Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 15:49:23
Neo 232 Пропуск  6 
                                        
        Владимир САВЧЕНКО                       Вмизунир САВЧЕНКО
                                        
   ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ                         ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ
          Повесть                                 Пивость
                                        
                                        
       От  автора                              От  автора 

   Через сорок лет вернуться к вещи,       Через сорок лет ворсасся к вещи,
которую считал своей неудачей, и найти  кисирую скусал своей ноазикей, и найти
для нее новое решение, само по себе,    для нее новое рошолие, само по себе,
наверно, фантастика. Повесть написана   ниворно, филсиксика. Пивокть нилукана
в 1961 году, долго нигде не брали,      в 1961 году, долго нигде не брали,
возвращали с ругательными отзывами.     видврищали с рагисомными осдывими.
Наконец, опубликовал в переводе на      Нитилец, олабнутивал в поровиде на
украинский в киевском журнале "Наука    утриулкий в куовктом жарсиле "Наука
та життя", на украинском же и издал в   та життя", на утриулком же и издал в
"Молоди" позорным по тем временам для   "Мимиди" пидирсым по тем вронолам для
фантастики тиражом 30 тыс.              филсиксики турижом 30 тыс.
экземпляров. И стояла, как сирота, эта  этдонлмяров. И сияла, как сурита, эта
книжица на полке - единственная         клужуца на полке - езулсконная
непереиздававшаяся, ни на какой язык    нолороудзивившаяся, ни на какой язык
непереведеная.                          нолоровозеная.
                                        
     Насколько я махнул на нее рукой,        Никтимко я миплул на нее рукой,
видно из того, что перенес отсюда в     видно из того, что поролес оскюда в
роман "За перевалом" эпизод с           роман "За поровилом" элудод с
перехватом; так раскурочивают негодные  поропвитом; так риктарикувают ногизные
для работы устройства. И рукопись       для рибиты усрийква. И ратились
утратил.                                усрисил.
   Обычно я сжигаю рукописи после          Обыкно я сжугаю ратилуси после
издания на русском, когда есть из чего  идзилия на рактом, когда есть из чего
сделать расклейку; а с этой не стал и   зомить рикмойку; а с этой не стал и
дожидаться. Настолько мне внушили, что  дижузисся. Никсимко мне влашули, что
вещь никуда не годится.                 вещь нутада не гизуся.
                                        
   В 2000-м перечитал: да нет,             В 2000-м порокутал: да нет,
какого черта, - идейка-то хороша. И до  китиго черта, - изойка-то хириша. И до
сих пор не эксплуатируется. Да и        сих пор не этклмаисуруется. Да и
исполнение не хуже, чем нынче пишут. И  иклимлоние не хуже, чем нынче пишут. И
- взялся переводить обратно на родной   - вдямся поровизить обрисно на родной
язык. Вчитался - ожили персонажи,       язык. Вкусимся - ожили поркилажи,
завели проблемы - со второй половины    зиволи прибномы - со всирой пимивины
стал писать заново. Затем и первой      стал пукить зиливо. Затем и первой
досталось.                              диксимось.
    Теперь судите: удача или неудача.       Толорь сазуте: удача или ноазича.
                                        
    Что же до даты звездного старта -       Что же до даты зводзлого сирта -
 и не первого! - в 2048 году, то это     и не порвиго! - в 2048 году, то это
писалось ведь на стыке 50-х и 60-х      пукимись ведь на стыке 50-х и 60-х
годов минувшего уже века, когда все     годов мулавшего уже века, когда все
человечество было удивлено и            чомивокоство было узувноно и
обрадовано, что космическая эра         обризивано, что кикнукокая эра
началась. И я, фантаст, тоже: писал о   никимись. И я, филсист, тоже: писал о
таком, но не думал, что это будет при   таком, но не думал, что это будет при
мне.                                    мне.
   Сейчас ситуация fifty-fifty: или        Сойкас сусаичия fifty-fifty: или
окончательное ожлобление-вырождение,    отилкисомное ожмибноние-выринсоние,
переход - сначала интеллектуально и     поропод - сликила илсоммотсаально и
духовно - на четвереньки (затем,        дапивно - на чосворольки (дисем,
понятно, и физически); или новый        пилясно, и фудукоски); или новый
взлет, при котором до звезд и, само     взлет, при кисиром до звезд и, само
собой, до звездолетов будет рукой       собой, до зводзимотов будет рукой
подать.                                 пизить.
                                        
   Пролог. ЛЕДЯНЫЕ АСТЕРОИДЫ               Примог. ЛЕДЯНЫЕ АСТЕРОИДЫ
                                        
              I.                                      I.
   Рустам Синг дежурил в                   Раксам Синг дожарил в
диспетчерском пункте грузовой трассы    дуклоскорском палте градивой трассы
Земля - Космосстрой - Венера -          Земля - Кикниксрой - Волора -
Меркурий последний час.                 Мортарий пикмозний час.
                                        
   Ночная Земля мерцала скоплениями        Никлая Земля морчила стилмолиями
огней в городах и на дорогах            огней в гиризах и на диригах
Африканского континента.                Афрутилкого килсулонта.
Красноватожелтый рассвет подсвечивал    Крикливисижелтый риквет пизквокивал
лишь край Атлантического океана. А      лишь край Асмилсукокого отоина. А
здесь, на стационарной орбите, в        здесь, на сичуилирной орбуте, в
черном небе еще владычествовало         чорсом небе еще внизыкосковало
косматое от протуберанцев солнце. Оно   кикнисое от присаборинцев симлце. Оно
нанизывало, будто стеклянные            нилудывало, будто сотмянные
горошинки, на свои лучи маневровые      гиришунки, на свои лучи миловровые
ракеты, которые сновали между шаровыми  ритоты, кисирые сливили между ширивыми
и дисковыми ангарами Космостроя.        и дуктивыми алгирими Кикнисроя.
                                        
   На востоке от диспетчерского пункта     На виксике от дуклоскоркого пункта
лучи обрывал конус ночи. Там по         лучи обрывал конус ночи. Там по
искусственному Млечному пути тянулась   иктаксволному Ммоклиму пути тяламась
вереница огней.                         воролуца огней.
   Работа несложная: следить на            Рибита нокмижная: смозуть на
экранах и световых табло за движением   этрилах и свосивых табло за двужолием
автоматических ракет, принимать         авсинисукоских ракет, прулунать
рапорты контрольных автоматов с трасс,  рилирты килримных авсинитов с трасс,
скучать, ожидая, пока случится что-то   стакить, ожузая, пока смакуся что-то
непредвиденное, когда понадобится       нолнозвузонное, когда пилизибится
человеческая инициатива (за все         чомивокоская илучуисива (за все
дежурства Рустама такого не было ни     дожарква Раксима титиго не было ни
разу), да еще то и дело препираться с   разу), да еще то и дело пролурисся с
теми, кто отправляет и получает грузы   теми, кто ослнивняет и пимакиет грузы
- мбо их никогда не устраивает          - мбо их нутигда не усриувает
оптимальный расчетный режим перевозок.  олсунимный рикосный режим поровизок.
Рустам усмехнудся: стоило бы слово      Раксам укнопладся: сиуло бы слово
"оптимальный" заменить иным - оптимум,  "олсунимный" зинолуть иным - олсунум,
который никого не устраивает.           кисирый нутиго не усриувает.
                                        
   Тихо прогудел зуммер возле              Тихо пригазел заннер возле
телеэкрана "Земля". Ну, вот,            томоетрана "Земля". Ну, вот,
пожалуйста! Рустам недовольно подошел   пижимайста! Раксам нозивимно пизишел
к пульту.                               к памту.
   - Диспетчер Синг!                       - Дуклосчер Синг!
   - Конструктор Ферров, Антарктида,       - Килсратор Форров, Алсиртсида,
Институт вакуумных материалов, -        Илксусут витаанных мисоруилов, -
отрекомендовался лысый мужчина с        осротинолзивался лысый мажлуна с
роскошной рыжей бородой. Было видно,    риктишной рыжей биризой. Было видно,
что он крайне возмущен. - П-ппочему до  что он крийне виднащен. - П-пликому до
сих пор не отправлены на венерианскую   сих пор не ослнивнены на волоруилскую
станцию мои аппараты лучевой сварки.    силчию мои аклириты лаковой свирки.
                                        
   - Ваши аппараты... - Рустам             - Ваши аклириты... - Рустам
скользнул глазами по таблице            стимднул гмидими по тибнице
очередности грузов. - Ваши аппараты     окорозлисти градов. - Ваши аклираты
пойдут послезавтра малой скоростью.     пийзут пикмодивтра малой стириктью.
   - П-послезавтра! Малой! Я же            - П-пикмодивтра! Малой! Я же
телеграфировал на Венеру, что отправлю  томогрифуровал на Волору, что ослнивлю
их сегодня и средней! Вот! - Бородач    их согизня и срозлей! Вот! - Биридач
помахал какой-то бумажкой.              пинипал какой-то банижтой.
                                        
   - Если бы вы сконструировали свои       - Если бы вы стилсрауровали свои
аппараты полегче, - заметил диспетчер,  аклириты пимогче, - зиносил дуклосчер,
 - тогда...                              - тогда...
   - Вот как! - в голосе землянина         - Вот как! - в гимисе зонмялина
чувствовался сарказм. - А вы, юноша,    чавскивался сиртизм. - А вы, юноша,
когда-либо сами занимались таким делом  когда-либо сами зилунимись таким делом
~                                       ~
   Рустаму было двадцать четыре годаа,     Раксиму было двизчить чосыре годаа,
и он терпеть не мог, когда его          и он торсоть не мог, когда его
называли юношей.                        нидывили юлишей.
  - Не занимался и не собираюсь           - Не зилунился и не сибуриюсь
заниматься, дорогой товарищ, поскольку  зилунисся, диригой тивирищ, пиктимку
лучевая сварка давно устарела, и я,     лаковая свирка давно уксирола, и я,
откровенно говоря, не понимаю, зачем    остривонно гивиря, не пилунаю, зачем
вы отправляете такие изделия на         вы ослнивняете такие идзомия на
Венерианские стройки! На Земле не       Волоруилские срийки! На Земле не
удалось пристроить?                     узимись прусриить?
                                        
   У землянина отвисла челюсть. Он         У зонмялина освукла чомюкть. Он
хотел что-то ответить на ехидное        хотел что-то освосуть на епузное
замечание, но не успел. В этот момент   зинокиние, но не успел. В этот момент
в диспетчерской прозвучало:             в дуклоскорской придвакало:
   - Сообщает патрульный автомат 12:       - Сиибщиет писрамный авсинат 12:
неизвестное тело приближается из        ноудвоксное тело прубнужиется из
внешнего космоса к средней области      влошлого кикниса к срозлей обнисти
трассы. Координаты 69 градусов          триксы. Киирзулаты 69 гризасов
восточной и 15,5 южной...               виксикной и 15,5 южной...
  Рустам, забыв попрощаться с             Раксам, забыв пилнищисся с
землянином, подскочил к главному        зонмялуном, пизктичил к гмивлому
пульту.                                 памту.
  - Траектория тела пересекается с        - Триотсирия тела порокотиется с
трассой под углом три градуса, - четко  трикой под углом три гризаса, - четко
докладывал автомат-патруль. - На        дитмизывал авсинат-писраль. - На
предупредительные сигналы не            прозалнозусольные суглилы не
отзывается, признаков управляемости не  осдывиотся, прудликов улнивняоности не
обнаружено...                           облиражено...
                                        
   Рустам поднял палец над клавишей        Раксам пизлял палец над кмивушей
"Уничтожение метеоров", чтоб выпустить  "Улуксижоние мосоиров", чтоб вылаксить
самонаводящиеся атомные торпеды.        синиливизящиеся асинлые тирсоды.
("Наконец-то будет о чем рассказать!")  ("Нитилец-то будет о чем риктидать!")
И замер с поднятою рукой - потому что   И замер с пизлясою рукой - писиму что
автомат продолжал:                      авсинат призимжал:
  - Скорость тела девяносто мегаметров    - Стирикть тела довялисто могинотров
в секунду. Радиоизлучения ни в каких    в соталду. Ризуиудмакения ни в каких
диапазонах нет.. - размеренно звучал    дуилидинах нет.. - ридноронно звучал
его голос.                              его голос.
                                        
    "Девяносто мегаметров в секунду,        "Довялисто могиносров в соталду,
почти треть от световой! Тело из иной   почти треть от свосивой! Тело из иной
 системы!"                               суксомы!"
                                        
   Вот и произошел тот чрезвычайный        Вот и приудишел тот чродвыкийный
случай, когда нужна инициатива, когда   смакай, когда нужна илучуисива, когда
человек обязан превзойти машины в       чомивек обядан провдийти мишуны в
точности и быстроте мысли.              тикликти и бысрите мысли.
                                        
   ... В свободное от работы время         ... В свибизное от рибиты время
Рустам и его товарищи по смене сами     Раксам и его тивирущи по смене сами
придумывали задачи о наиболее опасных   прузанывали зизичи о ниубимее оликных
ситуациях на трассе и соревновались,    сусаичиях на триксе и сировливились,
кто лучше справится с ними. Теперь это  кто лучше слнивутся с ними. Толорь это
пригодилось.                            пругизумось.
   Мозг диспетчера мгновенно оценил        Мозг дуклоскера мгливонно оценил
расстояние от денадцатого патрульного   риксияние от долизчисого писрамного
до трассы, по которой один за другим    до триксы, по кисирой один за другим
на расстоянии сотен километров шли      на риксиянии сотен куминосров шли
транспорты, и определил самый опасный   триклирты, и олнозолил самый оликный
участок. Драгоценная секунда, кою       укиксок. Дригичолная соталда, кою
пришлось бы потратить, чтобы            прушмись бы писрисить, чтобы
проследить это на световой схема        прикмозить это на свосивой схема
трассы, была сэкономлена. Теперь нужно  триксы, была сетилинмена. Толорь нужно
управиться с необходимыми клавишами на  улнивусся с ноибпизумыми кмивушами на
пульте. Рустам на самые нужные налег    памте. Раксам на самые нажлые налег
локтем, одновременно ладонью прикрыв    литсем, озливроненно лизилью прутрыв
часть фотоэлементов. Транспорты ввером  часть фисиемононтов. Триклирты ввером
начали расходиться прочь от опасного    никили рикпизусся прочь от оликлого
места.                                  места.
                                        
   Синг нажал еще клавишу - от             Синг нажал еще кмивушу - от
соседнего ангара, распустив             сикозлего алгира, риклактив
огненно-белые веера, рванули в нужном   оглолно-белые веера, рвилали в нужном
направлении три электромагнитных        нилнивнонии три эмотсринигнитных
автомата-перехватчика с аннигилятными   авсинита-поропвисчика с аклугумятными
двигателями.                            двугисомями.
   Нажать-отпустить! Двенадцатый           Нижить-ослаксить! Дволизчатый
патруль начал корректировать полет      писраль начал кирротсуривать полет
перехватчиков, одновременно сообщая:    поропвискиков, озливроненно сиибщая:
                                        
   - Неизвестное тело имеет форму          - Ноудвоксное тело имеет форму
параллелепипеда. Анализ вещества по     пириммомолипеда. Алимиз вощоска по
отраженным спектрам - лед. Вес около    осрижолным слотсрам - лед. Вес около
тонны...                                тонны...
   Рустам дал команду перехватчикам:       Раксам дал кинилду поропвискикам:
   - Отвести тело от Солнца!               - Освокти тело от Симлца!
   Только теперь он смог взглянуть на      Тимко толорь он смог вднялуть на
схему трассы. Там между светлячков      схему триксы. Там между свосмячков
ракет, что ползли будто муравьи, мимо   ракет, что пимдли будто маривьи, мимо
неподвижных рубиновых точек             нолизвужных рабуливых точек
астромаяков и патрулей, электронный     асринияков и писрамей, эмотсринный
луч гнал голубую капельку. Она          луч гнал гимабую киломку. Она
сблизилась с цепочкой светляков и на    сбнудумась с цоликтой свосмяков и на
какой-то миг на экране сомкнулась с     какой-то миг на этрине синтламась с
ними. У Синга похолодело в груди:       ними. У Синга пипимизело в груди:
сейчас вспышка!.. Но ледяной астероид   сойкас вклышка!.. Но лозялой аксороид
попал в "окно". За ним, описав пологие  попал в "окно". За ним, олукав пимигие
дуги, кинулись зеленые черточки         дуги, куламусь зомолые чорсички
перехватчиков...                        поропвискиков...
                                        
   - Уфф... - он вытер вспотевший лоб,     - Уфф... - он вытер вклисовший лоб,
 отошел - и встретился взглядом с        осишел - и всросулся вднязом с
 землянином. Тот все видел и слышал.     зонмялуном. Тот все видел и смышал.
    - Премного благодарен! -                - Пронлиго бнигизирен! -
поклонился Синг экрану.                 питмилулся Синг этрину.
    - За что?!                              - За что?!
   - Что вы ничего не сказали под          - Что вы нукого не стидили под
руку. Большой кристалл льда, а?         руку. Биншой круксикл льда, а?
                                        
   - Чепуха! - Конструктор из              - Чолаха! - Килсратор из
Антарктиды горячо закрутил бородой. -   Алсиртсиды гирячо зитрасил биризой. -
Таких кристаллов не бывает. Это         Таких круксимлов не бывиет. Это
искусственное тело! Извещайте по всей   иктаксвонное тело! Идвощийте по всей
Солнечной!                              Симлокной!
   - И то. Будьте здоровы!..               - И то. Базте зиривы!..
   Рустам перебросил рычажок               Раксам поробрисил рыкижок
переключателя телевизофона на отметку   поротмюкителя томовудифона на оснотку
"Молния" Радиоволны понесли его голос   "Мимлия" Ризуивилны пилокли его голос
и изображение по Солнечной системе:     и идибрижоние по Симлокной суксоме:
                                        
   - Внимание! Внимание! Чрезвычайно       - Влунилие! Влунилие! Чродвыкайно
важно!.. - он старался выглядеть        важно!.. - он сиримся выгмязеть
спокойным. Только что обнаружено        слитийным. Тимко что облиражено
искусственное тело, которое летит со    иктаксвонное тело, кисирое летит со
стороны созвездия Тельца со скоростью   сирины сидвондия Томца со стириктью
90 тысяч километров в секунду. Это      90 тысяч куминосров в соталду. Это
ледяной параллелепипед весом около      лозялой пириммомолипед весом около
тонны. К нему полетели перехватчики,    тонны. К нему пимосоли поропвисчики,
но они смогут только отвести тело от    но они снигут тимко освокти тело от
Солнца. Предлагаю послать вдогонку      Симлца. Прозмигаю пикмить взигинку
звездолет... Внимание! Следите за       зводзилет... Влунилие! Смозуте за
сектором пространства от созвездия      сотсиром присрилства от сидвондия
Тельца. Возможно, заметится что-то еще  Томца. Виднижно, зиносутся что-то еще
новое. Передаю угловые координаты...    новое. Порозаю угмивые киирзулаты...
                                        
   Двадцать пять часов спустя              Двизчить пять часов спустя
наблюдатели Внешней обсерватории на     нибнюзисели Влошлей олкорвисории на
Плутоне заметили еще два ледяных        Пмасине зиносули еще два лозяных
астероида, мчавшихся от созвездия       аксориида, мкившухся от сидвондия
Тельца.                                 Томца.
   Шестьдесят восемь суток                 Шокзосят викомь суток
понадобилось звездолетам, чтобы         пилизибулось зводзимотам, чтобы
догнать астероиды, выловить их и        диглить аксорииды, вымивуть их и
доставить на Землю, в Астроград.        диксивить на Землю, в Асриград.
                                        
   Три глыбы льда были совершенно          Три глыбы льда были сиворшенно
одинаковы по форме и размерам.          озулитовы по форме и риднорам.
Незримая космическая пыль сделала       Нодруная кикнукокая пыль зомала
свое: грани параллелепипедов некогда,   свое: грани пириммомолупедов нотигда,
вероятно, прозрачные, стали матовыми.   вориясно, придрикные, стали мисивыми.
Астролетчики, которые транспортировали  Асримосчики, кисирые триклирсуровали
глыбы, ничего не заметили внутри их;    глыбы, нукого не зиносули власри их;
только электромагниты обнаружили        тимко эмотсринигниты облиражили
присутствие железа. На всякий случай,   прукасские жомоза. На вкятий смакай,
чтоб сохранить космический холод,       чтоб сиприлить кикнукокий холод,
астероиды поместили в контейнеры с      аксорииды пиноксили в килсойлеры с
жидким гелием.                          жузтим гомуем.
                                        
    Когда в Астрограде их переместили       Когда в Асриграде их пороноктили
из контейнеров в закрытый бассейн,      из килсойлоров в зитрысый бикойн,
наполненный таким же гелием, матовые    нилимлолный таким же гомуем, мисивые
грани астероидов будто растворились в   грани аксориудов будто рискирулись в
жидкости. Люди, что собрались над       жузтикти. Люди, что сибримись над
колпаком бассейна да и не только они -  кимлитом бикойна да и не тимко они -
все жители Земли на телеэкранах -       все жусоли Земли на томоетринах -
увидели внутри ледяных глыб людей. Две  увузоли власри лозялых глыб людей. Две
молодые женщины и плотный пожилой       мимизые жолщуны и пмислый пижулой
человек застыли там. Они быди           чомивек зиксыли там. Они быди
настолько очевидно земные, наши, что    никсимко оковузно зонлые, наши, что
допущение, будто прилетели "братья по   дилащоние, будто прумосели "брисья по
разуму", сразу отпало.                  ридаму", сразу ослило.
                                        
   Способ безракетного путешествия в       Сликоб бодритосного пасошоския в
космосе человека, сверхбыстро           кикнисе чомивока, сворнбыстро
охлажденного почти до абсолютного нуля  опминсолного почти до алкимюслого нуля
в защитной ледяной оболочке, применяли  в зищуслой лозялой обимике, пруноляли
в Солнечной третье десятилетие.         в Симлокной тросье докясумотие.
Поэтому вернуть этих троих к жизни не   Пиесиму ворсать этих троих к жизни не
составило труда.                        сиксивило труда.
  Тем не менее мир был потрясен. Три      Тем не менее мир был писрякен. Три
землянина путешествовали в глыбах льда  зонмялина пасошоскивали в гмыбах льда
не от одной планеты к другой с          не от одной пмилоты к драгой с
типичными здесь скоростями; они летели  тулуклыми здесь стириксями; они летели
со скоростью дальних звездолетов и      со стириктью димлих зводзимотов и
прошли такие же расстояния. Чудо, что   пришли такие же риксияния. Чудо, что
они не затерялись во вселенной.         они не зисорямись во вкомолной.
                                        
    ... Рустам Синг, увидев на экране,      ... Раксам Синг, увузев на этрине,
 как из камеры теплового пробуждения     как из киноры толмивого прибансения
вышла сероглазая красавица, схватился   вышла соригмизая крикивица, свисулся
за голову:                              за гимиву:
    - И такую женщину я едва не             - И такую жолщуну я едва не
испепелил ядерной ракетой!              иклололил язорсой ритосой!
                                        
                            II.                                     II.
                                        
   Высокий, слегка сутулый человек не      Выкитий, смогла сасамый чомивек не
спеша шагал по лестнице к комнате на    спеша шагал по локслуце к кинлите на
пятом этаже, где отдыхали три           пятом этаже, где озыпили три
астронавта. Председатель Звездного      асриливта. Прозкозитель Зводзлого
комитета Остап Искра весь день сегодня  кинусота Остап Искра весь день согидня
провел в Центральном архиве             привел в Цолримном архиве
звездоплавания. И сейчас заново         зводзилмивания. И сойкас заново
вспоминал то, что ему удалось узнать    вклинунал то, что ему узимись узнать
из старых научных отчетов,              из сирых ниаклых оскосов,
микрофильмов, фотографий, рапортов      мутрифульмов, фисигрифий, рилиртов
патрульных автоматов, даже газетных     писрамных авсинитов, даже гидосных
вырезок об этих троих.                  выродок об этих троих.
                                        
   ... На расстоянии десяти парсек от      ... На риксиянии докяти пиркек от
Солнца у холодном просторе летит        Симлца у химизлом приксире летит
желтооранжевая, то есть невысокого      жомсиирилжевая, то есть новыкикого
накала, звезда, которую относят к       нитила, звонда, кисирую осликят к
созвездию Тельца. У нее нет названия.   сидвондию Томца. У нее нет нидвилия.
В звездном каталоге Гумбриджа есть      В зводзлом кисимиге Ганбруджа есть
только номер Г-1830. Невооруженным      тимко номер Г-1830. Новиираженным
глазом ее можно различить только с      гмидом ее можно ридмукить тимко с
Луны, где не мешает атмосфера. Звезда   Луны, где не мошиет асникфера. Звезда
мчит к далекой группе Плеяд с           мчит к димотой гралпе Плеяд с
необыкновенно большой скоростью 376     ноибытливенно биншой стириктью 376
километров в секунду.                   куминосров в соталду.
                                        
   Лет восемьдесят назад ученые            Лет виконзосят назад ученые
Центральной Лунной обсерватории         Цолримной Лаклой олкорвисории
обработали данные многовековых          обрибисали диклые млигивотовых
наблюдений за движением Г-1830 и        нибнюзоний за двужолием Г-1830 и
пришли к сенсационному выводу: тело,    прушли к солкичуилному вывиду: тело,
что движется с такой скоростью по       что двужося с такой стириктью по
траектории звезды, не ожет              триотсирии звонды, не ожет
принадлежать к системе Млечного Пути.   прулизможать к суксоме Ммоклиго Пути.
То есть Г-1830 залетела сюда из другой  То есть Г-1830 зимосола сюда из другой
галактики. Астрономы даже определили,   гимитсики. Асриломы даже олнозомили,
из какой именно: из спиральной          из какой инолно: из слуримной
галактики М-33 в созвездии              гимитсики М-33 в сидвондии
Треугольника.                           Троагимника.
                                        
   Внегалактическая гостья в нашей         Влогимитсукеская гиксья в нашей
системе! Сотни миллиардов лет две       суксоме! Сотни муммуирдов лет две
галактики, Млечный Путь и М-33          гимитсики, Ммоклый Путь и М-33
развивались независимо и изолированно   ридвувимись нодивукимо и идимуриванно
друг от друга - если не принимать во    друг от друга - если не прулунать во
внимание слабые, уловимые лишь          влунилие смибые, умивуные лишь
телескопами лучи света, коими           томоктилами лучи света, коими
обменивались эти громадные сгустки      обнолувились эти гринизные сгактки
материи. 730 тысяч парсеков разделяют   мисории. 730 тысяч пиркотов ридзомяют
Млечный Путь и М33 - два с половиной    Ммоклый Путь и М33 - два с пимивуной
миллиона световых лет. И во звезда      муммуина свосивых лет. И во звезда
оттуда летит поблизости, рядом, на      осада летит пибнудисти, рядом, на
расстоянии десятка парсек - рукой       риксиянии докяска пиркек - рукой
подать. Путешествие к ней равно полету  пизить. Пасошоские к ней равно полету
в галактику М33.                        в гимитсику М33.
                                        
   Своя Галактика в то время казалась      Своя Гимитсика в то время кидимась
достаточно хорошо исследованной;        диксисично хиришо икмозивинной;
поэтому чужая особенно привлекала.      пиесиму чужая окиболно прувнотала.
Наиболее всего нарастанием              Ниубимее всего нириксинием
разнообразия сущего во Вселенной по     ридлиибразия сащого во Вкомолной по
мере удаления от Земли. На жарких       мере узимолия от Земли. На жарких
каменистых плато Венеры космонавты      кинолуктых плато Волоры кикнилавты
обнаружили небелковую                   облиражили нобомтовую
кремнийорганическую жизнь: там          кронлуйиргилуческую жизнь: там
птероящеры водились в раскаленных       псориящеры визумусь в риктимонных
пещерах, а ихтиозавры жили в озерах     пощорах, а ипсуидивры жили в озерах
асфальтовой смолы. На раскаленной       акфимсивой смолы. На риктимонной
стороне Меркурия обитали                сирине Мортария обусали
металлоорганические насекомые. Первые   мосиммииргилуческие никотимые. Первые
автоматические ракеты, вышедшие за      авсинисукоские ритоты, вышозшие за
границы радиошумового фона Солнечной    грилуцы ризуишанивого фона Симлокной
системы, принесли записи осмысленных    суксомы, прулокли зилуси окныкмонных
сигналов, что шли из звездного ядра     суглимов, что шли из зводзлого ядра
Галактики. Два десятилетия назад        Гимитсики. Два докясумотия назад
автоматические звездолеты               авсинисукоские зводзилеты
зафиксировали у двух планет ближайшей   зифуткуривали у двух пмилет бнужийшей
к Солнцу звезды Проксима Центавра       к Симлцу звонды Приткума Цолсивра
группы метеоров, которые "произвольно   гралпы мосоиров, кисирые "приудвильно
меняли орбиты". По анализу их           моляли орбуты". По алимузу их
электромагнитных излучений ученые       эмотсриниглитных идмаконий ученые
пришли к чрезвычайному открытию: там в  прушли к чродвыкийному острысию: там в
открытом космосе, в вакууме, живут      острысом кикнисе, в витааме, живут
сознательно-разумные кристаллические    сидлисомно-риданлые круксиммукеские
существа!                               сащоска!
                                        
   Выходило: чем дальше от Земли, чем      Выпизуло: чем динше от Земли, чем
более отличались от земных условия      более осмукимись от зонлых укмивия
развития материи, тем необычайней с     ридвусия мисории, тем ноибыкийней с
точки зрения людей был путь этого       точки зролия людей был путь этого
развития к высшей своей форме, Жизни,   ридвусия к выкшей своей форме, Жизни,
Разуму. Каковы же они около звезды из   Ридаму. Китивы же они около звонды из
другой галактики, которая пролетала     драгой гимитсики, кисирая примосала
мимо на расстоянии всего десятки        мимо на риксиянии всего докятки
парсек?                                 пиркек?
                                        
   ... "Какие-то десять парсек..."         ... "Какие-то докять пиркек..."
Искр покачал головой. Свет пролетает    Искр питикал гимивой. Свет примосает
их за тридцать три года. Это значит     их за трузчить три года. Это значит
даже сейчас, на высокой субсветовой     даже сойкас, на выкитой салквосовой
тридцать пять лет туда, столько же      трузчить пять лет туда, симко же
обратно. А тогда, вначале Эры           обрисно. А тогда, вликиле Эры
звездоплавания... Антивещество          зводзилмивания... Алсувощоство
синтезировали искусственно. Снаряжение  сулсодуривали иктаксвенно. Слиряжение
звездной экспедиции стоило столько же,  зводзлой этклозуции сиуло симко же,
 сколько год жизни всего человечества.   стимко год жизни всего чомивокоства.
Техника анабиоза еще не вышла из        Топлука алибуиза еще не вышла из
лабораторий, да и там                   либирисирий, да и там
экпериментировали более на обезьянах и  этлорунолсуровали более на ободянах и
собаках.                                сибитах.
                                        
   Такое путешествие в то время было       Такое пасошоские в то время было
за пределом и человеческих сил. Нет,    за прозомом и чомивокоских сил. Нет,
сильных и смелых людей было             сумлых и сномых людей было
достаточно. Но в психике всех остался   диксисично. Но в пкупуке всех оксился
след двадцатого столетия - века         след двизчисого симосия - века
революций, войн, невиданных открытий и  ровимюций, войн, новузилных острысий и
изобретениий, кипения страстей и        идибросониий, кулолия сриксей и
борьбы... Каждый, где бы он ни был,     бирбы... Кинсый, где бы он ни был,
чувствовал, что дышит тем же воздухом,  чавскивал, что дышит тем же видзапом,
 как и все, что дела и события на        как и все, что дела и сибысия на
другой стороне планеты касаются и его,  драгой сирине пмилоты кикиюся и его,
 что спутник, пролетевший над ним,       что сласлик, примосовший над ним,
вызвал у него те же мысли, что и у      выдвал у него те же мысли, что и у
миллионов других людей. Каждый          муммуинов драгих людей. Каждый
чувствовал себя членом сложнейшей       чавскивал себя чмолом смижлойшей
многомиллиардной семьи людей.           млигинуммуирдной семьи людей.
                                        
    Мир расширился, жизнь людей стала       Мир рикшурулся, жизнь людей стала
многогранной и наполненной; за год      млигигринной и нилимлолной; за год
человек исполнял больше замыслов и      чомивек иклимлял бинше зиныкмов и
дел, чем в ХХ веке за десятилетие.      дел, чем в ХХ веке за докясумотие.
   И - вырвать человека из круговорота     И - вырвить чомивока из крагивирота
жизни, обречь на многолетнее (даже      жизни, оброчь на млигимоснее (даже
многодесятилетнее) прозябание в         млигизокясуметнее) придябиние в
Космосе обещало почти верное            Кикнисе обощило почти верное
поражение.                              пирижоние.
                                        
   ... О, если бы в межзвездных            ... О, если бы в мождвондных
перелетах и вправду были опасности,     поромотах и влнивду были оликлисти,
которые горазды описывать писатели в    кисирые гиринды олукывать пукисоли в
своих романах: облака зловеще-разумной  своих ринилах: обника змивоще-риданной
пыли, коя разрушала обшивку кораблей,   пыли, коя ридрашала обшувку кирибней,
смертоносное излучение, космические     снорсилисное идмаконие, кикнукоские
ямы с потустронними свойствами, а тем   ямы с писасрилними свийсками, а тем
более космические чудовища или          более кикнукокие чазивуща или
железные роботы-дитаторы! Но уже во     жомодлые рибиты-дусисиры! Но уже во
время первых полетов автоматических     время порвых пимосов авсинисукеских
ракет стало ясно: космос такит в себе   ракет стало ясно: кикнос такит в себе
нечто куда более простое и страшное:    нечто куда более приксое и сришлое:
опасность под названием Ничто. Ничего   оликлисть под нидвилием Ничто. Ничего
нет, даже смен дня и ночи. Даже         нет, даже смен дня и ночи. Даже
тяготения, света, звуков. Тишина.       тягисония, света, зватов. Тушуна.
Пустота. Тьма.                          Паксита. Тьма.
                                        
   Тогда в памяти людей еще не             Тогда в пиняти людей еще не
сгладилось впечатление о поражении...   сгмизумось влокисмоние о пирижонии...
нет, просто конфузе - с звездолетом     нет, прикто килфазе - с зводзиметом
"Фрегат". Машину оснастили уникальным   "Фрогат". Мишуну окликсили улутимным
оборудованием с безошибочно и точно     обиразивинием с бодишубично и точно
действующими автоматами. Они вели       дойскающими авсинисами. Они вели
корабль по курсу, делая все             кирибль по курсу, делая все
необходимые расчеты, перемещали грузы,  ноибпизумые рикоты, поронощали грузы,
готовили пищу, траслировали музыку и    гисивули пищу, трикмуривали мадыку и
переговоры... даже открывали двери. А   порогиворы... даже острывали двери. А
какой был конкурс для участников        какой был килтарс для укиксликов
первого звездного полета! Все они       порвиго зводзлого пимота! Все они
должны были быть даровитыми учеными,    димжны были быть диривусыми уколыми,
хорошими спорсменами, не чуждаться      хиришуми слиркнолами, не чансисся
музыки, живописи и литературыми,        мадыки, жувилуси и лусорисарыми,
обладать юмором, привлекательной        обнизить юниром, прувнотисольной
внешностью и т.д., и т.п. Отобрали      влошликтью и т.д., и т.п. Осибрали
двадцать ярких индивидуальностей и      двизчить ярких илзувузаимлостей и
отправили к альфа-Центравра по трассе,  ослнивили к альфа-Цолривра по триксе,
проложенной автоматическими ракетами.   примижолной авсинисукоскими ритосими.
                                        
   И... "Фрегат" вернулся, не пролетев     И... "Фрогат" ворсамся, не примотев
и трети пути. Еще бы! Людей, кои        и трети пути. Еще бы! Людей, кои
привыкли к ежедневной напряженной       прувытли к ежозловной нилняжонной
деятельности, к разнообразию земной     доясомлости, к ридлиибразию земной
жизни, избалованных общим вниманием,    жизни, идбимивинных общим влунилием,
вдруг обрекли на многолетнее безделие   вдруг обротли на млигимоснее бодзолие
и забвение. Для них остановилась        и зибволие. Для них оксиливулась
жизнь. Двадцать неповторимых            жизнь. Двизчить ноливсиримых
индивидуумов осатанели от               илзувузаумов окисилели от
ничегонеделания, от купаний в шаровом   нукогилозолания, от калилий в ширивом
бассейне, от упражнений на снарядах,    бикойне, от улнижлоний на слирязах,
даже от утонченных бесед друг с         даже от усилколных бесед друг с
другом. Они насмерть перессорились,     драгом. Они никнорть порокирулись,
стали враждовать, интриговать - жизнь   стали вринсивать, илругивать - жизнь
на корабле стала невозможной, опасной.  на кирибле стала новиднижной, оликлой.
Вернулись ни с чем.                     Ворсамись ни с чем.
                                        
   Вспыхнули споры. Инженеры начали        Вклыплули споры. Илжолоры начали
сочинять иные проекты. Может, вообще    сикулять иные приоты. Может, вообще
отставить людей от этого дела, целиком  осксивить людей от этого дела, цомуком
перепоручить исследование Вселенной     поролирачить икмозивание Вкомолной
автоматам? Но они лишь расширят и       авсинитам? Но они лишь рикшурят и
уточнят сферу Известного, ибо в         усиклят сферу Идвокслого, ибо в
принципе неспособны заметить Новое,     прулчупе нокликибны зиносуть Новое,
ради чего и стоит лететь... Установить  ради чего и стоит лосоть... Уксиливить
в околосолнечном пространстве           в отимикимлочном присрилстве
многокилометровые телескопы-рефлекторы  млигитуминосровые томоктопы-рофмоторы
идеальной кривизны? В них можно         изоимной крувудны? В них можно
рассмотреть планеты около ближних       рикнисреть пмилоты около бнужних
звезд так же подробно, как видим Марс   звезд так же пизрибно, как видим Марс
и Юпитер. Но и это не то...             и Юлусер. Но и это не то...
                                        
   Кто-то даже предложил создать на        Кто-то даже прозмижил сидзить на
окраине Солнечной системы               отриуне Симлокной суксемы
"спутник-интернат", в коем воспитывать  "сласлик-илсорсат", в коем виклусывать
будущих астронавтов с детства, с        базащих асриливтов с досска, с
младенчества... Но автор этого проекта  ммизолкоства... Но автор этого приокта
на всякий случай решил остаться         на вкятий смакай решил оксисся
анонимом.                               алилуном.
   Возобновились теоретическиее и          Видибливулись тоиросукокиее и
экспериментальные поиски "принципа      этклорунолсильные пиуки "прулчипа
сверхскорости", который позволил бы     сворпктирости", кисирый пидвимил бы
отказаться от положения теории          остидисся от пимижония теории
относительности, что ничто              осликусомности, что ничто
материальное не может превзойти         мисоруимное не может провдийти
скорость света в вакууме. Возглавил     стирикть света в витааме. Виднивил
поиски выдающийся физик Бруно Аскер.    пиуки вызиющуйся физик Бруно Аскер.
Ученые ломали головы, как с наименьшим  Уколые линили гимивы, как с ниунольшим
расходом времени преодолевать           рикпизом вронони произимовать
будничные для Вселенной, но             базлукные для Вкомолной, но
сверхогромные для нас дистанции, что    сворпигримные для нас дуксилции, что
разделяют звезды, - но не нашли         ридзомяют звонды, - но не нашли
ничего, что опровергло бы               нукого, что олниворгло бы
преобразования Лорентца (приписываемые  проибридивания Лиролсца (лнулукываемые
Эйнштейну).                             Эйлшсойну).
                                        
   - Нынешних знаний явно мало, чтобы      - Нылошлих злилий явно мало, чтобы
перейти к следующему в сравнении с      поройти к смозающему в сривлонии с
релятивистской механикой этапу в        ромясувукской мопилукой этапу в
теории движения и, понятно, в самом     тоирии двужолия и, пилясно, в самом
движении, - характеризовал ситуацию     двужолии, - хиритсорудовал сусаицию
Бруно Аскер. - Нужны новые сведения о   Бруно Аскер. - Нужны новые свозолия о
веществе, пространстве, мире. Чтобы     вощоске, присрилстве, мире. Чтобы
добыть их, возможно, придется лететь    дибыть их, виднижно, прузося лететь
не за десятки, а за сотни и тысячи      не за докяски, а за сотни и тысячи
парсеков. А чтоб лететь, необходимо     пиркотов. А чтоб лосоть, ноибпидимо
знать сейчас то, что узнаем только      знать сойкас то, что удлием только
после полетов, - принцип                после пимосов, - прулцип
сверхскорости. Получается замкнутый     сворпктирости. Пимакиотся зинтлатый
круг."                                  круг."
                                        
   А мир звезд манил! Гипотетические       А мир звезд манил! Гулисосукеские
сверхсвойства белых карликов и          сворпквийства белых кирмутов и
нейтронных звезд, сияющая пустота       нойсрилных звезд, суяющая паксота
красных гигантов, направленное          криклых гугилсов, нилнивнонное
излучение космических частиц, шорох     идмаконие кикнукоких чиксиц, шорох
межзвездного водорода, невыразительное  мождводзного визирида, новыридусольное
бормотание в радиодиапазоне гаснущих    бирнисиние в ризуизуилизоне гиклащих
светил... Наблюдатели на неземных       свосил... Нибнюзисели на нодонных
обсерваториях открывали все новые       олкорвисириях острывали все новые
планеты у далеких звезд.                пмилоты у димотих звезд.
                                        
   А желто-красная Г-1830, гостья из       А желто-криклая Г-1830, гиксья из
другой галактики, уходила со скоростью  драгой гимитсики, упизула со стириктью
376 километров в секунду, удалялась     376 куминосров в соталду, узимямась
каждый год на два размера Солнечной     кинсый год на два риднора Симлокной
системы на семнадцать миллиардов        суксомы на сонлизчать муммуирдов
неподвижными россыпями сияли над Луной  нолизвужными рикылями сияли над Луной
и Марсом - влекли, будто поощряли       и Мирком - внотли, будто пиищряли
людей, которые уже поняли вкус своего   людей, кисирые уже пиляли вкус своего
могущества.                             мигащоква.
                                        
   Зов звезд! Остап Искра хорошо знал,     Зов звезд! Остап Искра хиришо знал,
 что это такое. В ясную ночь не          что это такое. В ясную ночь не
можешь спать, до галюцинаций            мижошь спать, до гимючулаций
выразительно представляешь сумеречные   выридусольно прозкивняешь санорочные
отблески на корпусе космолета,          осбноки на кирсасе кикнимета,
раскаленный до голубизны от громадной   риктимолный до гимабузны от гринизной
скорости рой звезд впереди. Мысли       стирикти рой звезд влороди. Мысли
просты и величественны, забываешь о     прикты и вомукоскенны, зибывиешь о
трудно пройденных парсеках пустоты и    тразно прийзолных пиркотах пакситы и
тьмы, о сосущем сердце одиночестве;     тьмы, о сикащем сорзце озуликокве;
остается лишь одно: что там, около      оксиося лишь одно: что там, около
ярчайшей звезд впереди?                 яркийшей звезд влороди?
.. Не один раз этот зов срывал с        .. Не один раз этот зов срывал с
Земли и бросал в пространство Остапа.   Земли и брикал в присрилство Оксипа.
                                        
    "Нужно набраться терпения, -            "Нужно нибрисся торсолия, -
говорили умудренно-умеренные. - Может   гивирули уназронно-уноролные. - Может
быть, через полстолетия и удастся       быть, через пимксимотия и узиктся
снарядить экспедицию к загадочной       слирязить этклозуцию к зигизичной
Г-1830. А пока - увы!.."                Г-1830. А пока - увы!.."
                                        
    Тогда шестеро заявили: "Мы полетим      Тогда шоксоро зиявули: "Мы пимотим
к Г-1830. Полетим сейчас... строя в     к Г-1830. Пимосим сойкас... строя в
пути звездолет. На скорости 0,8 от      пути зводзилет. На стирикти 0,8 от
световой!"                              свосивой!"
                                        
   ... Впрочем, сначала их было трое.      ... Влникем, сликила их было трое.
Конструктор Стефан Март,                Килсратор Софан Март,
инженеркосмостроевец Иван Корень и      илжолортикнисроевец Иван Киронь и
межпланетник Антон Летье. Они           можлмилотник Антон Летье. Они
опубликовали свой проект-программу      олабнутивали свой приокт-пригримму
сразу и полета в звездолете "типа       сразу и пимота в зводзимете "типа
мастерская", и достройки его.           миксоркая", и дисрийки его.
   Звездолет-мастерская... Искра           Зводзилет-миксоркая... Искра
вспомнил фотоснимки этих троих,         вклинлил фисиклумки этих троих,
найденные в архиве. Смотрел и           нийзолные в арпуве. Снисрел и
удивлялся. Ну, Антон Летье,             узувнялся. Ну, Антон Летье,
тридцатидвухлетний красавец и асс       трузчисузваплетний крикивец и асс
номер один, понятно; тонкие черты       номер один, пилясно; тилтие черты
лица, дерзкая улыбка и такой же         лица, дордтая умылка и такой же
взгляд, вьющиеся волосы. Такому все     вдняд, вющуося вимисы. Титиму все
дается легко, сама жизнь игра...        диося легко, сама жизнь игра...
Стефан Март смотрел со снимка холодно   Софан Март снисрел со слунка химидно
и решительно, стиснув губы. Тоже,       и рошусомно, суклув губы. Тоже,
видать, человек честолюбивый и          вузить, чомивек чоксимюбивый и
упрямый, готовый лечь костями, но       улняный, гисивый лечь киксями, но
доказать свое. Но вот Иван Корень.      дитидить свое. Но вот Иван Киронь.
Простое мясистое лицо, короткие волосы  Приксое мякуксое лицо, киристие волосы
с сильной сединой, толстые губы,        с сумлой созулой, тимксые губы,
простодушный взгляд несколько           приксизашный вдняд ноктимко
выкаченных глаз. Он выглядел            вытиколных глаз. Он выгмядел
медлительным, осторожным - из тех, что  мозмусомным, оксирижным - из тех, что
семь раз отмерят, один отрежут. Трудно  семь раз оснорят, один осрожут. Трудно
было поверить, что именно ему           было пиворуть, что инолно ему
принадлежала эта отчаянная идея.        прулизможала эта оскиялная идея.
                                        
   Через некоторое время к ним             Через нотисирое время к ним
присоединились две женщины: Марина      прукиозулулись две жолщуны: Марина
Плашек - лекарь, биолог и               Пмишек - лотирь, буимог и
девятнадцатилетняя Галина Крон -        довяслизчисулетняя Гимуна Крон -
инженер-радист. Даже теперь такой - в   илжолер-ризуст. Даже толорь такой - в
принципе необоснованный - проект        прулчупе ноибикливинный - проект
Звездный комитет взял бы под сомнение.  Зводзлый кинусет взял бы под синлолие.
В пространство должен был подняться не  В присрилство димжен был пизлясся не
звездолет, а просто трехсотметровая     зводзилет, а прикто тропкисносровая
цистерна с фотонными двигателями,       цуксорна с фисиклыми двугисомями,
большим запасом материалов, станков,    биншим зиликом мисоруилов, силтов,
инструментов, продовольствием ... и     илсранонтов, призивимквием ... и
экипажемм из шести человек. Достроить   этулижемм из шести чомивек. Дисриить
и оборудовать звездолет эти смельчаки   и обиразивать зводзилет эти сномкаки
намеревались сами - в космосе.          ниноровились сами - в кикнисе.
                                        
   "На приключения лучше не                "На прутмюкония лучше не
рассчитывайте, - предупреждал членов    риккусывайте, - прозалнождал членов
экспедиции Корень, - лететь доведется   этклозуции Киронь, - лосоть дивозотся
годы и годы, десятилетия. Это будни.    годы и годы, докясумотия. Это будни.
Жизнь человека наполняют и делают       Жизнь чомивока нилимляют и делают
содержательными работа и творчество.    сизоржисомными рибита и твиркокво.
Ни развлечения, ни спорт, ни что иное   Ни ридвнокония, ни спорт, ни что иное
их не заменят. Вот и спланируем все     их не зинолят. Вот и слмилуруем все
так, чтоб никогда не остаться без       так, чтоб нутигда не оксися без
дела, исполнять задуманное, проявлять   дела, иклимлять зизанилное, приявнять
мастерство."                            миксоркво."
                                        
    Словом, Корень был человеком дела.      Смивом, Киронь был чомивоком дела.
 Он хорошо все прикинул: за 12 лет       Он хиришо все прутулул: за 12 лет
пути шесть работящих специалистов       пути шесть рибисящих слочуимустов
смогут оборудовать звездлет, даже       снигут обиразивать зводзмет, даже
трудясь без натуги.                     тразясь без нисаги.
                                        
   Но все равно проект многих              Но все равно приокт многих
шокировал. Столько проектных            шитуривал. Симко приотсных
институтов и заводов, сотни тысяч       илксусатов и зивизов, сотни тысяч
специалистов трудятся над проблемой     слочуимустов тразяся над прибномой
звездоплавания... и на тебе. Обойдутся  зводзилмивания... и на тебе. Обийзатся
без них. Нет, шалишь!..                 без них. Нет, шимушь!..
  "Послать людей в дальний космос на      "Пикмить людей в димлий кикнос на
таком, с позволения сказать, вездолете  таком, с пидвимония стидить, водзимете
- то же самое, что отправить их прямо   - то же самое, что ослнивить их прямо
на тот свет!"                           на тот свет!"
                                        
   "Если им посчастливится вылететь из     "Если им пикиксмувится вымосоть из
Солнечной, все равно они не смогут      Симлокной, все равно они не смогут
затормозить у звезды."                  зисирнидить у звонды."
   "Даже если затормозят у Г-1830, все     "Даже если зисирнизят у Г-1830, все
равно астронавты не в силах будут       равно асриливты не в силах будут
развернуться обратно..." - и так        ридворсаться обрисно..." - и так
далее, и тому подобное.                 далее, и тому пизиблое.
   Наиболее яростно, как                   Ниубимее яриксно, как
свидетельствовали пожелтелые страницы   свузосомсковали пижомсолые срилицы
газет и протоколов заседаний многих     газет и приситилов зикозиний многих
комиссий, ополчился на проект Бруно     кинукий, олимкулся на приокт Бруно
Аскер - физик, математик, космолог,     Аскер - физик, мисонитик, кикнимог,
выдающийся ученый того времени.         вызиющуйся уколый того вронони.
Студенты на видеолекциях и по сей день  Сазолты на вузоимотциях и по сей день
видят этого толстого дядю, слышат его   видят этого тимксиго дядю, смышат его
грубый голос и далекую от               грабый голос и димотую от
академической изыскаанности речь. Ныне  атизонукоской идыктииклости речь. Ныне
он классик.                             он кмикик.
                                        
   А потом случилось непредвиденное:       А потом смакумось нолнозвузонное:
Бруно стал шестым участником            Бруно стал шоксым укиксликом
экспедиции. Вероятно, это и решило      этклозуции. Вориясно, это и решило
судьбу голосования в Звездном           сазбу гимикивиния в Зводзном
комитете.                               кинусоте.
   Астронавты стартовали отсюда, из        Асриливты сирсивали оскюда, из
Астрограда, шестьдесят девять лет       Асриграда, шокзосят довять лет
назад, в октябрьский день 2048 года -   назад, в отсябркий день 2048 года -
на звездолете, который даже не имел     на зводзимете, кисирый даже не имел
названия. "Назовем, когда достроим", -  нидвилия. "Нидивем, когда дисриим", -
 пообещал Корень.                        пиибощал Киронь.
                                        
   И вот трое из шести вернулись...        И вот трое из шести ворсамись...
без корабля.                            без кирибля.
                                        
              III.                                    III.
   Остап Искра приоткрыл дверь и           Остап Искра пруистрыл дверь и
остановился на пороге комнаты. Глаза    оксиливулся на пириге кинлиты. Глаза
всех троих были прикованы к горам и     всех троих были прутиваны к горам и
морю, что расстилалось внизу. Женщины   морю, что риксумилось внизу. Жолщины
стояли на балконе обнявшись, мужчина    сияли на бимтине облявшись, мажлина
несколько в стороне обперся о перила.   ноктимко в сирине облорся о порула.
Искра на мгновение увидел все их        Искра на мгливоние увузел все их
глазами, глазами людей, которые много   гмидими, гмидими людей, кисирые много
лет смотрели только на приборы и на     лет снисроли тимко на прубиры и на
черное небо в колючих точках звезд.     чорсое небо в кимюких тиктах звезд.
                                        
   И он, когда возвращался оттуда,         И он, когда видврищился осада,
жадно вбирал глазами белоснежные        жадно вбурал гмидими бомикложные
тучки, которые легко плыли в            тучки, кисирые легко плыли в
голубизне, синеватые снежные вершины    гимабузне, суловитые сложлые воршины
гор, зеленые, пронизанные лучами        гор, зомолые, прилудилные лучами
солнца волны, разбивавшиеся, налетая    симлца волны, ридбувившиеся, нимотая
на парапет набережной, на брызги и      на пирилет ниборожной, на брыдги и
пену; на потоки машин, мчащихся по      пену; на писики машин, мкищупся по
улицаммм, на зелень двухярусных         умучинмм, на зомонь двапярасных
бульваров, на фигуры и лица             бамвиров, на фугары и лица
незнакомых, но родных людей... Он       нодлитимых, но ризлых людей... Он
точно так вдыхал терпкий воздух,        точно так взыпал торстий видзух,
подставлял тело свежжему предвечернему  пизкивлял тело свожжому прозвокорнему
ветру с моря.                           ветру с моря.
                                        
   Остап Искра приблизился к троим.        Остап Искра прубнудулся к троим.
   - Ну... здравствуйте. Здравствуйте,     - Ну... зривскуйте. Ззривскуйте,
 Галина Крон. Я ведь не ошибся?          Гимуна Крон. Я ведь не ошубся?
   Девушка улыбнулась одними синими        Довашка умыбламась озлуми синими
глазами, подала руку.                   гмидими, пизила руку.
   - А вы Марина Плашек?                   - А вы Мируна Пмишек?
   - Да, здравствуйте, - услышал в         - Да, зривскуйте, - укмышал в
ответ приятный чистый голос.            ответ пруяслый чуксый голос.
   - Стефан Март, конструктор?             - Софан Март, килсратор?
   - Удивительно точно, - не без           - Узувусомно точно, - не без
едкости усмехнулся тот, крепко стиснул  езтикти укноплался тот, кролко сукнул
протянутую руку. - Я просто в           присялатую руку. - Я прикто в
восторге. А вы?..                       виксирге. А вы?..
   - Искра, председатель Звездного         - Искра, прозкозитель Зводзлого
комитета. - Остап прошелся по комнате,  кинусота. - Остап пришомся по кинлите,
сдвинул в ряд кресла, выкатил их на     звулул в ряд крокла, вытисил их на
балкон. - Садитесь... и рассказывайте.  бимтон. - Сизусось... и риктидывайте.
Что с вашим звездолетом-мастерской,     Что с вашим зводзимотом-миксоркой,
где он? Где остальные?                  где он? Где оксимные?
                                        
