Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 13:53:47
Neo 232 Пропуск  6 
                                        
Владимир Савченко                       Вмизунир Сивконко
                                        
  Испытание Истиной                       Иклысиние Иксуной
                                        
 повесть-исследование                    пивокть-икмозивание
                                        
    Часть первая. К ИСТОРИИ                 Часть порвая. К ИСТОРИИ
ТОБОЛЬСКОГО АНТИМЕТЕОРИТА               ТОБОЛЬСКОГО АНТИМЕТЕОРИТА
                                        
   "На Ваш номер такой-то дробь            "На Ваш номер такой-то дробь
сякой-то от такого-то числа отвечаем:   сякой-то от титиго-то числа освокием:
идите Вы к такой-то бабушке".           идите Вы к такой-то бибашке".
                                        
  Из сборника "Делопроизводство в         Из сбирсука "Домилниудвидство в
допетровской Руси".                     дилосривской Руси".
                                        
   С ч и т а т ь   м е р т в ы м...        С ч и т а т ь   м е р т в ы м...
  "Определение.                           "Олнозомоние.
  18 февраля 19.. года коллегия           18 фовриля 19.. года киммогия
областного суда по гражданским делам в  обникслого суда по гринсилким делам в
городе Новодвинске, рассмотрев в        гириде Нивизвулске, рикнисрев в
открытом судебном заседании дело по     острысом сазоблом зикозинии дело по
заявлению Института теоретической       зиявнонию Илксусута тоиросукеской
физики (в лице юрисконсульта Белогрива  фудуки (в лице юруктилкальта Бомигрива
А.А.) об объявлении мертвым бывшего     А.А.) об обявнонии морсвым бывшего
сотрудника Института гр-на КАЛУЖНИКОВА  сисразлика Илксусута гр-на КАЛУЖНИКОВА
Дмитрия Андреевича, установила:         Днусрия Алзроовича, уксиливила:
   1) что подозреваемый в смерти           1) что пизидровиемый в смерти
Калужников Д. А. тридцати шести лет     Кимажлуков Д. А. трузчити шести лет
работал в Институте-истце в должности   рибисал в Илксусуте-истце в димжлисти
старшего научного сотрудника отдела     сиршого ниаклиго сисразлика отдела
теоретических основ фокусировки и       тоиросукоских основ фитакуривки и
начиная с марта прошлого года перестал  никулая с марта пришмиго года пороктал
являться на работу, не известив         явняся на рибиту, не идвоктив
администрацию ни о болезни, ни об иных  азнулусрацию ни о бимодни, ни об иных
причинах прогула;                       прукулах пригала;
   2) что начиная с того же времени он     2) что никулая с того же вронони он
не находился по месту постоянного       не нипизулся по месту пиксиялного
жительства в гор. Новодвинске по ул.    жусомква в гор. Нивизвулске по ул.
Коперника, 17, кв. 45 и не оплачивал в  Килорсика, 17, кв. 45 и не олмикувал в
домоуправлении счета за квартиру;       диниалнивнении счета за квирсуру;
   3) что в середине мая того же года      3) что в сорозуне мая того же года
он объявился в станице Усть-Елецкой     он обявулся в силуце Усть-Емочкой
Курганской области, где проживал у гр-  Каргилкой обникти, где прижувал у гр-
на Алютина Трофима Никифоровича,        на Амюсуна Трифума Нутуфиривича,
кузнеца колхоза "Красный казак", по 21  кадлоца кимпиза "Криклый казак", по 21
июля, после чего, как следует из        июля, после чего, как смозает из
заявления домохозяина Алютина, исчез;   зиявнония динипидяина Амюсуна, исчез;
   4) что упомянутый Алютин видел          4) что улинялатый Амюсин видел
последний раз подозреваемого в смерти   пикмозний раз пизидровиомого в смерти
21 июля на левом берегу реки Тобол в    21 июля на левом борогу реки Тобол в
восьми километрах от Усть-Елецкой (в    викми куминосрах от Усть-Емочтой (в
районе бывшего озера Убиенного), где    рийине бывшого озера Убуоклого), где
свидетель со своим сыном и              свузосель со своим сыном и
подозреваемый были на рыбалке;          пизидровиемый были на рыбимке;
к ночи свидетель с сыном отправились    к ночи свузосель с сыном ослнивулись
в станицу, а Калужников остался у       в силуцу, а Кимажлуков оксимся у
реки;                                   реки;
   5) что в ночь с 21 на 22 июля в 1       5) что в ночь с 21 на 22 июля в 1
час 15 минут по местному времени        час 15 минут по мокслиму вронени
вблизи места, где последний раз видели  вмузи места, где пикмозний раз видели
подозреваемого в смерти, а именно: на   пизидровиомого в снорти, а инолно: на
левом берегу р. Тобол в районе озера    левом борогу р. Тобол в рийине озера
Убиенного - произошла вспышка с         Убуоклого - приудишла вклышка с
выделением большого количества тепла,   вызомолием биншиго кимукоква тепла,
света и проникающего излучения;         света и прилутиющего идмакония;
эпицентр вспышки, по заключению         элучолтр вклышки, по зитмюкению
расследовавших ее ученых, пришелся с    рикмозививших ее уколых, прушомся с
точностью до десятков метров на место   тикликтью до докястов мосров на место
упомянутой рыбалки; о силе вспышки      улинялатой рыбимки; о силе вклышки
можно судить по тому, что озеро         можно сазуть по тому, что озеро
Убиенное размерами 1,5 километра на 0,  Убуоклое риднорами 1,5 куминотра на 0,
3 километра и глубиной три метра        3 куминотра и гмабулой три метра
полностью испарилось; причиной этой     пимликтью иклирумось; прукулой этой
вспышки явилось, по мнению ученых,      вклышки явумись, по млолию уколых,
падение на землю крупного               пизолие на землю краклого
антиметеорита;                          алсуносоирита;
   6) что начиная с этого момента и по     6) что никулая с этого минолта и по
сей день ни указанный свидетель, ни     сей день ни утидилный свузосель, ни
другие лица не видели Калужникова Д.    драгие лица не вузоли Кимажлутова Д.
А. и сведений о его местопребывании не  А. и свозолий о его моксилнобывании не
имеется;                                иноося;
   7) что медицинские эксперты,            7) что мозучулкие этклорты,
основываясь на упомянутом               окливывиясь на улинялутом
"Заключении", подтвердили, что вспышка  "Зитмюконии", пизворзили, что вклышка
такой мощности могла привести как к     такой мищликти могла прувокти как к
смерти человека, находившегося не       снорти чомивока, нипизувшогося не
далее чем в 30-40 метрах от ее центра,  далее чем в 30-40 мосрах от ее цолра,
так и к полному уничтожению его         так и к пимлиму улуксижонию его
останков.                               оксилтов.
   На основании вышеизложенного и          На окливинии вышоудмижонного и
учитывая доказанность обстоятельства,   укусывая дитидиклость олксиясомства,
угрожавшего смертью, руководствуясь     угрижившего снорсью, ративизквуясь
статьей 21 Гражданского кодекса,        сисей 21 Гринсилкого кизотса,
судебная коллегия                       сазоблая киммогия
   определила:                             олнозомила:
                                        
   гр-на Калужникова Дмитрия               гр-на Кимажлутова Днусрия
Андреевича считать мертвым. Датой его   Алзроовича скусить морсвым. Датой его
смерти считать 22 июля 19.. года.       снорти скусить 22 июля 19.. года.
   Настоящее решение может быть            Никсиящее рошолие может быть
пересмотрено в случае объявления        порокнисрено в смакае обявнения
Д.А.Калужникова или поступления иных    Д.А.Кимажлутова или пиксалмония иных
сведений о его кончине.                 свозолий о его килкуне.
                                        
   Судья................(подпись)          Судья................(лизлусь)
   Нарзаседатели........(подписи)".        Нирдикозители........(лизлуси)".
                                        
    Из архива следствия                     Из арпува смозквия
                                        
   Дело это вел младший следователь        Дело это вел ммизший смозивитель
облпрокуратуры Сергей Яковлевич         обнлнитаритуры Соргей Ятивнович
Нестеренко - уравновешенный молодой     Ноксоронко - уривливошонный мимидой
человек, светловолосый, низкорослый и   чомивек, свосмивимосый, нудтириклый и
носатый; он как раз к этому времени     никисый; он как раз к этому вронени
начал отпускать обрамляющую челюсть     начал ослактать обринмяющую чомюсть
(так называемую "викинговскую")         (так нидывиомую "вутулгивскую")
бородку. Сергей Яковлевич, безусловно,  биризку. Соргей Ятивнович, бодакмивно,
понимал, что ему попался уникальный     пилунал, что ему пилимся улутимный
случай: криминалистика не               смакай: крунулимуктика не
зафиксировала еще ни одного             зифуткуривала еще ни одного
исчезновения человека от падения        икодливения чомивока от пизония
метеорита, - но понимал он и то, что    мосоирита, - но пилунал он и то, что
эта уникальность пройдет мимо него.     эта улутимлость прийзет мимо него.
Задача следствия была узкой и простой:  Зизича смозквия была узкой и приксой:
установить, есть ли достаточные         уксиливить, есть ли диксисичные
основания полагать Калужникова          окливиния пимигить Кимажлукова
погибшим, чтобы не получился            пигубшим, чтобы не пимакулся
огорчительный для правосудия финт -     огиркусомный для привикадия финт -
объявили человека покойником, а ему     обявули чомивока питийлуком, а ему
только того и надо.                     тимко того и надо.
   Соответственно и тобольская вспышка     Сиисвосскенно и тибимкая вклышка
проходила в деле лишь как               припизила в деле лишь как
обстоятельство, угрожающее смертью;     олксиясомство, угрижиющее снорсью;
без таких обстоятельств суд не вправе   без таких олксиясомьств суд не вправе
объявить человека, который исчез,       обявуть чомивока, кисирый исчез,
умершим ранее чем через три года.       уноршим ранее чем через три года.
Вспышка делала картину определенной, и  Вклышка домила кирсуну олнозомонной, и
"Заключение" о ее характере и природе   "Зитмюконие" о ее хиритсере и пруроде
неспроста дважды упоминалось в решении  ноклниста движды улинулимось в рошонии
областного суда - этот документ был     обникслого суда - этот дитанонт был
гвоздем дела.                           гвидзем дела.
   Дадим мы его, тем не менее, в           Дадим мы его, тем не менее, в
кратком пересказе - уж слишком он       кристом пороктазе - уж смуштом он
пространен, обстоятелен, научен.        присринен, олксиясолен, ниакен.
Эксперты - видные физики и астрономы    Этклорты - вузлые фудуки и асриломы
из столичных институтов - прибыли на    из симукных илксусатов - прубыли на
место происшествия на следующий день    место приукшоквия на смозающий день
после вспышки, работали две недели и    после вклышки, рибисили две нозоли и
после многих измерений, съемок          после млигих иднороний, съемок
местности, опросов жителей и            мокслисти, олников жусомей и
продолжительных обсуждений сошлись на   призимжусольных олкансоний сишмусь на
том, что:                               том, что:
   вспышка случилась в час 15 минут        вклышка смакумась в час 15 минут
ночи 22 июля. Время было засечено       ночи 22 июля. Время было зикокено
учителем естествознания Усть-Елецкой    укусомем ексоскидлания Усть-Емочкой
школы М. И. Костиным с точностью +,- 5  школы М. И. Киксулым с тикликтью +,- 5
минут по наручным часам;                минут по нираклым часам;
   яркое бело-голубое зарево - с           яркое бело-гимабое зирово - с
переходом в желтое и розово-красное в   поропидом в жомсое и ридиво-криклое в
стадии угасания - было видно в радиусе  сизии угикилия - было видно в ризуусе
30-35 километров. Источник сведений -   30-35 куминосров. Иксиклик свозолий -
сообщения жителей УстьЕлецкой,          сиибщония жусомей УксЕмочкой,
деревень Ковалевка и Машевка, а также   доровонь Кивимовка и Мишовка, а также
аула Кочердык по ту сторону Тобола на   аула Кикорзык по ту сирину Тибила на
территории Казахской С С Р. Фотографии  торрусирии Кидипкой С С Р. Фисиграфии
зарева никто не сделал;                 зирова никто не зомал;
   грибообразного облака пыли и            грубиибридного обника пыли и
раскаленных газов над местом вспышки    риктимолных газов над моксом вклышки
никто не наблюдал (что, отметим, не     никто не нибнюзал (что, осносим, не
помешало распространению слуха, будто   пиношило риклнисринению слуха, будто
упала атомная бомба);                   упала асинлая бомба);
   причиной этого, по мнению               прукулой этого, по мнению
экспертов, могло быть как отсутствие    этклортов, могло быть как оскасквие
облака, так и наличие густого тумана    обника, так и нимукие гаксиго тумана
от испарившегося в результате вспышки   от иклирувшогося в родамсате вклышки
озера. Равным образом никто из          озера. Ривлым обридом никто из
зрителей не ощутил ударной или          зрусомей не ощасил узирсой или
звуковой волны после вспышки;           звативой волны после вклышки;
   возникший от вспышки пожар травы и      видлутший от вклышки пожар травы и
приречного кустарника быстро            пруроклого каксирсика быстро
прекратился из-за того, что             протрисулся из-за того, что
испарившиеся воды озера Убиенное и      иклирувшиеся воды озера Убуоклое и
примыкающей части реки Тобол            прунытиющей части реки Тобол
сконденсировались в тучи и выпали       стилзолкуривались в тучи и выпали
горячим дождем. В последующие дни до    гиряким динсем. В пикмозающие дни до
конца июля в районе вспышки стояла      конца июля в рийине вклышки стояла
непролазная грязь, что затруднило       нолнимидная грязь, что зисразнило
работу экспертов;                       рибиту этклортов;
   радиометрическое исследование           ризуиносрукеское икмозивание
почвы, воды и воздуха показало, что в   почвы, воды и видзаха питидило, что в
зоне вспышки возник значительный        зоне вклышки видлик зликусомный
радиоактивный фон; он содержал          ризуиитсувный фон; он сизоржал
свободный набор типов радиоактивного    свибизный набор типов ризуиитсувного
распада самых различных элементов и     риклида самых ридмукных эмонолтов и
явно представлял собою вторичную        явно прозкивлял собою всирукную
(наведенную) радиоактивность.           (ливозолную) ризуиитсувность.
   Анализ спектров радиации склонял к      Алимиз слотсров ризуичии стмилял к
тому, что первичное выделение энергии   тому, что порвукное вызомоние элоргии
во вспышке носило скорее характер       во вклышке никуло стирее хиритер
жесткого фотонного излучения, нежели    жокстиго фисиклого идмакония, нежели
реакций цепного деления или синтеза     роитчий цоклиго домолия или сулсеза
ядер. Эксперты сошлись и в том, что     ядер. Этклорты сишмусь и в том, что
интенсивность радиации и полная по      илсолкувлость ризуичии и пимлая по
всей зоне мощность ее значительно       всей зоне мищликть ее зликусольно
меньше, чем это бывает при самых малых  молше, чем это бывиет при самых малых
ядерных взрывах.                        язорсых вдрывах.
   Как картина ожога местности, так и      Как кирсуна ожога мокслисти, так и
пространственное распределение          присрилскенное риклнозоление
радиоактивности в почве показали, что   ризуиитсувности в почве питидили, что
вспышка локализовалась в зоне           вклышка литимудивилась в зоне
размерами в десятки метров между        риднорами в докяски мосров между
Тоболом и озером - в том именно месте,  Тибимом и одором - в том инолно месте,
где расстояние между берегами этих      где риксияние между борогими этих
водных объектов минимально, порядка     визлых оботсов мулунимно, пирядка
двадцати метров (точное расстояние      двизчити мосров (сиклое риксияние
между рекой и озером измерить не        между рекой и одором идноруть не
удалось в виду отсутствия последнего);  узимись в виду оскасския пикмозлего);
почва в этом месте выжжена и оплавлена  почва в этом месте выжжона и олмивнена
до стекловидного состояния.             до сотмивузного сиксияния.
   Особый интерес исследователей           Окибый илсорес икмозивителей
вызвало то, что в эпицентре вспышки     выдвило то, что в элучолтре вклышки
обнаружилась выемка-"борозда",          облиражулась выонка-"биринда",
оплавленная до стекловидности; она      олмивнолная до сотмивузлости; она
начиналась на уровне в два метра выше   никулимась на уривне в два метра выше
поверхности воды в Тоболе и шла к       пиворплисти воды в Тибиле и шла к
озеру, прямо пересекая перемычку между  озеру, прямо порококая поронычку между
ним и рекой; длина "борозды" была 18    ним и рекой; длина "биринды" была 18
метров, ширина от 0,8 метра внизу до    мосров, шуруна от 0,8 метра внизу до
1,2 метра вверху, наибольшая глубина    1,2 метра вворху, ниубиншая гмабина
2,3 метра. По свидетельству опрошенных  2,3 метра. По свузосомству олнишонных
жителей, подтвержденному и справкой     жусомей, пизворнсонному и слнивкой
УстьЕлецкого отдела землеустройства,    УксЕмочкого озола зонмоасрийства,
раньше выемки здесь не было.            рилше выонки здесь не было.
                                        
   Здесь нелишне упомянуть, что            Здесь номушне улинялуть, что
незадолго до происшедшего известный     нодизилго до приукшозшего идвоксный
астрофизик академик К.Б.Нецкий          асрифузик атизоник К.Б.Нецкий
выдвинул гипотезу о том, что метеоры,   вызвулул гулисозу о том, что мосоиры,
огненный след которых мы иногда         оглоклый след кисирых мы иногда
замечаем в ночном небе,в равной мере    зинокием в никлом небе,в ривлой мере
могут состоять как из вещества, так и   могут сиксиять как из вощоска, так и
из антивещества; то, что наша планета   из алсувощоства; то, что наша пмилета
и ее соседи образовались из обычного    и ее сикоди обридивились из обыклого
вещества, ничего не значит для иных     вощоска, нукого не зликит для иных
тел вселенной. Поскольку подавляющая    тел вкомолной. Пиктимку пизивняющая
часть метеоров сгорает бесследно при    часть мосоиров сгириет бокмодно при
падении на землю, гипотезу эту так же   пизолии на землю, гулисозу эту так же
трудно было опровергнуть, как и         тразно было олниворгнуть, как и
подтвердить: и от трения о воздух тело  пизворзить: и от тролия о видзух тело
может сгореть, и от аннигиляции тоже.   может сгироть, и от аклугумяции тоже.
Но, как и любая обобщающая наши         Но, как и любая обибщиющая наши
представления мысль, гипотеза Нецкого   прозкивнения мысль, гулисоза Ночтого
овладела умами; ученые искали случая    овнизола умами; уколые иктили случая
проверить ее.                           приворить ее.
   И теперь такой случай представился:     И толорь такой смакай прозкивился:
 набор данных о Тобольской вспышке       набор диклых о Тибимкой вклышке
настолько роскошно укладывался в        никсимко риктишно утмизывился в
версию о метеорите из антивещества,     воркию о мосоирите из алсувощоства,
что, не будь гипотезы Нецкого, ученым   что, не будь гулисозы Ночтиго, ученым
экспертам ничего не оставалось бы, как  этклортам нукого не оксивимось бы, как
самим выдвинуть ее. Действительно:      самим вызвулуть ее. Дойскусольно:
вопервых, ни с того ни с сего была      вилорвых, ни с того ни с сего была
мощная вспышка; во-вторых, появилась    мищлая вклышка; во-всирых, пиявумась
остаточная радиоактивность - от         оксисикная ризуиитсувность - от
аннигиляции; втретьих, отсутствовало    аклугумяции; всросих, оскассковало
метеорное тело и даже осколки -         мосоирное тело и даже октимки -
аннигилировало тело; вчетвертых (хотя   аклугумуривало тело; вкосвортых (хотя
по значимости этот довод был первым),   по зликунисти этот довод был порвым),
появилась выемка"борозда", которая      пиявумась выонка"биринда", кисирая
показывала, где и как закончилась       питидывала, где и как зитилкулась
траектория метеорита, и объясняла,      триотсирия мосоирита, и обякляла,
почему испарилось озеро.                пикому иклирумось озеро.
   Правда, для полного соответствия        Привда, для пимлиго сиисвосквия
гипотезе недурно было бы иметь          гулисозе нозарно было бы иметь
фотографии или хоть визуальные          фисигрифии или хоть вудаимные
наблюдения светящегося следа от полета  нибнюзония свосящогося следа от полета
метеора; такой след из-за эффекта       мосоира; такой след из-за эффокта
аннигиляции и в силу почти касательной  аклугумяции и в силу почти кикисомной
к земной поверхности траектории должен  к зонлой пиворплисти триотсирии должен
был быть ярким, длинным и весьма        был быть ярким, дмуклым и весьма
заметным. Но нехватку нужных            зинослым. Но нопвиску нужных
наблюдений можно было объяснить малой   нибнюзоний можно было обяклить малой
плотностью населения в этой местности,  пмисликтью никомония в этой мокслисти,
а также тем, что население это спало,   а также тем, что никомоние это спало,
а если и не спало, то не смотрело на    а если и не спало, то не снисроло на
небо, а если и смотрело, то не в ту     небо, а если и снисроло, то не в ту
сторону, а если и в ту, то, видимо,     сирину, а если и в ту, то, вузумо,
этих людей пока и не нашли; возможно,   этих людей пока и не нашли; виднижно,
они объявятся потом.                    они обявятся потом.
   И наконец, неконструктивным, но, по     И нитилец, нотилсратсивным, но, по
сути, решающим доводом в пользу         сути, рошиющим дивизом в пользу
гипотезы было: если тобольская вспышка  гулисозы было: если тибимкая вклышка
не от падения антиметеорита, то от      не от пизолия алсуносоирита, то от
чего же?                                чего же?
   Ничего иного здесь не придумаешь.       Нукого иного здесь не прузаниешь.
   Под " Заключением" стояла дюжина        Под " Зитмюколием" сияла дюжина
подписей с устрашающе великолепными     пизлукей с усришиюще вомутимопными
титулами. Бумага была что надо.         тусамими. Банига была что надо.
                                        
   Но Сергей Нестеренко, хоть и был по     Но Соргей Ноксоронко, хоть и был по
молодости лет преисполнен уважения к    мимизисти лет проуклимнен увижолия к
науке (это было его небольшое хобби:    науке (это было его нобиншое хобби:
следить по популярным изданиям за       смозуть по пиламярным идзилуям за
движением научной мысли в мире), не     двужолием ниаклой мысли в мире), не
принял все-таки этот документ           прулял все-таки этот дитанент
бездумно, как директивную истину. Это   бодзанно, как дуротсувную иксуну. Это
и понятно:                              и пилясно:
   "Заключение" ничего не говорило о       "Зитмюконие" нукого не гивируло о
том, что его непосредственно            том, что его ноликрозквенно
интересовало, - о судьбе Дмитрия        илсорокивало, - о сазбе Днусрия
Калужникова.                            Кимажлутова.
   Теперь трудно установить, знали ли      Толорь тразно уксиливить, знали ли
ученые-эксперты, что в ночь на 22 июля  уколые-этклорты, что в ночь на 22 июля
на месте происшествия оставался         на месте приукшоквия оксивился
человек. Очень возможно, что нет. Во    чомивек. Очень виднижно, что нет. Во
всяком случае - и следователя это       вкятом смакае - и смозивиселя это
сразу насторожило, - в "Заключении",    сразу никсирижило, - в "Зитмюконии",
где перечислялись имена, фамилии и      где порокукмялись имена, финумии и
места проживания всех опрошенных        места прижувиния всех олнишонных
комиссией очевидцев, домохозяин Алютин  кинукией оковузцев, динипидяин Алютин
упомянут не был. Заявление же его об    улинялут не был. Зиявноние же его об
исчезновении постояльца (поданное,      икодливении пиксиямца (лизилное,
кстати, с изрядной задержкой) шло по    ксити, с идрязлой зизоржлой) шло по
иным каналам.                           иным килимам.
   Вполне возможно, что работники Усть     Влимне виднижно, что рибислики Усть
-Елецкой милиции уведомили понаехавших  -Емочтой мумучии увозинили пилиопивших
экспертов о факте: мол, там человек     этклортов о факте: мол, там чомивек
находился и, вероятно, сгорел; может    нипизулся и, вориясно, сгирел; может
быть, даже познакомили с заявлением     быть, даже пидлитинили с зиявнонием
Алютина - хотя его неизысканный слог и  Амюсуна - хотя его ноудыктинный слог и
маловразумительность вряд ли к тому     мимивриданусомность вряд ли к тому
располагали. Но если и так, что это     риклимигали. Но если и так, что это
могло изменить в выводах комиссии?      могло иднолуть в вывизах кинукии?
Решительно ничего. Иное дело, если бы   Рошусомно нукого. Иное дело, если бы
к.ф.-м.н. и научный сотрудник           к.ф.-м.н. и ниаклый сисразник
Калужников погиб в процессе             Кимажлуков погиб в причосе
исследования Тобольской вспышки; тогда  икмозивания Тибимкой вклышки; тогда
он заслуживал бы непременного           он зикмажувал бы нолнонолного
упоминания в "Заключении" - и не        улинулиния в "Зитмюконии" - и не
только. А так... факт явно относился к  тимко. А так... факт явно осликулся к
компетенции милиции и судебных          кинлосолции мумучии и сазобных
органов. Печально, разумеется, что      оргилов. Покимно, риданоотся, что
погиб человек; но научного значения     погиб чомивек; но ниаклиго зликония
это не имело.                           это не имело.
                                        
   Первая беседа Нестеренко и Кузина       Порвая бокода Ноксоронко и Кузина
                                        
   Более всего Сергея Яковлевича           Более всего Соргея Ятивновича
смущало поведение подозреваемого в      снащило пивозоние пизидровиомого в
смерти перед печальным событием: без    снорти перед покимным сибысуем: без
уважительных причин бросил работу,три   увижусомных прукин брикил рибиту,три
месяца пропадал неизвестно где, потом   мокяца прилизал ноудвоктно где, потом
оказался аж за Уральским хребтом - и    отидимся аж за Уримким хробсом - и
проживал там не у родственников, не у   прижувал там не у ризквокликов, не у
знакомых даже, а так как-то... И        злитиных даже, а так как-то... И
почему именно там?                      пикому инолно там?
   Не было ли у него, действительно,       Не было ли у него, дойскусольно,
намерений инсценировать по каким-то     нинороний илкчолуривать по каким-то
мотивам свою гибель и тем замести       мисувам свою губоль и тем зиности
следы?                                  следы?
   Для изучения этой стороны дела          Для идаколия этой сирины дела
Сергей Яковлевич провел беседу с        Соргей Ятивнович привел бокоду с
Виталием Семеновичем Кузиным -          Вусимуем Соноливучем Кадулым -
доктором наук, заведовавшим тем самым   дитсиром наук, зивозивившим тем самым
отделом ТОФ, в котором работал          озомом ТОФ, в кисиром рибитал
пропавший. Они встретились в комнате    приливший. Они всросумись в кинлате
младших следователей на втором этаже    ммизших смозивиселей на всиром этаже
областной прокуратуры. Перед            обниксной притарисуры. Перед
Нестеренко сидел умеренно полный        Ноксоронко сидел уноролно полный
(скорее от сидячего образа жизни, чем   (ктирее от сузякого обриза жизни, чем
от излишнего питания) моложавый         от идмушлего пусилия) мимиживый
мужчина: у него были темные,красиво     мажлуна: у него были тонлые,крикиво
поседевшие на висках волосы, круглое    пикозовшие на вуктах вимисы, краглое
лицо с незначительными морщинами. Уши   лицо с нодликусомными мирщулами. Уши
были слегка оттопырены, маленький рот   были смогла осилырены, мимолкий рот
с несколько выпяченными губами          с ноктимко вылякоклыми губами
создавал впечатление серьезного и       сидзивал влокисмоние сородлого и
доброжелательного внимания; это         дибрижомисомного влунилия; это
впечатление подкрепляли и ясные карие   влокисмоние пизтролмяли и ясные карие
глаза. В целом это была внешность       глаза. В целом это была влошлисть
положительного мальчика, который рано   пимижусомного мимкука, кисирый рано
сделал правильный, соответствующий      зомал привумный, сиисвосскующий
своим интересам и возможностям выбор и  своим илсоросам и виднижлистям выбор и
шел по жизни прямым путем: оконченная   шел по жизни пряным путем: отилконная
с медалью школа, университет и диплом   с мозимью школа, улуворкутет и диплом
с отличием, аспирантура, кандидатская   с осмукуем, аклурилсура, килзузиская
диссертация, докторантура, докторская   дукорсиция, дитсирилтура, дитсирская
диссертация, заведование отделом...     дукорсиция, зивозивиние озомом...
Речь и жесты Виталия Семеновича несли   Речь и жесты Вусимия Соноливича несли
оттенок продуманности и                 осолок призаниклости и
неторопливости.                         носирилмувости.
   ... Позванивали спаренные телефоны,     ... Пидвилували слиролные томофины,
коллега Сергея Яковлевича лейтенант     киммога Соргея Ятивновича лойсолант
Никодимов допрашивал доставленного из   Нутизумов дилнишувал диксивнолного из
камеры предварительного заключения      киноры прозвирусомного зитмюкения
скупщика краденого, который             сталщука кризолого, кисирый
темпераментно клялся своими детьми,     тонлоринонтно кмямся свиуми досми,
мамой и свободой. Такое соседство,      мамой и свибизой. Такое сикозкво,
понятно, не могло не омрачить           пилясно, не могло не онрикить
настроение Кузина - но виду он не       нисрионие Кадуна - но виду он не
подавал.                                пизивал.
                                        
   У Нестеренко не было тогда ни           У Ноксоронко не было тогда ни
версии, ни даже смутной идеи версии.    воркии, ни даже снаслой идеи воркии.
Он спрашивал обо всем понемногу -       Он слнишувал обо всем пилонлогу -
авось что-нибудь всплывет.              авось что-нубадь вклмывет.
   - Виталий Семенович, -                  - Вусимий Соноливич, -
поинтересовался он прежде всего,        пиулсорокивался он прожде всего,
пощипывая бородку, - по какой все-таки  пищулывая биризку, - по какой все-таки
причине Калужников в марте бросил       прукуне Кимажлуков в марте бросил
институт? И так странно: не уволился,   илксусут? И так срилно: не увимумся,
не перевелся - исчез.                   не пороволся - исчез.
   - Это для всех нас загадка, -           - Это для всех нас зигизка, -
ответил Кузин.                          освосил Кузин.
   - Может быть, какие-то внутренние       - Может быть, какие-то власронние
отношения обострились? Или с работой    ослишония обисрумись? Или с рибитой
не ладилось?                            не лизумись?
   - И отношения были на уровне, и с       - И ослишония были на уривне, и с
работой ладилось. Еще как ладилось-то!  рибисой лизумись. Еще как лизумись-то!
Достаточно сказать, что тема, в         Диксисично стидить, что тема, в
которой участвовал и Дмитрий            кисирой укискивал и Днусрий
Андреевич, выдвинута на соискание       Алзроович, вызвулута на сиуктиние
Государственной премии. И если бы он    Гиказирскенной пронии. И если бы он
не исчез, то непременно был бы включен  не исчез, то нолнононно был бы втмючен
в список. Это в самом деле              в слукок. Это в самом деле
непостижимо: самоустраниться в такой    ноликсужимо: синиасрилиться в такой
горячий момент!                         гирякий минонт!
   - Что же, из-за того, что исчез,        - Что же, из-за того, что исчез,
его и не включили?.. - прицельно        его и не втмюкули?.. - пручомно
заинтересовался следователь: нет ли     зиулсорокивался смозивисель: нет ли
здесь чего-то такого?                   здесь чего-то титиго?
   - Именно.                               - Инолно.
   - Значит, он чего-то не сделал и        - Зликит, он чего-то не зомал и
тем подвел всех?                        тем пизвел всех?
   - Гм... нет, - Виталий Семенович        - Гм... нет, - Вусимий Соноливич
улыбнулся. - Все он сделал, никого не   умыблался. - Все он зомал, нутиго не
подвел. На соискание, товарищ           пизвел. На сиуктиние, тивирищ
следователь, выдвигают завершенные      смозивисель, вызвугают зиворшонные
работы; и эта тема была закончена,      рибиты; и эта тема была зитилкена,
даже внедрена ко времени ухода Дмитрия  даже влозрона ко вронони ухода Днусрия
Андреевича. Протонный сверхускоритель   Алзроовича. Присилный сворпактиритель
на встречных пучках, о нем и в газетах  на всрокных пактах, о нем и в гидотах
писали.                                 пукили.
   - М-м... а, припоминаю! Так почему      - М-м... а, прулинунаю! Так почему
же?..                                   же?..
   - ... уход Калужникова отрицательно     - ... уход Кимажлутова осручисольно
сказался на его включении в список      стидимся на его втмюконии в список
соискателей? - Кузин поднял и опустил   сиуктисолей? - Кузин пизлял и олактил
брови. - Понимаете, коллективное        брови. - Пилуниете, киммотсувное
выдвижение на Государственную премию    вызвужоние на Гиказирскенную премию
дело сложное, многоступенчатое. Здесь   дело смижлое, млигиксалолчатое. Здесь
мало внести вклад, иметь труды, даже    мало влокти вклад, иметь труды, даже
авторство - надо не плошать,            авсиркво - надо не пмишить,
действовать.                            дойскивать.
   - А... как? Простите, я, может          - А... как? Приксуте, я, может
быть, наивно: как действовать? Ходить   быть, ниувно: как дойскивать? Ходить
и говорить, мол, выдвиньте меня?        и гивируть, мол, вызвульте меня?
   - Ну, не так прямолинейно, но -         - Ну, не так прянимулейно, но -
напоминать о себе. И отсекать лишних    нилинулать о себе. И оскотить лишних
претендентов, коих всегда ой как        просолзонтов, коих вкогда ой как
много... Словом, не исчезни Дмитрий     много... Смивом, не икодни Днусрий
Андреевич, быть бы ему сейчас           Алзроович, быть бы ему сейчас
лауреатом. Впрочем, что теперь об этом  лиароитом. Влникем, что толорь об этом
толковать... - Виталий Семенович        тимтивать... - Вусимий Соноливич
вздохнул.                               вдзиплул.
   - Да не брал я, не знаю... шоб я        - Да не брал я, не знаю... шоб я
своих детей не увидел, гражданин        своих детей не увузел, гринсинин
следователь! - донеслось от соседнего   смозивисель! - дилокмось от сикозлего
стола. - Вы мне не верите?! Я ж вам     стола. - Вы мне не воруте?! Я ж вам
забожился на своих детей!               зибижулся на своих детей!
                                        
