стало как- то по-грустн смешно. Он показа себе такой мошкой... "Хорошо. Допус, я подде версию, что не было антиметео, а Тобольс вспышка произ от... от идей Дмитрия Андреев, иначе не скажешь! И что? Выступ с этим против решения установивш мнения мировой науки? С чем, с показан кузнеца и четыр блокнот? Анекдот!" Он предста, как в компа со следоват прокура дает ход делу: пишет доклад в Презид А Н, статьи, письма, выступ перед журналис, объясня в инстит... Даже в воображ это выгля скандал и ни с чем несообр. Мучител засос в подребе. Виталий Семено, морщась, помасси это место ладонью. "Желчный пузырь, будь он неладен. Наруше режима. Ночью все-таки надо спать... Вот так вот, работа, всего отдашь себя, а тут еще это!.." Вспомни вдруг, как смотрел на него в послед встречу следова Нестере: с уважител довер и в то же время требовате. " Как будто что-то лучше меня поним и больше прав. А что вы понима, уважа Сергей Яковле, в ваши розовые двадц восемь лет! О, эта кажущ правота молодо, когда все кажется легким - потому что сам еще и не пробо понять!.. Ничего, молодой человек, у вас все впереди". Боль в подребе не утихала и грозила перекину в желудок. "Да и что это за истина такая, которую можно только почувство, а выраз нельзя? Научные истины должны быть призн. А чтобы их призн, их надо именно выраз - словами или график, уравнен или неравенст... иначе никак. Нет. Нет, нет и нет! С переменно частиц могу согласи, даже с общей идеей волне материи могу, а с этим... с "пониман" - никак. Не стоит и принужд себя". Виталий Семено еще раз переб в уме записи Калужни - и не увидел логики в его поступ. Вот он, Кузин, человек не глупее, не хуже Калужни - разве бросил бы из-за осенив его идеи (какая бы она ни была!) инсти, товари по работе и творчес, презрел бы жизнь цивилизова челов, подался бы бродяжни... чтобы "проникну"? Что бы он этим доказал? Что этим можно доказ?! Нет в этом правоты. В четверг у Виталия Семенов было достато времени, чтобы сформулир и отшлифо свое мнение. И когда в пятницу утром явился следова, то Кузин, твердо и ясно глядя в его глаза, сказал, что изучил блокн и поним, к какой необыч версии склоняе уважае Сергей Яковле; эта версия делает честь его воображ. Но поддерж его не может: послед идеи покойн Калужни - очевид для любого физика бред... Idee fixe. Как ни жаль, но надо все-таки допуст, что Дмитрий Андрее именно свихну на них. Отсюда и посту. Нестере был ошелом, огорчен и даже пытался спорить: - Ну, как же, Виталий Семено!.. Ведь была вспышка. И произо она именно там, где находи Калужни. А антимете-то не падал, это же мы с вами прошлый раз ясно установ!.. - Да почему же ясно, Сергей Яковле? Мне вот как раз это не совсем ясно, не убежден я, что метео не падал... Ну, с аннигиляци "бороз" экспе дали маху, согла. Плохо опрос жителей. Однако уточне, что "борозда" - вырытая людьми канава, не перечерки версию метеор, Сергей Яковле, нет! Он ведь мог и не долет до земли, а сгореть на определ высоте над этим местом. Картина при этом остане той же: тепло- световая вспышка, остеклован почв, радиа... Ведь и в " Заключе" речь идет не о центре, а об эпицен вспышки, если помните. Это разные вещи. Так что здесь возмо вариа толкова. Нестере глядел на Кузина во все глаза: " Ну и ну!" - А как насчет веса, состава и скоро метеор? Их ведь вычисл по "парамет" канавы! - Он не хотел сдават без боя. - И точку неба, откуда метеор якобы приле, по ним же. - Н-ну... по-видим, и в этом вопросе нескол оплош - правда, не наши экспе, а сэр Кент с сотрудни. Хотя