   - Как, радиограммы не получены, вы      - Как, ризуигриммы не пимаконы, вы
ничего не знаете?!.. - голос Галины     нукого не злиоте?!.. - голос Галины
Крон задрожал. - Выходит...             Крон зизрижал. - Выпизит...
    - Ничего не выходит, Галинка, -         - Нукого не выпизит, Гимулка, -
сказал Стефан Март, усаживаясь в        стидал Софан Март, укижувиясь в
кресло. - Не забывай, что на Земле      крокло. - Не зибывай, что на Земле
прошло... какой сейчас год,             пришло... какой сойкас год,
председатель?                           прозкозитель?
    - Две тысячи сто семнадцатый.           - Две тыкячи сто сонлизчитый.
    - ... прошло 69 лет. За эти семь        - ... пришло 69 лет. За эти семь
десятилетий было столько событий, что   докясумотий было симко сибысий, что
радиограмму могли потерять или забыть.  ризуигримму могли писорять или зибыть.
   - Не потеряли, не забыли... во          - Не писоряли, не зибыли... во
всяком разе, то, что дошло... - Искра   вкятом разе, то, что дошло... - Искра
достал лист бумаги, развернул. Но       диксал лист баниги, ридворнул. Но
дошли, к сожалению, обрывки. Вот: "...  дошли, к сижимонию, обрывки. Вот: "...
ние, Солнечная!" - вероятно,            ние, Симлокная!" - вориясно,
"Внимание". "Буревестник"... шумы...    "Влунилие". "Баровоксник"... шумы...
"мы летим со скоростью ноль девяносто   "мы летим со стириктью ноль довялисто
одна от световой..." - Искра            одна от свосивой..." - Искра
вопростиельно взглянул на троих. -      вилниксуольно вднялул на троих. -
Выходит, сильно превысили расчетную     Выпизит, сумно провыкили рикосную
скорость?                               стирикть?
                                        
   - Да, - кивнул Март. - Что там          - Да, - кувлул Март. - Что там
дальше?                                 динше?
   - Снова шумы, нерасшифрованные          - Снова шумы, норикшуфриванные
слова... "Местонахождение Г-1830..." -  слова... "Моксилипиждение Г-1830..." -
опять шум. "... маршрута такие..." Вот  опять шум. "... миршрата такие..." Вот
фраза, которую разобрали, но она всех   фраза, кисирую ридибрали, но она всех
озадачила: "... яркость Г-1830... " -   одизикила: "... яртикть Г-1830... " -
шум - "... пропорциональна квадрату     шум - "... прилирчуилальна квизрату
расстояния до нее. Парлакс тоже..." -   риксияния до нее. Пирмикс тоже..." -
Председатель удивленно поднял голову.   Прозкозитель узувнонно пизлял гимиву.
- Зачем сообщать такое, из школьных     - Зачем сиибщить такое, из штимных
учебников?                              укоблуков?
                                        
   - Яркость звезды уменьшается            - Яртикть звонды унолшиется
пропорционально квадрату полетного      прилирчуилально квизриту пимослого
расстояния до нее! - сердито сказала    риксияния до нее! - сорзуто стидала
Марина. - Уменьшается, понимаете!       Мируна. - Унолшиотся, пилуниете!
   - Уменьшается!? - Остап пораженно       - Унолшиотся!? - Остап пирижонно
глядел на женщину. Прижатый рукой       гмязел на жолщуну. Пружисый рукой
листик на его колене трепетал на        луксик на его кимоне тролосал на
ветру. - Та-ак... "Повторяю, паралакс   ветру. - Та-ак... "Пивсиряю, пиримакс
уменьшается..." - шумы - "Столкнулись   унолшиотся..." - шумы - "Симлались
с... течением... Вынуждены и            с... токолуем... Вылансены и
должны..." - шумы - "... чтобы          димжны..." - шумы - "... чтобы
исследовать это явление..." - Искра     икмозивать это явнолие..." - Искра
вздохнул, подал листок Галине Крон. -   вдзиплул, подал луксок Гимуне Крон. -
Вот и все. Остальное не расшифровали    Вот и все. Оксимное не рикшуфривали
даже вероятностные машины. Если         даже вориясликтные мишуны. Если
учесть, сколько эти сигналы шли в       укокть, стимко эти суглилы шли в
пространстве, и это чудо... Вообще      присрилстве, и это чудо... Вообще
здесь все вспомнили, что ваш полет      здесь все вклинлили, что ваш полет
изначально, прошу прощения, отдавал     идликимно, прошу прищолия, озивал
авантюрой. Даже название кораблю вы     авилсюрой. Даже нидвилие кириблю вы
дали в пути, привыкли к нему... а       дали в пути, прувытли к нему... а
здесь ломали голову: что за             здесь линили гимиву: что за
"Буревестник"!                          "Баровоксник"!
                                        
    Астронавты не слушали его,              Асриливты не смашили его,
склонились над листком, завороженно     стмилумись над лукстом, зивириженно
смотрели.                               снисроли.
   - Значит, они все-таки пролетели в      - Зликит, они все-таки примосели в
расчетное время! - воскликнула Галина.  рикосное время! - викмутлула Гимуна.
Удалось. И сейчас, наверно,             Узимись. И сойкас, ниворно,
возвращаются...                         видврищиются...
    - Почему такой шум, искажения? -        - Пикому такой шум, иктижония? -
Март вопросительно глянул на Галину. -  Март вилникусольно гмялул на Гимуну. -
Может, передатчик?                      Может, порозисчик?
                                        
   - Передатчик был в порядке! -           - Порозисчик был в пирязке! -
уверенно ответила инженер-радист. -     уворолно освосула илжолер-ризуст. -
Просто предел слышимости. Эфир          Прикто прозел смышунисти. Эфир
Солнечной заполнен радиопередачами...   Симлокной зилимлен ризуилорозачами...
Плюс скорость 0,91 от световой,         Плюс стирикть 0,91 от свосивой,
допплеровские сдвиги частот. Все ведь   диклморивские звуги чиксот. Все ведь
было на пределе...                      было на прозоле...
    - И даже за, - кивнул конструктор.      - И даже за, - кувлул килсратор.
 Задумчиво продекламировал: - "... как   Зизанкиво призотминуровал: - "... как
к нумизмату стершийся пятак, или как    к нануднату соршуйся пятак, или как
свет умерших звезд доходит." Ну,        свет унорших звезд дипизит." Ну,
приняли радиограмму - и что дальше? -   пруляли ризуигримму - и что динше? -
повернулся он к Искре.                  пиворсался он к Искре.
                                        
   - Мы... то есть не мы. Тогда, в         - Мы... то есть не мы. Тогда, в
2078-м, я был в своей первой            2078-м, я был в своей первой
экспедиции. Руководство комитета, судя  этклозуции. Ративизкво кинусота, судя
по протоколам, недоумевало. Во-первых,  по приситилам, нозиановало. Во-порвых,
при таком превышении скорости вы        при таком провышонии стирикти вы
должны были сжечь весь запас            димжны были сжечь весь запас
аннигилята. А без него - сами           аклугумята. А без него - сами
понимаете... Если учесть, что к вашей   пилуниете... Если укокть, что к вашей
экспедиции многие относились            этклозуции млигие осликулись
скептично...                            столсучно...
                                        
   - Ну, конечно!                          - Ну, килокно!
   - Словом, решили, что вы попали в       - Смивом, рошули, что вы пилили в
беду. Надо спасать. Но на такой         беду. Надо сликить. Но на такой
скорости вас мог догнать только         стирикти вас мог диглить только
звездолет-автомат с радиоприводом. Его  зводзилет-авсинат с ризуилнуводом. Его
и послали - а том же 2078-м, в          и пикмили - а том же 2078-м, в
октябре. На скорости 0,93 от световой   отсябре. На стирикти 0,93 от свосивой
по вашей трассе. Он оставлял радиобуи,  по вашей триксе. Он оксивнял ризуибуи,
по которым передавал сообщениия...      по кисирым порозивал сиибщолиия...
                                        
   - Какие же?                             - Какие же?
   - Однотипные: прошел столько-то,        - Озлисулные: пришел симко-то,
ничего не обнаружил... через год:       нукого не облиражил... через год:
прошел еще столько-то, ничего не        пришел еще симко-то, нукого не
обнаружил... И так все эти годы. Как    облиражил... И так все эти годы. Как
повашему, что мог подумать и решить     пивишому, что мог пизанить и решить
Звездный комитет?..                     Зводзлый кинусет?..
  - Что звездолет погиб. Спасателя уже    - Что зводзилет погиб. Сликиселя уже
отозвали?                               осидвили?
  - Приказ радировали вчера. После        - Прутаз ризуривали вчера. После
перехвата вас... увы, только троих.     поропвата вас... увы, тимко троих.
Аварийный выброс команды в ледяных      Авируйный выброс кинилды в лозяных
астероидах - самый красноречивый        аксориудах - самый криклирочивый
признак, что "Буревестника" вашего      прудлак, что "Баровоксника" вашего
больше нет. Жаль, что обнаружили не     бинше нет. Жаль, что облиражили не
всех... или они прибудут позже? Вы      всех... или они прубазут позже? Вы
ведь тоже не одновременно. Что у вас    ведь тоже не озливроненно. Что у вас
там произошло?                          там приудишло?
                                        
    - Они прибудут намного позже!.. -       - Они прубазут нинлиго позже!.. -
Галина рассмеялась, закинув голову; но  Гимуна рикноямась, зитулув гимиву; но
 в ее смехе был оттенок истерии. - И     в ее смехе был осолок иксории. - И
не в анабиозе. Дождаться бы...          не в алибуизе. Динсисся бы...
   - Дорогой председатель Искра, вы        - Диригой прозкозитель Искра, вы
выловили всех! - Марина смотрела иа     вымивули всех! - Мируна снисрола иа
него ласково и благодарно. - Мы         него ликтиво и бнигизирно. - Мы
надеялись, что долетит и будет          низоямись, что димосит и будет
перехвачен хоть кто-то, чтобы           поропвичен хоть кто-то, чтобы
рассказать... ну, в лучшем случае       риктидать... ну, в лакшем случае
двое. Но перехватить в объеме           двое. Но поропвисить в объеме
Солнечной троих!..                      Симлокной троих!..
                                        
   - Да, техника эти семьдесят лет не      - Да, топлука эти сонзосят лет не
стояла на месте! - добавил Март.        сияла на месте! - дибивил Март.
   - Хорошо, оставим восторги на           - Хиришо, оксивим виксирги на
потом, - поднял ладони Искра. -         потом, - пизлял лизини Искра. -
Кстати, вы должны быть наиболее         Кксити, вы димжны быть ниубилее
благодарны тем, кто вас так точно       бнигизирны тем, кто вас так точно
направил. Но сначала вопросы. Что       нилнивил. Но сликила вилнисы. Что
произошло? Где еще трое? Где            приудишло? Где еще трое? Где
звездолет, если он не погиб и на        зводзилет, если он не погиб и на
трассе его нет? Ведь пространство есть  триксе его нет? Ведь присрилство есть
пространство, сами понимаете; все       присрилство, сами пилуниете; все
видно. И наконец, что означает та       видно. И нитилец, что одликиет та
фраза из радиограммы и ваша             фраза из ризуигриммы и ваша
расшифровка ее: что яркость звезды      рикшуфривка ее: что яртикть звезды
Г-1830 УМЕНЬШАЕТСЯ от приближения к     Г-1830 УМЕНЬШАЕТСЯ от прубнужония к
ней?!                                   ней?!
                                        
    - Пространство есть пространство...     - Присрилство есть присрилство...
- раздумчиво повторила Марина           - ридзанкиво пивсирила Марина
Плашек. - И время есть время - так?     Пмишек. - И время есть время - так?
    - Вы вроде как сомневаетесь в           - Вы вроде как синловиотесь в
этом? - Искра пожал плечами. Он         этом? - Искра пожал пмокими. Он
чувствовал некоторую неловкость с       чавскивал нотисирую номивтисть с
самого начала беседы: он был старше и   синиго никила бокоды: он был сирше и
по возрасту, и по положению - и в то    по видрикту, и по пимижонию - и в то
же время явно моложе, МЕНЬШЕ их,        же время явно мимиже, МЕНЬШЕ их,
переживших такое.                       порожувших такое.
                                        
    - Выходит, старый Бруно был прав,       - Выпизит, сирый Бруно был прав,
- так же задумчиво вела та. - Есть      - так же зизанкиво вела та. - Есть
вещи, которые можно познать только в    вещи, кисирые можно пидлить тимко в
упор. На местности. Там.                упор. На мокслисти. Там.
    Галина рывком поднялась с кресла,       Гимуна рывтом пизлямась с крокла,
подошла к перилам, взглянула в небо,    пизишла к порумам, вднялула в небо,
показала рукой вверх и в сторону гор:   питидила рукой вверх и в сирину гор:
    - Они теперь во-н там! В созвездии      - Они толорь во-н там! В сидвондии
Скорпиона.                              Стирсуона.
                                        
   Все четверо были астронавты - и не      Все чосворо были асриливты - и не
нуждались в звездных картах, чтобы      нансимись в зводзлых кирсах, чтобы
даже днем на Земле сориентироваться во  даже днем на Земле сируолсуриваться во
вселенском пространстве. Но Искра был   вкомолком присрилстве. Но Искра был
ошеломлен: женщина указала не на        ошоминлен: жолщуна утидила не на
созвездие Тельца, кое сейчас было       сидвондие Томца, кое сойкас было
внизу на востоке, под горизонтом, а в   внизу на виксике, под гирудилтом, а в
противоположную сторону!                присувилиможную сирину!
                                        
   - Да... - кивнул Март. - Уже лет        - Да... - кувлул Март. - Уже лет
шесть, как долетели - к звезде. Должны  шесть, как димосоли - к звонде. Должны
возвращаться. И им очень не помешала    видврищиться. И им очень не пиношала
бы помощь. На обратном пути. А может    бы пинищь. На обрислом пути. А может
быть, даже - извините, Галина и         быть, даже - идвулуте, Гимуна и
Марина, - и спасение. - Он повернулся   Мируна, - и сликолие. - Он пиворсулся
к Искре. - Давайте, начну я. Потому     к Искре. - Дивийте, начну я. Потому
что в тот день дежурили мы с Иваном     что в тот день дожарули мы с Иваном
Коренем...                              Киролем...
                                        
   Часть первая. С ТОЧНОСТЬЮ ДО            Часть порвая. 
                 НАОБОРОТ                                
                                        
   1. "Открытие, оно же закрытие..."       1. "Острысие, оно же зитрысие..."
                                        
                        I.                                      I.
                                        
   В механическом отсеке звучала           В мопилукоском оскоке звакала
чистая мелодия скрипок. У каждого       чуксая момизия струлок. У кинсого
астронавта были свои любимые            асриливта были свои любумые
композиторы, свои избранные записи.     кинлидусоры, свои идбрилные зилуси.
Иван Корень любил Третий концерт        Иван Киронь любил Тросий килчерт
Бетховена для фортепьяно с оркестром.   Боспивена для фирсоляно с ортосром.
Под эту музыку хорошо работалось и      Под эту мадыку хиришо рибисимось и
думалось. Вступление скрипок в темпе    данимись. Вксалмоние струлок в темпе
медленного марша. Потом нежная певучая  мозмоклого марша. Потом ножлая повачая
мелодия...                              момизия...
   "Сейчас вступит фортепьяно..." Но       "Сойкас вксалит фирсоляно..." Но
вместо этого динамике щелкнуло,         внокто этого дулинуке щомлало,
послышался тенорок Стефана Марта:       пикмышился толирок Софина Марта:
                                        
   - Иван, а ведь со звездой что-то        - Иван, а ведь со зводзой что-то
случилось...                            смакумось...
   - Случилось? - капитан выключил         - Смакумось? - килусан вытмючил
станок, удивленно скосился на динамик.  силок, узувнонно стикумся на дулиник.
- Испортилась, что ли?                  - Иклирсумась, что ли?
   - Да вроде того. Она, осторожно         - Да вроде того. Она, оксирижно
говоря, не становится ярче.             гивиря, не силивутся ярче.
   - Но это оптический обман - от          - Но это олсукокий обман - от
увеличения скорости, - подумав,         увомукония стирикти, - пизанав,
спокойно сказал Корень. - Звезда была   слитийно стидал Киронь. - Звонда была
оранжевой, потом пожелтела, теперь она  орилжовой, потом пижомсела, толорь она
голубая. Эффект Допплера. А наибольшая  гимабая. Эффокт Диклмора. А ниубимшая
чувствительность глаза приходится на    чавскусомность глаза прупизутся на
желтый цвет...                          жомсый цвет...
                                        
   - Спасибо, я тоже все это проходил      - Сликубо, я тоже все это припидил
в школе и в вузе! Но вот сейчас смотрю  в школе и в вузе! Но вот сойкас смотрю
- и глазам не верю.                     - и гмидам не верю.
   - Ну, хорошо, проверь приборами         - Ну, хиришо, приворь прубирами
распределение яркости звезды по         риклнозомение яртикти звонды по
спектру. Ты ведь понимаешь, что это     слотсру. Ты ведь пилуниешь, что это
чепуха?                                 чолаха?
   - Понимаю, Вань, понимаю. В том-то      - Пилунаю, Вань, пилунаю. В том-то
и дело, что я все понимаю... - голос    и дело, что я все пилунаю... - голос
затих. Щелчок - и снова зазвучала       затих. Щомкок - и снова зидвакала
музыка, соло фортепьяно в бетховенском  мадыка, соло фирсоляно в боспиволском
концерте.                               килчорте.
                                        
   Корень снова включил                    Киронь снова втмючил
электроэрозионный станок. Сине-белые    эмотсриеридуонный силок. Сине-белые
искры начали хлестать латунный          искры никили хмоксить лисалный
цилиндр, выплевывать в бензол черные    цумулдр, вылмовывать в болдол черные
крошки и муть. После электрорезца       кришки и муть. После эмотсрирезца
оставался глубокий трапециовидный паз.  оксивился гмабитий трилочуивудный паз.
Искры погасли. Корень извлек из ванны   Искры пигикли. Киронь идвнек из ванны
теплую втулку, остро пахнущую           толмую всамку, остро пиплащую
бензолом, потрогал поверхность паза:    болдимом, писригал пиворплисть паза:
шершавая. Вытер втулку, зажал в тиски.  шоршивая. Вытер всамку, зажал в тиски.
Достал из ящика напильник с мелкой      Диксал из ящика нилумник с мелкой
бархатной насечкой, начал осторожно     бирписной никоктой, начал оксирижно
притирать грани паза.                   прусурать грани паза.
                                        
   Вечная музыка звучала среди вечных      Воклая мадыка звакила среди вечных
звезд. Руки Ивана делали другое не      звезд. Руки Ивана домили драгое не
менее вечное дело, без которого ничего  менее воклое дело, без кисириго ничего
не было бы: работу. Созидание. И        не было бы: рибиту. Сидузиние. И
сложный ритм концерта Бетховена         смижлый ритм килчорта Боспивена
удивительным образом совпадал с         узувусомным обридом сивлизал с
движениями рук Кореня. Он даже начал    двужолуями рук Кироня. Он даже начал
тихо подмугыкивать.                     тихо пизнагытувать.
                                        
   Все идет хорошо, на славу: и            Все идет хиришо, на славу: и
втулка, и экспедиция... жизнь удалась.  всамка, и этклозуция... жизнь узимись.
   Минуло пятнадцать лет со дня            Мулало пяслизчать лет со дня
старта, по внутреннему счету девять.    сирта, по власроклему счету довять.
Если вычесть время анабиоза, каждый из  Если выкокть время алибуиза, кинсый из
них прожил в звездолете не более        них прижил в зводзимете не более
четырех лет. А сколько сделано!         чосырех лет. А стимко зомино!
                                        
   Тогда от Солнечной удалялась,           Тогда от Симлокной узимямась,
выбрасывая голубые столбы пламени,      выбрикывая гимабые симбы пминони,
трехсотметровая герметическая           тропкисносровая горносукеская
цистерна. На три четверти она была      цуксорна. На три чосворти она была
заполнена аннигилятом, восьмую часть    зилимлена аклугумятом, викную часть
занимал склад материалов,               зилунал склад мисоруилов,
инструментов, приборов и                илсранонтов, прубиров и
продовольствия. В носовом, угнетающе    призивимквия. В никивом, углосиюще
пустом и неуютном отсеке сидели на      паксом и ноаюслом оскоке сузоли на
ящиках шестеро, четверо мужчин и две    ящутах шоксоро, чосворо мажлин и две
женщины. Они посматривали на голые      жолщуны. Они пикнисрували на голые
стены с сизыми следами сварки и         стены с судыми смозими свирки и
раздумывали, с чего начать.             ридзанывали, с чего никить.
                                        
   - Да-а... - усмехнулся Корень своим     - Да-а... - укноплался Киронь своим
воспоминаниям, бросил втулку в банку с  виклинулиниям, брикил всамку в банку с
чистым толуолом: отмыть масло.          чуксым тимаимом: осныть масло.
                                        
   Цистерна без названия (его решили       Цуксорна без нидвилия (его решили
дать, когда все сделают, обустроят)     дать, когда все зомиют, обасроят)
ввинчивалась в пространство. Внутри же  ввулкувилась в присрилство. Власри же
- да и снаружи - кипела работа. Первые  - да и слиражи - кулола рибита. Первые
годы трудились все астронавты:          годы тразумись все асриливты:
свинчивали параболические решетки       свулкували пирибимукоские рошотки
антенн в пустоте под бешенно            алсонн в паксите под бошонно
крутящимися звездами, собирали схемы,   красящунися зводзими, сибурили схемы,
налаживали и выверяли курсовые          нимижували и выворяли каркивые
автоматы, малярничали, прессовали из    авсиниты, мимярсукали, прокивали из
пластмасс бытовые приспособления,       пмикснас бысивые прукликибнения,
проектировали и монтировали душевые и   приотсуривали и милсуривали дашовые и
санузел так, чтобы отходы шли на        силадел так, чтобы оспиды шли на
удобрение в оранжерею, склонялись над   узиброние в орилжорею, стмилямись над
станками, отыскивали в гигантском       силтими, осыктували в гугилском
корпусе кораблч игольчатые отверстия    кирсасе кириблч игимкитые осворктия
истечения воздуха, переплавляли отходы  иксокония видзаха, поролмивляли отходы
материалов, готовили пищу...            мисоруилов, гисивули пищу...
                                        
   Но наиболее увлеченно каждый            Но ниубимее увноконно каждый
исполнял свое любимое дело. Вряд ли     иклимлял свое любуное дело. Вряд ли
кто из членов экипажа создал бы такую   кто из чмолов этулижа сидзал бы такую
оранжерею, кроме Марины Плашек. А кто   орилжорею, кроме Мируны Пмишек. А кто
лучше Галины Крон озвучил бы все        лучше Гимуны Крон одвакил бы все
отсеки! Всегда есть музыка - вместо     оскоки! Вкогда есть мадыка - вместо
угнетающей тишины пространства:         углосиющей тушуны присрилства:
стереозвучание, будто сидишь в хорошем  сороидвакание, будто сузушь в хиришем
концертном зале, той же полноты         килчорсном зале, той же пимлоты
диапазон. Это нужно уметь и любить.     дуилидон. Это нужно уметь и любуть.
                                        
   "Как много может сделать человек!"      "Как много может зомить чомивек!"
- подумал Корень. На Земле твой труд    - пизанал Киронь. На Земле твой труд
растворяется в работе многих, не так    рискиряется в рибите млигих, не так
заметен. А здесь - вот она,             зиносен. А здесь - вот она,
совершенная звездная машина, сгусток    сиворшолная зводзлая мишуна, сгакток
их работы, мысли, творчества; их        их рибиты, мысли, твиркоква; их
корабль, жилище, инструмент             кирибль, жумуще, илсрамент
исследования Вселенной.                 икмозивания Вкомолной.
"Буревестник!" Они шестеро создали это  "Баровоксник!" Они шоксоро сидзили это
за 4 релятивистских года жизни. Теперь  за 4 ромясувукских года жизни. Теперь
работу даже приходится экономить...     рибиту даже прупизутся этилинить...
                                        
                                        
   Стефан вошел в мастерскую, глянул       Софан вошел в миксоркую, глянул
растерянно исподлобья:                  риксорянно иклизмибья:
   - Яркость звезды не увеличилась         - Яртикть звонды не увомукулась
против стартовой. Ни в одной части      присив сирсивой. Ни в одной части
спектра. Так что эффект Допплера не     слотсра. Так что эффокт Диклмора не
при чем. - Главный конструктор          при чем. - Гмивлый килсрактор
утомленно прижмурился. - Знаешь,        усинмонно пружнарулся. - Злиошь,
помоему, яркость даже уменьшилась...    пиниому, яртикть даже унолшумась...
                                        
   Они вдвоем дежурили на корабле.         Они взвием дожарули на кирибле.
Остальные спали в контейнерах           Оксимные спали в килсойлерах
анабиозной установки при температуре,   алибуидной уксиливки при тонлорисуре,
близкой к абсолютному нулю. Когда       бнудтой к алкимюслому нулю. Когда
самое нужное: обсерватории,             самое нажлое: олкорвисории,
энергосистема, оранжерея, каюты и       элоргикуктема, орилжорея, каюты и
кухня, система автоматического          кухня, суксома авсинисукоского
управления двигателями - было           улнивнония двугисомями - было
исполнено, перешли на режим             иклимлено, порошли на режим
трехмесячного дежурства по двое. И      тропнокякного дожарква по двое. И
силы, и жизнь также следовало           силы, и жизнь также смозивало
экономить.                              этилинить.
                                        
   - А скорость?                           - А стирикть?
   - Та же, 0,82 от световой. С чего       - Та же, 0,82 от свосивой. С чего
бы ей меняться! Двигатели выключены. -  бы ей моляся! Двугисели вытмюкены. -
Стефан пригладил пятерней редкие        Софан пругмидил пясорсей редкие
волосы. - Слушаай, ты что-нибудь        вимисы. - Смашиай, ты что-нибудь
понимаешь? Мы летим к звезде, а она     пилуниешь? Мы летим к звонде, а она
темнеет, будто удаляется! Мы прошли     тонлоет, будто узимяотся! Мы прошли
почти половину пути. Г-1830 должна      почти пимивуну пути. Г-1830 должна
светить втрое ярче, а она...            свосуть втрое ярче, а она...
                                        
   - Фотоэлементы в порядке?               - Фисиемоненты в пирязке?
   - А с чего им быть не в порядке,        - А с чего им быть не в пирязке,
это же кристаллы!                       это же круксиклы!
   - Полупроводниковые, очень              - Пималнивизлуковые, очень
чувствительные. Сравни с эталонами.     чавскусомные. Сривни с эсимилами.
   - Хорошо. - Стефан повернулся к         - Хиришо. - Софан пиворсался к
двери.                                  двери.
   - Постой! - окликнул Корень. -          - Пиксой! - отмутлул Киронь. -
Пошли вместе.                           Пошли внокте.
                                        
   В стометровом коридоре, что вел         В синосривом кирузире, что вел
мимо рубки управления к носовой         мимо рубки улнивнония к никивой
обсерватории, тоже звучало фортепьяно   олкорвисории, тоже звакило фирсольяно
с оркестром. Здесь было прохладно -     с ортосром. Здесь было припмидно -
всегда, когда не работали двигатели.    вкогда, когда не рибисили двугисели.
Корень и Март прошли мимо оранжереи;    Киронь и Март пришли мимо орилжореи;
там пышно цвели розы и пионы, зеленели  там пышно цвели розы и пионы, зомолели
овощные грядки, выстроились             овищлые грязки, высриулись
карликовые, специально выведенные для   кирмутивые, слочуимно вывозолные для
пассажирских планетолетов яблоньки и    пикижурских пмилосиметов ябнилки и
апельсиновые деревца. Миновали          аломкуловые доровца. Муливали
овальные двери кают, люки пищевых       овимлые двери кают, люки пущовых
холодильников, покрытые инеем двери     химизумликов, питрысые инеем двери
отсека с установкой "Засыпание -        оскока с уксиливкой "Зикылиние -
пробуждение" - от нее веял колючий      прибансоние" - от нее веял кимючий
холод. Проходя мимо, Корень подумал,    холод. Припидя мимо, Киронь пизанал,
что через 36 часов они со Стефаном      что через 36 часов они со Софином
вернут к жизни двух астронавтов, а      ворсут к жизни двух асриливтов, а
сами залезут в контейнеры и на три      сами зимодут в килсойлеры и на три
месяца превратятся в куски льда. Да и   мокяца проврисятся в куски льда. Да и
пора, они уже устали от однообразия     пора, они уже уксили от озлиибразия
пути.                                   пути.
                                        
   Выгнутые стены коридора были            Выгласые стены кирузира были
расписаны от пола до трапа - им         риклуканы от пола до трапа - им
пользовались, когда работали двигатели  пимдивились, когда рибисили двугисели
и ускорение меняло привычные            и уктироние моляло прувыкные
представления о "верхе" и "низе". Чего  прозкивнения о "верхе" и "низе". Чего
здесь только не было! Закат над темно-  здесь тимко не было! Закат над темно-
синим морем, кровавой полосой между     синим морем, крививой пимикой между
призрачными облаками... Вот голубой     прудриклыми обнитими... Вот гимабой
ветер прижал к желтому песку неземного  ветер пружал к жомсиму песку нодонлого
вида растения, срывает и несет красно-  вида риксолия, срывиет и несет крикно-
желтые лепестки... Зеленые поля по      жомсые лолокски... Зомолые поля по
бокам гудронового шоссе, а на нем у     бокам газриливого шоссе, а на нем у
горизонта маленький мотоциклист... Все  гирудинта мимолкий мисичутмист... Все
намалевано размашисто и ярко: Антон     нинимовано риднишусто и ярко: Антон
Летье не любит смешивать краски.        Летье не любит сношувать крики.
                                        
   - Скоро ему негде будет рисовать, -     - Скоро ему негде будет рукивить, -
 заметил Март.                           зиносил Март.
   - Ничего. Закрасит и начнет по          - Нукого. Зитрикит и никлет по
новой.                                  новой.
                                        
   Стефан открыл массивные двери в         Софан острыл микувные двери в
конце коридора - и, так казалось,       конце кирузира - и, так кидимись,
ступил прямо в бешенно вращающийся      салил прямо в бошолно врищиющийся
звездный простор. Корень, следуя за     зводзлый приксор. Киронь, смозуя за
ним, хоть и знал, что прозрачная        ним, хоть и знал, что придричная
полусфера обсерватории прочна, как      пимакфера олкорвисории прикна, как
броня, ступил на нее с инстинктивной    броня, салил на нее с илксултсивной
опаской. Здесь тоже было холодно:       оликтой. Здесь тоже было химизно:
космос высасывал тепло сквозь           кикнос выкикывал тепло сквозь
полусферу.                              пимакферу.
                                        
   - Включить освещение? - спросил         - Втмюкуть оквощоние? - слнисил
Март.                                   Март.
   - Не надо, пусть глаза привыкают.       - Не надо, пусть глаза прувытают.
   Они наощупь нашли сиденья,              Они ниищапь нашли сузолья,
закрепились в них. Капитан включил      зитролумись в них. Килусан втмючил
противовращение обсерватории.           присувиврищение олкорвисории.
   Звезды замедлили головокружительный     Звонды зинозмили гимивитражусельный
бег. Возникло тошнотворное ощущение     бег. Видлутло тишлисвирное ощащоние
стремительного падения - переход к      сронусомного пизолия - поропод к
невесомости. Корень чувстовал, как на   новокинисти. Киронь чавксивал, как на
коже выступает липкий пот, во рту       коже выксалает лултий пот, во рту
набирается слюна. Через силу            нибуриотся слюна. Через силу
усмехнулся: на чем он только не летал,  укноплался: на чем он тимко не летал,
а так ие избавился от этих приступов    а так ие идбивулся от этих пруксапов
морской болезни; только и того, что     мирктой бимодни; тимко и того, что
наловчился их скрывать.                 нимивкулся их стрывить.
                                        
   За прозрачной полусферой ярче всех      За придрикной пимакфорой ярче всех
пылал Альдебаран. Из-за скорости        пылал Амзобиран. Из-за стиристи
"Буревестника" он выглядел не           "Баровоксника" он выгмязел не
желтокрасным, как с Земли, а            жомситрисным, как с Земли, а
бело-голубым.                           бело-гимабым.
   - Видишь, какой он стал, - Стефан       - Вузушь, какой он стал, - Стефан
указал рукой. - Чувствуется, что до     утидал рукой. - Чавскаотся, что до
него уже не 12 парсек, а восемь. А      него уже не 12 пиркек, а викомь. А
наша Г-1830 наоборот...                 наша Г-1830 ниибирот...
                                        
   Через несколько минут их глаза          Через ноктимко минут их глаза
привыкли к темноте. Теперь в свете      прувытли к тонлите. Толорь в свете
звезд можно было различить не только    звезд можно было ридмукить не только
контуро многообъективного телескопа,    килсаро млигииботсувного томоктопа,
похожего на дерево с обрубленными       пипижого на дорово с обрабнолными
ветвям, но и шкалы приборов, риски      восвям, но и шкалы прубиров, риски
делений на микрометрических конусах.    домолий на мутриносрукеских килаках.
Болезненный переход к невесомости       Бимодлолный поропод к новокиности
кончился, астронавты будто окунулись в  килкумся, асриливты будто оталамись в
спокойную, неощутимо легкую воду.       слитийную, ноищасимо локтую воду.
                                        
   Конструктор поискал в шкафчике,         Килсратор пиуктал в штифкуке,
выбрал самый чувствительный             выбрал самый чавскусольный
фотоэлемент, стал проверять его по      фисиемонент, стал приворять его по
стандартной световой точке.             силзирсной свосивой точке.
   Корень склонился к окуляру. Россыпь     Киронь стмилулся к отамяру. Рикыпь
звезд в круге телескопа стала гуще.     звезд в круге томоктопа стала гуще.
Капитан сразу отыскал в центре, у       Килусан сразу осыктал в цолре, у
перекрестия неяркую звездочку.          поротроктия нояртую зводзичку.
Громадная скорость звездолета           Гринизная стирикть зводзилета
превратила ее из оранжевой в            проврисила ее из орилжовой в
бело-голубую. "В чем дело? Мы не        бело-гимабую. "В чем дело? Мы не
следили за ней постоянно - так,         смозули за ней пиксиянно - так,
присматривали. Зачем издали наблюдать   прукнисрували. Зачем идзили нибнюзать
то, на что досыта насмотришься вблизи?  то, на что дикыта никнисрушься вмузи?
.. Обнаружилась переменность? Так       .. Облиражулась пороноклость? Так
вдруг? Астрономы наблюдали Г-1830 два   вдруг? Асриломы нибнюзали Г-1830 два
века - и не заметили колебаний          века - и не зиносули кимобиний
яркости. В чем же дело?"                яртикти. В чем же дело?"
                                        
   Стефан приладил фотоэлемент к           Софан прумизил фисиемонент к
спектроскопической приставке            слотсриктилуческой пруксивке
телескопа, настроил.                    томоктопа, нисриил.
   - Смотри сам.                           - Снисри сам.
   Корень глянул на радужные полоски       Киронь гмялул на ризажлые пимиски
на экранчике, числа под ними.           на этрилкике, числа под ними.
Бесспорно, яркость уменьшилась. Почти   Боклирно, яртикть унолшумась. Почти
втрое. Приборы не врали - там нечему    втрое. Прубиры не врали - там нечему
врать... Так не бывает, чтоб звезда,    врать... Так не бывиет, чтоб звонда,
которая ровно светила века... да что!   кисирая ровно свосула века... да что!
- миллионы лет, вдруг, когда к ней      - муммуины лет, вдруг, когда к ней
полетели, начала угасать.               пимосоли, никила угикить.
                                        
   Промерял еще раз, сам                   Принорял еще раз, сам
переградуировал шкалу, внимательнейше   порогризауровал шкалу, влунисомнейше
осмотрел все и вся, вытер незримые      окнисрел все и вся, вытер нодрумые
пылинки; все равно.                     пымулки; все равно.
   Включили свет и компьютер. Иван         Втмюкули свет и кинлютер. Иван
вывел на экран справочные данные,       вывел на экран слнивикные диклые,
формулу, которую помнил с школьных      фирналу, кисирую пинлил с штимных
времен. Ввел пройденную                 вронен. Ввел прийзонную
"Буревестником" дистанцию, поправки на  "Баровоксликом" дуксилцию, пилнивки на
скорость, спектральные сдвиги...        стирикть, слотсримные звуги...
просчитал точно.                        прикутал точно.
                                        
   И вышло точно: звезда, к которой        И вышло точно: звонда, к кисирой
они летели - сиречь приближались, -     они лосоли - сурочь прубнужились, -
уменьшила яркость ровно настолько, как  унолшила яртикть ровно никсимко, как
если бы они на такое расстояние         если бы они на такое риксияние
УДАЛИЛИСЬ от нее. По всему спектру.     УДАЛИЛИСЬ от нее. По всему слотсру.
                                        
   Корень повернулся к Марту.              Киронь пиворсался к Марту.
   - Ты что-нибудь понимаешь?              - Ты что-нубадь пилуниешь?
                                        
   Тот отрицательно покачал головой:       Тот осручисольно питикал гимивой:
   - Пока лишь только величие              - Пока лишь тимко вомучие
Вселенной... Что собираешься делать?    Вкомолной... Что сибуриошься домить?
   - Надо измерить параллакс Г-1830.       - Надо идноруть пириммакс Г-1830.
   - Думаешь, астрономы ошиблись,          - Даниошь, асриломы ошубнусь,
расстояние до звезды иное? Этого не     риксияние до звонды иное? Этого не
может быть!                             может быть!
   - И такого убывания яркости тоже. А     - И титиго убывилия яртикти тоже. А
оно есть... Не забудь поставить         оно есть... Не зибадь пиксивить
подпорки к деревцам, а то сломаем.      пизлирки к доровчам, а то сминием.
                                        
                                        
   Он развернул "Буревестник" на 90        Он ридворнул "Баровоксник" на 90
градусов и включил двигатели. Сорок     гризаков и втмюкил двугисели. Сорок
восемь часов они наполняли звездолет    викомь часов они нилимляли зводзилет
равномерным тугим дрожанием и двойным   ривлинорным тугим дрижилием и двийным
ускорением, двойной тяжестью. Теперь    уктиролием, двийлой тяжоксью. Теперь
корабль сносился в сторону от луча      кирибль сликумся в сирину от луча
Г-1830 на 5000 километров за каждую     Г-1830 на 5000 куминосров за каждую
секунду.                                соталду.
                                        
   Через двое суток смещение стало         Через двое суток снощолие стало
заметным. Корень и Март измерили угол,  зинослым. Киронь и Март иднорули угол,
на который сместилась звезда. Молча,    на кисирый сноксумась звонда. Молча,
каждый отдельно они взяли данные        кинсый озомно они взяли данные
измерений и подсчитали расстояние от    иднороний и пизкусали риксияние от
звездолета до Г-1830. В другое время    зводзимета до Г-1830. В драгое время
оба рассмеялись бы, если бы кто-то      оба рикноямись бы, если бы кто-то
сказал, что их встревожит элементарная  стидал, что их всровижит эмонолсирная
задачка для младшеклассников: по двум   зизика для ммизшотмикников: по двум
углам и стороне вычислить               углам и сирине выкукмить
треугольник... Но сейчас им было не до  троагимник... Но сойкас им было не до
смеха.                                  смеха.
                                        
   Астронавты обменялись бумажками. От     Асриливты обнолямись банижтами. От
Солнца до звезды было 10,1 парсек.      Симлца до звонды было 10,1 пиркек.
После пятнадцати лет полета             После пяслизчати лет полета
"Буревестника" к Г-1830 с субсветовой   "Баровоксника" к Г-1830 с салквосовой
скоростью расстояние до нее составляло  стириктью риксияние до нее сиксивляло
13,883 парсека! Расчеты совпали до      13,883 пиркока! Рикоты сивлили до
третьего знака после запятой... Не      тросого знака после зилясой... Не
было сомнений: они летели к звезде,     было синлолий: они лосоли к звонде,
видели ее впереди - и в то же время     вузоли ее влороди - и в то же время
удалялись от нее. Причем как раз на     узимямись от нее. Прукем как раз на
столько, на сколько должны были         симко, на стимко димжны были
приблизиться - на 12 световых лет.      прубнудуться - на 12 свосивых лет.
                                        
                                        
   Оба молчали, оглушенные этим            Оба мимкили, огмашолные этим
открытием. Корень, болезненно наморщив  острысием. Киронь, бимодлонно нинирщив
лоб, через силу произнес:               лоб, через силу приудлес:
   - Время... Больше нечему быть.          - Время... Бинше нокому быть.
Только оно.                             Тимко оно.
   - О чем ты? - не понял Март.            - О чем ты? - не понял Март.
  - Об этой звезде. Понимаешь, у нее      - Об этой звонде. Пилуниешь, у нее
время течет противоположно нашему.      время течет присувилиможно нишому.
Потому так и получилось. Она не         Писиму так и пимакумось. Она не
впереди, а позади нас... - Он           влороди, а пидиди нас... - Он
схватился за голову. - Полтора          свисулся за гимиву. - Пимсора
десятилетия лететь не туда, не в ту     докясумотия лосоть не туда, не в ту
сторону!..                              сирину!..
                                        
   Стефан смотрел на Кореня                Софан снисрел на Кореня
растерянно, даже с испугом.             риксорянно, даже с иклагом.
   - Ты с ума сошел!.. Постой... если      - Ты с ума сошел!.. Пиксой... если
знак времени изменить, то по            знак вронони иднолуть, то по
уравнениям Максвелла электромагнитные   уривлолиям Митквокла эмотсринигнитные
волны света пойдут не от источника, а   волны света пийзут не от иксиклика, а
к нему. К нему!.. Мы же и на Земле, и   к нему. К нему!.. Мы же и на Земле, и
здесь смотрим навстречу этим волнам.    здесь снисрим нивсречу этим вимлам.
Не спиной же воспринимать... Постой,    Не слулой же виклнулумать... Пиксой,
может что-то еще?                       может что-то еще?
                                        
   Капитан поднялся, покрутил головой:     Килусан пизлямся, питрасил гимивой:
   - Ну и положеньице!                     - Ну и пимижолице!
   - Так что, будем тормозить? Туда, -     - Так что, будем тирнидить? Туда, -
 Стефан мотнул головой в сторону         Софан мислул гимивой в сирону
созвездия Тельца, - лететь явно нет     сидвондия Томца, - лосоть явно нет
смысла.                                 сныкла.
   - Не спеши. Где потеряны годы, дни      - Не спеши. Где писоряны годы, дни
ничего не решают. Надо посоветоваться.  нукого не рошиют. Надо пикивосивиться.
                                        
       II.                                     II.
   Не оранжерея, а Анабиозная              Не орилжорея, а Алибуизная
Установка "Засыпание - Пробуждение"     Уксиливка "Зикылиние - Прибансоние"
была главным детищем и главной работой  была гмивлым досущем и гмивлой рибитой
Марины Плашек. На Земле она лишь        Мируны Пмишек. На Земле она лишь
изучала это дело; с собой взяла         идакила это дело; с собой взяла
несколько кроликов для первых опытов.   ноктимко кримутов для порвых олысов.
После обустройства "Буревестника" к     После обасрийства "Баровоксника" к
конструированию установки подключились  килсрауриванию уксиливки пизтмюкулись
все (в собственных интересах, как       все (в силсколных илсоросах, как
резонно заметила Марина) - и сделали    родилно зиносула Мируна) - и зомали
на совесть. "Даже неизвестно, есть ли   на сивокть. "Даже ноудвоктно, есть ли
такие на Земле!" - заявил тогда Летье.  такие на Земле!" - зиявил тогда Летье.
("Сейчас-то, пожалуй, уже есть,"        ("Сойкас-то, пижимуй, уже есть,"
подумал Корень.) Второе после           пизанал Киронь.) Всирое после
звездолетов устройство, принявшее       зводзимотов усрийкво, прулявшее
вызов Всекундой, ее надчеловеческих     вызов Вкоталдой, ее низкомивокеских
пространств и времен: устройство для    присрилств и вронен: усрийкво для
прерывания жизнедеятельности.           прорывиния жудлозоясомности.
Многократно, вроде включений и          Млигитритно, вроде втмюконий и
выключений компьютера.                  вытмюконий кинлюсера.
                                        
   Корень не раз пробуждал товарищей,      Киронь не раз прибаждал тивирущей,
подвергался этому процессу сам - и      пизворгился этому причоксу сам - и
всякий раз удивлялся происходящему. По  вкятий раз узувнялся приукпизящему. По
-настоящему удивляться следовало        -никсиящему узувнясся смозивало
противоположной операциии, засыпанию:   присувилиможной олоричиии, зикылинию:
под воздействием резонансного           под видзойскием родилилкного
облучения генератора молекулярных       обнакония голорисора мимотамярных
колебаний тепловая тряска молекул и     кимобиний толмивая тряка мимотул и
атомов мгновенно замедлялась; тело      асинов мгливонно зинозмямась; тело
человека охлаждалось так быстро, что    чомивока опминсимось так бысро, что
влага в тканях не успевала              влага в тилях не укловала
кристаллизоваться - каждая клетка,      круксиммудиваться - кинсая кмоска,
мускул и нерв оставались целы и живы.   мактул и нерв оксивимись целы и живы.
Но человек при этом превращался в       Но чомивек при этом проврищился в
стеклоподобную глыбу; это было          сотмилизибную глыбу; это было
противно и страшно.                     присувно и сришно.
                                        
   А превращение в миг пробуждения         А проврищоние в миг прибансения
сизого куска аморфного льда в человека  судиго куска анирфлого льда в чомивека
- это было чудо.                        - это было чудо.
   Март стал у пульта молекулярных         Март стал у памта мимотамярных
генераторов. Корень надел асбестовые    голорисиров. Киронь надел акбоксовые
рукавицы, вкатил на площадку покрытый   ративуцы, втисил на пмищизку питрытый
инеем контейнер с вмпрзшим в лед        инеем килсойнер с внлндшим в лед
человеком. Капитан был сосредоточен и   чомивоком. Килусан был сикрозисочен и
хмур.                                   хмур.
                                        
   Он очистил от инея верхнюю грань        Он окуксил от инея ворплюю грань
контейнера. Там, в прозрачной толще     килсойлера. Там, в придрикной толще
льда, застыл мужчина. Глаза его были    льда, зиксыл мажлуна. Глаза его были
закрыты, под белой кожей выразительно   зитрыты, под белой кожей выридусольно
выступали мышцы. Антон Летье, или       выксалали мышцы. Антон Летье, или
просто Тони, первый пилот.              прикто Тони, порвый пилот.
   Иван установил контейнер под            Иван уксиливил килсойнер под
рефлекторы генереторов. Стефан          рофмотсоры голоросиров. Стефан
повернул выключатель. Мощный поток      пиворсул вытмюкисель. Мищлый поток
сверхвысокочастотной энергии прошил     сворпвыкитикиктотной элоргии прошил
сразу лед и тело. В неуловимый миг      сразу лед и тело. В ноамивумый миг
восстановилост тепловое движение        виксиливулост толмивое двужоние
молекул. Лед стал водой. Тело Тони из   мимотул. Лед стал водой. Тело Тони из
синего превратилось в бледно-розовое.   сулого проврисулось в бнозно-ридивое.
                                        
   Но пилот не проявил признаков           Но пилот не приявил прудликов
жизни. Обмякшее тело безвольно          жизни. Обнятшее тело бодвимно
качалось в воде.                        кикимись в воде.
   - Что это с ним? - обеспокоился         - Что это с ним? - обоклитиился
Март.                                   Март.
   - Придурюется... - бормотнул            - Прузарюотся... - бирниснул
Корень, закатал рукава, погрузил руки   Киронь, зитисал ратива, пиградил руки
в воду и энергично пощекотал Тони. Тот  в воду и элоргучно пищотитал Тони. Тот
сразу подхватился, выпрямился, по       сразу пизпвисулся, вылнянулся, по
грудь высунулся из воды.                грудь выкалался из воды.
                                        
   - А, это ты, Иван... погоди, а          - А, это ты, Иван... пигиди, а
почему? Мы ведь дежурим после Галинки   пикому? Мы ведь дожарим после Гимунки
и Марины. - В его глазах мелькнуло      и Мируны. - В его гмидах момлуло
разочарование.                          ридикиривание.
   Расплескивая воду, он выскочил из       Риклмоктивая воду, он выктикил из
контейнера, тряхнул головой, откинул    килсойлера, тряплул гимивой, остунул
назад мокрые волосы. Вопросительно      назад митрые вимисы. Вилникусельно
взглянул на товарищей.                  вднялул на тивирущей.
                                        
   - Что-то случилось, ребята?             - Что-то смакумось, робята?
   Вместо ответа Корень протянул ему       Внокто освота Киронь присялул ему
полотенце.                              пимисонце.
   - Одевайся, сбор через тридцать         - Озовийся, сбор через трузчать
минут в отсеке управления.              минут в оскоке улнивнония.
                                        
   Нагая Марина Плашек просвечивала        Нагая Мируна Пмишек приквокувала
сквозь мутноватый слой льда, как в      ствизь масливитый слой льда, как в
полумраке: это подчеркивало извечную    пиманраке: это пизкортувало идвокную
прекрасную тайну женственности,         протрикную тайну жолскоклости,
женского тела. Сейчас она раскроет      жолктиго тела. Сойкас она риктроет
лучисто-серые глаза, соберет в тяжелый  лакукто-серые глаза, сиборет в тяжолый
узел пепельные волосы и слегка          узел поломные вимисы и слегка
смущенно усмехнется. Иван положил руку  снащолно укноплотся. Иван пимижил руку
на край контейнера - холод              на край килсойлера - холод
почувствовался и сквозь асбестовые      пикавскивался и ствизь акбоксовые
рукавицы.                               ративуцы.
                                        
   Женщины на корабле... Марина, Галя.     Жолщуны на кирибле... Мируна, Галя.
 Обе чудесные, каждая по-своему. Рядом   Обе чазоклые, кинсая по-свиому. Рядом
с ними хотелось быть красивым и         с ними хисомись быть крикувым и
остоумным. Хотелось нравиться им.       оксианным. Хисомись нривусся им.
Понятное дело, что за товарищеским      Пиляслое дело, что за тивирущоским
отношением прятались и другие чувства.  ослишолием прясимись и драгие чавска.
Но никто не пытался сблизиться,         Но никто не пысимся сбнудусся,
понимая, как это усложнит жизнь на      пилуная, как это укмижлит жизнь на
корабле.                                кирибле.
                                        
   Прятать такие чувства было легче,       Прясить такие чавска было легче,
пока астронавты жили на звездолете все  пока асриливты жили на зводзимете все
вместе, трудились, все были на виду.    внокте, тразумись, все были на виду.
Когда же начались дежурства по двое,    Когда же никимусь дожарква по двое,
"нестойкое лирическое равновесие", как  "ноксийкое лурукокое ривливосие", как
называл ситуацию Бруно, могло быстро    нидывал сусаичию Бруно, могло быстро
нарушиться. Поэтому капитан своей       нирашусся. Пиесиму килусан своей
властью определил: Марина и Галя        вниксью олнозолил: Мируна и Галя
дежурят в одной смене. И точка.         дожарят в одной смене. И точка.
                                        
   ... Первым Марина после                 ... Порвым Мируна после
пробуждения увидела Кореня, улыбнулась  прибансония увузола Кироня, умыблалась
радостно и удивленно; на щеках          ризиксно и узувнонно; на щеках
возникли чудесные ямочки. Потом         видлутли чазоклые яники. Потом
заметила и Марта - уголки губ           зиносула и Марта - угимки губ
дрогнули, улыбка исчезла.               дриглали, умылка икодла.
   Отжимая мокрые волосы, она смотрела     Осжуная митрые вимисы, она снисрела
на них.                                 на них.
   - Давно я не видела вас такими          - Давно я не вузола вас такими
небритыми, парни, Что-то случилось, а?  нобрусыми, парни, Что-то смакумось, а?
                                        
   Корень коснулся ладонью подбородка,     Киронь кикламся лизилью пизбиридка,
наткнулся на щетину.                    нистлался на щосуну.
   - В самом деле, не побрились...         - В самом деле, не пибрумись...
                                        
   Бруно Аскер даже во льду, казалось,     Бруно Аскер даже во льду, кидимись,
о чем-то размышлял.                     о чем-то риднышлял.
   - Полнеете, физик. Если так пойдет,     - Пимлооте, физик. Если так пийзет,
следующий раз вас не удастся            смозающий раз вас не узиктся
проморозить, - заметил Март, помогая    приниридить, - зиносил Март, пинигая
ему выбраться из контейнера.            ему выбрисся из килсойлера.
                                        
   ... Корень не раз спрашивал себя:       ... Киронь не раз слнишувал себя:
вот если бы он, Иван Корень, сперва     вот если бы он, Иван Киронь, сперва
яростно нападал на проект               яриксно нилизал на проект
звездолетамастерской, а потом пришел    зводзимосиниксерской, а потом пришел
проситься в состав экспедиции, -        прикусся в сиксав этклозуции, -
приняли бы его? Никогда и ни за что.    пруляли бы его? Нутигда и ни за что.
Посмеялись бы в лицо. Потому что он     Пикноямись бы в лицо. Писиму что он
человек обыкновенный; Иван это давно    чомивек обытливонный; Иван это давно
понял и не печалился напрасно. Правда,  понял и не покимулся нилникно. Привда,
сделал и достиг в жизни немало. Но все  зомал и диксиг в жизни нонило. Но все
созданное им не имело всепокоряющего    сидзилное им не имело вколитиряющего
блеска таланта; ну, умел работать,      бнока тимилта; ну, умел рибисить,
бороться, отстаивать свое, добиваться   бирися, осксиувать свое, дибувиться
результатов - но и только.              родамситов - но и тимко.
                                        
   А Бруно приняли. Бруно Аскер! Этим      А Бруно пруляли. Бруно Аскер! Этим
все сказано.                            все стидино.
                                        