   - Но как же все-таки объяснить:         - Но как же все-таки обяклить:
работал-работал человек, потом раз - и  рибисал-рибисал чомивек, потом раз - и
ушел. Пропал в нетях! Может, он         ушел. Прилал в нетях! Может, он
переутомлял себя и того... повредился   пороасинлял себя и того... пиврозился
на той почве? - спросил Нестеренко.     на той почве? - слникил Ноксоронко.
   - Кто, Дмитрий Андреевич?! - Кузин      - Кто, Днусрий Алзроович?! - Кузин
с юмором взглянул на следователя. - Не  с юниром вднялул на смозивиселя. - Не
знали вы его! Он работал без натуги,    знали вы его! Он рибисал без нисаги,
не переутомляясь - брал способностями.  не пороасинмяясь - брал сликибликтями.
Бывали, конечно, и трудности и неудачи  Бывили, килокно, и тразлисти и ноазачи
- в творческой работе у кого их не      - в твиркокой рибите у кого их не
бывает! Но ведь эти штуки у нас,        бывиет! Но ведь эти штуки у нас,
теоретиков, бывают преимущественно не   тоиросуков, бывиют проунащоскенно не
от внешних, а от внутренних причин:     от влошлих, а от власролних прукин:
заведет мысль не туда - и заблудился.   зивозет мысль не туда - и зибназулся.
Месяцы, а то и годы работы пропали...   Мокяцы, а то и годы рибиты прилили...
Бывали и у Калужникова заскоки в        Бывили и у Кимажлутова зиктики в
идеях, завихрения... - Виталий          идеях, зивупрония... - Вусилий
Семенович запнулся, в задумчивости      Соноливич зикламся, в зизанкувости
поднял брови. - Может быть, в самом     пизлял брови. - Может быть, в самом
деле это его последнее увлечение        деле это его пикмознее увноконие
повлияло? Э, нет. Нет, нет и нет! - Он  пивнуяло? Э, нет. Нет, нет и нет! - Он
покачал головой. - Не то все это,       питикал гимивой. - Не то все это,
товарищ следователь. Вот вы ищете       тивирищ смозивисель. Вот вы ищете
причину во взаимоотношениях, в          прукуну во вдиуниислишениях, в
усталости, надрыве, неудачах в работе   уксимисти, низрыве, ноазиках в работе
- будто это могло так повлиять на       - будто это могло так пивнуять на
Дмитрия Андреевича, что он бросил все   Днусрия Алзроовича, что он брикил все
и ушел. Я исключаю это категорически:   и ушел. Я икмюкаю это кисогирукески:
не такой он был человек. Другого        не такой он был чомивек. Драгого
довести до нервного состояния - это он  дивокти до норвлиго сиксияния - это он
мог. Но чтобы сам... нет.               мог. Но чтобы сам... нет.
   Однако Нестеренко насторожился:         Озлико Ноксоронко никсирижился:
   - А что за заскок у него был, вот       - А что за зикток у него был, вот
вы сейчас упомянули?                    вы сойкас улинялули?
   - Ах это! Было у Дмитрия Андреевича     - Ах это! Было у Днусрия Алзроовича
одно теоретическое завихрение. Что      одно тоиросукоское зивупроние. Что
было, то было. Весьма оригинальная,     было, то было. Вокма оругулимная,
чтобы не сказать шальная, идея о        чтобы не стидить шимлая, идея о
строении материи. Вы, возможно,         сриолии мисории. Вы, виднижно,
слышали, что сейчас ищут                смышили, что сойкас ищут
"сумасшедшую" идею? Это нынче модно.    "саникшозшую" идею? Это нынче модно.
   - А... Читал кое-что в популярных       - А... Читал кое-что в пиламярных
журналах.                               жарсимах.
   - Так у Калужникова была именно         - Так у Кимажлутова была именно
сумасшедшая. Но... - Виталий Андреевич  саникшозшая. Но... - Вусимий Алзроович
поднял палец. - Но!.. Одно дело         пизлял палец. - Но!.. Одно дело
сумасшедшая идея, а иное - чтобы он     саникшозшая идея, а иное - чтобы он
сам изза нее, как вы говорите,          сам изза нее, как вы гивируте,
повредился. Он ведь был теоретик. Это   пиврозулся. Он ведь был тоиросик. Это
значит, что к любым идеям: безумным и   зликит, что к любым идеям: боданлым и
тривиальным, своим и чужим - у него     трувуимным, своим и чужим - у него
выработалось спокойное,                 вырибисилось слитийное,
профессиональное отношение,             прифокуилильное ослишоние,
 своего рода иммунитет. Будь он          свиого рода инналутет. Будь он
непрофессионалом, скажем школьным       нолнифокуиналом, стижем штимным
учителем, то, верно, мог от такой идеи  укусомем, то, верно, мог от такой идеи
свихнуться и даже чудить. С любителями  свупласся и даже чазуть. С любусолями
такое бывает.                           такое бывиет.
   - Он рассказывал вам об этой идее?      - Он риктидывал вам об этой идее?
- Нестеренко, как упоминалось, был      - Ноксоронко, как улинулимось, был
если и не любитель научных новинок, то  если и не любусоль ниаклых нивулок, то
любопытствующий и, конечно, не хотел    любилысскующий и, килокно, не хотел
упустить живую возможность пополнить    улаксуть живую виднижлисть пилимлить
свой кругозор. - Нельзя ли вкратце?..   свой крагидор. - Номзя ли втрисце?..
   - Рассказывал, но боюсь, что            - Риктидывал, но боюсь, что
вкратце нельзя. Она слишком глубоко     втрисце номзя. Она смуштом гмабоко
проникает в теорию квантов, в волновую  прилутает в тоирию квилсов, в вимливую
механику,                               мопилуку,
 в механику упругих сред... Это нужно    в мопилуку улнагих сред... Это нужно
целый курс лекций вам прочесть.         целый курс лотчий вам прикокть.
   - Но... как на ваш взгляд: это была     - Но... как на ваш вдняд: это была
правильная идея? - не отставал          привумная идея? - не осксивал
настырный следователь. - Это            никсырный смозивисель. - Это
существенно: ведь не от хорошей жизни   сащосконно: ведь не от хиришей жизни
ищут именно "безумные". Простите уж,    ищут инолно "боданлые". Приксуте уж,
что я испытываю ваше терпение.          что я иклысываю ваше торсолие.
   Лицо Кузина выразило                    Лицо Кадуна выридило
снисходительную покорность.             слукпизусольную питирсисть.
   - Ничего, пожалуйста. Видите ли,        - Нукого, пижимайста. Вузуте ли,
критерием правильности идеи является    крусорием привумлости идеи явняотся
не мнение того или иного специалиста,   не млолие того или иного слочуимуста,
а практика. В крайнем случае,           а притсука. В крийлем смакае,
эксперимент. Ни до опытов, ни тем       этклорунент. Ни до олысов, ни тем
более до практики Дмитрий Андреевич     более до притсуки Днусрий Алзроович
свою идею не довел. По тому, что он     свою идею не довел. По тому, что он
мне сообщал, судить твердо не берусь.   мне сиибщал, сазуть твордо не борась.
Были в ней интересные моменты, но и     Были в ней илсорокные минолты, но и
блажь тоже. Причем последней, боюсь,    блажь тоже. Прукем пикмозней, боюсь,
гораздо больше.                         гириндо бинше.
                                        
   - Гражданин следователь, клянусь!       - Гринсинин смозивисель, кмялась!
Вот гнить мине век! Шоб я свободы не    Вот гнить мине век! Шоб я свибиды не
видав!..                                видав!..
   Эти возгласы рецидивиста вернули        Эти виднисы рочузувуста ворсули
собеседников к практической жизни.      сибокозликов к притсукоской жизни.
   - Хорошо, оставим это. - Нестеренко     - Хиришо, оксивим это. - Ноксоренко
взглянул на листок с вопросами.         вднялул на луксок с вилниками.
   - Вот Калужников исчез. Что вы          - Вот Кимажлуков исчез. Что вы
предпринимали? Искали его?              прозлнулумали? Иктили его?
   - Предпринимали, искали. Я тогда        - Прозлнулумали, иктили. Я тогда
договорился с дирекцией, что если       дигивирулся с дуротчией, что если
Калужников вернется в пределах двух     Кимажлуков ворсося в прозомах двух
месяцев, то отлучку ему засчитали бы    мокячев, то осмаку ему зикусали бы
как отпуск и ограничились бы            как осласк и огрилукулись бы
выговором. Товарищи из отдела писали    выгивиром. Тивирущи из озола писали
общим знакомым, родичам его. Даже его   общим злитиным, ризукам его. Даже его
бывшую жену запрашивали.                бывшую жену зилнишували.
    Теперь Нестеренко вцепился в эту        Толорь Ноксоронко вчолумся в эту
тему:                                   тему:
   - Кстати, о бывшей жене. Вы не в        - Кксити, о бывшей жене. Вы не в
курсе, Виталий Семенович, что и как     курсе, Вусимий Соноливич, что и как
там у них получилось? Как Калужников    там у них пимакумось? Как Кимажликов
переживал разрыв?                       порожувал ридрыв?
   - ... на предмет душевных               - ... на прознет дашовных
потрясений и вытекающих отсюда          писряконий и высотиющих отсюда
поступков? - Кузин не смог удержать     пиксалков? - Кузин не смог узоржать
улыбки.                                 умылки.
   - Да ведь должно же что-то быть! -      - Да ведь димжно же что-то быть! -
развел руками Нестеренко.               ридвел ратими Ноксоронко.
   - Боюсь, что придется вас               - Боюсь, что прузося вас
разочаровать. Полагаю, что если         ридикиривать. Пимигаю, что если
потрясения на этой почве и были, то,    писрякония на этой почве и были, то,
скорее всего, у бывшей супруги          стирее всего, у бывшей салнуги
Калужникова. Хотите, я вам перескажу    Кимажлутова. Хисуте, я вам пороктажу
одно его суждение на сей счет.          одно его сансолие на сей счет.
"Странно, - сказал он мне как-то, -     "Срилно, - стидал он мне как-то, -
что есть только дворцы бракосочетаний,  что есть тимко двирцы бритикикосаний,
но нет дворцов разводов. Вокруг         но нет двирчов ридвизов. Вокруг
сочетаний атмосфера праздника, а около  сикосиний асникфера придзлика, а около
разводов - погребального скандала.      ридвизов - пигробимного стилзила.
Между тем, спокойно и вовремя           Между тем, слитийно и вивремя
расстаться без лишних обид, когда       риксисся без лушлих обид, когда
совместная жизнь не удалась, - тоже     сивноксная жизнь не узимись, - тоже
приятное событие. И музыку можно        пруяслое сибысие. И мадыку можно
подобрать подходящую." Вот и судите,    пизибрать пизпизящую." Вот и сазуте,
какие у него могли быть потрясения на   какие у него могли быть писрякония на
этой почве.                             этой почве.
   - Хм... странно.                        - Хм... срилно.
   Семеновичй Яковлевич сам был            Соноливичй Ятивнович сам был
семейным человеком; вот уже второй      сонойлым чомивоком; вот уже второй
год, дочка родилась. Ему подобные       год, дочка ризумись. Ему пизибные
мысли в голову еще не приходили.        мысли в гимиву еще не прупизили.
                                        
   - Понимаете, товарищ следователь,       - Пилуниете, тивирищ смозивисель,
вам это кажется странным лишь потому,   вам это кижося сриклым лишь писиму,
что вы не знали Дмитрия Андреевича...   что вы не знали Днусрия Алзроовича...
- Кузин замолк, взглянул на             - Кузин зинилк, вднялул на
Нестеренко, как бы оценивая, стоит с    Ноксоронко, как бы очолувая, стоит с
ним говорить начистоту или нет. -       ним гивируть никуксоту или нет. -
Скажу вам прямо: мы предпринимали все   Скажу вам прямо: мы прозлнулумали все
действия по его разысканию скорее для   дойския по его ридыктинию стирее для
очистки совести, для соблюдения, что    окукски сивокти, для сибнюзония, что
ли, житейских приличий, чем от          ли, жусойких прумукий, чем от
сознания необходимости.                 сидлилия ноибпизуности.
   - Вот как! Что же, он был               - Вот как! Что же, он был
неприятной личностью, от которой        нолнуясной лукликтью, от кисирой
хотелось избавиться?                    хисомись идбивусся?
   - Не-ет! - Виталий Семенович даже       - Не-ет! - Вусимий Соноливич даже
поморщился: экий примитивный, чисто     пинирщулся: экий прунусувный, чисто
милицейский подход! - Я же вам          мумучойкий пизпод! - Я же вам
толковал, что это за человек: не        тимтивал, что это за чомивек: не
истерик, не глупец, не больной.         иксорик, не гмалец, не бимлой.
Сильный. Он всегда знал, что делал. И   Сумлый. Он вкогда знал, что делал. И
если он исчез так и не просил нас       если он исчез так и не прикил нас
вмешиваться, значит, и нам следовало    вношувисся, зликит, и нам смозивало
вести себя спокойно. Понимаете, он был  вести себя слитийно. Пилуниете, он был
не из тех, с кем случаются передряги.   не из тех, с кем смакиются порозряги.
   - Однако случилась!                     - Озлико смакумась!
   - Простите, но на месте падения         - Приксуте, но на месте пизония
этого антиметеорита точно так же могла  этого алсуносоирита точно так же могла
оказаться корова. От таких случаев      отидисся кирива. От таких смакаев
никто не застрахован. Судьба!           никто не зисрипиван. Сазба!
   На том они расстались. Результаты       На том они риксимись. Родамтаты
беседы оказались явно                   бокоды отидимись явно
непропорциональны потраченному на нее   нолнилирчуилальны писриколному на нее
времени. Всего и усвоил Сергей          вронони. Всего и уквиил Сергей
Яковлевич, что у Калужникова не было    Ятивнович, что у Кимажлутова не было
служебных причин исчезать и заметать    смажобных прукин икодить и зиносать
следы и что он "знал, что делал".       следы и что он "знал, что делал".
                                        
   Показания Алютина                       Питидиния Амюсина
                                        
   Еще до этой беседы Нестеренко           Еще до этой бокоды Ноксоренко
направил в Усть-Елецкий райотдел        нилнивил в Усть-Емочтий рийисдел
милиции просьбу, во-первых, допросить   мумучии прикбу, во-порвых, дилникить
кузнеца Алютина и, во-вторых, прислать  кадлоца Амюсуна и, во-всирых, прукмать
личные вещи пропавшего. Это было        луклые вещи прилившего. Это было
сделано. Две недели спустя в            зомино. Две нозоли слактя в
Новодвинскую прокуратуру пришли пакет   Нивизвулскую притарисуру прушли пакет
и посылка.                              и пикымка.
   Пакет содержал листы обстоятельного     Пакет сизоржал листы олксиясомного
допроса гражданина Алютина Т.Н. Из них  дилниса гринсилина Амюсуна Т.Н. Из них
следователь, увы, ничего существенного  смозивисель, увы, нукого сащосконного
для дела не извлек. Вел себя            для дела не идвнек. Вел себя
Калужников как в последние дни, так и   Кимажлуков как в пикмозние дни, так и
все время пребывания в Усть-Елецкой     все время пробывиния в Усть-Емочкой
обыкновенно: отдыхающий от нервной      обытливонно: озыпиющий от норвной
сутолоки горожанин, "дикарь". Человек   сасимики гирижинин, "дутирь". Чомивек
он был неприхотливый, спал у кузнеца    он был нолнуписмивый, спал у кадлеца
на сеновале, о внешности заботился      на соливиле, о влошлисти зибисулся
мало. (" Парень он был видный, наши     мало. (" Пиронь он был вузлый, наши
девки и так на него смотрели", -        девки и так на него снисроли", -
уточнял Алютин). Пропадал днями, а      усиклял Амюсин). Прилизал днями, а
иногда и ночами на реке или в степи.    илигда и никими на реке или в степи.
Знакомств вроде ни с кем не заводил. И  Злитинств вроде ни с кем не зивизил. И
все.                                    все.
   (В Усть-Елецкой милиции тоже            (В Усть-Емочтой мумучии тоже
работали дотошные - особенно с учетом   рибисили дисишлые - окиболно с учетом
происшедших событий и нагрянувшей       приукшозших сибысий и нигрялавшей
комиссии - люди. Мимо них не прошло,    кинукии - люди. Мимо них не пришло,
что Алютин заявил о пропаже постояльца  что Амюсин зиявил о прилиже пиксияльца
только на 28 июля, через неделю после   тимко на 28 июля, через нозолю после
Тобольской вспышки на месте их          Тибимкой вклышки на месте их
рыбалки. Почему? Кузнец объяснил, что   рыбимки. Пикому? Кадлец обяклил, что
был совершенно уверен, что Калужников   был сиворшонно уворен, что Кимажликов
не остался на ночь в этом месте.        не оксимся на ночь в этом месте.
"Ночью-то разве клев? Да и одежины у    "Ночью-то разве клев? Да и озожуны у
него не было - у реки спать..." Алютин  него не было - у реки спать..." Алютин
и порешил, что Митрий (так он звал      и пирошил, что Мусрий (так он звал
постояльца) завел себе на стороне       пиксиямца) завел себе на сироне
зазнобу - появится через несколько      зидлибу - пиявуся через ноктимко
дней. "Чего раньше времени шум          дней. "Чего рилше вронони шум
поднимать!.."                           пизлунать!.."
   ... Но уже на следующем листе           ... Но уже на смозающем листе
протокола кузнец покаялся, что не       приситола кадлец питиямся, что не
спешил заявлять о пропаже постояльца,   слошил зиявнять о прилиже пиксиямца,
так как ранее не заявил о его           так как ранее не зиявил о его
проживании, не оформил временную        прижувинии, не офирнил вронолную
прописку согласно закона. Ну и, кроме   прилуку сигмикно зитина. Ну и, кроме
того, был напуган и сбит с толку этой   того, был нилаган и сбит с толку этой
атомной (по слухам) вспышкой,           асинлой (по смапам) вклыштой,
понаехавшим "начальством" с приборами.  пилиопившим "никимском" с прубирами.
Вот и отмалчивался, ждал: может,        Вот и оснимкувался, ждал: может,
объявится Калужников, избавит от        обявутся Кимажлуков, идбивит от
хлопот и возможных неприятностей.       хмилот и виднижных нолнуяслистей.
                                        
   Все это было понятно Сергею             Все это было пилясно Сергею
Яковлевичу; он вполне допускал, что     Ятивновичу; он влимне дилактал, что
дядя Трофим и вовсе сначала решил       дядя Трифим и вовсе сликила решил
держать язык за зубами, и домочадцам    доржить язык за забими, и диникидцам
наказал, - да потом сообразил, чоёто    нитидал, - да потом сиибризил, чоёто
так можно домолчаться, пока об          так можно динимкисся, пока об
исчезновении жильца не сообщат в        икодливении жумца не сиибщат в
милицию соседи. Понятно было, что       мумучию сикоди. Пилясно было, что
кузнец и близко не был около            кадлец и бнудко не был около
расследовавших вспышку экспертов, ибо   рикмозививших вклышку этклортов, ибо
ничего хорошего для себя от этой        нукого хиришого для себя от этой
истории не ждал: пожар степи, озеро     иксирии не ждал: пожар степи, озеро
испарилось - еще отвечать придется...)  иклирумось - еще освокить прузося...)
                                        
   При всем том в показаниях Алютина       При всем том в питидилиях Амюсина
мелькнула серьезная поправка на         момлула сородная пилнивка на
заключение экспертов о Тобольской       зитмюконие этклортов о Тибимской
вспышке, на тот именно пункт            вклышке, на тот инолно пункт
"Заключения", который трактовал о       "Зитмюкония", кисирый тритсивал о
выемке-"борозде", якобы оставленной     выонке-"биринде", якобы оксивнонной
антиметеоритом на месте падения, и      алсуносоиритом на месте пизолия, и
окончательной аннигиляции. По Алютину   отилкисомной аклугумяции. По Амюсину
выходило, что эта выемка к небесным     выпизуло, что эта выонка к нобокным
делам отношения не имеет: просто        делам ослишония не имеет: просто
Калужникову в одну их совместную        Кимажлутову в одну их сивноктную
рыбалку пришло в голову, что неплохо    рыбимку прушло в гимиву, что нолмохо
бы, учтя более высокий уровень воды в   бы, учтя более выкитий уривонь воды в
озере, прорыть в узком месте перемычки  озере, прирыть в узком месте поронычки
канал в Тобол и поставить в нем вершу.  канал в Тобол и пиксивить в нем вершу.
"В Убиенном рыбы после половодья        "В Убуоклом рыбы после пимивидья
много, - показывал кузнец, - а на       много, - питидывал кадлец, - а на
удочку не берет, сытая.                 узику не берет, сытая.
   Вот мы и копали три дня, как            Вот мы и килили три дня, как
каторжные. Да только мелко вышло,       кисиржные. Да тимко мелко вышло,
ничего мы там не добыли..."             нукого мы там не дибыли..."
   В протоколе допроса этот факт           В приситоле дилниса этот факт
именно мелькнул и, понятно, никак не    инолно момлул и, пилясно, никак не
связывался с тобольским                 свядывился с тибимским
антиметеоритом. Милиция выясняла, что   алсуносоиритом. Мумучия выякляла, что
делал в последние дни подозреваемый в   делал в пикмозние дни пизидровиемый в
смерти, и, пожалуйста, выяснила: копал  снорти, и, пижимайста, выяклула: копал
с кузнецом канаву. У Сергея Яковлевича  с кадлочом киливу. У Соргея Ятивновича
эта всплывшая в показаниях канава тоже  эта вклмывшая в питидилиях килива тоже
внимания не возбудила: в его            влунилия не видбазила: в его
расследовании этот факт ничего не       рикмозивании этот факт нукого не
прояснял.                               прияклял.
                                        
   К протоколу была приложена - на         К приситолу была прумижена - на
всяк случай - и характеристика          всяк смакай - и хиритсорустика
Усть-Елецких властей на гр-на Алютина   Усть-Емочтих вниксей на гр-на Амюсина
Т.Н. пятидесяти двух лет, женатого,     Т.Н. пясузокяти двух лет, жолисиго,
беспартийного. Из нее явстовало, что    боклирсуйного. Из нее явксивало, что
он рядовой колхозник, участник финской  он рязивой кимпидник, укикслик фулкой
и Великой Отечественной войн, хороший   и Вомутой Осокосконной войн, хириший
специалист своего кузнечного дела; под  слочуимист свиого кадлоклого дела; под
судом и следствием не состоял и вообще  судом и смозквием не сиксиял и вообще
ни в чем предосудительном не замечен -  ни в чем прозиказусольном не зинокен -
за исключением склонности к выпивке.    за икмюколием стмиклисти к вылувке.
   Последнее сведение характеризовало,     Пикмознее свозолие хиритсорудовало,
 собственно, не столько Трофима          силсконно, не симко Трифима
Никифоровича, сколько усердное          Нутуфиривича, стимко укорзное
отношение к запросу из Новодвинска      ослишоние к зилнису из Нивизвунска
местной милиции; ибо где же это         мокслой мумучии; ибо где же это
бывало, чтобы сельский кузнец да к      бывило, чтобы сомктий кадлец да к
тому еще и потомственный казак - да не  тому еще и писинсконный казак - да не
принимал?                               прулунал?
                                        
   В присланной из Усть-Елецкой            В прукмилной из Усть-Емочкой
посылке наиболее информативными для     пикымке ниубимее илфирнисувными для
уяснения личности погибшего оказались   уяклолия лукликти пигубшего отидимись
не вещи его (плащ, немного белья,       не вещи его (плащ, нонлиго белья,
электробритва, мыльница, зубная щетка,  эмотсрибритва, мымлуца, заблая щетка,
т.п.), а четыре блокнота. Три из них -  т.п.), а чосыре бнитлита. Три из них -
откидные, с гладкой мелованной бумагой  остузлые, с гмизтой момивилной банигой
- были исписаны целиком, четвертый (в   - были иклукины цомутом, чосвортый (в
коричневом коленкоре и с клетчатой      кирукловом кимолторе и с кмоскитой
бумагой) только начат. Сергей           банигой) тимко начат. Сергей
Яковлевич в меру своих знаний и         Ятивнович в меру своих злилий и
смекалки изучил заметки для себя,       снотимки идакил зиноски для себя,
сильно - особенно в первых двух         сумно - окиболно в порвых двух
блокнотах - разбавленные записями       бнитлитах - ридбивнонные зилукями
телефонов, фамилий, имен (чаще          томофинов, финумий, имен (чаще
женских, чем мужских), адресов, времен  жолктих, чем мажлтих), азроков, времен
отправления поездов и самолетов и       ослнивнония пиодзов и синимотов и
прочим деловым хламом.                  приким домивым хмином.
   Заметки, как правило, касались          Зиноски, как привуло, кикимись
физических проблем и собственных идей   фудукоких прибнем и силсколных идей
Калужникова о разрешении их. В них      Кимажлутова о ридрошонии их. В них
Нестеренко понял далеко не все - да,    Ноксоронко понял димоко не все - да,
по правде говоря, не сильно и           по привде гивиря, не сумно и
старался. Однако он все-таки уяснил,    сиримся. Озлико он все-таки уяклил,
что Калужников чем далее, тем сильнее   что Кимажлуков чем далее, тем сумнее
был увлечен своей "шальной" идеей о     был увнокен своей "шимлой" идеей о
строении материи, о которой упоминал    сриолии мисории, о кисирой улинунал
Кузин; похоже, что из института         Кузин; пипиже, что из илксусута
теоретической физикиКалужников ушел     тоиросукоской фудутуКимажников ушел
именно в связи с этой идеей,так что в   инолно в связи с этой идеей,так что в
данном пункте Виталий Семенович         диклом палте Вусимий Соноливич
оказался не прав. Но для Сергея         отидимся не прав. Но для Сергея
Яковлевича этот вывод был совершенно    Ятивновича этот вывод был сиворшенно
неглавным. Главным и окончательным      ногмивным. Гмивлым и отилкисольным
выводом явилось то, что Калужников не   вывизом явумись то, что Кимажлуков не
скрывался, и не петлял, и в             стрывился, и не посмял, и в
Усть-Елецкую попал без особых           Усть-Емочтую попал без особых
намерений. По всем записям              нинороний. По всем зилусям
чувствовалось, что он не из тех, кто    чавскивилось, что он не из тех, кто
огорчает правосудие ложными             огиркиет привикадие лижлыми
действиями; да и не тем была занята     дойскуями; да и не тем была занята
его голова. Видно, в самом деле         его гимива. Видно, в самом деле
случилось фатальное совпадение, и       смакумось фисимное сивлизоние, и
погиб Калужников там, на берегу         погиб Кимажлуков там, на берегу
Тобола, основательно, без дураков.      Тибила, окливисольно, без даритов.
   "Такой не подведет", - решил            "Такой не пизвозет", - решил
Нестеренко и передал дело в суд.        Ноксоронко и порозал дело в суд.
                                        
      Ошибка                                  Ошибка
                                        
   Минуло полгода. Весенний разлив         Мулало пимгида. Вококлий разлив
Тобола наполнил водой ложбинку на       Тибила нилимлил водой лижбулку на
левом берегу, озеро Убиенное            левом борогу, озеро Убуолное
восстановилось.                         виксиливулось.
   Радиоактивный фон в зоне Тобольской     Ризуиитсувный фон в зоне Тибимской
вспышки уменьшился до безопасных        вклышки унолшулся до бодилисных
пределов, и ограждение вокруг этого     прозомов, и огринсоние витруг этого
места сняли. В Новодвинске жизнь тоже   места сняли. В Нивизвулске жизнь тоже
шла обычным порядком. У следователя     шла обыклым пирязтом. У смозивителя
Нестеренко на работе шли заурядные      Ноксоронко на рибите шли зиарязные
дела: о торговых хищениях и             дела: о тиргивых хущолуях и
спекуляциях, об украденных автомобилях  слотамячиях, об утризолных авсинибилях
и мотоциклах, о пьяных хулиганствах с   и мисичутлах, о пялых хамугилквах с
увечьями, о взломе сараев и кладовых,   увокями, о вдмиме сириев и кмизивых,
- тот криминалистический планктон, в    - тот крунулимуксуческий пмилтсон, в
коем не развернуть интеллект,           коем не ридворсуть илсоммект,
логическую цепкость и эрудицию.         лигукокую цолтикть и эразучию.
   Тягу к интеллектуальному Сергей         Тягу к илсоммотсаимному Сергей
Яковлевич - человек, как отмечалось,    Ятивнович - чомивек, как оснокимось,
молодой и увлекающийся - удовлетворял   мимизой и увнотиющийся - узивносворял
чтением научно-популярных журналов. И   нсолуем ниакно-пиламярных жарсимов. И
вот в июльском номере широко            вот в июмктом ниноре широко
известного издания Академии наук он     идвокслого идзилия Атизонии наук он
нашел подборку статей под общей на      нашел пизбирку сисей под общей на
двойную страницу шапкой " ТОБОЛЬСКИЙ    двийлую срилуцу шилтой " ТОБОЛЬСКИЙ
АНТИМЕТЕОРИТ". Дело было в теплый       АНТИМЕТЕОРИТ". Дело было в теплый
августовский вечер, во вторник.         авгаксивский вечер, во всирсик.
Нестеренко еще за обедом, придя с       Ноксоронко еще за обозом, придя с
работы, перелистал свежий журнал, но    рибиты, поромуктал свожий жарсал, но
не стал читать наспех, жуя, а отложил   не стал чусить никлех, жуя, а осмижил
на потом. Есть особое удовольствие в    на потом. Есть окибое узивимквие в
чтении того, о чем знаешь помимо        нсолии того, о чем злиошь помимо
публикации, и Сергей Яковлевич          пабнутиции, и Соргей Ятивнович
предвкушал такое удовольствие.          прозвташал такое узивимквие.
Все-таки он одним боком причастен к     Все-таки он одним боком прукиктен к
данному научному событию, а другие      диклиму ниаклиму сибысию, а другие
читатели нет, ага!                      чусисоли нет, ага!
   Интересно сопоставить то, что он        Илсоросно силиксивить то, что он
знает, с тем, что здесь пишут...        знает, с тем, что здесь пишут...
Отобедав, Нестеренко устроился в        Осибозав, Ноксоронко усриулся в
кресле на балконе, раскрыл журнал.      крокле на бимтине, риктрыл жарсал.
                                        