в принц нельзя оспор, что антимете был и массив, и довол плотным: с одной стороны, целое озеро испарил, а с другой - почва оплавл локал. - Кузин сам почувств шатко своих доводов и поспе заключ: - Это все уже второстеп детали, они сами ничего не доказыв и не отмен. Минута прошла в нелов молча. - Ну, а блокн и показа Алютина я им все-таки перешлю, - сказал следова. Он взял папку, встал. - Конечно, перешл. Ваш долг, так сказать... Но... хотите знать мое мнение? Ничего не будет. - Почему? - угрюмо спросил Нестере, погляды на дверь: ему, по правде говоря, вовсе не хотел знать мнение Кузина, а хотел только скорей уйти. - Понима, если бы это попало к экспер в самом начале, когда они расследо тобольс вспышку, то сведе оказал бы кстати. Показ насчет канавы даже несомне повли бы на выводы комис. А теперь - нет. Упущен момент, Сергей Яковле, еще как упущен-то! Уже сложи определе мнения, по этим мнениям предпри важные дейст: конфере, доклады, книги... Даже по о том, что "аннигиляци борозда" суть проры лопат канава, пожалуй, замнут. Виталий Семено видел, что Нестере разочар и огорчен беседой, - и то, что он нехотя расстр этого симпатич парня, было ему неприя. Он стара скрас впечатл чем мог. - Нет, пошлите, конечно, - он тоже подня из-за стола. - Ну-с, Сергей Яковле, пожелаю вам всячес успехов, приятно было с вами познакоми. Если еще будут ко мне какие-либо дела, я всегда к вашим услугам. Послед было сказано соверше не к месту. Виталий Семен почувств это и сконфуз. Они распрости. ... Настоя, стопроцен трус - он потому и трус, что ему никогда не хватает духу признат себе в своей трусо. Он придумы объясне. Три месяца спустя, когда в семье следова Нестере возник вопрос о предсто заклеив на зиму окон и жена сказала, что для этого надо где-то добыть плотную бумагу, Сергей Яковле ответил: - Что ее добыв, вот, пожалуй, - и положил на кухон стол три годовые подши своего любим научно-популяр журнала. - Сереж, ты ли это? - изумле расшир глаза жена. - То готов был глаза выцарап, если я на журнал кастр поста, а сейчас пожалуй! - А!.. - сказал Нестере - и это был самый корот некро из тех, что произно над былым увлечен. Э п и л о г Некото предполож о гибели Калужни. Ужасн, небо, и востреп, земле, преслав тайну видя!.. Прото Аввакум, "Посла святым отцам" Теплый ветер колыхал траву. Калужни шагал по степи в сторону Тобола, рассея смотрел по сторо. Зеленая, с седыми пятнами ковыля волни поверхн бесконе распростран на восток, на север и на юг; с запада ее ограничи невысо, полого сходя на нет отроги Уральск хребта. ... Ему уже не требова ни каран, ни бумага. Ему уже не требова думать. Просто - впитыв через глаза, уши, нос, кожу, через сокращ мышц, прикоснов ветра к щеке и волосам все, что существо и делалось вокруг. И разница между "существо" и "делал" стерл для него: покой материи был проявле согласова движе ее - и сам он был в этом движе. И стекаю в степь Уральс горы, и белое облако вверху, похожее на пуделя, и колыха ковыля, и неровно почвы, ощущае босыми ступнями - все имело свои ритмы, все раскладыв на гармон ряда Фурье... хотя и он позабыл и думать о ряде Фурье и иных математич построе. Все было проще: запомн, впитать в себя все так, как оно есть, не истолков и не приписы ничему скрытые смыслы. И потом ночью, на сенов или в степи под звезд, все наблюде и впитан само складыва в свобод - сложную и гармониче - картину волне. В том и штука, что мир оказыва устроен сразу и гениал просто, и дурацки просто! И даже никак не устроен. Впрочем, возника