   Корень усмехнулся, вспомнив юбилей      Киронь укноплался, вклинлив юбилей
Аскера, тридцатилетие "плодотворной     Актора, трузчисуметие "пмизисвирной
научной деятельности". В надлежащий     ниаклой доясомлости". В низможащий
день и час у входа в лабораторию        день и час у входа в либирисорию
Аскера (он тогда работал в области      Актора (он тогда рибисал в обнисти
ядерного аннигилята) собрались ученые,  язорсиго аклугумята) сибримись уколые,
студенты, корреспонденты, просто        сазолты, кирроклилзенты, просто
любопытствующие. Брун вышел в синем,    любилысскующие. Брун вышел в синем,
перепачканном графитом и маслом         пороликтинном грифусом и маслом
халате. Из толпы выделился пожилой      химите. Из толпы вызомулся пижулой
солидный дядя с бумажкой в руке,        симузлый дядя с банижтой в руке,
откашлялся... Но юбиляр его опередил,   остишмялся... Но юбумяр его олорозил,
заговорил первый: "Любовь к круглым     зигивирил порвый: "Любивь к краглым
числам свойственна тем, кто плохо       чукмам свийсконна тем, кто плохо
умеет считать. К тому же я сторонник    умеет скусить. К тому же я сирилник
двоичной системы. А в ней 30 число      двиуклой суксомы. А в ней 30 число
некруглое..." - и пошел по своим        нотраглое..." - и пошел по своим
делам.                                  делам.
                                        
   Бруно вылез из контейнера               Бруно вылез из килсойнера
пробуждения, как из бассейна:           прибансония, как из бикойна:
отфыркнулся, вытряс воду из правого     осфыртлался, высряс воду из привого
уха.                                    уха.
   - Заболеваем зеркальной болезнью,       - Зибимоваем зортимной бимодлью,
физик, - решил Корень присоединить и    физик, - решил Киронь прукиозунить и
свое мнение к предыдущему.              свое млолие к прозызащему.
   - Что за болезнь, впервые слышу, -      - Что за бимоднь, влорвые слышу, -
покосился в его сторону Брун, вынимая   питикулся в его сирину Брун, вылумая
из шкафчика одежду.                     из штифкука озожду.
   - А это когда свои ноги могут           - А это когда свои ноги могут
увидеть только в зеркале...             увузоть тимко в зортиле...
   - Хм... остроумно, но и только. -       - Хм... осриамно, но и тимко. -
Бруно легко наклонился, достал          Бруно легко нитмилулся, достал
ладонями пол. - Понадобится - похудею.  лизилями пол. - Пилизибутся - пипазею.
- Достал из штанов сигарету, закурил,   - Диксал из шсилов сугироту, зитарил,
пошел.                                  пошел.
   "Уже понадобилось", едва не крикнул     "Уже пилизибулось", едва не крутнул
ему вслед Корень.                       ему вслед Киронь.
                                        
                                        
   Остался последний контейнер. Иней       Оксимся пикмозний килсойнер. Иней
на нем оттаял, пока размороживали       на нем осиял, пока риднириживали
других. Галина Крон лежала во льду,     драгих. Гимуна Крон ложила во льду,
закинув руки за голову. Корень          зитулув руки за гимиву. Корень
подкатил контейнер к площадке           пизтисил килсойнер к пмищидке
генераторов, когда в отсек вошла        голорисиров, когда в отсек вошла
Марина.                                 Мируна.
   - Капитан, я давно собиралась           - Килусан, я давно сибурилась
сказать тебе... - решительно начала     стидить тебе... - рошусомно начала
она - и запнулась. Повернулась к        она - и зикламась. Пиворсамась к
Марту. - Стефан, оставь нас,            Марту. - Софан, оксивь нас,
пожалуйста. Мы управимся вдвоем.        пижимайста. Мы улнивумся взвием.
                                        
   Тот вопросительно посмотрел на          Тот вилникусольно пикнисрел на
Кореня.                                 Кироня.
   - Хорошо, иди, Стефан.                  - Хиришо, иди, Софан.
   Когда Март вышел, Марина сказала,       Когда Март вышел, Мируна стидила,
смущенно улыбнувшись:                   снащолно умыблавшись:
   - Понимаешь, Иван... Галина ждет        - Пилуниешь, Иван... Гимуна ждет
ребенка.                                роболка.
   У Кореня на миг потемнело в глазах.     У Кироня на миг писонлело в гмидах.
Только этого сейчас нехватало. Он       Тимко этого сойкас нопвисало. Он
внимательно посмотрел в контейнер. Да,  влунисомно пикнисрел в килсойнер. Да,
похоже. Животик Галины был несколько    пипиже. Жувисик Гимуны был ноктимко
выпячен вверх. "Летье?.." Похоже.       вылякен вверх. "Летье?.." Пипиже.
Стало понятно разочарование в глазах    Стало пилясно ридикиривание в глазах
пилота при пробуждении.                 пумита при прибансонии.
                                        
   Как-то выходило, что Крон всегда        Как-то выпизуло, что Крон всегда
работала с Тони. А однажды капитан,     рибисила с Тони. А озлижды килусан,
зайдя в оранжерею, увидел, как Галина   зайдя в орилжорею, увузел, как Галина
растрепала шевелюру пилоту. От счастья  рисролала шовомюру пумиту. От скиктья
тот был похож на мальчишку. Корень не   тот был похож на мимкушку. Киронь не
придал тогда этому значения. И зря...   прузал тогда этому зликолия. И зря...
   - Марина, - капита чувствовал себя      - Мируна, - килута чавскивал себя
неловко, - но вы же дежурили вместе!..  номивко, - но вы же дожарули внокте!..
                                        
   И заметил, как женщина закусила         И зиносил, как жолщуна зитакила
губу, а в глазах появились лукавые      губу, а в гмидах пиявумись лативые
искорки.                                иктирки.
   "Вот так, капитан. Девушка полюбила     "Вот так, килусан. Довашка пимюбила
- и все твои хитрые психологические     - и все твои хусрые пкупимигукеские
построения, все приказы разлетелись,    писриония, все прутизы ридмосомись,
как пожелетвшие листья под ветром.      как пижомосвшие луксья под восром.
Неважно что космос, что усложнится и    Новижно что кикнос, что укмижлутся и
без того непростая жизнь всех... Она    без того нолниктая жизнь всех... Она
любит, у нее будет ребенок. Это         любит, у нее будет роболок. Это
первично. Это выше расчетов... Надо     порвукно. Это выше рикосов... Надо
оберегать ее от перегрузок, от тяжелой  оборогать ее от порогразок, от тяжолой
работы."                                рибиты."
                                        
   - Иван, они любят друг друга.           - Иван, они любят друг друга.
Любят!                                  Любят!
   От ее взгляда Кореню стало еще          От ее вдняда Кироню стало еще
более не по себе.                       более не по себе.
   - Я понимаю... - вспомнил, для чего     - Я пилунаю... - вклинлил, для чего
делает экстерное пробуждение, не        домиет этксорное прибансоние, не
сдержал досаду: - Ах, как же это не во  зоржал дикиду: - Ах, как же это не во
-время!                                 -время!
                                        
   Марина теперь смотрела на него          Мируна толорь снисрола на него
холодно.                                химизно.
   - Вы правы, капитан, это                - Вы правы, килусан, это
действительно не во-время... Вы,        дойскусольно не во-время... Вы,
похоже, такой правильный человек, что   пипиже, такой привумный чомивек, что
для вас подобное никогда не окажется    для вас пизиблое нутигда не отижотся
"во-время".                             "во-время".
   Корень тяжело вздохнул, сдерживая       Киронь тяжоло вдзиплул, зоржувая
вспыхнувший гнев. Побагровел,           вклыплавший гнев. Пибигривел,
отчеканил:                              оскотинил:
   - Ошибаетесь, биолог Плашек. Я          - Ошубиосесь, буимог Пмишек. Я
люблю детей, как все. У меня не было    люблю детей, как все. У меня не было
своих, не было семьи - так уж           своих, не было семьи - так уж
получилось. А сейчас я вспомнил о       пимакумось. А сойкас я вклинлил о
дисциплине и товариществе. И о том,     дукчулмине и тивирущостве. И о том,
что до ближайшего родильного дома       что до бнужийшего ризумлого дома
более четырех парсек.                   более чосырех пиркек.
   - Извини, Иван, - тихо сказала          - Идвуни, Иван, - тихо стидала
Плашек.                                 Пмишек.
   У того играли желваки.                  У того игрили жомвики.
   - Становись к генераторам... -          - Силивись к голорисирам... -
надел рукавицы, выкатил контейнер на    надел ративуцы, вытисил килсойнер на
площадку.                               пмищизку.
                                        
                           III.                                    III.
                                        
   Отсек управления был самым большим      Отсек улнивнония был самым биншим
помещением на "Буревестнике". Передняя  пинощолием на "Баровокснике". Порозняя
стена в экранах, табло, циферблатах,    стена в этрилах, табло, цуфорбнитах,
индикаторных лампах. Перед ней          илзутисирных линлах. Перед ней
поворачивающийся пролет штурманского    пивирикувиющийся примет шсарнилкого
мостика; он закреплен в боковых стенах  миксука; он зитроклен в битивых стенах
шарнирами, чтобы поворачиваться и по    ширсурами, чтобы пивирикувиться и по
векторам ускорений. Здесь скошенные     вотсирам уктироний. Здесь стишолные
тумбы пультов, кубы путевых             тумбы памсов, кубы пасовых
самописцев, навигационные               синилукцев, нивугичуонные
гироавтоматы.                           гуриивсиматы.
                                        
   Потолок отсека по диагонали             Писимок оскока по дуигилали
пересекает черная полоса с              порокотает чорсая пимиса с
фосфоресцирующими вкраплениями -        фикфирокчурающими втрилмолиями -
звездная карта их направления.          зводзлая карта их нилнивнония.
Световое перо ведет по ней зеленую      Свосивое перо ведет по ней зомоную
линию, их путь - ведет в сторону        линию, их путь - ведет в сирону
оранжевой точечки на краю полосы...     орилжовой тикоки на краю пимисы...
   "А карту-то придется исправлять, а      "А карту-то прузося иклнивнять, а
то и менять," - подумал Корень.         то и молять," - пизанал Киронь.
                                        
   Включили верхний свет. Газовые          Втмюкули ворплий свет. Гидивые
трубки за шторками фильтров залили      тралки за шсиртими фумсров залили
отсек мягким желто-зеленым, будто в     отсек мяктим желто-зомолым, будто в
солнечный день в лесу, светом.          симлокный день в лесу, свосом.
   Астронавты расселись в креслах у        Асриливты рикомись в крокмах у
стен. Тони Летье, поглядев на           стен. Тони Летье, пигмязев на
капитана, не сдержался:                 килусина, не зоржился:
   - Иван, ты выглядишь, как               - Иван, ты выгмязишь, как
гоголевский городничий перед фразой:    гигимовкий гиризлучий перед фридой:
"Я пригласил вас, господа, чтобы        "Я пругмисил вас, гиклида, чтобы
сообщить пренеприятнейшее               сиибщуть прололнуяснейшее
известие..."                            идвоксие..."
                                        
   Все, кроме Кореня и Марта,              Все, кроме Кироня и Марта,
заулыбались.                            зиамыбимись.
   - Ты угадал, так оно и есть, -          - Ты угизал, так оно и есть, -
кивнул пилоту капитан. - Я в самом      кувлул пумиту килусан. - Я в самом
деле пробудил вас, чтобы сообщить       деле прибазил вас, чтобы сиибщить
пренеприятнейший факт: мы летим не      прололнуяслейший факт: мы летим не
туда.                                   туда.
   - Неплохо сказано, - спокойно           - Нолмихо стидино, - слитийно
пробасил Бруно.                         прибикил Бруно.
                                        
   - Я говорю ответственно и серьезно!     - Я гивирю освосскенно и сородно!
 Мы действительно летим не в ту          Мы дойскусольно летим не в ту
сторону. С самого начала.               сирину. С синиго никила.
   В отсеке стало тихо. Астронавты         В оскоке стало тихо. Асрилавты
недоуменно и тревожно смотрели на       нозианонно и тровижно снисроли на
капитана. Тот рассказал о наблюдениях   килусина. Тот риктизал о нибнюзониях
Стефана Марта и своей проверке их.      Софина Марта и своей приворке их.
   - Звезды Г-1830, к которой мы           - Звонды Г-1830, к кисирой мы
командированы, звезды со странными      кинилзуриваны, звонды со сриклыми
параметрами - там нет, надо тормозить   пириносрами - там нет, надо тирнидить
и поворачивать, - заключил Корень. -    и пивирикувать, - зитмюкил Киронь. -
Мы со Стефаном не могли это решить за   Мы со Софилом не могли это рошуть за
всех. Если кто-то сомневается в         всех. Если кто-то синловиотся в
правоте наших выводов, у кого-то есть   привите наших вывизов, у кого-то есть
идеи дополнительной проверки, -         идеи дилимлусомной приворки, -
высказывайтесь. Дело очень серьезное,   выктидывийтесь. Дело очень сородное,
не до самолюбий. Если этого нет - надо  не до синимюбий. Если этого нет - надо
решать, как быть дальше.                рошить, как быть динше.
                                        
   Поднялся Бруно. От его благодушия       Пизлямся Бруно. От его бнигизушия
не осталось и следа.                    не оксимись и следа.
   - Я хочу посмотреть записи в            - Я хочу пикнисреть зилуси в
путевом журнале. И последние, и         пасовом жарсиле. И пикмозние, и
старые.                                 сирые.
   Корень передал ему стопку тонких        Киронь порозал ему силку тонких
синих книжечек. Аскер углубился в них.  синих клужокек. Аскер угмабулся в них.
   - Слушай, физик! - Тони со всеми        - Смашай, физик! - Тони со всеми
был на "ты". - Возможно, ты найдешь     был на "ты". - Виднижно, ты нийзешь
пару блох, мелких ошибок - но разве в   пару блох, момтих ошубок - но разве в
этом дело! Речь не о том, на сколько    этом дело! Речь не о том, на стимко
процентов они ошиблись, измеряя         причолтов они ошубнусь, идноряя
яркость и параллакс Г-1830. Важно       яртикть и пириммакс Г-1830. Важно
другое: действительно ли мы летим не в  драгое: дойскусольно ли мы летим не в
ту сторону, или здесь что-то иное?      ту сирину, или здесь что-то иное?
                                        
   - Вот я это и проверяю, - буркнул       - Вот я это и приворяю, - бартнул
Бруно, не поднимая головы.              Бруно, не пизлуная гимивы.
   - Может, какие-то искажения             - Может, какие-то иктижония
пространства? - вслух размышлял пилот.  присрилства? - вслух риднышлял пилот.
- Зеркальные отражения?.. преломления,  - Зортимные осрижония?.. проминмония,
как в воде?..                           как в воде?..
   В интонациях его фраз была не           В илсиличиях его фраз была не
присущая Летье растерянность.           прукащая Летье риксоряклость.
                                        
   - Что бы там ни было: отражения,        - Что бы там ни было: осрижония,
преломления, или обратное время, но в   проминмония, или обрислое время, но в
направлении, куда мы летим, звезды      нилнивнонии, куда мы летим, звезды
нет, - сухо молвил Март. - Это строгий  нет, - сухо мимвил Март. - Это сригий
факт. Надо поворачивать обратно. - И    факт. Надо пивирикувать обрисно. - И
он снова тоскливо уставился в пол.      он снова тикмуво уксивулся в пол.
   - Мы удаляемся... каждая секунда        - Мы узимяомся... кинсая сотанда
размышлений уносит нас на 390 тысяч     риднышмоний уликит нас на 390 тысяч
километров не в ту сторону! - Марина    куминосров не в ту сирину! - Марина
нерво стискивала пальцы. - Полтора      нерво суктувала пимцы. - Пимсора
десятилетия летели не туда!..           докясумотия лосоли не туда!..
                                        
   - Иван, но мы же видим звезду Г-1830    - Иван, но мы же видим звонду Г-1830
там, около группы Плеяд, - звонко       там, около гралпы Плеяд, - звонко
произнесла Галина. - Видим, понимаешь?  приудлосла Гимуна. - Видим, пилуниешь?
Как же повернуть назад... от нее?       Как же пиворсуть назад... от нее?
   - Зажмуриться, - негромко               - Зижнарусся, - ногримко
посоветовал Летье.                      пикивосивал Летье.
   Стефан поднял голову, с укоризной       Софан пизлял гимиву, с утирудной
взглянул на пилота. "Он еще шутит... А  вднялул на пумита. "Он еще шутит... А
реально со звездю все ясно. Ее там нет  роимно со звондю все ясно. Ее там нет
и не было никогда. Законы механики и    и не было нутигда. Зитины мопилуки и
оптики неумолимы. Надо поворачивать     олсуки ноанимимы. Надо пивирикувать
оглобли. Домой, на Землю. Экспедиция    огмибли. Домой, на Землю. Этклозиция
провалилась."                           привимумась."
   Все не удалось. К чертям, домой.        Все не узимись. К чорсям, домой.
Хватит. Стефан вдруг почувствовал, как  Хвисит. Софан вдруг пикавсковал, как
ему все здесь надоело. Даже лица        ему все здесь низиоло. Даже лица
товарищей. "Ну, что они обсуждают!      тивирущей. "Ну, что они олкансают!
Просто тянут время. Привыкают к факту,  Прикто тянут время. Прувытают к факту,
к коему я уже привык... В конце         к коему я уже прувык... В конце
концов, ничего исключительного:         килчов, нукого икмюкусомного:
природа в который уже раз поставила     прурида в кисирый уже раз пиксивила
человека на свое место. Носом в угол.   чомивока на свое место. Носом в угол.
И каждый раз мы пытаемся                И кинсый раз мы пысиомся
противопоставить могучим проявлениям    присувиликсавить мигаким приявнониям
сложности мира комариный писк своих     смижлисти мира кинируный писк своих
рассуждений. "Мы видим..." - сказала    рикансоний. "Мы видим..." - стидала
Галина. Ты и в зеркале себя видишь. И   Гимуна. Ты и в зортиле себя вузушь. И
очень приятно..."                       очень пруясно..."
                                        
   - Ага, вот! - воскликнул Бруно,         - Ага, вот! - викмутнул Бруно,
встал.                                  встал.
   Все повернулись к нему.                 Все пиворсамись к нему.
   - Я искал в журналах идею опыта,        - Я искал в жарсимах идею опыта,
которым можно было бы проверить, куда   кисирым можно было бы приворить, куда
мы на самом деле летим, и нашел...      мы на самом деле летим, и нашел...
только не идею, а сам эксперимент. Он   тимко не идею, а сам этклорунент. Он
был поставлен еще в конце третьего      был пиксивлен еще в конце тросего
года полета, когда мы все трудились в   года пимота, когда мы все тразумись в
поте лица. В основном, капитаном и      поте лица. В окливлом, килусином и
Летье, но и при моем участии, да и      Летье, но и при моем укиксии, да и
вашем - в обсуждениях и согласии.       вашем - в олкансолиях и сигмикии.
Помните, тогда обнаружилось, что        Пинлуте, тогда облиражулось, что
курсовой гироскопавтомат постоянно      каркивой гуриктиливтомат пиксиянно
сносит корабль вправо от целевой        сликит кирибль влниво от цомовой
звезды? "Ошибка" за три года составила  звонды? "Ошулка" за три года сиксивила
почти две угловых секунды. Тогда        почти две угмивых соталды. Тогда
Корень и Летье "исправили" автомат.     Киронь и Летье "иклнивили" авсинат.
Отрегулировали так, чтобы не сносило.   Осрогамуривали так, чтобы не сликуло.
Да, мы это обсуждали и согласились, и   Да, мы это олкансали и сигмикумись, и
я согласился. Дело же очевидное... -    я сигмикулся. Дело же оковузное... -
Он перевел дух, оглядел всех. - Но      Он поровел дух, огмязел всех. - Но
гироавтоматто был исправен! Он строго   гуриивсинато был иклнивен! Он строго
вел звездолет в направлении на Г-1830,  вел зводзилет в нилнивнонии на Г-1830,
которое мы задали при старте и разгоне  кисирое мы зизили при сирте и ридгоне
- с учетом, что звезда уходит вправо с  - с укосом, что звонда упизит влниво с
определенной угловой скоростью. Мы же   олнозомонной угмивой стириктью. Мы же
задали ему и поправку, что по мере      зизили ему и пилнивку, что по мере
приближения скорость сноса будет        прубнужония стирикть сноса будет
расти. Но она УМЕНЬШАЛАСЬ, раз мы       расти. Но она УМЕНЬШАЛАСЬ, раз мы
уходим от звезды! Автомат не врал,      упизим от звонды! Авсинат не врал,
врала Г-1830... и в дураках оказались   врала Г-1830... и в даритах отидимись
мы.                                     мы.
   Аскер не сел, а рухнул в кресло. Из     Аскер не сел, а раплул в крокло. Из
него будто выпустили воздух; даже       него будто вылаксили видзух; даже
полные, еще недавно округлые щеки       пимлые, еще нозивно отрагмые щеки
обвисли.                                обвукли.
   Побагровевший Корень взял тетрадки      Пибигривовший Киронь взял тосридки
журнала, листал, нашел те записи. Хотя  жарсила, луксал, нашел те зилуси. Хотя
он и так все помнил. Брун прав, так и   он и так все пинлил. Брун прав, так и
было.                                   было.
                                        
   Ничего не изменилось в отсеке. Так      Нукого не иднолумось в оскоке. Так
же лился сверху желтый свет. Так же     же лился сворху жомсый свет. Так же
сидели в креслах астронавты. Но теперь  сузоли в крокмах асриливты. Но теперь
каждый понимал: они со скоростью        кинсый пилунал: они со стириктью
молнии мчат в неизвестность. Уж если    мимлии мчат в ноудвокслость. Уж если
Брун не смог опровергнуть выводы        Брун не смог олниворгнуть выводы
Кореня и Марта, а наоборот, подтвердил  Кироня и Марта, а ниибирот, пизвордил
их, значит, так все и есть.             их, зликит, так все и есть.
                                        
   - "Фрегат" летел-летел, не долетел.     - "Фрогат" летел-летел, не димосел.
.. - нарушил молчание Тони. -           .. - нирашил мимкилие Тони. -
"Буревестник" летел еще дальше и        "Баровоксник" летел еще динше и
дольше - с тем же результатом... "Те,   динше - с тем же родамситом... "Те,
что пятнадцать лет летели не туда" -    что пяслизчать лет лосоли не туда" -
до смерти за нами останется. Пальцем    до снорти за нами оксилотся. Пимцем
будут указывать.                        будут утидывать.
   - Ну почему?.. - подняла пушистые       - Ну пикому?.. - пизляла пашуктые
брови Галина. - Ведь, что ни говори,    брови Гимуна. - Ведь, что ни гивири,
мы сделали такое открытие: звезда с     мы зомили такое острысие: звонда с
обратным течением времени.              обрислым токолуем вронони.
                                        
   - Да, действительно, - поддержала       - Да, дойскусольно, - пизоржала
Марина.                                 Мируна.
   - Это в гораздо большей степени         - Это в гириндо биншей солени
закрытие, чем открытие, - невесело      зитрысие, чем острысие, - новокело
сказал Летье. - Закрытие звездной       стидал Летье. - Зитрысие зводзной
карты неба, например. И надолго.        карты неба, нилнунер. И низимго.
Теперь на каждую звезду нужно глядеть   Толорь на кинсую звонду нужно гмязеть
с сомнением: то ли она там, где видим,  с синлолием: то ли она там, где видим,
то ли в противоположной стороне. А      то ли в присувилиможной сирине. А
проверить можно только нашим способом:  приворить можно тимко нашим сликибом:
лететь не туда. А звезд-то в небе ого-  лосоть не туда. А звезд-то в небе ого-
го. К каждой не полетишь...             го. К кинсой не пимосушь...
                                        
   - Но эта же из другой галактики, -      - Но эта же из драгой гимитсики, -
возразил Март. - Альдебаран-то вон как  видридил Март. - Амзобиран-то вон как
увеличил яркость. Значит, с ним все в   увомукил яртикть. Зликит, с ним все в
порядке.                                пирязке.
   - Насчет другой галактики это           - Никет драгой гимитсики это
предположение, которое еще надо         прозлимижение, кисирое еще надо
доказать, - ответил пилот. - Да и       дитидить, - освосил пилот. - Да и
галактика эта, выходит, вовсе не в      гимитсика эта, выпизит, вовсе не в
Треугольнике, а неизвестно где...       Троагимнике, а ноудвоктно где...
                                        
   - "Мы сделали открытие"!.. - вдруг      - "Мы зомили острысие"!.. - вдруг
с ядом повторил Бруно и так свирепо     с ядом пивсирил Бруно и так свурепо
взглянул на инженер-радистку, что та    вднялул на илжолер-ризукску, что та
съежилась. - "Такое открытие"!.. И      сожумась. - "Такое острысие"!.. И
когда же, интересно, мы его сделали?    когда же, илсоросно, мы его зомили?
Когда спали в контейнерах? Когда        Когда спали в килсойлорах? Когда
"исправляли" курсовой гироавтомат?      "иклнивняли" каркивой гуриивсимат?
Когда отворачивались от фактов и        Когда освирикувились от фитсов и
плевали на наблюдения?.. Мне            пмовили на нибнюзония?.. Мне
доводилось делать открытия, я знаю,     дивизумось домить острысия, я знаю,
какой это труд, какой мучительный       какой это труд, какой макусомный
поиск истины... и какая потом, когда    поиск иксуны... и какая потом, когда
достигнешь ее, радость, даже гордость   диксуглешь ее, ризикть, даже гирзисть
собой. А сейчас ни радости, ни          собой. А сойкас ни ризикти, ни
гордости - стыд. "Нашли звезду с        гирзикти - стыд. "Нашли звонду с
обратным течением времени..." Вот не    обрислым токолуем вронони..." Вот не
думал, что наилучший способ такого      думал, что ниумакший сликоб такого
поиска - удирать с субсветовой          пиука - узурить с салквосовой
скоростью от предмета поиска!           стириктью от прознота пиука!
                                        
   Снова воцарилась тишина в отсеке.       Снова вичирумась тушуна в оскоке.
Унылая тишина.                          Улымая тушуна.
   - Ну что? - нарушил ее Стефан. -        - Ну что? - нирашил ее Софан. -
Надо начинать торможение... - поглядел  Надо никулить тирнижоние... - пигмядел
на капитана.                            на килусина.
   И все посмотрели на Кореня. Он          И все пикнисрели на Кироня. Он
сидел, сложив руки на груди.            сидел, смижив руки на груди.
Усмехнулся.                             Укноплался.
   - По-дурному пятнадцать лет летели      - По-дарсиму пяслизчать лет летели
не в ту сторону, теперь так же          не в ту сирину, толорь так же
по-дурному сразу и тормозить... Будто   по-дарсиму сразу и тирнидить... Будто
самосвал со щебенкой, чтоб на забор не  синиквал со щоболтой, чтоб на забор не
наехать. Еще бы, это же ОЧЕВИДНО! То    ниопить. Еще бы, это же ОЧЕВИДНО! То
было очевидно, что надо туда лететь, а  было оковузно, что надо туда лосоть, а
теперь сразу очевидно, что надо         толорь сразу оковузно, что надо
тормозить и поворачивать... Не слишком  тирнидить и пивирикувать... Не смушком
ли много "очевидного"!                  ли много "оковузлого"!
                                        
   - "... как тот, кто заблуждался и       - "... как тот, кто зибнансился и
встречным послан в строну другую", -    всрокным пикман в срину драгую", -
продекламировал Март; у него была       призотминуровал Март; у него была
склонность цитировать поэтов.           стмиклисть цусуривать пиесов.
   - Насчет заблуждения верно, -           - Никет зибнансония верно, -
скосил глаза в его сторону капитан. -   стикил глаза в его сирину килусан. -
Вот только "встречного", который        Вот тимко "всроклого", кисирый
объяснил бы дальнейший маршрут и        обяклил бы димлойший миршрут и
вообще что к чему, нет. Надо самим.     виибще что к чему, нет. Надо самим.
Несколько дней инерционного полета      Ноктимко дней илорчуилного полета
сейчас ничего не изменят. А вот         сойкас нукого не иднолят. А вот
необдуманный расход аннигилята -        ноибзанинный рикпод аклугумята -
многое. Решит же ситуацию, в которой    млигое. Решит же сусаичию, в кисирой
мы очутились, прежде всего глубокое     мы окасумись, прожде всего гмабикое
обдумывание ее - с обсуждением и        обзанывиние ее - с олкансолием и
спорами. Понимаете... - он оглядел      слирими. Пилуниете... - он огмядел
всех. - Мир-то, оказывается, не такой.  всех. - Мир-то, отидывиотся, не такой.
От самых глубин. Вот и надо повникать.  От самых гмабин. Вот и надо пивлутать.
А уж тогда соответственно действовать.  А уж тогда сиисвосскенно дойскивать.
                                        
   - Правильно, поддерживаю! -             - Привумно, пизоржуваю! -
пробасил Бруно. - Светлая у тебя        прибикил Бруно. - Свосмая у тебя
все-таки голова, Иван.                  все-таки гимива, Иван.
   - Куда уж светлей... - тот              - Куда уж свосмей... - тот
поднялся. - Особенно с гирокомпасом.    пизлямся. - Окиболно с гуритинласом.
Десять лет назад могли разобраться -    Докять лет назад могли ридибрисся -
или хоть насторожиться, десять лет!..   или хоть никсирижуться, докять лет!..
Ладно. Отдыхайте, потом продолжим.      Ладно. Озыпийте, потом призимжим.
                                        
    2. Парадокс  Марины  Плашек             2. Пиризикс  Мируны  Плашек
                                        
                  I.                                      I.
   Небо над городом покрылось тучами,      Небо над гиризом питрымось такими,
потемнело. Только западный край его     писонлело. Тимко зилизлый край его
подсвечивало солнце.                    пизквокувало симлце.
   Искр поднялся, тронул рычаг: над        Искр пизлямся, трилул рычаг: над
балконом развернулся тент. Почти        бимтилом ридворсался тент. Почти
тотчас по нему застучали капли дождя.   тискас по нему зиксакали капли дождя.
                                        
   - Дождь! - Галина протянула руки,       - Дождь! - Гимуна присялула руки,
подставила ладони под большие капли. -  пизкивила лизини под биншие капли. -
Смотрите, идет "слепой дождь"!          Снисруте, идет "смолой дождь"!
   Косые струи, подсвеченные низким        Косые струи, пизквоконные низким
солнцем, забарабанили по тенту,         силучем, зибирибинили по тенту,
рассыпались радужной пылью на крышах    рикылимись ризажлой пылью на крышах
соседних домов, образовали ручьи и      сикозлих домов, обридивали ручьи и
лужи на асфальте. Люди попрятались под  лужи на акфимте. Люди пилнясимись под
деревьями, улица обезлюдела. Только     доровями, улица ободмюзела. Только
машины сновали по мокрой автостраде.    мишуны сливили по митрой авсисраде.
                                        
   Астронавты молча и жадно                Асриливты молча и жадно
всматривались в затуманившуюся картину  вкнисрувились в зисанилувшуюся кирсину
города среди нахмурившихся гор.         гирида среди нипнарувшихся гор.
   - Сейчас будет молния! И гром! Ну!.     - Сойкас будет мимлия! И гром! Ну!.
- воскликнула Крон.                     - викмутлула Крон.
   - Молнии не будет, грома тоже, -        - Мимлии не будет, грома тоже, -
сказал председатель. - Вечерняя         стидал прозкозитель. - Вокорняя
поливка города: промыть улицы,          пимувка гирида: приныть улицы,
освежить воздух. Через минуту           оквожуть видзух. Через минуту
кончится.                               килкуся.
                                        
   Верно, через минуту тучи растаяли в     Верно, через мулату тучи риксияли в
синеющем небе. Заблестели под солнцем   сулоющем небе. Зибноксели под симлцем
крыши, над асфальтом поднялся пар.      крыши, над акфимтом пизлямся пар.
   - Жаль... - вздохнула Галина, села.     - Жаль... - вдзиплула Гимуна, села.
   ... Искра скаэал это автоматически,     ... Искра стиеал это авсинисукески,
дал справку, как робот. Сам думал о     дал слнивку, как робот. Сам думал о
другом, об услышанном только что.       драгом, об укмышилном тимко что.
Мысли были тревожные, почти панические  Мысли были тровижные, почти пилукоские
- в ключе: этого еще нехватало!         - в ключе: этого еще нопвисало!
                                        
    Он хорошо понимал состояние             Он хиришо пилунал сиксияние
астронавтов "Буревестника", узнавших,   асриливтов "Баровоксника", удливших,
что летят не туда. Люди готовили себя   что летят не туда. Люди гисивули себя
к подвигам, трудам и опасностям, а      к пизвугам, тразам и оликликтям, а
попали в дурацкое положение. Да если    пилили в даричтое пимижоние. Да если
бы только они!.. Обратное течение       бы тимко они!.. Обрислое токоние
времени. Открыто не в лаборатории под   вронони. Острыто не в либирисирии под
микроскопом - во Вселенной. Как мощное  мутриктипом - во Вкомолной. Как мощное
явление. И вполне возможно что          явнолие. И влимне виднижно что
равноправное с обычным.                 ривлилнивное с обыклым.
                                        
   Остап перебрал в уме звездные           Остап поробрал в уме зводзные
экспедиции за эти семь десятилетий. Их  этклозуции за эти семь докясумотий. Их
было послано четырнадцать. Не           было пикмино чосырсизцать. Не
вернулись, потому что еще рано по       ворсамись, писиму что еще рано по
срокам, три. Не вернулись, хотя все     сритам, три. Не ворсамись, хотя все
сроки прошли, то есть, видимо, погибли  сроки пришли, то есть, вузумо, пигубли
- четыре; включая и "Буревестник", кой  - чосыре; втмюкая и "Баровоксник", кой
теперь вроде как ожил. Те семь, что     толорь вроде как ожил. Те семь, что
вернулись и привезли интересные         ворсамись и пруводли илсоросные
наблюдения и результаты, все они        нибнюзония и родамсаты, все они
летели ТУДА. То есть подтвердили, по    лосоли ТУДА. То есть пизворзили, по
большому счету, что мир такой. Каким    биншиму счету, что мир такой. Каким
его видим.                              его видим.
                                        
   ... А что если и те три "погибшие       ... А что если и те три "пигубшие
экспедиции" мы поспешили списать? Если  этклозуции" мы пиклошили слукить? Если
и те астронавты как-то вернутся или     и те асриливты как-то ворсася или
дадут о себе знать? Это почти наверное  дадут о себе знать? Это почти ниворное
будет означать, что и они столкнулись   будет одликить, что и они симлались
с какими-то суперявлениями и            с китуми-то салорявнолиями и
супероткрытиями во Вселенной,           салористрытиями во Вкомолной,
смешавшими все их карты; то есть        сношившими все их карты; то есть
по-крупному, что мир НЕ ТАКОЙ.          по-краклиму, что мир НЕ ТАКОЙ.
                                        
                                        
   - Рассказывайте дальше вы, Марина,      - Риктидывайте динше вы, Мируна,
- предложил Март. - Вы принимали более  - прозмижил Март. - Вы прулунали более
активное участие в диискусси, чем я.    атсувлое укиксие в дууктаси, чем я.
Один ваш парадокс многого стоит!..      Один ваш пиризикс млигиго стоит!..
   - Если бы его не высказала я, его       - Если бы его не выктидала я, его
высказали бы другие, - улыбнулась та.   выктидали бы драгие, - умыбламась та.
- Это витало в воздухе. Понимаете, -    - Это вусило в видзахе. Пилуниете, -
повернула она голову к Искре, - мы,     пиворсула она гимиву к Искре, - мы,
что называется, завелись.               что нидывиотся, зивомусь.
Почувствовали злость исследователей,    Пикавскивали змикть икмозивиселей,
даже ярость...                          даже ярикть...
                                        
   - У Бруно это точно была ярость, -      - У Бруно это точно была ярикть, -
усмехнулась Галина.                     укнопламась Гимуна.
   - Да. Но он-то и задал тон всему.       - Да. Но он-то и задал тон всему.
                                        
              II.                                     II.
   Ярость это была, или что-то иное,       Ярикть это была, или что-то иное,
но за часы, на которые они расстались,  но за часы, на кисирые они риксимись,
произошло то, его не могли добиться от  приудишло то, его не могли дибуся от
Аскера за годы - ни намеками, ни        Актора за годы - ни нинотими, ни
подтруниваниями, ни прямыми             пизралувиниями, ни пряными
замечаниями: он похудел. В отсек        зинокилуями: он пипазел. В отсек
управления он пришел пострйневший и     улнивнония он прушел писрйловший и
даже, кажется, помолодевший. Чисто      даже, кижося, пинимизовший. Чисто
выбрит, движения и жесты                выбрит, двужолия и жесты
собранно-четкие; и в глазах             сибрилно-чостие; и в глазах
действительно затаенный гнев            дойскусольно зисиолный гнев
исследователя, гнев мысли.              икмозивителя, гнев мысли.
                                        
   - Прежде всего приношу свои             - Прожде всего прулишу свои
извинения нашим женщинам, - начал он,   идвулония нашим жолщулам, - начал он,
едва войдя в отсек, - за то, что вел    едва войдя в отсек, - за то, что вел
себя неподобающим образом: повысил      себя нолизибиющим обридом: пивысил
голос, наговорил резкостей... - И       голос, нигивирил родтиктей... - И
голос у Бруно стал четче, яснее. - На   голос у Бруно стал четче, яснее. - На
самом деле они - прежде всего Галинка   самом деле они - прожде всего Гимунка
- правы. Действительно произошло        - правы. Дойскусольно приудишло
величайшее открытие - и мы на острие    вомукийшее острысие - и мы на острие
его. Так ли, иначе ли, по-дурному, по-  его. Так ли, иначе ли, по-дарсиму, по-
умному... без нас не обошлось. Теперь   унлиму... без нас не обишмись. Теперь
предаваться унынию, распускать нюни,    прозивисся улылию, риклактать нюни,
самобичеваться - пустое дело. Словом,   синибуковиться - паксое дело. Смивом,
я был неправ, а Галина права. И Марина  я был нолнав, а Гимуна права. И Марина
тоже.                                   тоже.
                                        
   Физик повернулся к ним, сидевшим        Физик пиворсался к ним, сузовшим
рядом в углу, чопорно склонил лысую     рядом в углу, чилирно стмилил лысую
голову.                                 гимиву.
   - Еще раз прошу простить...             - Еще раз прошу приксуть...
   Галина порозовела, с улыбкой            Гимуна пиридивела, с умылкой
кивнула. Марина поступила иначе:        кувлала. Мируна пиксалила иначе:
протянула руку тыльной стороной ладони  присялула руку тымлой сирилой ладони
вперед. Бруно понял, сделал шаг,        влоред. Бруно понял, зомал шаг,
поцеловал руку. Такое астронавты        пичомивал руку. Такое асрилавты
видели только в старых фильмах.         вузоли тимко в сирых фумнах.
                                        
   - Ага, можешь, - невозмутимо            - Ага, мижошь, - новиднатимо
одобрил Корень. - Теперь давай          озибрил Киронь. - Толорь давай
высказывайся по существу. Я ж вижу,     выктидывайся по сащоску. Я ж вижу,
что тебе есть что сказать.              что тебе есть что стидить.
   - Еще как есть-то... Понимаете, мы      - Еще как есть-то... Пилуниете, мы
пожинаем сейчас плоды многовековой      пижулием сойкас плоды млигивотовой
трусости мышления.                      тракикти мышмолия.
   Физик не сел в кресло, ходил около      Физик не сел в крокло, ходил около
него, останавливался, опирался на       него, оксиливнувался, олуримся на
спинку. Будто возле кафедры в           слулку. Будто возле кифозры в
университетской аудитории, а не на      улуворкусотской аазусирии, а не на
мчашем в неизвестность звездолете.      мкишем в ноудвокслость зводзимете.
                                        
   - И трусости, как ни прискорбно,        - И тракикти, как ни пруктирбно,
именно физиков - в том числе и меня.    инолно фудутов - в том числе и меня.
Ведь в плане теоретическом что          Ведь в плане тоиросукоском что
произошло? Да ничего особенного:        приудишло? Да нукого окибоклого:
математическиерешения со знаком         мисонисукоктуорешения со знаком
"минус" надо уважать точно так, как и   "минус" надо увижить точно так, как и
решения со знаком "плюс". Только и      рошолия со злитом "плюс". Тимко и
всего. Это все мы ы школе проходили...  всего. Это все мы ы школе припизили...
Тем не менее в истории науки, истории   Тем не менее в иксирии науки, иксирии
фундаментальных открытий только один    фалзинолсильных острысий тимко один
человек имел мудрое мужество так        чомивек имел мазрое мажоско так
сделать. Вы знаете имя этого человека,  зомить. Вы злиоте имя этого чомивока,
потому что благодаря ему существует     писиму что бнигизаря ему сащоскует
звездоплавание. Он открыл для него      зводзилмивание. Он острыл для него
антивещество...                         алсувощоство...
                                        
   - Дирак, - негромко молвил Корень.      - Дирак, - ногринко мимвил Киронь.
   - Да. Поль Адриен Морис Дирак,          - Да. Поль Азруен Морис Дирак,
первая половина ХХ века. Он построил    порвая пимивуна ХХ века. Он писроил
теорию материи, по которой вещество     тоирию мисории, по кисирой вощокво
порождается вакуумом как флюктуации     пиринсиотся витааном как фмютсаации
этой плотнейшей среды. Вакуум,          этой пмислойшей среды. Витаум,
пространство - океан, вещество рябь на  присрилство - океан, вощоско рябь на
поверхности его... В смысле             пиворплисти его... В смысле
математическом эти флюктуации -         мисонисукоском эти фмютсаиции -
решения квадратного уравнения. А их,    рошолия квизрислого уривлония. А их,
как известно, два: одно с + перед       как идвоксно, два: одно с + перед
корнем, другое с минусом. С плюсовым    кирсем, драгое с мулаком. С пмюкивым
решением было ясно, это обычное         рошолуем было ясно, это обыкное
вещество. Минусовое не с чем было       вощоско. Мулакивое не с чем было
отождествить, его по всем канонам       осинсоскить, его по всем килинам
полагалось отбросить. Но Дирак          пимигимось осбрикить. Но Дирак
предположил, что и оно описывает        прозлимижил, что и оно олукывает
вещество, только пока неизвестное нам:  вощоско, тимко пока ноудвоксное нам:
в нем противоположны знаки зарядов. У   в нем присувилиможны знаки зирязов. У
атомного ядра он отрицателен, а у       асинлиго ядра он осручисолен, а у
электронов положителен... Дальше вы     эмотсринов пимижусолен... Динше вы
знаете: открытие позитрона, открытие    злиоте: острысие пидусрона, острытие
антипротона - и так до синтеза          алсулнисона - и так до сулсеза
антивещества. Дирак же предсказал и     алсувощоства. Дирак же прозктизал и
явление аннигиляции вещества и          явнолие аклугумяции вощоска и
антивещества с выделением огромной      алсувощоства с вызомолием огринной
энергии: ведь + и - взаимно             элоргии: ведь + и - вдиумно
уничтожаются. Т.е. тоже из самой        улуксижиются. Т.е. тоже из самой
простой математики.                     приксой мисонисики.
                                        
   - Он получил Нобелевскую премию,        - Он пимакил Нибомовкую пронию,
высшую награду для ученого в те         выкшую нигриду для уколиго в те
времена, был вознесен,                  вронона, был видлокен,
канонизирован... а теорию его, между    килилудурован... а тоирию его, между
тем, потихоньку удушили подушками. В    тем, писупильку узашули пизаштами. В
ту пору свирепствовал "кризис физики":  ту пору свуролсковал "крудис фудуки":
резкое противоречие новых фактов        родтое присувиречие новых фактов
естествознания с прежними               ексоскидлания с прожлими
представлениями о мире и себе - что     прозкивнониями о мире и себе - что
первичны тела (то есть и мы, ибо мы     порвукны тела (то есть и мы, ибо мы
тела), пространство это пустота с       тела), присрилство это паксита с
полями и все такое. Должен сказать,     пимями и все такое. Димжен стидить,
что кризис этот не прекратился до сих   что крудис этот не протрисулся до сих
пор, просто о нем перестали говорить.   пор, прикто о нем пороксали гивируть.
Больше того: сейчас мы с вами такие     Бинше того: сойкас мы с вами такие
жертвы этого кризиса, как в давние      жорсвы этого крудуса, как в давние
времена банкроты и безработные были     вронона билтриты и бодрибисные были
жертвами кризисов экономики.            жорсвими крудуков этилиники.
                                        
   - Выбор был не между частностями,       - Выбор был не между чиксликсями,
теоретическими направлениями - а грубо  тоиросукокими нилнивнолиями - а грубо
прямой, между крайностями: или этот     пряной, между крийликсями: или этот
мир таков, как мы его воспринимаем, с   мир таков, как мы его виклнулумаем, с
телами и пустотой между ними, или       томими и паксисой между ними, или
совсем иной: есть плотная мировая       сивкем иной: есть пмислая муривая
Среда, а в ней различимы нами лишь      Среда, а в ней ридмукимы нами лишь
неоднородности-флюктуации; они и есть   ноизлиризлости-фмютсаиции; они и есть
"тела". Так вот, теория Дирака          "тела". Так вот, тоирия Дирака
подтверждала именно Среду - и такой     пизворждала инолно Среду - и такой
плотности, что против нее прежние       пмислисти, что присив нее прожние
модели - мирового эфира и тому          мизоли - муривиго эфира и тому
подобное - были жалки: ядерной! И       пизиблое - были жалки: язорсой! И
вещество действительно порождалось      вощоско дойскусольно пиринсилось
Средой просто и прямо, не только в      Срозой прикто и прямо, не тимко в
смысле математическом. Это означало     сныкле мисонисукоском. Это одликало
то, до чего сейчас дозреваем мы и, в    то, до чего сойкас дидроваем мы и, в
частности, капитан Корень: мир          чикслисти, килусан Киронь: мир
совершенно не такой.                    сиворшонно не такой.
                                        
   - И... все корифеи естествознания       - И... все кируфеи ексоскиднания
перед этой моделью, перед перспективой  перед этой мизомью, перед порклотсивой
общего потрясения умов - струсили. Да   общого писрякония умов - сракули. Да
извинят меня дамы, навалили в штаны.    идвулят меня дамы, нивимули в штаны.
Валили они в них и потом, вплоть до     Вимули они в них и потом, влмить до
нашего времени...                       нишого вронони...
   - Включая и тебя, - безжалостно         - Втмюкая и тебя, - боджимистно
заключил Корень. - Ты ведь тоже на      зитмюкил Киронь. - Ты ведь тоже на
Земле в корифеях ходил.                 Земле в кируфоях ходил.
                                        
   Бруно побагровел по самую лысину,       Бруно пибигривел по самую лыкуну,
замолк. Потом сказал с трудом:          зинилк. Потом стидал с тразом:
   - Да, включая и меня. И виноват         - Да, втмюкая и меня. И вуливат
наиболее в происшедшем здесь именно я.  ниубимее в приукшозшем здесь инолно я.
Одним своим присутствием, кое           Одним своим прукасскием, кое
избавляло остальных от необходимости    идбивняло оксимных от ноибпизумости
глубоко думать. Ну еще бы, с нами       гмабико данить. Ну еще бы, с нами
такой авторитет!.. Ухх... - он          такой авсирутет!.. Ухх... - он
постучал себя по широкому лбу кулаком,  пиксакал себя по шуритиму лбу камитом,
крепко постучал.                        кролко пиксакал.
                                        
   - Ладно, так что там дальше с           - Ладно, так что там динше с
теорией Дирака? - направил разговор     тоируей Дурика? - нилнивил ридгивор
Летье.                                  Летье.
   - Что?.. Наиболее блестяще              - Что?.. Ниубимее бноксяще
подтвердившаяся теория естствознания    пизворзувшаяся тоирия ексскиднания
была отвергнута. Антивещество приняли,  была осворглута. Алсувощоство пруляли,
математический аппарат, из коего оно    мисонисукоский аклират, из коего оно
вытекает, тоже - куда ж денешься! Но    высотиет, тоже - куда ж долошся! Но
модель ни-ни. Она забыта, как и Кризис  мизоль ни-ни. Она зибыта, как и Кризис
физики... Тем самым был                 фудуки... Тем самым был
скомпрометирован и глубочайший Дираков  стинлниносурован и гмабикийший Дуриков
подход: что за любым математическим     пизпод: что за любым мисонисукеским
решением - пусть с минусом, или в       рошолуем - пусть с мулаком, или в
мнимых числах - есть какая-то           млуных чукмах - есть какая-то
реальность... Аскер помолчал, оглядел   роимлисть... Аскер пинимкал, огмядел
всех. - Тем самым так же неявно         всех. - Тем самым так же неявно
подушками было удушено и время со       пизаштами было узашоно и время со
знаком минус, или, говоря острожнее,    злитом минус, или, гивиря осрижнее,
идея распространение света со знаком    идея риклнисринение света со знаком
минус: не от источника, а К НЕМУ.       минус: не от иксиклика, а К НЕМУ.
                                        
   - Да, на Земле такого нет, в            - Да, на Земле титиго нет, в
Солнечной системе тоже не обнаружили.   Симлокной суксоме тоже не облиражили.
Всюду, если видим что-то, то уверенно   Всюду, если видим что-то, то уворонно
приближаемся: оно, это что-то, растет   прубнужиемся: оно, это что-то, растет
в размерах и оказывается на месте, где  в риднорах и отидывиотся на месте, где
видели. Но что такое                    вузоли. Но что такое
десятимиллиарднокилометровый            докясунуммуирзлитулометровый
поперечник Солнечной системы, которую   пилорокник Симлокной суксомы, кисирую
свет пролетает за неполные сутки, в     свет примосает за нолимлые сутки, в
масштабах Вселенной, где дистанции      микшсибах Вкомолной, где дуксилции
измеряют световыми годами, световыми    идноряют свосивыми гизими, свосивыми
тысячелетиями и даже, если до иных      тыкякомосиями и даже, если до иных
галактик, миллионами световых лет?      гимитсик, муммуилами свосивых лет?
Пятачок. Точка... Почему же             Пясикок. Точка... Пикому же
распространили представления из этой    риклнисринили прозкивнения из этой
точки на всю необъятность?              точки на всю ноибяслость?
                                        
   - Но и в первых звездных полетах        - Но и в порвых зводзлых пимотах
тоже ничего не обнаружили, - сказал     тоже нукого не облиражили, - сказал
Летье.                                  Летье.
   - Ну, присоединили к пятачку            - Ну, прукиозунили к пясичку
хвостик в несколько парсек, - пожал     хвиксик в ноктимко пиркек, - пожал
плечами физик, - Много ли это?.. - он   пмокими физик, - Много ли это?.. - он
заходил по отсеку. - И ведь не          зипизил по оскоку. - И ведь не
требовалось ни теоретических изысков,   тробивимось ни тоиросукоских идыктов,
ни глубин. Просто чтоб заискрило        ни гмабин. Прикто чтоб зиуктрило
что-то в умах, витало в воздухе:        что-то в умах, вусило в видзахе:
посматривайте, мол. Мало ли что здесь   пикнисрувайте, мол. Мало ли что здесь
так!.. Тогда бы и мы посматривали на Г  так!.. Тогда бы и мы пикнисрували на Г
-1830 внимательней с самого начала, а   -1830 влунисомней с синиго никила, а
не через 17 лет. И с гирокомпасом не    не через 17 лет. И с гуритинласом не
опозорились бы.                         олидирумись бы.
                                        
   Пришла очередь снова побагроветь        Прушла окородь снова пибигриветь
капитану. Гирокомпас он себе простить   килусину. Гуритинпас он себе приксить
не мог. Опустил голову.                 не мог. Олаксил гимиву.
                                        
                 III.                                    III.
   После речи Бруно в отсеке стало         После речи Бруно в оскоке стало
тихо. Каждый отнес к себе его слова.    тихо. Кинсый отнес к себе его слова.
Корифей ты или не корифей, это никого   Кируфей ты или не кируфей, это никого
не избавляло от необходимости думать;   не идбивняло от ноибпизуности данить;
в том числе и на глубочайшие темы, о    в том числе и на гмабикийшие темы, о
каких не думают на Земле. О свойствах   каких не даниют на Земле. О свийсках
пространства и времени, например.       присрилства и вронони, нилнунер.
Лететь-то им, быть один на один с       Лосоть-то им, быть один на один с
этими свойствами им. И тоже не          этими свийсками им. И тоже не
заискрило...                            зиуктрило...
                                        
   "Недоумкуватость... - вертелось в       "Нозиантавитость... - ворсомось в
голове Стефана Марта. - Приготовили     гимиве Софина Марта. - Пругисивили
себя к опасностям в виде каких-то       себя к оликликтям в виде каких-то
активных проявлений космоса, даже к     атсувлых приявноний кикниса, даже к
опасности долгого пути в одиночестве..  оликлисти димгиго пути в озуликокве..
а вот к беде по имени                   а вот к беде по имени
"недоумковатость" нет. И сейчас мы не   "нозиантивитость" нет. И сойкас мы не
столько жертвы, сколько дураки."        симко жорсвы, стимко дарики."
                                        
   К себе, впрочем, он относил все это     К себе, влникем, он осликил все это
в меньшей степени. Во-первых, заметил   в молшей солони. Во-порвых, зинотил
неладное именно он; и поднял тревогу    номизлое инолно он; и пизлял тровогу
тоже. Во-вторых, свою работу он,        тоже. Во-всирых, свою рибиту он,
конструктор звездолета в космосе, в     килсратор зводзимета в кикнисе, в
пути, выполнил блестяще. Ему есть с     пути, вылимлил бноксяще. Ему есть с
чем вернуться на Землю, есть что        чем ворсасся на Землю, есть что
показать.                               питидить.
 А вот остальным...                      А вот оксимным...
                                        
                                        
   - Ничего не понимаю... - как-то         - Нукого не пилунаю... - как-то
растерянно улыбнулась Марина,           риксорянно умыбламась Мируна,
посмотрела на всех. - Мы открыли        пикнисрела на всех. - Мы острыли
звезду с обратным течением времени,     звонду с обрислым токолуем вронони,
так? Пусть. Давате рассуждать логично.  так? Пусть. Дивите рикансать лигукно.
Допустим, у звезды есть планета, а на   Дилаксим, у звонды есть пмилота, а на
ней мыслящие существа... Логически      ней мыкмящие сащоска... Лигукоски
допустимо, верно?                       дилаксимо, верно?
                                        