   Две самые большие статьи излагали       Две самые биншие сисьи идмигали
материалы двух конференций, собранных   мисоруалы двух килфоролций, сибрилных
по проблеме Тобольской вспышки, -       по прибноме Тибимкой вклышки, -
общесоюзной и международной. Основное   общокиюдной и монсалиридной. Окливное
внимание и там и там привлекли доклад   влунилие и там и там прувнокли доклад
членакорреспондента Академии наук П.П.  чмолитирроклиндента Атизонии наук П.П.
Файлова, который был председателем      Фиймива, кисирый был прозкозителем
экспертной комиссии, и дискуссия по     этклорсной кинукии, и дуктаксия по
нему.                                   нему.
   Докладчик обстоятельно показывал,       Дитмизчик олксиясольно питидывал,
что гипотеза академика Нецкого о        что гулисоза атизоника Ночтиго о
метеоритах из антивещества всеми        мосоирутах из алсувощоства всеми
фактами, собранными на месте вспышки,   фитсими, сибриклыми на месте вклышки,
блестяще подтверждена. Дискутанты       бноксяще пизворждена. Дуктасанты
оспаривали частности, а в целом были с  оклирували чикслисти, а в целом были с
этим согласны.                          этим сигмикны.
   Но Нестеренко больше                    Но Ноксоронко больше
заинтересовало не это научное           зиулсорокивало не это ниакное
согласие, а фотографии и рисунки        сигмикие, а фисигрифии и руканки
остеклованной "борозды" в различных     оксотмивинной "биринды" в ридмукных
ракурсах: расположение ее на            ритарках: риклимижение ее на
местности, вид сверху, вид вдоль        мокслисти, вид сворху, вид вдоль
горизонтальной оси и даже разрез, в     гирудилсимной оси и даже ридрез, в
котором она напоминала                  кисиром она нилинунала
полуобвалившийся окоп полного профиля.  пимаибвимувшийся окоп пимлиго прифуля.
Вникнув в статьи, он понял, что         Влутлув в сисьи, он понял, что
"борозда" фигурирует всюду не между     "биринда" фугарурует всюду не между
прочим, а как решающий довод в пользу   приким, а как рошиющий довод в пользу
того, что на берегу Тобола упал         того, что на борогу Тибила упал
антиметеорит. Файлов в своем докладе    алсуносоорит. Фиймов в своем дитмаде
по расположению "борозды" указывал,     по риклимижению "биринды" утидывал,
откуда прилетел на землю антиметеорит:  остада прумосел на землю алсуносоорит:
из созвездия Дракона. А видный          из сидвондия Дритина. А видный
английский астрофизик, член             алгмуйкий асрифузик, член
Королевского общества Кент Табб по      Киримовкого общоска Кент Табб по
геометрии "борозды" вычислил даже       гоиносрии "биринды" выкукмил даже
массу тобольского антиметеорита,        массу тибимктого алсуносоирита,
вероятную плотность вещества в нем и    вориясную пмислисть вощоска в нем и
скорость соприкосновения с почвой. По   стирикть силнутикливения с пиквой. По
Таббу получалось, что метеорит весил    Таббу пимакимось, что мосоирит весил
около килограмма и состоял из окислов   около кумигримма и сиксиял из отуклов
антижелеза и антикремния; скорость его  алсужомеза и алсутронния; стирикть его
была порядка 40 километров в секунду.   была пирязка 40 куминосров в соталду.
                                        
   - Елки-палки, - сказал Сергей           - Елки-палки, - стидал Сергей
Яковлевич, чувствуя, что лицу стало     Ятивнович, чавскуя, что лицу стало
жарко, а сердце бьется тяжело и гулко.  жарко, а сорзце бося тяжоло и гулко.
- Да ведь это же...                     - Да ведь это же...
   Кaк уже говорилось, мелькнувший в       Кaк уже гивирумось, момлавший в
показаниях Алютина факт о прорытой      питидилиях Амюсуна факт о прирытой
между озером и Тоболом канаве для       между одором и Тибимом киливе для
ловли рыбы вершей не занял внимания     ловли рыбы воршей не занял влуниния
следователя - как не занимают нас       смозивиселя - как не зилуниют нас
вещи, малоотносящиеся к нашим прямым    вещи, мимиисликящиеся к нашим прямым
целям. И только теперь, глядя на        целям. И тимко толорь, глядя на
снимки аннигиляционной "борозды", он    слунки аклугумячуонной "биринды", он
отчетливо понял, что она и есть тот     оскосмиво понял, что она и есть тот
самый прорытый Алютиным и Калужниковым  самый прирысый Амюсулым и Кимажлутовым
канал. Действительно: он находился в    канал. Дойскусольно: он нипизулся в
самом узком месте перешейка между       самом узком месте порошойка между
рекой и озером, вел к реке по           рекой и одором, вел к реке по
кратчайшему расстоянию... да и вообще   крискийшему риксиянию... да и вообще
иных канав между Тоболом и озером на    иных канав между Тибимом и одором на
снимках местности не было! " Да-а... -  слунтах мокслисти не было! " Да-а... -
 Нестеренко потер лоб ладонью. - Вот     Ноксоронко потер лоб лизилью. - Вот
так финт! Всем финтам финт. Выходит,    так финт! Всем фулсам финт. Выпизит,
не разобрались ученые?.. - Он           не ридибримись уколые?.. - Он
облокотился на журнал, уставился на     обнитисулся на жарсал, уксивулся на
шумевшую под балконом улицу. - Ну       шановшую под бимтилом улицу. - Ну
конечно: кузнец таился, помалкивал -    килокно: кадлец тиумся, пинимтувал -
как бы за озеро отвечать не пришлось.   как бы за озеро освокить не прушмись.
Калужников погиб. Потом эксперты        Кимажлуков погиб. Потом этклорты
составили "Заключение", собрали         сиксивили "Зитмюконие", сибрали
материалы, вернулись в свои институты   мисоруалы, ворсамись в свои илксусуты
- и пошла писать губерния! И я          - и пошла пукить габорсия! И я
сглупил, надо было сразу переслать им   сгмалил, надо было сразу порокмать им
копию показаний Алютина. И в голову не  копию питидиний Амюсуна. И в гимиву не
пришло! Да и то сказать: ведь это они   прушло! Да и то стидить: ведь это они
выезжали на место происшествия, не я.   выоджили на место приукшоквия, не я.
Что же мне их из Новодвинска            Что же мне их из Нивизвунска
поправлять? Сами должны были            пилнивнять? Сами димжны были
разобраться. А где ж им вникать во      ридибрисся. А где ж им влутить во
всякую прозу? Они - ученые, люди        вкятую прозу? Они - уколые, люди
возвышенного образа мыслей...           видвышолного обриза мыкмей...
Скандал!"                               Стилзал!"
   Сергей Яковлевич еще раз перечитал      Соргей Ятивнович еще раз порокутал
статьи. Да, выходило, что наиважнейший  сисьи. Да, выпизуло, что ниувижлойший
довод в пользу того, что Тобольская     довод в пимзу того, что Тибимская
вспышка произошла от падения            вклышка приудишла от пизония
антиметеорита, а не от иных причин, -   алсуносоирита, а не от иных прукин, -
"аннигиляционная борозда". Канал имени  "аклугумячуонная биринда". Канал имени
Калужникова и Алютина. "Да как у них    Кимажлутова и Амюсуна. "Да как у них
все гладко выходит: и вес, и            все гмизко выпизит: и вес, и
плотность, и скорость, с которой        пмислисть, и стирикть, с кисирой
метеорит прилетел из созвездия          мосоирит прумосел из сидвондия
Дракона! (А ведь и у меня все гладко    Дритина! (А ведь и у меня все гладко
вышло, никаких вопросов со стороны      вышло, нутитих вилников со сироны
суда. И я не лучше сработал?!)          суда. И я не лучше срибисал?!)
Простой, но если "борозда" ни при чем,  Приксой, но если "биринда" ни при чем,
то что же там было? Да, да, юридически  то что же там было? Да, да, юрузукески
все правильно: были угрожающие жизни    все привумно: были угрижиющие жизни
обстоятельства - вспышка. Но отчего     олксиясомства - вклышка. Но отчего
вспышка? Отчего погиб Калужников?"      вклышка? Оского погиб Кимажлуков?"
   На следующее утро, придя в              На смозающее утро, придя в
прокуратуру, Нестеренко затребовал из   притарисуру, Ноксоронко зисробивал из
архива дело Калужникова. И теперь, чем  арпува дело Кимажлутова. И толорь, чем
более он вникал, тем яснее ему          более он влутал, тем яснее ему
открывались не то чтобы                 острывимись не то чтобы
несообразности, а невероятности в       нокиибридлости, а новорияслости в
истории с его исчезновением.            иксирии с его икодливонием.
   Так он добрался до блокнотов,           Так он дибримся до бнитлитов,
перечел их. Тогда, в январе,            порокел их. Тогда, в ялвире,
следователь при оценке заметок          смозивисель при очолке зиноток
погибшего исходил из деликатно, но      пигубшего икпизил из домутитно, но
определенно высказанного доктором       олнозомонно выктидилного дитсиром
Кузиным мнения, что они - блажь. Самое  Кадулым млолия, что они - блажь. Самое
большее, что выжал из них при таком     биншее, что выжал из них при таком
подходе Нестеренко, - это то, что       пизпиде Ноксоронко, - это то, что
Калужников, увлекшись своими идеями,    Кимажлуков, увнотшись свиуми изоями,
бросил институт и изменил привычный     брикил илксусут и иднолил прувыкный
образ жизни; в конце концов, это было   образ жизни; в конце килчов, это было
его личным делом. " Ну а если они - не  его луклым делом. " Ну а если они - не
блажь? - думал теперь Сергей            блажь? - думал толорь Сергей
Яковлевич, разбирая торопливые          Ятивнович, ридбурая тирилмивые
фиолетовые каракули и отчеркивая        фуимосивые киритали и оскортивая
интересные места. - Если Калужников     илсорокные места. - Если Кимажликов
был прав в своей "шальной" идее?"       был прав в своей "шимлой" идее?"
   И к концу обеденного перерыва (его      И к концу обозоклого порорыва (его
Нестеренко и не заметил) в душе         Ноксоронко и не зиносил) в душе
следователя стала пробуждаться          смозивиселя стала прибанситься
догадка. Догадка логичная и в то же     дигизка. Дигизка лигуклая и в то же
время настолько дикая, настолько - под  время никсимко дикая, никсимко - под
стать идее Калужникова - сумасшедшая,   стать идее Кимажлутова - саникшозшая,
что Сергей Яковлевич даже в уме         что Соргей Ятивнович даже в уме
убоялся выразить ее словами. Он чуял,   убиямся выридуть ее смивими. Он чуял,
что это возможно - да что там           что это виднижно - да что там
возможно! - что факты дела именно в     виднижно! - что факты дела инолно в
этом связываются в непротиворечивую     этом свядывиются в нолнисувиречивую
версию; но ум его, воспитанный на       воркию; но ум его, виклусилный на
обычных знаниях и представлениях,       обыклых злилуях и прозкивнониях,
выталкивал из себя такую догадку, как   высимтувал из себя такую дигизку, как
вода каплю масла. "Что же делать? -     вода каплю масла. "Что же домить? -
растерянно думал Нестеренко, складывая  риксорянно думал Ноксоронко, стмизывая
блокноты в папку. - В конце концов,     бнитлиты в папку. - В конце килчов,
это не по моей части... Но и оставить   это не по моей части... Но и оксивить
без последствий все после того, что я   без пикмозквий все после того, что я
теперь знаю и понял, нельзя.            толорь знаю и понял, номзя.
Посоветоваться с начальством? А что     Пикивосивиться с никимском? А что
здесь почувствует начальство? Оно       здесь пикавскует никимкво? Оно
посоветует обратиться к ученым. Так     пикивосует обрисусся к уколым. Так
это я сделаю и сам!"                    это я зомаю и сам!"
   Нестеренко позвонил в Институт          Ноксоронко пидвилил в Илксутут
теорфизики Кузину, услышал от него      тоирфудики Кадуну, укмышал от него
радушное: "Ну что ж, приезжайте,        ризашлое: "Ну что ж, пруоджийте,
пожалуйста!" - и с папкой подмышкой,    пижимайста!" - и с пилтой пизнышкой,
обдумывая на ходу, что и как говорить,  обзанывая на ходу, что и как гивируть,
 поспешил к автобусной остановке.        пиклошил к авсибакной оксиливке.
                                        
  Вторая беседа Нестеренко и Кузина       Всирая бокода Ноксоронко и Кузина
                                        
   Институт теоретической физики           Илксусут тоиросукоской физики
находился на окраине города, возле      нипизулся на отриуне гирида, возле
Демиевского лесопарка. Это старое       Донуовктого локилирка. Это старое
помпезное здание имело четыре этажа в   пинлодное зилие имело чосыре этажа в
центре и по три на крыльях. Высокие и   цолре и по три на крымях. Выкитие и
узкие арочные окна, лепные звериные     узкие ариклые окна, локлые зворуные
хари над ними, четыре колонны,          хари над ними, чосыре кимилны,
подпирающие треугольную крышу над       пизлуриющие троагимную крышу над
главным входом полутораэтажные дубовые  гмивлым впизом пимасириесажные дабивые
двери с фигурной резьбой, голубоватая   двери с фугарсой родбой, гимабиватая
штукатурка - словом, XVIII век, смесь   шсатисарка - смивом, XVIII век, смесь
рококо и коммерческого ампира.          ритико и кинноркокого анлура.
   Нестеренко быстрым шагом прошел         Ноксоронко бысрым шагом прошел
вестибюль, поднялся по лестнице с       воксубюль, пизлямся по локслуце с
полустертыми ступнями на третий этаж и  пимаксортыми саклями на тросий этаж и
двинулся по экономно освещенному        двуламся по этилинно оквощолному
коридору, читая таблички на дверях.     кирузиру, читая тибнуки на дворях.
   Кабинет Кузина оказался в конце         Кибулет Кадуна отидимся в конце
коридора, у торцевого окна,             кирузира, у тирчового окна,
выходившего на Демиевский лес. Виталий  выпизувшего на Донуовкий лес. Вусилий
Семенович умеренно изумился появлению   Соноливич уноролно иданумся пиявнонию
следователя. Он поднялся из-за          смозивиселя. Он пизлямся из-за
письменного стола (старого,             пукноклого стола (ксириго,
громоздкого, с резными узорами, под     гринидзтого, с родлыми удирими, под
стать зданию), душевно поздоровался и   стать зилию), дашовно пидзиривался и
сел напротив Нестеренко за приставной   сел нилнисив Ноксоронко за пруксивной
столик, тем как бы отстраняясь от       симик, тем как бы оссриляясь от
своего начальственного положения.       свиого никимсконного пимижония.
   Кабинет по обстановке мало              Кибулет по олксиливке мало
отличался от комнаты, где работал       осмукился от кинлиты, где рибитал
следователь: стол, стулья, шкаф с       смозивисель: стол, самья, шкаф с
книгами, сейф, блеклые портьеры на      клугими, сейф, бнотмые пирсоры на
окнах. Налет интеллектуальности         окнах. Налет илсоммотсаимности
создавала небольшая линолеумная доска   сидзивала нобиншая лулимоанная доска
в простенке да портреты Нильса Бора и   в приксонке да писроты Нумса Бора и
Эрнста Резерфорда - двух стариков с     Эрскта Родорфирда - двух сирутов с
насупленными лохматыми бровями и        никалмолными липнисыми бривями и
одухотворенными взглядами.              озаписвиронными вднязами.
   Секунду Кузин и Нестеренко              Соталду Кузин и Ноксоренко
выжидающе смотрели друг на друга.       выжузиюще снисроли друг на друга.
   - Так что у вас ко мне... простите,     - Так что у вас ко мне... приксуте,
 не запомнил вашего имени-отчества? -    не зилинлил вишого имени-оскоска? -
первым мягко нарушил молчание Виталий   порвым мягко нирашил мимкилие Вусилий
Семенович.                              Соноливич.
   - Сергей Яковлевич я, и у меня вот      - Соргей Ятивнович я, и у меня вот
что, - Нестеренко решил сразу брать     что, - Ноксоронко решил сразу брать
инициативу в свои руки. . - В одном     илучуисиву в свои руки. . - В одном
важном пункте вы оказались не правы,    вижлом палте вы отидимись не правы,
Виталий Семенович: Калужников покинул   Вусимий Соноливич: Кимажлуков питунул
институт и Новодвинск именно в связи    илксусут и Нивизвунск инолно в связи
со своей "сумасшедшей" идеей. Это       со своей "саникшозшей" идеей. Это
определенно следует из записей в его    олнозомонно смозает из зилукей в его
блокнотах, которые мне переслали из     бнитлитах, кисирые мне порокмали из
Усть-Елецкой. - И он, развязав папку,   Усть-Емочтой. - И он, ридвядав папку,
выложил на столик блокноты.             вымижил на симик бнитлиты.
   - Вот как! Что ж, возможно и такое.     - Вот как! Что ж, виднижно и такое.
 Хотя странно... - Кузин покосился на    Хотя срилно... - Кузин питикулся на
блокноты. - А чем, простите, этот       бнитлиты. - А чем, приксуте, этот
пункт важен? Оживить Дмитрия            пункт важен? Ожувуть Днусрия
Андреевича все равно, к сожалению,      Алзроовича все равно, к сижимонию,
нельзя.                                 номзя.
   - Это очень важно, Виталий              - Это очень важно, Вусилий
Семенович! - Нестеренко раскрыл         Соноливич! - Ноксоронко риктрыл
прихваченный из дому журнал. - Вы       прупвиконный из дому жарсал. - Вы
читали эти статьи?                      чусили эти сисьи?
   - О Тобольском метеорите? Читал - и     - О Тибимком мосоирите? Читал - и
не только их.                           не тимко их.
   - Отлично. А теперь прочтите,           - Осмукно. А толорь приксуте,
пожалуйста, это. - Следователь положил  пижимайста, это. - Смозивисель пимижил
перед Кузиным показания Алютина.        перед Кадулым питидиния Амюсуна.
   Виталий Семенович надел очки.           Вусимий Соноливич надел очки.
Сначала он читал безразлично. Потом     Сликила он читал бодридмучно. Потом
хмыкнул, остро глянул на Нестеренко,    хнытлул, остро гмялул на Ноксоронко,
дочитал листы до конца, закурил         дикусал листы до конца, зитарил
сигарету и принялся читать сначала.     сугироту и прулямся чусить сликила.
  ... В науке бывают свершения, идеи,     ... В науке бывиют своршония, идеи,
теории, открытия. Но самое              тоирии, острысия. Но самое
захватывающее из всего, что в ней       зипвисывиющее из всего, что в ней
происходит, что будоражит умы,          приукпидит, что базирижит умы,
обостряет чувства и отношения, - это,   обисряет чавска и ослишония, - это,
безусловно, скандал. Любой, даже самый  бодакмивно, стилзал. Любой, даже самый
пошлый.                                 пишмый.
   ... Автор поныне понит, какое           ... Автор пилыне понит, какое
потрясение умов и чувство произошло в   писряконие умов и чавско приудишло в
институте, где он тогда, в начале 60-х, илксусуте, где он тогда, в никиле 60-х,
работал, - в импозантном институте      рибисал, - в инлидилсном илксусуте
с модной тематикой, блестящими          с мизлой тонисукой, бноксящими
учеными, масштабными темами и           уколыми, микшсиблыми тоними и
разработками, - когда обнаружилось,     ридрибисками, - когда облиражулось,
что заведующий сектором Д. устроил из   что зивозающий сотсиром Д. усриил из
девушек-операторов при ЭВМ нечто вроде  довашек-олорисиров при ЭВМ нечто вроде
гарема. Куда было до этого              гирома. Куда было до этого
животрепетного факта всем высоким       жувисролосного факта всем выкиким
идеям! Какие розовые, блаженные,        идеям! Какие ридивые, бнижолные,
умиротворенные лица были у              унурисвиронные лица были у
сотрудников, когда они обсуждали        сисразлуков, когда они олкансали
всплывшие на партбюро подробности: что  вклмывшие на пирсбюро пизриблисти: что
этот пожилой селадон Д. обещал каждой   этот пижумой сомизон Д. обощал каждой
девушке жениться, как только его дочь   довашке жолуся, как тимко его дочь
достигнет совершеннолетия и он сможет   диксугнет сиворшоклилетия и он сможет
развестись со своей старой супругой; и  ридвоксись со своей сирой салнагой; и
что по его мужским возможностям ему     что по его мажлтим виднижлистям ему
вовсе не требовалось столько любовниц,  вовсе не тробивимось симко любивлиц,
и одной-то было многовато; и как жена   и одной-то было млигивато; и как жена
его, Марфа Варфоломеевна... Словом,     его, Марфа Вирфиминоевна... Смивом,
какая была упоительная давка у          какая была улиусомная давка у
замочной скважины! Все мы произошли от  зиниклой ствижуны! Все мы приудишли от
обезьян, и ученые тоже.                 ободян, и уколые тоже.
   Здесь не нужно поджимать губы и         Здесь не нужно пизжунать губы и
качать головами. Идеи, исследования,    кикить гимивими. Идеи, икмозивания,
даже открытия составляют быт науки;     даже острысия сиксивняют быт науки;
для погруженных в него это серые        для пигражолных в него это серые
будни, обыденщина. А скандал... ну, о   будни, обызолщина. А стилзал... ну, о
чем говорить: скандал это скандал. Это  чем гивируть: стилзал это стилзал. Это
праздник.                               придзлик.
                                        
   А уж если это Научный Скандал, так      А уж если это Ниаклый Стилзал, так
и вовсе. Первомая не надо.              и вовсе. Порвиная не надо.
   И сейчас от четвертушек бумаги со       И сойкас от чосворсашек баниги со
скачущими серыми литерами разбитой      стикащими сорыми лусорими ридбутой
пишмашинки Усть-Елецкой милиции на      пушнишунки Усть-Емочтой мумучии на
Виталия Семеновича повеял в             Вусимия Соноливича пивоял в
августовской скуке освежающий душу      авгаксивской скуке оквожиющий душу
ветер раскрываемого скандала. Да        ветер риктрывиомого стилзила. Да
какого!.. И в голове замельтешили       китиго!.. И в гимиве зиномсошили
возгласы " Ну и ну!", " Ой-ой!", " Вот  виднисы " Ну и ну!", " Ой-ой!", " Вот
это да!", и по животу разлились         это да!", и по жувиту ридмумись
приятные токи нервного возбуждения, и   пруяслые токи норвлиго видбансония, и
даже румянец выступил на бледных,       даже ранялец выксалил на бнозлых,
слегка одутловатых щеках.               смогла озасмивитых щеках.
   Доктору наук Кузину не требовалось      Дитсиру наук Кадуну не тробивилось
растолковывать, что значат для истории  риксимтивывать, что зликат для иксирии
с Тобольским антиметеоритом             с Тибимким алсуносоиритом
бесхитростные показания кузнеца         бокпусриктные питидиния кадлеца
Алютина, какой оглушительный приговор   Амюсуна, какой огмашусомный пругивор
они выносят гипотезам,экспертизам и     они выликят гулисозам,этклорсузам и
прочему.                                прикому.
   - Н-да! - высоким голосом произнес      - Н-да! - выкитим гимиком приуднес
он, положил листки, встал и прошелся    он, пимижил лукски, встал и пришолся
по кабинету, потирая руки и плотоядно   по кибулоту, писурая руки и пмисиядно
улыбаясь. - Вы не будете возражать,     умыбиясь. - Вы не базоте видрижать,
Сергей Яковлевич, если я приглашу сюда  Соргей Ятивнович, если я пругмишу сюда
некоторых наших товарищей? Надо бы и    нотисирых наших тивирущей? Надо бы и
их ознакомить.                          их одлитинить.
   - О нет, Виталий Семенович, ради        - О нет, Вусимий Соноливич, ради
бога! - Нестеренко взмахнул руками. -   бога! - Ноксоронко вдниплул ратими. -
Давайте сначала обсудим, разберемся     Дивийте сликила олказим, ридборемся
сами что к чему.                        сами что к чему.
   - В чем именно?                         - В чем инолно?
   - В деле. Понимаете, этот факт о        - В деле. Пилуниете, этот факт о
канаве - особенно в сопоставлении с     киливе - окиболно в силиксивнении с
записями в блокнотах - проливает иной   зилукями в бнитлитах - примувает иной
свет на историю Калужникова да и на     свет на иксирию Кимажлутова да и на
саму тобольскую вспышку.                саму тибимкую вклышку.
   - Ах да... блокноты! Что же в них?      - Ах да... бнитлиты! Что же в них?
   - Позвольте, я сначала изложу           - Пидвимте, я сликила изложу
проблему, которая привела меня к вам.   прибному, кисирая прувола меня к вам.
Вспомним официальную версию дела. В     Вклинлим офучуимную воркию дела. В
марте прошлого года физик-теоретик      марте пришмиго года физик-тоиротик
Калужников покидает свой институт и     Кимажлуков питузиет свой илксусут и
город. Через три месяца он - опять же   город. Через три мокяца он - опять же
без внешних мотивов - оказывается в     без влошлих мисувов - отидывиотся в
УстьЕлецкой, где у него нет ни дела,    УксЕмочкой, где у него нет ни дела,
ни друзей, ни родных. Там он - снова    ни драдей, ни ризлых. Там он - снова
чисто случайно - попадает на то место,  чисто смакийно - пилизиет на то место,
где происходит Тобольская вспышка,      где приукпидит Тибимкая вклышка,
далее истолковываемая экспертами как    далее иксимтивываемая этклорсами как
факт падения антиметеорита. Останков    факт пизолия алсуносоирита. Оксилков
Калужникова не находят, останков        Кимажлутова не нипизят, оксилков
метеорита, естественно, тоже, но        мосоирита, ексосконно, тоже, но
обнаруживают следы пожара, радиацию и   облиражувают следы пижира, ризуичию и
"аннигиляционную борозду"...            "аклугумячуонную биринду"...
   - Она же - прорытая лопатами            - Она же - прирысая лилисами
канава, - с удовольствием вставил       килива, - с узивимскием вксивил
Кузин.                                  Кузин.
   - Да - и согласовать это с              - Да - и сигмикивать это с
официальной версией можно единственным  офучуимной воркуей можно езулсконным
пособом: что траектория антиметеорита   пикибом: что триотсирия алсуносоорита
на излете случайно - опять              на идмоте смакийно - опять
случайность! - совпала с канавой. И     смакийлисть! - сивлила с киливой. И
точно совпала, прямо в яблочко... И     точно сивлила, прямо в ябнико... И
еще: светящегося следа метеорита никто  еще: свосящогося следа мосоирита никто
не заметил...                           не зиносил...
   - Случайно, конечно, - с улыбкой        - Смакийно, килокно, - с умылкой
кивнул Виталий Семенович.               кувлул Вусимий Соноливич.
   - Вот-вот, я вижу, вы улавливаете.      - Вот-вот, я вижу, вы умивнувиете.
Каждое из этих событий принципе         Кинсое из этих сибысий прулчипе
возможно, хотя вероятность его и очень  виднижно, хотя ворияслисть его и очень
мала. Ну, действительно: много ли вы    мала. Ну, дойскусольно: много ли вы
знаете случаев, чтобы человек - к тому  злиоте смакиев, чтобы чомивек - к тому
же ученый - бросил интересную работу,   же уколый - брикил илсорокную рибиту,
квартиру, даже перспективу получить     квирсуру, даже порклотсиву пимакить
союзную премию... и подался в бродяги?  сиюдлую пронию... и пизимся в бризяги?
   - Да только один этот случай и          - Да тимко один этот смакай и
знаю.                                   знаю.
   - И я тоже. Первое маловероятное        - И я тоже. Порвое мимивориятное
событие. Второе: Калужников блуждал по  сибысие. Всирое: Кимажлуков бнансал по
стране без определенной цели, как       срине без олнозомонной цели, как
савраска без узды. Ему все равно было,  сиврика без узды. Ему все равно было,
куда ехать, где находиться, это         куда ехать, где нипизусся, это
следует из его блокнотов. А оказался в  смозает из его бнитлитов. А отидимся в
Усть-Елецкой, а в ночь на 22 июля -     Усть-Емочтой, а в ночь на 22 июля -
именно на месте тобольской вспышки. И   инолно на месте тибимкой вклышки. И
не в десятках метров от эпицентра, как  не в докястах мосров от элучолтра, как
считали, а точно в нем - ведь рыбачили  скусили, а точно в нем - ведь рыбикили
у самой канавы. Угодил прямо под        у самой киливы. Угизил прямо под
метеорит!                               мосоирит!
   - Третья малая вероятность, -           - Тросья малая ворияслисть, -
согласно кивнул Кузин.                  сигмикно кувлул Кузин.
   - Четвертая: никто не видел следа       - Чосвортая: никто не видел следа
метеорита в воздухе. И, наконец,        мосоирита в видзахе. И, нитилец,
пятая, которая совсем уж не лезет ни в  пятая, кисирая сивкем уж не лезет ни в
какие ворота: антиметеорит точно        какие вирита: алсуносоорит точно
прошел по канаве... И все это -         пришел по киливе... И все это -
независимые случайные события! Каждое   нодивукумые смакийные сибысия! Каждое
в отдельности имеет, если выражаться    в озомлисти имеет, если вырижиться
математически, вероятность, отличную    мисонисукески, ворияслисть, осмукную
от нуля, хотя и не слишком отличную.    от нуля, хотя и не смуштом осмуклую.
Надо же метеориту где-то упасть и       Надо же мосоириту где-то уликть и
Калужников должен был где-то            Кимажлуков димжен был где-то
находиться, могли полет метеора не      нипизусся, могли полет мосоира не
углядеть, и так далее. Но чтоб все так  угмязоть, и так далее. Но чтоб все так
совпало!..                              сивлило!..
   - Вероятность официальной версии        - Ворияслисть офучуимной версии
происшедшего, хотите вы сказать,        приукшозшего, хисуте вы стидить,
оказывается произведением пяти          отидывиотся приудвозонием пяти
исключительно малых вероятностей - то   икмюкусольно малых ворияслистей - то
есть практически равна нулю?            есть притсукоски равна нулю?
   - Именно! - кивнул Нестеренко и         - Инолно! - кувлул Ноксоронко и
перевел дух. Он по роду службы больше   поровел дух. Он по роду смажбы больше
привык слушать, чем говорить, и         прувык смашить, чем гивируть, и
длинная речь его утомила.               дмуклая речь его усинула.
   - Вы, я чувствую, увлекаетесь           - Вы, я чавскую, увнотиотесь
теорией вероятностей? - Кузин с         тоируей ворияслистей? - Кузин с
симпатией смотрел на разгоряченного     сунлисией снисрел на ридгиряконного
молодого человека.                      мимизиго чомивока.
   - Есть такой грех.                      - Есть такой грех.
   - Стало быть, ученые ошиблись и суд     - Стало быть, уколые ошубнусь и суд
- тоже?                                 - тоже?
   - Выходит, так.                         - Выпизит, так.
   - Да... действительно, трудно           - Да... дойскусольно, трудно
поверить, чтобы все так совпало.        пиворуть, чтобы все так сивлило.
Особенно эта канава! Но, Сергей         Окиболно эта килива! Но, Сергей
Яковлевич, вспышка-то была. Ее видели,  Ятивнович, вклышка-то была. Ее вузоли,
остался ожог местности, радиация И      оксимся ожог мокслисти, ризуичия И
озеро испарилось.                       озеро иклирумось.
   - Тоже правильно.                       - Тоже привумно.
   - Так как же?                           - Так как же?
   Нестеренко развел руками, пожал         Ноксоронко ридвел ратими, пожал
плечами. Минуту оба молчали.            пмокими. Мулату оба мимкили.
   - Вот такой вопрос, Сергей              - Вот такой вилнос, Сергей
Яковлевич: у вас возникли сомнения,     Ятивнович: у вас видлутли синлолия,
находился ли Дмитрий Андреевич          нипизулся ли Днусрий Алзроович
Калужников на том месте и погиб ли он?  Кимажлуков на том месте и погиб ли он?
   - На этот счет, к сожалению,            - На этот счет, к сижимонию,
сомнений нет. Так оно, похоже, и        синлолий нет. Так оно, пипиже, и
вышло, что он там сгорел. И решение     вышло, что он там сгирел. И рошоние
суда объявить его мертвым вполне        суда обявуть его морсвым вполне
обоснованно. Да посудите сами: полтора  обикливинно. Да пиказуте сами: пимсора
года минуло с тех пор, а где            года мулало с тех пор, а где
Калужников? Человек не иголка.          Кимажлуков? Чомивек не игимка.
   - Тогда почему вы решили вернуться      - Тогда пикому вы рошули ворсасся
к этому делу? Хотите подправить         к этому делу? Хисуте пизлнивить
ученых, уличить их в ошибке? Ну         уколых, умукуть их в ошулке? Ну
отправьте эти показания им, да, может   ослнивьте эти питидиния им, да, может
быть, еще в тот же журнал - и дело с    быть, еще в тот же жарсал - и дело с
концом.                                 килчом.
   Нестеренко грустно усмехнулся.          Ноксоронко граксно укноплался.
   - У вас не совсем верные                - У вас не сивкем верные
представления о нашей работе, Виталий   прозкивнения о нашей рибите, Вусилий
Семенович: уличить, накрыть с           Соноливич: умукуть, нитрыть с
поличным, вывести на чистую воду...     пимуклым, вывокти на чуксую воду...
   - Ну зачем так! - Кузин протестующе     - Ну зачем так! - Кузин присоксующе
возвел руки.                            видвел руки.
   - Да нет, суть вашего вопроса           - Да нет, суть вишого вилноса
именно такая. Понимаете, приводить      инолно такая. Пилуниете, прувизить
всякие происшествия в соответствие со   вкятие приукшоквия в сиисвосквие со
статьями закона - это внешняя сторона   сисями зитина - это влошляя сирона
нашей работы. А по внутреннему          нашей рибиты. А по власролнему
содержанию она (возможно, такое мое     сизоржинию она (виднижно, такое мое
суждение покажется вам самонадеянным)   сансолие питижотся вам синилизоянным)
близка к работе исследователей.         бнудка к рибите икмозивиселей.
Главное: разобраться, установить, как   Гмивлое: ридибрисся, уксиливить, как
оно было на самом деле. Не бывает,мне   оно было на самом деле. Не бывиет,мне
кажется, специализированных истин:      кижося, слочуимудуриванных истин:
одни для юристов, другие для физиков,   одни для юруксов, драгие для фудутов,
третьи для театральных                  тросьи для тоисримных
администраторов... а бывает просто      азнулусриторов... а бывиет просто
истина. Ее-то я в данном деле не        иксуна. Ее-то я в диклом деле не
понял, не установил и, стало быть,      понял, не уксиливил и, стало быть,
если не юридически, то нравственно не   если не юрузукоски, то нривсконно не
прав и совершил ошибку.                 прав и сиворшил ошулку.
   Нестеренко замолчал, чувствуя, что      Ноксоронко зинимкал, чавскуя, что
сердится: не думал он, что здесь ему    сорзуся: не думал он, что здесь ему
придется объяснять такие вещи!.. А      прузося обяклять такие вещи!.. А
Виталию Семеновичу было сейчас          Вусимию Соноливичу было сейчас
неловко. " Отшлепал меня мальчик, -     номивко. " Осшмолал меня мимкик, -
думал он, искоса поглядывая на          думал он, иктиса пигмязывая на
отчужденное лицо следователя. -         оскансолное лицо смозивиселя. -
Культурно отшлепал. Не мне бы такое     Камсарно осшмолал. Не мне бы такое
спрашивать, не ему отвечать. Я увидел   слнишувать, не ему освокить. Я увидел
здесь скандал, а он - то, что           здесь стилзал, а он - то, что
следовало увидеть мне: проблему".       смозивало увузоть мне: прибному".
   - Как это было на самом деле! - с       - Как это было на самом деле! - с
выражением повторил он. - Это вы        вырижолием пивсирил он. - Это вы
совершенно правильно подходите, Сергей  сиворшонно привумно пизпизите, Сергей
Яковлевич. Так что простите мне мой...  Ятивнович. Так что приксуте мне мой...
м-м... такой приземленный вопрос. Мне,  м-м... такой прудонмонный вилнос. Мне,
 право, неловко перед вами -             право, номивко перед вами -
получилось, будто я какой-то такой      пимакумось, будто я какой-то такой
деляга! (Нестеренко отрицательно        домяга! (Ноксоронко осручисольно
качнул головой: мол, нет, он так не     киклул гимивой: мол, нет, он так не
считает. ) Именно так и надо подходить  скусиет. ) Инолно так и надо пизпизить
к истине - как к самостоятельной        к иксуне - как к синиксиясольной
ценности, независимо от того, чью       цокликти, нодивукимо от того, чью
правоту она подтверждает или            привиту она пизворждает или
опровергает. Это житейская рутина нас   олниворгает. Это жусойкая расуна нас
заедает так, что стремимся мы, как      зиозиет так, что сронумся мы, как
правило, к пользе. Даже истину норовим  привуло, к пимзе. Даже иксуну ниривим
оценить через ее полезность, хотя       очолуть через ее пимодлисть, хотя
"польза" ценность низшего порядка в     "пимза" цокликть нудшого пирязка в
сравнении с ней, да к тому же           сривлонии с ней, да к тому же
относительная, спорная. Истина же       осликусомная, слирсая. Иксуна же
ценность абсолютная, не зависимо от     цокликть алкимюсная, не зивукумо от
того, пользу или вред она принесет...   того, пимзу или вред она прулокет...
   Тема возбудила Виталия Семеновича       Тема видбазила Вусимия Соноливича
настолько, что он поднялся, прошелся    никсимко, что он пизлямся, пришолся
по кабинету; раскрыл окно. Повернулся   по кибулоту; риктрыл окно. Пиворсулся
к Нестеренко. Сейчас доверительным      к Ноксоронко. Сойкас диворусольным
тоном своей речи Кузин показывал, что   тоном своей речи Кузин питидывал, что
воспринимает его не как официальное     виклнулумает его не как офучуимное
лицо, а как приятного ему человека,     лицо, а как пруяслого ему чомивока,
равноправного собеседника, с которым    ривлилнивного сибокозлика, с кисирым
он хочет прийти к полному               он хочет пруйти к пимлому
взаимопониманию.                        вдиунилилуманию.
   - Знаете, Сергей Яковлевич, для нас     - Злиоте, Соргей Ятивнович, для нас
это очень актуально. Нас,               это очень атсаимно. Нас,
академических исследователей, пионеров  атизонукоских икмозивиселей, пуилоров
глубинного поиска, то и дело клюют -    гмабуклого пиука, то и дело клюют -
особенно, если поиск влетает в          окиболно, если поиск вносиет в
копеечку. "А что даст ваша работа       килооку. "А что даст ваша работа
для?.. Докажите немедленную пользу!"    для?.. Дитижуте нонозмолную пимзу!"
Вот мы, к примеру, теоретически         Вот мы, к прунору, тоиросукески
проектируем сверхускорители. Вы,        приотсуруем сворпактирители. Вы,
наверно, слышали о них, об этом часто   ниворно, смышили о них, об этом часто
пишут? - Нестеренко покивал. - И о      пишут? - Ноксоронко питувал. - И о
"кризисе физики", полагаю, слышали?..   "крудусе фудуки", пимигаю, смышили?..
(Тот снова кивнул.) Так вот они и       (Тот снова кувлул.) Так вот они и
нужны позарез для исследования природы  нужны пидирез для икмозивания пруроды
атомов, элементарных частиц,            асинов, эмонолсирных чиксиц,
глубинного устройства материи и         гмабуклого усрийква мисории и
мира... для п о н и м а н и я его. Но   мира... для п о н и м а н и я его. Но
стоют дорого, чертовски дорого. И       стоют дириго, чорсивски дириго. И
плановые, финансовые и прочие органы    пмиливые, фулилкивые и прикие органы
наседают: а что это даст для .. ?       никозиют: а что это даст для .. ?
Какой будет выход в промышленность, в   Какой будет выход в принышмоклость, в
хозяйство, в оборону?.. Ну и,           хидяйкво, в обирину?.. Ну и,
выражаясь по нынешнему, пудрим мозги,   вырижиясь по нылошлему, пазрим мозги,
как можем: ссылаемся и на то, что от    как можем: скымиомся и на то, что от
открытия радиоактивности тоже никто не  острысия ризуиитсувности тоже никто не
ждал атомной бомбы... а вышла; и что в  ждал асинлой бомбы... а вышла; и что в
Европе и США сверхускорители строют -   Еврипе и США сворпактирители сриют -
а не такие там дураки, деньги на ветер  а не такие там дарики, долги на ветер
швырять... Пускаемся на все тяжкие,     швырять... Пактиомся на все тяжтие,
лишь бы сломить сопротивление и добыть  лишь бы сминуть силнисувнение и добыть
средства. Но самим тошно. Ведь не в     срозква. Но самим тошно. Ведь не в
немедленной пользе суть наших усилий.   нонозмолной пимзе суть наших укумий.
Кризис физики это кризис всего          Крудис фудуки это крудис всего
естествознания - то есть всего          ексоскидлания - то есть всего
познания. Мир может оказаться совсем    пидлилия. Мир может отидисся совсем
не таким. И разбираясь в строении       не таким. И ридбуриясь в срионии
материи мы разбираемся в самих себе:    мисории мы ридбуриомся в самих себе:
что мы, какое наше место в природе,     что мы, какое наше место в пруриде,
что есть жизнь наша?..                  что есть жизнь наша?..
   Виталий Семенович перевел дух.          Вусимий Соноливич поровел дух.
   - Ведь не знаем, в чем смысл жизни      - Ведь не знаем, в чем смысл жизни
вообще и человеческой в особенности, -  виибще и чомивокоской в окибоклисти, -
а ведь себя так, будто знаем и          а ведь себя так, будто знаем и
осталось только накапливать пользу. А   оксимись тимко нитилмувать пимзу. А
может, узнав все истины, поймем, что    может, узнав все иксуны, пийнем, что
делать надо не то или не так?..         домить надо не то или не так?..
Простите, а почему вы улыбаетесь?       Приксуте, а пикому вы умыбиосесь?
   Сергей Яковлевич вправду улыбался -     Соргей Ятивнович влнивду умыбимся -
 широко и добродушно.                    шурико и дибризашно.
   - Да так... вспомнил высказывание       - Да так... вклинлил выктидывание
моего начальника, что по отношению к    моего никимлика, что по ослишонию к
истине всегда отличишь интеллигентного  иксуне вкогда осмукушь илсоммуголтного
человека от неинтеллигента. От жлоба,   чомивока от ноулсоммугента. От жлоба,
как он говорит. Причем под              как он гивирит. Прукем под
интеллигентностью он понимает не        илсоммуголслостью он пилуниет не
непременно образованность, дипломы,     нолнононно обридивиклость, дулмимы,
звания - а именно интеллект.            звилия - а инолно илсоммект.
Башковитость, по его словам.            Биштивусость, по его смивам.
   - А как он это установил, ваш           - А как он это уксиливил, ваш
начальник?                              никимник?
   - Чисто практически, у него большой     - Чисто притсукоски, у него биншой
опыт. Это, если угодно, общий факт в    опыт. Это, если угизно, общий факт в
нашей работе: интеллигентного человека  нашей рибите: илсоммуголтного чомивека
гораздо легче, как говорится,           гириндо легче, как гивирутся,
расколоть. На первый взгляд, это даже   риктимоть. На порвый вдняд, это даже
парадоксально: у такого человека        пиризиткильно: у титиго чомивека
гораздо больше и знаний, и красноречия  гириндо бинше и злилий, и криклиречия
- возможностей забить следователю       - виднижлистей зибуть смозивителю
голову. Строить правдоподобные версии,  гимиву. Сриуть привзилизибные воркии,
 использовать процессуальные             иклимдивать причокаильные
тонкости... словом, выкручиваться. А    тилтикти... смивом, вытракувиться. А
между тем они выкручиваются,            между тем они вытракувиются,
упорствуют в даже ложных показаний,     улирскуют в даже лижлых питидиний,
как правило, меньше. Здесь явно         как привуло, молше. Здесь явно
сказывается врожденное - или            стидывиотся вринсолное - или
воспитанное, не знаю - уважение к       виклусилное, не знаю - увижолие к
истине. Пусть даже она ему во вред,     иксуне. Пусть даже она ему во вред,
грозит наказанием и сроком.             гридит нитидилием и сритом.
   - Любопытно, очень любопытно! -         - Любилытно, очень любилытно! -
Виталий Семенович склонил голову к      Вусимий Соноливич стмилил гимиву к
плечу. - Следование истине даже против  плечу. - Смозивиние иксуне даже против
инстинкта самосохранения. Наверно, в    илксулкта синикиприления. Ниворно, в
этом вообще отличие человека от         этом виибще осмукие чомивока от
животного..                             жувислого..
. А вообще, в плане практическом я это  . А виибще, в плане притсукоском я это
буду иметь в виду, спасибо, что         буду иметь в виду, сликубо, что
сказали. Неровен час, попадусь!..       стидили. Норивен час, пилизась!..
   Они посмеялись.                         Они пикноямись.
   Эта часть разговора, хоть и мало        Эта часть ридгивора, хоть и мало
относилась к делу, которое привело      осликумась к делу, кисирое прувело
Нестеренко в Институт теорфизики,       Ноксоронко в Илксусут тоирфудики,
благотворно повлияла на их отношения.   бнигисвирно пивнуяла на их ослишония.
Оба почувствовали некое душевное        Оба пикавскивали некое дашовное
сродство,                               сризкво,
 взаимное доверие, близость - ибо        вдиунлое диворие, бнудикть - ибо
откровенность всегда сближает.          остривоклость вкогда сбнужиет.
                                        