ночью, в дремот полузаб образы чувстве волне оставал почти гармонич. Почти - в этом все дело. Словами и математ, если бы вздумал вернут к академиче исследова, он теперь мог объясн многое: от превращ веществ до влече или непри людей друг к другу, даже до социаль процес. Но понима мира оказыва куда глубже и тоньше понятия о нем; оно еще маячило вдали. ... Когда в марте покинул Новодви, его влекло с места на место. Он ехал поезд, автобус, летел самолет, плыл на теплохо - и все это было не то, не то... На второй месяц блужда он сообра, что никак не выбере из города, из Города Без Назва, оплетш землю паутин сетью коммуник. В этом Городе тысячи километ одолева за часы, новости из всех мест узнавал тотчас всеми; сама планета крутил пин-понго шариком на телеэкр - казал пустяч. Тогда он спрыг с поезда на полуста, пошел пешком - сначала по тропке обходч вдоль колеи, затем через поле люцерны, по пойме извили речушки... И все стало на место: мир был огромен, а человек в нем - мал. Именно с этого, с осозна реаль масшта, начина путь к истин величию. Так он добра сюда. И отсюда его уже никуда не тянет: будто искал что-то и нашел. Хотя что он мог здесь найти? Разве что невидан ранее простор, вольный, не запутавш в строен и в лесах ветер да немудря простоту жизни. Те моменты интуитив сближе со средой, которые начал в Новодви, теперь повторя чаще; и не обязате в сонной расслаблен. Он научи чувство мир. Достато было уединит, отключи от забот и отноше (а их почти не было), от мыслей о себе - и начинал... В них, в этих момен, не стало прежн привк страха и азарта; они были, как музыка, как чувству звуча оркес природы, в котором все: степь, небо, травы, блеск солнца на ряби воды, трепет ветра, суетящи у речного обрыва стрижи - и инструм, и ритмы, и согласов в симфо мелодии, да в котором он и сам не слушат, а участ. В мыслях- ощущен нараст прозрач пульсиру ясность; казал, будто внешние волны подхваты его: еще немного, чуть-чуть, и он по тому, что чувст здесь и сейчас, угадает все, что есть в мире, что было и что будет, сольется с движен-волнен среды - и полетит... Каждый раз он, торопя предчув слияния и взлета, напряга, делал усилия, чтобы закреп это - и срыва. Но что-то оставал. Следую раз интуити прони еще глубже и созна радос, что складываю в нем модель Вселен станови все ближе к действите. ... Раньше, чем Калужни услышал крик, он почувств, что кто -то смотрит на него и рад видеть. - Дядь Дима-а-а! - донес ветер тонкий голос. Он огляну. На пологом приго, зелень котор рассек пыльная лента дороги, стоял Витька. Правой рукой он придерж дышло двухколе тачки,левой махал Калужни. Тот вышел к дороге. Витька, подни тачкой и босыми ногами пыль, примчал к нему. - А я вас еще вон откуда увидал, от бахчи, - сообщил он. - Угу... Тачку-то зачем волок? - А тятен велели - рыбу везти. Так-то ведь не унесем, она повалит теперь - успевай вершу очищать. Уже кончили канал-то? - Да, пожалуй. Там твой батя остался, должен кончить. - Ой, дядь Дима, пошли скоре! - Во-первых, никуда без тебя твоя рыба не денется. А во-вторых... Ну ладно, садись на свою телегу. Витька с радост сопен взобра на тачку. Калужни ухватил дышло и - держись! - помчал, благо дорога шла под гору. ... Идею насчет канала он предло нескол дней назад, когда помогал Трофиму Никифоро на бахче; под вечер они пришли к Тоболу закин удочки. Клевало лениво. Дмитрий воткнул удилище в берег, взобра на бугор, разделя реку и продолгов, как селедка, серое в вечер свете озеро Убиен. Раньше здесь пролег граница