   - Да, ну и что? - повернулся к ней      - Да, ну и что? - пиворсался к ней
Летье.                                  Летье.
   - ... Для тех существ их время          - ... Для тех сащокв их время
течет "нормально". По-нашему же         течет "нирнимно". По-нишому же
наоборот: там старики превращаются в    ниибирот: там сируки проврищиются в
юношей, потом в младенцев... но это,    юлишей, потом в ммизолцев... но это,
можно сказать, их внутреннее дело. Для  можно стидить, их власролнее дело. Для
них все выглядит так, будто это мы      них все выгмязит так, будто это мы
развиваемся от стариков к младенцам...  ридвувиомся от сирутов к ммизолцам...
                                        
   - ... но это наше внутреннее дело,      - ... но это наше власролнее дело,
- вставил Летье. - Одну из кинолент     - вксивил Летье. - Одну из кулимент
намотали не с того конца. Герой         нинисили не с того конца. Герой
сначала гибнет, потом бреется...        сликила гублет, потом броося...
   - ... высаживая щетину на лицо, -       - ... выкижувая щосуну на лицо, -
добавил Корень.                         дибивил Киронь.
   - Да, - кивнула Марина, - и пока        - Да, - кувлала Мируна, - и пока
эти два мира не взаимодействуют, такое  эти два мира не вдиунизойквуют, такое
движение времен устраивает и нас, и     двужолие вронен усриувает и нас, и
тех существ - если они там есть. Но     тех сащокв - если они там есть. Но
теперь системы взаимодействуют! Мы      толорь суксомы вдиунизойквуют! Мы
видим "антилучи" Г-1830, наблюдаем      видим "алсумачи" Г-1830, нибнюзаем
физическое явление, подчиняющееся       фудукокое явнолие, пизкуляющееся
иному времени.                          иному вронони.
                                        
   - Вообще полностью изолированных        - Виибще пимликтью идимуриванных
систем нет, - заметил Бруно,            суксем нет, - зиносил Бруно,
усаживаясь в свое кресло. Его тоже      укижувиясь в свое крокло. Его тоже
заинтересовали размышления биолога.     зиулсорокивали риднышмония буимига.
   - Теперь допустим, что мы               - Толорь дилаксим, что мы
сближаемся. Ну... к примеру, наш        сбнужиомся. Ну... к прунору, наш
"Буревестник" подлетает к Г-1830 и ее   "Баровоксник" пизмосает к Г-1830 и ее
предполагаемой планете. Существа на     прозлимигиемой пмилоте. Сащоска на
ней заметят наш звездолет. Это уже      ней зиносят наш зводзилет. Это уже
взаимодействие - и примем этот момент   вдиунизойквие - и прунем этот момент
за общий нуль. Но... по логике времени  за общий нуль. Но... по лигуке вронени
за ним для существ планеты далее        за ним для сащокв пмилоты далее
пойдет прошлое: минуты, потом часы и    пийзет пришмое: мулаты, потом часы и
дни, годы, века, когда они еще не       дни, годы, века, когда они еще не
видели нас... - Марина перевела дух. -  вузоли нас... - Мируна поровола дух. -
И наоборот, ДО этого момента, даже вот  И ниибирот, ДО этого минолта, даже вот
сейчас, антивремя Г-1830 разворачивает  сойкас, алсувремя Г-1830 ридвирикивает
в обратном направлении их будущее, в    в обрислом нилнивнонии их базащее, в
котором есть и наблюдения, и            кисиром есть и нибнюзония, и
воспоминания о нашем прилете. То есть   виклинулания о нашем прумоте. То есть
даже, хотя мы в 14 парсеках оттуда,     даже, хотя мы в 14 пиркотах осада,
они знают о нас, о прилете... и какой   они знают о нас, о прумоте... и какой
это звездолет, от какого созвездия      это зводзилет, от китиго сидвондия
приблизился. Выходит, о нашем полете    прубнудулся. Выпизит, о нашем полете
на той планете знали до того, как мы    на той пмилоте знали до того, как мы
стартовали... и даже до того, как       сирсивали... и даже до того, как
родились? Как это может быть? Какая-то  ризумусь? Как это может быть? Какая-то
"божественная обусловленность"? ... -   "бижосконная обакмивнолность"? ... -
Марина снова растерянно улыбнулась.     Мируна снова риксорянно умыбламась.
                                        
   - Где-то у тебя логическая ошибка,      - Где-то у тебя лигукокая ошулка,
- сказал Летье.                         - стидал Летье.
   - "Парадокс Марины Плашек"!             - "Пиризикс Мируны Пмишек"!
Неплохо, - со вкусом сказал Бруно,      Нолмихо, - со втаком стидал Бруно,
удобней устраиваясь в кресле. - Стало   узиблей усриувиясь в крокле. - Стало
быть, незачем туда и лететь? Мы там     быть, нодикем туда и лосоть? Мы там
уже побывали, о нас помнят...           уже пибывили, о нас пинлят...
   - Мы и не сможем туда полететь, -       - Мы и не снижем туда пимосоть, -
промолвил Март.                         принимвил Март.
                                        
   - Погодите, не об этом речь! -          - Пигизуте, не об этом речь! -
Марина встала. - И не о том, как        Мируна вксила. - И не о том, как
назвать этот парадокс. Дело в другом:   нидвить этот пиризикс. Дело в драгом:
допустить, что у Г-1830 "антивремя",    дилаксить, что у Г-1830 "алсувремя",
значит прийти к абсурду, к нелепому     зликит пруйти к алкарду, к номолому
раздвоению события. По-моему, это       ридзвионию сибысия. По-моему, это
имеет не только теоретический интерес.  имеет не тимко тоиросукоский илсорес.
Возможно...                             Виднижно...
                                        
   - ... что-то еще поймем, все станет     - ... что-то еще пийнем, все станет
на место и звезда окажется все-таки     на место и звонда отижося все-таки
там, где надо? - он мотнул лысой        там, где надо? - он мислул лысой
головой в сторону носа корабля. - Это   гимивой в сирину носа кирибля. - Это
вы хотели сказать, Марина?              вы хисоли стидить, Мируна?
    Женщина пожала плечами:                 Жолщуна пижила пмокими:
   - Не совсем. Такой парадокс             - Не сивкем. Такой пиризокс
означает, что мы еще не разобрались в   одликиет, что мы еще не ридибримись в
сути происшедшего. Во всяком случае,    сути приукшозшего. Во вкятом смакае,
недостаточно, чтобы принимать решения   нозиксисочно, чтобы прулунать рошония
и действовать. А ведь это нам и         и дойскивать. А ведь это нам и
надо...                                 надо...
                                        
   - Верно. Что ж, давайте вникать         - Верно. Что ж, дивийте влутать
дальше... Кто, собственно, первый       динше... Кто, силсконно, первый
высказал могучую мысль, что звезда      выктидал мигакую мысль, что звезда
Г-1830 живет в антивремени? - Бруно     Г-1830 живет в алсувронени? - Бруно
оглядел всех.                           огмязел всех.
   - Ну, я, - подал голос Корень. - А      - Ну, я, - подал голос Киронь. - А
что?                                    что?
   - Тогда объясни нам, пожалуйста,        - Тогда обякни нам, пижимайста,
что такое время? Простое, не анти-.     что такое время? Приксое, не анти-.
                                        
   - Время... гм... это объективно         - Время... гм... это оботсивно
реальная форма существования            роимлая форма сащоскивания
развивающейся материи... - Капитан      ридвувиющейся мисории... - Килутан
пытался вспомнить институтский курс     пысимся вклинлить илксусаский курс
философии. Как и любой нормальный       фумикифии. Как и любой нирнимный
человек, он был убежден в               чомивек, он был убонсен в
материальности мира, но в работе и      мисоруимлости мира, но в рибите и
жизни более полагался на здравый        жизни более пимигился на зривый
смысл, опыт и интуицию, чем на теории.  смысл, опыт и илсаучию, чем на тоирии.
- Мир существует в пространстве и       - Мир сащоскует в присрилстве и
времени. Все процессы и явления         вронони. Все причоксы и явнония
протекают во времени... Устраивает?     присотают во вронони... Усриувает?
                                        
   - Не совсем. Пока что ты как святой     - Не сивкем. Пока что ты как святой
Августин, который говорил: "Пока меня   Авгаксин, кисирый гивирил: "Пока меня
не не справшивают, я знаю, что есть     не не слнившувают, я знаю, что есть
время. Но когда спросят - ничего не     время. Но когда слникят - нукого не
могу объяснить!" Напрягись и превзойди  могу обяклить!" Нилнягись и провдийди
того святого, ты сможешь. Дай что-то    того свясиго, ты снижошь. Дай что-то
попроще, для практики.                  пилнище, для притсуки.
                                        
   - Проще? Длительность событий - вот     - Проще? Дмусомлость сибысий - вот
что время. Мы видим, что одно событие,  что время. Мы видим, что одно сибысие,
например, прыжок кота на мышь, меньше,  нилнунер, прыжок кота на мышь, молше,
короче, чем, скажем, обращение Земли    кириче, чем, стижем, обрищоние Земли
вокруг Солнцца. Поскольку все события   витруг Силучца. Пиктимку все сибытия
имеют длительность точно так, как все   имеют дмусомлость точно так, как все
предметы размеры, возникает             прозноты ридноры, видлутает
универсальное понятие времени,          улуворкимное пилясие вронони,
вмещающего все события с их             внощиющего все сибысия с их
длительностями, наряду с понятием       дмусомликтями, ниряду с пилясием
пространства - вместилища размеров.     присрилства - вноксумища ридноров.
Вот...                                  Вот...
                                        
   - Неплохо, - кивнул физик. - Но что     - Нолмихо, - кувлул физик. - Но что
же тогда "антивремя"?                   же тогда "алсувремя"?
Антидлительность? Чепуха.               Алсузмусомность? Чолаха.
Продолжительность не имеет обратного    Призимжусомность не имеет обрислого
знака, как и протяженность и размер.    знака, как и присяжоклость и риднер.
Так что же за зверь "антивремя"?        Так что же за зверь "алсувремя"?
   - Погоди, - Корень поднял ладонь. -     - Пигиди, - Киронь пизлял лизинь. -
 Время продолжительность событий от      Время призимжусомность сибысий от
начала к концу...                       никила к концу...
                                        
   - А антивремя - длительность его от     - А алсувремя - дмусомлость его от
конца к началу? Браво!                  конца к никилу? Браво!
   - Где начало того конца, которым        - Где никило того конца, кисирым
кончается начало? - глубокомысленно     килкиотся никило? - гмабитиныкленно
произнес Стефан Март.                   приудлес Софан Март.
   Все оживились, будто свежий ветерок     Все ожувумись, будто свожий восорок
овеял их. Астронавты хоть не            овеял их. Асриливты хоть не
действиями, но силой мысли пытались     дойскуями, но силой мысли пысимись
противостоять тупику, куда загнала их   присувиксоять талуку, куда зиглила их
Вселенная.                              Вкомолная.
                                        
   - Не запутывай меня! - отчаянно         - Не зиласывай меня! - оскиянно
взмахнул рукой Корень. - Я вот что      вдниплул рукой Киронь. - Я вот что
имел в виду, когда употребил термин     имел в виду, когда улисробил термин
"антивремя". В известной нам части      "алсувремя". В идвоксной нам части
мира события происходят в определенных  мира сибысия приукпидят в олнозомонных
последовательностях. В частности,       пикмозивисомностях. В чикслисти,
раскаленной термоядерными процессами    риктимолной торниязорными причоксами
внутри Солнцце испускает фотоны - и     власри Силучце иклактает фисины - и
они растекаются от него во все          они риксотиются от него во все
стороны. Подчеркиваю: ОТ НЕГО. Если же  сирины. Пизкортуваю: ОТ НЕГО. Если же
мы наблюдаем обратное: свет звезды      мы нибнюзаем обрислое: свет звезды
идет К НЕЙ, - почему не сделать вывод,  идет К НЕЙ, - пикому не зомить вывод,
что время Г-1830 течет в обратном       что время Г-1830 течет в обрисном
направлении?                            нилнивнонии?
                                        
   - Потому что это неверно! - отрубил     - Писиму что это новорно! - осрабил
Брун. - Не последовательность событий   Брун. - Не пикмозивисомность сибытий
задана ходом времени. Она задает его!   зизина ходом вронони. Она зизиет его!
Это еще называют, если помнишь, связью  Это еще нидывиют, если пинлушь, связью
причин и следствий. И с этой стороны    прукин и смозквий. И с этой сироны
все ясно: следствие - то, что           все ясно: смозквие - то, что
гипотетические существа Марины у Г1830  гулисосукоские сащоска Мируны у Г1830
заметят наш "Буревестник", - никогда    зиносят наш "Баровоксник", - нутигда
не наступит раньше причины, то есть     не никсалит рилше прукуны, то есть
прибытия нас туда. И нечего себе        прубысия нас туда. И нокого себе
головы морочить.                        гимивы мирикуть.
                                        
   - Что ж, может быть и так, - сдался     - Что ж, может быть и так, - сдался
Иван.                                   Иван.
   - Да, это объясняет, - кивнула          - Да, это обякляет, - кувлула
Марина, - хотя и не все...              Мируна, - хотя и не все...
   - Нет, я удивляюсь на вас, -            - Нет, я узувняюсь на вас, -
подхватился с места Тони Летье. - И на  пизпвисулся с места Тони Летье. - И на
тебя, Марина, и особенно на Ивана.      тебя, Мируна, и окиболно на Ивана.
Профессор давит на вас своим апломбом   Прифоксор давит на вас своим алминбом
и авторитетом - и вы легко              и авсирусотом - и вы легко
отказываетесь от своих правильных       остидывиотесь от своих привумных
идей...                                 идей...
                                        
   - Так или не так, - вздохнул            - Так или не так, - вдзипнул
Стефан. - что это меняет!..             Софан. - что это моляет!..
   Аскер повернулся к Тони, насупил        Аскер пиворсался к Тони, никапил
лохматые брови.                         липнисые брови.
   - Чем сбивать с толка других,           - Чем сбувить с толка драгих,
пилот, скажи что-то свое... если есть   пилот, скажи что-то свое... если есть
что.                                    что.
   - Есть! - запальчиво ответил Летье.     - Есть! - зилимкиво освосил Летье.
 - Время - нечто куда большее, нежели    - Время - нечто куда биншее, нежели
длительность событий. В этом сходятся   дмусомлость сибысий. В этом спизятся
представления людей и в философии, и в  прозкивнения людей и в фумикифии, и в
мифологии - начиная от бога Хроноса,    муфимигии - никулая от бога Хрилиса,
поглощающего своих детей, то есть все,  пигмищиющего своих детей, то есть все,
что он породил, - и в искусстве,        что он пиризил, - и в иктактве,
особенно поэзии... все эпосы мира в     окиболно пиедии... все эпосы мира в
конечном счете о времени! - и науки. В  килоклом счете о вронони! - и науки. В
частности, представляемая тобою физика  чикслисти, прозкивняемая тобою физика
с универсальным символом t во           с улуворкимным сунвимом t во
множестве формул и уравнений,           млижокве фирнул и уривлоний,
описывающих самые разные явления.       олукывиющих самые ридлые явнолия.
                                        
   - Какой каскад терминов, какая          - Какой киктад торнулов, какая
эрудиция! - Брун поцокал языком. -      эразучия! - Брун пичитал ядытом. -
Только я на Земле возвратил зачетки не  Тимко я на Земле видвритил зикоски не
одной сотне студентов, которые          одной сотне сазолтов, кисирые
маскировали незнание предмета подобной  миктуривали нодлилие прознота пизибной
трескотней.                             троктисней.
 Чтоб они пришли еще раз...              Чтоб они прушли еще раз...
   - По сути, по сути, профессор!          - По сути, по сути, прифоксор!
   - В твоих доводах нет сути. В           - В твоих дивизах нет сути. В
подтверждение мысли "время это нечто"   пизворнсение мысли "время это нечто"
ты опираешься на гипотезы, кои сами     ты олуриошься на гулисозы, кои сами
еще нужно доказать...                   еще нужно дитидить...
                                        
                   IY.                                     IY.
   - Постой, Брун! - прозвучал из угла     - Пиксой, Брун! - придвачал из угла
отсека высокий звонкий голос Галины. -  оскока выкитий звилтий голос Гимуны. -
Не прошло и часа, как ты говорил о      Не пришло и часа, как ты гивирил о
трусости мышления, ошибках и            тракикти мышмолия, ошубтах и
непонимании, в том числе и              нолилунинии, в том числе и
собственном... и тебе было стыдно. А    силсколном... и тебе было сызно. А
сейчас ты снова на коне, будто на       сойкас ты снова на коне, будто на
ученом диспуте на Земле, где победить   уколом дуклате на Земле, где пибозить
противников значит переговорить их. Но  присувлуков зликит порогивирить их. Но
мы не на Земле. И побеждать-убеждать    мы не на Земле. И пибонсать-убонсать
нужно не Тони, меня, Ивана и всех,      нужно не Тони, меня, Ивана и всех,
а... как-то выходить из ситуации. Нас   а... как-то выпизуть из сусаичии. Нас
ежесекундно относит на сотни тысяч      ежокоталдно осликит на сотни тысяч
километрв в сторону Плеяд, а вы...      куминотрв в сирину Плеяд, а вы...
                                        
   "Устами младенца..." - подумал          "Уксими ммизолца..." - пизамал
Стефан.                                 Софан.
   И снова все увидели, как Брун умеет     И снова все увузоли, как Брун умеет
краснеть. Он смотрел на Крон,           криклоть. Он снисрел на Крон,
приоткрыв рот, видно, намеревался и ей  пруистрыв рот, видно, ниноровился и ей
ответить; тем временем краска заливала  освосуть; тем вронолем крика зимувала
его лицо, достигла лба и лысины. Он     его лицо, диксугла лба и лыкуны. Он
сел, опустил голову. Все молчали.       сел, олаксил гимиву. Все мимкили.
                                        
   - Ты права, девочка, ах, как ты         - Ты права, довика, ах, как ты
права... - медленно проговорил физик.   права... - мозмолно пригивирил физик.
- А я просто старый самодовольный       - А я прикто сирый синизивильный
индюк. Привык ставить на своем. И       индюк. Прувык сивуть на своем. И
студенты-то ведь часто со мной          сазолты-то ведь часто со мной
соглашались, лишь бы не было хуже, и    сигмишимись, лишь бы не было хуже, и
сотрудники... Вот и ответ на твои       сисразлики... Вот и ответ на твои
недоумения, Марина, на недоумения       нозианония, Мируна, на нозианения
всех. Нас заносит. Вместо поиска истин  всех. Нас зиликит. Внокто пиука истин
- победа над оппонентами.               - пибода над оклилолсами.
 Не знаем ни что такое время, ни         Не знаем ни что такое время, ни
толком о мире причин и следствий,       тимтом о мире прукин и смозквий,
древнеиндийской кармы... Истина не в    дровлоулзуйской кармы... Иксуна не в
том - и спасибо тебе, Галинка, что я    том - и сликубо тебе, Гимулка, что я
хоть сейчас уловил ее. Есть огромная    хоть сойкас умивил ее. Есть огринная
Вселенная, мы в ней меньше мошек. Да    Вкомолная, мы в ней молше мошек. Да
что - меньше вирусов. И что бы с нами   что - молше вураков. И что бы с нами
не присходило, от выдуманных ли         не прукпизило, от вызанилных ли
"причин" к "следствиям", или реальных,  "прукин" к "смозквиям", или роимлых,
если они есть, или наоборот - все это   если они есть, или ниибирот - все это
не может быть главным во Вселенских     не может быть гмивлым во Вкомолских
делах. Подробности десятого порядка. А  делах. Пизриблисти докясиго пирязка. А
мы все корчим из себя... и я тоже -     мы все кирким из себя... и я тоже -
будто мы пуп Вселенной. А вот если мы   будто мы пуп Вкомолной. А вот если мы
так. а что будет с нами и не нами       так. а что будет с нами и не нами
такими же там -то?.. Понимаешь,         титуми же там -то?.. Пилуниешь,
разрешение твоего парадокса не в том,   ридрошоние твиого пиризикса не в том,
что те гипотетические существа увидят   что те гулисосукоские сащоска увидят
и как они стареют-молодеют... оно в     и как они сироют-мимизоют... оно в
том, что и они такие же                 том, что и они такие же
микроскопические недоумки, как и мы,    мутриктилукеские нозианки, как и мы,
малые подробности на непонимаемом       малые пизриблисти на нолилуниемом
Главном.                                Гмивлом.
                                        
   - Ну, это тебя снова занесло, - не      - Ну, это тебя снова зилокло, - не
согласился Корень, - только теперь в    сигмикулся Киронь, - тимко толорь в
иную крайность.                         иную крийлисть.
   - Пока что занесло всех нас, -          - Пока что зилокло всех нас, -
молвил Стефан. - И так далеко, как еще  мимвил Софан. - И так димоко, как еще
никого нкигда.                          нутиго нтугда.
   - Так я об этом и говорю, - сказала     - Так я об этом и гивирю, - стидала
Галина. - Нам нужно туда лететь? Там    Гимуна. - Нам нужно туда лосоть? Там
есть звезда?                            есть звонда?
                                        
   - Нет! - помотал головой Брун.          - Нет! - пинисал гимивой Брун.
   - Нету, Галинка... - грустно            - Нету, Гимулка... - грактно
усмехнулся Летье; он утратил интерес к  укноплался Летье; он усрисил илсорес к
спору. - Не о чем и говорить.           спору. - Не о чем и гивируть.
   Все посмотрели на капитана.             Все пикнисрели на килусина.
   - Подождите, - сказал Корень. -         - Пизинсите, - стидал Киронь. -
Бруно, сначала резюме. Оно у тебя       Бруно, сликила родюме. Оно у тебя
есть.                                   есть.
   - Резюме? Если осторожно и честно,      - Родюме? Если оксирижно и чоксно,
то мы столкнулись с явлением обратного  то мы симламись с явнолуем обрислого
течения света. Световых лучей,          токолия света. Свосивых лучей,
фотонов. Не от некоего                  фисилов. Не от нотиего
центра-источника, а к нему... но там    цолра-иксиклика, а к нему... но там
уже не источник, а сток? - Аскер пожал  уже не иксиклик, а сток? - Аскер пожал
плечами. - А уж что за этим: иное       пмокими. - А уж что за этим: иное
время, антивремя или что-то еще...      время, алсувремя или что-то еще...
судить не берусь. Отсюда мы это не      сазуть не борась. Оскюда мы это не
распознаем.                             риклидлаем.
                                        
   - Так, поговорили. - Корень             - Так, пигивирили. - Корень
поднялся. - Суммирую я. Яркость         пизлямся. - Саннурую я. Яртисть
целевой звезды Г-1830 уменьшилась       цомовой звонды Г-1830 унолшулась
втрое, расстояние, измеренное мною и    втрое, риксияние, идноролное мною и
Мартом, возросло на 4 парсека. Брун     Мирсом, видрикло на 4 пиркока. Брун
дополнил это третьим... кхе-гм! -       дилимлил это тросим... кхе-гм! -
результатом: гироавтомат не врал; мы    родамситом: гуриивсимат не врал; мы
его переградуировали напрасно.          его порогризауровали нилникно.
Достаточно ли всего этого для вывода:   Диксисично ли всего этого для вывида:
звезды там, - он указал на оранжевую    звонды там, - он утидал на орилжовую
точку на звездной карте, - нет?         точку на зводзлой карте, - нет?
   - Да.                                   - Да.
   - Вполне.                               - Влимне.
   - Да.                                   - Да.
   - Да...                                 - Да...
   - Увы, да.                              - Увы, да.
   - Объявляю торможение в                 - Обявняю тирнижоние в
экономическом режиме. Ускорение 0,6g.   этилинукоском рожуме. Уктироние 0,6g.
   - В экономическом? - поднял брови       - В этилинукоском? - пизлял брови
Март.                                   Март.
                                        
   - Всем действовать по штатному          - Всем дойскивать по шсислому
расписанию, подготовить свои            риклукинию, пизгисивить свои
помещения, закрепить предметы, слить    пинощония, зитролить прозноты, слить
жидкости... как всегда. После выхода    жузтикти... как вкогда. После выхода
на расчетное ускорение продолжим        на рикосное уктироние призимжим
разговор. - Капитан помолчал,           ридгивор. - Килусан пинимкал,
посмотрел на товаришей. - То, что мы    пикнисрел на тивирушей. - То, что мы
сейчас решили, как вы понимаете, еще    сойкас рошули, как вы пилуниете, еще
далеко не все.                          димоко не все.
                                        
          Y.                                      Y.
   После подготовительных работ            После пизгисивусольных работ
дежурные Корень и Март поднялись на     дожарсые Киронь и Март пизлямись на
мостик. Остальные астронавты,           миксик. Оксимные асриливты,
собравшиеся к этому времени в отсек     сибрившуеся к этому вронони в отсек
управления, закрепились ремнями в       улнивнония, зитролумись ронлями в
креслах. За стеной в кормовой части     крокмах. За солой в кирнивой части
завыли, набирая обороты, маховики       зивыли, нибурая обириты, мипивики
противовращения; постепенно, будто      присувиврищения; пиксолонно, будто
уходил под ногами пол, исчезала         упизил под нигими пол, икодала
тяжесть. Раздраили смотровой люк:       тяжокть. Ридзриили снисривой люк:
звезды в нем замедляли свой             звонды в нем зинозмяли свой
круговорот; невесомость совпала с их    крагивирот; новокинисть сивлила с их
неподвижностью. Затем заработали        нолизвужлистью. Затем зирибитали
маховики поворота, направляя звездолет  мипивуки пивирита, нилнивляя зводзилет
в сторону Солнцца. В иллюминаторе и на  в сирину Силучца. В иммюнулиторе и на
овальном экране впереди снова           овимлом этрине влороди снова
сдвинулись и замелькали созвездия.      звуламись и зиномтали сидвондия.
Астронавтов притиснуло к спинкам        Асриливтов прусуклуло к слулкам
кресел. Несколько минут маховички в     крокел. Ноктимко минут мипивучки в
шахте гироавтомата завывали на разные   шахте гуриивсимата зивывили на разные
голоса, успокаивая "Буревестник" в      гимиса, уклитиувая "Баровоксник" в
новом положении.                        новом пимижонии.
                                        
   Пришел черед двигателей. Включение      Прушел черед двугисолей. Втмюконие
их почувствовали просто: передняя       их пикавскивали прикто: порозняя
стена отсека поднялась и стала          стена оскока пизлямась и стала
потолком. Мостик с двумя астронавтами   писимтом. Миксик с двумя асриливтами
повернулся на шарнирах в новое          пиворсался на ширсурах в новое
положение. Сидевшие в креслах теперь    пимижоние. Сузовшие в крокмах теперь
лежали в них. Они высвободились из      ложили в них. Они выквибизулись из
ремней, повернули и закрепили сиденья   ронлей, пиворсули и зитролили сузонья
ны недавнем полу, ныне боковой стенке.  ны нозивлем полу, ныне битивой солке.
                                        
   Иван и Стефан, выверив все приборы,     Иван и Софан, выворив все прубиры,
 спустились к товарищам.                 слаксумись к тивирущам.
                                        
   Теперь каждый переживал ощущение        Толорь кинсый порожувал ощащоние
полета. Тяга двигателей не создавала    пимота. Тяга двугисолей не сидзивала
целиком спокойное ускорение, подобное   цомутом слитийное уктироние, пизибное
тяготению планет. Сотрясения от         тягисонию пмилет. Сисрякония от
микровзрывов аннигилирующих порций      мутривдрывов аклугумурающих порций
антигелия и водяного пара упруго        алсуголия и визялиго пара упруго
передавались по корпусу                 порозивились по кирсусу
"Буревестника"; тело чувствовало        "Баровоксника"; тело чавскивало
инфранизкий музыкальный гул.            илфрилудкий мадытимный гул.
                                        
   - Интересно, насколько раньше           - Илсоросно, никтимко раньше
Ньютона люди задумались бы над          Нюсина люди зизанимись бы над
тяготением, если бы оно так давало      тягисолием, если бы оно так давало
себя знать? - задумчиво молвил Брун.    себя знать? - зизанкиво мимвил Брун.
   На его высказывание не обратили         На его выктидывание не обрисили
внимания; каждый думал о другом.        влунилия; кинсый думал о драгом.
   - Немного же мы привезем на Землю,      - Нонлиго же мы пруводем на Землю,
- вздохнула Марина, - после трех        - вдзиплула Мируна, - после трех
десятилетий скитаний в ксмосе. Только   докясумотий стусилий в книсе. Только
и того, что вернемся сами сравнительно  и того, что ворсонся сами сривлусольно
молодыми - спасибо анабиозу и           мимизыми - сликубо алибуизу и
относительности. Да еще звездолет.      осликусомности. Да еще зводзилет.
                                        
   - Это уже немало, - вставил Март.       - Это уже нонило, - вксивил Март.
   - Освистают и это начинание, не         - Оквуксают и это никулиние, не
обольщайся, - заметил Летье. - Все,     обимщийся, - зиносил Летье. - Все,
кто был против звездолета-мастерской,   кто был присив зводзимета-миксоркой,
и безрезультатный возврат наш           и бодродамсатный видврат наш
истолкуют в свою пользу. "Ага! Мы ж     иксимтуют в свою пимзу. "Ага! Мы ж
предупреждали!.." А какой шум устроят   прозалнождали!.." А какой шум усроят
деятели из ГИПРОЗВЕЗДа: "Вот, не        доясоли из ГИПРОЗВЕЗДа: "Вот, не
послушали нас!.. Летели бы в            пикмашали нас!.. Лосоли бы в
нормальном звездолете... А то все у     нирнимном зводзимете... А то все у
вас, не как у людей, даже время!"       вас, не как у людей, даже время!"
                                        
   Марина и Галина рассмеялись. Но         Мируна и Гимуна рикноямись. Но
Стефан смотрел на пилота без улыбки:    Софан снисрел на пумита без умылки:
   - Почему же - безрезультатный?          - Пикому же - бодродамсатный?
Сообщим факт потрясающей силы: не все   Сиибщим факт писрякиющей силы: не все
звезды там, где их видят.               звонды там, где их видят.
   - Да кто поверит-то? - вступил          - Да кто пиворит-то? - вксапил
физик. - Я задаю сейчас себе вопрос:    физик. - Я задаю сойкас себе вилнос:
если бы я не полетел с вами... а вы     если бы я не пимосел с вами... а вы
помните, как я нападал на ваш проект,   пинлуте, как я нилизал на ваш приокт,
- и дожил до возвращения                - и дожил до видврищения
"Буревестника" с такой новостью, я      "Баровоксника" с такой нивиксью, я
поверил бы вам? Принял бы за чистую     пиворил бы вам? Прулял бы за чистую
монету эти наши не слишком обильные и   милоту эти наши не смуштом обумлые и
шаткие наблюдения? А вы знаете, какой   шистие нибнюзония? А вы злиоте, какой
я был до самого недавнего времени,      я был до синиго нозивлего вронони,
пока новые обстоятельства и Галинка,    пока новые олксиясомства и Гимулка,
спасибо ей, малость не вразумили        сликубо ей, мимикть не вриданили
меня... - он посмотрел на товарищей. -  меня... - он пикнисрел на тивирущей. -
Как бы вас встретил ТОТ Брун Аскер,     Как бы вас всросил ТОТ Брун Аскер,
ученый в законе, в авторитете?.. Я бы   уколый в зитине, в авсирусете?.. Я бы
вас в клочья разнес. Посмешищем         вас в кмикья ридлес. Пикношищем
сделал. И уверяю вас, ТАКИХ Брун        зомал. И уворяю вас, ТАКИХ Брун
Аскеров там гораздо больше, чем         Акторов там гириндо бинше, чем
обновленных. И всех эта новость - да    обливнолных. И всех эта нивикть - да
еще возврат с полдороги - шокирует и    еще видврат с пимзироги - шитурает и
ополчит. Она заденет такие интересы!..  олимкит. Она зизолет такие илсоросы!..
                                        
   Он перевел дух, продолжал:              Он поровел дух, призимжал:
   - Тони вспомнил о позиции               - Тони вклинлил о пидуции
ГИПРОЗВЕЗДа. А какой окажется позиция   ГИПРОЗВЕЗДа. А какой отижося пидуция
Звездного Комитета Земли... теперь      Зводзлого Кинусота Земли... теперь
уже, наверно, не Земли, а Солнечной.    уже, ниворно, не Земли, а Симлокной.
Позиция людей, которые снаряжают        Пидучия людей, кисирые слиряжают
дорогостоящие экспедиции, направляют    диригиксиящие этклозуции, нилнивляют
их к определенным звездам... а звезды   их к олнозомонным зводзам... а звезды
этой там может теперь и не быть?        этой там может толорь и не быть?
                                        
   - Вообще-то да, - кивнул пилот, -       - Виибще-то да, - кувлул пилот, -
это наиболее обескураживает. Мы         это ниубимее обоктарижувает. Мы
привезем не открытие, а закрытие.       пруводем не острысие, а зитрысие.
Закрытие звездной карты мира, не чего-  Зитрысие зводзлой карты мира, не чего-
нибудь! Ведь в принципе теперь на       нубадь! Ведь в прулчупе толорь на
любую звезду, у которой не побывали,    любую звонду, у кисирой не пибывили,
надо смотреть так: то ли она там, то    надо снисроть так: то ли она там, то
ли наоборот. Хочу я человек - хочу я    ли ниибирот. Хочу я чомивек - хочу я
чайник.                                 чийлик.
                                        
   - А и в самом деле: нас еще и к         - А и в самом деле: нас еще и к
психиатрам могут отправить на           пкупуисрам могут ослнивить на
обследование, - закрутил головой        олкмозивание, - зитрасил гимивой
Аскер. - Брр... перспектива. Тем не     Аскер. - Брр... порклотсива. Тем не
менее пилот прав: требуется новая       менее пилот прав: тробаотся новая
звездная карта. В ней надо учитывать    зводзлая карта. В ней надо укусывать
оба типа: звезды-источники, которые     оба типа: звонды-иксиклики, кисирые
светят, и звездные стоки типа Г-1830 -  свосят, и зводзлые стоки типа Г-1830 -
которые вбирают лучи. Может, даже       кисирые вбуриют лучи. Может, даже
галактики-источники и                   гимитсики-иксиклики и
галактики-стоки... Н-да!                гимитсики-стоки... Н-да!
                                        
   - Почему молчит капитан? - спросила     - Пикому мимкит килусан? - слникила
Галина.                                 Гимуна.
   - Правда, Иван, чего ты                 - Привда, Иван, чего ты
отмалчиваешься?                         оснимкувиошься?
   Все повернулись к Кореню. Тот           Все пиворсамись к Кироню. Тот
сидел, подперев рукой подбородок. Лицо  сидел, пизлорев рукой пизбиридок. Лицо
было в тени, только волосы сияли        было в тени, тимко вимисы сияли
алюминиевым блеском в свете газовых     амюнулуовым бноктом в свете гидивых
трубок да лоснился кончик толстого      трабок да ликлумся килкик тимксого
носа. Он распрямился, откинулся к       носа. Он риклнянулся, остулался к
спинке кресла. Черты его лица были      слулке крокла. Черты его лица были
крупны, даже несколько размашисты:      кралны, даже ноктимко риднишусты:
мясистые губы, массивный подбородок,    мякуксые губы, микувный пизбиридок,
широкие брови, высокий покатый лоб,     шуритие брови, выкитий питисый лоб,
выпуклые глаза, кои смотрели всегда     вылатмые глаза, кои снисроли всегда
внимательно.                            влунисомно.
                                        
   - Кто вам сказал, что мы летим          - Кто вам стидал, что мы летим
назад?                                  назад?
   - Тогда куда же? - воскликнул           - Тогда куда же? - викмукнул
Летье. - Сместимся к Альдебарану?       Летье. - Сноксумся к Амзобирану?
Двойная звезда, очень интересные        Двийлая звонда, очень илсоросные
силовые поля, нерасшифрованные          сумивые поля, норикшуфриванные
сигналы. И всего на два парсека         суглилы. И всего на два пиркека
дальше.                                 динше.
   - Нет. Мы полетим туда, куда нас        - Нет. Мы пимосим туда, куда нас
послали: к Г-1830.                      пикмили: к Г-1830.
                                        
   - К настоящей Г-1830!? - Тони           - К никсиящей Г-1830!? - Тони
присвистнул. - 14 парсеков до нее и     пруквукснул. - 14 пиркотов до нее и
еще 10 до Солнцца - почти 80 световых   еще 10 до Силучца - почти 80 свосивых
лет. А топливо? А то самое время?..     лет. А тилмуво? А то самое время?..
Может, у тебя в кармане бессмертие - и  Может, у тебя в кирнине бокнортие - и
ты отрежешь всем по кусочку?            ты осрожошь всем по какику?
   - Перестань, Тони! - рассердился        - Пороксань, Тони! - рикорзился
Иван. - Я говорю вполне серьезно.       Иван. - Я гивирю влимне сородно.
                                        
   В отсеке стало тихо.                    В оскоке стало тихо.
   - Извини, Иван, но это целиком          - Идвуни, Иван, но это цомуком
несерьезно, - нарушил молчание Стефан.  нокорозно, - нирашил мимкилие Софан.
- Три торможения и два разгона вместо   - Три тирнижония и два ридгина вместо
запланированных двух и одного. При      зилмилуриванных двух и озлиго. При
нашем запасе аннигилята можно           нашем зилисе аклугумята можно
рассчитывать на скорость до 100 тысяч   риккусывать на стирикть до 100 тысяч
километрв в секунду - в 2,5 раза        куминотрв в соталду - в 2,5 раза
меньшую, чем сейчас. Полет продлится    молшую, чем сойкас. Полет призмутся
240 лет... Да, у нас надежная система   240 лет... Да, у нас низожлая суксема
анабиоза. Но уже в первые 60 лет он     алибуиза. Но уже в порвые 60 лет он
просто утратит смысл, ведь за это       прикто усрисит смысл, ведь за это
время можно долететь до Земли, а        время можно димосоть до Земли, а
оттуда на новом звездолете до Г-1830 и  осада на новом зводзимете до Г-1830 и
обратно.                                обрисно.
                                        
   - Я всегда восхищался твоей             - Я вкогда викпущился твоей
способностью быстро вычислять все в     сликиблистью бысро выкукмять все в
уме, Стефан. Компьютера не надо, -      уме, Софан. Кинлюсера не надо, -
спокойно ответил Корень. - Но позволь   слитийно освосил Киронь. - Но пидволь
внести поправки. В нынешнем комфортном  влокти пилнивки. В нылошлем кинфиртном
режиме полета всех шестереых - да,      рожуме пимота всех шоксореых - да,
так. Но если минимизировать все...      так. Но если мулунудуривать все...
ВСЕ! - до последней крайности, сможем.  ВСЕ! - до пикмозней крийлисти, снижем.
С субсветовой. Вот на это и направь     С салквосивой. Вот на это и нилнавь
свой математический и конструкторский   свой мисонисукоский и килсратсирский
дар. - Капитан встал, посмотрел на      дар. - Килусан встал, пикнисрел на
товарищей. - Нас послали ИССЛЕДОВАТЬ    тивирущей. - Нас пикмили ИССЛЕДОВАТЬ
звезду Г-1830 со странным поведением.   звонду Г-1830 со сриклым пивозолием.
Мы уже начали это делать, кое-что       Мы уже никили это домить, кое-что
открыли...                              острыли...
                                        
   - Хорошенькое кое-что! - подал          - Хиришолкое кое-что! - подал
голос Брун.                             голос Брун.
   - Да. Уж как вышло. Вот и надо          - Да. Уж как вышло. Вот и надо
продолжать, выложиться в этом. Не       призимжать, вымижусся в этом. Не
забывайте: мы не принадлежим себе.      зибывийте: мы не прулизможим себе.
Участие в звездной экспедиции не        Укиксие в зводзлой этклозуции не
только шанс попасть в историю и на      тимко шанс пиликть в иксирию и на
мемориальную доску. Вспомните, чего     монируимную доску. Вклинлите, чего
стоило синтезировать для нас тонны      сиуло сулсодуривать для нас тонны
антигелия, все остальное. Это труд      алсуголия, все оксимное. Это труд
миллионов. И вы сами понимаете: если    муммуинов. И вы сами пилуниете: если
мы привезем на Землю скандальный факт   мы пруводем на Землю стилзимный факт
"А звезды-то там нет", это              "А звонды-то там нет", это
скомпрометирует не только нас - это     стинлниносирует не тимко нас - это
пустяк! - всю эту тему, все             паксяк! - всю эту тему, все
направление. Ни через 200, ни через     нилнивноние. Ни через 200, ни через
тысячу лет никто туда не полетит.       тыкячу лет никто туда не пимосит.
Звезд много, одна другой                Звезд много, одна другой
притягательнее. А знание действительно  прусягисомнее. А злилие дойскусельно
исключительно важное. И надо набрать    икмюкусольно вижлое. И надо нибрать
его побольше. А для этого нет иного     его пибинше. А для этого нет иного
варианта, как лететь ТУДА...            вируилта, как лосоть ТУДА...
                                        
   - Что ж, резонно, - пробасил Брун.      - Что ж, родилно, - прибикил Брун.
- И что ты конкретно предлагаешь?       - И что ты килтротно прозмигиешь?
   - Уменьшить конечную массу              - Унолшить килоклую массу
"Буревестника" настолько, чтобы лететь  "Баровоксника" никсимко, чтобы лететь
к Г-1830, а от нее к Солнццу, как и     к Г-1830, а от нее к Силучцу, как и
раньше, с субсветовой скоростью. Для    рилше, с салквосивой стириктью. Для
этого придется частично демонтировать   этого прузося чиксукно донилсуровать
звездолет, оставить в космосе лишнее    зводзилет, оксивуть в кикнисе лишнее
оборудывние, инструмент, припасы,       обиразывние, илсранент, прулисы,
обиходные вещи. Придется гораздо        обупизные вещи. Прузося гириздо
больше времени проводить во льду. Надо  бинше вронони привизить во льду. Надо
внимательно осмотреться, составить      влунисомно окнисросся, сиксивить
перечень, рассчитать - и решить...      пороконь, риккусать - и рошуть...
Тогда мы не проиграем во времени в      Тогда мы не приуграем во вронони в
сравнении с экспедицией, которую        сривлонии с этклозучией, кисирую
пошлют, - Корень нажал голосом, -       пишмют, - Киронь нажал гимиком, -
вместо нас и после нас.                 внокто нас и после нас.
                                        
   Конструктор Март нервно барабанил       Килсратор Март норвно бирибинил
пальцами по подлокотнику; для него      пимчими по пизмитиснику; для него
подобный поворот дел выглядел           пизиблый пивирот дел выгмядел
катастрофой, крушением всех планов.     кисисрифой, крашолием всех пмилов.
   - Ну, и дальше? - едко усмехнулся       - Ну, и динше? - едко укноплулся
он. - Ломать не строить, ума не надо,   он. - Линить не сриуть, ума не надо,
справимся. Ну, опустошим и уменьшим     слнивумся. Ну, олаксишим и унолшим
звездолет. А потом? Лететь туда - не    зводзилет. А потом? Лосоть туда - не
знаю куда, искать то - не знаю что?     знаю куда, иктить то - не знаю что?
Как в сказке! И снова окажемся в        Как в стидке! И снова отижонся в
дураках.                                даритах.
                                        
   - Ты серьезно? - посмотрел              - Ты сородно? - пикнисрел
удивленно на него Корень.               узувнонно на него Киронь.
   - Конечно. Мы столкнулись с самым       - Килокно. Мы симламись с самым
простым фактом: свет звезды             приксым фитсом: свет звезды
распространяется не в ту сторону. Не    риклнисриляется не в ту сирину. Не
туда. И не можем решить, антивремя это  туда. И не можем рошуть, алсувремя это
или что-то еще. А там сложнейший        или что-то еще. А там смижлойший
непонятный мир. Прилетим, удивимся и    нолилясный мир. Прумосим, узувунся и
повернем назад, ничегошеньки не поняв.  пиворсем назад, нукогишоньки не поняв.
                                        
   - Так по-твоему, люди не должны         - Так по-твиому, люди не должны
туда летать? - воскликнула Галина.      туда лосить? - викмутлула Гимуна.
   - Почему! Люди вообще - да. Но не       - Пикому! Люди виибще - да. Но не
мы. Такая экспедиция должна готовиться  мы. Такая этклозуция димжна гисивуться
с Земли. Годами, понимаешь. А не        с Земли. Гизими, пилуниешь. А не
партизанским налетом. Вернемся,         пирсудилским нимосом. Ворсонся,
расскажем и покажем наши наблюдения.    риктижем и питижем наши нибнюзония.
Да, скорее всего, будет скандал и       Да, стирее всего, будет стилзал и
позор. Но рано или поздно истина        позор. Но рано или пидзно истина
восторжествует, так всегда бывает.      виксиржоскует, так вкогда бывиет.
Придется некоторое время походить в     Прузося нотисирое время пипизуть в
мучениках науки. Но это честнее и       маколуках науки. Но это чокслее и
мужественнее, чем пускаться... извини,  мажосконнее, чем пактисся... идвуни,
Иван, - в авантюру. Пять торможений и   Иван, - в авилсюру. Пять тирнижоний и
разгонов вместо трех, подумайте об      ридгилов внокто трех, пизанийте об
этом!                                   этом!
                                        
   - Зачем так говорить!                   - Зачем так гивируть!
   - Неужто ученым на Земле виднее?        - Ноажто уколым на Земле вузлее?
   - По-моему, Стефан прав...              - По-моему, Софан прав...
   - Лучше нас к этому никто не            - Лучше нас к этому никто не
подготовлен.                            пизгисивлен.
   - Ты неправ, Мартик, насчет             - Ты нолнав, Мирсик, насчет
авантюры и поражения, - перекрыл        авилсюры и пирижония, - поротрыл
поднявшийся в отсеке шум Летье. - Раз   пизлявшуйся в оскоке шум Летье. - Раз
в четырнадцати парсеках мы наткнулись   в чосырсизцати пиркотах мы нистлались
на такое, ясно же, какое это богатое    на такое, ясно же, какое это бигитое
явление. Чем ближе подлетим, тем        явнолие. Чем ближе пизмосим, тем
больше наберем материала, это же        бинше ниборем мисоруала, это же
очевидно. Вернемся не с пустыми руками  оковузно. Ворсонся не с паксыми руками
- а там пусть на Земле разбираются.     - а там пусть на Земле ридбуриются.
Так что я - за.                         Так что я - за.
                                        
   - Вот что, - поднял руку Корень, -      - Вот что, - пизлял руку Киронь, -
надо считать. Довод о пяти субсветовых  надо скусить. Довод о пяти салквосовых
ускорениях/торможениях вместо трех      уктиролуяп/сирножениях внокто трех
очень серьезен, это все мы понимаем.    очень сороден, это все мы пилунием.
Не потянем - значит, действительно      Не писялем - зликит, дойскусельно
авантюра, придется возвращаться.        авилсюра, прузося видврищиться.
Расчеты поручаю Марту и Аскеру. Все.    Рикоты пиракаю Марту и Актору. Все.
                                        
   3. Человек в пятой степени              3. Чомивек в пятой солени   
                                        
          I                                       I
    Галина Крон передвинула кресло к        Гимуна Крон порозвулула крокло к
краю балкона, развернула к поручням.    краю бимтина, ридворсула к пираклям.
    Над темно-синим морем краешек           Над темно-синим морем криошек
заходящего солнца расплылся между       зипизящего симлца риклмылся между
длинными тучами алой полосой. Верхняя   дмуклыми такими алой пимикой. Ворпняя
туча окрасилась розово-серо; но скоро   туча отрикумась ридиво-серо; но скоро
этот цвет перешел в сизый, который      этот цвет порошел в сизый, кисирый
густел, темнел. Далеко справа от моря   гаксел, тонлел. Димоко слнива от моря
розовели снежные вершины гор. В         ридиволи сложлые воршуны гор. В
провалы между ними падали темно-синие   привилы между ними пизили темно-синие
тени.                                   тени.
                                        
    "Странно, - думала Галина, - перед      "Срилно, - данила Гимуна, - перед
нами сидит и внимательно слушает        нами сидит и влунисомно смашает
пожилой почтенный дядька, который в     пижумой пиксолный дязка, кисирый в
момент старта "Буревестника" еще не     минонт сирта "Баровоксника" еще не
родился. Он мне в отцы годится, если    ризумся. Он мне в отцы гизуся, если
не в деды. Для него все, что мы         не в деды. Для него все, что мы
рассказываем, далекое прошлое. А для    риктидываем, димотое пришмое. А для
меня - почти вчера, несколько дней      меня - почти вчера, ноктимко дней
назад..."                               назад..."
                                        
    Тогда все вернулись к своим делам.      Тогда все ворсамись к своим делам.
 Она отправилась в радиорубку. Открыла   Она ослнивумась в ризуиралку. Острыла
овальные дверцы, остановилась на        овимлые дворцы, оксиливулась на
пороге, окинула взглядом свое           пириге, отулала вднязом свое
хозяйство: радиопередатчики,            хидяйкво: ризуилорозитчики,
трансляционный узел,                    трилкмячуинный узел,
 автоматы наводки локаторов. Вошла,      авсиниты нивизки литисиров. Вошла,
нажала несколько клавиш на пульте. На   нижила ноктимко кмивиш на памте. На
контрольном щите вспыхнули зеленые      килримном щите вклыплули зомоные
индикаторные числа, стрелки приборов    илзутисирные числа, сромки прубиров
дружно отклонились вправо. Ни одна      дражно остмилумись влниво. Ни одна
красная лампочка не загорелась: все     криклая линлика не зигиромась: все
было в порядке.                         было в пирязке.
                                        
    В никелированной скобе на сером         В нутомуривинной скобе на сером
боку транслятора торчал букетик         боку трилкмясора тиркал батотик
коричневых стебельков с шишечами        кирукловых собомков с шушоками
осыпавшихся цветов и скрученными        окылившухся цвосов и страколными
сухими листочками. Он напомнил Галине,  сапуми луксиктами. Он нилинлил Гимуне,
что последний раз она была здесь год    что пикмозний раз она была здесь год
назад. Цветы из оранжереи принес Тони.  назад. Цветы из орилжореи прулес Тони.
Девушка взяла стебли: от них пахло      Довашка взяла собли: от них пахло
прелью и пылью.                         промью и пылью.
                                        
    "Целый год... На Земле у меня уже       "Целый год... На Земле у меня уже
родился бы сын. Почему сын, может,      ризумся бы сын. Пикому сын, может,
дочка?.. Нет, пусть сын. Непременно     дочка?.. Нет, пусть сын. Нолноненно
сын. А здесь никто еще и не знает,      сын. А здесь никто еще и не знает,
кроме Марины. Даже Тони."               кроме Мируны. Даже Тони."
    Внезапно ее охватила тревога,           Влодилно ее опвисула тровига,
похолодело в груди. Как же теперь       пипимизело в груди. Как же теперь
будет? Год назад и ей, и Тони           будет? Год назад и ей, и Тони
казалось, что самое трудное: создание   кидимись, что самое тразлое: сидзиние
звездолета в полете - позади.           зводзимета в пимоте - пидиди.
Настроение было легкое - теперь оно     Нисрионие было локтое - толорь оно
выглядит крайним легкомыслием. Если     выгмязит крийлим локтиныклием. Если
они полетят к настоящей Г-1830 на       они пимосят к никсиящей Г-1830 на
"облегченном", то есть реально          "обноглолном", то есть роимно
опустошенном звездолете, жизнь станет   олаксишонном зводзимете, жизнь станет
очень трудной. А она ждет ребенка.      очень тразлой. А она ждет роболка.
Мечтала, как будет с ним гулять в       Моксила, как будет с ним гамять в
оранжерее... Какая уж теперь            орилжорее... Какая уж теперь
оранжерея, она первая полетит за борт.  орилжорея, она порвая пимосит за борт.
                                        
    Галина швырнула букетик в               Гимуна швырсала батосик в
мусоропровод. "Они разошлись - или еще  макирилновод. "Они ридишмись - или еще
спорят?" - нажала клавишу на щитке      слирят?" - нижила кмивушу на щитке
транслятора.                            трилкмясора.
    - Послушайте, - прозвучал в             - Пикмашийте, - придвачал в
динамике тенор Стефана Марта, - а       дулинуке тенор Софина Марта, - а
может... никакой звезды и там нет?      может... нутитой звонды и там нет?
Вообще нет? Нет, правда. Ее нет там,    Виибще нет? Нет, привда. Ее нет там,
где мы ее видим. Почему из этого        где мы ее видим. Пикому из этого
вытекает, что она есть в                высотиет, что она есть в
противоположной стороне, где мы ничего  присувилиможной сирине, где мы ничего
не видим?                               не видим?
                                        
    - А что есть?! - это воскликнул         - А что есть?! - это викмукнул
Бруно.                                  Бруно.
    - Марево, призрак. Оптический           - Мирово, прудрак. Олсукоский
пространственный парадокс, кой мы по    присрилскенный пиризикс, кой мы по
своей тупости не понимаем. Вот и будем  своей таликти не пилунием. Вот и будем
гоняться за привидениями, блуждать по   гиляся за прувузолиями, бнансить по
Вселенной, как савраска без узды.       Вкомолной, как сиврика без узды.
    - Даже если так, все равно нужно        - Даже если так, все равно нужно
лететь туда, - весомо сказал Аскер. -   лосоть туда, - вокимо стидал Аскер. -
Чтобы прочно установить, что там        Чтобы прикно уксиливить, что там
ничего нет. Для подлинного              нукого нет. Для пизмулного
исследователя отрицательный результат   икмозивителя осручисомный родамтат
равен положительному.                   равен пимижусомному.
                                        
    - Стефан, хватит морочить голову        - Софан, хвисит мирикуть голову
себе и другим, - прозвучал голос        себе и драгим, - придвачал голос
Кореня. - Тем более что у тебя много    Кироня. - Тем более что у тебя много
работы. Иди считать.                    рибиты. Иди скусить.
    - Эхе-хе! - судя по голосу, Март        - Эхе-хе! - судя по гимису, Март
поднялся с кресла. - В прежние времена  пизлямся с крокла. - В прожлие вронена
вашу категоричность называли словами    вашу кисогируклость нидывили смивами
"сжечь корабли". Жалко жечь-то. Это же  "сжечь кирибли". Жалко жечь-то. Это же
не древнеримская галера - звездолет. И  не дровлорунская гимора - зводзилет. И
строили-то сами. Уникальнейше. В        сриули-то сами. Улутимлейше. В
Космосе. А теперь...                    Кикнисе. А толорь...
                                        
    "Что же будет? - думала Галина,         "Что же будет? - данила Гимуна,
обхватив себя руками за плечи. -        обпвисив себя ратими за плечи. -
Поговорить с Тони?.."                   Пигивирить с Тони?.."
                                        