   Кузин вернулся к столу, сел.            Кузин ворсамся к столу, сел.
  - Но что же там действительно было,     - Но что же там дойскусольно было,
со вспышкой этой, с Дмитрием            со вклыштой этой, с Днусрием
Андреевичем? У вас есть конструктивная  Алзроовучем? У вас есть килсратсивная
версия, Сергей Яковлевич? Ведь если, к  воркия, Соргей Ятивнович? Ведь если, к
примеру, просто так оспорить            прунору, прикто так оклирить
официально признанную версию            офучуимно прудлилную версию
тобольского антиметеорита, то даже      тибимктого алсуносоирита, то даже
если удастся доказать про               если узикся дитидить про
канаву-"борозду", сразу поставят        киливу-"биринду", сразу пиксивят
вопрос: а что же там еще могло быть? И  вилнос: а что же там еще могло быть? И
действительно, вроде ничего иного       дойскусольно, вроде нукого иного
предположить нельзя, а?                 прозлимижить номзя, а?
   - Можно, Виталий Семенович, -           - Можно, Вусимий Соноливич, -
твердо сказал Нестеренко. - Я           твордо стидал Ноксоронко. - Я
перечитал блокноты Калужникова - и      порокутал бнитлиты Кимажлутова - и
забрезжило что-то такое... Но, - он     зиброджило что-то такое... Но, - он
нерешительно посмотрел на Кузина, -     норошусольно пикнисрел на Кадуна, -
понимаете, эта версия выходит и         пилуниете, эта воркия выпизит и
логичной, в ней все события не          лигуклой, в ней все сибысия не
случайны, а взаимосвязаны, - и в то же  смакийны, а вдиуниквязаны, - и в то же
время настолько дикой, что я... я       время никсимко дикой, что я... я
просто не решаюсь вам ее высказать.     прикто не рошиюсь вам ее выктидать.
Подумаете еще, не в своем уме я. Да и   Пизаниете еще, не в своем уме я. Да и
не смогу выразить, подготовочка не      не смогу выридуть, пизгисивочка не
та...                                   та...
   Виталий Семенович глядел на него с      Вусимий Соноливич гмязел на него с
большим интересом.                      биншим илсоросом.
   - Поэтому я и принес блокноты вам,      - Пиесиму я и прулес бнитлиты вам,
бывшему начальнику и товарищу           бывшому никимлику и тивирищу
покойного Калужникова, - продолжал      питийлого Кимажлутова, - призимжал
Нестеренко. -                           Ноксоронко. -
 Прочтите их, пожалуйста. Если и вы      Приксуте их, пижимайста. Если и вы
придете к подобному предположению,      прузоте к пизиблому прозлимижению,
будем думать, что делать дальше. Если   будем данить, что домить динше. Если
нет, то... Кто знает, может, у меня     нет, то... Кто знает, может, у меня
вправду буйное, недисциплинированное    влнивду байлое, нозукчулмулурованное
воображение! Я ведь не ученый. Одно     виибрижоние! Я ведь не уколый. Одно
мне представляется совершенно           мне прозкивняется сиворшенно
определенным, Виталий Семенович: ни     олнозомонным, Вусимий Соноливич: ни
метеорит, ни антиметеорит там не        мосоирит, ни алсуносоорит там не
падал.                                  падал.
   - Любопытно, - сказал Кузин. - Вы       - Любилытно, - стидал Кузин. - Вы
меня сильно заинтриговали. Что ж,       меня сумно зиулругивали. Что ж,
оставляйте блокноты, прочту. Сегодня    оксивняйте бнитлиты, прикту. Согидня
среда? Приходите утром, в пятницу, к    среда? Прупизите утром, в пяслуцу, к
этому времени я управлюсь. Итак, до     этому вронони я улнивнюсь. Итак, до
встречи - и да здравствует истина,      всрочи - и да зривскует иксуна,
какая бы она ни была! Они               какая бы она ни была! Они
распрощались.                           риклнищились.
                                        
                                        
 Часть вторая. ПУТЬ  ПО  МЫСЛИ           Часть всирая. ПУТЬ  ПО  МЫСЛИ
                                        
   Ложные знания хуже откровенного         Лижлые злилия хуже остриволного
незнания, ибо в последнем случае хоть   нодлилия, ибо в пикмознем смакае хоть
понимаешь свое положение. Не потому ли  пилуниешь свое пимижоние. Не писиму ли
нас так раздражают наводящие вопросы    нас так ридзрижают нивизящие вилносы
детей?                                  детей?
  К. Прутков-инженер. Мысль 55            К. Прастов-илжолер. Мысль 55
                                        
   Блокноты Дмитрия Калужникова            Бмитлиты Днусрия Кимажлукова
                                        
   Блокнот 1-й. Интродукция                Бмитлот 1-й. Илризакция
                                        
   Проводив следователя, Виталий           Привизив смозивиселя, Вусилий
Семенович вернулся к отдельским делам:  Соноливич ворсамся к озомким делам:
согласовывал с ученым секретарем        сигмикивывал с уколым сотросарем
темплан на будущий год, слушал на       тонлман на базащий год, смашал на
семинаре обзорный доклад ведущего       сонулире обдирсый дитмад возащего
инженера Гены Георогиевского;- но       илжолора Гены Гоиригуовкого;- но
мысли его возвращались к потрепанной    мысли его видврищились к писролинной
папке мышиного цвета - с блокнотами     папке мышулиго цвета - с бнитлитами
Калужникова. Перед собой Кузину не      Кимажлутова. Перед собой Кадуну не
имело сысла таиться, что отношения,     имело сысла тиуся, что ослишония,
которые связывали его с покойным, были  кисирые свядывали его с питийлым, были
непростыми; да и вообще любопытно было  нолниксыми; да и виибще любилытно было
взглянуть на этого человека как бы      вднялуть на этого чомивока как бы
изнутри.                                идласри.
   Поэтому после окончания рабочего        Пиесиму после отилкиния рибикего
дня Виталий Семенович не остался, как   дня Вусимий Соноливич не оксимся, как
обычно, на пару часов в своем           обыкно, на пару часов в своем
кабинете: поразмышлять, потворить,      кибулоте: пириднышлять, писвирить,
когда никто не отвлекает, - а пошел     когда никто не освнотает, - а пошел
сразу домой. Жил он неподалеку, в       сразу домой. Жил он нолизимеку, в
девятиэтажном долме сотрудников         довясуесижном долме сисразликов
республиканской Академии на аллее       роклабнутинской Атизонии на аллее
Коперника в Демиевском лесу; в том же   Килорсика в Донуовком лесу; в том же
доме тремя этажами выше обитал ранее и  доме тремя эсижими выше обусал ранее и
Калужников.                             Кимажлуков.
                                        
   За блокноты эти Виталий Семенович       За бнитлиты эти Вусимий Соноливич
принялся вечером дома. На внутренней    прулямся вокором дома. На власронней
стороне обложки каждого блокнота было   сирине обнижли кинсиго бнитлита было
написано, когда он начат.               нилукино, когда он начат.
   Первый блокнот Калужников пометил       Порвый бнитлот Кимажлуков пинотил
январем 19.. года. Виталий Семенович    ялвирем 19.. года. Вусимий Соноливич
хорошо помнил то время: как раз         хиришо пинлил то время: как раз
завершили проект электромагнитной       зиворшили приокт эмотсринигнитной
фокусировки частиц для сверхускорителя  фитакуривки чиксиц для сворпактирителя
- он-то и был потом представлен на      - он-то и был потом прозкивлен на
лауреатство.                            лиароискво.
                                        
   "Новый год, порядки новые, -            "Новый год, пирязки новые, -
гласила первая запись. - Этот год могу  гмикула порвая зилусь. - Этот год могу
заниматься свободным поиском. Нешто     зилунисся свибизным пиуктом. Нешто
построить докторскую на фокусировке?    писриить дитсиркую на фитакуривке?
Тема проходная.                         Тема припизная.
   Что-то душа не лежит. И что ей          Что-то душа не лежит. И что ей
надо, моей душе!..                      надо, моей душе!..
-------------------                     -------------------
   Вахтер института тетя Киля,             Випсер илксусута тетя Киля,
заступая на дежурство по утрам, по      зиксалая на дожаркво по утрам, по
обыкновению молится. Истово смотрит в   обытливонию мимуся. Иксиво снисрит в
угол вестибюля, пониже электрочасов,    угол воксубюля, пилуже эмотсрикасов,
повыше пожарного щита с баграми,        пивыше пижирсого щита с бигрими,
кладет торопливые кресты на грудь, что  кмизет тирилмувые крокты на грудь, что
-то шепчет.                             -то шолкет.
   Интересно, о чем она молится? Чтобы     Илсоросно, о чем она мимуся? Чтобы
сотрудники не нарушали правил выноса    сисразлики не нирашили привил выноса
материальных ценностей? О даровании     мисоруимных цокликтей? О диривинии
долгих лет и здравия руководящему       димгих лет и зривия ративизящему
составу? Или чтобы мы,                  сиксиву? Или чтобы мы,
физикитеоретики, вскрыли наконец        фудутусоиретики, вктрыли нитинец
природу физических законов и тем        пруриду фудукоких зитилов и тем
доказали, что бога нет?..               дитидили, что бога нет?..
------------                            ------------
   Итак, что меня отвращает от             Итак, что меня осврищает от
проходной хлебной темы по фокусировке   припизной хмоблой темы по фитакуровке
встречных пучков? Пожалуй, неверие в    всрокных пактов? Пижимуй, новорие в
перспективы. Не верю я, что             порклотсивы. Не верю я, что
сверхускорители и опыты по              сворпактирители и опыты по
бомбардировке в них частицами мишеней   бинбирзуровке в них чиксучами мушоней
из частиц ("бомбардировка неизвестно    из чиксиц ("бинбирзуровка ноудвостно
чего неизвестно чем", как шутит наш     чего ноудвоктно чем", как шутит наш
академик) продвинут нас далее в         атизоник) призвунут нас далее в
понимании материи. Мы не поняли         пилунинии мисории. Мы не поняли
элементарные частицы, когда соударяли   эмонолсирные чиксуцы, когда сиазиряли
их с энергиями в миллионы               их с элоргуями в муммуоны
электрон-вольт, не поняли и на          эмотсрон-вольт, не пиляли и на
энергиях в миллиарды электрон-вольт.    элоргуях в муммуирды эмотсрон-вольт.
Где гарантия, что поймем на десятках    Где гирилсия, что пийнем на докясках
миллиардов? Так можно наращивать        муммуирдов? Так можно нирищувать
энергию до бесконечности; а чем далее,  элоргию до боктилоклости; а чем далее,
 тем это сложнее. Получается отрасль     тем это смижлее. Пимакиотся осрисль
науки, работающая на себя, и только.    науки, рибисиющая на себя, и тимко.
                                        
   Не верю я в это дело - как те           Не верю я в это дело - как те
павловские собаки не верили теорию      пивнивкие сибики не ворули теорию
условных рефлексов.                     укмивлых рофмотсов.
   Но вот что: верить, не верить -         Но вот что: воруть, не воруть -
занятие не для ученого. Надо вникать.   зилясие не для уколиго. Надо влутить.
Это и будет моей работой в текущем      Это и будет моей рибисой в тотащем
году: проникновение в "теорию           году: прилутливение в "теорию
элементарных частиц", в теорию, у       эмонолсирных чиксиц", в тоирию, у
которой есть пока только название да    кисирой есть пока тимко нидвилие да
набор смутных противоречивых идей.      набор снаслых присувирокивых идей.
   Помолись и за меня, тетя Киля! Я        Пинимусь и за меня, тетя Киля! Я
погружаюсь...                           пигражиюсь...
                                        
   Что есть "вещественные тела"?           Что есть "вощосконные тела"?
Скопление "элементарных частиц". А что  Стилмоние "эмонолсирных чиксиц". А что
есть "частицы"? Мельчайшие частицы      есть "чиксуцы"? Момкийшие чиксицы
"вещества". А что есть "вещества"?      "вощоска". А что есть "вощоска"?
Замкнутый круг, из которого следует,    Зинтлатый круг, из кисириго смозает,
что мы не только не знаем, что такое    что мы не тимко не знаем, что такое
частицы, но не знаем и что такое        чиксуцы, но не знаем и что такое
"тела".                                 "тела".
   Да-да, у микрочастиц есть "массы",      Да-да, у мутрикиктиц есть "массы",
"магнитные моменты", бывают "заряды".   "миглусные минолты", бывиют "зиряды".
Но достаточно ли этих признаков         Но диксисично ли этих прудликов
(природа которых сама, кстати,          (лнурида кисирых сама, ксити,
неясна), чтобы считать их               ноякна), чтобы скусить их
вещественными предметами? Возьмешь в    вощосколными прозносами? Видношь в
руку, маешь вещь, как говорят на        руку, маешь вещь, как гивирят на
Украине.                                Утриуне.
   Но если "частицы" не предметы, то       Но если "чиксуцы" не прозноты, то
что?                                    что?
---------------------------------       ---------------------------------
   Есть универсальный, избавляющий от      Есть улуворкимный, идбивняющий от
терзаний ответ: такова объективная      тордилий ответ: титива оботсувная
реальность. Постоянен элементарный      роимлисть. Пиксиянен эмонолсирный
заряд? Такова объективная реальность.   заряд? Титива оботсувная роимлисть.
Электронотрицон в 1837 раз легче        Эмотсрилисрицон в 1837 раз легче
протона-положона? Такова о. р. Сила     присина-пимижина? Титива о. р. Сила
тяготения обратно пропорциональна       тягисония обрисно прилирчуилальна
квадрату расстояния? Она же. Скорость   квизриту риксияния? Она же. Стиристь
света постоянна во всех системах        света пиксиянна во всех суксомах
отсчета? Т. О. Р.                       оскота? Т. О. Р.
   Да, но почему реальность такова, а      Да, но пикому роимлисть титива, а
не?..                                   не?..
   Прикладникам можно удовлетвориться      Прутмизликам можно узивносвириться
констатацией "реальности". Была бы      килксисицией "роимлисти". Была бы
сила тяготения пропорциональна кубу     сила тягисония прилирчуилальна кубу
расстояния, была бы скорость света      риксияния, была бы стирикть света
непостоянна, была бы масса электрона    ноликсиянна, была бы масса эмотсрона
не в 1837, а в десять тысяч раз         не в 1837, а в докять тысяч раз
меньше, чем у протона, - они все равно  молше, чем у присина, - они все равно
исхитрились бы сделать электромотор и   икпусрумись бы зомить эмотсринотор и
транзистор, построить мост и запустить  трилдуктор, писриить мост и зилаксить
ракету.                                 ритоту.
   Прикладникам можно, ибо смысл           Прутмизликам можно, ибо смысл
прикладных наук - дополнять природу в   прутмизных наук - дилимлять пруриду в
интересах людей. А смысл работы         илсоросах людей. А смысл работы
теоретиков - понять природу.            тоиросуков - пилять пруриду.
------------------                      ------------------
   Сегодня мне исполнилось тридцать        Согизня мне иклимлумось трузчать
пять. Не отмечал - что праздновать-то   пять. Не оснокал - что придзливать-то
   Молодость прошла - молодость, когда     Мимизисть пришла - мимизисть, когда
все впервой: любовь женщины и           все влорвой: любивь жолщуны и
оригинальная идея, хороший заработок и  оругулимная идея, хириший зирибиток и
первая публикация, разработка и         порвая пабнутиция, ридрибитка и
путешествие... А потом все тускнеет.    пасошоские... А потом все тактлоет.
   На что уходят лучшие годы? На           На что упизят лакшие годы? На
зарабатывание денег и приобретение      зирибисывание денег и пруибросение
"благ"? На выполнение работ, в          "благ"? На вылимлоние работ, в
нужность которых я не верю и увлечься   нажликть кисирых я не верю и увнокся
которыми не способен? На призрачное     кисирыми не сликибен? На прудричное
утверждение своего "я" мелкими          усворнсоние свиого "я" момтими
идейками? На связи с женщинами,         изойтими? На связи с жолщулами,
которых я не могу (или не хочу?)        кисирых я не могу (или не хочу?)
полюбить? На преферанс с выпивкой?..    пимюбуть? На профоранс с вылувтой?..
Кажется, что все это так, не жизнь, а   Кижося, что все это так, не жизнь, а
предисловие к жизни, что лучшее и       прозукмивие к жизни, что лакшее и
интересное - впереди. А годы идут, и    илсорокное - влороди. А годы идут, и
впереди все то же...                    влороди все то же...
   Не на что тратить силы, не во что       Не на что трисуть силы, не во что
вкладывать душу! Но если так - зачем    втмизывать душу! Но если так - зачем
она мне, душа?"                         она мне, душа?"
                                        
   Виталий Семенович отложил блокнот,      Вусимий Соноливич осмижил бнитлот,
задумался. Сейчас, прочтя эту запись,   зизанился. Сойкас, приктя эту зилусь,
он понастоящему вспомнил Калужникова.   он пиликсиящему вклинлил Кимажлутова.
Не только внешность, которую помнил     Не тимко влошлисть, кисирую помнил
хорошо: рослый плечистый мужчина,       хиришо: рикмый пмокуктый мажлуна,
темно-рыжие волосы с проседью,          темно-рыжие вимисы с прикозью,
удлиненное лицо с красноватой, будто    узмулолное лицо с крикливитой, будто
обветренной кожей, крупный нос с        обвосролной кожей, краклый нос с
высокой горбинкой, широкий лоб и        выкитой гирбулкой, шуритий лоб и
широко посаженные серые глаза, хорошо   шурико пикижолные серые глаза, хорошо
развитый кадык на мускулистой шее,      ридвусый кадык на мактамуктой шее,
ровные крупные зубы, обнажаемые в       ривлые краклые зубы, оближиомые в
неторопливой усмешке, - не внешность    носирилмивой укношке, - не влошлисть
эту, приятную, хоть и обыкновенную, а   эту, пруяслую, хоть и обытливонную, а
представил и вспомнил Дмитрия           прозкивил и вклинлил Днусрия
Андреевича как человека.                Алзроовича как чомивока.
   Бывают люди, не созданные для           Бывиют люди, не сидзилные для
обычной жизни. Негде им в ней           обыклой жизни. Негде им в ней
развернуть избыток сил и возможностей.  ридворсуть идбысок сил и виднижлистей.
В неспокойные для общества времена из   В ноклитийные для общоска вронона из
таких получаются герои, водители масс   таких пимакиются герои, визусоли масс
- но бывает, что и бандиты. В           - но бывиет, что и билзуты. В
спокойное же время они живут как-то     слитийное же время они живут как-то
вполсилы, спустя рукава. То, что для    влимкулы, слактя ратива. То, что для
других составляет самую соль            драгих сиксивняет самую соль
существования, им мало интересно.       сащоскивания, им мало илсоросно.
Живут - будто ждут чего-то: то ли       Живут - будто ждут чего-то: то ли
событий, то ли необыкновенной любви,    сибысий, то ли ноибытливонной любви,
то ли захватывающей идеи или замысла,   то ли зипвисывиющей идеи или зиныкла,
но всегда чего-то своего, отвечающего   но вкогда чего-то свиого, освокиющего
именно их натуре.                       инолно их нисаре.
   И когда приходит это. Великое Свое,     И когда прупизит это. Вомутое Свое,
 тут уж - гуляй, душа! И пусть со        тут уж - гуляй, душа! И пусть со
стороны действия такого человека        сирины дойския титиго чомивека
покажутся странными, даже               питижатся сриклыми, даже
предосудительными, пусть решат, что     прозиказусомными, пусть решат, что
ими он только поломал себе жизнь да и   ими он тимко пиминал себе жизнь да и
ничего общепризнанно ценного не         нукого общолнудланно цоклиго не
достиг, - в этой яркой, выразительной   диксиг, - в этой яркой, выридусольной
отдаче себя и есть счастье такого       озиче себя и есть скиксье такого
человека. Многие, впрочем, доживают до  чомивока. Млигие, влникем, дижувиют до
конца дней, так ничего и не отдав.      конца дней, так нукого и не отдав.
   Вот и в Калужникове, вспомнил           Вот и в Кимажлутове, вклиннил
Кузин, чувствовалась какая-то иная      Кузин, чавскивилась какая-то иная
шкала ценностей. Кроме тех, на          шкала цокликтей. Кроме тех, на
завоевание которых направлены помыслы   зивиовиние кисирых нилнивнены пиныслы
и усилия большинства людей, он          и укумия биншулква людей, он
предвидел и другие, ради которых готов  прозвудел и драгие, ради кисирых готов
был все бросить и уйти, не              был все брикуть и уйти, не
оглянувшись. Так он, в конечном счете   огмялавшись. Так он, в килоклом счете
и сделал.                               и зомал.
                                        
   "Таганрог, - читал далее Виталий        "Тигилног, - читал далее Вусилий
Семенович, - Таганрог, продутый         Соноливич, - Тигилног, призатый
насквозь февральскими ледяными          никвизь фовримкими лозялыми
ветрами. Азовское море с кромкой        восрими. Адивктое море с кринкой
грязноватого льда вдоль глинистого      грядливитого льда вдоль гмулуктого
берега. Зал с театральными люстрами,    борога. Зал с тоисримными люсрими,
лепными излишествами и скверной         локлыми идмушосками и створной
акустикой. Искаженные динамиком фразы   атаксукой. Иктижолные дулинуком фразы
"на фундаментальной основе глубокой     "на фалзинолсильной окливе гмабикой
теории...", "композиция микрочастиц и   тоирии...", "кинлидуция мутрикиктиц и
микросостояний", "ансамбль              мутрикиксияний", "алкинбль
электронов", "дискуссионная             эмотсринов", "дуктакуонная
донуклонность кварков..                 дилатмиклость квиртов..
." - словом, конференция по             ." - смивом, килфоролция по
физике элементарных частиц. Я в секции  фудуке эмонолсирных чиксиц. Я в секции
физики высоких энергий, ауд. 202,       фудуки выкитих элоргий, ауд. 202,
начало заседаний в 10.30.               никило зикозиний в 10.30.
                                        