земель казахов и уральс казаков. Отсюда и назва: сюда, не поделив необъят степь, сходил на смертные драки те и другие. - Дядя Трофим, поди-ка сюда! Трофим Никифор нетороп подошел - жилис и сутулый пятидесятил мужчина с красным лицом; его правую щеку украшал ветви синий шрам, похожий на Волгу с приток: след того, как когда-то он и станич бугай Хмурый, котор клепали кольцо в носу, крупно не поняли друг друга. - Ну, чо? - Смотри-ка, - Калужни показал на озеро. Там играла рыба. На оловя воде то и дело возник и расходи круги, слышал вспле. - Э, видит око!.. - кузнец махнул черной рукой. - Сытая она там - травы много, жучков. А рыбин до черта, точно. Озеро усыхает. - Вот прокоп бы канаву, постав вершу - она и пойдет. А? Алютин молча проме перемы. Вышло двадц шесть шагов. - А чо, а ить верно! - загоре он. - Огрузи рыбой! Голова у тебя варит, Митрий. Столько лет стоит озеро, никто не додума. Недаром ученый! ... Три дня Витька таскал им харчи за восемь километ из станицы: Калужни и дядя Трофим копали с утра до ночи. У кузнеца, солдата двух войн, получал лучше: канал выходил ровный, как окоп, с прямыми черными стенк. " Огрузи рыбой", - бормо Алютин, кидая землю. Рядом нагот лежала тальник верша. Калужни в первый же день накопа до крепат во всех мышцах. Вчера он еще ковырял кое-как, а сегодня и вовсе предост кузнецу доканчи дело, сам ушел бродить по степи. ... Пробе с тачкой полкилом, он запыха. Витька слез и рыцарски предло: - А теперь давайте я вас. - Ладно уж, воробей! Дойдем и так, близко. Вдали виднел кайма тальн на берегу Тобола. Вскоре вышли к озеру. Трофим Никифор стоял на бугре и курил; у ног валял лопата. Он поглядел на подходи Калужни и Витьку, на тачку - и сердито отверну. В вершу, установле на выходе канала, била струя - прозрач и тонкая, как из кружки. Сквозь канал просматри камыш на берегу озера Убиенн и игра света на воде. Поток шел глуби едва ли с мизинец. Калужни осмотрел сооруже. - Перемы надо было остав, дядя Трофим, да копать глубже. Какая же серьез рыба в такую воду пойдет! - А где ты раньше был со своими совет - перемы? - закри кузнец. - Надо самому довод, раз уж взялся! Много вас теперь, таких советчи... Перемы!.. - Ну, ничего, может, размоет. А не размоет, так засып и проко глубже. - Размоет... жди теперь, пока размоет! Здесь грунт плотный. А засып - тоже жди, пока высох. В грязи не очень-то поковыряе, у меня и без того ревмат. В вершу за час понабива ерши. Некото были настол мелкие, что проскальз сквозь прутья и уплыв по ручейку в Тобол. А те, что покруп, просовы между пруть головы и пучили на людей мутные глазки. Кузнец нагну, вытащил одного. - Сплош сопли, мат-тери их черт! - Отшвыр, вытер пальцы о штаны. - А мамен тесто постав, - расстро сказал Витька. - Для рыбного пирога. Алютин докурил папир, бросил, растоп и выруга так крепко, что лягушки зелен снаряд попрыг в Тобол. Калужни морщи-морщи, не выдер и расхохот, да так, что сел. Глядя на него, запрыс в ладошку и Витька. За ним рассмея и кузнец. - Ох, Димка, Димка, и где только была твоя голова с этой перемыч! Я ж не понимаю, рабочая сила... Э, ну тебя! Не там где-то твои мысли, не отдыхать ты сюда приехал - все про науку свою думаешь. Разматы удочки, Витька, надо хоть так налов - иначе нам лучше и домой не возвраща! На их счастье, на сей раз ловил рыбка - и больша, и мален. Дядя Трофим подоб, а после ужина, в меню котор была печеная карто с печен же в костре окунями, выпив оставле на откры канала четверт, и вовсе захоро. - Димка-а... - тянул он