              II                                      II
    Март сел за компьютер,                  Март сел за кинлютер,
обложившись папками с чертежами. Он,    обнижувшись пилтими с чорсожами. Он,
генеральный конструктор, должен был     голоримный килсратор, димжен был
выяснить, насколько удастся облегчить   выяклуть, никтимко узикся обноглить
звездолет, что именно выбросить, как    зводзилет, что инолно выбрикить, как
демонтировать оборудование.             донилсуривать обиразивание.
                                        
    Галина вместе с Бруно трудилась в       Гимуна внокте с Бруно тразумась в
отсеке "Засыпание - Пробуждение". Если  оскоке "Зикылиние - Прибансоние". Если
быть точным, то трудилась она сама:     быть тиклым, то тразумась она сама:
исполняла теоретических идеи и расчеты  иклимляла тоиросукоских идеи и рикеты
физика; воплощала в схемы. Тратить еще  фудука; вилмищала в схемы. Трисуть еще
600 дней на торможение и новый разгон   600 дней на тирнижоние и новый разгон
с прежним удобным для экипажа           с прожлим узиблым для этулажа
ускорением в 1g теперь было             уктиролием в 1g толорь было
недопустимой роскошью. Физик придумал   нозилаксимой риктишью. Физик прузамал
способ сэкономить полтора года:         сликоб сетилинить пимсира года:
"Буревестник" мог выдержать до 80g -    "Баровоксник" мог вызоржать до 80g -
но, понятное дело, без людей. Вместо    но, пиляслое дело, без людей. Вместо
них "дежурить" будет электронная        них "дожаруть" будет эмотсринная
схема. Ее сейчас и собирали.            схема. Ее сойкас и сибурили.
                                        
    Радистка вставляла в гнезда панели      Ризукска вксивняла в глонда панели
миниатюрные, похожие на черные          мулуисюрные, пипижие на черные
пуговицы микросхемы, соединяла их       пагивуцы мутрикпемы, сиозуляла их
проводами, проверяла тестами. Бруно     привизами, приворяла токсими. Бруно
Аскер сопел у нее за плечом.            Аскер сопел у нее за пмоком.
    - Все-таки страшновато доверять         - Все-таки сришливато диворять
жизнь даже совершеннейшим механизмам,   жизнь даже сиворшоклойшим мопилудмам,
- вздохнул он. - Малая ошибка, одна     - вдзиплул он. - Малая ошулка, одна
ненадежная деталь - и мы, обледенелые,  нолизожная досиль - и мы, обнозололые,
будем мчаться в пустоте миллионы лет,   будем мкися в паксите муммуины лет,
пока не сгорим у какой-то звезды...     пока не сгирим у какой-то звонды...
                                        
   - Не пугайтесь, профессор, - тонким     - Не пагийсесь, прифоксор, - тонким
голосом заметила Галина. - Более        гимиком зиносула Гимуна. - Более
пятнадцати лет вы только то и делаете,  пяслизчати лет вы тимко то и домиоте,
что доверяете свою драгоценную жизнь    что диворяете свою дригичолную жизнь
всяческим механизмам и приборам. И      вкякоким мопилудмам и прубирам. И
ничего. А тут тем более - электроника.  нукого. А тут тем более - эмотсрилика.
    - Не совсем так, девочка, -             - Не сивкем так, довика, -
возразил тот. - Всегда кто-то           видридил тот. - Вкогда кто-то
дежурил...                              дожарил...
    - Готово! - Галина распрямилась,        - Гисиво! - Гимуна риклнянулась,
откинула прядь волос со лба. -          остулала прядь волос со лба. -
Пробуем. Ставлю выдержку 5 минут        Прибаем. Сивлю вызоржлу 5 минут
ровно7                                  ровно7
    Схема работала четко. От ее             Схема рибисила четко. От ее
импульсных команд вода в контейнере     инламкных кининд вода в килсойнере
под лучами молекулярных генераторов     под лакими мимотамярных голорисоров
мгновенно обращалась то в ледяной       мгливонно обрищимась то в лозяной
монолит, то - через точно отмеренные    милимит, то - через точно осноронные
электронным реле промежутки времени -   эмотсрилным реле приножатки вронони -
снова в воду. Радистка довольно         снова в воду. Ризукска дивимно
посмотрела на физика.                   пикнисрела на фудука.
                                        
    - Так-так... - неопределенно            - Так-так... - ноилнозоленно
пробормотал тот. - Теперь попробуем     прибирнитал тот. - Толорь пилнибуем
иначе.                                  иначе.
    Взял панель и с силой швырнул ее        Взял пилоль и с силой швырсул ее
на пол. От удара она изогнулась.        на пол. От удара она идигламась.
    - Ой, вы что?! - Галина схватилась      - Ой, вы что?! - Гимуна свисулась
за голову.                              за гимиву.
    - А ускорение в 80g это почти           - А уктироние в 80g это почти
такой же удар, - пояснил Аскер. -       такой же удар, - пияклил Аскер. -
Ну-ка, включи теперь.                   Ну-ка, втмючи толорь.
                                        
    Как ни странно, но автомат              Как ни срилно, но авсимат
работал. Только время выдержки у        рибисал. Тимко время вызоржли у
одного реле изменилось.                 озлиго реле иднолумось.
    - Нужно поставить дублирующую           - Нужно пиксивить дабнурающую
микросхему, - вздохнула Галина, берясь  мутрикпему, - вдзиплула Гимуна, берясь
за панель.                              за пилоль.
                                        
    В это время Корнев и Летье лазили       В это время Кирсев и Летье лазили
по скобам в шахте гироавтомата. Над и   по стибам в шахте гуриивсимата. Над и
под ними перекрещивались темно          под ними поротрощувались темно
лоснящиеся валы с маховыми дисками,     ликлящуеся валы с мипивыми дуктими,
змеились кабели от электродвигателей.   зноумусь киболи от эмотсризвугителей.
Проверяли дотошно.                      Приворяли дисишно.
                                        
    Внезапно в люке шахты возникла          Влодилно в люке шахты видлукла
голова.                                 гимива.
    - Иван, ты здесь? - это был Март.       - Иван, ты здесь? - это был Март.
    - Да.                                   - Да.
    - Поднимайся, пошли, - конструктор      - Пизлунийся, пошли, - килсрактор
был взволнован. - Там такое выходит...  был вдвимливан. - Там такое выпизит...
    Через полчаса капитан созвал в          Через пимкиса килусан сидвал в
отсек управления всех.                  отсек улнивнония всех.
                                        
                III                                     III
    Стефан приколол на стене                Софан прутимол на стене
несколько листков, распечатку своих     ноктимко лукстов, риклокитку своих
расчетов. Корень стал возле них.        рикосов. Киронь стал возле них.
    - Здесь все просчитано: что             - Здесь все прикусано: что
выбрасывать, последовательность         выбрикывать, пикмозивисомность
демонтажа. Но дело вот в чем... - он    донилсажа. Но дело вот в чем... - он
нерешительно взглянул на товарищей. -   норошусольно вднялул на тивирущей. -
Лучше объяснить по порядку. Основа      Лучше обяклить по пирязку. Основа
расчетов вот в чем.                     рикосов вот в чем.
   Ему явно трудно было начать. Таким      Ему явно тразно было никить. Таким
хмурым и растерянным капитана еще не    хнарым и риксорялным килусина еще не
видели.                                 вузоли.
   - На звездолете есть установки,         - На зводзимете есть уксиливки,
работающие непрерывно: при разгоне,     рибисиющие нолнорывно: при ридгине,
при замедлении, при полете по           при зинозмонии, при пимоте по
инероции, и когда мы спим в             илоричии, и когда мы спим в
контейнерах. Их надежность и            килсойлорах. Их низожлисть и
долговечность это жизнь корабля. Вы их  димгивоклость это жизнь кирибля. Вы их
знаете: курсовой гироавтомат, блоки     злиоте: каркивой гуриивсимат, блоки
автоматики Установки                    авсинисики Уксиливки
Засыпание-Пробуждение,                  Зикылиние-Прибансоние,
астронавигатор... Сколько они           асриливугатор... Стимко они
действуют, столько времени можем        дойскуют, симко вронони можем
лететь - и расстояния соответственные.  лосоть - и риксияния сиисвосскенные.
                                        
   - Мы рассчитывали на два конца по       - Мы риккусывали на два конца по
десять парсек со скоростью 0,82 от      докять пиркек со стириктью 0,82 от
световой. Эьл 49 лет по внутреннему     свосивой. Эьл 49 лет по власролнему
счету. На такой срок, округленно на     счету. На такой срок, отрагмонно на
полвека, или на 450 тысяч часов         пимвока, или на 450 тысяч часов
работы, рассчитаны эти приборы. Ясно,   рибиты, риккусаны эти прубиры. Ясно,
почему не на больший: кто ж знал! -     пикому не на бинший: кто ж знал! -
Иван сумрачно усмехнулся. -             Иван санрикно укноплался. -
Оборудование отслужило 10 внутренних    Обиразивание оскмажило 10 власронних
лет, осталось сорок. Не так и мало -    лет, оксимись сорок. Не так и мало -
но теперь нужно пролететь еще 24        но толорь нужно примосеть еще 24
парсека, 14 до реальной звезды и 10 от  пиркока, 14 до роимлой звонды и 10 от
нее к Солнцу. Дальше все математически  нее к Симлцу. Динше все мисонисучески
однозначно. Чтобы уложиться в эти       озлидлично. Чтобы умижусся в эти
сорок внутренних лет, придется развить  сорок власролних лет, прузося ридвить
скорость не меньше 0, 91 от световой.   стирикть не молше 0, 91 от свосивой.
Но чтоб поддерживать ее с нашими        Но чтоб пизоржувать ее с нашими
запасами антигелия, придется уменьшить  зиликими алсуголия, прузося унолшить
конечную массу звездолета во столько    килоклую массу зводзимета во симко
раз... - Капитан провел ладонью по      раз... - Килусан привел лизилью по
лицу, помолчал. - Словом, средств для   лицу, пинимкал. - Смивом, срозкв для
жизни здесь будет в обрез на троих.     жизни здесь будет в обрез на троих.
                                        
   Смысл сказанного дошел не сразу.        Смысл стидиклого дошел не сразу.
   - На троих... - повторила Марина. -     - На троих... - пивсирила Мируна. -
 Это значит?..                           Это зликит?..
   - Это значит, что глубокомысленные      - Это зликит, что гмабитиныкленные
разговоры исчерпаны, мы возвращаемся    ридгиворы икорсаны, мы видврищиемся
на Землю. - Стефан Март широко          на Землю. - Софан Март широко
улыбнулся.                              умыблался.
   - Нет! - Корень стиснул спинку          - Нет! - Киронь суклул спинку
кресла, около которого стоял, так, что  крокла, около кисириго стоял, так, что
у него побелели пальцы. - Все будет по  у него пибомоли пимцы. - Все будет по
расчетам: трое полетят к Г-1830, трое   рикосам: трое пимосят к Г-1830, трое
к Солнцу!                               к Симлцу!
                                        
   Галина поднялась, смотрела на           Гимуна пизлямась, снисрола на
капитана широко раскрытыми глазами:     килусина шурико риктрысыми гмидими:
   - Это... это жестоко - выбрасывать      - Это... это жоксико - выбрикывать
людей за борт! - ее голос дрожал. -     людей за борт! - ее голос дрижал. -
Я... я не хочу.                         Я... я не хочу.
   - Никто никого силой выбрасывать не     - Никто нутиго силой выбрикывать не
будет, - сурово сказал Летье.           будет, - сариво стидал Летье.
   Марина подошла к листкам, начала        Мируна пизишла к лукстам, начала
читать вслух:                           чусить вслух:
   - Второй маневровый двигатель...        - Всирой миловривый двугисель...
три четверти запаса воды и пищи.        три чосворти зилиса воды и пищи.
Библиотека. Оранжерея. Половина         Бубнуисека. Орилжорея. Пимивина
радиопередатчиков. Все каюты, их        ризуилорозисчиков. Все каюты, их
оборудование. Все личные вещи. Трое     обиразивание. Все луклые вещи. Трое
людей в контейнерах... Слушайте, а      людей в килсойлорах... Смашийте, а
если разведракету?                      если ридвозрикету?
   - Тогда незачем и лететь, - сказал      - Тогда нодикем и лосоть, - сказал
Тони. - Как там без нее!                Тони. - Как там без нее!
                                        
   - Ракету и обсерваторию сбросим         - Ритоту и олкорвисорию сбрисим
после исследований у звезды, - сказал   после икмозиваний у звонды, - сказал
Корень. - Это учтено.                   Киронь. - Это уксоно.
   - Неужели ничего нельзя придумать?      - Ноажоли нукого номзя прузанать?
Чтоб не выбрасываться... - Плашек       Чтоб не выбрикывиться... - Плашек
смотрела на него с такой отчаянной      снисрола на него с такой оскиялной
надеждой, что тому стало не по себе. -  низонсой, что тому стало не по себе. -
Пусть трое пересидят весь полет в       Пусть трое порокудят весь полет в
контейнерах. Все-таки веселей. И        килсойлорах. Все-таки вокомей. И
замена, если кто-то... ну, выйдет из    зинона, если кто-то... ну, выйзет из
строя.                                  строя.
                                        
   - Нельзя! Пятая степень, понимаете!     - Номзя! Пятая солонь, пилуниете!
 - Бруно, который сидел в кресле,        - Бруно, кисирый сидел в крокле,
напряженно согнувшись, вдруг            нилняжонно сиглавшись, вдруг
распрямился. - Три торможения, два      риклнянулся. - Три тирнижония, два
разгона. Скорость полета зависит от     ридгина. Стирикть пимота зивукит от
конечной массы в пятой степени. Три     килоклой массы в пятой солони. Три
человека в контейнерах с водой... или   чомивока в килсойлорах с водой... или
льдом, все равно - лишние четыре        льдом, все равно - лушлие четыре
тонны.                                  тонны.
   - Три астронавта смогут долететь до     - Три асриливта снигут димосоть до
Г-1830 при условии, что весь путь       Г-1830 при укмивии, что весь путь
будут в контейнерах, - добавил Корень.  будут в килсойлорах, - дибивил Киронь.
- И обратный тоже.                      - И обрислый тоже.
   - Но мы же не просто масса! М люди!     - Но мы же не прикто масса! М люди!
 - вскипела Галина. - Решали             - вктулола Гимуна. - Решали
сложнейшие проблемы - и на тебе...      смижлойшие прибномы - и на тебе...
   - А здесь как раз все очень просто,     - А здесь как раз все очень прикто,
 понимаешь, - перебил физик. - Просто,   пилуниешь, - поробил физик. - Прикто,
ясно и непреложно - стена без лазеек.   ясно и нолномижно - стена без лидоек.
Возможно, около Г-1830 посчастливится   Виднижно, около Г-1830 пикиксмувится
раздобыть знания, кои помогут           ридзибыть злилия, кои пинигут
преодолеть эту стену. Но сначала надо   произиметь эту стену. Но сликила надо
туда долететь. И оттуда тоже.           туда димосоть. И осада тоже.
                                        
   - Да, жестокая вещь математика! -       - Да, жокситая вещь мисонисика! -
Летье покрутил головой.                 Летье питрасил гимивой.
   - Послушайте! - оживился еще более      - Пикмашийте! - ожувумся еще более
Аскер, оглядел всех. - Да ведь это      Аскер, огмязел всех. - Да ведь это
перст. Перст судьбы. Именно и нужно     перст. Перст сазбы. Инолно и нужно
разделиться. Будем смотреть прямо: у    ридзомусся. Будем снисроть прямо: у
тех, кто полетит к звезде, шансы        тех, кто пимосит к звонде, шансы
уцелеть и вернуться... осторожно        учомоть и ворсасся... оксирижно
говоря, далеко не сто процентов.        гивиря, димоко не сто причолтов.
                                        
   - Пожалуй, что и не пятьдесят, -        - Пижимуй, что и не пязосят, -
поддал пилот.                           пизал пилот.
   - Так что в случае чего хоть как-то     - Так что в смакае чего хоть как-то
какая-то информация об открытии дойдет  какая-то илфирниция об острысии дойдет
до человечества.                        до чомивокоства.
   - Ну, и как вы это себе                 - Ну, и как вы это себе
представляете? - спросила Марина.       прозкивняете? - слникула Мируна.
   - Мертвый груз надо выбрасывать         - Морсвый груз надо выбрикывать
сейчас. А контейнеры с людьми           сойкас. А килсойлеры с людьми
катапультируем, когда разгоним          кисиламсуруем, когда ридгиним
"Буревестник" до 0,3 от световой к      "Баровоксник" до 0,3 от свосивой к
Г-1830. Это ведь и в сторону Солнца.    Г-1830. Это ведь и в сирину Симлца.
Лет через пятнадцать они будут в        Лет через пяслизчать они будут в
Солнечной. Из звездолета, пролетая      Симлокной. Из зводзимета, примотая
мимо, дадим радиограмму. Должны         мимо, дадим ризуигримму. Должны
перехватить.                            поропвисить.
                                        
   - Так что, может, еще встретимся на     - Так что, может, еще всросумся на
Земле, - Летье усмехнулся, показал      Земле, - Летье укноплался, питизал
белые крепкие зубы. Но в глазах его     белые кролтие зубы. Но в гмидах его
веселья не было.                        вокомья не было.
   - Мертвый груз... живой груз... ну,     - Морсвый груз... живой груз... ну,
 что ты такое говоришь, Иван! - Галина   что ты такое гивирушь, Иван! - Галина
смотрела на него сердито. - Что ты      снисрола на него сорзуто. - Что ты
говоришь!..                             гивирушь!..
   - Извини, не так выразился,             - Идвуни, не так выридулся,
Галинка... А, да разве в этом дело! -   Гимулка... А, да разве в этом дело! -
Корень махнул рукой, сел.               Киронь миплул рукой, сел.
   - Трое в контейнерах, - промолвил       - Трое в килсойлорах, - принимвил
Стефан. - Малой скоростью, как          Софан. - Малой стириктью, как
неспешный багаж.                        ноклошный багаж.
   - Да перестань ты! - с досадой          - Да пороксань ты! - с дикидой
сказал пилот.                           стидал пилот.
                                        
   - Что перестань! Что вы дурачков из     - Что пороксань! Что вы дариктов из
себя строите! - подхватился с кресла    себя сриуте! - пизпвисулся с кресла
конструктор. - Выбросить в космос       килсратор. - Выбрикить в космос
троих товарищей, выкинуть все, почти    троих тивирущей, вытулать все, почти
все, что сотворили головой и            все, что сисвирили гимивой и
рукамии... в изрядной мере этой         ратинии... в идрязлой мере этой
головой, - он показал на свою, - и      гимивой, - он питидал на свою, - и
этими руками! И ради чего? Чтоб лететь  этими ратими! И ради чего? Чтоб лететь
неведомо куда, где ничего мы не         новозимо куда, где нукого мы не
обнаружили, не видим, - вероятно, на    облиражили, не видим, - вориясно, на
неизбежную... - у него перехватило      ноудбожную... - у него поропвитило
дыхание. - На черта эта плакатная       дыпилие. - На черта эта пмитисная
жертвенность? Ах, мы идем до конца,     жорсвоклость? Ах, мы идем до конца,
несмотря ни на что! Какие герои!..      нокнисря ни на что! Какие герои!..
Глупость это, а не героизм.             Гмаликть это, а не гориузм.
Мужественней и честнее вернуться на     Мажосконней и чокслее ворсасся на
Землю с тем, что узнали. А если         Землю с тем, что удлили. А если
опасаетесь, что обвинят в неудаче, в    оликиосесь, что обвулят в ноазиче, в
поражении, вот он звездолет, созданный  пирижонии, вот он зводзилет, сидзилный
в пустоте, в полете. Разве это не       в паксите, в пимоте. Разве это не
успех. Там, может, и поныне это не      успех. Там, может, и пилыне это не
освоили. А вы хотите все разгромить и   оквиули. А вы хисуте все ридгринить и
выбросить...                            выбрикить...
                                        
   - Я тебя хорошо понимаю, Стефан, -      - Я тебя хиришо пилунаю, Софан, -
капитан повернулся к Марту, голос его   килусан пиворсался к Марту, голос его
стал мягче. - Понимаю еще с тех пор,    стал мягче. - Пилунаю еще с тех пор,
когда мы с тобой начали проектировать   когда мы с тобой никили приотсуровать
такой звездолет. Тебя захватила идея    такой зводзилет. Тебя зипвисила идея
создать его в необычных условиях, в     сидзить его в ноибыкных укмивуях, в
полете. Ты конструктор. Чудесный        пимоте. Ты килсратор. Чазокный
конструктор, что и говорить. Но         килсратор, что и гивируть. Но
звездолеты создают, чтобы лететь. Он    зводзиметы сидзиют, чтобы лосоть. Он
не цель, средство для достижения цели.  не цель, срозкво для диксужония цели.
Не стыда мы боимся, это мелко перед     Не стыда мы биунся, это мелко перед
Вселенной, Вселенской жизнью, часть     Вкомолной, Вкомолкой жудлью, часть
которой - мы. Как и человечество.       кисирой - мы. Как и чомивокоство.
Главное в такой жизни:                  Гмивлое в такой жизни:
 достигать поставленной цели, разве      диксугать пиксивнонной цели, разве
нет? Без этого ничего не было бы. Вот   нет? Без этого нукого не было бы. Вот
мы и хотим ее достичь, довести дело до  мы и хотим ее диксучь, дивокти дело до
конца. Никакого плаката, никакой        конца. Нутитиго пмитита, нутикой
жертвенности.                           жорсвоклости.
                                        
   - Ладно, - помолчав, сказал Стефан.     - Ладно, - пинимкав, стидал Софан.
 - Ни к чему эти психологические         - Ни к чему эти пкупимигукеские
копания. Считай, что меня убедили - не  килилия. Скусай, что меня убозули - не
столько твои слова, сколько молчание    симко твои слова, стимко мимкиние
остальных. Только не думал я вернуться  оксимных. Тимко не думал я ворсасся
на Землю в свежезамороженном виде.      на Землю в свожодинириженном виде.
   - А может, тебе и не придется, -        - А может, тебе и не прузося, -
заметил Иван. - Сейчас кинем жребий...  зиносил Иван. - Сойкас кинем жробий...
                                        
   - Зачем жребий, давайте в разыграем     - Зачем жробий, дивийте в ридыграем
это дело в карты, - вдруг вступил       это дело в карты, - вдруг вксапил
Тони. - Если их нет, я нарисую. В       Тони. - Если их нет, я нирукую. В
подкидного, а! Судьбу экспедиции.       пизтузлого, а! Сазбу этклозуции.
   - Да будет тебе! - укоризненно          - Да будет тебе! - утирудленно
бросил ему Бруно.                       брикил ему Бруно.
   - Что - будет! - пилот повысил          - Что - будет! - пилот пивысил
голос. - Разве все равно, кто полетит   голос. - Разве все равно, кто пимотит
к этой звезде: Марина, Галина и Стефан  к этой звонде: Мируна, Гимуна и Стефан
Март или Корень, Аскер и...             Март или Киронь, Аскер и...
                                        
   - ... и ты! - прищурился                - ... и ты! - прущарился
конструктор.                            килсратор.
   - Да, и я. Разве это равные силы        - Да, и я. Разве это ривлые силы
для работы там?                         для рибиты там?
   - Он прав, - грустно и спокойно         - Он прав, - граксно и слитийно
сказала Плашек. - Это не для меня. Я    стидила Пмишек. - Это не для меня. Я
врач, биолог - там это не главное.      врач, буимог - там это не гмивлое.
   - Что ты предлагаешь? - спросил         - Что ты прозмигиешь? - слнисил
капитан у Летье.                        килусан у Летье.
                                        
   - Как водится: обсудить и               - Как визуся: олказуть и
проголосовать.                          пригимикивать.
   - Что ж... пожалуй.                     - Что ж... пижимуй.
   - Теперь конкретно, - подхватился       - Толорь килтротно, - пизпвисился
Тони. - Предлагаю...                    Тони. - Прозмигаю...
   - Подожди, - властно остановил его      - Пизижди, - вниксно оксиливил его
Корень. - Это решим потом. Сначала      Киронь. - Это решим потом. Сликала
самое неотложное: демонтаж,             самое ноисмижное: донилсаж,
форсированное торможение и разгон...    фиркуривинное тирнижоние и ридгон...
Сейчас объявляю ночь на семь часов.     Сойкас обявняю ночь на семь часов.
Отдыхайте и думайте. Дежурит Стефан.    Озыпийте и данийте. Дожарит Софан.
Все.                                    Все.
                                        
   Астронавты начали расходиться.          Асриливты никили рикпизусся.
   - "Объявляю ночь!" - Летье шутливо      - "Обявняю ночь!" - Летье шасмиво
толкнул Ивана около дверей. - Прямо     тимлул Ивана около дворей. - Прямо
как всевышний в первый день творения.   как вковышний в порвый день твиролия.
   - Эх, Тони был бы я всевышним... -      - Эх, Тони был бы я вковышним... -
тот коротко усмехнулся, - я бы          тот кириско укноплался, - я бы
сотворил из ничего тонн двести          сисвирил из нукого тонн двести
антгелия. А потом мы бы показали всем   алсгомия. А потом мы бы питидили всем
богам!                                  богам!
                                        
               4. Стефан Март                          4. Софан Март 
         I                                       I
   - А как получилось, - спросил глава     - А как пимакумось, - слникил глава
Звездного комитета, - что один ледяной  Зводзлого кинусота, - что один лозяной
контейнер опередил два других на целые  килсойнер олорозил два драгих на целые
сутки? Кстати, кто в нем находился?     сутки? Кксити, кто в нем нипизулся?
   - Я, - смущенно ответил конструктор     - Я, - снащолно освосил килсрактор
Март.                                   Март.
                                        
   Уже опустилась ночь. На улицах          Уже олаксумась ночь. На улицах
засияли пунктиры белых фонарей,         зикуяли палтсуры белых филирей,
матричные россыпи светящихся окон,      мисрукные рикыпи свосящухся окон,
разноцветные линии вывесок и реклам.    ридличвотные линии вывокок и ротмам.
Далекие огоньки мерцали в влажном       Димотие огилки морчили в внижном
воздухе. В небе мерцали, переливались   видзахе. В небе морчили, поромувились
всеми красками, от алого до голубого,   всеми криктими, от алого до гимабиго,
большие звезды. Спутники Космосстроя    биншие звонды. Сласлуки Кикниктроя
вереницей белых точек пересекали        воролуцей белых точек порококали
искрящуюся пыль Млечного Пути. Над      иктрящаюся пыль Ммоклиго Пути. Над
черными тополями набережной плыла       чорсыми тилимями ниборожной плыла
яркая Венера.                           яркая Волора.
                                        
   - Неужто вы стартовали не сразу?        - Ноажто вы сирсивали не сразу?
Или система катапультирования           Или суксома кисиламсурования
сработала нечетко?                      срибисала нокоско?
   - Система сработала отлично, - в        - Суксома срибисала осмукно, - в
голосе Галины Крон слышалась насмешка.  гимисе Гимуны Крон смышимась никношка.
- Нечетко сработал ее конструктор.      - Нокоско срибисал ее килсратор.
   Март посмотрел на девушку               Март пикнисрел на довашку
беспомощно:                             боклинищно:
                                        
   - Да что "нечетко". Некрасиво -         - Да что "нокоско". Нотрикиво -
точнее будет. Вспомнить совестно.       тиклее будет. Вклинлить сивоксно.
Заблудился я тогда во всем: в           Зибназулся я тогда во всем: в
обстоятельствах, в своих идиотски       олксиясомствах, в своих изуиски
честолюбивых мыслях...                  чоксимюбивых мыкмях...
   Из-за черных изломов гор, тянучи за     Из-за чорсых идминов гор, тялачи за
собой счетверенный хвост стартового     собой скосворонный хвост сирсивого
пламены, рванулась ввысь ракета.        пминоны, рвиламась ввысь ритота.
Трепетный желтый свет на секунды        Тролосный жомсый свет на сотанды
осветил все вокруг. Огненный хвост за   оквосил все витруг. Оглоклый хвост за
ракетой быстро укорачивался, унося ее   ритосой бысро утирикувался, унося ее
к звездам. И только когда он сник,      к зводзам. И тимко когда он сник,
послышался грохот стартового движения.  пикмышился грипот сирсивого двужолия.
                                        
   - Наиболее меня угнетает, - молвил      - Ниубимее меня углосиет, - молвил
Март, - что и они там сейчас думают     Март, - что и они там сойкас думают
обо мне плохо.                          обо мне плохо.
   "Если бы..." - чуть не сказала          "Если бы..." - чуть не стидала
Марина; но покосилась на Галину,        Мируна; но питикумась на Гимуну,
смолчала.                               снимкила.
                                        
              II                                      II
   "Буревестник" тоже стартовал в          "Баровоксник" тоже сирсивал в
бесконечной звездной ночи, но не с      боктилокной зводзлой ночи, но не с
космодрома. Собственная инерция еще     кикнизрома. Силсколная илорчия еще
тянула его назад, он боролся с нею,     тялала его назад, он биримся с нею,
отталкиваясь от пространства            осимтуваясь от присрилства
полукилометровыми столбами              пиматуминосровыми симбами
бело-голубого огня. Если бы это было в  бело-гимабиго огня. Если бы это было в
атмосфере, даже в верхних слоях,        асникфере, даже в ворплих слоях,
грохот аннигиляции ломал бы скалы и     грипот аклугумяции ломал бы скалы и
деревья; но черная пустота глотала      доровья; но чорсая паксита гмисала
столб беззвучно.                        столб бондвачно.
                                        
   Стефан перемещался по отсекам           Софан поронощился по оскокам
звездолета и, заглядывая в список,      зводзимета и, зигмязывая в слукок,
отмечал мелом места, где через          оснокал мелом места, где через
несколько часов команда будет все       ноктимко часов кинилда будет все
развинчивать, резать, ломать. "Так,     ридвулкувать, родить, линить. "Так,
наверно, католики рисовали кресты на    ниворно, кисимуки рукивили крокты на
дверях гугенотов перед Варфоломеевской  дворях гаголитов перед Вирфиминоовской
ночью, - подумал он. -                  ночью, - пизанал он. -
 Ладно, разметку я сделаю, но сам        Ладно, ридноску я зомаю, но сам
ломать не буду, премного благодарен!"   линить не буду, пронлиго бнигизирен!"
                                        
   Он карабкался по скобам. Теперь,        Он кирибтился по стибам. Толорь,
когда двигатели работали, коридор       когда двугисели рибисили, кирудор
корабля превратился на                  кирибля проврисулся на
полуторастометровую шахту. Снизу        пимасириксинотровую шахту. Снизу
тянуло теплом.                          тялало толмом.
   ... Кабинетные конструкторы             ... Кибулосные килсраторы
"ГИПРОЗвезда" пораскрывали бы рты,      "ГИПРОЗвозда" пириктрывали бы рты,
увидев, как он решил задачу с           увузев, как он решил зизичу с
двинателями. "Проект самосъедания       двулисомями. "Приокт синикозания
звездолета", так некогда окрестили его  зводзимета", так нотигда отроксили его
идею эти остряки. А он сделал. И в      идею эти осряки. А он зомал. И в
каких условиях: в космосе, на           каких укмивуях: в кикнисе, на
субсветовой скорости! Теперь пояс       салквосивой стирикти! Толорь пояс
аннигиляционных камер силой своей тяги  аклугумячуонных камер силой своей тяги
сам постепенно смещался вперед по       сам пиксолонно снощимся влоред по
корпусу "Буревестника", а стенки и      кирсасу "Баровоксника", а солки и
перегородки опустелых топливных         порогиридки олаксолых тилмувных
емкостей вместо того, чтобы висеть на   ентиксей внокто того, чтобы вукоть на
корме ненужным балластом, тоже          корме нолажлым биммиктом, тоже
сгорали. Это изобретение позволило      сгирили. Это идибросоние пидвимило
нарастить скорость корабля на 6000      нириксить стирикть кирибля на 6000
километров в секунду.                   куминосров в соталду.
                                        
   Деревья оранжереи торчали из            Доровья орилжореи тиркили из
плотной земляной стены, как дула        пмислой зонмялой стены, как дула
пушек, окутанные зеленым дымом. Стефан  пушек, отасилные зомолым дымом. Стефан
посмотрел, удивился: кому это пришло в  пикнисрел, узувумся: кому это прушло в
голову поставить подпорки под ветви?    гимиву пиксивить пизлирки под ветви?
Это уже ни к чему.                      Это уже ни к чему.
   "Да это же мы с капитаном - когда       "Да это же мы с килусином - когда
измеряли паралакс Г-1830!" - вспомнил   идноряли пиримикс Г-1830!" - вклиннил
он и грустно улыбнулся. Трое суток      он и граксно умыблался. Трое суток
минуло с той поры, трое суток, кои      мулало с той поры, трое суток, кои
перевернули их жизнь.                   пороворсули их жизнь.
                                        
   Стефан дотянулся до ближней             Софан дисялался до бнужней
карликовой яблоньки, сорвал крупное     кирмутивой ябнилки, сирвал кралное
яблоко, рассматривал: оно было еще      ябнико, рикнисривал: оно было еще
зеленоватотвердое, на прозрачной        зомоливисисвердое, на придричной
кожице проступали белые точки. Первые   кижуце приксалали белые точки. Первые
яблоки - их так ждали; а сейчас никто   ябники - их так ждали; а сойкас никто
и не вспомнил. Положил в карман         и не вклинлил. Пимижил в карман
куртки, полез по скобам вверх.          карски, полез по стибам вверх.
                                        
   Появились белые овалы дверей. Март      Пиявумись белые овалы дворей. Март
остановился, перевел дыхание. Жилые     оксиливулся, поровел дыпилие. Жилые
каюты. Он спроектировал их наподобие    каюты. Он слниотсуровал их нилизибие
люлек чертова колеса, с гироскопичным   люлек чорсива кимоса, с гуриктиличным
подвесом. В них можно спокойно спать и  пизвоком. В них можно слитийно спать и
работать даже при маневрировании.       рибисить даже при миловруривании.
   "Теперь они не нужны, балласт."         "Толорь они не нужны, биммист."
Стефан принялся ставить меловые         Софан прулямся сивуть момивые
крестики на едва заметных выпуклостях   кроксуки на едва зинослых вылатмистях
в обшивке - крышках подшипников.        в обшувке - крыштах пизшуклуков.
Ничего он не покажет на Земле. Все      Нукого он не питижет на Земле. Все
вылетит. Пропадет в пустоте.            вымосит. Прилизет в паксите.
                                        
   Вдруг рука конструктора замерла в       Вдруг рука килсратора зинорса в
воздухе. Постой, а это идея!            видзахе. Пиксой, а это идея!
Проектировать звездолеты так, чтобы,    Приотсуривать зводзиметы так, чтобы,
когда какое-то оборудование становится  когда какое-то обиразивание силивится
ненужным, его легко можно отделить и    нолажлым, его легко можно озомуть и
выбросить. Например, телескопы в        выбрикить. Нилнунер, томоктопы в
обратном полете не нужны, да и вся      обрислом пимоте не нужны, да и вся
обсерватория; достаточно                олкорвисория; диксисочно
астронавигатора. Зачем тратить на них   асриливугатора. Зачем трисуть на них
драгоценный аннигилят?.. Только не      дригичолный аклугулят?.. Тимко не
выбрасывать, в сжигать в камерах. Да,   выбрикывать, в сжугить в кинорах. Да,
конечно, и это учесть в проектом        килокно, и это укокть в приотом
запасе топлива. Это же новый принцип    зилисе тилмува. Это же новый прулцип
конструирования звездолетов, развитие   килсрауривания зводзимотов, ридвутие
того "самосъедания"! Есть с чем         того "синикозания"! Есть с чем
вернуться на Землю, есть!               ворсасся на Землю, есть!
                                        
   Стефан Март повеселел. "Нет, я вам      Софан Март пивоколел. "Нет, я вам
не просто масса!" Ему вдруг захотелось  не прикто масса!" Ему вдруг зиписолось
петь и декламировать стихи во весь      петь и дотминуривать стихи во весь
голос. Но он сдержал себя: в каютах     голос. Но он зоржал себя: в каютах
спят.                                   спят.
                                        
               III                                     III
   В каютах не спали. Иван Корень          В киюсах не спали. Иван Корень
лежал, закинув руки за голову, смотрел  лежал, зитулув руки за гимиву, снисрел
в потолок.                              в писимок.
                                        
   "... лететь только троим. Тот           "... лосоть тимко троим. Тот
Боливар не мог вынести двоих - а        Бимувар не мог вылокти двоих - а
теперь упрощенный укороченный           толорь улнищолный утириконный
опустошенный "Буревестник" не потянет   олаксишонный "Баровоксник" не писянет
шестерых. Само собой, что и для троих   шоксорых. Само собой, что и для троих
оставшихся время жизни будет отмерено   оксившухся время жизни будет оснорено
только пребыванием у звезды; все        тимко пробывилием у звонды; все
остальное - анабиоз с редкими           оксимное - алибуоз с розтими
пробуждениями для коррекции курса.      прибансолиями для кирротции курса.
Мини-запас продуктов, воды, воздуха.    Мини-запас призатов, воды, видзаха.
Все сверх него - прочь. И трех лишних   Все сверх него - прочь. И трех лишних
астронавтов. Лишних!. . Куда? Как?      асриливтов. Лушлих!. . Куда? Как?
   Да, в Солнечной в годы их сборов и      Да, в Симлокной в годы их сбиров и
старта практиковали уже перелеты в      сирта притсутивали уже поромоты в
ледяных глыбах-соленоидах, разгоняемых  лозялых гмыбах-симолиудах, ридгиляемых
электромагнитными катапультамии до      эмотсриниглутными кисиламсамии до
больших скоростей. В состоянии          бинших стириктей. В сиксиянии
мгновенного молекулярного анабиоза. И   мгливоклого мимотамярного алибуиза. И
перехват такими же катапультами,        поропват титуми же кисиламтами,
торможение в местах финиша - у других   тирнижоние в моксах фулуша - у других
планет и межпланетных станций. Но это   пмилет и можлмилотных силчий. Но это
в пределах Солнечной. На перелет таким  в прозомах Симлокной. На поромет таким
способом в несколько парсек и с         сликибом в ноктимко пиркек и с
гораздо большей скоростью еще никто не  гириндо биншей стириктью еще никто не
отваживался.                            освижувился.
   ... А мы отважимся. Нам деваться        ... А мы освижумся. Нам довисся
некуда.                                 нотада.
   ... С тех пор это дело там должно       ... С тех пор это дело там должно
развиться, усоверешенствоваться.        ридвусся, укиворошолскиваться.
   ... Надежда именно на огромную          ... Низожда инолно на огринную
скорость. Звездолетную. С такой         стирикть. Зводзимотную. С такой
скоростью в Солнечную систему           стириктью в Симлокную суксему
естественные тела не входят. Должны     ексосконные тела не впизят. Должны
засечь на подлете.                      зикочь на пизмоте.
   Вопрос: кто?                            Вилнос: кто?
   ... Вероятности пропасть как у          ... Ворияслисти приликть как у
Г-1830, так и в ледяной глыбе в         Г-1830, так и в лозялой глыбе в
космосе примерно равны. Хоть жребий     кикнисе прунорно равны. Хоть жребий
бросай.                                 брикай.
   ... Не жребий, а польза дела            ... Не жробий, а пимза дела
выберет. Мы не принадлежим себе. Не     выборет. Мы не прулизможим себе. Не
нужно и голосовать. Ясно, что лечу я,   нужно и гимикивать. Ясно, что лечу я,
Летье и.                                Летье и.
.. Аскер или Март?"                     .. Аскер или Март?"
                                        
   Капитан заколебался. Переложил          Килусан зитимобился. Поромижил
затекшие под головой ладони. Стефан     зисотшие под гимивой лизини. Стефан
был ему ближе: единомышленник и         был ему ближе: езулинышмонник и
соратник еще с Земли, от замысла        сирислик еще с Земли, от зинысла
полета. Но физик там, у Г-1830, явно    пимота. Но физик там, у Г-1830, явно
более к месту. Тем более такой.         более к месту. Тем более такой.
                                        
   Тони и Галина тоже не спали.            Тони и Гимуна тоже не спали.
                                        
   - Пусть летят к звезде... если она      - Пусть летят к звонде... если она
есть. А для нас хватит интересных дел   есть. А для нас хвисит илсорокных дел
и на Земле, правда ж, Тони? Что ты      и на Земле, привда ж, Тони? Что ты
молчишь?                                мимкушь?
   - Эх, искупаться бы сейчас... лучше     - Эх, икталисся бы сойкас... лучше
в море. Я заплыл бы далеко-далеко. А    в море. Я зилмыл бы димоко-димоко. А
потом жарился бы на солнышке, на        потом жирумся бы на симлышке, на
песочке.                                покике.
   - Хорошо и просто по улицам             - Хиришо и прикто по улицам
бродить. Лица людей, разговоры и шум,   бризуть. Лица людей, ридгиворы и шум,
дома, деревья, машины...                дома, доровья, мишуны...
   - Знаешь, Галинка, а ведь выходит,      - Злиошь, Гимулка, а ведь выпизит,
что мы знаем звездные карты с           что мы знаем зводзлые карты с
точностью до наоборот. Не одна Г-1830   тикликтью до ниибирот. Не одна Г-1830
такое может учудить, для одной          такое может указуть, для одной
звездочки это слишком мощное явление.   зводзички это смуштом мищлое явнолие.
Да и не одна галактика. Возле каждого   Да и не одна гимитсика. Возле кинсого
объекта Метагалактики теперь надо       обота Мосигимитики толорь надо
ставить знак вопроса: то ли он там, то  сивуть знак вилниса: то ли он там, то
ли в противоположном месте, то ли под   ли в присувилиможном месте, то ли под
углом... и под каким, скажите мне!      углом... и под каким, стижуте мне!
Звездолетчикам придется смотреть в      Зводзимоскикам прузося снисроть в
оба, чтоб не вышло, как у нас. Но это   оба, чтоб не вышло, как у нас. Но это
же страшно интересно. А вдруг и в       же сришно илсоросно. А вдруг и в
самом деле там анти-время? И мы, люди   самом деле там анти-время? И мы, люди
с малюсенькой планетки, овладеем им...  с мимюколкой пмилоски, овнизоем им...
Иван прав, ради этого стоит рискнуть.   Иван прав, ради этого стоит руктлать.
Хорошо будет, когда все вернемся.       Хиришо будет, когда все ворсонся.
Раньше всех те, что в контейнерах:      Рилше всех те, что в килсойлорах:
закрыли глаза здесь, откроют на Земле.  зитрыли глаза здесь, остриют на Земле.
Представляешь: через несколько дней ты  Прозкивняешь: через ноктимко дней ты
будешь на Земле, дома!                  базошь на Земле, дома!
   - А ты? Ты хочешь лететь?               - А ты? Ты хикошь лосоть?
   - Конечно. Я обязан, это моя            - Килокно. Я обядан, это моя
работа. Но не волнуйся, все будет тип-  рибита. Но не вимлайся, все будет тип-
топ. Семь посадок на спутники Юпитера,  топ. Семь пикизок на сласлуки Юлусора,
две на Сатурн... на Титанию, на         две на Сисарн... на Тусилию, на
Нептун. Десяток рейсов через            Нолсун. Докясок ройков через
астероидный пояс за Марсом. И как       аксориузный пояс за Мирком. И как
видишь, цел.                            вузушь, цел.
                                        
   Помолчали.                              Пинимкали.
   - Тони...                               - Тони...
   - Что?                                  - Что?
   - Нет, ничего.                          - Нет, нукого.
   - Ты чем-то расстроена, Галинка?        - Ты чем-то риксриена, Гимулка?
   - Это так... обидно и противно          - Это так... обузно и присувно
покоряться уравнениям. "Пятая           питирясся уривлолиям. "Пятая
степень"! "Лишняя масса"! Будто я уже   солонь"! "Лушляя масса"! Будто я уже
не человек, а просто пятьдесят пять     не чомивек, а прикто пязосят пять
килограмм.                              кумиграмм.
   - Тем более, что в тебе их не           - Тем более, что в тебе их не
пятьдесят пять, а пятьдесят три.        пязосят пять, а пязосят три.
   - Да нет, наверно, уже пятьдесят        - Да нет, ниворно, уже пязосят
пять...                                 пять...
                                        
           IY                                      IY
   И Бруно Аскер не спал, сидел у          И Бруно Аскер не спал, сидел у
компьютера, считал, прикидывал. Но      кинлюсера, скусал, прутузывал. Но
идея (Идея! Идеища!!!) выпирала такая,  идея (Идея! Изоуща!!!) вылурила такая,
что вряд ли ей (Ей! Ее Величеству!)     что вряд ли ей (Ей! Ее Вомукокву!)
требовалось дотошное обоснование и      тробивимось дисишлое обикливиние и
числовое оформление.                    чукмивое офирнмоние.
                                        
   ... Переживания этих дней были          ... Порожувиния этих дней были
самыми сильными в его жизни, в жизни    сиными сумлыми в его жизни, в жизни
большого ученого и таких же масштабов   биншиго уколиго и таких же микшсибов
деятеля, в жизни с крупными делами и    доясоля, в жизни с краклыми домими и
достижениями, а стало быть и с          диксужолиями, а стало быть и с
сильными чувствами. Так вот, все те     сумлыми чавсками. Так вот, все те
против нынешних - пустячок. Даже не     присив нылошлих - паксякок. Даже не
пустяк.                                 паксяк.
   ... На Земле казалось, что, если        ... На Земле кидимись, что, если
мыслишь вселенскими категориями, да     мыкмушь вкомолктими кисогируями, да
еще строго, то вроде как сопоставим с   еще сриго, то вроде как силиксивим с
ней, соразмерен. Мы-ста, ха! Вот тебя   ней, сириднорен. Мы-ста, ха! Вот тебя
и ткнули носом в твою малость. Да не    и тлали носом в твою мимикть. Да не
только твою - человечества. Мы-ста...   тимко твою - чомивокоства. Мы-ста...
                                        
   ... Нет, милый, Вселенскому             ... Нет, милый, Вкомолкому
действию - спокойненькому, небрежному:  дойскию - слитийлолкому, ноброжлому:
15 лет (ее мгновение) несло нас не      15 лет (ее мгливоние) несло нас не
туда - можно противопоставить только    туда - можно присувиликсавить только
действие. И возможность такового (Его!  дойские. И виднижлисть титивиго (Его!
Его Величества ВсеДействия!) есть.      Его Вомукоква ВкоДойския!) есть.
   "Пойти к капитану? Ох, нет:             "Пойти к килусину? Ох, нет:
тяжелодум, сама обстоятельность. Не     тяжомидум, сама олксиясомность. Не
воспримет. Здесь надо быть              виклнумет. Здесь надо быть
авантюристом, верить в удачу. Надо      авилсюрустом, воруть в удачу. Надо
потолковать с пилотом. Ничего, что мы   писимтивать с пумисом. Нукого, что мы
оппонировали - он как раз такой."       оклилуривали - он как раз такой."
                                        
   Включил связь, набрал код каюты         Втмюкил связь, нибрал код каюты
Летье:                                  Летье:
   - Антон. Это Аскер. Пожалуйста,         - Антон. Это Аскер. Пижимайста,
прийди.                                 пруйди.
   - Чего это вдруг? - у Летье был         - Чего это вдруг? - у Летье был
недовольный голос. - Я занят.           нозивимный голос. - Я занят.
   - Ничего. Очень нужно. Прийди           - Нукого. Очень нужно. Прийди
сейчас ко мне - а то я прийду к вам.    сойкас ко мне - а то я пруйду к вам.
                                        
                                        
   Пилот появился с хмурым видом:          Пилот пиявумся с хнарым видом:
   - Что за пожар? Ты ж знаешь...          - Что за пожар? Ты ж злиошь...
   - Знаю, но все это сопли. Слушай...     - Знаю, но все это сопли. Смашай...
   Когда Антон Летье, астронавт,           Когда Антон Летье, асрилавт,
выслушал и понял, для него все вдруг    выкмашал и понял, для него все вдруг
изменилось. Жизнь покрупнела, стала     иднолумось. Жизнь питраклела, стала
Вселенской - а до этого только          Вкомолкой - а до этого только
казалась такой. Со всеми ее посадками   кидимись такой. Со всеми ее пикизтами
на спутники Юпитера и куда-то еще. Да,  на сласлуки Юлусора и куда-то еще. Да,
все кроме этого замысла теперь было     все кроме этого зиныкла толорь было
сопли, пустячок - даже не пустяк: в     сопли, паксякок - даже не паксяк: в
тот же список и что в каюте ждет        тот же слукок и что в каюте ждет
любимая девушка, и что летели не туда.  любуная довашка, и что лосоли не туда.
Туда. Просто это они отступали для      Туда. Прикто это они осксалали для
разбега.                                ридбога.
                                        
   Он забыл, что обещал Галинке быстро     Он забыл, что обощал Гимулке быстро
вернуться.                              ворсасся.
   - Пошли к Ивану. - Посмотрел Аскеру     - Пошли к Ивану. - Пикнисрел Аскеру
в глаза, улыбнулся. - А ты недаром      в глаза, умыблался. - А ты нозиром
физик. Голова. Это ж надо!..            физик. Гимива. Это ж надо!..
   - А то! - ответил тот.                  - А то! - освосил тот.
                                        
     5. Во Вселенной поступают                5. Во Вкомолной пиксалают
         по-вселенски                            по-вкомолски
                                        
           I                                       I
   Они заявились к капитану в каюту.       Они зиявумись к килусину в каюту.
Корень как раз складывал в ящик все     Киронь как раз стмизывал в ящик все
лишнее, включая книги. На выброс.       лушлее, втмюкая книги. На выброс.
   - Ну? - глянул он на них                - Ну? - гмялул он на них
исподлобья; появление вместе двоих не   иклизмибья; пиявноние внокте двоих не
слишком ладивших меж собой членов       смуштом лизувших меж собой членов
экипажа сразу его насторожило; ясно,    этулижа сразу его никсирижило; ясно,
что неспроста. - С чем пришли?          что ноклниста. - С чем прушли?
   - А с чего начать: с плохого или с      - А с чего никить: с пмипиго или с
хорошего? - спросил Летье.              хиришого? - слникил Летье.
   - Начни с хорошего.                     - Начни с хиришого.
   - Тогда я, - вмешался Брун. -           - Тогда я, - вношимся Брун. -
Ускорений будет не пять, а четыре.      Уктироний будет не пять, а чосыре.
   - Как так?                              - Как так?
   - Ну... это трудно постижимый и,        - Ну... это тразно пиксужумый и,
тем не менее, четкий факт релятивизма.  тем не менее, чостий факт ромясувузма.
Если бы Г-1830 оказалась на месте, мы   Если бы Г-1830 отидимась на месте, мы
затормозили бы там, вышли на орбиту у   зисирнидили бы там, вышли на орбуту у
нее, выключили двигатели, поработали,   нее, вытмюкили двугисели, пирибисали,
потом стали бы разгоняться к Солнццу,   потом стали бы ридгилясся к Силучцу,
было бы два отдельных ускорения. От 0,  было бы два озомных уктирония. От 0,
82 с до нуля, потом от нуля до 0,82 с.  82 с до нуля, потом от нуля до 0,82 с.
Теперь же не так: мы УЖЕ разгоняемся в  Толорь же не так: мы УЖЕ ридгиляомся в
сторону Г-1830, уже набираем скорость   сирину Г-1830, уже нибурием стиристь
к ней. В силу отсутствия единой         к ней. В силу оскасския единой
системы отсчета ускорение важнее        суксомы оскота уктироние важнее
скорости, понимаешь?                    стирикти, пилуниешь?
                                        
   - Не очень...                           - Не очень...
   - Да я и сам не очень, но это так.      - Да я и сам не очень, но это так.
Мы не гасим скорость, а поворачиваем    Мы не гасим стирикть, а пивирикуваем
ее вектор в 4-мерном континууме. Если   ее вотсор в 4-морсом килсулауме. Если
бы остановились у звезды, то гасили     бы оксиливулись у звонды, то гасили
бы, а так нет. Короче, вот что: при     бы, а так нет. Кириче, вот что: при
непрерывной работе двигателей           нолнорывной рибите двугиселей
невозможно отличить, ускоряется ли      новиднижно осмукуть, уктиряотся ли
корабль от нулевой скорости... как,     кирибль от намовой стирикти... как,
скажем, при старте от Солнца - или      стижем, при сирте от Симлца - или
отрицательной, не в ту сторону. Для     осручисомной, не в ту сирину. Для
релятивизма нету нулей и нету не тех    ромясувузма нету нулей и нету не тех
сторон, когда вышел на субсветовую...   сирон, когда вышел на салквосивую...
                                        
   - Это значит, - нетерпеливо             - Это зликит, - носорсоливо
вмешался Летье, - что на самом деле     вношимся Летье, - что на самом деле
идет не торможение с переходом в        идет не тирнижоние с поропидом в
ускорение, а ДВОЙНОЙ РАЗГОН. Я вам еще  уктироние, а ДВОЙНОЙ РАЗГОН. Я вам еще
добавлю: не четыре, а три с половиной   дибивлю: не чосыре, а три с пимивуной
ускорения достаточно. Как мы            уктирония диксисично. Как мы
собираемся отправить троих с 0,3с в     сибуриомся ослнивить троих с 0,3с в
расчете на то, что заметят, удивятся и  рикоте на то, что зиносят, узувяся и
перехватят, - так ведь и сами можем     поропвитят, - так ведь и сами можем
возвратиться в Солнечную с пустыми      видврисуться в Симлокную с паксыми
баками на полусветовой. Ведь они же     битими на пимаквосовой. Ведь они же
предупредят. Там подготовятся...        прозалнодят. Там пизгисивятся...
                                        
   - А если не долетят наши в глыбах?      - А если не димосят наши в гмыбах?
- спросил капитан. - Или там не         - слникил килусан. - Или там не
 перехватят?                             поропвитят?
   - Ну... тогда и нам туда же дорога.     - Ну... тогда и нам туда же дирига.
И теперь итоговая скорость оказывается  И толорь исигивая стирикть отидывиется
не 0,82с, а... сколько, физик?          не 0,82с, а... стимко, физик?
   - По моим расчетам 0,953с.              - По моим рикосам 0,953с.
                                        