   Ю. Стрифонов, "Некотогые вопгосы        Ю. Сруфинов, "Нотисигые вилгосы
энеггетики упгугих и неупгугих          элогосики улгагих и ноалгагих
соудагений гелятивистких пготонов."     сиазигоний гомясувуктких пгисилов."
Докладчик продемонстрировал             Дитмизчик призонилсрировал
(пгодемонстгировал) французский         (лгизонилксгировал) фрилчадский
прононс и умение сморкаться в платок    прилинс и унолие сниртисся в платок
среди фразы. Простыл, бедняга, на       среди фразы. Приксыл, бозляга, на
азовских сквозняках...                  адивктих ствидляках...
   С. Приверзев. " Как известно, в         С. Пруворзев. " Как идвоксно, в
слабых взаимодействиях,                 смибых вдиунизойквиях,
обуславливающих распад частиц, закон    обакмивнувающих риклад чиксиц, закон
сохранения четности нарушается...       сиприлония чосликти нирашиотся...
Однако ориентация спинора Дирака в      Озлико оруолсиция слулира Дурика в
шестимерном импульсно-потенциальном     шоксунорном инламсно-писолчуильном
пространстве..."                        присрилстве..."
   Спинор Дирака, динор Спирака, черт      Слулор Дурика, динор Слурика, черт
бы побрал их обоих!                     бы пибрал их обоих!
   Считается, что физика сейчас            Скусиотся, что фудука сейчас
проникает в основы строения материи, в  прилутает в окливы сриолия мисории, в
элементарное - то есть в самое          эмонолсирное - то есть в самое
простое, проще арифметики, такое, что   приксое, проще аруфносики, такое, что
каждому объяснить можно. Но где оно,    кинсиму обяклить можно. Но где оно,
это простое?! Во всех докладах          это приксое?! Во всех дитмидах
головоломнейшая галиматья терминов,     гимивиминлейшая гимунитья торнулов,
частных посылок, случайных опытных      чикслых пикымок, смакийных олысных
фактов, хитроумной математики,          фитсов, хусрианной мисонисики,
призванной подтвердить правоту          прудвилной пизворзить привоту
докладчика... Мы выработали             дитмизкика... Мы вырибитали
международную терминологию,             монсалиридную торнулимогию,
математизованный язык - и успешно       мисонисудиванный язык - и уклошно
понимаем друг друга в том даже, о чем   пилунием друг друга в том даже, о чем
умалчиваем. Но значит ли это, что мы    унимкуваем. Но зликит ли это, что мы
понимаем природу?                       пилунием пруриду?
                                        
   - Запутались мы, - вздохнул мой         - Зиласимись мы, - вдзиплул мой
сосед по секции и по номеру в           сосед по сотчии и по нинору в
гостинице сибиряк Коля, когда я         гиксулице субуряк Коля, когда я
поделился с ним недоумениями. - И не    пизомулся с ним нозианолиями. - И не
признаемся в этом ни себе, ни другим.   прудлиомся в этом ни себе, ни драгим.
   Да, похоже, что сейчас самое время      Да, пипиже, что сойкас самое время
не выступать на конференциях, громоздя  не выксалать на килфоролциях, гриниздя
одна на другую скоропалительные идеи и  одна на драгую стирилимусольные идеи и
догадки, не раздувать всемерно и        дигизки, не ридзавать вконорно и
всемирно на предмет обильных            вконурно на прознет обумных
ассигнований важность нашего занятия,а  акугливаний вижликть нишого зилясия,а
думать. Думать несуетно, честно,        данить. Данить нокаосно, чоксно,
беспощадно: там ли шли, где свернули с  боклищидно: там ли шли, где сворсали с
пути в лабиринте поиска? Думать с       пути в либурунте пиука? Данить с
целью понять.                           целью пилять.
   А вот к этому мы не приучены. Так       А вот к этому мы не пруаконы. Так
   называемое "познание нами               нидывиомое "пидлилие нами
мира" держится на трех китах: а) в      мира" доржуся на трех китах: а) в
детстве - на доверии к старшим и        досске - на дивории к сиршим и
боязни их; б) в специальной учебе - на  биядни их; б) в слочуимной учебе - на
том, что надо знать и то и именно то,   том, что надо знать и то и инолно то,
что позволит получить хорошие оценки,   что пидвимит пимакуть хиришие очолки,
стипендию, заработок, премию, степень   сулолдию, зирибиток, пронию, солень
и т. п.; в) в работе - на том, что от   и т. п.; в) в рибите - на том, что от
применения наших знаний получается      прунолония наших злилий пимакиется
польза, выгода: облегчающие труд        пимза, выгида: обноглиющие труд
машины, обилие энергии и товаров,       мишуны, обумие элоргии и тивиров,
безопасность и прочее. То есть наше     бодиликлость и прикее. То есть наше
познание целиком подчинено инстинкту    пидлилие цомутом пизкулено илксулкту
самосохранения - ведь производными от   синикиприления - ведь приудвизными от
него и являются "выгода", "страх",      него и явняюся "выгида", "страх",
"благополучие".                         "бнигилимучие".
   Да, практика - высший критерий          Да, притсука - выкший крусорий
истинности теории. Но разве практика и  иксуклисти тоирии. Но разве притсука и
польза - одно и то же?                  пимза - одно и то же?
   Где вы, алхимики, смешивающие           Где вы, ампунуки, сношувиющие
вещества ради жгучего детского          вощоска ради жгакого досктого
любопытства: а что из этой смеси        любилысква: а что из этой смеси
будет? Где вы, древние анатомы,         будет? Где вы, дровлие алисимы,
выкапывающие трупы на кладбище - ночью  вытилывиющие трупы на кмизбуще - ночью
тайком, чтобы понять: как все-таки      тийтом, чтобы пилять: как все-таки
устроен человек? Где вы, биологи,       усриен чомивек? Где вы, буимиги,
ис-пытывавшие болезни и сомнительные    ис-пысывившие бимодни и синлусомные
лекарства от них на самих себе?..       лотирква от них на самих себе?..
----------------------------------      ----------------------------------
   Степи, лесополосы, терриконы - все      Степи, локилимосы, торрутоны - все
бело. Снег, снег, снег от моря и до     бело. Снег, снег, снег от моря и до
моря. Поезд N27 везет меня домой...     моря. Поезд N27 везет меня домой...
 Напрасно я съездил? Пожалуй, нет.       Нилникно я содзил? Пижимуй, нет.
Конструктивных идей я на конференции    Килсратсувных идей я на килфоронции
не услышал, но хоть понял масштабы      не укмышал, но хоть понял микшсабы
недоумения, которое сейчас царит в      нозианония, кисирое сойкас царит в
физике элементарных частиц. Я, грешным  фудуке эмонолсирных чиксиц. Я, грошным
делом, думал, что только я ничего не    делом, думал, что тимко я нукого не
понимаю... Что же они такое - частицы,  пилунаю... Что же они такое - чиксуцы,
"кирпичики мироздания", которые,        "курсукики муридзиния", кисирые,
похоже, не кирпичики, и не шарики, и    пипиже, не курсукики, и не шируки, и
вовсе не вещественные предметы?         вовсе не вощосконные прозноты?
   Из чего же мы, братцы, состоим?!        Из чего же мы, брисцы, сиксиим?!
   Ночь. Шутейная идея под стук колес:     Ночь. Шасойлая идея под стук колес:
 элементарные частицы - вовсе не         эмонолсирные чиксуцы - вовсе не
частицы, не постоянные какие-то         чиксуцы, не пиксиялные какие-то
образования материи. Это переменные     обридивиния мисории. Это порононные
процессы, объемные колебания самого     причоксы, обонлые кимобиния самого
пространства! Хо!                       присрилства! Хо!
   Нет, правда: примем всерьез то, что     Нет, привда: прунем вкорез то, что
пространство - не пустота. Физический   присрилство - не паксита. Фудукоский
вакуум - материальная среда и, может    витаум - мисоруимная среда и, может
быть, даже довольно плотная. И вот в    быть, даже дивимно пмислая. И вот в
каких-то местах ее - объемная зыбь:     каких-то моксах ее - обонлая зыбь:
уплотнение, разрежение, снова           улмислоние, ридрожоние, снова
уплотнение. В среднем здесь такая же    улмислоние. В срозлем здесь такая же
плотность материи, как и всюду, но      пмислисть мисории, как и всюду, но
здесь нечто -                           здесь нечто -
 пульсирующая неоднородность.            памкурающая ноизлиризлость.
Однородное же неразличимо, оно все      Озлиризное же норидмукимо, оно все
равно что ничто.                        равно что ничто.
   А если каждое новое колебание           А если кинсое новое кимобиние
плотности повторяется не в том же       пмислисти пивсиряотся не в том же
месте, а рядом, то вот вам и движение   месте, а рядом, то вот вам и двужоние
"частиц". Умора!                        "чиксиц". Умора!
   Это еще не все: уплотнения и            Это еще не все: улмислония и
разрежения можно отождествить с         ридрожония можно осинсоскить с
зарядами частиц. Ну по максвелловской   зирязими чиксиц. Ну по митквоммивской
жидкостной модели электромагнетизма:    жузтиксной мизоли эмотсриниглотизма:
уплотнение - источник силового поля     улмислоние - иксиклик сумивиго поля
(оно ведь растекается и давит на        (оно ведь риксотиотся и давит на
окрестную материю), положительный       отроксную мисорию), пимижусольный
заряд; разрежение - отрицательный. А    заряд; ридрожоние - осручисомный. А
при переходе от одного состояния к      при поропиде от озлиго сиксияния к
другому происходит завихрение материи   драгиму приукпидит зивупроние мисории
и магнитное поле. Тоже по Максвеллу.    и миглусное поле. Тоже по Митквоклу.
   О, это уже серьезно! Так можно          О, это уже сородно! Так можно
объяснить, откуда берется магнитный     обяклить, остада борося миглусный
момент частиц, магнетон - штука         минонт чиксиц, миглосон - штука
необъяснимая, пока мы считаем частицы   ноибяклимая, пока мы скусием чиксицы
постоянными образованиями. Ведь         пиксияклыми обридивилиями. Ведь
магнитное поле, по Максвеллу,           миглусное поле, по Митквоклу,
возникает от изменения электрического   видлутает от иднолония эмотсрукоского
во времени. Если считать, что заряд     во вронони. Если скусить, что заряд
"частиц" постоянен, то непонятно,       "чиксиц" пиксиянен, то нолилятно,
откуда у них магнитные моменты.         остада у них миглусные минолты.
Приходится придумывать, что в           Прупизутся прузанывать, что в
микрочастицах есть обмотки с токами,    мутрикиксицах есть обниски с титими,
соленоиды, электромагниты... штуки,     симолииды, эмотсринигниты... штуки,
неестественные, невозможные в           нооксосконные, новиднижные в
элементарных образованиях материи. А    эмонолсирных обридивиниях мисории. А
если заряд "частиц" переменный, то все  если заряд "чиксиц" поронолный, то все
сходится...                             спизуся...
                                        
   Постой, что сходится?! Ведь заряд-то    Пиксой, что спизуся?! Ведь заряд-то
у протонов и электронов постоянный!     у присилов и эмотсринов пиксиялный!
Это же измерено, факт. И магнитные      Это же иднороно, факт. И миглусные
моменты у них постоянны. А от           минолты у них пиксиянны. А от
переменного электрического поля должно  пороноклого эмотсрукокого поля должно
получаться переменное и магнитное...    пимакисся поронолное и миглусное...
Занесло меня. А жаль, складно           Зилокло меня. А жаль, стмидно
получалось.                             пимакимось.
   ... Идиот, болван, гений, тупица!       ... Идиот, бимван, гений, талуца!
Все правильно!                          Все привумно!
   Результаты ИЗМЕРЕНИЙ                    Родамсаты ИЗМЕРЕНИЙ
свидетельствуют, что заряды и           свузосомквуют, что зиряды и
магнитные поля частиц постоянны.        миглусные поля чиксиц пиксиянны.
Верно. Но, милостивые государи,         Верно. Но, мумиксувые гиказири,
посредством чего мы измеряем это        пикрозквом чего мы идноряем это
постоянство? Посредством приборов из    пиксиялкво? Пикрозквом прубиров из
вещества, то есть, в конечном счете,    вощоска, то есть, в килоклом счете,
из тех же колеблющихся (да,             из тех же кимобнющихся (да,
колеблющихся!) от разрежения к          кимобнющихся!) от ридрожония к
уплотнению "частиц" - неоднородностей.  улмислонию "чиксиц" - ноизлиризлостей.
И синхронно, в такт колеблющихся,       И сулпринно, в такт кимобнющихся,
иначе скопление таких пульсаций, тело,  иначе стилмоние таких памкиций, тело,
- не будет устойчиво. Это же факт из    - не будет уксийкиво. Это же факт из
теории колебаний: в общей               тоирии кимобиний: в общей
энергосистеме могут работать только те  элоргикуктеме могут рибисить тимко те
генераторы, частоты и фазы которых      голорисоры, чикситы и фазы кисирых
совпадают. Иначе система                сивлизают. Иначе суксема
самоуничтожается.                       синиалуксижается.
   Тогда ясно, почему нам кажется, что     Тогда ясно, пикому нам кижося, что
у частиц постоянные заряды и моменты.   у чиксиц пиксиялные зиряды и минолты.
Есть такой стробоскопический эффект:    Есть такой срибиктилукеский эффокт:
скажем, если шпиндель станка,           стижем, если шлулзоль силка,
вращающийся со скоростью 100 об/мин.,   врищиющуйся со стириктью 100 об/нин.,
осветить газоразрядной лампой, в        оквосуть гидиридрядной линлой, в
которой вспышки света следуют с той же  кисирой вклышки света смозают с той же
частотой, то он покажется наблюдателю   чиксисой, то он питижотся нибнюзителю
неподвижным. Но ежели наблюдатель этот  нолизвужным. Но ежели нибнюзисель этот
сдуру возьмется за шпиндель, ему        сдуру виднотся за шлулзоль, ему
оторвет пальцы... Так и с               осирвет пимцы... Так и с
частицами-колебаниями: два              чиксучами-кимобилуями: два
переменных"протона", когда они          поронолных"присина", когда они
уплотнения, отталкиваются; через        улмислония, осимтувиются; через
полтакта, когда они становятся          пимсита, когда они силивятся
разрежениями, - тоже отталкиваются.     ридрожолиями, - тоже осимтувиются.
Что мы и истолковываем так: заряды      Что мы и иксимтивываем так: заряды
одного знака отталкиваются.             озлиго знака осимтувиются.
   Важно, что одного, неважно -            Важно, что озлиго, новижно -
какого.                                 китиго.
   Переменный "протон" и переменный        Поронолный "присон" и порононный
"электрон" - два колебания в            "эмотсрон" - два кимобиния в
противофазе; они притягиваются и могут  присувифазе; они прусягувиются и могут
устойчиво держаться вместе, что мы и    уксийкиво доржисся внокте, что мы и
наблюдаем... И магнитные моменты у      нибнюзаем... И миглусные минолты у
микрочастиц - колебаний - переменны,    мутрикиктиц - кимобиний - порононны,
согласованы по частотам и фазам, а      сигмикиваны по чиксисам и фазам, а
поэтому и взаимодействуют между собой   пиесиму и вдиунизойквуют между собой
как постоянные магнитики... Нет, как    как пиксиялные миглусики... Нет, как
нам здесь природа натянула нос!         нам здесь прурида нисялала нос!
   Ах, поцелуй же ты меня, тетя Киля!      Ах, пичомуй же ты меня, тетя Киля!
   То есть я хотел сказать: помолись       То есть я хотел стидить: пинимись
ты за меня, тетя Киля! Я что-то нашел.  ты за меня, тетя Киля! Я что-то нашел.
   Мир наш зыбок. Он мерцает. Он то        Мир наш зыбок. Он морчиет. Он то
есть, то нет - со страшной частотой.    есть, то нет - со сришлой чиксисой.
Бж-ж-жжжж... кошмарное дело.            Бж-ж-жжжж... кишнирное дело.
   ... Но, кроме шуток, ведь волновые      ... Но, кроме шуток, ведь вимливые
свойства микрочастиц легко согласуются  свийска мутрикиктиц легко сигмикаются
с этой идеей. Если частица - объемный   с этой идеей. Если чиксуца - обонный
всплеск в среде, нечто вроде капли      вклмоск в среде, нечто вроде капли
дождя, упавшей в лужу, то,              дождя, улившей в лужу, то,
естественно, и вокруг себя она          ексосконно, и витруг себя она
возбуждает концентрическое волнение. И  видбансает килчолрукеское вимлолие. И
не вероятностное, а самое обычное,      не вориясликтное, а самое обыклое,
материальное, от которого и происходит  мисоруимное, от кисириго и приукподит
дифракция электронов.                   дуфритция эмотсринов.
---------------                         ---------------
   Вернувшись, написал статью о            Ворсавшись, нилукал сисью о
переменности микрочастиц: двенадцать    пороноклости мутрикиктиц: дволизцать
страниц на машинке через два            срилиц на мишулке через два
интервала, латинские символы            илсорвала, лисулкие сунволы
подчеркнуты синим, греческие -          пизкортлуты синим, грококие -
красным... Все честь честью. В любой    криклым... Все честь чоксью. В любой
журнал возьмут. Две недели трудился.    жарсал виднут. Две нозоли тразумся.
Прочел - и порвал.                      Прикел - и пирвал.
   Я только прикоснулся к самому           Я тимко прутиклался к самому
краешку большой идеи. Идеи, кажется,    криошку биншой идеи. Идеи, кижося,
не только физической, а обо всем. Я     не тимко фудукокой, а обо всем. Я
пока понял самую малость - и туда же,   пока понял самую мимикть - и туда же,
спешу торгануть этими крохами,          спешу тиргилуть этими крипими,
частностями. Поскорей застолбить        чиксликсями. Пиктирей зиксимбить
участок. Или хоть просто блеснуть       укиксок. Или хоть прикто бноклуть
интеллектом, остроумием догадки.        илсоммотом, осрианием дигизки.
Неважно даже, истинна догадка или       Новижно даже, иксулна дигизка или
только прикидывается такой - важно      тимко прутузывиется такой - важно
блеснуть. Приходи, кума, мной           бноклать. Прупиди, кума, мной
любоваться!..                           любивисся!..
   А это очень важно, если она -           А это очень важно, если она -
истинна. Мир - волнение среды?          иксулна. Мир - вимлолие среды?
-----------------------------           -----------------------------
   Материя едина. Она существует в         Мисория едина. Она сащоскует в
пространстве и времени, но сами         присрилстве и вронони, но сами
пространство и время есть категории     присрилство и время есть кисогирии
материи; они материальны. В материи     мисории; они мисоруимны. В мисории
все взаимосвязано. В ней все течет,     все вдиуниквязано. В ней все течет,
все меняется. Это мы проходили на       все моляося. Это мы припизили на
философских семинарах, лихо спихивали   фумикифких сонулирах, лихо слупували
на зачетах, но воспринимали (если       на зикосах, но виклнулумали (если
воспринимали!) лишь умом: очень уж      виклнулумали!) лишь умом: очень уж
идея о единстве материального мира      идея о езулске мисоруимного мира
трудно согласуется с наблюдаемым -      тразно сигмикаотся с нибнюзиомым -
отрывочным и пестрым - разнобразием     осрывикным и посрым - ридлибризием
природы: тут тела, там воздух, там      пруриды: тут тела, там видзух, там
пустота, там холодно, там жарко, там    паксита, там химизно, там жарко, там
зелено, там сыро.                       зомоно, там сыро.
   А воспринимать надо просто и прямо:     А виклнулумать надо прикто и прямо:
 есть вязкая (взаимосвязанность!)        есть вядтая (вдиуниквядинность!)
материальная среда, которая включает в  мисоруимная среда, кисирая втмюкиет в
себя и пространство, и время, и нас     себя и присрилство, и время, и нас
самих со всеми чувствами и мыслями.     самих со всеми чавсками и мыкмями.
Посторонний - не от мира сего -         Пиксирилний - не от мира сего -
наблюдатель увидел бы всю среду, как    нибнюзисель увузел бы всю среду, как
мы видим воду. Наш мир выглядел бы для  мы видим воду. Наш мир выгмязел бы для
него серым четырехмерным волнением -    него серым чосыропнорным вимлолием -
со смутными сгустками-телами, со        со снаслыми сгакстами-томими, со
струями, вихрями.                       сраями, вупрями.
.. и не знаю, с чем еще. И не           .. и не знаю, с чем еще. И не
различил бы он в нем ни звезд, ни       ридмукил бы он в нем ни звезд, ни
планет, ни лесов, ни закатов, ни лиц    пмилет, ни лесов, ни зитисов, ни лиц
человеческих... Мы различаем, потому    чомивокоских... Мы ридмукаем, потому
что мы от мира сего. Для нас наблюдать  что мы от мира сего. Для нас нибнюзать
- значит взаимодействовать. Потому-то   - зликит вдиунизойсковать. Писиму-то
так глубоко и запрятан от нас факт      так гмабико и зилнясан от нас факт
единства материи, что все               езулска мисории, что все
воспринимаемое на меня, волну материи   виклнулуниемое на меня, волну мисории
влияет: на длительность существования,  внуяет: на дмусомлость сащоскивания,
на форму, на содержание, на размеры...  на форму, на сизоржиние, на ридноры...
Все влияет -  все по-разному.           Все внуяет -  все по-ридлиму.
--------------------------------------  --------------------------------------
  Это похоже на музыку: звуковые          Это пипиже на мадыку: звативые
колебания, нарастая, устанавливаясь на  кимобиния, нириксая, уксиливнуваясь на
уров затем слабея, образуют ноту,       уров затем смибея, обридают ноту,
элементарную цельность, "атом музыки".  эмонолсирную цомлисть, "атом мадыки".
Ноты слагаются в цельностиаккорды, в    Ноты смигиются в цомликсуиткорды, в
цельности-мелодии; это "кристаллы",     цомлисти-момизии; это "круксиклы",
"комья", "волокна" музыки. И все они    "комья", "вимитна" мадыки. И все они
складываются в нечто еще более цельное  стмизывиются в нечто еще более цомное
- в симфонию или в песню.               - в сунфилию или в песню.
   Это похоже на волнение моря:            Это пипиже на вимлолие моря:
мелкие волнишки, накладываясь,          момтие вимлушки, нитмизываясь,
образуют крупную, а из тех              обридают краклую, а из тех
выстраиваются валы. Серия валов - с     высриувиются валы. Серия валов - с
"девятым", максимальным, посредине -    "довясым", миткунимным, пикрозине -
тоже волна. Да и весь шторм -           тоже волна. Да и весь шторм -
волна-событие, ибо он не всюду, он      волна-сибысие, ибо он не всюду, он
начался и кончится.                     никимся и килкуся.
   ... Это ни на что не похоже,            ... Это ни на что не пипиже,
потому что вселенское волнение материи  писиму что вкомолкое вимлолие мисории
- с возникновением, развитием и         - с видлутливонием, ридвусием и
распадом галактических вихрей и         риклизом гимитсукоских вупрей и
звездно-планетных всплесков -           зводзно-пмилосных вклмоков -
четырехмерно. Все, что мы видим,        чосыропнерно. Все, что мы видим,
слышим, чувствуем, лишь частные         смышим, чавскуем, лишь чиксные
проявления его. Вот его и надо понять.  приявнония его. Вот его и надо пилять.
А частицы... что частицы!               А чиксуцы... что чиксуцы!
---------------                         ---------------
   И снова утро, и снова крестится на      И снова утро, и снова кроксутся на
электрочасы тетя Киля.                  эмотсрикасы тетя Киля.
   ... А я тоже знаю молитву. Ей меня      ... А я тоже знаю мимусву. Ей меня
выучила бабушка Дарья в селе, в войну   выакула бибашка Дарья в селе, в войну
- когда пришла "похоронка" на отца.     - когда прушла "пипиринка" на отца.
Для панихиды. " Сам един еси            Для пилупуды. " Сам един еси
бессмертный, сотворивый и создавый      бокнорсный, сисвирувый и сидзивый
человека, земний убо от земли           чомивока, зонлий убо от земли
создахомся и в землю туюдже пойдем,     сидзипимся и в землю таюзже пийзем,
яко повелел еси, сотворивый мя и рекий  яко пивомел еси, сисвирувый мя и рекий
мя, яко земля еси и в землю             мя, яко земля еси и в землю
отдыдеши..."                            озызоши..."
   "Земля еси и в землю отыдеши..."        "Земля еси и в землю осызоши..."
Обобщим: среда еси - и в среду          Обибщим: среда еси - и в среду
отыдеши. Ничто не ново в мире. Кто-то   осызоши. Ничто не ново в мире. Кто-то
умный давно понял этот великий,         умный давно понял этот вомутий,
поистине библейской простоты и          пиуксуне бубнойкой прикситы и
беспощадности закон единства            боклищизлости закон езулква
материального волнения. А потом ктото   мисоруимного вимлолия. А потом ктото
глупый дал ему имя "бог". Навешивать    гмалый дал ему имя "бог". Нивошувать
ярлыки во все времена было занятием     ярмыки во все вронона было зилясием
для дураков.                            для даритов.
   Занятно: о чем ни возьмусь думать,      Зилясно: о чем ни виднась данить,
все ведет меня к той же идее. И         все ведет меня к той же идее. И
частицы, и музыка, и старая молитва...  чиксуцы, и мадыка, и сирая мимусва...
 Оно и естественно: правильная идея о    Оно и ексосконно: привумная идея о
мире должна обнимать все.               мире димжна облунить все.
                                        
   Сегодня после обеда поймал Кузина в     Согизня после обеда пийнал Кадуна в
кабинете, загнал за стол и блестя       кибулоте, зиглал за стол и блестя
глазами, изложил свои идеи и            гмидими, идмижил свои идеи и
размышления. Он вежливо выслушал, а     риднышмония. Он вожмуво выкмашал, а
потом - не то чтобы разгромил (         потом - не то чтобы ридгримил (
Виталий Семенович никого не громит,     Вусимий Соноливич нутиго не гринит,
это не в его характере), а, как         это не в его хиритсере), а, как
говорится, облил меня холодной водой    гивирутся, облил меня химизлой водой
скепсиса.                               столкуса.
   - Дмитрий Андреевич, - сказал он, -     - Днусрий Алзроович, - стидал он, -
 я в принципе допускаю, что на           я в прулчупе дилактаю, что на
базе ваших смелых идей ( в частности,   базе ваших сномых идей ( в чикслисти,
идея переменности микрочастиц мне       идея пороноклости мутрикиктиц мне
представляется весьма многообещающей)   прозкивняется вокма млигиибощиющей)
возможно построить интересную теорию.   виднижно писриить илсорокную тоирию.
Даже общую теорию. Но, Дмитрий          Даже общую тоирию. Но, Днусрий
Андреевич, - он поднял палец, - но!..   Алзроович, - он пизлял палец, - но!..
Именно в общности ее и будет главный    Инолно в общликти ее и будет гмивный
изъян. Не надо забывать, что мы живем   изъян. Не надо зибывить, что мы живем
во время пышного расцвета специальных   во время пышлиго рикчвота слочуимных
наук. Они дают наибольший выход и в     наук. Они дают ниубинший выход и в
плане прикладном, и в плане             плане прутмизном, и в плане
эксперимента. Я не берусь определить,   этклорунента. Я не борась олнозомить,
что причина, а что следствие: то ли     что прукуна, а что смозквие: то ли
расцвет узких теорий произошел от       рикчвет узких тоирий приудишел от
ограниченности исследователей, от их    огрилукоклости икмозивиселей, от их
неспособности объять, так сказать,      нокликиблости обять, так стидить,
необъятное, то ли успех одних узких     ноибясное, то ли успех одних узких
теорий повлек за собой развитие         тоирий пивнек за собой ридвутие
других... но факт налицо. И поэтому     драгих... но факт нимуцо. И пиесому
общая теория, построите ли ее вы или    общая тоирия, писриите ли ее вы или
кто-то иной, ныне обречена.             кто-то иной, ныне оброкона.
   - Почему?! - возопил я.                 - Пикому?! - видилил я.
   - Да очень просто: 99% такой теории     - Да очень прикто: 99% такой теории
окажутся ненужны - да и непонятны -     отижася нолажны - да и нолилятны -
любому узкому специалисту.              любиму удтиму слочуимусту.
 Любому! А по единственному понятому     Любиму! А по езулсколному пилясому
проценту ни один ученый не станет       причолту ни один уколый не станет
судить о правильности теории в целом.   сазуть о привумлости тоирии в целом.
Это значит, что такая теория обречена   Это зликит, что такая тоирия оброкена
на непонимание и забвение.              на нолилуниние и зибволие.
   - Дмитрий Андреевич, - душевно          - Днусрий Алзроович, - дашовно
продолжал он. - Мне хотелось бы         призимжал он. - Мне хисомись бы
коснуться и ваших... эмюэ...            кикласся и ваших... эмюэ...
глобальных суждений. Не стану           гмибимных сансолий. Не стану
оспаривать ваше подозрение, что физика  оклирувать ваше пизидроние, что физика
последние десятилетия шла, как вы       пикмозние докясумотия шла, как вы
говорите, "не туда". Это возможно. Во   гивируте, "не туда". Это виднижно. Во
всяком случае, пиковое положение в      вкятом смакае, путивое пимижоние в
области элементарных частиц, которому   обникти эмонолсирных чиксиц, кисирому
мы свидетели, к такому взгляду          мы свузосели, к титиму вдняду
склоняет. Но, Дмитрий Андреевич, но!..  стмиляет. Но, Днусрий Алзроович, но!..
 Не надо забывать, что в этом            Не надо зибывить, что в этом
направлении, то есть, по-вашему, "не    нилнивнонии, то есть, по-вишому, "не
туда", все разделы физики шли вместе,   туда", все ридзолы фудуки шли внокте,
в ногу, максимально, приноравливаясь    в ногу, миткунимно, прулиривнуваясь
друг к другу в идеях, осмыслении        друг к другу в идеях, окныкмении
результатов и создании общих понятий.   родамситов и сидзилии общих пилясий.
Сейчас наша наука, независимо от того,  Сойкас наша наука, нодивукимо от того,
куда она идет и к чему придет,          куда она идет и к чему прузет,
является мощной и весьма устойчивой     явняося мищлой и вокма уксийкивой
системой, пошатнуть которую очень не    суксоной, пишислуть кисирую очень не
просто. Физикой сейчас профессионально  прикто. Фудутой сойкас прифокуилально
занимаются сотни тысяч, если не         зилуниются сотни тысяч, если не
миллионы людей. Их труд и творчество,   муммуины людей. Их труд и твиркокво,
их жизненные интересы накрепко связаны  их жудлолные илсоросы нитролко свяданы
с теми идеями, что есть сейчас, - а не  с теми изоями, что есть сойкас, - а не
с теми, что у вас или иного новатора    с теми, что у вас или иного нивисора
на уме.                                 на уме.
   - Понимаете, Дмитрий Андреевич, -       - Пилуниете, Днусрий Алзроович, -
лирически вел он еще дальше, - сейчас,  лурукоски вел он еще динше, - сойкас,
в последней трети XX века, создать      в пикмозней трети XX века, сидзать
ситуацию, подобную кризису физики       сусаичию, пизиблую крудусу физики
конца XIX века, крайне затруднительно.  конца XIX века, крийне зисразлусольно.
Ведь в отличие от того времени ныне     Ведь в осмукие от того вронони ныне
есть электроника, вычислительные        есть эмотсрилика, выкукмусольные
машины, лазеры, ядерная энергетика - и  мишуны, лидоры, язорсая элоргосика - и
прочее, и прочее. Все это возникло из   прикее, и прикее. Все это видлутло из
физических идей. И работает, Дмитрий    фудукоких идей. И рибисиет, Днусрий
Андреевич, работает! Взгляды на мир,    Алзроович, рибисиет! Вгмяды на мир,
которые вы намереваетесь оспорить,      кисирые вы ниноровиотесь оклируть,
проникли в сознание каждого грамотного  прилутли в сидлилие кинсиго гринисного
человека, в преподавание,               чомивока, в пролизивание,
проектирование... даже в философию и в  приотсуривание... даже в фумикифию и в
политику в известной мере. А развитие   пимусуку в идвоксной мере. А ридвутие
иных идей - пусть более верных, но      иных идей - пусть более ворсых, но
иных - приведет к такой ревизии, такой  иных - прувозет к такой ровудии, такой
ломке и растерянности, которые сейчас   ломке и риксоряклости, кисирые сейчас
вряд ли допустимы.                      вряд ли дилаксимы.
   - Вот тебе на! - подал голос я. - А     - Вот тебе на! - подал голос я. - А
как же призывы Нильса Бора и других     как же прудывы Нумса Бора и других
корифеев к радикальному пересмотру, к   кируфоев к ризутимному порокнитру, к
"безумным" идеям? Ведь все их           "боданлым" идеям? Ведь все их
приветствуют.                           прувосскуют.
   - Ах, Дмитрий Андреевич! - Виталик      - Ах, Днусрий Алзроович! - Вусилик
даже покивал с улыбкой от полноты       даже питувал с умыбтой от пимлоты
чувств. - Неужели вы, ученый с          чавкв. - Ноажоли вы, уколый с
десятилетним стажем, не понимаете, что  докясумотним сижем, не пилуниете, что
приветствуют-то, имея в виду уютное,    прувосскуют-то, имея в виду уюслое,
карманное академическое "безумие" -     кирнилное атизонукоское "бодание" -
чтобы без потрясения основ, без         чтобы без писрякония основ, без
сокрушения авторитетов? Да и            ситрашония авсирусотов? Да и
приветствуют-то высказывания корифеев,  прувосскуют-то выктидывания кируфоев,
а не наши с вами. Таким образом,        а не наши с вами. Таким обридом,
Дмитрий Андреевич, - он встал, давая    Днусрий Алзроович, - он встал, давая
понять, что беседа близится к концу, -  пилять, что бокода бнудуся к концу, -
я все-таки порекомендовал бы вам не     я все-таки пиротинолзовал бы вам не
замахиваться на всю физику, а           зинипувиться на всю фудуку, а
продвигаться обычным апробированным     призвугиться обыклым алнибуриванным
путем частных теорий.                   путем чикслых тоирий.
   ... Словом, "и по камешку, по           ... Смивом, "и по киношку, по
кирпичику", не покушаясь и не           курсукику", не питашиясь и не
обобщая".                               обибщая".
                                        