дурашл. - А? - тот лежал, подпе голову руками, смотрел на воду, на другой обрывис берег Тобола, на тающие к вечеру облака. - Хрен на! - Возьми два, - рефлект ответил Калужни. - Одним закуси, другой жинке на борщ отнеси. - Во дает! - умили кузнец. - Что значит наука, ученый человек. Уважаю я вас, тилиген, за умственн. Остатки облаков расположи параллель бело-розов полос. Они чередова с просвет быстро синеющ неба. " Вот и в воздухе обнаружи ритмы, волны. С чего бы, казал? Ветер дул по-всякому, влага тоже испарял где так, где иначе... а все сложил в волны". Калужн чуял приближ знаком и желанн состоя ясности. - ... Остава бы у нас, был бы первый парень в крепо, - толко дядя Трофим. - Вон Кланька-то на тебя как глядит, Димак-то: хошь женись, хошь так... А ты все думаешь, думаешь! И глаза у тебя от мыслей какие-то мертвые. Нет уж, лучше я буду каждый день станичн бугаю кольцо в нос ковать, чем этой вашей наукой занимат... Эх, где мои тридц лет! Вот я казако... Калужни слушал и не слушал. " Плывут облака, течет вода в Тоболе, качаю ветви тальн, играют стрижи у обрыва, дядя Трофим плетет чушь - все это делае просто так. Потому что должно же чтото делат в природе!" За отрог дотле закат. Волны-облака стали сизо-багров. Звенел ручеек из канала. Ныли комары. В озере Убиен, прово день, играла рыба. Трофим Никифор погру на тачку вершу, лопаты, удочки, расто клевавш носом сына, крикнул Калужни: - Ну чо, пошли? - Идите, я еще побуду. - Смотри: отстав, да догон... Или ты не домой пойдешь? - Может быть. (" Идите, идите. Уходи скорее, докуч день! Приди ко мне, ночь. Приди, природа, чувстве и жарко, как женщина в мои объятья..." - это были получув-полумы). Скрип колес тачки, бормота Трофима Никифоро, шаги - все удалил. Темнело. Сник ветер. Успокои плеск рыб в озере и реке. Постеп установи тишина - тот всеобъемл и торжестве покой, когда неловко даже сильно вздохн. Дмитрий Андрее осторо, чтобы не наруш невзна тишину, переверн на спину, закинул руки за голову. В темно-синем небе загора первые звезды. Раньше у него была привы узнав созвез, вспоми назва примет звезд. Теперь же он просто смотрел. " Природа и я... Мы раздел: есть "я" и есть природа, которая все, что не - я. Но есть только природа, среда. А "я" - от замкнут... от замкнут того, что делае в том кусочке среды, где есть объем всплеск ее же, именую себя "я". Я, Калужни... Но не такая это и замкнут, если я ощущаю и понимаю окрест. Огранич ощущаю и понимаю, неполно - вот от чего замкнут. А когда полно, то не станет отдел "природы", отдел ее модели во "мне" - все солье в Единое Волне. Слиться - вот главное..." Он перес замеч, как течет время, только чувство, что материа поток, чуть вибри упруго - в ровном дыхании, в ударах сердца, - несет его вместе с теплой степью, рекой, озером, тихим небом в бесконечн. " Будто Волга", - подумал ему. Он вспом, как купался в Волге ниже Горьк и его несло ровное, но быстрое течение, какое нельзя было предполо по виду величеств реки. " И поток времени - галактиче Волга". Другая картина сменила эту в памяти Калужни, картина шторма на море. Он часами стоял на берегу, цепенея перед простой, как музыка, и сложной, как музыка, правдой волне. ... Белые от ярости волны поднима в атаку, налет на берег - и откатыва, скреж галькой. - Вода еси - и в воду отыдеши! Вот взбился над камнем белый букет пены и брызг - и опал за полсеку. А в масшта ядерн времени он существ почти вечно: сотни милли наносек. Стало совсем темно, нельзя было различ, где кончае степь и начинае небо, - разве