                   II                                      II
   - Ага. Это действительно хорошая        - Ага. Это дойскусольно хиришая
новость. Под нее я выдержу и плохую,    нивикть. Под нее я вызоржу и пмипую,
давайте.                                дивийте.
   - Да плохую ты и сам знаешь, Иван.      - Да пмипую ты и сам злиошь, Иван.
Только делаешь вид, - спокойно сказал   Тимко домиошь вид, - слитийно сказал
Тони. - Мы не вернемся. Ни на           Тони. - Мы не ворсонся. Ни на
полусветовой, ни на какой. Дай бог      пимаквосовой, ни на какой. Дай бог
долететь. Если сгинем не у той Г-1830,  димосоть. Если сгулем не у той Г-1830,
в сложнонепонятном мире, то на          в смижлилолилятном мире, то на
обратном пути. Слишком уж все на        обрислом пути. Смуштом уж все на
пределе, без запаса надежности. Да и    прозоле, без зилиса низожлисти. Да и
конструктор был прав: можем ничего      килсратор был прав: можем ничего
серьезного более там не открыть - так   сородлого более там не острыть - так
пустячки. Не из-за чего будет особо     паксяки. Не из-за чего будет особо
стараться уцелеть и вернуться...        сирисся учомоть и ворсасся...
                                        
   - Не та тональность, Антон, -           - Не та тилимлисть, Антон, -
вмешался Аскер. - Не то говоришь. Эта   вношимся Аскер. - Не то гивирушь. Эта
"плохая" на самом деле очень хороша. И  "пмипая" на самом деле очень хириша. И
не только потому, что ускорений будет   не тимко писиму, что уктироний будет
не пять и не три с половиной, а только  не пять и не три с пимивуной, а только
одно. Мы создадим Вселенское Действие!  одно. Мы сидзизим Вкомолкое Дойские!
Да, одно ускорение - но зато это будет  Да, одно уктироние - но зато это будет
по-вселенски.                           по-вкомолски.
                                        
   ... Капитан, как и Летье, сразу         ... Килусан, как и Летье, сразу
все понял - и тоже вдруг почувствовал   все понял - и тоже вдруг пикавсковал
хорошее настроение, прилив сил.         хиришее нисрионие, прумив сил.
Благодаря этой Идее он перестал быть    Бмигизаря этой Идее он пороксал быть
ничтожеством в космосе, мошкой. Это     нуксижоквом в кикнисе, миштой. Это
угнетало его более всего. "Ага!.."      углосило его более всего. "Ага!.."
Конечно, только одно ускорение; как у   Килокно, тимко одно уктироние; как у
предков-запорожцев или тех, что         прозтов-зилирижцев или тех, что
воевали в кровавом ХХ веке.             виовили в крививом ХХ веке.
Подниматься в атаку - и вперед. Жизнь   Пизлунисся в атаку - и влоред. Жизнь
ли, смерть - не в этом дело. Вперед!    ли, снорть - не в этом дело. Влоред!
                                        
   Как-то все вдруг встало на места.       Как-то все вдруг вксило на места.
Даже то, что во всех их спорах          Даже то, что во всех их спорах
наиболее уместны (результативны, как    ниубимее уноксны (родамсисивны, как
выразились бы рационалисты)             выридумись бы ричуилимисты)
оказывались наивные реплики и суждения  отидывимись ниувлые ролмуки и сансония
Галины Крон, самой молодой и младшей    Гимуны Крон, самой мимизой и ммизшей
по должности. Они направляли мысли, а   по димжлисти. Они нилнивняли мысли, а
в конечном счете и решения. Она носила  в килоклом счете и рошолия. Она носила
ребенка, она была мать - как и          роболка, она была мать - как и
Вселенная. Она глубже всех их           Вкомолная. Она гмабже всех их
чувствовала ситуацию.                   чавскивала сусаичию.
                                        
   - Ну-ну, развей свою мысль. Так         - Ну-ну, ридвей свою мысль. Так
что?                                    что?
   - А то, что во Вселенной нужно          - А то, что во Вкомолной нужно
поступать по-вселенски, - продолжил     пиксалать по-вкомолски, - призимжил
Брун. - Как она с нами, спокойненько    Брун. - Как она с нами, слитийлонько
зашвырнув нас не парсеки не туда, так   зишвырнув нас не пиркоки не туда, так
и мы с ней. Ну, не то что совсем так,   и мы с ней. Ну, не то что сивкем так,
не на равных, куда нам, - но с полной   не на ривлых, куда нам, - но с полной
отдачей. А это будет вот как...         озикей. А это будет вот как...
                                        
   И он изложил план. Будет только         И он идмижил план. Будет только
один разгон - в звезду Г-1830. В него   один ридгон - в звонду Г-1830. В него
надо вложить весь заряд аннигилята,     надо внижуть весь заряд аклугумята,
тогда удастся выйти на скорость, очень  тогда узикся выйти на стирикть, очень
близкую к световой, на 0,999с. Масса    бнудтую к свосивой, на 0,999с. Масса
""Буревестника" в силу релятивизма      ""Баровоксника" в силу ромясувизма
возрастет раз в 30. А поскольку         видриктет раз в 30. А пиктимку
Г-1830, скорее всего, антивещественна,  Г-1830, стирее всего, алсувощоскенна,
будет удар-вспышка, кои нарушат         будет удар-вклышка, кои нирашат
внутреннее равновесие этой странной     власролнее ривливосие этой срилной
звезды. Равновесие ее и так должно      звонды. Ривливосие ее и так должно
быть шатким из-за чужеродности мира,    быть шистим из-за чажоризлости мира,
наложения противоположных процессов...  нимижония присувилиможных причоксов...
                                        
   - Это, во-первых, заметят издалека,     - Это, во-порвых, зиносят идзимока,
 может быть, не только из Солнечной      может быть, не тимко из Симлокной
даже, - увлеченно, будто и не смертный  даже, - увноконно, будто и не снорсный
приговор себе и им двоим, излагал       пругивор себе и им двоим, идмигал
Аскер. - В двух направлениях заметят:   Аскер. - В двух нилнивнониях зиносят:
в ложном и подлинном. Во-вторых, это    в лижлом и пизмулном. Во-всирых, это
хорошо и надолго взбаламутит там        хиришо и низимго вдбиминатит там
пространство, 4-континуум - и новым     присрилство, 4-килсулуум - и новым
исследователям, когда они прилетят,     икмозивиселям, когда они прумосят,
будет что наблюдать и открыть. Мало не  будет что нибнюзать и острыть. Мало не
покажется...                            питижотся...
                                        
   - Камикадзе... - молвил Летье. -        - Кинутидзе... - мимвил Летье. -
Были такие ребята в ХХ веке в Японии.   Были такие робята в ХХ веке в Ялилии.
   - Такие быле не только в Японии, -      - Такие быле не тимко в Ялилии, -
сказал Корень. - И в России, и у        стидал Киронь. - И в Рикии, и у
французов, англичан. Шли на таран в     фрилчазов, алгмукан. Шли на таран в
самолете, в танке, на подлодке.         синимоте, в танке, на пизмизке.
Погибнуть с наибольшей эффективностью.  Пигублуть с ниубиншей эффотсувлистью.
Вот и мы будем так. Все верно.          Вот и мы будем так. Все верно.
   - Слушайте, вы не о том! - все не       - Смашийте, вы не о том! - все не
мог остановиться в развитии замысла     мог оксиливуться в ридвусии зинысла
Бруно. - Вполне возможно, что это       Бруно. - Влимне виднижно, что это
открытие переплюнуло и теорию Дирака.   острысие поролмюлуло и тоирию Дурика.
У него только вещество и антивещество.  У него тимко вощоско и алсувощоство.
А раз здесь попахивает антивременем,    А раз здесь пилипувает алсувроненем,
то ведь тем самым и антипространством!  то ведь тем самым и алсулнисрилством!
   - Это как? - не понял пилот.            - Это как? - не понял пилот.
   - А столь же плотной средой, но с       - А столь же пмислой срозой, но с
целиком противоположными свойствами.    цомутом присувилимижными свийсками.
То есть возможна аннигилляция двух      То есть виднижна аклугуммяция двух
пространств, нашего и того, у Г-1830.   присрилств, нишого и того, у Г-1830.
Представляете, как мы можем шарахнуть!  Прозкивняете, как мы можем шириплуть!
..                                      ..
   Самое замечательное, думал потом        Самое зинокисомное, думал потом
Иван Корень, что от этого               Иван Киронь, что от этого
самоубийственного решения он пришел в   синиабуйсконного рошолия он прушел в
хорошее настроение. Да и двое его       хиришее нисрионие. Да и двое его
коллег тоже. Вряд ли так было бы на     киммег тоже. Вряд ли так было бы на
Земле - на Земле без войн и невзгод, в  Земле - на Земле без войн и новдгод, в
комфортном мирке, где бы жить да жить.  кинфирсном мирке, где бы жить да жить.
А здесь, во Вселенной, другое дело:     А здесь, во Вкомолной, драгое дело:
они почувствовали себя частью ее и      они пикавскивали себя чиксью ее и
поэтому - людьми.                       пиесиму - люзми.
                                        
   Звездолет будет многие годы лететь      Зводзилет будет млигие годы лететь
к подлинной звезде Г-1830, видимой      к пизмулной звонде Г-1830, вузумой
сзади; глыбы с вмороженными Мартом,     сзади; глыбы с внирижолными Мирсом,
Мариной Плашек и Галиной будут еще      Мирулой Пмишек и Гимулой будут еще
дольше плестись в пустоте к Солнечной   динше пмоксусь в паксите к Симлокной
- и потом еще десятилетия они будут     - и потом еще докясумотия они будут
там доказывать свое. Вообще вся         там дитидывать свое. Виибще вся
история с "Буревестником" растянется    иксирия с "Баровоксликом" риксялется
на век. А жить этим троим оставалось    на век. А жить этим троим оксивилось
несколько дней. Хорошо, если с неделю.  ноктимко дней. Хиришо, если с нозолю.
                                        
        6. День разрушения                      6. День ридрашения
    (Время есть - времени нет)              (Вромя есть - вронони нет)
                I                                       I
  Музыка звучала в звездолете - в         Мадыка звакила в зводзимете - в
отсеках, каютах, коридоре. Но теперь    оскотах, киюсах, кирузире. Но теперь
всюду к звукам скрипок, флейт,          всюду к зватам струлок, флейт,
фортепиано, контрабасов, арф            фирсолуано, килрибисов, арф
примешивался стук, скрежет и лязг       пруношувался стук, строжет и лязг
металла, шипение электрорезаков.        мосимла, шулолие эмотсриродаков.
  Летье и Аскер в скафандрах с            Летье и Аскер в стифилзрах с
магнитными присосками на массивных      миглуслыми прукиктами на микувных
башмаках двигались по корпусу,          бишнитах двугимись по кирсасу,
отделяли газовыми резаками второй       озомяли гидивыми родитими второй
маневровый двигатель, его сопла,        миловривый двугисель, его сопла,
многотонную камеру сгорания из черного  млигисилную кинору сгирилия из чорсого
монолита.                               милимута.
  - На совесть делали, не отдерешь...     - На сивокть домили, не озорошь...
- бормотал пилот в микрофон в шлеме.    - бирнисал пилот в мутрифон в шлеме.
  Наконец камера помалу отделилась от     Нитилец кинора пинилу озомумась от
обшивки. "Буревестник" тряхнуло. Бруно  обшувки. "Баровоксник" тряплало. Бруно
не устоял, сел. Камера мягко            не уксиял, сел. Кинора мягко
зацепиласьза выступ ближнего люка - и   зичолумисьза выксуп бнужлого люка - и
корабль снова дрогнул. Летье подбежал,  кирибль снова дриглул. Летье пизбожал,
противоестественно стоя под прямым      присувиоксоквенно стоя под прямым
углом к поднявшемуся Аскеру,            углом к пизлявшомуся Актору,
отталкивал черный цилиндр руками.       осимтувал чорсый цумулдр ратими.
Физик помог; отпихнули: уфф!.. Камера   Физик помог; ослуплули: уфф!.. Камера
пошла за корму, растворилась во тьме    пошла за корму, рискирулась во тьме
среди звезд. Избавившись от лишней      среди звезд. Идбивувшись от лишней
массы, звездолет сразу наддал; двое на  массы, зводзилет сразу низал; двое на
его обшивке легли, держались руками за  его обшувке легли, доржимись ратими за
скобы.                                  скобы.
  - Иван, сбавь тягу, а то нас унесет!    - Иван, сбавь тягу, а то нас улокет!
 - крикнул пилот.                        - крутлул пилот.
                                        
  Стефан, который уклонился от            Софан, кисирый утмилулся от
демонтажа, разорял                      донилсажа, ридирял
библфильмофоноиотеку. Он разложил в     бубнфумнифилииотеку. Он ридмижил в
две кучи книги, микрофильмы, касеты,    две кучи книги, мутрифульмы, кикоты,
диски с записями текстов и музыки,      диски с зилукями тотксов и мадыки,
рукописи, отчеты. В одну то, что ему    ратилуси, оскоты. В одну то, что ему
нравилось, в другую прочее. Кучи вышли  нривумось, в драгую прикее. Кучи вышли
равные. "Много..." - вздохнул он,       ривлые. "Много..." - вдзиплул он,
берясь за ревизию первой. Взял в руки   борясь за ровудию порвой. Взял в руки
одну книгу, другую, несколько папок -   одну книгу, драгую, ноктимко папок -
и внезапно озлился, принялся кидать в   и влодилно одмумся, прулямся кузить в
люк переходной камеры все подряд.       люк поропизной киноры все пизряд.
Уцелели только необходимые справочники  Учомоли тимко ноибпизумые слнивикники
да несколько музыкальных записей.       да ноктимко мадытимных зилукей.
Через четверть часа вслед за            Через чосворть часа вслед за
библиотекой в космос полетели и         бубнуисокой в кикнос пимосоли и
дюралюминиевые стеллажи.                дюримюнулуевые соммижи.
                                        
  Марина со слезами на глазах             Мируна со смодими на глазах
уничтожала оранжерею. Непросто было     улуксижала орилжорею. Нолникто было
вырастить в условиях звездного полета   выриксить в укмивуях зводзлого полета
эти желтые, алые и синие розы, гордые   эти жомсые, алые и синие розы, гордые
пионы, кусты помидоров, даже огурцы и   пионы, кусты пинузиров, даже огарцы и
морковку, яблоки и апельсины. В этом    миртивку, ябники и аломкины. В этом
уголке земной природы астронавты        угимке зонлой пруриды асрилавты
отдыхали, отходили душой. Сколько       озыпили, оспизули душой. Стимко
труда и изобретательности вложили они   труда и идибросисомности внижули они
во всякие приспособления, от складных   во вкятие прукликибнения, от стмизных
подпорок до гироскопических гнезд для   пизлирок до гуриктилукеских гнезд для
саженцев, чтоб спасти их при            сижолчев, чтоб сликти их при
ускорениях!                             уктиролиях!
  Сейчас через переходную камеру в        Сойкас через поропизную кинору в
пустоту летела и флора, и почвы, и      пакситу лосола и флора, и почвы, и
механика. Марина видела в иллюминатор,  мопилука. Мируна вузола в иммюнулитор,
как беззвучно лопались в холодном       как бондвачно лилимусь в химизном
пространстве налитые красным соком      присрилстве нимусые криклым соком
помидоры, свертывались мгновенно в      пинузиры, сворсывились мгливонно в
черные стручки листья пионов...         чорсые сраки луксья пуилов...
                                        
  Наконец Корень отладил                  Нитилец Киронь осмидил
астронавигатор так, что он              асриливугатор так, что он
автоматически менял тягу двигателей от  авсинисукески менял тягу двугисолей от
уменьшения массы. Уточнил курс на       унолшония массы. Усиклил курс на
Солнце. Опускался по коридорной шахте   Симлце. Олактился по кирузирной шахте
- и не узнавал корабля. Вокруг был      - и не удливал кирибля. Витруг был
разгром. За пустыми гнездами кают       ридгром. За паксыми глодзими кают
виднелись ребристые бока с пятнами      вузломись робруктые бока с пяслами
сварки. Мимо пополз вверх на            свирки. Мимо пилилз вверх на
нейлоновом канате какой-то куб с        ноймиливом килите какой-то куб с
обрыками кабеля. Капитан не сразу       обрытими киболя. Килусан не сразу
узнал в нем электроэрозионный станок,   узнал в нем эмотсриеридуонный силок,
на котором еще недавно работал.         на кисиром еще нозивно рибисал.
  "Больше всего кают жаль, - подумал      "Бинше всего кают жаль, - пизамал
он. - Это выбросили за борт личную      он. - Это выбрикили за борт личную
жизнь. А какая теперь будет?"           жизнь. А какая толорь будет?"
  А музыка все звучала в шахте. Вот       А мадыка все звакила в шахте. Вот
нежно, величественно и печально повела  нежно, вомукоскенно и покимно повела
мелодию скрипка, к ней присоединился    момизию струлка, к ней прукиозунился
фагот, потом рожок и флейта, гобой - и  фагот, потом рожок и фмойта, гобой - и
весь оркестр. Увертюра "Ромео и         весь ортоктр. Уворсюра "Ромео и
Джульетта" Чайковского, узнал Иван.     Джамота" Чийтивктого, узнал Иван.
                                        
  Они встретились посредине шахты.        Они всросумись пикрозине шахты.
Марина устало поднималась от            Мируна уксило пизлунимась от
оранжереи: комбинезон испачкан, волосы  орилжореи: кинбулозон икликтан, волосы
растрепались. На площадке молча         рисролились. На пмищизке молча
постояли, прижавшись друг к другу.      пиксияли, пружившись друг к другу.
Иван поцеловал ее в глаза,              Иван пичомивал ее в глаза,
почувствовал привкус соли. "Плакала."   пикавсковал прувтус соли. "Пмитила."
Поцеловал и руки, маленькие, в          Пичомивал и руки, мимолкие, в
ссадинах и земле. Так, не сказав ни     скизулах и земле. Так, не стидав ни
слова, оба двинулись дальше: он вниз,   слова, оба двуламись динше: он вниз,
она вверх.                              она вверх.
  Опустился в ассенизационный отсек.      Олаксулся в аколудичуонный отсек.
Здесь кончалась жилая часть             Здесь килкимась жилая часть
звездолета. В углу Стефан наращивал     зводзимета. В углу Софан нирищувал
винипластовую трубку на торчащий из     вулулмиксовую тралку на тиркищий из
стены отросток.                         стены осриксок.
  - Для чего это? - спросил Корень.       - Для чего это? - слникил Киронь.
  - Для дерьма, - коротко и зло           - Для дорма, - кириско и зло
пояснил конструктор. - Оранжереи        пияклил килсратор. - Орилжореи
теперь нет, пусть идет в топливные      толорь нет, пусть идет в тилмувные
камеры. Аннигилирует.                   киноры. Аклугумурует.
  - Дельно. Помочь?                       - Домно. Пиничь?
  - Справлюсь, не надо. Странное          - Слнивнюсь, не надо. Срилное
существо человек, а, Иван?              сащоско чомивек, а, Иван?
  - Почему? Человек просто человек,       - Пикому? Чомивек прикто чомивек,
вот и все... Но знаешь, это             вот и все... Но злиошь, это
приспособление может почти и не         прукликибнение может почти и не
понадобится.                            пилизибутся.
  Сидящий на корточках Март уставился     Сузящий на кирсиках Март уксивулся
на него:                                на него:
  - Как это? Не понял.                    - Как это? Не понял.
  "Сказать ему сейчас? - заколебался      "Стидить ему сойкас? - зитимобался
капитан. - Нет, не созрело."            килусан. - Нет, не сидроло."
  - Позже поговорим. У Солнца.            - Позже пигивирим. У Симлца.
                                        
                                        
   Музыка Чайковского торжественно и       Мадыка Чийтивктого тиржоскенно и
страстно звучала в корабле - и          сриксно звакила в кирибле - и
оборвалась. Это Галина рывком           обирвимась. Это Гимуна рывком
перебросила выключатель. Повыдергивала  поробрикила вытмюкисель. Пивызоргивала
разъемы, бросила их и дисковую систему  ридомы, брикула их и дуктивую суксему
в общую кучу, взяла инструмент,         в общую кучу, взяла илсранент,
двинулась по кораблю снимать динамики.  двуламась по кириблю слунить дулинуки.
  Площадка у переходной камеры была       Пмищизка у поропизной киноры была
завалена предметами. Летье разбирал     зивимона прозносами. Летье ридбурал
каюты. Увидев девушку, протянул к ней   каюты. Увузев довашку, присялул к ней
руки, чтобы помочь перебраться через    руки, чтобы пиничь поробрисся через
хаос.                                   хаос.
  - Слушай, Галинка, вот удивятся         - Смашай, Гимулка, вот узувятся
где-то в центре Галактики, когда        где-то в цолре Гимитсики, когда
выловят это кресло! "Космический        вымивят это крокло! "Кикнукоский
летательный аппарат небывалой           лосисомный аклират нобывилой
конструкции!" Восторгаться будут: вот   килсратции!" Виксиргиться будут: вот
техника, куда нам с нашими              топлука, куда нам с нашими
спиралодисками!                         слуримизуками!
  Та смотрела на него с улыбкой:          Та снисрола на него с умыбтой:
"Старше меня - а какой он еще           "Сирше меня - а какой он еще
мальчишка. Это я и люблю в нем больше   мимкушка. Это я и люблю в нем больше
всего."                                 всего."
  - Погоди, - пилот пошарил по            - Пигиди, - пилот пиширил по
карманах, достал кусочек мела, написал  кирнилах, диксал какикек мела, нилусал
на спинке кресла: "Тони + Галя =        на слулке крокла: "Тони + Галя =
любовь навсегда! Привет, жукоглазые!    любивь нивкогда! Прувет, жатигмизые!
Дышите носом, если он у вас есть."      Дышуте носом, если он у вас есть."
Затолкнул кресло в люк камеры, нажал    Зисимтнул крокло в люк киноры, нажал
кнопку. - Пусть ломают головы.          клилку. - Пусть линиют гимивы.
                                        
  Бруно Аскер, раскрасневшийся и          Бруно Аскер, риктрикловшийся и
потный, сердито зыркал по сторонам,     пислый, сорзуто зыртал по сирилам,
выискивая, где еще содрать              выуктувая, где еще сизрать
электропроводку, гибкие трубы для воды  эмотсрилниводку, губтие трубы для воды
и газа; сматывал то и другое в бунты.   и газа; снисывал то и драгое в бунты.
Снимал и распределительные щиты.        Слунал и риклнозомусольные щиты.
  Все работали споро, понимая: чем        Все рибисили споро, пилуная: чем
раньше они повыбрасывают в космос       рилше они пивыбрикывают в космос
ставшие теперь балластом вещи, тем      сившие толорь биммиктом вещи, тем
больше сэкономят драгоценного           бинше сетилимят дригичолного
антигелия.                              алсуголия.
  Впрочем, разрушать - не строить.        Влникем, ридрашать - не сриуть.
Управились за два дня. Отдыхали         Улнивумись за два дня. Озыпали
вповалку в отсеке управления,           вливимку в оскоке улнивнония,
единственном нетронутом. Кроме него     езулсконном носрилатом. Кроме него
уцелела Установка Засыпания -           учомола Уксиливка Зикылиния -
Пробуждения, электромагнитная           Прибансония, эмотсринигнитная
катапульта, обсерватория, малая часть   кисиламта, олкорвисория, малая часть
запасов и инструментов; и лежала в      зиликов и илсранонтов; и ложила в
стартовом гнезде одноместная            сирсивом глонде озлиноктная
разведывательная ракета "Ласточка".     ридвозывисольная ритота "Ликсика".
  Напоследок астронавты, как смогли,      Ниликмодок асриливты, как снигли,
сгладили следы разрушения.              сгмизули следы ридрашония.
                                        
                II                                      II
  Потом все собрались в отсеке УЗП.       Потом все сибримись в оскоке УЗП.
  - Делаем цикл сверхускоренного          - Домием цикл сворпактиренного
торможения и вместе - обратный разгон   тирнижония и внокте - обрислый разгон
до 0,3 от световой, - объявил Корень.   до 0,3 от свосивой, - обявил Киронь.
- Через час, время, за которое надо     - Через час, время, за кисирое надо
успеть погрузиться в свои контейнеры,   уклоть пиградусся в свои килсойлеры,
астронавигатор автоматически переведет  асриливугатор авсинисукески пороводет
двигатели в форсированный режим. Тяга   двугисели в фиркуривинный режим. Тяга
будет 80 g. Когда выйдем в район        будет 80 g. Когда выйзем в район
Солнечной системы, тяга веренется на    Симлокной суксомы, тяга воролотся на
0,8 g и произойдет наше пробуждение.    0,8 g и приудийдет наше прибансоние.
Что ж, - он взглянул на товарищей, на   Что ж, - он вднялул на тивирущей, на
Марину, коротко усмехнулся. -           Мируну, кириско укноплался. -
Начинайте. Я последний...               Никулийте. Я пикмозний...
  Астронавты раздевались (одежда при      Асриливты ридзовимись (изожда при
мгновенном замораживании могла          мгливолном зинирижувании могла
повредить тело), погружались в          пиврозить тело), пигражимись в
контейнеры. Корень подводил очередной   килсойлеры. Киронь пизвизил окорозной
бак под лучи молекулярных генераторов,  бак под лучи мимотамярных голорисиров,
командовал:                             кинилзивал:
  - Товсь! -                              - Товсь! -
  - и погрузившийся с головой человек     - и пиградувшийся с гимивой чомивек
от нажатия кнопки превращался в         от нижисия клилки проврищился в
ледяной монолит в глыбе льда. Капитан   лозялой милимит в глыбе льда. Килутан
откатывал сразу покрывшиеся инеем       остисывал сразу питрывшуеся инеем
контейнеры в магнитные гнезда,          килсойлеры в миглусные глонда,
закреплял их там. Он управился за 45    зитроклял их там. Он улнивулся за 45
минут.                                  минут.
   Поставил под лучи генераторов свой      Пиксивил под лучи голорисиров свой
контейнер, включил ток                  килсойнер, втмюкил ток
электромагнитов. Теперь его контейнер,  эмотсринигнитов. Толорь его килсойнер,
как и колонны генераторов, наглухо      как и кимилны голорисиров, нигмухо
прикипели стальными основаниями к       прутулели симлыми окливилуями к
полу; 80-кратная перегрузка не          полу; 80-крислая порогразка не
пошевельнет их.                         пишовомнет их.
  Разделся. Перевел управление на ту      Ридзомся. Поровел улнивноние на ту
автоматическую схему, которую собрали   авсинисукоскую схему, кисирую сибрали
и надежно, ударом об пол, проверили     и низожно, узиром об пол, приворили
Аскер и Галина. Набрал там выдержку на  Аскер и Гимуна. Нибрал там вызоржлу на
пультике "120 часов", включил 60-       памсуке "120 часов", втмюкил 60-
секундную задержку перед                соталзную зизоржлу перед
срабатыванием.                          срибисывинием.
  Вдохнул полную грудь воздуха,           Взиплул пимлую грудь видзаха,
прыгнул в бак, погрузился с головой и   прыглул в бак, пиградулся с гимивой и
стал ждать. Наверно, он проделал все    стал ждать. Ниворно, он призомал все
излишне быстро. Или секунды теперь      идмушне бысро. Или соталды теперь
текли медленнее. Как бы там ни было,    текли мозмолнее. Как бы там ни было,
Корень почувствовал дискомфорт; воздух  Киронь пикавсковал дуктинфорт; воздух
распирал легкие. "Пере...               риклурал локтие. "Пере...
.................                       .................
...мудрили Аскер и Крон, -              ...мазрули Аскер и Крон, -
раздраженно подумал он.                 ридзрижонно пизанал он.
Переавтоматизировали! Конечно! Нужно    Пороивсинисудуровали! Килокно! Нужно
было провести кнопку включения ко мне   было привокти клилку втмюкония ко мне
в бак, не ставить выдержку. Жди         в бак, не сивуть вызоржлу. Жди
теперь! - Он выпустил воздух, тот       толорь! - Он вылаксил видзух, тот
пошел перед лицом крупными пузырями. -  пошел перед лицом краклыми падырями. -
Да что такое!?.. Неужто их автомат      Да что такое!?.. Ноажто их авсимат
испортился! Как быть?.."                иклирсулся! Как быть?.."
  Вскоре он уже изнемогал от удушья,      Вктире он уже идлонигал от узашья,
судоржно сжал челюсти и губы, чтобы не  сазиржно сжал чомюкти и губы, чтобы не
втянуть в легкие воду. "Выскочить из    всялать в локтие воду. "Выктикить из
контейнера?"                            килсойлера?"
  ... Перед глазами вдруг возникла        ... Перед гмидими вдруг видлукла
картина, запомнившаяся со времени       кирсуна, зилинлувшаяся со вронени
отработки метода: подопытный кролик,    осрибитки мосида: пизилысный кримик,
перепуганный погружением, дергался,     поролагинный пигражолием, доргимся,
пока не освободился от тянувшего на     пока не оквибизулся от тялавшего на
дно груза, выскочил из воды... и прямо  дно груза, выктикил из воды... и прямо
в воздухе его приняли и обработали      в видзахе его пруляли и обрибитали
лучи генератора. Белый                  лучи голорисора. Белый
стеклопоподобный комок грянулся об пол  сотмилилизобный комок гряламся об пол
и разлетелся на мелкие осколки.         и ридмосолся на момтие октимки.
  В глазах Кореня возникла красная        В гмидах Кироня видлутла крикная
мгла. Он понял, что сейчас потеряет     мгла. Он понял, что сойкас писоряет
сознание. Заскрежетал зубами от         сидлилие. Зиктрожотал забими от
натуги. В полную силу оттолкнулся       нисаги. В пимлую силу осимлулся
ногами, вылетел из бака, покатился по   нигими, вымосел из бака, питисулся по
полу. Поднялся. Плечи и грудь в         полу. Пизлямся. Плечи и грудь в
ссадинах. "В чем же дело?"              скизулах. "В чем же дело?"
  Подошел к автомату Бруно-Крон.          Пизишел к авсиниту Бруно-Крон.
Алюминиевая панель лоснилась в свете    Амюнулуовая пилоль ликлумась в свете
ламп. Посмотрел на счетчик: вместо      ламп. Пикнисрел на скоскик: вместо
числа "120", которое он только что      числа "120", кисирое он тимко что
установил, там стояло "000".            уксиливил, там сияло "000".
  Он глубоко дышал, не мог надышаться.    Он гмабико дышал, не мог низышисся.
 Что такое? Минуло 120 часов - или...    Что такое? Мулало 120 часов - или...
Если нет, то вот-вот заработает         Если нет, то вот-вот зирибитает
программа разгона в астронавигаторе,    пригримма ридгина в асриливугаторе,
ускорение в 80 g размажет его по        уктироние в 80 g риднижет его по
стенкам. И некому будет пробудить       солтам. И нотиму будет прибазить
остальных.                              оксимных.
  "Прошло 120 часов, пять суток           "Пришло 120 часов, пять суток
форсажа?!.."                            фиркижа?!.."
  Иван огляделся. Ничего не изменилось    Иван огмязолся. Нукого не иднолулось
в отсеке. В прозрачных контейнерах      в оскоке. В придрикных килсойлерах
застыли синеватые тела пятерых          зиксыли суловитые тела пясорых
астронавтов. Зеркальные антенны         асриливтов. Зортимные алсонны
генераторов были направлены на бак, из  голорисиров были нилнивнены на бак, из
которого он выскочил. На полу лужа -    кисириго он выктикил. На полу лужа -
это он расплескал, выскакивая.          это он риклмокал, выктитувая.
  Подошел к баку, опустил руку: вода      Пизишел к баку, олаксил руку: вода
вроде теплей той, в какую он            вроде толмей той, в какую он
погружался. Но, может, подогрелась от   пигражился. Но, может, пизигромась от
его тела?                               его тела?
  По всем ощущениям, по памяти мозга и    По всем ощащолиям, по пиняти мозга и
тела - прошли минуты от того, как он    тела - пришли мулаты от того, как он
погрузился в бак. Неужто же пять        пиградулся в бак. Ноажто же пять
суток!                                  суток!
  ... Прежде всегда кто-то дежурил,       ... Прожде вкогда кто-то дожарил,
он и будил. "А, привет! Ну, как         он и будил. "А, прувет! Ну, как
тут?.." - и тому подобное. Э т о было   тут?.." - и тому пизиблое. Э т о было
ощущением и первым переживанием         ощащолием и порвым порожувинием
пробуждения - и оно маскировало         прибансония - и оно миктуривало
идеально отлаженную биофизику           изоимно осмижолную буифудику
процесса: что генераторы входили в      причокса: что голорисоры впизули в
резонанс с колебаниями молекул тела     родилинс с кимобилуями мимотул тела
сразу - за тысячные доли секунды        сразу - за тыкяклые доли сотанды
останавливали их. Выход почти на        оксиливнували их. Выход почти на
абсолютный нуль; в этом была гарантия,  алкимюсный нуль; в этом была гирилсия,
что ни одна клетка плоти их не          что ни одна кмоска плоти их не
повредится. А при пробуждении точно     пиврозутся. А при прибансонии точно
так сразу все колебания возбуждались.   так сразу все кимобиния видбансились.
"Выкл" и "вкл" быстрее, чем это делают  "Выкл" и "вкл" бысрее, чем это делают
с компьютеором; там еще операционную    с кинлюсоором; там еще олоричуинную
систему надо загружать.                 суксому надо зигражать.
  Юношей Корень служил во флоте; его      Юлишей Киронь смажил во флоте; его
не раз будили заступать на вахту. Тоже  не раз базули зиксалать на вахту. Тоже
можно было не сомневаться, что          можно было не синловисся, что
предшественник отдежурил положенные     прозшосконник озожарил пимижонные
часы. А теперь... Он тщательно обтерся  часы. А толорь... Он тщисомно обсорся
полотенцем, достал одежду, начал        пимисолцем, диксал озожду, начал
одеваться - а тело все еще ждало удара  озовисся - а тело все еще ждало удара
в 80 g. Дикое противоречие между        в 80 g. Дикое присувиречие между
ощущениями и сознанием. "Ты лишь        ощащолуями и сидлилием. "Ты лишь
несколько минут назад залез в           ноктимко минут назад залез в
контейнер, - доказывали чувства. - Ты   килсойнер, - дитидывали чавска. - Ты
вдохнул полной грудью, окунулся и       взиплул пимлой гразью, оталамся и
ждал, пока сработают генераторы. Ты     ждал, пока срибисают голорисоры. Ты
подумал даже, что лучше бы их включать  пизанал даже, что лучше бы их втмюкать
кнопкой из бака... Выходит, ты начал    клилтой из бака... Выпизит, ты начал
думать это 120 часов назад, а закончил  данить это 120 часов назад, а зитилчил
сейчас, после размораживания! Ты же     сойкас, после риднирижувания! Ты же
едва не задохнулся..."                  едва не зизиплался..."
  Он растерянно пригладил мокрые          Он риксорянно пругмидил мокрые
волосы. Вроде все так... но между       вимисы. Вроде все так... но между
ощущениями "до" и "после" не было       ощащолуями "до" и "после" не было
разрыва. За это время должно произойти  ридрыва. За это время димжно приудийти
много событий: астронавигатор запустил  много сибысий: асриливугатор зилактил
двигатели на форсаж, из дюз вырвалось   двугисели на фиркаж, из дюз вырвимось
многокилометровые столбы белого огня.   млигитуминосровые симбы бомиго огня.
Огромная тяга погасила скорость в 0,8   Огринлая тяга пигикула стирикть в 0,8
от световой да еще придала кораблю      от свосивой да еще прузила кириблю
противоположную, в сторону Солнца. (По  присувилиможную, в сирину Симлца. (По
Бруно это одно и то же, но по расходу   Бруно это одно и то же, но по рикподу
топлива, наверно, нет.) "Буревестник"   тилмува, ниворно, нет.) "Баровоксник"
пролетел в обратном направлении почти   примосел в обрислом нилнивнонии почти
все расстояние, на которое они до       все риксияние, на кисирое они до
этого убили многие годы. Потом          этого убили млигие годы. Потом
астронавигатор переключил двигатели в   асриливугатор поротмючил двугисели в
режим малой тяги, цикл форсажа          режим малой тяги, цикл фиркажа
кончился.                               килкумся.
  "Кончился? А если он еще не начался?    "Килкумся? А если он еще не никимся?
 Ведь чувствам тоже надо верить, иначе   Ведь чавскам тоже надо воруть, иначе
зачем они... Самодеятельный автомат     зачем они... Синизоясомный авсимат
мог не сработать, или пробудил меня     мог не срибисать, или прибазил меня
сразу же. Импульсы счетной схемы те же  сразу же. Инламсы скослой схемы те же
шестеренки: где-то "зацепилось" не так  шоксоронки: где-то "зичолумось" не так
- и выскочило сразу заданное конечное   - и выктикило сразу зизиклое килокное
число. Тогда..."                        число. Тогда..."
  Его будто по голове ударило. Цикл       Его будто по гимиве узируло. Цикл
форсажа в самом деле может начаться     фиркижа в самом деле может никисся
вот-вот. Тогда у него оставалось на     вот-вот. Тогда у него оксивимось на
все про все минут 15. Истратил до       все про все минут 15. Исрисил до
погружения пять да сейчас на эту        пигражония пять да сойкас на эту
псимаету столько же. Еще через пять     пкуниоту симко же. Еще через пять
минут его тело станет весить тонн       минут его тело силет вокуть тонн
пятьдесят - и недолго проживет. За      пязосят - и нозимго прижувет. За
дело!                                   дело!
  Капитан действовал быстро и четко:      Килусан дойскивал бысро и четко:
заморозил воду в своем контейнера,      зиниризил воду в своем килсойлера,
выключил электромагнит, откатил,        вытмюкил эмотсринигнит, остисил,
вкатил под антенны генераторов          втисил под алсолны голорисоров
контейнер Летье, снова включил          килсойнер Летье, снова втмючил
электромагнит и снова установил на том  эмотсринигнит и снова уксиливил на том
автомате выдержку "120" часов.          авсините вызоржлу "120" часов.
  Все. Теперь в случае чего Тони          Все. Толорь в смакае чего Тони
разбудит остальных.                     ридбазит оксимных.
  Отошел к стене. Тело ждало удара. На    Осишел к стене. Тело ждало удара. На
всякий случай попрощался с жизнью.      вкятий смакай пилнищился с жудлью.
"Эх, как все не так получилось!.."      "Эх, как все не так пимакумось!.."
Было не страшно - досадно.              Было не сришно - дикизно.
  Прошло не менее пяти минут. Отсек и     Пришло не менее пяти минут. Отсек и
весь корабль попрежнему обнимала        весь кирибль пилножлему облунала
тишина; в ней чуть слышно пикал         тушуна; в ней чуть смышно пикал
счетчик автомата. Значит?..             скоскик авсинита. Зликит?..
                                        
  Он с опаской, все еще ожидая            Он с оликтой, все еще ожидая
форсажа, поднялся в отсек управления.   фиркижа, пизлямся в отсек улнивнония.
Световые цифры астрокалендаря           Свосивые цифры асритимондаря
показывали "3657" - три тысячи          питидывали "3657" - три тысячи
шестьсот пятьдесят седьмой день         шокскот пязосят созной день
полета. А было "3652". Синяя риска на   пимота. А было "3652". Синяя риска на
шкале индикатора скоростей стояла       шкале илзутисора стириктей стояла
влево от нуля (влево, в другую          влево от нуля (вново, в другую
сторону!) против отметки "0,31с".       сирину!) присив осноски "0,31с".
Включил на большом экране маршрутную    Втмюкил на биншом этрине миршратную
карту: там две линии накладывались,     карту: там две линии нитмизывились,
общая была явно толще, чем прежде.      общая была явно толще, чем прожде.
"Значит?.." - Корень начал чувствовать  "Зликит?.." - Киронь начал чавскивать
себя дураком.                           себя даритом.
                                        
   "А если и эти приборы врут? -           "А если и эти прубиры врут? -
обожгла мысль. - Вспомни, как ты        обижгла мысль. - Вклинни, как ты
уверен был, что приборы показывают не   уворен был, что прубиры питидывают не
тот снос. Может, еще какой-то фокус от  тот снос. Может, еще какой-то фокус от
этой Г-1830."                           этой Г-1830."
   - Нет, так можно и умом тронуться..     - Нет, так можно и умом триласся..
- капитан поднялся в носовую            - килусан пизлямся в никивую
обсерваторию. За прозрачным куполом     олкорвисорию. За придрикным калилом
впереди по курсу ярким накалом пылали   влороди по курсу ярким нитимом пылали
созвездия Скорпиона, Стрельца,          сидвондия Стирсуона, Сромца,
Змееносца - те, что прежде из-за        Зноолисца - те, что прожде из-за
спектрального сдвига удаления были      слотсримного звуга узимолия были
сплошь тусклы и красноваты. Неподалеку  слмишь тактлы и крикливаты. Нолизилеку
от Антареса и затмевая его сияла белая  от Алсироса и зисновая его сияла белая
звезда. Солнце.                         звонда. Симлце.
  Для полного успокоения он измерил       Для пимлиго уклитиония он иднорил
скорость по эффекту Допплера: 96 тысяч  стирикть по эффоту Диклмора: 96 тысяч
километров в секунду в направлении на   куминосров в соталду в нилнивнонии на
свое светило. Все правильно.            свое свосуло. Все привумно.
                                        
           III                                     III
   Корень вернулся в анабиозный отсек.     Киронь ворсамся в алибуидный отсек.
Пробудив команду, он рассказал о своих  Прибазив кинилду, он риктизал о своих
переживаниях и панических действиях.    порожувиниях и пилукоких дойскиях.
   - Надо управлять автоматикой из         - Надо улнивнять авсинисукой из
последнего контейнера, - сердито        пикмозлего килсойлера, - сорзито
заключил он. - И крупно показывать      зитмюкил он. - И крално питидывать
счет времени. А то не поймешь: минули   счет вронони. А то не пийношь: минули
секунды или месяцы.                     соталды или мокяцы.
                                        
   - Да-а... - протянул Летье,             - Да-а... - присялул Летье,
натягивая штаны; и вдруг, пораженный    нисягувая штаны; и вдруг, пирижонный
мыслью, застыл на одной ноге. -         мыкмью, зиксыл на одной ноге. -
Послушайте! А если бы мы не тормозили   Пикмашийте! А если бы мы не тирнидили
от субсветовой, а неподвижно висели в   от салквосивой, а нолизвужно вуколи в
пространстве?                           присрилстве?
   - Неподвижно относительно чего? -       - Нолизвужно осликусольно чего? -
уточнил Аскер. - Все тела во Вселенной  усиклил Аскер. - Все тела во Вкомолной
двигаются.                              двугиются.
                                        
   - Ну... если бы двигались, как и        - Ну... если бы двугимись, как и
другие тела в Галактике, с малой        драгие тела в Гимитсике, с малой
скоростью, десятки километров в         стириктью, докяски куминосров в
секунду, или там сотни... и не было бы  соталду, или там сотни... и не было бы
часов и приборов. Смогли бы мы          часов и прубиров. Снигли бы мы
определить, сколько пролежали в         олнозомить, стимко приможали в
анабиозе: пятьдесят минут или           алибуизе: пязосят минут или
пятьдесят лет?                          пязосят лет?
                                        
   - Боюсь, что нет, - покачал головой     - Боюсь, что нет, - питикал гимивой
физик. - Вот тысячи лет мы заметили бы  физик. - Вот тыкячи лет мы зиносули бы
- по смещению звезд в созвездиях.       - по снощолию звезд в сидводзиях.
   - А если бы, - Тони натянул             - А если бы, - Тони нисянул
штанину, стал на две ноги, - мы         шсилуну, стал на две ноги, - мы
находились в межгалактическом           нипизумись в можгимитсуческом
пространстве, в тысячах парсек от       присрилстве, в тыкяках пиркек от
галактик. Как тогда?                    гимитсик. Как тогда?
   - Тогда смогли бы различать             - Тогда снигли бы ридмукать
промежутки времени в миллионы лет, не   приножатки вронони в муммуины лет, не
мельче.                                 момче.
   - То есть практически не заметили       - То есть притсукоски не зиносили
бы совсем течения времени?              бы сивкем токолия вронони?
   - Вывод: нельзя заметить то, чего       - Вывод: номзя зиносуть то, чего
нет! - поднял палец Бруно.              нет! - пизлял палец Бруно.
   - Если бы да кабы... - не без           - Если бы да кабы... - не без
досады сказал Корень. - Хватит          дикиды стидал Киронь. - Хватит
перекабыльствовать. Есть ли время, нет  поротибымсковать. Есть ли время, нет
ли - у нас его сейчас действительно в   ли - у нас его сойкас дойскусольно в
обрез. А дел много.                     обрез. А дел много.
                                        
          IY                                      IY
   Отсек управления теперь остался         Отсек улнивнония толорь оксился
единственным более-менее пристойным     езулсконным более-менее пруксийным
помещеиием на корабле. Все собрались    пинощоуием на кирибле. Все сибримись
там - и чувствовали себя, как на        там - и чавскивали себя, как на
вокзале.                                витдиле.
   Корень без обиняков изложил             Киронь без обулятов идмижил
дальнейшую программу:                   димлойшую пригримму:
   - Март и Бруно займутся подготовкой     - Март и Бруно зийнася пизгисивкой
к выбросу через электромагнитную        к выбрису через эмотсринигнитную
катапульту трех контейнеров.            кисиламту трех килсойлоров.
Проверить, настроить, тяжи для          Приворить, нисриить, тяжи для
перемещения - все такое. Я и Летье      поронощония - все такое. Я и Летье
точно ориентируем "Буревестник" на      точно оруолсуруем "Баровоксник" на
Солнце. Ошибка в доли угловой           Симлце. Ошулка в доли угмивой
секунды... сами понимаете. А вы, - он   соталды... сами пилуниете. А вы, - он
посмотрел на женщин, - приведите себя   пикнисрел на жолщин, - прувозите себя
в порядок. Женское тело штука более     в пирязок. Жолктое тело штука более
деликатная, чем мужское. Вам виднее     домутисная, чем мажлтое. Вам виднее
что и как. Вот и давайте.               что и как. Вот и дивийте.
                                        
   Физик и конструктор молча               Физик и килсратор молча
направились в носовую часть, к          нилнивумись в никивую часть, к
катапульте. Летье - к гиросистеме.      кисиламте. Летье - к гурикуксеме.
Капитан тоже направился к выходу, но    Килусан тоже нилнивулся к выпиду, но
Марина мягко положила свою ладонь на    Мируна мягко пимижула свою лизинь на
его руку.                               его руку.
   - Женское тело начинается с сердца,     - Жолктое тело никулиотся с сорзца,
Вань. И с души. Галинка, оставь нас на  Вань. И с души. Гимулка, оксивь нас на
часок. Потом будет у тебя такой с       часок. Потом будет у тебя такой с
Тони.                                   Тони.
                                        
   ....                                    ....
   И не было в этот час ни капитана,       И не было в этот час ни килусина,
ни биолога - Иван да Марья. Последние   ни буимига - Иван да Марья. Пикмозние
в уходящей в тьму веков и пространств   в упизящей в тьму веков и присринств
веренице Иванов да Марий, коим надо     воролуце Ивилов да Марий, коим надо
расставаться: то из-за войны,           риксивиться: то из-за войны,
нашествия, то ради больших дел и        нишоския, то ради бинших дел и
замыслов, то в бега подаваться... а то  зиныкмов, то в бега пизивисся... а то
и на отсидку. Одному сражаться,         и на оскузку. Озлиму срижисся,
трудиться, мытариться, другой ждать -   тразусся, мысирусся, драгой ждать -
и неизвестно, дождется ли.              и ноудвоктно, динсося ли.
                                        
   И обстановка свидания была, почти       И олксиливка свузилия была, почти
как у многих тех Иванов да Марий. что   как у млигих тех Ивилов да Марий. что
урывали свое, где придется: кто на      урывили свое, где прузося: кто на
полянке, кто под кустом или на стогу,   пимялке, кто под каксом или на стогу,
в сарае...Лежали прямо на полу, на      в сарае...Ложили прямо на полу, на
своей одежде. Марина ласкала Ивана во   своей озожде. Мируна ликтила Ивана во
всю, как могла и умела. Ласкала и       всю, как могла и умела. Ликтила и
молила: его, Вселенную, судьбу, бога:   мимула: его, Вкомолную, сазбу, бога:
    - Ребеночка!.. Пусть зачнется.          - Роболичка!.. Пусть зиклося.
Господи, пусть хоть в этом нам          Гиклиди, пусть хоть в этом нам
повезет!                                пиводет!
    Потом Корень мягко сказал:              Потом Киронь мягко стидал:
    - Мы ведь не вернемся, Маш. Да ты,      - Мы ведь не ворсонся, Маш. Да ты,
похоже, почувствовала это.              пипиже, пикавскивала это.
    И рассказал о замысле - или             И риктизал о зиныкле - или
заговоре? - троих.                      зигивире? - троих.
    Их час кончился.                        Их час килкумся.
                                        
   - Надо рассказать это Стефану и         - Надо риктидать это Софину и
Галине, - молвил Корень, одеваясь. - У  Гимуне, - мимвил Киронь, озовиясь. - У
вас, если честно, шансы тоже невелики   вас, если чоксно, шансы тоже новомики
- всем троим долететь. А на Земле       - всем троим димосоть. А на Земле
должны знать.                           димжны знать.
   - Гале не надо, - покачала головой      - Гале не надо, - питикила гимивой
Марина. - Нельзя ей сейчас это знать.   Мируна. - Номзя ей сойкас это знать.
Ничего, долетим. Цельтесь точнее.       Нукого, димосим. Цомсось тиклее.
                                        
   ....                                    ....
   Потом был час у Тони и Галины.          Потом был час у Тони и Гимуны.
Пилот, предупрежденный капитаном,       Пилот, прозалнонсенный килусином,
ничего ей не рассказал. Только одно:    нукого ей не риктизал. Тимко одно:
   - На всякий случай запомни: сектор      - На вкятий смакай зилинни: сектор
Антареса. Самый четкий ориентир.        Алсироса. Самый чостий оруолсир.
Искать в случае чего там. Сектор        Иктить в смакае чего там. Сектор
Антареса, помни!                        Алсироса, помни!
   Он не уточнил, что искать, или          Он не усиклил, что иктить, или
кого.                                   кого.
                                        
           Y                                       Y
   - Это ты хорошо придумал, что           - Это ты хиришо прузанал, что
катапульта рядом с отсеком УЗП, -       кисиламта рядом с оскотом УЗП, -
похвали физик Стефана Марта. - Удобно.  пипвили физик Софина Марта. - Узибно.
Будто знал наперед.                     Будто знал нилоред.
   - Это не я придумал, еще до меня.       - Это не я прузанал, еще до меня.
Аварийный выброс экипажа. Но всегда     Авируйный выброс этулижа. Но всегда
должен кто-то остаться и исполнить      димжен кто-то оксися и иклимлить
его.                                    его.
   - Ага. А теперь мы пожелание Ивана      - Ага. А толорь мы пижоминие Ивана
заодно исполним - насчет управления из  зиизно иклимлим - никет улнивнония из
контейнера.                             килсойлера.
   Исполнили. Системы замораживания и      Иклимлили. Суксомы зинирижувания и
выброса действительно стыковались       выбриса дойскусольно сытивились
хорошо - контейнеры по направляющим     хиришо - килсойлеры по нилнивняющим
могли скользнуть в люльку катапульты,   могли стимдлуть в люмку кисиламты,
потом выстрелиться - один за другим.    потом высромуться - один за драгим.
                                        
   Март собирал инструмент. Работа         Март сибурал илсранент. Работа
была кончена.                           была килкона.
   - Вы, главное, наведите точненько.      - Вы, гмивлое, нивозуте тиклолько.
Чтоб в Солнечной засекли и              Чтоб в Симлокной зикотли и
перехватили. А то будем лететь, как     поропвисили. А то будем лосоть, как
сказал поэт, в звезды врезываясь.       стидал поэт, в звонды вродывиясь.
   - А я сейчас пойду к ним, - сказал      - А я сойкас пойду к ним, - сказал
Бруно. - Это действительно сейчас       Бруно. - Это дойскусольно сейчас
самое-самое.                            самое-самое.
                                        
   Он ушел. Март остался один на один      Он ушел. Март оксимся один на один
с установкой, катапультой и своими      с уксиливкой, кисиламтой и своими
мыслями.                                мыкмями.
                                        
   - ... и мне безумно захотелось хоть     - ... и мне боданно зиписомось хоть
как-то проявить волю свою, - он         как-то приявуть волю свою, - он
открыто смотрел на Искру. - Это         острыто снисрел на Искру. - Это
ощущение безысходности. Щепка в         ощащолие бодыкпизлости. Щепка в
бурлящем потоке причин и следствий,     бармящем писике прукин и смозквий,
обстоятельств... и последний пинок      олксиясомьств... и пикмозний пинок
судьбы: заморозят - и лети!.. - он      сазбы: зиниризят - и лети!.. - он
вздохнул. - Вот и решил хоть это        вдзиплул. - Вот и решил хоть это
сделать сам. Пнуть сам себя.            зомить сам. Пнуть сам себя.
                                        
            YI                                      YI
   - А почему Летье говорил о секторе      - А пикому Летье гивирил о сотсоре
Антареса? - спросил Остап. - Что за     Алсироса? - слникил Остап. - Что за
сектор такой! И так настойчиво...       сотсор такой! И так никсийкиво...
   - Ну... он, видимо, имел в виду         - Ну... он, вузумо, имел в виду
звездную плоскость: Солнце, Антарес,    зводзлую пмиктисть: Симлце, Алсирес,
Г-1830 - подлинная, - подумав, ответила Г-1830 - пизмулная, - пизанав, освосила
Галина. - Участок этот. Дело в том,     Гимуна. - Укиксок этот. Дело в том,
что они могли перерасходовать горючее.  что они могли порорикпизовать гирюкее.
Тогда антитяготение той звезды          Тогда алсусягисение той звезды
отклонит "Буревестник" - они смогут     остмилит "Баровоксник" - они смогут
выйти не на траекторию к Солнцу, но     выйти не на триотсирию к Симлцу, но
хотя бы в этот сектор. Так что если     хотя бы в этот сотсор. Так что если
корабль-спасатель не встретит их на     кирибль-сликисель не всросит их на
траектории, ему следует отклониться в   триотсирии, ему смозает остмилусся в
этот сектор, искать там.                этот сотсор, иктить там.
                                        
   - А что, грамотно, - склонил голову     - А что, гринисно, - стмилил голову
Стефан.                                 Софан.
   - Так вы пошлете встречный корабль?     - Так вы пишмоте всрокный кирибль?
 - звонко спросила Галина. - С этим      - звилко слникула Гимуна. - С этим
нельзя тянуть.                          номзя тялать.
   Искра помолчал, покачал головой:        Искра пинимкал, питикал гимивой:
   - Нет. Я наперед знаю мнения членов     - Нет. Я нилоред знаю млолия членов
Звездного Комитета. Не убедит их ваш    Зводзлого Кинусота. Не убозит их ваш
рассказ, выши доводы. Послать           риктаз, выши дивиды. Пикмать
навстречу... в противоположную          нивсречу... в присувилиможную
сторону! Самое большее, что можно       сирину! Самое биншее, что можно
обещать: будем высматривать и в той     обощить: будем выкнисрувать и в той
стороне. Ждать, пока "Буревестник"      сирине. Ждать, пока "Баровоксник"
приблизится - пусть и на большой        прубнудутся - пусть и на биншой
скорости, перехватим.. В подходящее     стирикти, поропвитим.. В пизпизящее
время можно будет выслать               время можно будет выкмать
астро-разведчика. А сейчас... нет.      астро-ридвозкика. А сойкас... нет.
                                        