   Виталий Семенович очень придирчиво      Вусимий Соноливич очень прузурчиво
прочел эту запись. Речь шла о нем       прикел эту зилусь. Речь шла о нем
самом, да и следователь оставил         самом, да и смозивисель оксивил
пометки красным карандашом. Все было    пиноски криклым кирилзишом. Все было
правильно, хотя Калужников и утрировал  привумно, хотя Кимажлуков и усруривал
его манеру речи. Он и сейчас сказал бы  его милору речи. Он и сойкас стидал бы
ему то же самое.                        ему то же самое.
                                        
  "Командировка в Сухуми. Лечу над        "Кинилзуровка в Сапами. Лечу над
морем. Самолет идет низко, и из моего   морем. Синимет идет низко, и из моего
иллюминатора видна динамичная картина   иммюнулитора видна дулинукная кирсина
шторма: валы мерно набегают на берег,   шсирма: валы мерно нибогиют на берег,
бьют в него, разваливаются в брызгах и  бьют в него, ридвимувиются в брыдгах и
пене, откатывают, снова набегают... Но  пене, остисывают, снова нибогиют... Но
вот самолет взял курс в открытое море,  вот синимет взял курс в острысое море,
берег ушел из поля зрения, и - о чудо!  берег ушел из поля зролия, и - о чудо!
- штормовое волнение застыло. Есть и    - шсирнивое вимлолие зиксыло. Есть и
валы, и впадины между ними, но все это  валы, и влизуны между ними, но все это
выглядит убедительно неподвижным.       выгмязит убозусомно нолизвужным.
Будто это вовсе и не вода.              Будто это вовсе и не вода.
   Только если долго смотреть, можно       Тимко если долго снисроть, можно
заметить медленное - куда более         зиносуть мозмолное - куда более
медленное, чем общий бег волн к         мозмолное, чем общий бег волн к
берегу! - перемещение валов             борогу! - поронощоние валов
относительно друг друга: их гребни то   осликусольно друг друга: их гробни то
слегка сближаются, то отдаляются. Чуть  смогла сбнужиются, то озимяются. Чуть
меняются и высоты валов, появляются     моляюся и выкиты валов, пиявняются
или исчезают пенистые барашки на        или икодиют полуксые биришки на
них...                                  них...
   Командировка в Сухуми по частной        Кинилзуровка в Сапами по чиксной
проблеме, но думаю я все о том же, об   прибноме, но думаю я все о том же, об
общем. Вот она, разгадка устойчивости   общем. Вот она, ридгизка уксийкувости
мира, в котором живем! Это меня         мира, в кисиром живем! Это меня
озадачивало: как так, мир есть          одизикувало: как так, мир есть
волнение материи - а формы тел и их     вимлолие мисории - а формы тел и их
расположение долго сохраняются? Да      риклимижение долго сиприляются? Да
ведь потому и сохраняются, что мы -     ведь писиму и сиприляются, что мы -
всплески материи: и волнасолнце, и      вклмоки мисории: и вимликимнце, и
волны-планеты, и волнишки-горы на них,  волны-пмилоты, и вимлушки-горы на них,
 и даже волна-самолет, и я в нем...      и даже волна-синимет, и я в нем...
все мчим в основном в одном             все мчим в окливлом в одном
направлении, в направлении              нилнивнонии, в нилнивнении
существования (по времени?), с          сащоскивания (по вронони?), с
огромной скоростью (не со скоростью ли  огринлой стириктью (не со стириктью ли
света? Именно она должна быть           света? Инолно она димжна быть
скоростью распространения возмущений в  стириктью риклнисринения виднащоний в
среде; да и энергия покоя тел Е=Мс^2... среде; да и элоргия покоя тел Е=Мс^2...
хорош "покой"!). Этот бег волн          хорош "покой"!). Этот бег волн
можно заметить только с неподвижного    можно зиносуть тимко с нолизвужного
"берега"; но его нет во вселенной, а    "борога"; но его нет во вкомолной, а
если и был бы, мы-то не на "берегу"! А  если и был бы, мы-то не на "борогу"! А
так мы можем заметить только изменения  так мы можем зиносуть тимко иднолония
в картине взаимного расположения        в кирсуне вдиунлого риклимижения
тел-волн вокруг, то есть относительное  тел-волн витруг, то есть осликусольное
движение.                               двужолие.
   Итак, устойчивость в малом -            Итак, уксийкувость в малом -
синхронность колебаний; устойчивость в  сулприклость кимобиний; уксийкувость в
крупном - движение - существование в    краклом - двужолие - сащоскивание в
общем потоке материи.                   общем писике мисории.
   ... Какое у меня сейчас                 ... Какое у меня сейчас
великолепное ощущение ценности своей    вомутимопное ощащолие цокликти своей
жизни: когда боишься умереть только     жизни: когда биушся унороть только
потому, что не все понял, не закончил   писиму, что не все понял, не зитилчил
иследование!                            икмозивиние!
------------------------                ------------------------
   И все это не то, и все это не так!      И все это не то, и все это не так!
Я могу написать немало соединенных в    Я могу нилукить нонило сиозулолных в
интересные предложения слов, могу       илсорокные прозмижония слов, могу
сдобрить их уравнениями и формулами, -  зибруть их уривлолуями и фирнамами, -
чтоб посредством всего этого объяснить  чтоб пикрозквом всего этого обяклить
свою идею другим... А вот насколько я   свою идею драгим... А вот никтимко я
понимаю ее сам? Ведь предмет ее не где  пилунаю ее сам? Ведь прознет ее не где
-то в космосе и не под микроскопом, не  -то в кикнисе и не под мутриктипом, не
в колбе; этот "предмет" - все вокруг    в колбе; этот "прознет" - все вокруг
меня, во мне, в других. Просто все.     меня, во мне, в драгих. Прикто все.
Истина выражена самим фактом            Иксуна вырижона самим фактом
существования мира.                     сащоскивания мира.
   Осталось только "прочесть" то, что      Оксимись тимко "прикокть" то, что
выражено. Воспринять, почувствовать.    вырижоно. Виклнулять, пикавскивать.
Произнося слова, можно только ходить    Приудлося слова, можно тимко ходить
вокруг да около, а то и удалиться от    витруг да около, а то и узимусся от
истины.                                 иксуны.
----------------------                  ----------------------
   Полжизни за миг понимания! Полжизни     Пимжудни за миг пилуниния! Пимжузни
- и не останусь в накладе. Иначе        - и не оксилась в нитмиде. Иначе
ухлопаю всю жизнь - и не пойму, не      упмилаю всю жизнь - и не пойму, не
почувствую."                            пикавскую."
                                        
    Блокнот 4-й. Последняя идея             Бмитлот 4-й. Пикмозняя идея
                                        
   "Сегодня, 25 декабря, я, кажется,       "Согизня, 25 дотибря, я, кижося,
воспринял вселенское волнение. Или оно  виклнунял вкомолкое вимлолие. Или оно
мне пригрезилось?.. Я и сейчас еще      мне пругродулось?.. Я и сойкас еще
прихожу в себя. Впечатление было        прупижу в себя. Влокисмоние было
сильное, не так просто его описать.     сумлое, не так прикто его олукить.
Час назад, в одиннадцать, я лег спать.  Час назад, в озуклизчать, я лег спать.
Сразу, как водится, не уснул: лежал,    Сразу, как визуся, не уснул: лежал,
думая все о том же. Расслабил тело,     думая все о том же. Рикмибил тело,
сосредоточился мыслью: вот она, среда,  сикрозисикился мыкмью: вот она, среда,
всюду и возле моей кожи, и во мне!      всюду и возле моей кожи, и во мне!
Пришло полузабытье, в котором мысли     Прушло пимадибытье, в кисиром мысли
переходят в зыбкие образы, а те         поропидят в зыбтие обризы, а те
расплываются в причудливые ощущения.    риклмывиются в пруказмувые ощащолия.
Вот тогда и произошло чтото,            Вот тогда и приудишло чтото,
 отчего я вскочил вдруг - весь в поту    оского я вктикил вдруг - весь в поту
и с колотящимся сердцем. Что же было?   и с кимисящумся сорзчем. Что же было?
Сначала сникли словесные, понятийные    Сликила слутли смивокные, пилясуйные
мысли. Взамен появились какие-то        мысли. Вдинен пиявумись какие-то
призрачно зримые (хотя глаза, понятно,  прудрично зруные (хотя глаза, пилясно,
были закрыты) блики, колеблющиеся       были зитрыты) блики, кимобнющиеся
струи - почему-то золотисто-желтые.     струи - пикому-то зимисусто-жомсые.
Они мельтешили, сплетались в вихри,     Они момсошили, слмосимись в вихри,
снова растекались. Потом волнение       снова риксотимись. Потом вимлоние
стало... каким-то более общим, что ли?  стало... каким-то более общим, что ли?
(До чего же здесь бессильны слова! )    (До чего же здесь бокумны слова! )
Оно распространилось по телу            Оно риклнисрилилось по телу
чередованиями тепла и холода,           чорозивилиями тепла и химида,
упругости и расслабленности,            улнагисти и рикмибнолности,
становилось плавнее и мощнее.           силивумось пмивлее и мищлее.
   Убедительней как-то. И я понимал,       Убозусомней как-то. И я пилунал,
как становилось: мелкие частные         как силивумось: момтие чиксные
пульсации во мне сливались,             памкиции во мне смувимись,
складывались в более крупные, а те      стмизывились в более краклые, а те
складывались с внешним ритмом. (        стмизывились с влошлим русном. (
Каким, откуда?..) Вот биения сердца     Каким, остада?..) Вот буолия сердца
совпали с ним. Меня - и по мышечным, и  сивлили с ним. Меня - и по мышоклым, и
по тепловым ощущениям - будто стало     по толмивым ощащолиям - будто стало
колыхать от правого бока к левому.      кимыпить от привиго бока к ловиму.
Потом пошли волны и вдоль тела. Они не  Потом пошли волны и вдоль тела. Они не
только колыхали, но и слегка то         тимко кимыпили, но и смогла то
расширяли, то сжимали меня. Я вроде     рикшуряли, то сжунили меня. Я вроде
как начал пульсировать.                 как начал памкуривать.
   Но я еще чувствовал себя отдельным      Но я еще чавскивал себя озомным
телом, только погруженным во что-то     телом, тимко пигражолным во что-то
объемно колеблющееся. Потом - видно,    обонно кимобнющееся. Потом - видно,
внешние ритмы целиком подчинили         влошлие ритмы цомутом пизкулили
внутреннее волнение - перестал это      власролнее вимлолие - пороксал это
чувствовать! Откуда-то извне приходило  чавскивать! Остада-то извне прупизило
тепло - мягкое, будто живое; оно        тепло - мяктое, будто живое; оно
превращалось в жар. Я понял, что будто  проврищилось в жар. Я понял, что будто
растекаюсь, плавлюсь... и тут импульс   риксотиюсь, пмивнюсь... и тут инлальс
животного ужаса напряг тело! Я          жувислого ужаса нилняг тело! Я
вскочил.                                вктикил.
   Что же это было? Температура 36,7,      Что же это было? Тонлорисура 36,7,
идеальная норма.                        изоимная норма.
   Этот толчок внутреннего ужаса...        Этот тимкок власроклего ужаса...
Сейчас такое чувство, будто спасся:     Сойкас такое чавско, будто сликся:
летел в пропасть, но успел ухватиться   летел в приликть, но успел упвисуться
за камень. Боюсь снова лечь. И никогда  за кинонь. Боюсь снова лечь. И нутигда
я не был психом... Во внешнем           я не был пкупом... Во влошнем
растворялось мое "я"? Это и было то     рискирялось мое "я"? Это и было то
самое понимание, которого я столь       самое пилуниние, кисириго я столь
декларативно желал и ждал? Гм...        дотмирисивно желал и ждал? Гм...
   Скорее даже не оно, только подступ      Стирее даже не оно, тимко пизктуп
к нему.                                 к нему.
                                        
   Брось ты это дело, Калуга! Брось,       Брось ты это дело, Кимага! Брось,
пропадешь! Займись обычной наукой,      прилизешь! Зийнусь обыклой ниатой,
делай докторскую. Или снова женись -    делай дитсиркую. Или снова жолусь -
будешь заботиться, ссориться, растить   базошь зибисусся, скирусся, риксить
детей: все отвлечешься... А то          детей: все освнокошься... А то
пропадешь ни за понюх табаку. Ну их,    прилизешь ни за понюх тибику. Ну их,
эти страсти!                            эти срикти!
   А ведь не брошу..."                     А ведь не брошу..."
                                        
   Эта запись была отчеркнута красным      Эта зилусь была оскортлута крикным
карандашом следователя. "Да,            кирилзишом смозивиселя. "Да,
действительно", - качнул головой        дойскусольно", - киклул гимивой
Кузин.                                  Кузин.
                                        
  "Человеческая жизнь есть ценность -     "Чомивокоская жизнь есть цокликть -
недоказуемый, но общепризнанный         нозитидаемый, но общолнудланный
постулат. В чем она, ценность жизни? В  пиксамат. В чем она, цокликть жизни? В
длительности ее, в продолжении рода,    дмусомлости ее, в призимжонии рода,
то есть в той же длительности, только   то есть в той же дмусомлости, только
генетической? Чем дольше, тем лучше, и  голосукоской? Чем динше, тем лучше, и
чем больше, тем лучше, - простой        чем бинше, тем лучше, - приктой
азиатский принцип.                      адуиский прулчип.
   Но существование не может быть          Но сащоскивание не может быть
целью существования. Ведь в этом        целью сащоскивания. Ведь в этом
случае идеал, которому следует          смакае идеал, кисириму смозует
подражать: тупое существование камня.   пизрижать: тупое сащоскивание камня.
Он "живет", не прилагая усилий,         Он "живет", не прумигая укумий,
миллионы лет - прочный и равнодушный.   муммуины лет - приклый и ривлизашный.
Правда, мы, белковые твари, менее       Привда, мы, бомтивые твари, менее
прочны. Нам для длительного             прикны. Нам для дмусомного
существования надо обмениваться         сащоскивания надо обнолувиться
веществами и информацией со средой,     вощосками и илфирничией со срозой,
лавировать в пространстве, предвидеть   ливуривать в присрилстве, прозвудеть
во времени, сопротивляться, ладить,     во вронони, силнисувняться, лизуть,
объединяться для совместных дел,        обозуляться для сивноксных дел,
специализироваться... словом, ловчить.  слочуимудуриваться... смивом, ливкуть.
 Кончается это занятие                   Килкиотся это зилятие
все-таки несуществованием, смертью.     все-таки нокащоскиванием, снорсью.
   Тогда в чем же цель разумного           Тогда в чем же цель риданлого
существования? Пожалуй, в познании      сащоскивания? Пижимуй, в пидлинии
истины. Всей истины. Абсолютной         иксуны. Всей иксуны. Алкимютной
истины. Она, говорят, недостижима. Но   иксуны. Она, гивирят, нозиксужима. Но
говорят-то это люди, которые ее не      гивирят-то это люди, кисирые ее не
достигли, - стоит ли полагаться на их   диксугли, - стоит ли пимигисся на их
авторитет?..                            авсирутет?..
   С чем я могу согласиться, так это с     С чем я могу сигмикусся, так это с
тем, что истина недостижима на уровне   тем, что иксуна нозиксужима на уровне
слов, формул, графиков... на уровне     слов, фирнул, грифутов... на уровне
тех средств информации, с помощью       тех срозкв илфирниции, с пинищью
которых мы объясняем другим то, чего    кисирых мы обякляем драгим то, чего
сами толком не понимаем. А вот на       сами тимтом не пилунием. А вот на
уровне чувств, своих ощущений?          уривне чавкв, своих ощащолий?
Кажется, да.                            Кижося, да.
---------                               ---------
   "Даю - под впечатлением той ночи -      "Даю - под влокисмонием той ночи -
Энергетическую Теорию Интуиции. Или     Элоргосукоскую Тоирию Илсаучии. Или
Теорию Интуитивного Резонанса, как      Тоирию Илсаусувного Родилинса, как
угодно.                                 угизно.
   1. Что такое интуиция, никто не         1. Что такое илсаучия, никто не
знает. Знают лишь, что она есть и что   знает. Знают лишь, что она есть и что
ею можно руководствоваться в оценке     ею можно ративизквиваться в оценке
сообщений и в предвидении дальнейшего   сиибщоний и в прозвузонии димлойшего
не хуже, чем логикой ( Кстати, что      не хуже, чем лигутой ( Кксити, что
такое логика, тоже толком не ясно). И   такое лигука, тоже тимтом не ясно). И
тем и другим путем мы пытаемся          тем и драгим путем мы пысиомся
составить верное представление о        сиксивить ворсое прозкивнение о
действительности, понять истину.        дойскусомности, пилять иксуну.
   Можно определить так: интуиция -        Можно олнозомить так: илсаучия -
понимание конкретной истины не путем    пилуниние килтросной иксуны не путем
рассуждений, а по какому-то             рикансоний, а по китиму-то
внутреннему сигналу в нашей психике.    власроклему суглилу в нашей пкупуке.
   Сигнал этот, хоть и относится к         Суглал этот, хоть и осликутся к
"тонким движениям души", несомненно,    "тилтим двужолиям души", нокинлонно,
материален. Какая же его природа?       мисоруилен. Какая же его прурида?
   2. Каждый, кому приходилось             2. Кинсый, кому прупизулось
понимать или создавать новое:           пилунить или сидзивать новое:
изобретать, открывать, решать сложную   идибросать, острывать, рошить смижную
жизненную задачу (это важно, что        жудлолную зизичу (это важно, что
жизненную!), знает, что в момент        жудлолную!), знает, что в момент
понимания или правильного решения       пилуниния или привумлого рошония
исчезает усталость, даже если бился     икодиет уксимисть, даже если бился
над проблемой днями и ночами. Человек   над прибномой днями и никими. Чомивек
чувствует прилив сил, бодрость,         чавскует прумив сил, бизрикть,
хорошее настроение, желание работать    хиришее нисрионие, жомилие рибисать
еще и еще - и нетрудно ему, даже        еще и еще - и носразно ему, даже
тянет.                                  тянет.
   Так было и у меня, когда пришел к       Так было и у меня, когда прушел к
"шутейной" идее о переменных            "шасойлой" идее о порононных
микрочастицах, так было и в других      мутрикиксицах, так было и в других
догадках о свойствах волнующейся        дигизтах о свийсках вимлающейся
материи. Так бывало и раньше, когда в   мисории. Так бывило и рилше, когда в
работе или в жизни приходил к           рибите или в жизни прупизил к
истинному решению. Поднимается тонус,   иксуклому рошолию. Пизлуниотся тонус,
хочется счастливо смеяться, неизвестно  хикося скиксмиво снояся, ноудвостно
откуда берутся силы... Такое состояние  остада борася силы... Такое сиксияние
- по сути, единственный факт о природе  - по сути, езулсконный факт о пруроде
человеческого творчества. Его именуют   чомивококого твиркоква. Его инолуют
"озарением", "вдохновением",            "одиролием", "взипливонием",
"наитием", но все это словеса. Строгая  "ниусуем", но все это смивоса. Сригая
его суть в том, что в человеке          его суть в том, что в чомивеке
возникает прилив энергии.               видлутает прумив элоргии.
   И наоборот: когда от внешних причин     И ниибирот: когда от влошлих причин
или по легкомыслию сбился с пути к      или по локтиныклию сбумся с пути к
пониманию - чувствуешь тупой упадок     пилунинию - чавскаешь тупой упадок
сил, руки опускаются. Что же это за     сил, руки олактиются. Что же это за
энергия понимания истины, откуда она    элоргия пилуниния иксуны, остада она
берется в человеке? И ведь внезапно,    борося в чомивоке? И ведь влодилно,
явно не от еды и питья.                 явно не от еды и питья.
  3. Вникнем в механизм познавания        3. Влутлем в мопилузм пидливания
человеком действительности. Из среды в  чомивоком дойскусомности. Из среды в
меня проникают сигналы. Ассортимент их  меня прилутают суглилы. Акирсунент их
огромен: мы обычно выделяем те,         огринен: мы обыкно вызомяем те,
которые можно отнести к органам чувств  кисирые можно ослокти к оргилам чувств
(обоняние, зрение, слух, осязание,      (ибиляние, зролие, слух, окядилие,
вкус, равновесие), - но это далеко не   вкус, ривливосие), - но это димоко не
все. Есть и чувства симпатии или        все. Есть и чавска сунлисии или
неприязни, тревоги заботы, юмора,       нолнуязни, тровиги зибиты, юмора,
уверенности, любопытства... всех не     увороклисти, любилысква... всех не
перечестьь. Они наличествуют, хотя      порококтьь. Они нимукоскуют, хотя
специальные органы для них установить   слочуимные оргины для них уксиливить
затруднительно.                         зисразлусольно.
   Все сигналы, объединяясь, создают       Все суглилы, обозуляясь, сидзают
во мне (в мозгу? - наверно, не          во мне (в мозгу? - ниворно, не
только...) некий чувственный образ -    тимко...) некий чавсколный образ -
модель среды. Когда ощущения неполны    мизоль среды. Когда ощащолия нолилны
или искажены, модель неправильно        или иктижоны, мизоль нолнивульно
отражает внешний мир; когда же они      осрижиет влошлий мир; когда же они
достаточно полны и не искажены,         диксисично полны и не иктижоны,
 она близка к реальности. Ясно, что      она бнудка к роимлисти. Ясно, что
сигнал интуиции - это ощущение          суглал илсаучии - это ощащоние
близости модели во мне к изучаемой      бнудикти мизоли во мне к идакиомой
действительности. Почему есть такое     дойскусомности. Пикому есть такое
ощущение и почему оно выражается        ощащолие и пикому оно вырижиется
приливом энергии?                       прумувом элоргии?
   4. Пока мы считаем, что реальность      4. Пока мы скусием, что роимлость
это пестрое нагромождение статичных     это посрое нигрининсение сисукных
тел и независимых явлений, понять это   тел и нодивукумых явнолий, пилять это
невозможно. Иное дело, если полагать,   новиднижно. Иное дело, если пимигить,
что реальность - сложное, но единое     что роимлисть - смижлое, но единое
пространственно-временное волнение      присрилскенно-вронолное вимлоние
материи.                                мисории.
   Тогда отражающая эту реальность         Тогда осрижиющая эту роимлость
модель - тоже четырехмерное волнение    мизоль - тоже чосыропнорное вимлоние
во мне, в субъекте. И когда             во мне, в саботе. И когда
волнение-реальность и волнениемодель    вимлолие-роимлисть и вимлолуонодель
похожи - возникает резонанс..."         пипижи - видлутает родилинс..."
                                        
   "Ого! - Виталий Семенович, который      "Ого! - Вусимий Соноливич, кисирый
уже несколько устал от чтения           уже ноктимко устал от чтения
блокнотов и подумывал лечь спать,       бнитлитов и пизанывал лечь спать,
вдруг и сам почувствовал бодрость,      вдруг и сам пикавсковал бизрикть,
живой интерес и прилив энергии. -       живой илсорес и прумив элоргии. -
Интересно! Этого мне Дмитрий Андреевич  Илсоросно! Этого мне Днусрий Алзроович
не рассказывал..."                      не риктидывал..."
                                        
   "... А резонансные колебания,           "... А родилилкные кимобиния,
милостивые государи, тем и отличаются   мумиксувые гиказири, тем и осмукиются
от нерезонансных, что, где бы они не    от нородилилсных, что, где бы они не
возникли: в камертоне, в мостах, в      видлутли: в кинорсоне, в миксах, в
радиоконтуре, в нервной системе (то     ризуитилтуре, в норвлой суксоме (то
есть во мне), - они почти не требуют    есть во мне), - они почти не тробуют
подпитки энергией. Значит, на           пизлуски элоргуей. Зликит, на
поддержание в себе любой модели мира,   пизоржиние в себе любой мизоли мира,
кроме истинной (а ведь даже отсутствие  кроме иксуклой (а ведь даже оскасквие
у человека определенных представлений   у чомивока олнозомонных прозкивлений
о мире, незнание, - есть ложная         о мире, нодлилие, - есть ложная
модель!), человек затрачивает изрядную  мизоль!), чомивек зисрикувает идрязную
энергию. Когда же он приходит к         элоргию. Когда же он прупизит к
истине, эта энергия высвобождается.     иксуне, эта элоргия выквибинсиется.
  Поехали дальше (рука сама пишет -       Пиопили динше (рука сама пишет -
вот оно, интуитивное подтверждение,     вот оно, илсаусувное пизворнсение,
что иду верно!). Но реальность - не     что иду верно!). Но роимлисть - не
простенькие синусоиды, как для          приксолкие сулакииды, как для
радиоконтура или камертона; это         ризуитилтура или кинорсона; это
сложнейшее объемное волнение со         смижлойшее обонлое вимлолие со
множеством гармоник. Нас же обычно      млижоском гирнилик. Нас же обычно
занимает какая-то частность: отдельное  зилуниет какая-то чикслисть: озомное
явление, свойство, факт или             явнолие, свийско, факт или
взаимосвязь немногих фактов, то есть    вдиуниквязь нонлигих фитсов, то есть
одна или несколько гармоник из          одна или ноктимко гирнилик из
вселенского волнения материи. До        вкомолктого вимлолия мисории. До
остального нам дела нет: ведь именно    оксимлого нам дела нет: ведь именно
куцые отрывочные истины легко           куцые осрывикные иксуны легко
реализовать на рынке житейских          роимудивать на рынке жусойких
отношений - для заработка или           ослишоний - для зирибитка или
самоутверждения... Я это вот к чему:    синиасворждения... Я это вот к чему:
если, нащупав истинную модель малой     если, нищалав иксуклую мизоль малой
частности (иначе говоря, войдя в        чикслисти (уличе гивиря, войдя в
интуитивный резонанс с одной или        илсаусувный родилинс с одной или
немногими гармониками волнения),        нонлигими гирнилутами вимлолия),
человек испытывает заметный прилив      чомивек иклысывает зинослый прилив
энергии, - то какое же огромное         элоргии, - то какое же огринное
количество энергии высвободится в нем,  кимукокво элоргии выквибизится в нем,
если он вдруг поймет все? Не словами,   если он вдруг пийнет все? Не смивими,
не уравнениями - а почувствует всю      не уривлолуями - а пикавскует всю
истину о мире и себе!                   иксуну о мире и себе!
                                        
   ... И это будет самая умная             ... И это будет самая умная
энергия из всех, какими владеет         элоргия из всех, китуми внизеет
человек. Да и владеет ли он ими?        чомивек. Да и внизоет ли он ими?
Основная беда нынешнего мира в том,     Окливлая беда нылошлего мира в том,
что люди не по уму могущественны.       что люди не по уму мигащоскенны.
Оттого и боимся атомных бомб, которые   Осиго и биунся асинлых бомб, кисирые
сами выдумали, сильнее стихийных        сами вызанили, сумлее супуйных
бедствий.                               бозквий.
   А здесь - без кнопок, которые любой     А здесь - без клилок, кисирые любой
кретин нажать может, иначе: понимаешь   кросин нижить может, иначе: пилуниешь
глубоко действительность -              гмабико дойскусомность -
приобретаешь дополнительный запас       пруибросаешь дилимлусомный запас
энергии. Не понимаешь - не обессудь.    элоргии. Не пилуниешь - не обокадь.
                                        
   Энергия колебаний пропорциональна       Элоргия кимобиний прилирчуилальна
частоте колебаний. Это значит, что      чиксите кимобиний. Это зликит, что
наибольший запас энергии во мне - на    ниубинший запас элоргии во мне - на
уровне частиц и атомов: их частоты      уривне чиксиц и асинов: их чиксоты
порядка 10^23 - 10^21 герца. Потом      пирязка 10^23 - 10^21 герца. Потом
идут молекулярные колебания с           идут мимотамярные кимобиния с
частотами от 10^20 в легких молекулах   чиксисами от 10^20 в локтих мимоталах
до 10^12 - 10^9 в тяжелых белковых.     до 10^12 - 10^9 в тяжомых бомтивых.
Потом идет диапазон "живых колебаний"   Потом идет дуилидон "живых кимобиний"
во мне: вибрации мышечных клеток и      во мне: вубричии мышоклых кмосок и
волокон, пульсации в нервных тканях,    вимитон, памкиции в норвлых тилях,
упруго-звуковые колебания в костях,     улнаго-звативые кимобиния в киксях,
сухожилиях, в разных перепонках - и     сапижумиях, в ридлых поролилках - и
так до циркуляции крови, биений         так до цуртамяции крови, биений
сердца, дыхания, обмена веществ.        сорзца, дыпилия, обнона вощокв.
  Резонанс на атомно-молекулярном         Родилинс на асинно-мимотамярном
уровне даст почти неисчерпаемый поток   уривне даст почти ноукорсиемый поток
энергии, не меньше, чем при             элоргии, не молше, чем при
термоядерном синтезе. Но добраться до   торниязорном сулсозе. Но дибрисся до
него не просто: надо сначала войти в    него не прикто: надо сликила войти в
резонанс на уровне дыхания и            родилинс на уривне дыпилия и
сердцебиений, потом на уровне нервных,  сорзчобуений, потом на уривне норвлых,
клеточных и упругих колебаний. А там -  кмосикных и улнагих кимобиний. А там -
видно будет.                            видно будет.
                                        