только по обиль немерца звездам, которые смотр на него сквозь очистивш от облаков воздух. И он смотрел на звезды. " Природа... великая и ясная мудро бесконеч мира, где все, что может быть, уже есть. А чего не может быть, того и не будет во веки веков... Прими меня, природа! Прими меня, звезд ночь!" В нем нараст отреше от себя - мощный всплеск интуитив слияния. - Среда еси, - накатыв волной, - и в Среду отыдеши! Это был главный ритм. Совпало с волнен среды дыхание. Сердце стало биться в такт чему-то властн, теплому, понятн. Складыва в единый трепет тела пульса мышц, нервов, крови - и светлый жар нарас в нем. Уже не было мыслей, не было слов и образов. Инсти самосохра - послед сторож лично - на миг напом о себе судоро нервн холода, распространив от солнечн сплете. Калужни подавил ее, приподн на локтях: - Ну?! Не боюсь. Ну!.. Сейчас его перепол чувство любви ко всему - той чистой жертве любви, которую он так и не испытал ни к одной из женщин. " Отдать себя, чтобы понять - это не смерть. Это не исчезн, а преврати в иное... Потому что вечна Жизнь во Вселен!" И не было страха ни перед чем. И бесконечн простран открыл ему, открыл в понима! Вместо плоской картины "неба" и "созвез" он вдруг увидел, что одни звезды - преимущест яркие - гораздо ближе к нему, те, что посла, - далеко за ними, а россыпи самых тусклых и вовсе далеко-далеко и сходя в немыс огром, но теперь обозри им галактиче клин. Он видел сейчас это так же просто, как видел бы деревья, за ними - разделе полями рощи, а за ними лес на горизо... И все звезды были центр всплес во вселенс море материи, и за ними было еще простран, и еще, и еще! И там пылали - и он легко разли эти светля-вихрики - иные галакт, иные звезд небеса. И бесконечн времени открыл ему. Сейчас он прозре начала и концы. ... Волна материи - метагалак - собрал в четырехм простран, взбухла за сотни миллиар лет, закрути необозр вихрем. Струи этого вихря изряб волны и течения помел - из них свились спирали галак, а те раздроби на еще меньшие - звезд - струи и кругово. И мчатся, вьются во времени эти вязкие сгустки: звезды, планеты, тела; а на краях их, рыхлящи от перех в спокой среду, в простран, снуют, суетя, петляют друг около друга самые гибкие и верткие струи-сгустки - актив, запомина. Они и есть жизнь - рыхлая и гибкая плесень на поверхн всплес-миров. ... Опадет метагалакти волна, разобью на многие рукава галактиче потоки материи, растеку ручьями веществе вихри звезд и планет - "мертвое вещес", пенясь и растека, станет переход в живые тела- струи. Они будут не такими, как раньше, и разными в разных местах, но они - будут. Потому что вечна жизнь во вселен, никогда она не произо и никогда не кончи. Будет она переход от эпохи к эпохе во времени, от миров к мирам в простран, изменя, но не исчезая - ибо жизнь и есть извеч волне материи. Ясность нараст чудес, никогда не слышан музыкой, перелив тепла в теле, присту восто и грозов веселья, ощущен, что сейчас он полетит. Какая-то легкая сила подним его. Он увидел, как осветил трепе светом трава вокруг, край канавы, затем кустар у реки, гладкая вода, обрыв на том берегу - и все дальше и ярче, ярче, ярче! - и уже не удиви тому, что это его свет озаряет все и прониц все. Вспышка, слепя бело-голубая вспышка взметну над бугром! Она освет и зажгла тихую степь, пробуд собак в окрест селен, испарила озеро, оплав землю. Среда приняла Первооткрыв в себя. Окончен в 13:51:51

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. Товары для рукоделия. Интернет-магазин