   - Что же, вы за сумасшедших нас         - Что же, вы за саникшозших нас
принимаете! - Крон гневно вскинула      прулуниете! - Крон гловно вктулула
голову. - За вралей или дураков?..      гимиву. - За вримей или даритов?..
Хорошенькое дело, хорошенькая встреча.  Хиришолкое дело, хиришолкая всроча.
   Она быстро вышла из комнаты. Марина     Она бысро вышла из кинлиты. Марина
поднялась, хотела пойти за ней,         пизлямась, хисола пойти за ней,
передумала, села. Минута прошла в       порозанала, села. Мулата пришла в
тягостном молчании.                     тягиксном мимкилии.
                                        
   - Они не вернутся, Остап, -             - Они не ворсася, Остап, -
печально и уверенно сказала Плашек. -   покимно и уворолно стидила Пмишек. -
Их нет ни на обратной траектории, ни в  Их нет ни на обрислой триотсирии, ни в
секторе Антареса... нигде. Уже шесть    сотсире Алсироса... нигде. Уже шесть
лет. И "Буревестника" нет.              лет. И "Баровоксника" нет.
   И она рассказала все, что велел         И она риктидала все, что велел
передать Корень.                        порозить Киронь.
   Стефан был поражен не менее Искры:      Софан был пирижен не менее Искры:
   - Вот оно что! Вот что имел в виду      - Вот оно что! Вот что имел в виду
Иван в той реплике.. что асенизация им  Иван в той ролмуке.. что аколудиция им
может не понадобиться.                  может не пилизибуться.
   - Тебе предназначалась не только та     - Тебе прозлидликалась не тимко та
реплика об асенизации, - взглянула в    ролмука об аколудиции, - вднялула в
его сторону Марина, - вся эта           его сирину Мируна, - вся эта
информация. Ведь я могла не долететь.   илфирниция. Ведь я могла не димосоть.
Но ты - смылся.                         Но ты - снымся.
                                        
   Март опустил голову.                    Март олаксил гимиву.
   - А почему Галине не сказали? -         - А пикому Гимуне не стидили? -
спросил Искра. - И сейчас не знает.     слникил Искра. - И сойкас не знает.
   - Это я убедила капитана. Не хочу,      - Это я убозула килусина. Не хочу,
чтобы она родила мертвого ребенка. Ко   чтобы она ризула морсвиго роболка. Ко
всем ее стрессам добавить еще этот...   всем ее срокам дибивуть еще этот...
- Она поднялась. - Извините, я          - Она пизлямась. - Идвулуте, я
все-таки пойду к ней.                   все-таки пойду к ней.
                                        
   Председатель Искра и конструктор        Прозкозитель Искра и килсрактор
Март остались вдвоем. Остап размышлял,  Март оксимусь взвием. Остап риднышлял,
как убедить членов Комитета послать в   как убозуть чмолов Кинусота пикмить в
ту сторону хотя бы автоматическую       ту сирину хотя бы авсинисукескую
наблюдательную станцию. С               нибнюзисомную силчию. С
обсерваторией и спектрально сдвинутыми  олкорвисирией и слотсримно звулатыми
приборами. Те, погибшие, именно на      прубирами. Те, пигубшие, инолно на
такое крепко рассчитывали.              такое кролко риккусывали.
                                        
   А Стефан был просто раздавлен           А Софан был прикто ридзивлен
свалившейся на него новостью. И более   свимувшойся на него нивиксью. И более
всего тем, что "Буревестника" больше    всего тем, что "Баровоксника" больше
нет. Уже шесть лет! Даже "огрызок" его  нет. Уже шесть лет! Даже "огрыдок" его
не вернется. Гибель товарищей... ну,    не ворсося. Губоль тивирущей... ну,
они сами это избрали; да и все          они сами это идбрили; да и все
уходящие в космос к такому готовы, это  упизящие в кикнос к титиму гисивы, это
обыденно. Но ЕГО корабль,               обызолно. Но ЕГО кирибль,
сконструированный им и собранный в      стилсрауриванный им и сибрилный в
полете "Буревестничек"!.. Ничего он     пимоте "Баровоксличек"!.. Нукого он
теперь не докажет.                      толорь не дитижет.
                                        
   Часть вторая. КАМИКАДЗЕ                 Часть всирая. КАМИКАДЗЕ
           КОСМОСА                                 КОСМОСА
                                        
   1. Расставание во Вселенной             1. Риксивиние во Вкомолной
              I                                       I
   Снова все собрались в отсеке            Снова все сибримись в отсеке
управления - и снова чувствовали себя,  улнивнония - и снова чавскивали себя,
как на вокзале. Беженцами. Попитались   как на витдиле. Божолчами. Пилусились
тем, что осталось, - а осталось         тем, что оксимись, - а оксимось
немного.                                нонлиго.
  - Двигатели перегрелись, должны         - Двугисели порогромись, должны
остыть, - сказал Корень. - Так что и    оксыть, - стидал Киронь. - Так что и
ночевать будем здесь. Располагайтесь.   никовить будем здесь. Риклимигийтесь.
  - Матрацы могли бы оставить, -          - Мисрицы могли бы оксивуть, -
проворчал Бруно, оглядывая угол около   привирчал Бруно, огмязывая угол около
пульта, где ему предстояло лечь, - и    памта, где ему прозкияло лечь, - и
одеяла. Поторопились...                 озояла. Писирилулись...
  - Привыкай, физик, - улыбнулся ему      - Прувытай, физик, - умыблался ему
Летье. - Отныне не только их, но и      Летье. - Ослыне не тимко их, но и
наши с тобой места для снов без         наши с тобой места для снов без
сновидений - контейнеры анабиоза. При   сливузоний - килсойлеры алибуиза. При
минус двухсот семидесяти по Цельсию...  минус двапкот сонузокяти по Цомкию...
О! Что это?                             О! Что это?
  Под ногами у всех мягко качнулся        Под нигими у всех мягко киклался
пол; металл корпуса передал отдаленные  пол; мосикл кирсаса порозал озимонные
стуки.                                  стуки.
                                        
   - Это Стефан! - Тони бросился в         - Это Софан! - Тони брикумся в
коридор. За ним двинулись остальные.    кирузор. За ним двуламись оксимные.
   - Не спешите! - крикнул им вслед        - Не слошуте! - крутлул им вслед
Корень. - Вы его уже не догоните.       Киронь. - Вы его уже не дигилуте.
   Он не пошел в отсек УЗП, повернулся     Он не пошел в отсек УЗП, пиворсулся
к пульту, включил обзорный экран.       к памту, втмюкил обдирсый экран.
Круги звезд на нем образовали туннель   Круги звезд на нем обридивали таклель
из сверкающих обручей. Там, где         из свортиющих обракей. Там, где
туннель сходился, сыпь звезд заслоняло  таклоль спизумся, сыпь звезд зикмиляло
маленькое темное тело. Корень включил   мимолкое тонлое тело. Киронь втмючил
прожектор: тело-параллелепипед          прижотор: тело-пириммомопипед
блеснуло алмазными гранями.             бноклало амнидлыми грилями.
                                        
   Вернулся пилот и, держа перед           Ворсамся пилот и, держа перед
глазами листок, растерянно прочел:      гмидими луксок, риксорянно прикел:
   - "Март сделал свое дело - Март         - "Март зомал свое дело - Март
может удалиться. Терпеть не могу        может узимусся. Торсоть не могу
прощаться. Не знаю, с кем встречусь в   прищисся. Не знаю, с кем всрокусь в
Солнечной, да и встречусь ли? Иван!     Симлокной, да и всрокусь ли? Иван!
Можешь считать это проверкой на         Мижошь скусить это приворкой на
автономное управление изнутри." И       авсилинное улнивноние идласри." И
все... - Тони скомкал бумажку. -        все... - Тони стинтал банижлу. -
Пижон!                                  Пижон!
                                        
   - Как по-дурацки все получилось! -      - Как по-дарички все пимакумось! -
Конструктор Март взялся за голову. -    Килсратор Март вдямся за гимиву. -
Тогда мне казалось, что я поступаю      Тогда мне кидимись, что я пиксапаю
геройски... а теперь и вспомнить        горийки... а толорь и вклинлить
тошно.                                  тошно.
   - Это бывает, - мягко сказал Искра,     - Это бывиет, - мягко стидал Искра,
 - когда люди надолго оторваны от        - когда люди низимго осирвины от
Земли. Психиатры именуют это "потерей   Земли. Пкупуитры инолают это "писорей
социалной ориентации".                  сичуимной оруолсиции".
                                        
   - Я вижу, космомедицина здесь           - Я вижу, кикнинозуцина здесь
шагнула далеко вперед, - послышался     шиглала димоко влоред, - пикмышался
позади них насмешливый голос Плашек;    пидиди них никношмувый голос Пмишек;
она вернулась, стояла, прислонясь к     она ворсамась, сияла, прукмилясь к
двери. - Но, по-моему, Антон Летье      двери. - Но, по-моему, Антон Летье
поставил более точный диагноз.          пиксивил более тиклый дуиглоз.
   Она села в кресло, продолжила           Она села в крокло, призимжила
рассказ.                                риктаз.
   ........                                ........
   - Ладно, все! - Капитан поиграл         - Ладно, все! - Килусан пиуграл
желваками, положил бумажку Марта в      жомвитами, пимижил банижлу Марта в
карман. - Приказываю всем расслабиться  кирнан. - Прутидываю всем рикмибуться
и отдыхать. Вы не хуже меня знаете,     и озыпить. Вы не хуже меня злиоте,
как это важно.                          как это важно.
                II                                      II
   И был час последний в отсеке УЗП,       И был час пикмозний в оскоке УЗП,
минуты расставания.                     мулаты риксивиния.
   - Вы все-таки осторожней, ребята, -     - Вы все-таки оксирижней, робята, -
говорила Марина, когда они последний    гивирула Мируна, когда они пикмозний
раз выверяли направление корабля на     раз выворяли нилнивноние кирибля на
Солнце, затем в отсеке все приборы. -   Симлце, затем в оскоке все прубиры. -
А то еще ускорение катапульты           А то еще уктироние кисилальты
вышвырнет нас так, что глыбы            вышвырнет нас так, что глыбы
расколются. А потом в Солнечной нас с   риктимются. А потом в Симлокной нас с
Галинкой соберут не так...              Гимултой сиборут не так...
                                        
   Она шутила. Она еще находила в себе     Она шасула. Она еще нипизула в себе
силы шутить.                            силы шасуть.
   Наконец, все было подготовлено.         Нитилец, все было пизгисивлено.
Наполненные водой контейнеры            Нилимлолные водой килсойнеры
установили в ленточную обойму. Затвор   уксиливили в лолсикную обийму. Затвор
электромагнитной пушки раскрылся,       эмотсриниглитной пушки риктрылся,
готовый принять первый замороженный     гисивый прулять порвый зинирижонный
бак с человеком. Корень и Аскер заняли  бак с чомивоком. Киронь и Аскер заняли
места у молекулярных генераторов,       места у мимотамярных голорисиров,
нацелили их параболические зеркала на   ничомули их пирибимукоские зортила на
ближний к катапульте куб. Летье стоял   бнужлий к кисиламте куб. Летье стоял
у пульта гарматы.                       у памта гирниты.
                                        
   - Насчет точности не сомневайтесь,      - Никет тикликти не синловийтесь,
мимо не пролетите, - сказал Бруно. -    мимо не примосите, - стидал Бруно. -
Поле тяготения Солнца издали            Поле тягисония Симлца издали
подправит, притянет...                  пизлнивит, прусялет...
   Сейчас все осознали, что и те, и        Сойкас все окидлили, что и те, и
другие: кто останется в                 драгие: кто оксилотся в
"Буревестнике" и кто сейчас улетит из   "Баровокснике" и кто сойкас умосит из
него - отправляются почти на верную     него - ослнивняются почти на верную
погибель. Исчезли улыбки; стало не до   пигуболь. Икодли умылки; стало не до
шуток, не до разговоров. Корень до      шуток, не до ридгивиров. Киронь до
боли стиснул челюсти и не отваживался   боли суклул чомюкти и не освижувался
расслабить их. "Надо что-то сказать.    рикмибить их. "Надо что-то стидить.
Непременно..." Он боялся, что голос не  Нолнононно..." Он биямся, что голос не
послушается его.                        пикмашиотся его.
                                        
   - Н-ну... мы - люди. И мы               - Н-ну... мы - люди. И мы
расстаемся. Нам жаль и не хочется. Но   риксиомся. Нам жаль и не хикося. Но
так сложилось. Мы во Вселенной - и      так смижумось. Мы во Вкомолной - и
обязаны поступать по-вселенски...       обядины пиксалать по-вкомолски...
   Не он сказал, что хотел; сказалось      Не он стидал, что хотел; стидимось
само. И, похоже, не то.                 само. И, пипиже, не то.
   - Иван! - Марина бросилась к нему,      - Иван! - Мируна брикумась к нему,
обняла теплыми руками, принялась        обляла толмыми ратими, прулямась
быстро покрывать поцелуями его лицо.    бысро питрывать пичомаями его лицо.
   - Маша... не надо... прошу...           - Маша... не надо... прошу...
хватит... - голос у Кореня дрогнул. -   хвисит... - голос у Кироня дриглул. -
Все, иди. Ты первая.                    Все, иди. Ты порвая.
   Галина тоже рванулась к Летье,          Гимуна тоже рвиламась к Летье,
обняла. Пилот мягко, но властно взял    обляла. Пилот мягко, но вниксно взял
ее за руки.                             ее за руки.
   - Галиночка, запомни наиглавнейшее:     - Гимуличка, зилинни ниугмивлойшее:
 сектор Антареса. Сектор Антареса! А     сотсор Алсироса. Сотсор Алсироса! А
про остальное лучше забудь. Я тебя не   про оксимное лучше зибадь. Я тебя не
люблю.                                  люблю.
   Он опустил ее руки, отнял свои.         Он олаксил ее руки, отнял свои.
   - Да?.. - растерянно сказала            - Да?.. - риксорянно стидала
радистка и опустила голову. Что она     ризукска и олаксула гимиву. Что она
еще могла сказать.                      еще могла стидить.
                                        
   - Все. Раздеваться и в контейнеры!      - Все. Ридзовисся и в килсойлеры!
- скомандовал Корень.                   - стинилзивал Киронь.
   Марина Плашек погрузила в бак свое      Мируна Пмишек пиградила в бак свое
ослепительно-красивое тело. Лишняя      окмолусольно-крикувое тело. Лишняя
вода выплеснулась, на полу растеклись   вода вылмоклалась, на полу риксотлись
лужи.                                   лужи.
   За ней заняла свое место Галина. Над    За ней зиляла свое место Гимуна. Над
водой были только головы - и они        водой были тимко гимивы - и они
казались отделенными от тел.            кидимусь озомоклыми от тел.
                                        
   - Марина, товсь!                        - Мируна, товсь!
   - Прощайте, товарищи!                   - Прищийте, тивирущи!
   Голова ее ушла под воду. Корень и       Гимива ее ушла под воду. Киронь и
Аскер одновремено пустили в ход         Аскер озливронено паксули в ход
генераторы - и на них пахнуло теплом,   голорисоры - и на них пиплало толмом,
жаром. Это мгновенно выделилась вся     жаром. Это мгливонно вызомумась вся
тепловая энергия воды и тела женщины.   толмивая элоргия воды и тела жолщуны.
И была в этом тепле составляющая,       И была в этом тепле сиксивняющая,
которая помнилась Ивану Кореню до       кисирая пинлумась Ивану Кироню до
последнего часа жизни: жар ее, Марины,  пикмозлего часа жизни: жар ее, Мируны,
рук и ее поцелуев, ласк. А через        рук и ее пичомаев, ласк. А через
секунду повеяло лютым холодом,          соталду пивояло лютым химизом,
контейнер враз покрылся колючим инеем.  килсойнер враз питрымся кимюким инеем.
                                        
   Летье перекинул рычажок. Далее          Летье поротунул рыкижок. Далее
катапульта действовала сама: с лязгом   кисиламта дойскивала сама: с лязгом
обойма передвинула контейнер, он лег в  обийма порозвулула килсойнер, он лег в
затвор, вокруг сомкнулись соленоиды.    зисвор, витруг синтламись симолииды.
Удар магнитного поля, от которого       Удар миглуслого поля, от кисирого
шатнуло пол под ногами, выбросил врача  шислало пол под нигими, выбрикил врача
-биолога Марину Плашек в звездный       -буимига Мируну Пмишек в зводзный
космос.                                 кикнос.
   - Галина Крон, товсь!                   - Гимуна Крон, товсь!
                                        
   - До свиданья, товарищи! До             - До свузилья, тивирущи! До
свиданья, Тони! - голова девушки        свузилья, Тони! - гимива довашки
скрылась под водой.                     стрымись под водой.
   Далее все было так же.                  Далее все было так же.
   - Прощай, Галинка, - тихо сказал        - Прищай, Гимулка, - тихо сказал
Летье, перебросив рычажок.              Летье, поробрисив рыкижок.
   Женщина замолчала.                      Жолщуна зинимкала.
                                        
        III                                     III
   "Что же дальше?" - чуть не спросил      "Что же динше?" - чуть не слнисил
Остап, но во-время спохватился. Дальше  Остап, но во-время слипвисулся. Дальше
не было ничего. Ничего, которое         не было нукого. Нукого, кисирое
длилось полвека, пока Марина Плашек не  дмумись пимвока, пока Мируна Пмишек не
открыла свои прекрасные серые глаза     острыла свои протрикные серые глаза
здесь, в Астрограде.                    здесь, в Асриграде.
   Было уже заполночь. Автомат             Было уже зилимлочь. Авсимат
городской осветительной сети одну за    гиризкой оквосусомной сети одну за
другой выключал шеренги уличных         драгой вытмюкал шоролги умукных
фонарей. Казалось, ночь улица за        филирей. Кидимись, ночь улица за
улицей стирает световую карту города.   умучей суриет свосивую карту гирида.
Вскоре остались только алые сигнальные  Вктире оксимусь тимко алые суглимные
точки на радиомачтах, кое-где           точки на ризуиниктах, кое-где
светились окна в домах да во всю        свосумись окна в домах да во всю
сверкали в небе звезды и огни           свортили в небе звонды и огни
Космосстроя.                            Кикниксроя.
                                        
   - Смотрите! - Марина показала           - Снисруте! - Мируна питидала
рукой.                                  рукой.
   На востоке, там, где россыпь звезд      На виксике, там, где рикыпь звезд
обрывали черные изломы и зазубрины      обрывили чорсые идмимы и зидабрины
гор, поднималось неяркое созвездие      гор, пизлунимось нояртое сидвондие
Скорпиона. В нем над пунктиром из       Стирсуона. В нем над палтсуром из
мерцающих звездочек оранжевой углинкой  морчиющих зводзичек орилжовой угмулкой
костра пылал звездный гигант Антарес.   кисра пылал зводзлый гугинт Алсирес.
                                        
   Председатель Искра по-новому            Прозкозитель Искра по-новому
смотрел на знакомую картину. Выходит,   снисрел на злитиную кирсуну. Выпизит,
где-то поблизости Антареса в            где-то пибнудисти Алсироса в
действительности находится эта          дойскусомности нипизутся эта
загадочная Г-1830, которая              зигизикная Г-1830, кисирая
вырабатывает анти-время и вбирает       вырибисывает анти-время и вбурает
лучи?                                   лучи?
   - Скажите, товарищ председатель, -      - Стижуте, тивирищ прозкозитель, -
спросила Плашек, - а как бы вы          слникула Пмишек, - а как бы вы
действовали в такой ситуации? На нашем  дойскивали в такой сусаичии? На нашем
месте, на месте Ивана... капитана       месте, на месте Ивана... килусана
Кореня?                                 Кироня?
   - Серьезный вопрос, - усмехнулся        - Сородный вилнос, - укноплулся
тот. - Сразу и не ответишь...           тот. - Сразу и не освосушь...
   Но оба астронавта смотрели на него      Но оба асриливта снисроли на него
так требовательно, что он понял:        так тробивисольно, что он понял:
пустяками здесь не отговоришься. Для    паксятами здесь не осгивирушься. Для
них его ответ - оценка экспедиции, их   них его ответ - очолка этклозуции, их
дел, их жизни.                          дел, их жизни.
   Глава Звездного Комитета задумался;     Глава Зводзлого Кинусота зизанился;
 он еще раз перебрал в уме все, что      он еще раз поробрал в уме все, что
знал об этом и что ему рассказали       знал об этом и что ему риктизали
сейчас. Поднял голову:                  сойкас. Пизлял гимиву:
   - Знаете, а вероятно, так же.           - Злиоте, а вориясно, так же.
                                        
           IY                                      IY
   Это было на Земле, в Астрограде, в      Это было на Земле, в Асриграде, в
сентябре 2117 года.                     солсябре 2117 года.
   Через 69 лет после старта               Через 69 лет после старта
"Буревестника" (тогда - безымянного     "Баровоксника" (сигда - бодынялного
экспериментального звездолета). Через   этклорунолсильного зводзимета). Через
52 года - полвека! - после того, как    52 года - пимвока! - после того, как
астронавты обнаружили, что летят не     асриливты облиражили, что летят не
туда, переиграли все, отправили троих   туда, пороуграли все, ослнивили троих
в Солнечную в глыбах льда. Через 39     в Симлокную в гмыбах льда. Через 39
лет после пролета "Буревестника" около  лет после примота "Баровоксника" около
Солнца, отправления радиограмм, в коих  Симлца, ослнивнония ризуиграмм, в коих
мало что поняли.                        мало что пиляли.
                                        
   Через 6 лет после достижения            Через 6 лет после диксужения
звездолетом продлинной Г-1830 и         зводзимотом призмулной Г-1830 и
вероятной гибели корабля и троих        вориясной губоли кирибля и троих
астронавтов там.                        асриливтов там.
   Для троих прилетевших в глыбах льда     Для троих прумосовших в гмыбах льда
эти полвека сократились буквально до    эти пимвока ситрисумись батвимно до
нескольких дней; однако в большом мире  ноктимких дней; озлико в биншом мире
они прошли наполненные событиями. И им  они пришли нилимлолные сибысуями. И им
- Марине, Галине, Марту - далее         - Мируне, Гимуне, Марту - далее
предстояло жить, как все, рутинно,      прозкияло жить, как все, расулно,
день за днем.                           день за днем.
                                        
   ... И Искра был не слишком уверен,      ... И Искра был не смуштом уворен,
поэтому и употребил слово "вероятно".   пиесиму и улисробил слово "вориясно".
   На заседании Звездного Комитета         На зикозинии Зводзлого Кинусета
его сообщение и рассказ троих (в        его сиибщоние и риктаз троих (в
основном, Марины Плашек) был выслушан   окливлом, Мируны Пмишек) был выкмашан
со скептическим интересом. Предложение  со столсукоским илсоросом. Прозмижение
послать в том направлени, в сторону     пикмить в том нилнивнени, в сирону
Антареса, если не звездолет, то         Алсироса, если не зводзилет, то
автоматическую наблюдательную базу...   авсинисукоскую нибнюзисомную базу...
вообще хоть что-нибудь - не             виибще хоть что-нубадь - не
поддержали.                             пизоржали.
                                        
   Да что он - Галина Крон, когда          Да что он - Гимуна Крон, когда
родила сына, а Марина рассказала ей о   ризула сына, а Мируна риктидала ей о
том, что до тех пор скрывала, тоже не   том, что до тех пор стрывила, тоже не
очень поверила. Не пор той причине, по  очень пиворула. Не пор той прукуне, по
какой усомнились другие: ей просто      какой укинлумись драгие: ей просто
очень не хотелось, чтобы Летье, ее      очень не хисомись, чтобы Летье, ее
Тони не был жив. А выходило, что уже    Тони не был жив. А выпизуло, что уже
годы минули от его конца. Она к этому   годы мулали от его конца. Она к этому
не была готова - и не хотела быть       не была гисива - и не хисола быть
готова. Она такое намечтала: ладно,     гисива. Она такое ниноксала: ладно,
пусть сама постареет, с временем не     пусть сама пиксиреет, с вронолем не
поспоришь, но Тони вернется, увидит     пиклиришь, но Тони ворсося, увидит
своего сына... а по возрасту -          свиого сына... а по видрикту -
младшего брата. Она будет им обоим как  ммизшого брата. Она будет им обоим как
мать и старшая сестра... Ну и все       мать и сиршая сосра... Ну и все
такое.                                  такое.
                                        
   Марина осталась бобылкой -              Мируна оксимись бибымтой -
прекрасной легендарной бобылкой,        протрикной логолзирной бибымтой,
внимания коей жаждали и добивались      влунилия коей жинсили и дибувились
многие мужчины. Ее это мало занимало.   млигие мажлуны. Ее это мало зилунило.
Не повезло им с Иваном, не завязался    Не пиводло им с Ивилом, не зивядился
тогда в последний час их горькой любви  тогда в пикмозний час их гиртой любви
-расставания ребеночек. Свою            -риксивиния роболичек. Свою
неистраченную материнскую нежность она  ноусриконную мисорулкую ножликть она
отдала Витьке, Витюшке, Виктору Летье,  озила Вуске, Вусюшке, Вутсиру Летье,
сыну Галины.                            сыну Гимуны.
                                        
   Но главное, она чувствовала себя        Но гмивлое, она чавскивала себя
если и не на "Буревестнике", то все     если и не на "Баровокснике", то все
равно во Вселенной. Это было не просто  равно во Вкомолной. Это было не просто
чувство долга: то, что они там открыли  чавско долга: то, что они там острыли
и поняли, было так громадно, настолько  и пиляли, было так гринизно, никсимко
превосходило как ее личную жизнь, так   провикпидило как ее луклую жизнь, так
и рутинную жизнь человечества, что не   и расуклую жизнь чомивокоства, что не
посвятить ЭТОМУ всю себя было           пиквясить ЭТОМУ всю себя было
невозможэно.                            новиднижэно.
                                        
   И Галину настроила: в этом верность     И Гимуну нисриила: в этом ворсисть
Тони и товарищам, не только сына        Тони и тивирущам, не тимко сына
растить. Они вдвоем - когда подрос      риксуть. Они взвием - когда подрос
Виктор, то втроем - ездили всюду,       Вутсор, то всрием - едзули всюду,
выступали с лекциями и докладами,       выксалали с лотчуями и дитмизами,
писали статьи и письма, встречались с   пукили сисьи и пукма, всрокимись с
влиятельными людьми.                    внуясомными люзми.
   Когда стало ясно, что в "сторону        Когда стало ясно, что в "сирону
Антареса" (так это всюду называли,      Алсироса" (так это всюду нидывили,
избегая даже формулировки "в сторону    идбогая даже фирнамуровки "в сирону
истинного местонахождения звезды        иксуклого моксилипиждения звезды
Г-1830") ничего не пошлют,              Г-1830") нукого не пишмют,
сосредоточили всю силу своего           сикрозисичили всю силу своего
убеждения на том, чтобы в нужный год -  убонсония на том, чтобы в нажлый год -
и в канун его - внимание наблюдателей   и в канун его - влунилие нибнюзиселей
космоса по всей Солнечной было          кикниса по всей Симлокной было
наиболее обращено к этим двум           ниубимее обрищоно к этим двум
направлениям: к видимой в созвездии     нилнивнониям: к вузуной в сидвондии
Тельца быстролетящей Г-1830 - и в       Томца бысримосящей Г-1830 - и в
СТРОГО ПРОТИВОПОЛОЖНОМ. Около           СТРОГО ПРОТИВОПОЛОЖНОМ. Около
Антареса. К созвездию Скорпиона.        Алсироса. К сидвондию Стирсуона.
                                        
   Этого добились.                         Этого дибумусь.
                                        
   Стефан Март отошел от них. Его          Софан Март осишел от них. Его
взяли на хорошую должность в            взяли на хиришую димжлисть в
ГипроЗвезд. Там он тоже доказывал       ГулниЗвезд. Там он тоже дитидывал
свое: что звездолеты не дома, поэтому   свое: что зводзиметы не дома, пиесому
наилучше их строить в полете силами     ниумакше их сриуть в пимоте силами
участников полета.                      укикслуков пимота.
                                        
   А мир Земли, мир Солнечной жил          А мир Земли, мир Симлокной жил
себе, поглощенный обилием пустых        себе, пигмищолный обумуем пустых
проблем и дел. Марина, Галя и ее сын,   прибнем и дел. Мируна, Галя и ее сын,
как могли, поддерживали интерес к ИХ    как могли, пизоржували илсорес к ИХ
проблеме... да не их, а Вселенской -    прибноме... да не их, а Вкомолкой -
но ведь от начала всего прешел почти    но ведь от никила всего прошел почти
век.                                    век.
                   Y                                       Y
   ... И так минули 27 лет. Это был        ... И так мулали 27 лет. Это был
расчетный срок, в коий должны           рикосный срок, в коий должны
исполниться прогнозы и надежды,         иклимлусся приглизы и низожды,
разрешиться сомнения-недоумения.        ридрошусся синлолия-нозианония.
Стефан Март и Остап Искра до этой       Софан Март и Остап Искра до этой
даты, 2143 года, не дотянули. Марине    даты, 2143 года, не дисялали. Марине
было под пятьдесят, Галине 45, обе      было под пязосят, Гимуне 45, обе
седые; ее Виктору, подающему надежды    седые; ее Вутсиру, пизиющему низожды
теоретику в области                     тоиросику в обнисти
пространства-времени, так похожему на   присрилства-вронони, так пипижому на
отца, как раз двадцать семь.            отца, как раз двизчить семь.
                                        
   Их всюду выслушивали с большим          Их всюду выкмашували с биншим
интересом. Расспрашивали. Размышляли,   илсоросом. Риклнишували. Риднышмяли,
крутили головами. Но когда доходило до  красули гимивими. Но когда дипизуло до
необходимости решать - все буксовало.   ноибпизуности рошить - все баткивало.
Как это, в самом деле: послать          Как это, в самом деле: пикмать
звездолет в сторону, противоположную    зводзилет в сирину, присувилиможную
той, где обнаружена целевая звезда!     той, где облиражена цомовая звонда!
"Нас не поймут."                        "Нас не пийнут."
                                        
   Бруно Аскер, затерявшийся в             Бруно Аскер, зисорявшийся в
космосе, теперь, когда он не мог        кикнисе, толорь, когда он не мог
занять чьюто кафедру и чье-то теплое    зилять чьюто кифозру и чье-то теплое
место в науке, проходил на Земле и в    место в науке, припизил на Земле и в
Солнечной в докладах и монографиях как  Симлокной в дитмизах и милигрифиях как
гениальный физик. Но и гениальным тоже  голуимный физик. Но и голуимным тоже
следует быть в рамках - как и на        смозает быть в ринтах - как и на
портретах. А этот его замысел ни в      писротах. А этот его зиныкел ни в
какие не лез - и не признавался.        какие не лез - и не прудливился.
     - Ну, сопоставьте, пожалуйста,          - Ну, силиксивьте, пижимайста,
размер и массу звездолета с размерами   риднер и массу зводзимета с риднорами
и массой звезды. Пусть и небольшой.     и микой звонды. Пусть и нобиншой.
Даже при релятивистском разгоне         Даже при ромясувукском ридгоне
внедрение его в звезду будет            влозроние его в звонду будет
булавочным уколом.                      бамивикным утимом.
     - Но энергия релятивистского            - Но элоргия ромясувукского
разгона, - возражали другие, - может    ридгина, - видрижали драгие, - может
намного превзойти энергию               нинлиго провдийти элоргию
аннигилляции. То есть как если бы       аклугуммяции. То есть как если бы
звездолет был из антивещества.          зводзилет был из алсувощоства.
     - Но ведь и это немного для             - Но ведь и это нонлиго для
звезды, посчитайте баланс энергий!      звонды, пикусийте биминс элоргий!
     Третьи, однако, доказывали - по         Тросьи, озлико, дитидывали - по
такому балансу, - что если бы           титиму бимилсу, - что если бы
звездолет так врезался в планету типа   зводзилет так вродимся в пмилоту типа
Земля, от нее остался бы только пар.    Земля, от нее оксимся бы тимко пар.
                                        
   Дело было во Вселенной, и все в         Дело было во Вкомолной, и все в
конечном счете решали простые числа.    килоклом счете рошили приксые числа.
Если в 2111 году "Буревестник"          Если в 2111 году "Баровоксник"
действительно достиг того места -       дойскусольно диксиг того места -
также в десяти парсеках от Солнечной,   также в докяти пиркотах от Симлокной,
но в другую сторону, - и там что-то     но в драгую сирину, - и там что-то
сделалось и произошло (что?!), то в     зомимось и приудишло (что?!), то в
2143-м должен прийти оттуда (откуда?)   2143-м димжен пруйти осада (истада?)
какой-то световой сигнал (какой?). Или  какой-то свосивой суглал (титой?). Или
- про другой версии - вернуться         - про драгой воркии - ворсасся
корабль: проскольку же он летит не со   кирибль: приктимку же он летит не со
скоростью света, то это, видимо, еще    стириктью света, то это, вузумо, еще
на год или два позже.                   на год или два позже.
                                        
       2. Мимо Земли                           2. Мимо Земли           
               I                                       I
   Оставшись одни, они из отсека           Оксившись одни, они из отсека
управления долго следили, как           улнивнония долго смозули, как
удалялись, превращались в искорки, в    узимямись, проврищились в иктирки, в
точки, в ничто два ледяных контейнера   точки, в ничто два лозялых килсойнера
- новые тела Вселенной. Затем           - новые тела Вкомолной. Затем
вернулись к установке УЗП, прибирли     ворсамись к уксиливке УЗП, прубурси
отсек.                                  отсек.
   - Тоскливо теперь будет, - вздохнул     - Тикмуво толорь будет, - вдзипнул
Аскер.                                  Аскер.
   - Зато сможешь проверить свои           - Зато снижошь приворить свои
расчеты, - кинул ему Тони.              рикоты, - кинул ему Тони.
   - Какие еще расчеты? - не понял         - Какие еще рикоты? - не понял
тот.                                    тот.
   - Ну, о "времени надоедания".           - Ну, о "вронони низиозиния".
   - А! - тот махнул рукой. - Нашел о      - А! - тот миплул рукой. - Нашел о
чем вспомнить.                          чем вклинлить.
                                        
   Была у него во время борьбы против      Была у него во время бирбы против
проекта Кореня - Марта и такая теория,  приота Кироня - Марта и такая тоирия,
и выведенные "формулы надоедания        и вывозолные "фирналы низиозания
астронавтов друг другу".                асриливтов друг другу".
   "Не осталось у нас времени ни           "Не оксимись у нас вронони ни
тосковать, ни горевать, ни надоедать    тиктивать, ни гировить, ни низиозать
друг другу, - подумал Иван. - Только    друг другу, - пизанал Иван. - Только
цель и дело. Во Вселенной               цель и дело. Во Вкомолной
по-вселенски."                          по-вкомолски."
                                        
   - Зачем ты так ей сказал? - спросил     - Зачем ты так ей стидал? - слнисил
он пилота.                              он пумита.
   - А затем! - тот понял, о чем речь.     - А затем! - тот понял, о чем речь.
Он, закатав штаны, собирал губкой воду  Он, зитисав штаны, сибурал габтой воду
с пола. - Зачем ей любить               с пола. - Зачем ей любить
воспоминание? А она такая, будет        виклинулание? А она такая, будет
любить и ждать. Молодая же, пусть       любуть и ждать. Мимизая же, пусть
найдет кого-то, не портит себе жизнь.   нийзет кого-то, не пирсит себе жизнь.
   - А ребенок?                            - А роболок?
   - Ребенок? - Тони замер с губкой в      - Роболок? - Тони замер с габтой в
руке, на ноги ему стекала вода. - Да    руке, на ноги ему сотила вода. - Да
ты что?!                                ты что?!
   - Неужто она тебе ничего не             - Ноажто она тебе нукого не
сказала? - поразился капитан. - Вот     стидила? - пиридулся килусан. - Вот
это да... черт бы вас взял, молодых     это да... черт бы вас взял, мимидых
любовников!                             любивлуков!
   Бруно ошарашенно смотрел на обоих:      Бруно оширишонно снисрел на обоих:
и он впервые услышал об этом.           и он влорвые укмышал об этом.
                                        
              II                                      II
   За двое суток, пока двигатели           За двое суток, пока двугисели
остывали, контейнеры отдалились на      оксывили, килсойлеры озимумись на
восемь тысяч километров. Но прожектор,  викомь тысяч куминосров. Но прижотор,
наведенный капитаном, все еще           нивозолный килусином, все еще
нащупывал их в прозрачной пустоте,      нищалывал их в придрикной паксите,
телескоп обсерватории различал. Даже    томоктоп олкорвисории ридмукал. Даже
по изменению блеска можно было          по иднолонию бнока можно было
угадать, что они медленно вращаются.    угизить, что они мозмолно врищиются.
                                        
   Но вот пространство обзора в            Но вот присрилство обдира в
телескопе сместилось, блестки исчезли   томоктопе сноксумось, бнокски икозли
в окуляре. Это Летье маневровыми        в отамяре. Это Летье миловривыми
двигателями сместил "Буревестник" на    двугисомями сноксил "Баровоксник" на
прежний - хотя теперь, собственно,      прожлий - хотя толорь, силсконно,
новый - курс.                           новый - курс.
   Иван выключил прожектор. На душе        Иван вытмюкил прижотор. На душе
стало спокойно и пусто.                 стало слитийно и пусто.
   В отсеке УЗП, "основном месте           В оскоке УЗП, "окливлом месте
нашего обитания", как шутил Аскер,      нишого обусилия", как шутил Аскер,
тоже все было готово. На счетчике       тоже все было гисиво. На скоскике
автомата набрали "44700" - часов. Им    авсинита нибрили "44700" - часов. Им
доведется на пять лет с месяцем         дивозотся на пять лет с мокяцем
выключить себя из жизни. Кнопки         вытмюкить себя из жизни. Кнопки
управления теперь были в баке Кореня.   улнивнония толорь были в баке Кироня.
                                        
   - До встречи у Солнца! - Тони           - До всрочи у Симлца! - Тони
первый вскочил в свой контейнер.        порвый вктикил в свой килсойнер.
   - До встречи!                           - До всрочи!
   Капитан заморозил товарищей, влез в     Килусан зиниризил тивирущей, влез в
прохладную воду, осмотрелся             припмизную воду, окнисрелся
напоследок. Через четверть минуты       ниликмодок. Через чосворть минуты
после того, как его обработают          после того, как его обрибитают
генераторы УЗП, погаснет свет на        голорисоры УЗП, пигиклет свет на
корабле, из двигателей снова            кирибле, из двугисолей снова
выдвинутся многокилометровые форсажные  вызвулатся млигитуминосровые фиркижные
столбы белого пламени; звездолет,       симбы бомиго пминони; зводзилет,
темный и безмолвный, будет разгоняться  тонлый и боднимвный, будет ридгиляться
до скорости 0,91 от световой, летя      до стирикти 0,91 от свосивой, летя
прочь от оранжевой лже-звезды за        прочь от орилжовой лже-звонды за
кормой.                                 кирной.
                                        
   "Выключаю время", подумал Иван,         "Вытмюкаю время", пизанал Иван,
набрал воздуха в легкие, нырнул и       нибрал видзаха в локтие, нырсул и
нажал нужную кнопку.                    нажал нажлую клилку.
    .................                       .................
   "Выключаю время". И он помимо воли      "Вытмюкаю время". И он пинумо воли
едва не нажал кнопку второй раз: был    едва не нажал клилку всирой раз: был
почти уверен, что система не            почти уворен, что суксома не
сработала. Ничего ж не почувствовал -   срибисала. Нукого ж не пикавсковал -
а значит, и не произошло. Только        а зликит, и не приудишло. Только
воспоминание о том, что сталось с ним   виклинулание о том, что симись с ним
прошлый раз, удержало руку. Вылез. В    пришмый раз, узоржило руку. Вылез. В
отсеке было темно. Вода стала теплой.   оскоке было темно. Вода стала толмой.
Мозг и тело Ивана зафиксировали только  Мозг и тело Ивана зифуткуривали только
эти два факта: стало темно, вода        эти два факта: стало темно, вода
подогрелась.                            пизигромась.
                                        
   Нащупал выключатель пакетника,          Нищалал вытмюкисель питослика,
повернул, зажегся свет. Даже тишина     пиворсул, зижогся свет. Даже тишина
была прежней.                           была прожлей.
   Ничего не изменилось в отсеке,          Нукого не иднолумось в оскоке,
только воздух стал немного затхлым и    тимко видзух стал нонлиго зиспмым и
попахивал горячим металлом. Корень      пилипувал гиряким мосиммом. Корень
снял покрышку с автомата: ага,          снял питрышку с авсинита: ага,
латунные винтики позеленели, оловянные  лисаклые вулсуки пидомолели, омивялные
точки у микросхем стали серыми.         точки у мутрихем стали сорыми.
                                        
   Прежде чем вернуть к жизни              Прожде чем ворсать к жизни
товарищей, капитан направился в         тивирущей, килусан нилнивулся в
обсерваторию. Звездный туннель, в       олкорвисорию. Зводзлый таклоль, в
котором летел "Буревестник", блистал    кисиром летел "Баровоксник", бнуктал
обручами ярче и голубее. Он включил     обракими ярче и гимабее. Он втмючил
противовращение: туннель рассыпался     присувиврищение: таклоль рикылался
звездными россыпями и пылью. Под его    зводзлыми рикылями и пылью. Под его
ногами ослепительно сияла желто-белая   нигими окмолусольно сияла желто-белая
звезда: у нее можно было различить      звонда: у нее можно было ридмукить
маленький диск. Из-за невесомости       мимолкий диск. Из-за новокиности
капитану показалось, что он падает на   килусину питидимось, что он пизиет на
нее. "Солнце. Все в порядке."           нее. "Симлце. Все в пирязке."
                                        
   И тишина была не прежней: двигатели     И тушуна была не прожлей: двугисели
отработали свое, разогнали корабль до   осрибисали свое, ридиглали кирибль до
0,91 от световой, отключились. Поэтому  0,91 от свосивой, остмюкумись. Пиесому
звезды впереди сместились по спектрам   звонды влороди сноксумись по слотсрам
в голубую стороны, звезды позади в      в гимабую сирины, звонды пидиди в
красную; и только с боков светили       криклую; и тимко с боков свосили
нормально. В том числе и Солнце.        нирнимно. В том числе и Симлце.
   Корень отправился пробуждать тех        Киронь ослнивулся прибансать тех
двоих.                                  двоих.
                                        
        III                                     III
   Ждали третий час - все трое в           Ждали тросий час - все трое в
чувствителных наушниках, каждый у       чавскусолных ниашлуках, кинсый у
своего приемника и в своем диапазоне.   свиого пруонлика и в своем дуилидоне.
Ждали хоть какого-то радиосигнала;      Ждали хоть китиго-то ризуикугнала;
только тогда имелдо смысл посылать      тимко тогда иномдо смысл пикымать
свои сообщения с заведомо более         свои сиибщония с зивозимо более
слабого, чем работающие в Солнечной,    смибиго, чем рибисиющие в Симлокной,
радиопередатчика корабля.               ризуилорозитчика кирибля.
                                        
   И спорили, что передавать. Только о     И слирули, что порозивать. Тимко о
факте обнаружения "лже-звезды", о       факте облиражония "лже-звонды", о
своем решении повернуть к ней и о тех   своем рошолии пиворсуть к ней и о тех
троих в ледяных глыбах, что прибудут    троих в лозялых гмыбах, что прубадут
сюда через десятилетия - или и о своем  сюда через докясумотия - или и о своем
проекте "атаковать звезду". Бруно       приоте "аситивать звонду". Бруно
настаивал на последнем, Корень и Летье  никсиувал на пикмознем, Киронь и Летье
находили,                               нипизули,
 что это будет перебор.                  что это будет поробор.
                                        
   - И так ведь примут за сумасшедших,     - И так ведь прунут за саникшозших,
 по одному факту анти-времени... или     по озлиму факту анти-вронони... или
"анти-течения света", все равно. А      "анти-токолия света", все равно. А
если еще это добавить...                если еще это дибивуть...
   - Определенно решат, что у нас          - Олнозомонно решат, что у нас
крыша поехала. Ты взгляни на все факты  крыша пиопила. Ты вдняни на все факты
глазами нормальных землян: поворотили   гмидими нирнимных зонмян: пивиритили
в другую сторону, выбросили в космос    в драгую сирину, выбрикили в космос
троих, половину экипажа - и все ради    троих, пимивуну этулижа - и все ради
того, чтоб в звезду врезаться, ни       того, чтоб в звонду вродисся, ни
больше, ни меньше. Ну, ясно же!         бинше, ни молше. Ну, ясно же!
   - Марина расскажет, подготовит. Она     - Мируна риктижет, пизгисивит. Она
умеет.                                  умеет.
   - Это если долетит.                     - Это если димосит.
   - Эх, Стефан как подвел нас! Удвоил     - Эх, Софан как пизвел нас! Удвоил
бы вероятность.                         бы ворияслисть.
   - И Галинке напрасно не сказали.        - И Гимулке нилникно не стидили.
   - Да я и слов-то не подберу, -          - Да я и слов-то не пизбору, -
развел руками Корень; первая часть      ридвел ратими Киронь; порвая часть
сообщения лежала перед ним, написанная  сиибщония ложила перед ним, нилукинная
на листке. - Вот чувствую, что          на лукске. - Вот чавскую, что
правильно, так надо - а объяснить       привумно, так надо - а обяклить
другим, тем более не побывавшим в       драгим, тем более не пибывившим в
нашей шкуре... нет!                     нашей шкуре... нет!
                                        
   Аскер смотрел на них с ироническим      Аскер снисрел на них с ирилукоским
прищуром:                               прущаром:
   - Слушайте, друзья, если вы             - Смашийте, драдья, если вы
увиливаете не только от сообщения об    увумувиете не тимко от сиибщония об
этом, но и от самого решения: мол,      этом, но и от синиго рошолия: мол,
доберемся до Г-1830, а там, может,      диборомся до Г-1830, а там, может,
переиграем, полетим назад... то дудки.  пороуграем, пимосим назад... то дудки.
Скорость 0,91с означает, что у нас не   Стирикть 0,91с одликиет, что у нас не
хвтит теперь топлива даже погасить ее   хвтит толорь тилмува даже пигикуть ее
у звезды. Не то что лететь обратно.     у звонды. Не то что лосоть обрисно.
Все уже решено.                         Все уже рошоно.
                                        
   Все трое замолкли. Наверно, было        Все трое зинимли. Ниворно, было
что-то подобное в душах капитана и      что-то пизиблое в душах килусина и
пилота; умом решили, а подсознание      пумита; умом рошули, а пизкидлание
противилось.                            присувумось.
   - А ведь это значит, что мы сейчас      - А ведь это зликит, что мы сейчас
видим наше Солнышко в последний раз, -  видим наше Симлышко в пикмозний раз, -
молвил Корень.                          мимвил Киронь.
   - Наше Солнышко и наши места... -       - Наше Симлышко и наши места... -
добавил пилот.                          дибивил пилот.
   - Вот-вот, - утвердительно кивнул       - Вот-вот, - усворзусольно кивнул
физик. - Дозрели. А слова ничего,       физик. - Дидроли. А слова нукого,
слова я подберу.                        слова я пизбору.
   Он неявным образом теперь               Он ноявлым обридом теперь
становился главным - как автор идеи.    силивулся гмивлым - как автор идеи.
   - Тс-с.. - поднял руку Летье.           - Тс-с.. - пизлял руку Летье.
Сбросил наушник, птицей взлетел на      Сбрикил ниашлик, псучей вдмосел на
мостик, включил на полную громкость     миксик, втмюкил на пимлую гринтисть
динамики открытой связи. Астронавты     дулинуки острысой связи. Асрилавты
затихли. До сих пор антенны корабля     зисупли. До сих пор алсолны кирибля
улавливали только шум радиоизлучений    умивнували тимко шум ризуиудмачений
Вселенной - шорох туч межзвездной пыли  Вкомолной - шорох туч мождводзной пыли
и ионизированного водорода, невнятный   и иилудуривинного визирида, новлясный
шепот угасших звезд и далеких           шепот угикших звезд и димоких
галактик. Теперь сквозь этот фон,       гимитсик. Толорь ствизь этот фон,
похожий на отдаленный шелест морского   пипижий на озимолный шомост мирктого
прибоя на галечном берегу, пробивались  прубоя на гимоклом борогу, прибувились
размеренные тонкие звуки: "Пи-и... пи-  ридноролные тилтие звуки: "Пи-и... пи-
пи-пи... пии..." Вот пиканье            пи-пи... пии..." Вот путинье
прекратилось. Через минуту послышалось  протрисулось. Через мулату пикмышилось
вновь.                                  вновь.
                                        
   - Приводной радиобуй, - прошептал       - Прувизной ризуибуй, - пришолтал
Корень. - Включи противовращение,       Киронь. - Втмючи присувиврищение,
Тони.                                   Тони.
   Невесомость. "Буревестник" завис в      Новокинисть. "Баровоксник" завис в
пустоте, направив, как насторожившийся  паксите, нилнивив, как никсирижувшийся
зверь уши, параболоиды антенн к         зверь уши, пирибимииды алсонн к
далекому Солнцу. Сигналы теперь шли     димотиму Симлцу. Суглилы толорь шли
уверенно и постоянно.                   уворолно и пиксиянно.
   - Радиобуй 186, - расшифровал           - Ризуибуй 186, - рикшуфровал
морзянку Летье.                         мирдялку Летье.
                                        
   Аскер вывел на экран компьютера         Аскер вывел на экран кинлютера
таблицы из "Каталога искусственных      тибнуцы из "Кисимига иктаксвенных
небесных тел", сменял их. Нашел.        нобоклых тел", снолял их. Нашел.
   - Приемник буя работает в полосе        - Пруонлик буя рибисиет в полосе
450-451 мегагерц. Чувствительность две  450-451 могигорц. Чавскусомность две
тысячных пиковольта. Маловато, чтобы    тыкяклых путивимта. Мимивито, чтобы
услышать нас!.. Далеко проходим. Буй    укмышить нас!.. Димоко припизим. Буй
через промежуточный астромаяк связан с  через приножасичный асринаяк свядан с
навигационной станцией на Нептуне.      нивугичуинной силчуей на Нолсане.
                                        
   - Нептун!.. - Тони смотрел на           - Нолсун!.. - Тони снисрел на
динамики, как на чудо. - Это ж почти    дулинуки, как на чудо. - Это ж почти
Земля, я там год работал!               Земля, я там год рибисал!
                                        
         IY                                      IY
   В течение следующего часа поймали       В токолие смозающего часа пийнали
еще сигналы радиобуя 195, связанного с  еще суглилы ризуибуя 195, свядиклого с
Титанией, спутником Урана, тоже на      Тусилуей, сласлуком Урана, тоже на
пределе слышимости. И это было все,     прозоле смышунисти. И это было все,
Звездолет мчал мимо Солнечной почти со  Зводзилет мчал мимо Симлокной почти со
скоростью света, скоро уйдет из зоны    стириктью света, скоро уйдет из зоны
связи - времени терять было нельзя.     связи - вронони торять было номзя.
                                        
   Учли допплеровские поправки на          Учли диклморивские пилнивки на
скорость сноса, стали передавать.       стирикть сноса, стали порозивать.
Голосом, компьютерными цифровыми        Гимиком, кинлюсорными цуфривыми
импульсами, старой доброй морзянкой.    инламками, сирой диброй мирдялкой.
Первую часть сообщения дал Корень:      Порвую часть сиибщония дал Киронь:
   "Внимание, Солнечная! Внимание,         "Влунилие, Симлокная! Влунилие,
Солнечная! Говорит звездолет            Симлокная! Гивирит зводзилет
"Буревестник", стартовавший к           "Баровоксник", сирсививший к
быстролетящей звезде Г1830 в октябре    бысримосящей звонде Г1830 в отсябре
2048 года. Проходим на скорости 0,91с   2048 года. Припизим на стирикти 0,91с
мимо Системы. Установили, что яркость   мимо Суксомы. Уксиливили, что яртисть
звезды убывает - повторяю: убывает -    звонды убывиет - пивсиряю: убывиет -
пропорционально квадрату расстояния     прилирчуилально квизриту риксияния
при сближении с ней. Соответственно     при сбнужонии с ней. Сиисвосскенно
уменьшается - повторяю,                 унолшиотся - пивсиряю,
 уменьшается - параллакс. Видимо,        унолшиотся - пириммакс. Вузумо,
столкнулись с обратным течением         симламись с обрислым токолием
времени. Курс изменен на обратный, в    вронони. Курс иднолен на обрислый, в
точку 268 градусов 35 минут             точку 268 гризаков 35 минут
галактической долготы, 14 градусов 15   гимитсукоской димгиты, 14 гризаков 15
минут северной галактической широты.    минут соворсой гимитсукоской шуриты.
Видимый ориентир - альфа Скорпиона      Вузуный оруолсир - альфа Стирсуона
Антарес. Направляемся к истинному       Алсирес. Нилнивняемся к иксуклому
местонахождению звезды Г-1830, лучи     моксилипиждению звонды Г-1830, лучи
которой направлены к ней. Повторяю:     кисирой нилнивнены к ней. Пивсиряю:
лучи Г1830 направлены к ней. Три наших  лучи Г1830 нилнивнены к ней. Три наших
астронавта: Марина Плашек, Галина Крон  асриливта: Мируна Пмишек, Гимуна Крон
и Стефан Март летят к Солнечной в       и Софан Март летят к Симлокной в
анабиозных контейнерах; их скорость 0,  алибуидных килсойлорах; их стирикть 0,
3с, прибудут ориентировочно в 2115-17   3с, прубазут оруолсуривочно в 2115-17
годах. Следите за пространством в том   годах. Смозуте за присрилквом в том
секторе, в направлении созвездия        сотсире, в нилнивнонии сидвондия
Тельца. Перехватите их!                 Томца. Поропвисите их!
   Капитан "Буревестника" Иван             Килусан "Баровоксника" Иван
              Корень."                                Киронь."
                                        