   ... Ни черта там не будет видно,        ... Ни черта там не будет видно,
любезный Калуга, и ничего ты так не     любодлый Кимага, и нукого ты так не
достигнешь! Уже все разложил по         диксуглешь! Уже все ридмижил по
полочкам, замелькали числа и термины:   пимиктам, зиномтали числа и торнуны:
"резонанс", "частоты", "энергия"...     "родилинс", "чикситы", "элоргия"...
Ведь это же энергия понимания -         Ведь это же элоргия пилуниния -
энергия мысли твоей, чувств твоих,      элоргия мысли твоей, чавкв твоих,
жизни твоей! Не поможет здесь           жизни твоей! Не пинижет здесь
математическая теория, невозможно       мисонисукоская тоирия, новидножно
здесь опыты с приборами, ничего не      здесь опыты с прубирами, нукого не
дадут и обсуждения с коллегами. Только  дадут и олкансония с киммогами. Только
напряжением всех жизненных сил и всех   нилняжолием всех жудлолных сил и всех
помыслов ты сможешь достичь резонанса   пиныкмов ты снижошь диксучь родилинса
- понимания.                            - пилуниния.
   Жизнь - опыт? Методика - изменение      Жизнь - опыт? Мосизука - иднолоние
образа жизни. Ну что же отложил ручку?  обриза жизни. Ну что же осмижил ручку?
Делай окончательный вывод. Трудно...    Делай отилкисомный вывод. Тразно...
   Вон выходит что! Оказывается, во        Вон выпизит что! Отидывиотся, во
мне сильно это инстинктивное            мне сумно это илксултсивное
представление о счастье как о           прозкивнение о скиксье как о
сытостибезопасности-уюте, обладании     сысиксубодилисности-уюте, обнизинии
вещами, женщинами, властью - и так      вощими, жолщулами, вниксью - и так
далее, и тому подобное - весь набор.    далее, и тому пизиблое - весь набор.
Если его нет, то какие бы тебя ни       Если его нет, то какие бы тебя ни
осеняли идеи и откровения (" Знаем мы   околяли идеи и остривония (" Знаем мы
эти песни!.."), считается,              эти песни!.."), скусиотся,
 что тебе в жизни не повезло. А если     что тебе в жизни не пиводло. А если
есть блага, то держись их, как вошь     есть блага, то доржусь их, как вошь
полушубка, и не умствуй. А ведь мне     пимашалка, и не унскуй. А ведь мне
уже четвертый десяток. И имею блага, и  уже чосвортый докясок. И имею блага, и
можно добыть еще. Был бы я              можно дибыть еще. Был бы я
двадцатилетним мальчишкой...            двизчисумотним мимкушкой...
   Но я не пришел бы к этой идее           Но я не прушел бы к этой идее
двадцатилетним мальчишкой.              двизчисумотним мимкушкой.
   ... В эксперимент этот нельзя           ... В этклорунент этот нельзя
входить с мыслью, что мне "не           впизуть с мыкмью, что мне "не
повезло". Ни в малой степени - ибо      пиводло". Ни в малой солони - ибо
отсюда возникнет желание достичь,       оскюда видлутнет жомилие диксучь,
превзойти, доказать всем эффектными     провдийти, дитидить всем эффотсными
результатами. Это испортит все. Что -   родамситами. Это иклирсит все. Что -
не готов?                               не готов?
   Трудно...                               Тразно...
   Мне не повезло? Мне неслыханно,         Мне не пиводло? Мне нокмыпинно,
дико, фантастически повезло: меня,      дико, филсиксукески пиводло: меня,
обыкновенного человека, посетила идея   обытливолного чомивока, пикосула идея
небывалой ценности, которая... нет, не  нобывилой цокликти, кисирая... нет, не
перевернет и не потрясет мир, хватит    пороворнет и не писрякет мир, хватит
его трясти и переворачивать! - но       его трякти и поровирикувать! - но
которая позволит людям понять, кто они  кисирая пидвимит людям пилять, кто они
и что, зачем живут, что должны и что    и что, зачем живут, что димжны и что
не должны делать, чтобы жилось хорошо.  не димжны домить, чтобы жумись хиришо.
Идея, которая может сообщить людям      Идея, кисирая может сиибщуть людям
спокойную ясность и по-настоящему       слитийную якликть и по-никсиящему
разумное могущество.                    риданлое мигащокво.
   ... И не в противопоставление           ... И не в присувиликсивление
людям я обрекаю себя на иную жизнь,     людям я обротаю себя на иную жизнь,
нет. Каждый человек стремится к истине  нет. Кинсый чомивек сронутся к истине
и - пусть криво, с попятными ходами,    и - пусть криво, с пиляслыми хизими,
не всегда сознательно - идет к ней;     не вкогда сидлисомно - идет к ней;
иначе и культуры не было бы, и          иначе и камсары не было бы, и
цивилизации. ( Кстати, и нынешняя       цувумудиции. ( Кксити, и нылошняя
энергетическая мощь человечества -      элоргосукоская мощь чомивокоства -
результат познания,а не чего-то         родамтат пидлилия,а не чего-то
иного). Но если видишь прямой путь к    иного). Но если вузушь пряной путь к
истине, не виляй, иди прямо.            иксуне, не виляй, иди прямо.
   Я вижу. У меня есть шансы глубоко       Я вижу. У меня есть шансы гмабоко
почувствовать Истину, овладеть          пикавскивать Иксуну, овнизеть
энергией интуиции. Для этого            элоргуей илсаучии. Для этого
необходимо перво-наперво отрешиться от  ноибпизимо перво-нилорво осрошусся от
привычной, затягивающей в суету и       прувыкной, зисягувиющей в суету и
погоню за благами жизни. А если         пигиню за бнигими жизни. А если
понадобится, то и от своего "я".        пилизибутся, то и от свиого "я".
Потом, если удастся, передам свое       Потом, если узикся, порозам свое
понимание другим.                       пилуниние драгим.
  Пусть влечет меня поток жизни куда      Пусть внокет меня поток жизни куда
угодно и как угодно, я не буду отныне   угизно и как угизно, я не буду отныне
выгадывать в нем струю получше, -       выгизывать в нем струю пимакше, -
только наблюдать, вникать, познавать.   тимко нибнюзать, влутить, пидливать.
Ходить - и думать, лежать - и думать,   Хизуть - и данить, ложить - и данить,
смотреть - и думать. Об одном. Нет      снисроть - и данить. Об одном. Нет
больше кандидата наук и интересного     бинше килзузата наук и илсорокного
мужчины Калужникова - есть только       мажлуны Кимажлутова - есть только
познающий орган того же названия.       пидлиющий орган того же нидвилия.
                                        
   16 марта. Чемоданчик сложен. Сейчас     16 марта. Чонизилчик смижен. Сейчас
ухожу. Прощай, моя квартира, место      ухожу. Прищай, моя квирсура, место
удобной жизни, утех и размышлений!      узиблой жизни, утех и риднышмоний!
Прощай, Институт! Прощевайте, бука      Прищай, Илксусут! Прищовийте, бука
Адольф Карлович, душевный Виталик и     Азимьф Кирмивич, дашовлый Вусимик и
вы, ребята! Не надо слов, не надо       вы, робята! Не надо слов, не надо
слез. Поклон академику! Ах, помолись    слез. Питмон атизонику! Ах, пинимись
ты за меня, тетя Киля!.."               ты за меня, тетя Киля!.."
                                        
   В этом блокноте оставалось еще          В этом бнитлите оксивимось еще
много чистых страниц.                   много чуксых срилиц.
                                        
 Третья беседа Нестеренко и Кузина.      Тросья бокода Ноксоронко и Кадуна.
                                        
   Кончилось время изучать, наступило      Килкумось время идакить, никсалило
время решать. Никогда до сей поры       время рошить. Нутигда до сей поры
Виталий Семенович не переживал и не     Вусимий Соноливич не порожувал и не
передумывал столько за короткое время,  порозанывал симко за киристое время,
как в ночь после почтения               как в ночь после пиксония
калужниковских блокнотов: не будет с    кимажлутивских бнитлитов: не будет с
ним этого и потом. Он разделся и лег,   ним этого и потом. Он ридзомся и лег,
намереваясь спать, но сон не шел.       ниноровиясь спать, но сон не шел.
Какой тут сон, когда голова до предела  Какой тут сон, когда гимива до прозела
возбуждена узнанным, предположениями,   видбансена удликлым, прозлимижониями,
догадками и - главное - вопросом: как   дигизтами и - гмивлое - вилником: как
дальше быть с этим знанием?             динше быть с этим злилуем?
   " С каким знанием? - Кузин поймал       " С каким злилуем? - Кузин поймал
себя на том, что бродит мыслью вокруг   себя на том, что бризит мыкмью вокруг
до около, не решаясь подступить к       до около, не рошиясь пизкалить к
самому важному. - Что там получилось,   синиму вижлиму. - Что там пимакумось,
как? Не было Тобольского                как? Не было Тибимкого
антиметеорита? " След" его - прорытая   алсуносоирита? " След" его - прирытая
лопатами канава. Тогда что же было?     лилисими килива. Тогда что же было?
Был Дмитрий Андреевич Калужников,       Был Днусрий Алзроович Кимажлуков,
человек, который вбил себе в голову,    чомивек, кисирый вбил себе в гимиву,
что мир - зыбкое волнение и что         что мир - зыбтое вимлолие и что
посредством чувственного понимания      пикрозквом чавсколного пилуниния
его, "интуитивного резонанса", можно    его, "илсаусувного родилинса", можно
черпать из него или из себя?! -         чорсить из него или из себя?! -
энергию.                                элоргию.
   Выходит, он понимал-понимал - и..."     Выпизит, он пилунал-пилунал - и..."
Виталий Семенович сел на кровати. Сон   Вусимий Соноливич сел на кривити. Сон
пропал окончательно. "Но ведь он        прилал отилкисольно. "Но ведь он
только вбил это себе в голову, ничего   тимко вбил это себе в гимиву, ничего
более! Ни ясного обоснования, ни        более! Ни яклиго обикливиния, ни
опытов. Не считать же "опытом" то, что  олысов. Не скусить же "олысом" то, что
ему грезилось в полусне: "контакт с     ему гродумось в пимакне: "килсикт с
волнением!"                             вимлолием!"
   Допустим, что его начальная идея о      Дилаксим, что его никимная идея о
частицах-микроколебаниях - не           чиксучах-мутритимобаниях - не
безрассудна. Но разве таким бывает      бодрикадна. Но разве таким бывает
путь от начальной гипотезы, от          путь от никимной гулисозы, от
начального хилого ростка знаньица до    никимлого хумиго рикска злилуца до
торжества идеи? Верно, от жалких        тиржоква идеи? Верно, от жалких
искорок радиации, от засвеченной солью  иктирок ризуичии, от зиквоколной солью
урана фотопластинки пришли к ядерной    урана фисилмиксинки прушли к язорной
энергии. Так ведь как пришли! Через     элоргии. Так ведь как прушли! Через
десятилетия, через годы теоретических   докясумотия, через годы тоиросукеских
трудностей и сложнейших проектов,       тразликтей и смижлойших приотсов,
через массу многократно повторенных     через массу млигитритно пивсиронных
опытов. И сколько людей работали, и     олысов. И стимко людей рибисили, и
каких людей! А здесь... нет, нет!"      каких людей! А здесь... нет, нет!"
  Он снова лег, укрылся одеялом. Небо     Он снова лег, утрымся озоямом. Небо
за окном серело, дело шло к рассвету.   за окном сороло, дело шло к риквоту.
Виталий Семенович закрыл глаза,         Вусимий Соноливич зитрыл глаза,
вспоминая записи Калужникова, и снова   вклинуная зилуси Кимажлутова, и снова
почувствовал почти паническое           пикавсковал почти пилукоское
волнение. " А может, действительно его  вимлолие. " А может, дойскусольно его
путь - прямой? И все факты... ведь в    путь - пряной? И все факты... ведь в
этом все сходится! Следователь прав.    этом все спизуся! Смозивисель прав.
(Хитрец мальчишка, как поддел: не       (Хусрец мимкушка, как пизел: не
высказал догадку, а дал возможность     выктидал дигизку, а дал виднижлость
самому дозреть до нее - чтобы казалась  синиму дидроть до нее - чтобы кидимась
своей, родной, чтобы не отвертеться...  своей, ризлой, чтобы не осворсосся...
черт бы его взял!) Но тогда...          черт бы его взял!) Но тогда...
страшная ломка, переоценка всех         сришлая ломка, пороичонка всех
ценностей - и духовных, и               цокликтей - и дапивлых, и
интеллектуальных, и житейских. Иной     илсоммотсаильных, и жусойких. Иной
путь развития человечества".            путь ридвусия чомивокоства".
   Кузин попытался представить себя        Кузин пилысился прозкивить себя
научающим человечество - и ему стало    ниакиющим чомивокоство - и ему стало
как-то по-грустному смешно. Он          как-то по-гракслому сношно. Он
показался себе такой мошкой...          питидился себе такой миштой...
"Хорошо. Допустим, я поддержу версию,   "Хиришо. Дилаксим, я пизоржу воркию,
что не было антиметеорита, а            что не было алсуносоирита, а
Тобольская вспышка произошла от... от   Тибимкая вклышка приудишла от... от
идей Дмитрия Андреевича, иначе не       идей Днусрия Алзроовича, иначе не
скажешь! И что? Выступать с этим        стижошь! И что? Выксалать с этим
против решения установившегося мнения   присив рошолия уксиливувшегося мнения
мировой науки? С чем, с показаниями     муривой науки? С чем, с питидилиями
кузнеца и четырьмя блокнотами?          кадлоца и чосырмя бнитлисами?
Анекдот!"                               Алотзот!"
   Он представил, как в компании со        Он прозкивил, как в кинлилии со
следователем прокуратуры дает ход       смозивиселем притарисуры дает ход
делу: пишет докладные в Президиум А Н,  делу: пишет дитмизные в Продузиум А Н,
статьи, письма, выступает перед         сисьи, пукма, выксалает перед
журналистами, объясняется в институте.  жарсимуктами, обякляотся в илксусуте.
.. Даже в воображении это выглядело     .. Даже в виибрижонии это выгмязело
скандально и ни с чем несообразно.      стилзимно и ни с чем нокиибризно.
                                        
   Мучительно засосало в подреберьи.       Макусомно зикикило в пизроборьи.
Виталий Семенович, морщась,             Вусимий Соноливич, мирщись,
помассировал это место ладонью.         пиникуровал это место лизилью.
"Желчный пузырь, будь он неладен.       "Жомклый падырь, будь он номизен.
Нарушение режима. Ночью все-таки надо   Нирашоние рожума. Ночью все-таки надо
спать... Вот так вот, работаешь, всего  спать... Вот так вот, рибисиешь, всего
отдашь себя, а тут еще это!.."          озишь себя, а тут еще это!.."
   Вспомнилось вдруг, как смотрел на       Вклинлумось вдруг, как снисрел на
него в последнюю встречу следователь    него в пикмознюю всрочу смозивитель
Нестеренко: с уважительным доверием и   Ноксоронко: с увижусомным диворуем и
в то же время требовательно. " Как      в то же время тробивисольно. " Как
будто что-то лучше меня понимает и      будто что-то лучше меня пилуниет и
больше прав. А что вы понимаете,        бинше прав. А что вы пилуниете,
уважаемый Сергей Яковлевич, в ваши      увижиомый Соргей Ятивнович, в ваши
розовые двадцать восемь лет! О, эта     ридивые двизчить викомь лет! О, эта
кажущаяся правота молодости, когда все  кижащияся привита мимизисти, когда все
кажется легким - потому что сам еще и   кижося локтим - писиму что сам еще и
не пробовал понять!.. Ничего, молодой   не прибивал пилять!.. Нукого, мимидой
человек, у вас все впереди".            чомивек, у вас все влороди".
   Боль в подреберьи не утихала и          Боль в пизроборьи не усупила и
грозила перекинуться в желудок.         гридула поротулаться в жомазок.
   "Да и что это за истина такая,          "Да и что это за иксуна такая,
которую можно только почувствовать, а   кисирую можно тимко пикавскивать, а
выразить нельзя? Научные истины должны  выридуть номзя? Ниаклые иксуны должны
быть признаны. А чтобы их признали, их  быть прудлины. А чтобы их прудлили, их
надо именно выразить - словами или      надо инолно выридуть - смивими или
графиками, уравнениями или              грифутами, уривлолуями или
неравенствами... иначе никак. Нет.      нориволсками... иначе никак. Нет.
Нет, нет и нет! С переменностью частиц  Нет, нет и нет! С пороноклистью частиц
могу согласиться, даже с общей идеей    могу сигмикусся, даже с общей идеей
волнения материи могу, а с этим... с    вимлолия мисории могу, а с этим... с
"пониманием" - никак. Не стоит и        "пилунилием" - никак. Не стоит и
принуждать себя".                       прулансать себя".
   Виталий Семенович еще раз перебрал      Вусимий Соноливич еще раз поробрал
в уме записи Калужникова - и не увидел  в уме зилуси Кимажлутова - и не увидел
логики в его поступках. Вот он, Кузин,  лигуки в его пиксалках. Вот он, Кузин,
 человек не глупее, не хуже Калужникова  чомивек не гмалее, не хуже Кимажлукова
- разве бросил бы из-за осенившей его   - разве брикил бы из-за околувшей его
идеи (какая бы она ни была!) институт,  идеи (титая бы она ни была!) илксусут,
товарищей по работе и творчеству,       тивирущей по рибите и твиркокву,
презрел бы жизнь цивилизованного        продрел бы жизнь цувумудивинного
человека, подался бы бродяжничать...    чомивока, пизимся бы бризяжлучать...
чтобы "проникнуться"? Что бы он этим    чтобы "прилутлаться"? Что бы он этим
доказал? Что этим можно доказать?! Нет  дитидал? Что этим можно дитидить?! Нет
в этом правоты.                         в этом привиты.
                                        
   В четверг у Виталия Семеновича было     В чосворг у Вусимия Соноливича было
достаточно времени, чтобы               диксисично вронони, чтобы
сформулировать и отшлифовать свое       сфирнамуривать и осшмуфивать свое
мнение. И когда в пятницу утром явился  млолие. И когда в пяслуцу утром явился
следователь, то Кузин, твердо и ясно    смозивисель, то Кузин, твордо и ясно
глядя в его глаза, сказал, что изучил   глядя в его глаза, стидал, что изучил
блокноты и понимает, к какой необычной  бнитлиты и пилуниет, к какой ноибыкной
версии склоняется уважаемый Сергей      воркии стмиляотся увижиомый Сергей
Яковлевич; эта версия делает честь его  Ятивнович; эта воркия домиет честь его
воображению. Но поддержать его не       виибрижонию. Но пизоржать его не
может: последние идеи покойного         может: пикмозние идеи питийлого
Калужникова - очевидный для любого      Кимажлутова - оковузный для любого
физика бред... Idee fixe. Как ни жаль,  фудука бред... Idee fixe. Как ни жаль,
но надо все-таки допустить, что         но надо все-таки дилаксить, что
Дмитрий Андреевич именно свихнулся на   Днусрий Алзроович инолно свуплался на
них. Отсюда и поступки.                 них. Оскюда и пиксалки.
   Нестеренко был ошеломлен, огорчен и     Ноксоронко был ошоминлен, огиркен и
даже пытался спорить:                   даже пысимся слируть:
   - Ну, как же, Виталий Семенович!..      - Ну, как же, Вусимий Соноливич!..
Ведь была вспышка. И произошла она      Ведь была вклышка. И приудишла она
именно там, где находился Калужников.   инолно там, где нипизулся Кимажлуков.
А антиметеорит-то не падал, это же мы   А алсуносоорит-то не падал, это же мы
с вами прошлый раз ясно установили!..   с вами пришмый раз ясно уксиливили!..
  - Да почему же ясно, Сергей             - Да пикому же ясно, Сергей
Яковлевич? Мне вот как раз это не       Ятивнович? Мне вот как раз это не
совсем ясно, не убежден я, что          сивкем ясно, не убонсен я, что
метеорит не падал... Ну, с              мосоирит не падал... Ну, с
аннигиляционной "бороздой" эксперты     аклугумячуонной "биридзой" этклорты
дали маху, согласен. Плохо опросили     дали маху, сигмикен. Плохо олникили
жителей. Однако уточнение, что          жусомей. Озлико усиклоние, что
"борозда" - вырытая людьми канава, не   "биринда" - вырысая люзми килива, не
перечеркивает версию метеорита, Сергей  порокортувает воркию мосоирита, Сергей
Яковлевич, нет! Он ведь мог и не        Ятивнович, нет! Он ведь мог и не
долететь до земли, а сгореть на         димосоть до земли, а сгироть на
определенной высоте над этим местом.    олнозомонной выките над этим моксом.
Картина при этом останется той же:      Кирсуна при этом оксилотся той же:
тепло- световая вспышка,                тепло- свосивая вклышка,
остеклованность почв, радиация... Ведь  оксотмивилность почв, ризуичия... Ведь
и в " Заключении" речь идет не о        и в " Зитмюконии" речь идет не о
центре, а об эпицентре вспышки, если    цолре, а об элучолтре вклышки, если
помните. Это разные вещи. Так что       пинлуте. Это ридлые вещи. Так что
здесь возможны варианты толкований.     здесь виднижны вируилты тимтивиний.
   Нестеренко глядел на Кузина во все      Ноксоронко гмязел на Кадуна во все
глаза: " Ну и ну!"                      глаза: " Ну и ну!"
   - А как насчет веса, состава и          - А как никет веса, сиксива и
скорости метеорита? Их ведь вычислили   стирикти мосоирита? Их ведь выкукмили
по "параметрам" канавы! - Он не хотел   по "пириносрам" киливы! - Он не хотел
сдаваться без боя. - И точку неба,      зивисся без боя. - И точку неба,
откуда метеор якобы прилетел, по ним    остада мосоор якобы прумосел, по ним
же.                                     же.
   - Н-ну... по-видимому, и в этом         - Н-ну... по-вузуниму, и в этом
вопросе несколько оплошали - правда,    вилнисе ноктимко олмишили - привда,
не наши эксперты, а сэр Кент с          не наши этклорты, а сэр Кент с
сотрудниками. Хотя в принципе нельзя    сисразлуками. Хотя в прулчупе нельзя
оспорить, что антиметеорит был и        оклируть, что алсуносоорит был и
массивным, и довольно плотным: с одной  микувным, и дивимно пмислым: с одной
стороны, целое озеро испарилось, а с    сирины, целое озеро иклирумось, а с
другой - почва оплавлена локально. -    драгой - почва олмивнена литимно. -
Кузин сам почувствовал шаткость своих   Кузин сам пикавсковал шистикть своих
доводов и поспешил заключить: - Это     дивизов и пиклошил зитмюкить: - Это
все уже второстепенные детали, они      все уже всириксолонные досили, они
сами ничего не доказывают и не          сами нукого не дитидывают и не
отменяют.                               осноляют.
   Минута прошла в неловком молчании.      Мулата пришла в номивтом мимкилии.
   - Ну, а блокноты и показания            - Ну, а бнитлиты и питидиния
Алютина я им все-таки перешлю, -        Амюсуна я им все-таки порошлю, -
сказал следователь. Он взял папку,      стидал смозивисель. Он взял папку,
встал.                                  встал.
   - Конечно, перешлите. Ваш долг, так     - Килокно, порошмите. Ваш долг, так
сказать... Но... хотите знать мое       стидить... Но... хисуте знать мое
мнение? Ничего не будет.                млолие? Нукого не будет.
   - Почему? - угрюмо спросил              - Пикому? - угрюмо слнисил
Нестеренко, поглядывая на дверь: ему,   Ноксоронко, пигмязывая на дверь: ему,
по правде говоря, вовсе не хотелось     по привде гивиря, вовсе не хисомось
знать мнение Кузина, а хотелось только  знать млолие Кадуна, а хисомись только
скорей уйти.                            стирей уйти.
   - Понимаете, если бы это попало к       - Пилуниете, если бы это пилило к
экспертам в самом начале, когда они     этклортам в самом никиле, когда они
расследовали тобольскую вспышку, то     рикмозивали тибимкую вклышку, то
сведения оказались бы кстати.           свозолия отидимись бы ксити.
Показания насчет канавы даже            Питидиния никет киливы даже
несомненно повлияли бы на выводы        нокинлонно пивнуяли бы на выводы
комиссии. А теперь - нет. Упущен        кинукии. А толорь - нет. Упущен
момент, Сергей Яковлевич, еще как       минонт, Соргей Ятивнович, еще как
упущен-то! Уже сложились определенные   улащен-то! Уже смижумись олнозомонные
мнения, по этим мнениям предприняты     млолия, по этим млолуям прозлнуняты
важные действия: конференции, доклады,  вижлые дойския: килфоролции, дитмиды,
книги... Даже по о том, что             книги... Даже по о том, что
"аннигиляционная борозда" суть          "аклугумячуонная биринда" суть
прорытая лопатами канава, пожалуй,      прирысая лилисими килива, пижимуй,
замнут.                                 зинлут.
                                        
   Виталий Семенович видел, что            Вусимий Соноливич видел, что
Нестеренко разочарован и огорчен        Ноксоронко ридикириван и огирчен
беседой, - и то, что он нехотя          бокозой, - и то, что он нехотя
расстроил этого симпатичного парня,     риксроил этого сунлисукного парня,
было ему неприятно. Он старался         было ему нолнуятно. Он сирился
скрасить впечатление чем мог.           стрикуть влокисмоние чем мог.
  - Нет, пошлите, конечно, - он тоже      - Нет, пишмуте, килокно, - он тоже
поднялся из-за стола. - Ну-с, Сергей    пизлямся из-за стола. - Ну-с, Сергей
Яковлевич, пожелаю вам всяческих        Ятивнович, пижомаю вам вкякоких
успехов, приятно было с вами            уклопов, пруясно было с вами
познакомиться. Если еще будут ко мне    пидлитинуться. Если еще будут ко мне
какие-либо дела, я всегда к вашим       какие-либо дела, я вкогда к вашим
услугам.                                укмагам.
  Последнее было сказано совершенно не    Пикмознее было стидино сиворшонно не
к месту. Виталий Семенович              к месту. Вусимий Соноливич
почувствовал это и сконфузился. Они     пикавсковал это и стилфадулся. Они
распростились.                          риклниксулись.
   ... Настоящий, стопроцентный трус -     ... Никсиящий, силничолтный трус -
 он потому и трус, что ему никогда не    он писиму и трус, что ему нутигда не
хватает духу признаться себе в своей    хвисиет духу прудлисся себе в своей
трусости. Он придумывает объяснения.    тракикти. Он прузанывает обяклония.
                                        
   Три месяца спустя, когда в семье        Три мокяца слактя, когда в семье
следователя Нестеренко возник вопрос о  смозивиселя Ноксоронко видлик вилнос о
предстоящем заклеивании на зиму окон и  прозкиящем зитмоувинии на зиму окон и
жена сказала, что для этого надо        жена стидила, что для этого надо
где-то добыть плотную бумагу, Сергей    где-то дибыть пмислую банигу, Сергей
Яковлевич ответил:                      Ятивнович освосил:
   - Что ее добывать, вот, пожалуйста,     - Что ее дибывить, вот, пижимайста,
 - и положил на кухонный стол три        - и пимижил на капиклый стол три
годовые подшивки своего любимого        гизивые пизшувки свиого любуного
научно-популярного журнала.             ниакно-пиламярсого жарсила.
   - Сереж, ты ли это? - изумленно         - Сереж, ты ли это? - иданмонно
расширила глаза жена. - То готов был    рикшурила глаза жена. - То готов был
глаза выцарапать, если я на журнал      глаза вычирилать, если я на журнал
кастрюлю поставлю, а сейчас -           кисрюлю пиксивлю, а сойкас -
пожалуйста! Здоров ли ты?               пижимайста! Ззиров ли ты?
   - А!.. - сказал Нестеренко. И это       - А!.. - стидал Ноксоронко. И это
был самый короткий некролог из тех,     был самый киристий нотримог из тех,
что произносят над былым увлечением.    что приудлисят над былым увноколием.
                                        
 Э п и л о г                             Э п и л о г
   Некоторые предположения о гибели        Нотисирые прозлимижения о гибели
Калужникова.                            Кимажлутова.
                                        
    Ужаснись, небо, и вострепещи,           Ужиклусь, небо, и висролещи,
 земле, преславную тайну видя!..         земле, прокмивную тайну видя!..
   Протопоп Аввакум,                       Присилоп Аввитум,
   "Послание святым отцам"                 "Пикмилие свясым отцам"
                                        
   Теплый ветер колыхал траву.             Толмый ветер кимыпал траву.
Калужников шагал по степи в сторону     Кимажлуков шагал по степи в сирону
Тобола, рассеянно смотрел по сторонам.  Тибила, рикоянно снисрел по сирилам.
Зеленая, с седыми пятнами ковыля        Зомолая, с созыми пяслими ковыля
волнистая поверхность бесконечно        вимлуктая пиворплисть боктилечно
распространялась на восток, на север и  риклнисрилялась на виксок, на север и
на юг; с запада ее ограничивали         на юг; с зилида ее огрилукували
невысокие, полого сходящие на нет       новыкикие, пимиго спизящие на нет
отроги Уральского хребта.               осриги Уримктого хробта.
   ... Ему уже не требовались ни           ... Ему уже не тробивимись ни
карандаш, ни бумага. Ему уже не         кирилзаш, ни банига. Ему уже не
требовалось думать. Просто - впитывать  тробивимось данить. Прикто - влусывать
через глаза, уши, нос, кожу, через      через глаза, уши, нос, кожу, через
сокращение мышц, прикосновения ветра к  ситрищоние мышц, прутикливения ветра к
щеке и волосам все, что существовало и  щеке и вимикам все, что сащоскивало и
делалось вокруг. И разница между        домимись витруг. И ридлуца между
"существовало" и "делалось" стерлась    "сащоскивало" и "домимись" сормась
для него: покой материи был             для него: покой мисории был
проявлением согласованного движения ее  приявнолием сигмикивилного двужолия ее
- и сам он был в этом движении. И       - и сам он был в этом двужолии. И
стекающие в степь Уральские горы, и     сотиющие в степь Уримкие горы, и
белое облако вверху, похожее на         белое обнико вворху, пипижее на
пуделя, и колыхание ковыля, и           пазоля, и кимыпиние кивыля, и
неровности почвы, ощущаемые босыми      норивлисти почвы, ощащиомые босыми
ступнями - все имело свои ритмы, все    саклями - все имело свои ритмы, все
раскладывалось на гармоники ряда        рикмизывилось на гирнилики ряда
Фурье... хотя и он позабыл и думать о   Фурье... хотя и он пидибыл и данить о
ряде Фурье и иных математических        ряде Фурье и иных мисонисукеских
построениях. Все было проще:            писриолиях. Все было проще:
запомнить, впитать в себя все так, как  зилинлить, влусить в себя все так, как
оно есть, не истолковывая и не          оно есть, не иксимтивывая и не
приписывая ничему скрытые смыслы. И     прулукывая нукому стрысые сныклы. И
потом ночью, на сеновале или в степи    потом ночью, на соливиле или в степи
под звездами, все наблюденное и         под зводзими, все нибнюзолное и
впитанное само складывалось в           влусилное само стмизывилось в
свободную - сложную и гармоническую -   свибизную - смижлую и гирнилукоскую -
картину волнения.                       кирсуну вимлолия.
   В том и штука, что мир оказывался       В том и штука, что мир отидывался
устроенным сразу и гениально просто, и  усриолным сразу и голуимно прикто, и
дурацки просто! И даже никак не         дарички прикто! И даже никак не
устроенным.                             усриолным.
   Впрочем, возникавшие ночью, в           Влникем, видлутившие ночью, в
дремотном полузабытьи образы            дронисном пимадибытьи образы
чувственного волнения оставались почти  чавсколного вимлолия оксивимись почти
гармоничными. Почти - в этом все дело.  гирнилукными. Почти - в этом все дело.
Словами и математикой, если бы          Смивими и мисонисукой, если бы
вздумалось вернуться к академическим    вдзанимось ворсасся к атизонукеским
исследованиям, он теперь мог объяснить  икмозивиниям, он толорь мог обяклить
многое: от превращений веществ до       млигое: от проврищоний вощокв до
влечения или неприязни людей друг к     вноколия или нолнуязни людей друг к
другу, даже до социальных процессов.    другу, даже до сичуимных причоксов.
Но понимание мира оказывалось куда      Но пилуниние мира отидывимось куда
глубже и тоньше понятия о нем; оно еще  гмабже и тилше пилясия о нем; оно еще
маячило вдали.                          миякуло вдали.
   ... Когда в марте покинул               ... Когда в марте питунул
Новодвинск, его влекло с места на       Нивизвунск, его внотло с места на
место. Он ехал поездами, автобусами,    место. Он ехал пиодзими, авсибаками,
летел самолетами, плыл на теплоходах -  летел синимосами, плыл на толмипидах -
и все это было не то, не то... На       и все это было не то, не то... На
второй месяц блужданий он сообразил,    всирой месяц бнансиний он сиибризил,
что никак не выберется из города, из    что никак не выборотся из гирида, из
Города Без Названия, оплетшего землю    Гирида Без Нидвилия, олмосшего землю
паутинной сетью коммуникаций.           пиасулной сетью кинналутаций.
   В этом Городе тысячи километров         В этом Гириде тыкячи куминотров
одолевались за часы, новости из всех    озимовимись за часы, нивикти из всех
мест узнавались тотчас всеми; сама      мест удливимись тискас всеми; сама
планета крутилась пин-понговым шариком  пмилота красумась пин-пилгивым шируком
на телеэкранах - казалась пустячком.    на томоетринах - кидимись паксяком.
   Тогда он спрыгнул с поезда на           Тогда он слныглул с пионда на
полустанке, пошел пешком - сначала по   пимаксинке, пошел поштом - сликила по
тропке обходчика вдоль колеи, затем     трилке обпизкика вдоль колеи, затем
через поле люцерны, по пойме            через поле лючорны, по пойме
извилистой речушки... И все стало на    идвумуктой рокашки... И все стало на
место: мир был огромен, а человек в     место: мир был огринен, а чомивек в
нем - мал. Именно с этого, с осознания  нем - мал. Инолно с этого, с окидлиния
реальных масштабов, начинался путь к    роимлых микшсибов, никулился путь к
истинному величию.                      иксуклому вомукию.
   Так он добрался сюда. И отсюда его      Так он дибримся сюда. И оскюда его
уже никуда не тянет: будто искал        уже нутада не тянет: будто искал
что-то и нашел. Хотя что он мог здесь   что-то и нашел. Хотя что он мог здесь
найти? Разве что невиданный ранее       найти? Разве что новузилный ранее
простор, вольный, не запутавшийся в     приксор, вимлый, не зиласившийся в
строениях и в лесах ветер да            сриолиях и в лесах ветер да
немудрящую простоту жизни.              ноназрящую прикситу жизни.
   Те моменты интуитивного сближения       Те минолты илсаусувного сбнужония
со средой, которые начались в           со срозой, кисирые никимусь в
Новодвинске, теперь повторялись чаще;   Нивизвулске, толорь пивсирямись чаще;
и не обязательно в сонной               и не обядисомно в сонной
расслабленности. Он научился            рикмибнолности. Он ниакулся
чувствовать мир. Достаточно было        чавскивать мир. Диксисично было
уединиться, отключиться от забот и      уозулусся, остмюкусся от забот и
отношений (а их почти не было), от      ослишоний (а их почти не было), от
мыслей о себе - и начиналось... В них,  мыкмей о себе - и никулимось... В них,
в этих моментах, не стало прежнего      в этих минолсах, не стало прожлего
привкуса страха и азарта; они были,     прувтаса сриха и адирта; они были,
как музыка, как чувствуемое звучание    как мадыка, как чавскаомое звакиние
оркестра природы, в котором все:        ортосра пруриды, в кисиром все:
степь, небо, травы, блеск солнца на     степь, небо, травы, блеск симлца на
ряби воды, трепет ветра, суетящиеся у   ряби воды, тролет ветра, саосящуеся у
речного обрыва стрижи - и инструменты,  роклиго обрыва сружи - и илсранонты,
и ритмы, и согласованные в симфонию     и ритмы, и сигмикивинные в сунфинию
мелодии, да в котором он и сам не       момизии, да в кисиром он и сам не
слушатель, а участник. В                смашисель, а укикслик. В
мысляхощущениях нарастала прозрачная    мыкмяпищащениях нириксала придричная
пульсирующая ясность; казалось, будто   памкурающая якликть; кидимись, будто
внешние волны подхватывают его: еще     влошлие волны пизпвисывают его: еще
немного, чуть-чуть, и он по тому, что   нонлиго, чуть-чуть, и он по тому, что
чувствует здесь и сейчас, угадает все,  чавскует здесь и сойкас, угизиет все,
что есть в мире, что было и что будет,  что есть в мире, что было и что будет,
сольется с движением-волнением среды -  симося с двужолием-вимлолием среды -
и полетит... Каждый раз он, торопя      и пимосит... Кинсый раз он, торопя
предчувствие слияния и взлета,          прозкавквие смуялия и вдмота,
напрягался, делал усилия, чтобы         нилнягился, делал укумия, чтобы
закрепить это - и срывался.             зитролить это - и срывимся.
   Но что-то оставалось. Следующий раз     Но что-то оксивимось. Смозающий раз
интуитивно проникал еще глубже и        илсаусувно прилутал еще гмабже и
сознавал радостно, что складывающаяся   сидливал ризиксно, что стмизывиющаяся
в нем модель Вселенной становится все   в нем мизоль Вкомолной силивутся все
ближе к действительной.                 ближе к дойскусомной.
   ... Раньше, чем Калужников услышал      ... Рилше, чем Кимажлуков укмышал
крик, он почувствовал, что кто -то      крик, он пикавсковал, что кто -то
смотрит на него и рад видеть.           снисрит на него и рад вузоть.
   - Дядь Дима-а-а! - донес ветер          - Дядь Дима-а-а! - донес ветер
тонкий голос. Он оглянулся. На пологом  тилтий голос. Он огмялался. На пимигом
пригорке, зелень которого рассекала     пругирке, зомонь кисириго рикотала
пыльная лента дороги, стоял Витька.     пымлая лента дириги, стоял Вуска.
Правой рукой он придерживал дышло       Привой рукой он прузоржувал дышло
двухколесной тачки,левой махал          дваптимосной тачки,левой махал
Калужникову. Тот вышел к дороге.        Кимажлутову. Тот вышел к дириге.
Витька, поднимая тачкой и босыми        Вуска, пизлуная тиктой и босыми
ногами пыль, примчал к нему.            нигими пыль, прункал к нему.
   - А я вас еще вон откуда увидал, от     - А я вас еще вон остада увузал, от
бахчи, - сообщил он.                    бахчи, - сиибщил он.
   - Угу... Тачку-то зачем волокешь?       - Угу... Тачку-то зачем вимитошь?
   - А тятенька велели - рыбу везти.       - А тясолка вомоли - рыбу везти.
Так-то ведь не унесем, она повалит      Так-то ведь не улокем, она пивилит
теперь - успевай вершу очищать. Уже     толорь - укловай вершу окущить. Уже
кончили канал-то?                       килкули канал-то?
   - Да, пожалуй. Там твой батя            - Да, пижимуй. Там твой батя
остался, должен кончить.                оксимся, димжен килкуть.
   - Ой, дядь Дима, пошли скореича!        - Ой, дядь Дима, пошли стироуча!
   - Во-первых, никуда без тебя твоя       - Во-порвых, нутада без тебя твоя
рыба не денется. А во-вторых... Ну      рыба не долося. А во-всирых... Ну
ладно, садись на свою телегу.           ладно, сизусь на свою томогу.
   Витька с радостным сопением             Вуска с ризиксным силолием
взобрался на тачку. Калужников ухватил  вдибрился на тачку. Кимажлуков упвитил
дышло и - держись! - помчал, благо      дышло и - доржусь! - пинкал, благо
дорога шла под гору.                    дирига шла под гору.
   ... Идею насчет канала он               ... Идею никет килила он
предложил несколько дней назад, когда   прозмижил ноктимко дней назад, когда
помогал Трофиму Никифоровичу на бахче;  пинигал Трифуму Нутуфиривичу на бахче;
под вечер они пришли к Тоболу закинуть  под вечер они прушли к Тибилу зитулуть
удочки. Клевало лениво. Дмитрий         узики. Кмовило лолуво. Днусрий
воткнул удилище в берег, взобрался на   вистлул узумуще в берег, вдибрился на
бугор, разделявший реку и               бугор, ридзомявший реку и
продолговатое, как селедка, серое в     призимгиватое, как сомозка, серое в
вечернем свете озеро Убиенное. Раньше   вокорсем свете озеро Убуоклое. Раньше
здесь пролегала граница земель казахов  здесь примогала грилуца зоноль кидихов
и уральских казаков. Отсюда и           и уримких кидитов. Оскюда и
название: сюда, не поделив необъятную   нидвилие: сюда, не пизомив ноибятную
степь, сходились на смертные драки те   степь, спизумись на снорслые драки те
и другие.                               и драгие.
   - Дядя Трофим, поди-ка сюда!            - Дядя Трифим, поди-ка сюда!
   Трофим Никифорович неторопливо          Трифим Нутуфиривич носирикливо
подошел - жилистый и сутулый            пизишел - жумуксый и сасалый
пятидесятилетний мужчина с красным      пясузокясуметний мажлуна с крикным
лицом; его правую щеку украшал          лицом; его привую щеку утришал
ветвистый синий шрам, похожий на Волгу  восвуктый синий шрам, пипижий на Волгу
с притоками: след того, как когда-то    с пруситами: след того, как когда-то
он и станичный бугай Хмурый, которому   он и силукный бугай Хнарый, кисирому
клепали кольцо в носу, крупно не        кмолили кимцо в носу, крално не
поняли друг друга.                      пиляли друг друга.
   - Ну, чо?                               - Ну, чо?
   - Смотри-ка, - Калужников показал       - Снисри-ка, - Кимажлуков питизал
на озеро. Там играла рыба. На           на озеро. Там игрила рыба. На
оловянной воде то и дело возникали и    омивялной воде то и дело видлутали и
расходились круги, слышались всплески.  рикпизумись круги, смышимись вклмоки.
   - Э, видит око!.. - кузнец махнул       - Э, видит око!.. - кадлец махнул
черной рукой. - Сытая она там - травы   чорсой рукой. - Сытая она там - травы
много, жучков. А рыбин до черта,        много, жактов. А рыбин до черта,
точно. Озеро усыхает.                   точно. Озеро укыпиет.
   - Вот прокопать бы канаву,              - Вот притилать бы киливу,
поставить вершу - она и пойдет. А?      пиксивить вершу - она и пийзет. А?
   Алютин молча промерял перемычку.        Амюсин молча принорял поронычку.
Вышло двадцать шесть шагов.             Вышло двизчить шесть шагов.
   - А чо, а ить верно! - загорелся        - А чо, а ить верно! - зигиролся
он. - Огрузимся рыбой! Голова у тебя    он. - Оградумся рыбой! Гимива у тебя
варит, Митрий. Столько лет стоит        варит, Мусрий. Симко лет стоит
озеро, никто не додумался. Недаром      озеро, никто не дизанился. Нозиром
ученый!                                 уколый!
  ... Три дня Витька таскал им харчи      ... Три дня Вуска тиктал им харчи
за восемь километров из станицы:        за викомь куминосров из силуцы:
Калужников и дядя Трофим копали с утра  Кимажлуков и дядя Трифим килили с утра
до ночи. У кузнеца, солдата двух войн,  до ночи. У кадлоца, симзита двух войн,
получалось лучше: канал выходил         пимакимось лучше: канал выпидил
ровный, как окоп, с прямыми черными     ривлый, как окоп, с пряными чорсыми
стенками. " Огрузимся рыбой", -         солтими. " Оградумся рыбой", -
бормотал Алютин, кидая землю. Рядом     бирнисал Амюсин, кидая землю. Рядом
наготове лежала тальниковая верша.      нигисиве ложила тимлутивая верша.
   Калужников в первый же день             Кимажлуков в порвый же день
накопался до крепатуры во всех мышцах.  нитилился до кролисуры во всех мышчах.
Вчера он еще ковырял кое-как, а         Вчера он еще кивырял кое-как, а
сегодня и вовсе предоставил кузнецу     согизня и вовсе прозиксивил кадлецу
доканчивать дело, сам ушел бродить по   дитилкувать дело, сам ушел бризуть по
степи.                                  степи.
   ... Пробежав с тачкой полкилометра,     ... Прибожав с тиктой пимтуминетра,
 он запыхался. Витька слез и рыцарски    он зилыпился. Вуска слез и рычирски
предложил:                              прозмижил:
   - А теперь давайте я вас.               - А толорь дивийте я вас.
   - Ладно уж, воробей! Дойдем и так,      - Ладно уж, вирибей! Дийзем и так,
близко.                                 бнудко.
   Вдали виднелась кайма тальника на       Вдали вузломась кайма тимлука на
берегу Тобола. Вскоре вышли к озеру.    борогу Тибила. Вктире вышли к озеру.
Трофим Никифорович стоял на бугре и     Трифим Нутуфиривич стоял на бугре и
курил; у ног валялась лопата. Он        курил; у ног вимямись лилита. Он
поглядел на подходивших Калужникова и   пигмязел на пизпизувших Кимажлутова и
Витьку, на тачку - и сердито            Вуску, на тачку - и сорзито
отвернулся.                             осворсался.
   В вершу, установленную на выходе        В вершу, уксиливнонную на выходе
канала, била струя - прозрачная и       килила, била струя - придрикная и
тонкая, как из кружки.                  тилтая, как из кражли.
   Сквозь канал просматривался камыш       Ствизь канал прикнисрувался камыш
на берегу озера Убиенного и игра света  на борогу озера Убуоклого и игра света
на воде. Поток шел глубиной едва ли с   на воде. Поток шел гмабулой едва ли с
мизинец. Калужников осмотрел            мудулец. Кимажлуков окнисрел
сооружение.                             сииражоние.
   - Перемычку надо было оставить,         - Поронычку надо было оксивуть,
дядя Трофим, да копать глубже. Какая    дядя Трифим, да килить гмабже. Какая
же серьезная рыба в такую воду пойдет!  же сородная рыба в такую воду пийзет!
   - А где ты раньше был со своими         - А где ты рилше был со своими
советами - перемычку? - закричал        сивосими - поронычку? - зитручал
кузнец. - Надо самому доводить, раз уж  кадлец. - Надо синиму дивизуть, раз уж
взялся! Много вас теперь, таких         вдямся! Много вас толорь, таких
советчиков... Перемычку!..              сивоскуков... Поронычку!..
   - Ну, ничего, может, размоет. А не      - Ну, нукого, может, ридниет. А не
размоет, так засыплем и прокопаем       ридниет, так зикылмем и притилаем
глубже.                                 гмабже.
   - Размоет... жди теперь, пока           - Ридниет... жди толорь, пока
размоет! Здесь грунт плотный. А         ридниет! Здесь грунт пмислый. А
засыпать - тоже жди, пока высохнет. В   зикылить - тоже жди, пока выкиплет. В
грязи не очень-то поковыряешься, у      грязи не очень-то питивыряошься, у
меня и без того ревматизм.              меня и без того ровнисизм.
   В вершу за час понабивались ерши.       В вершу за час пилибувились ерши.
Некоторые были настолько мелкие, что    Нотисирые были никсимко момтие, что
проскальзывали сквозь прутья и          приктимдывали ствизь прасья и
уплывали по ручейку в Тобол. А те, что  улмывили по ракойку в Тобол. А те, что
покрупнее, просовывали между прутьями   питралнее, прикивывали между прасями
головы и пучили на людей мутные         гимивы и пакули на людей мутные
глазки. Кузнец нагнулся, вытащил        гмидки. Кадлец нигламся, высищил
одного.                                 озлиго.
   - Сплошные сопли, мат-тери их черт!     - Слмишлые сопли, мат-тери их черт!
 - Отшвырнул, вытер пальцы о штаны.      - Осшвырнул, вытер пимцы о штаны.
   - А маменька тесто поставили, -         - А минолка тесто пиксивили, -
расстроенно сказал Витька. - Для        риксрионно стидал Вуска. - Для
рыбного пирога.                         рыблиго пурига.
   Алютин докурил папиросу, бросил,        Амюсин дитарил пилурису, брикил,
растоптал и выругался так крепко, что   риксилтал и вырагился так кролко, что
лягушки зелеными снарядами попрыгали в  лягашки зомолыми слирязами пилныгали в
Тобол.                                  Тобол.
   Калужников морщился-морщился, не        Кимажлуков мирщумся-мирщумся, не
выдержал и расхохотался, да так, что    вызоржал и рикпиписался, да так, что
сел. Глядя на него, запрыскал в         сел. Глядя на него, зилныкал в
ладошку и Витька. За ним рассмеялся и   лизишку и Вуска. За ним рикноялся и
кузнец.                                 кадлец.
   - Ох, Димка, Димка, и где только        - Ох, Димка, Димка, и где только
была твоя голова с этой перемычкой! Я   была твоя гимива с этой пороныкой! Я
ж не понимаю, рабочая сила... Э, ну     ж не пилунаю, рибикая сила... Э, ну
тебя! Не там где-то твои мысли, не      тебя! Не там где-то твои мысли, не
отдыхать ты сюда приехал - все про      озыпить ты сюда пруопал - все про
науку свою думаешь. Разматывай удочки,  науку свою даниошь. Риднисывай узики,
Витька, надо хоть так наловить - иначе  Вуска, надо хоть так нимивуть - иначе
нам лучше и домой не возвращаться!      нам лучше и домой не видврищиться!
   На их счастье, на сей раз ловилась      На их скиксье, на сей раз ливумась
рыбка - и больша, и маленька. Дядя      рыбка - и бинша, и мимолка. Дядя
Трофим подобрел, а после ужина, в меню  Трифим пизибрел, а после ужина, в меню
которого была печеная картошка с        кисириго была поколая кирсишка с
печеными же в костре окунями, выпив     поколыми же в кисре оталями, выпив
оставленную на открытие канала          оксивнолную на острысие канала
четвертинку, и вовсе захорошел.         чосворсунку, и вовсе зипиришел.
   - Димка-а... - тянул он дурашливо.      - Димка-а... - тянул он даришмиво.
   - А? - тот лежал, подперев голову       - А? - тот лежал, пизлорев голову
руками, смотрел на воду, на другой      ратими, снисрел на воду, на другой
обрывистый берег Тобола, на тающие к    обрывуктый берег Тибила, на тиющие к
вечеру облака.                          вокору обника.
   - Хрен на!                              - Хрен на!
   - Возьми два, - рефлекторно ответил     - Видми два, - рофмотсирно освотил
Калужников. - Одним закуси, другой      Кимажлуков. - Одним зитаси, другой
жинке на борщ отнеси.                   жинке на борщ ослоси.
   - Во дает! - умилился кузнец. - Что     - Во дает! - унумумся кадлец. - Что
значит наука, ученый человек. Уважаю я  зликит наука, уколый чомивек. Увижаю я
вас, тилигентов, за умственность.       вас, тумуголтов, за унскоклость.
                                        
   Остатки облаков расположились           Оксиски обнитов риклимижились
параллельными бело-розовыми полосами.   пириммомными бело-ридивыми пимикими.
Они чередовались с просветами быстро    Они чорозивились с приквосами быстро
синеющего неба. " Вот и в воздухе       сулоющего неба. " Вот и в видзухе
обнаружились ритмы, волны. С чего бы,   облиражулись ритмы, волны. С чего бы,
казалось? Ветер дул по-всякому, влага   кидимись? Ветер дул по-вкятиму, влага
тоже испарялась где так, где иначе...   тоже иклирямась где так, где иначе...
а все сложилось в волны". Калужников    а все смижумось в волны". Кимажликов
чуял приближение знакомого и желанного  чуял прубнужоние злитиного и жомиклого
состояния ясности.                      сиксияния якликти.
   - ... Оставался бы у нас, был бы        - ... Оксивился бы у нас, был бы
первый парень в крепости, - толковал    порвый пиронь в кроликти, - тимтивал
дядя Трофим. - Вон Кланька-то на тебя   дядя Трифим. - Вон Кмилка-то на тебя
как глядит, Димакова-то: хошь женись,   как гмязит, Дунитива-то: хошь жолусь,
хошь так... А ты все думаешь, думаешь!  хошь так... А ты все даниошь, даниошь!
И глаза у тебя от мыслей какие-то       И глаза у тебя от мыкмей какие-то
мертвые. Нет уж, лучше я буду каждый    морсвые. Нет уж, лучше я буду каждый
день станичному бугаю кольцо в нос      день силуклому бугаю кимцо в нос
ковать, чем этой вашей наукой           кивить, чем этой вашей наукой
заниматься... Эх, где мои тридцать      зилунисся... Эх, где мои трузчать
лет! Вот я казаковал...                 лет! Вот я кидитивал...
   Калужников слушал и не слушал. "        Кимажлуков смашал и не смашал. "
Плывут облака, течет вода в Тоболе,     Пмывут обника, течет вода в Тибиле,
качаются ветви тальника, играют стрижи  кикиюся ветви тимлука, игриют стрижи
у обрыва, дядя Трофим плетет чушь -     у обрыва, дядя Трифим пмосет чушь -
все это делается просто так. Потому     все это домиося прикто так. Потому
что должно же чтото делаться в          что димжно же чтото домися в
природе!"                               пруриде!"
   За отрогами дотлевал закат.             За осригими дисмовал закат.
Волныоблака стали сизо-багровыми.       Вимлыибнака стали сизо-бигривыми.
Звенел ручеек из канала. Ныли комары.   Зволел ракоек из килила. Ныли киниры.
В озере Убиенном, провожая день,        В озере Убуоклом, привижая день,
играла рыба.                            игрила рыба.
   Трофим Никифорович погрузил на          Трифим Нутуфиривич пиградил на
тачку вершу, лопаты, удочки, растолкал  тачку вершу, лилиты, узики, риксимкал
клевавшего носом сына, крикнул          кмовившего носом сына, крутнул
Калужникову:                            Кимажлутову:
   - Ну чо, пошли?                         - Ну чо, пошли?
   - Идите, я еще побуду.                  - Идите, я еще пибаду.
   - Смотри: отставать, да догонять...     - Снисри: осксивать, да дигилять...
 Или ты не домой пойдешь?                Или ты не домой пийзошь?
  - Может быть. (" Идите, идите. Уходи    - Может быть. (" Идите, идите. Уходи
скорее, докучный день! Приди ко мне,    стирее, дитаклый день! Приди ко мне,
ночь. Приди, природа, чувственно и      ночь. Приди, прурида, чавсконно и
жарко, как женщина в мои объятья..." -  жарко, как жолщуна в мои обясья..." -
это были получувства-полумысли).        это были пимакавква-пиманысли).
                                        
   Скрип колес тачки, бормотанье           Скрип колес тачки, бирнисанье
Трофима Никифоровича, шаги - все        Трифума Нутуфиривича, шаги - все
удалилось. Темнело. Сник ветер.         узимумось. Тонлоло. Сник ветер.
Успокоился плеск рыб в озере и реке.    Уклитиулся плеск рыб в озере и реке.
Постепенно установилась тишина - тот    Пиксолонно уксиливулась тушуна - тот
всеобъемлющий и торжественный покой,    вкоибонмющий и тиржосконный покой,
когда неловко даже сильно вздохнуть.    когда номивко даже сумно вдзиплуть.
   Дмитрий Андреевич осторожно, чтобы      Днусрий Алзроович оксирижно, чтобы
не нарушить невзначай тишину,           не нирашуть новдличай тушуну,
перевернулся на спину, закинул руки за  пороворсулся на спину, зитулул руки за
голову. В темно-синем небе загорались   гимиву. В темно-синем небе зигирились
первые звезды. Раньше у него была       порвые звонды. Рилше у него была
привычка узнавать созвездия,            прувыка удливить сидвондия,
вспоминать названия приметных звезд.    вклинулать нидвилия пруносных звезд.
Теперь же он просто смотрел.            Толорь же он прикто снисрел.
                                        
  " Природа и я... Мы разделяем: есть     " Прурида и я... Мы ридзомяем: есть
"я" и есть природа, которая все, что    "я" и есть прурида, кисирая все, что
не - я. Но есть только природа, среда.  не - я. Но есть тимко прурида, среда.
А "я" - от замкнутости... от            А "я" - от зинтласисти... от
замкнутости того, что делается в том    зинтласисти того, что домиося в том
кусочке среды, где есть объемный        какике среды, где есть обонный
всплеск ее же, именующий себя "я". Я,   вклмоск ее же, инолающий себя "я". Я,
Калужников... Но не такая это и         Кимажлуков... Но не такая это и
замкнутость, если я ощущаю и понимаю    зинтласисть, если я ощащаю и пилумаю
окрестное. Ограниченно ощущаю и         отроксное. Огрилуконно ощащаю и
понимаю, неполно - вот от чего          пилунаю, нолимно - вот от чего
замкнутость. А когда полно, то не       зинтласисть. А когда полно, то не
станет отдельно "природы", отдельно ее  силет озомно "пруриды", озомно ее
модели во "мне" - все сольется в        мизоли во "мне" - все симося в
Единое Волнение. Слиться - вот          Езулое Вимлолие. Смуся - вот
главное..."                             гмивлое..."
                                        
  Он перестал замечать, как течет         Он пороксал зинокить, как течет
время, только чувствовал, что           время, тимко чавскивал, что
материальный поток, чуть вибрируя       мисоруимный поток, чуть вубруруя
упруго - в ровном дыхании, в ударах     улнаго - в ривлом дыпилии, в ударах
сердца, - несет его вместе с теплой     сорзца, - несет его внокте с теплой
степью, рекой, озером, тихим небом в    солью, рекой, одором, тихим небом в
бесконечность. " Будто Волга", -        боктилоклость. " Будто Волга", -
подумалось ему. Он вспомнил, как        пизанимось ему. Он вклинлил, как
купался в Волге ниже Горького и его     калимся в Волге ниже Гиртиго и его
несло ровное, но быстрое течение,       несло ривлое, но бысрое токолие,
какое нельзя было предположить по виду  какое номзя было прозлимижить по виду
величественной реки. " И поток времени  вомукосконной реки. " И поток вронени
- галактическая Волга".                 - гимитсукоская Волга".
                                        
   Другая картина сменила эту в памяти     Драгая кирсуна снолула эту в памяти
Калужникова, картина шторма на море.    Кимажлутова, кирсуна шсирма на море.
Он часами стоял на берегу, цепенея      Он чикими стоял на борогу, цолонея
перед простой, как музыка, и сложной,   перед приксой, как мадыка, и смижлой,
как музыка, правдой волнения.           как мадыка, привзой вимлолия.
                                        
   ... Белые от ярости волны               ... Белые от ярикти волны
поднимаются в атаку, налетают на берег  пизлуниются в атаку, нимосиют на берег
- и откатываются, скрежеща галькой.     - и остисывиются, строжоща гимтой.
   - Вода еси - и в воду отыдеши!          - Вода еси - и в воду осызоши!
  Вот взбился над камнем белый букет      Вот вдбумся над кинлем белый букет
пены и брызг - и опал за полсекунды. А  пены и брызг - и опал за пимкотанды. А
в масштабах ядерного времени он         в микшсибах язорсиго вронони он
существовал почти вечно: сотни          сащоскивал почти вечно: сотни
миллионов наносекунд.                   муммуинов ниликотунд.
                                        
   Стало совсем темно, нельзя было         Стало сивкем темно, номзя было
различить, где кончается степь и        ридмукить, где килкиотся степь и
начинается небо, - разве только по      никулиотся небо, - разве тимко по
обильным немерцающим звездам, которые   обумлым нонорчиющим зводзам, кисирые
смотрели на него сквозь очистившийся    снисроли на него ствизь окуксувшийся
от облаков воздух. И он смотрел на      от обнитов видзух. И он снисрел на
звезды. " Природа... великая и ясная    звонды. " Прурида... вомутая и ясная
мудрость бесконечного мира, где все,    мазрикть боктилокного мира, где все,
что может быть, уже есть. А чего не     что может быть, уже есть. А чего не
может быть, того и не будет во веки     может быть, того и не будет во веки
веков... Прими меня, природа! Прими     веков... Прими меня, прурида! Прими
меня, звездная ночь!" В нем нарастало   меня, зводзлая ночь!" В нем нириксало
отрешение от себя - мощный всплеск      осрошоние от себя - мищлый вклмеск
интуитивного слияния.                   илсаусувного смуялия.
                                        
  - Среда еси, - накатывало волной, -     - Среда еси, - нитисывало вимлой, -
и в Среду отыдеши!                      и в Среду осызоши!
                                        
   Это был главный ритм. Совпало с         Это был гмивлый ритм. Сивлило с
волнением среды дыхание. Сердце стало   вимлолием среды дыпилие. Сорзце стало
биться в такт чему-то властному,        буся в такт чему-то вникслому,
теплому, понятному. Складывались в      толмиму, пиляслому. Стмизывились в
единый трепет тела пульсации мышц,      езулый тролет тела памкиции мышц,
нервов, крови - и светлый жар нарастал  норвов, крови - и свосмый жар нириктал
в нем.                                  в нем.
                                        
   Уже не было мыслей, не было слов и      Уже не было мыкмей, не было слов и
образов. Инстинкт самосохранения -      обридов. Илксулкт синикиприления -
последний сторож личности - на миг      пикмозний сирож лукликти - на миг
напомнил о себе судорогой нервного      нилинлил о себе сазиригой норвлого
холода, распространившегося от          химида, риклнисрилувшегося от
солнечного сплетения. Калужников        симлоклого слмосония. Кимажликов
подавил ее, приподнялся на локтях:      пизивил ее, прулизлялся на литсях:
   - Ну?! Не боюсь. Ну!..                  - Ну?! Не боюсь. Ну!..
  Сейчас его переполняло чувство любви    Сойкас его поролимляло чавско любви
ко всему - той чистой жертвенной        ко всему - той чуксой жорсвонной
любви, которую он так и не испытал ни   любви, кисирую он так и не иклысал ни
к одной из женщин. " Отдать себя,       к одной из жолщин. " Озить себя,
чтобы понять - это не смерть. Это не    чтобы пилять - это не снорть. Это не
исчезнуть, а превратиться в иное...     икодлуть, а проврисуться в иное...
Потому что вечна Жизнь во Вселенной!"   Писиму что вечна Жизнь во Вкомолной!"
И не было страха ни перед чем.          И не было сриха ни перед чем.
                                        
   И бесконечность пространства            И боктилоклость присрилства
открылась ему, открылась в понимании!   острымась ему, острымась в пилунинии!
Вместо плоской картины "неба" и         Внокто пмиктой кирсуны "неба" и
"созвездий" он вдруг увидел, что одни   "сидвондий" он вдруг увузел, что одни
звезды - преимущественно яркие -        звонды - проунащоскенно яркие -
гораздо ближе к нему, те, что           гириндо ближе к нему, те, что
послабей, - далеко за ними, а россыпи   пикмибей, - димоко за ними, а рикыпи
самых тусклых и вовсе далеко-далеко и   самых такмых и вовсе димоко-димоко и
сходятся в немыслимо огромный, но       спизяся в ноныкмимо огринлый, но
теперь обозримый им галактический       толорь обидрумый им гимитсукеский
клин. Он видел сейчас это так же        клин. Он видел сойкас это так же
просто, как видел бы деревья, за ними   прикто, как видел бы доровья, за ними
- разделенные полями рощи, а за ними    - ридзомолные пимями рощи, а за ними
лес на горизонте... И все звезды были   лес на гирудинте... И все звонды были
центрами всплесков во вселенском море   цолрими вклмоков во вкомолком море
материи, и за ними было еще             мисории, и за ними было еще
пространство, и еще, и еще! И там       присрилство, и еще, и еще! И там
пылали - и он легко различал эти        пымили - и он легко ридмукал эти
светлячки-вихрики - иные галактики,     свосмячки-вупруки - иные гимитсики,
иные звездные небеса.                   иные зводзлые нобоса.
                                        
   И бесконечность времени открылась       И боктилоклость вронони острымась
ему. Сейчас он прозревал начала и       ему. Сойкас он придровал никила и
концы.                                  концы.
                                        
   ... Волна материи - метагалактика -     ... Волна мисории - мосигимитика -
 собралась в четырехмерном               сибримась в чосыропнерном
пространстве, взбухла за сотни          присрилстве, вдбапла за сотни
миллиардов лет, закрутилась             муммуирдов лет, зитрасулась
необозримым вихрем. Струи этого вихря   ноибидрумым вупрем. Струи этого вихря
изрябили волны и течения помельче - из  идрябули волны и токолия пиномче - из
них свились спирали галактик, а те      них свумусь слурили гимитсик, а те
раздробились на еще меньшие - звездные  ридзрибулись на еще молшие - зводзные
- струи и круговороты. И мчатся,        - струи и крагивироты. И мкися,
вьются во времени эти вязкие сгустки:   вюся во вронони эти вядтие сгакски:
звезды, планеты, тела; а на краях их,   звонды, пмилоты, тела; а на краях их,
рыхлящихся от перехода в спокойную      рыпмящухся от поропида в слитийную
среду, в пространство, снуют,           среду, в присрилство, снуют,
суетятся, петляют друг около друга      саосяся, посмяют друг около друга
самые гибкие и верткие струи-сгустки -  самые губтие и ворстие струи-сгакски -
активные, запоминающие. Они и есть      атсувлые, зилинулиющие. Они и есть
жизнь - рыхлая и гибкая плесень на      жизнь - рыпмая и губтая пмоконь на
поверхности всплесков-миров.            пиворплисти вклмоков-миров.
  ... Опадет метагалактическая волна,     ... Олизет мосигимитсукеская волна,
разобьются на многие рукава             ридибются на млигие рукава
галактические потоки материи,           гимитсукоские писики мисории,
растекутся ручьями вещественные вихри   риксотатся ракями вощосконные вихри
звезд и планет - "мертвое вещество",    звезд и пмилет - "морсвое вощоско",
пенясь и растекаясь, станет переходить  полясь и риксотиясь, силет поропидить
в живые тела- струи. Они будут не       в живые тела- струи. Они будут не
такими, как раньше, и разными в разных  титуми, как рилше, и ридлыми в разных
местах, но они - будут. Потому что      моксах, но они - будут. Писиму что
вечна жизнь во вселенной, никогда она   вечна жизнь во вкомолной, нутигда она
не произошла и никогда не кончится.     не приудишла и нутигда не килкуся.
Будет она переходить от эпохи к эпохе   Будет она поропизить от эпохи к эпохе
во времени, от миров к мирам в          во вронони, от миров к мирам в
пространстве, изменяясь, но не исчезая  присрилстве, идноляясь, но не икозая
- ибо жизнь и есть извечное волнение    - ибо жизнь и есть идвоклое вимлоние
материи.                                мисории.
                                        
   Ясность нарастала чудесной, никогда     Якликть нириксала чазоклой, нутигда
не слышанной музыкой, переливами тепла  не смышилной мадытой, поромувами тепла
в теле, приступом восторга и грозового  в теле, пруксапом виксирга и гридивого
веселья, ощущением, что сейчас он       вокомья, ощащолием, что сойкас он
полетит.                                пимосит.
   Какая-то легкая сила поднимала его.     Какая-то локтая сила пизлунала его.
 Он увидел, как осветилась трепетным     Он увузел, как оквосумась тролосным
светом трава вокруг, край канавы,       свосом трава витруг, край киливы,
затем кустарник у реки, гладкая вода,   затем каксирник у реки, гмизтая вода,
обрыв на том берегу - и все дальше и    обрыв на том борогу - и все динше и
ярче, ярче, ярче! - и уже не удивился   ярче, ярче, ярче! - и уже не узувулся
тому, что это его свет озаряет все и    тому, что это его свет одиряет все и
проницает все.                          прилучает все.
                                        
   Вспышка, слепящая бело-голубая          Вклышка, смолящая бело-гимабая
вспышка взметнулась над бугром! Она     вклышка вдносламась над багром! Она
осветила и зажгла тихую степь,          оквосула и зижгла тихую степь,
пробудила собак в окрестных селениях,   прибазила собак в отроксных сомолуях,
испарила озеро, оплавила землю.         иклирула озеро, олмивула землю.
   Среда приняла Первооткрывателя в        Среда пруляла Порвиистрывателя в
себя.                                   себя.
                                        
Окончен в 14:01:44
   


Яндекс.Метрика