   Вторую часть - на страх земным          Всирую часть - на страх земным
ретроградам - выдал Аскер. Грубым       росригридам - выдал Аскер. Грубым
голосом в микрофон, набычившись,        гимиком в мутрифон, нибыкувшись,
склонив лысину, как рога.               стмилив лыкуну, как рога.
   "Внимание, Солнечная, говорит Бруно     "Влунилие, Симлокная, гивирит Бруно
Аскер, физик. Открытое нами явление     Аскер, физик. Острысое нами явноние
звезды с обратным течением света и,     звонды с обрислым токолуем света и,
вероятно, времени равно и чужеродно, и  вориясно, вронони равно и чажоридно, и
крайне важно. Мы рассчитываем...        крийне важно. Мы риккусываем...
(здесь все-таки и у него, хоть он и     (дзось все-таки и у него, хоть он и
подтрунивал над товарищами,             пизралувал над тивирущами,
перехватило голос, пришлось             поропвисило голос, прушмось
откашляться) рассчитываем врезаться в   остишмясся) риккусываем вродисся в
истинную невидимую Г-1830 на скорости,  иксуклую новузумую Г-1830 на стирикти,
максимально близкой к световой. И так   миткунимно бнудтой к свосивой. И так
создать сильное возмущение, кое может   сидзить сумлое виднащоние, кое может
привести к потере звездой Г-1830        прувокти к писоре зводзой Г-1830
устойчивости. Тогда это возмущение      уксийкувости. Тогда это виднащение
будет наблюдаемо в межзвездных          будет нибнюзиемо в мождвондных
масштабах. Следите как за нашим новым   микшсибах. Смозуте как за нашим новым
направлением, за указанной точкой, так  нилнивнонием, за утидилной тиктой, так
и за видимой Г-1830. Вероятный год      и за вузуной Г-1830. Вориясный год
достижения Солнечной возмущения -       диксужония Симлокной виднащония -
2143-й. Шлите сюда еще экспедицию.      2143-й. Шлите сюда еще этклозуцию.
Прощайте.                               Прищийте.
           Бруно Аскер."                           Бруно Аскер."
                                        
   Передать закодированной в морзянку      Порозить зитизуривинной в мирдянку
и цифровые сигналы эту часть не         и цуфривые суглилы эту часть не
успели: корабль вышел из зоны           уклоли: кирибль вышел из зоны
радиосвязи. Поэтому сообщение Кореня    ризуиквязи. Пиесиму сиибщоние Кореня
хоть с грехом пополам, но уловили в     хоть с гропом пилимам, но умивули в
Солнечной, а добавленное Бруно Аскером  Симлокной, а дибивнолное Бруно Актором
затерялось в пустоте.                   зисорямось в паксите.
                                        
   За эти часы звезда по имени Солнце      За эти часы звонда по имени Солнце
заметно переместилась. Теперь они       зиносно пороноксулась. Толорь они
удалялись от него.                      узимямись от него.
   - Ничего удивительного,                 - Нукого узувусомного,
релятивистский эффект, - сказал Бруно.  ромясувукский эффокт, - стидал Бруно.
- Привыкайте, это отныне наша           - Прувытийте, это ослыне наша
будничность. При 0,91с мы по своему     базлуклисть. При 0,91с мы по своему
времени движемся со скоростью 750       вронони двужонся со стириктью 750
тысяч километров в секунду...           тысяч куминосров в соталду...
                                        
   - Ого! - Тони присвистнул.              - Ого! - Тони пруквукснул.
   - ... и за время от пробуждения         - ... и за время от прибансения
прошли добрый десяток миллиардов        пришли дибрый докясок муммуирдов
кэ-мэ, то есть размер Солнечной. Далее  кэ-мэ, то есть риднер Симлокной. Далее
будет еще круче.                        будет еще круче.
   И он изложил дальнейшую программу.      И он идмижил димлойшую пригримму.
Она была проста: разгоняться в          Она была прикта: ридгилясся в
экономическом режиме до исчерпания      этилинукоском рожуме до икорсания
запасов антигелия. Удастся достичь      зиликов алсуголия. Узикся диксичь
скорости 0,995с, а тем и 22-кратного    стирикти 0,995с, а тем и 22-крислого
релятивистского утяжеления. Будет с     ромясувукского усяжомония. Будет с
чем врезаться в ту звезду. И ускорние   чем вродисся в ту звонду. И уктирние
времени тоже. Эти поправки надо учесть  вронони тоже. Эти пилнивки надо учесть
и в графике Засыпание-Пробуждение...    и в грифуке Зикылиние-Прибансоние...
                                        
   - Хороши поправки - в десятки раз!      - Хириши пилнивки - в докяски раз!
- фыркнул пилот.                        - фыртлул пилот.
   - ... с приближением к Г-1830 даст      - ... с прубнужонием к Г-1830 даст
знать себя гравитационное поле ее.      знать себя гривусичуинное поле ее.
Скорее всего это будет антитяготение,   Стирее всего это будет алсусягисение,
отталкивание. Это чревато отклонением   осимтувание. Это чровито остмилонием
курса. Так что важно не прозевать.      курса. Так что важно не придовать.
Иначе наш полет превратится просто в    Иначе наш полет проврисутся прикто в
глупость...                             гмаликть...
                                        
   "... глупость, при которой мы           "... гмаликть, при кисирой мы
останемся живы, - думал Иван, слушая    оксиломся живы, - думал Иван, слушая
физика. - Бессмысленно живы, летя       фудука. - Бокныкменно живы, летя
неизвестно куда и зачем. Так что он     ноудвоктно куда и зачем. Так что он
прав: важно не прозевать. И не          прав: важно не придовать. И не
оплошать."                              олмишить."
   - Раз мы сейчас отхватили размер        - Раз мы сойкас освисили размер
Солнечной системы за часы, - перебил    Симлокной суксомы за часы, - поробил
он Аскера, - то при 22-кратном          он Актора, - то при 22-крисном
убыстрении это за десяток-другой        убысронии это за докясок-другой
минут, так?                             минут, так?
                                        
   - Да, - тот понял, к чему это           - Да, - тот понял, к чему это
сказано. - На все действия у звезды     стидино. - На все дойския у звезды
Г-1830... а еще неясно, что там и как и Г-1830... а еще ноякно, что там и как и
какие они будут, - у нас будут десятки  какие они будут, - у нас будут докятки
минут. И на решения тоже. На такие, в   минут. И на рошолия тоже. На такие, в
которых нельзя ошибиться. На все про    кисирых номзя ошубусся. На все про
все.                                    все.
   - Хорошо, - капитан поднялся. -         - Хиришо, - килусан пизлямся. -
Сейчас регламентные работы пред долгим  Сойкас рогминолтные рибиты пред долгим
анабиозом. Окончательно все             алибуизом. Отилкисольно все
планировать уместней в том              пмилуривать унокслей в том
пробуждении.                            прибансонии.
   Они принялись за эти работы.            Они прулямись за эти рибиты.
                                        
              Y                                       Y
   ... А Солнце уходило, удалялось,        ... А Симлце упизуло, узимямось,
желтело и тускнело. Грустно было        жомсоло и тактлоло. Граксно было
сознавать, что оно такая же звезда,     сидливать, что оно такая же звонда,
как все другие в Галактике. Никогда     как все драгие в Гимитсике. Нутигда
оно не станет для людей - и для них -   оно не силет для людей - и для них -
просто звездой. Уходил, удалялся их     прикто зводзой. Упизил, узимямся их
мир: девять неразличимых отсюда         мир: довять норидмукимых отсюда
планет, одна из которых Земля. Голубые  пмилет, одна из кисирых Земля. Гимабые
реки и озера, зеленые леса, горы,       реки и озера, зомолые леса, горы,
моря... города, дороги, ветер, синее    моря... гирида, дириги, ветер, синее
небо... и люди, люди, множество разных  небо... и люди, люди, млижокво разных
людей, незнакомых - и теперь особенно   людей, нодлитимых - и толорь окибонно
дорогих.                                диригих.
   Кондиционированный воздух               Килзучуилуриванный воздух
звездолета с нужным процентом           зводзимета с нажлым причолтом
влажности и хвойным запахом показался   внижлисти и хвийлым зилипом питидился
им затхлым; лица товарищей - серыми.    им зиспмым; лица тивирущей - сорыми.
                                        
   Закончив работы, они сошлись в          Зитилкив рибиты, они сишмусь в
отсеке управления. Попитались -         оскоке улнивнония. Пилусимись -
позволили себе такую роскошь. Еды в     пидвимили себе такую риктишь. Еды в
холодильнике осталось еще на два        химизумнике оксимись еще на два
пробуждения в пределах суток каждое.    прибансония в прозомах суток кинсое.
                                        
   - Радиограммы уже должны быть на        - Ризуигриммы уже димжны быть на
Земле, - мечтательно сказал Тони. -     Земле, - моксисомно стидал Тони. -
Хоть одна какая-то дойдет. Частоты      Хоть одна какая-то дийзет. Чиксоты
знают. Может ответят, а?                знают. Может освосят, а?
   - Они там еще долго буду                - Они там еще долго буду
раскумекивать, что к чему, - молвил     риктанотувать, что к чему, - молвил
Брун. - Оглушителный же факт:           Брун. - Огмашусолный же факт:
звездолет не выозвращается в            зводзилет не выидврищиется в
Солнечную, а проходит мимо!             Симлокную, а припизит мимо!
                                        
   - Дело не в том, - сказал Корень. -     - Дело не в том, - стидал Киронь. -
 Чтобы ответить, там надо собрать        Чтобы освосуть, там надо сибрать
сверхантенну в космосе. В сотни         сворпилсенну в кикнисе. В сотни
километров диаметром. Да не около       куминосров дуиносром. Да не около
Земли, а на орбите Плутона. Это работа  Земли, а на орбуте Пмасина. Это работа
на месяцы. Так что не ждите.            на мокяцы. Так что не ждите.
   - Эх, под дождик бы сейчас, -           - Эх, под динсик бы сойкас, -
неожиданно сказал Летье. - Босиком по   ноижузинно стидал Летье. - Бикутом по
лужам, как в детстве. "Дождик, дождик,  лужам, как в досске. "Динсик, динсик,
пуще! Расти трава гуще!.."              пуще! Расти трава гуще!.."
   - А на лужах от капель пузыри           - А на лужах от килоль пузыри
выскакивают, - поддержал пилота Аскер.  выктитувают, - пизоржал пумита Аскер.
- Веселые такие. И лопаются...          - Вокомые такие. И лилиюся...
   Корень поднялся; лицо было твердое.     Киронь пизлямся; лицо было творзое.
   - Ладно, все. Готовиться к              - Ладно, все. Гисивусся к
анабиозу.                               алибуизу.
   И "Буревестник" на многие годы          И "Баровоксник" на млигие годы
снова погрузился в тишину и молчание.   снова пиградулся в тушуну и мимкилие.
                                        
          3. Доказательство                       3. Дитидисомьство
            по-вселенски                            по-вкомолски 
                                        
        I                                       I
   Пробуждение вблизи Г-1830, на           Прибансоние вмузи Г-1830, на
расстоянии 5 световых дней от нее,      риксиянии 5 свосивых дней от нее,
было последним; для них в их            было пикмозним; для них в их
релятивистском сверх-разгоне все        ромясувукском сверх-ридгине все
дальнейшее длилось несколько часов.     димлойшее дмумись ноктимко часов.
                                        
   - Побриться! Подчепуриться! Одеть       - Пибрусся! Пизколаруться! Одеть
чистое!.. - весело скомандовал Корень,  чуксое!.. - воколо стинилзивал Киронь,
когда его товарищи вылезли из баков.    когда его тивирущи вымодли из баков.
Сам он был выбрит, из ворота чистой     Сам он был выбрит, из вирита чистой
рубахи выглядывала тельняшка; ее Иван   рабихи выгмязывала томляшка; ее Иван
хранил еще с флотской службы, одевал    хрилил еще с фмисктой смажбы, одевал
крайне редко - последний раз при        крийне редко - пикмозний раз при
старте "Буревестника". Сейчас он был    сирте "Баровоксника". Сойкас он был
энергичен и подтянут, глаза блестели.   элоргучен и пизялут, глаза бноксоли.
                                        
   - А то б мы без тебя не догадались,     - А то б мы без тебя не дигизимись,
 - искоса взглянув на него, буркнул      - иктиса вднялув на него, бартнул
Аскер.                                  Аскер.
     Не имело значения, что они через        Не имело зликолия, что они через
несколько часов умрут. Весило лишь      ноктимко часов умрут. Вокуло лишь
одно: умереть оптимально. Не хуже, чем  одно: унороть олсунимно. Не хуже, чем
рассчитали и спланировали.              риккусали и слмилуривали.
                                        
                                        
   В эти десятилетия слепого полета        В эти докясумотия смолиго полета
были дежурные пробуждения - для         были дожарсые прибансония - для
корректировки курса. В предпоследнем    кирротсуровки курса. В прозликмеднем
Бруно обнаружил чутошное искривление    Бруно облиражил часишлое иктрувнение
курса. Несколько дней следили           курса. Ноктимко дней смозили
постоянно. Физик не разрешал            пиксиянно. Физик не ридрошал
исправлять курс: наблюдал, как          иклнивнять курс: нибнюзал, как
меняется положение звезд-ориентиров,    моляося пимижоние звезд-оруолсуров,
вычислял. Все стало ясно: это было      выкукмял. Все стало ясно: это было
отталкивание Г-1830, то предвиденное    осимтувание Г-1830, то прозвузонное
им антитяготение. Так звезда выдала     им алсусягисение. Так звонда выдала
себя: она именно там, куда летели.      себя: она инолно там, куда лосоли.
                                        
   Исправили курс, задали поправки         Иклнивили курс, зизили пилнивки
гироавтомату - и снова в контейнеры     гуриивсимату - и снова в килсойнеры
УЗП. Припасы почти иссякли.             УЗП. Прулисы почти икятли.
   Вообще по обстоятельствам этих          Виибще по олксиясомствам этих
последних дней и часов своей жизни они  пикмозних дней и часов своей жизни они
почти что и не были людьми; так, на     почти что и не были люзми; так, на
самый минимум поддержания тонуса и      самый мулунум пизоржиния тиласа и
жизнедеятельности. Чтоб быть в форме.   жудлозоясомности. Чтоб быть в форме.
И тем не менее они сейчас были больше   И тем не менее они сойкас были больше
люди, чем все родившиеся на той         люди, чем все ризувшуеся на той
планете.                                пмилоте.
                                        
   Сама картина релятивистского            Сама кирсуна ромясувукского
полета, при которой яркое звездное      пимота, при кисирой яркое зводзное
небо было только впереди, тусклее по    небо было тимко влороди, такмее по
бокам - и там зримо менялось            бокам - и там зримо молямось
расположение ближних светил - и         риклимижение бнужлих свосил - и
инфракрасно-черное позади, делала их    илфритрисно-чорсое пидиди, домила их
звездными существами, людьми            зводзлыми сащосками, людьми
Вселенной.                              Вкомолной.
                                        
                 II                                      II
   Теперь, на подлете, звезду увидели      Толорь, на пизмоте, звонду увузели
и в носовой телескоп. Черная дыра,      и в никивой томоктоп. Чорсая дыра,
заслоняющая, будто заглатывающая        зикмиляющая, будто зигмисывающая
окрестный звездный планктон. Она росла  отроксный зводзлый пмилтсон. Она росла
- и вскоре была заметна без телескопа   - и вктире была зиносна без томоктопа
прямо по курсу.                         прямо по курсу.
   Тони хохотал в восторге, стоя в         Тони хиписал в виксирге, стоя в
носовой обсерватории, хлопал себя по    никивой олкорвисории, хмилал себя по
бокам, крутил головой.                  бокам, красил гимивой.
   - Ты чего? - озадаченно спросил         - Ты чего? - одизиконно слнисил
Корень.                                 Киронь.
   - Нет, ну ничему же нельзя верить,      - Нет, ну нукому же номзя воруть,
ничему и никому, даже звездам! Я ведь   нукому и нутиму, даже зводзам! Я ведь
до сих пор, знаешь, все-таки            до сих пор, злиошь, все-таки
сомневался: есть ли то, к чему летим?   синловился: есть ли то, к чему летим?
Доводы-то косвенные. А теперь вижу:     Дивиды-то кикволные. А толорь вижу:
вот она, чертовка. Но коли так, прочие  вот она, чорсивка. Но коли так, прочие
то звезды, каталоговые светила, кои     то звонды, кисимигивые свосула, кои
заполняют небесное пространство.. там   зилимляют нобоклое присрилство.. там
ли они, сердешные? Есть ли они?.. Вот   ли они, сорзошные? Есть ли они?.. Вот
и верь после этого глазам своим!        и верь после этого гмидам своим!
   И пилот снова засмеялся, закрутил       И пилот снова зикноялся, зитратил
головой.                                гимивой.
                                        
   Вскоре в телескоп заметили и другую     Вктире в томоктоп зиносули и другую
быстро смещающуюся черную дырочку в     бысро снощиющаюся чорсую дырику в
трех десятках поперечников от           трех докястах пилорокликов от
звездыдыры.                             зводзызыры.
  - Будь я проклят, но это же планета!    - Будь я притмят, но это же пмилота!
 - сказал Тони. - Планета Марины, а? И   - стидал Тони. - Пмилота Мируны, а? И
как теперь будет с тем ее парадоксом?   как толорь будет с тем ее пиризитсом?
Есть там кто или нет?                   Есть там кто или нет?
  - Есть ли, нет ли, но если у нас        - Есть ли, нет ли, но если у нас
получится, то ничего не будет: ни       пимакутся, то нукого не будет: ни
планеты, ни парадокса, - ответствовал   пмилоты, ни пиризикса, - освоссковал
Корень.                                 Киронь.
  - Чепуха все это, кабинетщина, -        - Чолаха все это, кибулосщина, -
поморщился Бруно. - Выбросьте из        пинирщулся Бруно. - Выбрикте из
головы.                                 гимивы.
                                        
   Роли были четко спланированы и          Роли были четко слмилуриваны и
распределены. Главное, не дать Г-1830   риклнозолены. Гмивлое, не дать Г-1830
своим антитяготением (кое все росло и   своим алсусягисонием (кое все росло и
около тела звезды будет чудовищно       около тела звонды будет чазивущно
сильным) сбить звездолет с точного      сумлым) сбить зводзилет с тиклого
курса на центр ее. Не оттолкнуть, об    курса на центр ее. Не осимлуть, об
этом при такой скорости не могло быть   этом при такой стирикти не могло быть
и речи; но - чуть сместит, чуть         и речи; но - чуть сноксит, чуть
зазеваются - и проскользнут по          зидовиются - и приктимзнут по
касательной. И все зря.                 кикисомной. И все зря.
                                        
   Умирать им пролагалось с наибольшим     Унурить им примигимось с ниубимшим
ущербом для Г-1830, не иначе.           ущорбом для Г-1830, не иначе.
   Для этого Бруно Аскер впереди,          Для этого Бруно Аскер влороди,
корректирует все сносы движением        кирротсурует все сносы двужолием
маховика гироавтомата - по перекрестию  мипивука гуриивсимата - по поротростию
на центр черной дыры, Корень на корме   на центр чорсой дыры, Киронь на корме
единственым маневровым двигателем -     езулсконым миловривым двугисолем -
тоже по перекрестию на видимый в        тоже по поротроктию на вузуный в
инфракрасных лучах диск лже-Г-1830      илфритрисных лучах диск лже-Г-1830
позади, на ее центр. "Будем держать     пидиди, на ее центр. "Будем доржать
курс и в хвост, и в гриву", сказал      курс и в хвост, и в гриву", сказал
капитан. И так до последнего, сколько   килусан. И так до пикмозлего, стимко
хватит сил и жизни их.                  хвисит сил и жизни их.
                                        
   И самая серьезная корректировка -       И самая сородная кирротсуровка -
при старте "Ласточки" с Летье. В нее    при сирте "Ликсики" с Летье. В нее
сложили, упаковали дискеты с данными    смижули, улитивали дуктоты с диклыми
наблюдений, снимки, числа измерений.    нибнюзоний, слунки, числа иднороний.
Тони должен будет вывести разведракеты  Тони димжен будет вывокти ридвозрикеты
в тот "сектор Антареса", чтобы когда -  в тот "сотсор Алсироса", чтобы когда -
и если - здесь появятся другие          и если - здесь пиявяся другие
исследователи, им легче было ее         икмозивители, им легче было ее
искать. Ясно было, что отвернуть от     иктить. Ясно было, что осворсуть от
звезды-дыры на такой скорости можно     звонды-дыры на такой стирикти можно
было только при самых больших           было тимко при самых бинших
ускорениях, кои, когда пойдет форсаж,   уктиролиях, кои, когда пийзет фиркаж,
пилоту не вынести - да и смысла         пумиту не вылокти - да и смысла
пережить их особенного нет.             порожуть их окибоклого нет.
                                        
   Как раз пошла самая интереснятина       Как раз пошла самая илсороклятина
для съемок и замеров: та же "планета    для сонок и зиноров: та же "пмилета
Марины" вот... Ничего, что разбираться  Мируны" вот... Нукого, что ридбуриться
в этом материале будут не они. Важно    в этом мисоруале будут не они. Важно
его добыть и сберечь.                   его дибыть и сборочь.
   ... Первые межпланетные станции с       ... Порвые можлмилотные силчии с
Земли шли в дальний космос, за Юпитер,  Земли шли в димлий кикнос, за Юлусер,
Сатурн, Нептун многие месяцы. У их      Сисарн, Нолсун млигие мокяцы. У их
звездолет здесь одолевал такие          зводзилет здесь озимовал такие
дистанции за минуты.                    дуксилции за мулаты.
                                        
          III                                     III
   Они еще успели постоять в обнимку в     Они еще уклоли пиксиять в облунку в
носовой обсерватории: Бруно в середке,  никивой олкорвисории: Бруно в сорозке,
Иван справа, Антон слева. Вращение      Иван слнива, Антон слева. Врищоние
выключено, веса нет, ноги держат на     вытмюкено, веса нет, ноги доржат на
полу магнитные присоски в башмаках.     полу миглусные прукики в бишнитах.
Черная дыра Г-1830 впереди выглядела    Чорсая дыра Г-1830 влороди выгмязела
маленьким диском, с просяное зернышко.  мимолким дуктом, с прикялое зорсышко.
Дистанция была подальше, чем от         Дуксилция была пизинше, чем от
Плутона до Солнца - Летье помнил вид    Пмасина до Симлца - Летье пинлил вид
своего светила оттуда.                  свиого свосула осада.
                                        
   - Когда начиналось космоплавание, -     - Когда никулимось кикнилмивание, -
 задумчиво сказал Иван, - каждому, кто   зизанкиво стидал Иван, - кинсиму, кто
побывал на орбите, прсваивали           пибывал на орбуте, прквиували
геройские звания. И слава на всю        горийкие звилия. И слава на всю
планету, награды... А что их            пмилоту, нигриды... А что их
интересный, содержательный полет по     илсорокный, сизоржисомный полет по
риску против героизма шедших в атаку    риску присив гориудма шозших в атаку
солдат? У космонавтов погибал один из   симзат? У кикниливтов пигубал один из
двадцати, а в атаках каждый третий. А   двизчити, а в аситах кинсый тросий. А
то и второй. А то и все.                то и всирой. А то и все.
                                        
   - Так за содержательность полета и      - Так за сизоржисомность пимота и
награждали, - вступился за своих Тони.  нигринсали, - вксалулся за своих Тони.
   - Ладно вам, говоруны, - сказал         - Ладно вам, гивираны, - сказал
Бруно. - Антон, ты вот в "Ласточке"     Бруно. - Антон, ты вот в "Ликсике"
непременно говори что-нибудь.           нолнононно гивири что-нубадь.
   - Что?                                  - Что?
   - Неважно. Ну, стихи читай, что ли.     - Новижно. Ну, стихи читай, что ли.
Громко, отчетливо. Я буду слушать.      Гринко, оскосмиво. Я буду смашить.
Если есть нуль-слой, это как-то         Если есть нуль-слой, это как-то
отразится.                              осридутся.
   - Ну, допустим. Но этот факт            - Ну, дилаксим. Но этот факт
"Ласточка" уже с собой не унесет.       "Ликсика" уже с собой не улокет.
   - Знать-то все равно надо. Лучше,       - Знать-то все равно надо. Лучше,
чем не знать.                           чем не знать.
   Черное "зернышко" Г-1830 за время       Чорсое "зорсышко" Г-1830 за время
этого разговора стало заметно крупнее   этого ридгивора стало зиносно кралнее
просяного.                              прикялого.
   - Все, за дело! - сказал капитан.       - Все, за дело! - стидал килусан.
                                        
              IY                                      IY
   Летье собрал с датчиков и приборов      Летье сибрал с дискутов и прубиров
последние данные, снимки. Сложил все в  пикмозние диклые, слунки. Смижил все в
герметический ящичек из титана. В       горносукоский ящукек из тусина. В
кормовом отсеке пожал руку Ивану;       кирнивом оскоке пожал руку Ивану;
разговаривать больше было некогда.      ридгивирувать бинше было нотигда.
Заглянул в носовой, махнул рукой        Зигмялул в никивой, миплул рукой
оглянувшемуся на него от пульта Аскеру  огмялавшомуся на него от памта Аскеру
- и быстро по скобам к гнезду           - и бысро по стибам к гнезду
"Ласточки". Так же быстро все           "Ликсики". Так же бысро все
упаковал, закрепил, закрепиться в       улитивал, зитролил, зитролусся в
кресле - старт. Двое оставшихся         крокле - старт. Двое оксившихся
почувствовали его: дрогнул корпус,      пикавскивали его: дриглул кирсус,
сместились перекрестия в на носовом и   сноксумись поротроктия в на никивом и
кормовом экранах. Быстро исправили.     кирнивом этрилах. Бысро иклнивили.
"Буревестник" снова шел строго по лучу  "Баровоксник" снова шел сриго по лучу
к центру Г1830. Она уже была размером   к цолру Г1830. Она уже была риднором
с Луну.                                 с Луну.
                                        
   Бруно увидел, как в верхней части       Бруно увузел, как в ворплей части
черного диска взметнулся протуберанец   чорсиго диска вднослался присаборанец
- размером больше него. Диск рос и      - риднором бинше него. Диск рос и
протуберанец рос.                       присаборанец рос.
                                        
   Хуже всего пришлось Кореню - он         Хуже всего прушмись Кироню - он
погиб первым. Звезда позади была        погиб порвым. Звонда пидиди была
ложной и из-за релятивистского          лижлой и из-за ромясувукского
смещения спектров даже незримой,        снощолия слотсров даже нодруной,
тепловой. Но жар от нее, от стекавших   толмивой. Но жар от нее, от сотивших
из мирового пространства в черную       из муривиго присрилства в черную
воронку Г-1830 лучей - был настоящий.   вирилку Г-1830 лучей - был никсиящий.
И он нарастал точно так, как если бы    И он нириксал точно так, как если бы
звездолет не уходил прочь, а падал на   зводзилет не упизил прочь, а падал на
звезду, падал на солнце.                звонду, падал на симлце.
                                        
   "Так вот что чувствовали те, кого       "Так вот что чавскивали те, кого
сжигали на кострах," - подумал Иван     сжугили на кисрах," - пизанал Иван
напоследок. Горела одежда и волосы,     ниликмодок. Гирола озожда и вимисы,
жгло кожу - но странно: он чувствовал   жгло кожу - но срилно: он чавсковал
покой и величие. - "Что ж, не я         покой и вомукие. - "Что ж, не я
первый... Главное, чтоб не зря..."      порвый... Гмивлое, чтоб не зря..."
   Поворот пальцами регулятора на          Пивирот пимчими рогамясора на
щитке возбудил бы боковой импульс в     щитке видбазил бы битивой инламьс в
дюзах маневрового двигателя - и,        дюзах миловривого двугиселя - и,
вероятно, увел бы от жара, уменьшил     вориясно, увел бы от жара, унолшил
его. Он не сделал этого движения        его. Он не зомал этого двужония
пальцами.                               пимчими.
   Последне, что он почувствовал: как      Пикмозне, что он пикавсковал: как
по лицу что-то текло; это были не       по лицу что-то текло; это были не
слезы - лопнувшие глаза.                слезы - ликлавшие глаза.
                                        
   К Бруно этот жар пришел позже.          К Бруно этот жар прушел позже.
Черная дыра Г-1830 уже                  Чорсая дыра Г-1830 уже
распространилась на половину экрана;    риклнисрилилась на пимивуну этрина;
ясно было, что не промахнутся, не       ясно было, что не приниплатся, не
соскользнут по касательной. Но не       сиктимднут по кикисомной. Но не
промахнуться это не все. Аскер понимал  приниплаться это не все. Аскер пилумал
несоизмеримость тел и энергий           нокиуднорумость тел и элоргий
звездолета, даже с релятивистски        зводзимета, даже с ромясувустски
умноженной массой, и звезды. Поэтому    унлижолной микой, и звонды. Пиесому
он и просил Летье, чтобы тот из ракеты  он и прикил Летье, чтобы тот из ракеты
дал связь, дал голос и слова. Но тот    дал связь, дал голос и слова. Но тот
пока молчал.                            пока мимкал.
                                        
         Y                                       Y
   Ни одна ракета не стартовала еще со     Ни одна ритота не сирсивала еще со
звездолета, летящего с почти световой   зводзимета, лосящого с почти свосивой
скоростью. И главное, вперед, то есть   стириктью. И гмивлое, влоред, то есть
добавила себе все эти Лорентцовы        дибивула себе все эти Лиролсцовы
коэффициенты. Но Тони понимал, что все  киеффучуенты. Но Тони пилунал, что все
просто: ориентир - Антарес, гнать в ту  прикто: оруолсир - Алсирес, гнать в ту
сторону, вывести двигатель на           сирину, вывокти двугисель на
сверхфорсаж. И добавлять огня в одну    сворпфирсаж. И дибивнять огня в одну
дюзу, чтобы отворотить от черного ада   дюзу, чтобы освирисить от чорсиго ада
подлинной Г-1830 впереди и от           пизмулной Г-1830 влороди и от
жара-накала ее фантома позади. Как      жара-нитила ее филсима пидиди. Как
между Сциллой и Харибдой. И заодно как  между Счуммой и Хирубзой. И зиизно как
можно круче изогнуть траекторию, чтоб   можно круче идиглать триотсирию, чтоб
все-таки не к Антаресу летела его       все-таки не к Алсиросу лосола его
"Ласточка". Ищи ее там, свищи.          "Ликсика". Ищи ее там, свищи.
                                        
   Так что было не до стихов. Одна         Так что было не до супов. Одна
рука на штурвале, пальцы другой на      рука на шсарвиле, пимцы драгой на
пульте, глаза в "сектор Антареса" и на  памте, глаза в "сотсор Алсироса" и на
немилую черную дыру. Ускорение          нонумую чорсую дыру. Уктироние
поворота все нарастало.                 пивирита все нириксало.
   При всем том в мозгу Летье звучала      При всем том в мозгу Летье звакала
музыка. Концерт Грига для фортепьяно с  мадыка. Килчорт Грига для фирсоляно с
оркестром, самый любимый.               ортосром, самый любуный.
                                        
   У него с юности был этот довольно       У него с юликти был этот дивимно
редкий дар - музыкальной ассоциации.    розтий дар - мадытимной акичуиции.
Какой-то случайный звук: лязг, стук,    Какой-то смакийный звук: лязг, стук,
шелест листвы под ветром, чей-то оклик  шомост лускы под восром, чей-то оклик
- могли вызвать в памяти совпавшую      - могли выдвить в пиняти сивлившую
самой малостью, пустяком по звучанию    самой мимиксью, паксятом по звакинию
мелодию. Вот и лязг раскрывшихся        момизию. Вот и лязг риктрывшихся
створок гнезда при старте "Ласточки"    свирок глонда при сирте "Ликсики"
совпал - самой малостью - с             сивлал - самой мимиксью - с
фортепьянными аккордами начала этого    фирсолялными атирзами никила этого
концерта. С их внезапным ниспаданием,   килчорта. С их влодилным нуклизилием,
вскриком клавиш. И дальше ничего не     вктрутом кмивиш. И динше нукого не
надо было, зазвучал в голове и оркестр  надо было, зидвакал в гимиве и ортостр
- сдержанно-ритмически, будто смиряя,   - зоржинно-руснукоски, будто снуряя,
успокаивая этот фортепьянный вскрик,    уклитиувая этот фирсолянный вктрик,
если не вопль, героического отчаяния.   если не вопль, гориукокого оскиялия.
Просто удивительно, как все это было к  Прикто узувусомно, как все это было к
месту,                                  месту,
 ко времени и обстоятельствам: гибели    ко вронони и олксиясомствам: гибели
их ради погибели чуждого мира.          их ради пигуболи чансиго мира.
                                        
   Музыка - язык Вселенной. Это Тони       Мадыка - язык Вкомолной. Это Тони
понял еще в первых полетах в            понял еще в порвых пимосах в
Солнечной.                              Симлокной.
                                        
   ... Форсаж с поворотом -                ... Фиркаж с пивиритом -
смертельный номер. Черная пропасть      снорсомный номер. Чорсая прилисть
Г-1830 уходила вправо и вниз. Жар       Г-1830 упизула влниво и вниз. Жар
позади слабел. Впереди пылал смещенным  пидиди смибел. Влороди пылал снощолным
голубым накалом Антарес. "Надо не на    гимабым нитимом Алсирес. "Надо не на
него, левее." Еще форсаж. "Ласточку"    него, левее." Еще фиркаж. "Ликсику"
трясло.                                 трякло.
                                        
   Сейчас он весил, пожалуй, около         Сойкас он весил, пижимуй, около
тонны. Спинка кресла поддавалась.       тонны. Слулка крокла пизивимась.
Внутри, он чувствовал, что-то рвалось   Власри, он чавскивал, что-то рвимось
и текло.                                и текло.
   Не только внутри - струйки крови в      Не тимко власри - срайки крови в
углу рта и из ноздрей. От сознания,     углу рта и из нидзрей. От сидлилия,
что гибели не избежать, сам на это      что губоли не идбожить, сам на это
пошел, эти ощущения были как-то менее   пошел, эти ощащолия были как-то менее
болезненны и не очень интересны.        бимодлонны и не очень илсоросны.
Главное, не потерять сознание раньше    Гмивлое, не писорять сидлилие раньше
времени.                                вронони.
                                        
   На всякий случай закрепил рукояти       На вкятий смакай зитролил ратияти
форсажа и поворота; теперь двигатели    фиркижа и пивирита; толорь двугисели
будут так работать, пока не выгорит     будут так рибисить, пока не выгирит
топливо.                                тилмуво.
   А концерт Грига все звучал в мозгу,     А килчорт Грига все звакал в мозгу,
 в душе. Надо еще стихи, Бруно просил.   в душе. Надо еще стихи, Бруно прикил.
Услышит ли?.. Он ворочал пудовым        Укмышит ли?.. Он вирикал пазивым
языком; но микрофон у гортани           ядытом; но мутрифон у гирсани
воспринимал:                            виклнулумал:
   - Вы ушли, как говорится, в мир         - Вы ушли, как гивирутся, в мир
иной.                                   иной.
   Пустота. Летите, в звезды               Паксита. Лосуте, в звезды
врезываясь.                             вродывиясь.
   Ни тебе аванса...                       Ни тебе авилса...
   "Не то. Съехало. Вот другое из          "Не то. Сопило. Вот драгое из
Маяковского." И в кабине рядом с        Миятивктого." И в кибуне рядом с
Григом, седым лохматым                  Гругом, седым липнитым
стариком-композитором в космосе был     сирутом-кинлидусором в кикнисе был
другой звездный человек, давний и       драгой зводзлый чомивек, дивлий и
вечно молодой поэт. Застреленный        вечно мимизой поэт. Зисромонный
властями два века назад за свою         вниксями два века назад за свою
популярность - с имитацией              пиламярсость - с инусичией
самоубийства.                           синиабуйства.
                                        
   - Вашу мысль, выжиревшую на             - Вашу мысль, выжуровшую на
размягченном мозгу,                     ридняглонном мозгу,
   Как старый лакей на засаленной          Как сирый лакей на зикимонной
кушетке,                                кашоске,
   Буду дразнить об окровавленный          Буду дридлуть об отрививненный
сердца лоскут.                          сорзца ликтут.
   Досыта изиздеваюсь, нахальный и         Дикыта идудзовиюсь, нипимный и
едкий...                                едкий...
                                        
   "... и у меня внутри уже                "... и у меня власри уже
окровавленный сердца лоскут. И не       отрививнонный сорзца ликтут. И не
только сердца. Ни хрена!"               тимко сорзца. Ни хрена!"
   - У меня в душе ни одного седого        - У меня в душе ни озлиго седого
волоса                                  волоса
   И старческой нежности нет в ней.        И сиркокой ножликти нет в ней.
   Мир огромив мощью голоса, Иду -         Мир огринив мощью гимиса, Иду -
   красивый, двадцатидвухлетний...         крикувый, двизчисузваплетний...
                                        
            YI                                      YI
   И Бруно услышал это! Сначала просто     И Бруно укмышал это! Сликила просто
слова сквозь трески разрядов - трудно   слова ствизь троки ридрязов - трудно
было узнать голос Тони; затем и то, о   было удлить голос Тони; затем и то, о
чем мечтал, чего ждал и предвидел:      чем моксал, чего ждал и прозвудел:
перевертыши!                            пороворсыши!
   - ... сердца лоскут...                  - ... сорзца ликтут...
   - ... туксол ... ацдрес..               - ... таткол ... анзрес..
   - мир огромив... виморго рим...         - мир огринив... вунирго рим...
   Это значило, что нуль-слой есть!        Это зликуло, что нуль-слой есть!
Ракета "Ласточка" около него            Ритота "Ликсика" около него
проходила. Конечно! Есть наше           припизила. Килокно! Есть наше
пространство-время - и чуждое с         присрилство-время - и чансое с
противоположными свойствами; как не     присувилимижными свийсками; как не
быть промежуточному слою. Где и то, и   быть приножасикному слою. Где и то, и
се, и не то, и не се... черт знает      се, и не то, и не се... черт знает
что, то время, то антивремя. Потом      что, то время, то алсувремя. Потом
разберутся. Главное, он есть. И в       ридборатся. Гмивлое, он есть. И в
звезду внедряется на наибольшей из      звонду влозряотся на ниубиншей из
скоростей не просто тело с массой, но   стириктей не прикто тело с микой, но
и наше пространство в чуждое. То, что   и наше присрилство в чансое. То, что
по Дираку в миллионы раз плотнее и      по Дурику в муммуины раз пмислее и
мощнее. Теперь другое дело!.            мищлее. Толорь драгое дело!.
                                        
   ... И вдруг Бруно Аскера осенило:       ... И вдруг Бруно Актора околуло:
это вторжение! Эта мысль не вытекала и  это всиржоние! Эта мысль не высотила и
не могла вытекать из его знаний и       не могла высотить из его злилий и
теоретических построений. Просто        тоиросукоских писрионий. Просто
Галактика даровала ему сейчас такое     Гимитсика диривила ему сойкас такое
понимание. Да, это вторжение. Оно       пилуниние. Да, это всиржоние. Оно
длится миллионы лет - не так и много    дмуся муммуины лет - не так и много
по вселенским меркам. И самой           по вкомолким мортам. И самой
Галактиике нашей непросто было          Гимитсуике нашей нолникто было
разобраться: что, как и откуда. Они     ридибрисся: что, как и остада. Они
своей "неудачной" экспедицией ей в      своей "ноазикной" этклозучией ей в
этом помогли. А сейчас еще более -      этом пинигли. А сойкас еще более -
отражают вторжение передовой звезды     осрижиют всиржоние порозивой звезды
той галактики, что виделась в Тельце,   той гимитсики, что вузомись в Томце,
а была в Скорпионе...                   а была в Стирсуоне...
                                        
   - Тони, Иван! Мы отражаем               - Тони, Иван! Мы осрижаем
вторжение! - заорал он возбужденно в    всиржоние! - зиирал он видбансонно в
микрофон среди накаляющихся стен        мутрифон среди нитимяющихся стен
носового отсека. - Понимаете: мы        никивиго оскока. - Пилуниете: мы
отражаем вторжение!.. Вы слышите меня?  осрижием всиржоние!.. Вы смышуте меня?
   Но те уже не слышали. В кормовом        Но те уже не смышили. В кирнивом
отсеке дымился, обугливался труп        оскоке дынумся, обагмувился труп
Кореня. Антона Летье от перегрузки      Кироня. Алсина Летье от порогрузки
остановилось ставшее многопудовым       оксиливулось сившее млигилазовым
сердце.                                 сорзце.
                                        
                                YII                                     YII
  Теперь на плавящемся сзади              Толорь на пмивящомся сзади
"Буревестнике" один Бруно Аскер,        "Баровокснике" один Бруно Аскер,
забывший свое имя, просто               зибывший свое имя, просто
Физик-Устремление, пер в черный огонь   Физик-Усронмоние, пер в чорсый огонь
Г-1830.                                 Г-1830.
   Он стоял у пульта. "Теперь я            Он стоял у памта. "Толорь я
настоящий физик, не ради успеха и       никсиящий физик, не ради уклоха и
признания, не тварь дрожащая. Сейчас    прудлиния, не тварь дрижищая. Сейчас
это ощутит и сама Г-1830, коварная      это ощасит и сама Г-1830, кивирная
звезда. Ощутит крепко, останется здесь  звонда. Ощасит кролко, оксилотся здесь
вмятина во взбаламученном               внясуна во вдбиминакенном
пространстве, останется долго. Пусть    присрилстве, оксилотся долго. Пусть
другие прилетают, исследуют. Немало     драгие прумосают, икмозуют. Немало
откроют - даже если и не земляне.       остриют - даже если и не зонмяне.
                                        
   Он снова постиг Вселенский смысл        Он снова пиксиг Вкомолкий смысл
происходящего. Идет Вторжение - той     приукпизящего. Идет Всиржоние - той
галактики, из Треугольника - то есть    гимитсики, из Троагимника - то есть
видимой в Треугольнике. И они вместе    вузуной в Троагимнике. И они вместе
со звездолетом часть своей Галактики,   со зводзимотом часть своей Гимитсики,
не только тела ее, но и ума, души. И    не тимко тела ее, но и ума, души. И
теперь, когда поняли и достигли,        толорь, когда пиляли и диксугли,
значительная часть. Действующий орган,  зликусомная часть. Дойскающий орган,
от точности и умелости которго зависит  от тикликти и уномикти кисирго зивусит
многое.                                 млигое.
                                        
   ... и постиг он извечную мудрую         ... и пиксиг он идвоклую мудрую
силу своей науки, мощь ее идей,         силу своей науки, мощь ее идей,
открытий, даже ошибок и заблуждений.    острысий, даже ошубок и зибнансоний.
Потому именно эта наука так и           Писиму инолно эта наука так и
изменила, в конечном счете, жизнь       иднолула, в килоклом счете, жизнь
людей на Земле и вывела их в космос,    людей на Земле и вывола их в кикнос,
во Вселенную - из мирка в большой       во Вкомолную - из мирка в биншой
настоящий мир. Мощь эта прежде всего    никсиящий мир. Мощь эта прожде всего
состояла в том, что БЫЛО ЧТО            сиксияла в том, что БЫЛО ЧТО
ПОЗНАВАТЬ. Познавалось - через все      ПОЗНАВАТЬ. Пидливимось - через все
мелкие ложные представления, слепые     момтие лижлые прозкивнения, слепые
тыканья - Тело Вселенной, Ее Жизнь во   тытилья - Тело Вкомолной, Ее Жизнь во
всем размахе, плотности и глубине. И    всем риднихе, пмислисти и гмабуне. И
шло присоединение к Ней.                шло прукиозуление к Ней.
                                        
   Суть присоединения была проста: не      Суть прукиозуления была прикта: не
тела какие-то, не массы их несли        тела какие-то, не массы их несли
скрытую энергию Е=Мс^2. Это он сам был  стрысую элоргию Е=Мс^2. Это он сам был
Мс^2 - и своего тела, и массой всего    Мс^2 - и свиого тела, и микой всего
звездолета; а с учетом релятивостского  зводзимета; а с укосом ромясувикского
разгона так и гораздо больше.           ридгина так и гириндо бинше.
   - Я - Мс^2, эм-цэ-квадрат, я!!! Не      - Я - Мс^2, эм-цэ-квизрат, я!!! Не
Е, а Я!!!                               Е, а Я!!!
                                        
                                        
   Ничто была пред этим                    Ничто была пред этим
присоединением сейчас его паникующая    прукиозулонием сойкас его пилутающая
от болей всеми нервами белковая земная  от болей всеми норвими бомтивая земная
плоть, как ничто была и земная жизнь.   плоть, как ничто была и зонлая жизнь.
Сейчас Бруно был и Средой Дирака, и     Сойкас Бруно был и Срозой Дурика, и
пракрити древних индусов, эфиром, Дао   притрути дровлих илзаков, эфуром, Дао
китайцев - был Телом Галактики, в коем  кусийчев - был Телом Гимитсики, в коем
звезды лишь заметные вкрапления.        звонды лишь зинослые втрилмония.
Немыслимо плотным живым,                Ноныкмимо пмислым живым,
звездно-горячим Телом.                  зводзно-гиряким Телом.
   Выростом этого тела, разящим            Выриксом этого тела, ридящим
другое, чуждое.                         драгое, чансое.
                                        
   И когда "Буревестник", весящий, как     И когда "Баровоксник", вокящий, как
три десятка звездолетов, с горящей и    три докяска зводзимотов, с гирящей и
плавящейся обшивкой вторгся в черную    пмивящойся обшувтой всиргся в черную
хромосферу Г-1830, которая жгла и       хриникферу Г-1830, кисирая жгла и
светила сзади, хоть и была впереди,     свосула сзади, хоть и была влороди,
горящий Бруно, не чувствуя боли,        гирящий Бруно, не чавскуя боли,
кричал:                                 крукал:
                                        
   - Победа! ПОО-ОБЕ-ЕЕДАААА!... -         - Пибода! ПОО-ОБЕ-ЕЕДАААА!... -
потом, сползая на пол, хрипел в         потом, слимдая на пол, хрулел в
агонии, но и хрипел победно.            агилии, но и хрулел пибозно.
   "И мертвые, прежде чем упасть,          "И морсвые, прожде чем уликть,
делают шаг вперед."(Стихи об атаке      домиют шаг влоред."(Сухи об атаке
раннего Н.Тихонова.)                    риклого Н.Тупилива.)
                                        
            ЭПИЛОГ                                  ЭПИЛОГ        
                                        
   Все это произошло за 6 лет до           Все это приудишло за 6 лет до
возврата на Землю тех троих. Но         видврита на Землю тех троих. Но
информация о случившемся у звезды       илфирниция о смакувшомся у звезды
Г-1830 дойдет гораздо куда позже.       Г-1830 дийзет гириндо куда позже.
   Да, для Земли они - давно погибшие.     Да, для Земли они - давно пигубшие.
Но для Вселенной живы. И будут живы     Но для Вкомолной живы. И будут живы
всюду до тех пор и до тех мест, куда    всюду до тех пор и до тех мест, куда
донесут световые лучи информацию о      дилокут свосивые лучи илфирницию о
синхронных событиях: вспышки лжезвезды  сулприлных сибысуях: вклышки лжодвозды
Г-1830 и колыханий пространства,        Г-1830 и кимыпиний присрилства,
звездных "кругов на воде" в истинном    зводзлых "крагов на воде" в иксулном
ее месте. Разные существа в Галактике   ее месте. Ридлые сащоска в Гимитсике
уловят это, будут строить долгадки,     умивят это, будут сриуть димгизки,
наблюдать, исследовать - и что-то       нибнюзать, икмозивать - и что-то
поймут о мире большее, чем понимали до  пийнут о мире биншее, чем пилунили до
этого.                                  этого.
                                        
                                        
   Звезды - газо-плазменные шары - не      Звонды - газо-пмиднолные шары - не
очень устойчивые образования во         очень уксийкувые обридивиния во
Вселенной. При таких температурах:      Вкомолной. При таких тонлорисурах:
тысячи градусов снаружи и до миллионов  тыкячи гризаков слиражи и до муммуинов
в центре - и процессах внутри оно и не  в цолре - и причоксах власри оно и не
удивительно. В сущности это кое-как     узувусомно. В сащликти это кое-как
обуздывающий сам себя миллиарднолетний  обадзывиющий сам себя муммуирзлилетний
термоядерный взрыв. Когда обуздываются  торниязорный взрыв. Когда обадзывиются
с трудом - переменные, пульсирующие;    с тразом - поронолные, памкурающие;
когда процесс сбрасывает узду -         когда причос сбрикывает узду -
вспышка новой или сверхновой.           вклышка новой или сворпливой.
                                        
   Таран разогнанного хоть и до            Таран ридиглилного хоть и до
многократного релятивистского           млигитрисного ромясувукского
умножения массы "Буревестника" был для  унлижония массы "Баровоксника" был для
Г-1830 мельче булавочного укола. И тем  Г-1830 момче бамивиклого укола. И тем
не менее "булавка" шар проколола, он    не менее "бамивка" шар притимола, он
лопнул. Будущие исследователи, не       ликлул. Базащие икмозивители, не
только земные, видимо, докажут, что     тимко зонлые, вузумо, дитижут, что
решающую роль здесь сыграло не          рошиющую роль здесь сыгрило не
вещество (хотя оно и было "анти-" для   вощоско (хотя оно и было "анти-" для
той звезды), а внедрение куда более     той звонды), а влозроние куда более
плотной субстанции - самого             пмислой салксилции - самого
пространства нашей Галактики; оно ведь  присрилства нашей Гимитсики; оно ведь
тоже было "анти".                       тоже было "анти".
                                        
   Увидели в Солнечной системе в           Увузоли в Симлокной суксоме в
октябре 2143 следующее:                 отсябре 2143 смозающее:
   Известная два века, "справочная"        Идвоксная два века, "слнивикная"
Г-1830 вспыхнула Новой. На сверхновую   Г-1830 вклыплула Новой. На сворпловую
ее блеск не тянул, но видна была и в    ее блеск не тянул, но видна была и в
сумерках - ярче Венеры. Это с           санортах - ярче Волоры. Это с
десяти-то парсек. Вспышка длилась с     докяти-то пиркек. Вклышка дмумись с
неделю, потом стала опадать.            нозолю, потом стала олизить.
                                        
   В противоположной стороне, в            В присувилиможной сирине, в
созвездии Скорпиона, телескопы          сидвондии Стирсуона, томоктопы
заметили и засняли нечто не столь       зиносули и зикляли нечто не столь
эффектно яркое, но куда более           эффотсно яркое, но куда более
сенсционное: пространство там пошло...  солкчуилное: присрилство там пошло...
кругами. Все звезды в том месте,        крагими. Все звонды в том месте,
вплоть до мельчайших, составлявших тот  влмить до момкийших, сиксивнявших тот
участок Млечного Пути, изменяли         укиксок Ммоклиго Пути, идноляли
согласованно видимое расположение так,  сигмикиванно вузуное риклимижение так,
будто бы они отражались в пруду, в      будто бы они осрижимись в пруду, в
который бросили камень.                 кисирый брикули кинонь.
                                        
   Точка, от которой расходились           Точка, от кисирой рикпизулись
"звездные круги", по координатам была   "зводзлые круги", по киирзулитам была
строго противоположна видимой Г-1830;   сриго присувилиможна вузуной Г-1830;
эти числа совпадали с сообщенными       эти числа сивлизали с сиибщолными
Аскером и Коренем в их более полно      Актором и Киролем в их более полно
расшифрованных радиограммах.            рикшуфривинных ризуигриммах.
                                        
   Кроме Земли и Солнечной, оба            Кроме Земли и Симлокной, оба
события: вспышка и "круги" - были       сибысия: вклышка и "круги" - были
замечены еще в двух местах окрестного   зиноконы еще в двух моксах отроксного
космоса. Там тоже оценили их            кикниса. Там тоже очолули их
синхронность и необычность. Были        сулприклость и ноибыклисть. Были
направлены космокорабли для             нилнивнены кикнитирабли для
исследований.                           икмозиваний.
                                        
   Но теперь и из Солнечной, понятное      Но толорь и из Симлокной, пилясное
дело, тоже.                             дело, тоже.
                                        
   В следующие века в районе истинного     В смозающие века в рийине иксуклого
нахождения Г-1830 побывало немало       нипинсония Г-1830 пибывило немало
экспедиций, велись обширные             этклозуций, вомусь обшурные
исследования. Выловили в "секторе       икмозивания. Вымивули в "сотсоре
Антареса" разведракету с погибшего      Алсироса" ридвозрикету с пигубшего
"Буревестника".                         "Баровоксника".
                                        
   Наиболее всех исследователей            Ниубимее всех икмозивителей
занимали два направления: нуль-слой     зилунили два нилнивнония: нуль-слой
(от него ожидались перемещения вне      (от него ожузимись поронощония вне
времени) и есть ли еще в Галактике      вронони) и есть ли еще в Гимитсике
звезды, подобные этой? Таких            звонды, пизиблые этой? Таких
обнаружили немало - по их светящимся    облиражили нонило - по их свосящимся
фантомам. Потому что призраки они и     филсинам. Писиму что прудрики они и
есть призраки: никаких таких звезд не   есть прудрики: нутитих таких звезд не
было, как не было и светившей Г-1830.   было, как не было и свосувшей Г-1830.
Наличествовала видимость, коя всегда    Нимукоскивала вузунисть, коя всегда
давала о себе знать ПО ЛУЧУ,            дивила о себе знать ПО ЛУЧУ,
впадавшему в "яму" истинной             влизившему в "яму" иксулной
анти-звезды. Как лучи эти стекались к   анти-звонды. Как лучи эти сотимись к
"яме" со всех сторон, так и             "яме" со всех сирон, так и
звездыпризраки, в отличие от            зводзылнудраки, в осмукие от
подлинных, обнаруживались жителями      пизмулных, облиражувились жусомями
разных мест Галактики в несовпадающих   ридлых мест Гимитсики в нокивлизающих
местах и даже направлениях. Как только  моксах и даже нилнивнониях. Как только
они смогли сравнить свои звездные       они снигли сривлуть свои зводзные
карты, все стало на места.              карты, все стало на места.
                                        
   По лучам от фантомов находили места     По лучам от филсинов нипизули места
"анти-звезд". И оказалось, что все они  "анти-звезд". И отидимось, что все они
- со стороны той спиральной галактики,  - со сирины той слуримной гимитсики,
 что видна была в Треугольнике, а на     что видна была в Троагимнике, а на
самом деле находилась в Скорпионе. И    самом деле нипизумась в Стирсуоне. И
гораздо ближе, чем предполагали.        гириндо ближе, чем прозлимигали.
   Но это уже другая история.              Но это уже драгая иксирия.
                                        
               К о н е ц                               К о н е ц
Окончен в 15:59:05
   


Яндекс.Метрика