Сайт памяти Владимира Савченко (15.2.1933-16.01.2005). Оригинал создан самим Владимиром по адресу: http://savch1savch.narod.ru, однако мир изменился...
Новое Оружие Двуязычные: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 1 ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ. часть 2 АЛГОРИТМ УСПЕХА ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИСПЫТАНИЕ ЛУНА Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей. Часть 1 Похитители Сутей. Часть 2 Перепутанный ПРИЗРАК ВРЕМЕНИ ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники. Повесть Без окончаний: ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Алгоритм успеха ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ Испытание Истиной Новое Оружие Похитители Сутей Перепутанный Призрак времени ЧАС ТАЛАНТА Тупик Встречники
Повести Рассказы Романы Публицистика Жизнь Интервью

Призрак времени. Повесть. Без окончаний

   Без Окнч для >  7 -значн слов
Дата: 02-02-2003
Начало ||-перевода в 15:47:17

Влади САВЧЕНКО П Р И З Р А К В Р Е М Е Н И

Повесть О т а в т о р а Через сорок лет вернут к вещи, которую считал своей неуда, и найти для нее новое решение, само по себе, наверно, фантаст. Повесть напис в 1961 году, долго нигде не брали, возвращ с ругател отзыв. Наконец, опублик в перев на украинс в киевс журнале "Наука та життя", на украинс же и издал в "Молоди" позор по тем време для фантаст тиражом 30 тыс. экземпл. И стояла, как сирота, эта книжица на полке - единстве непереиздава, ни на какой язык неперевед. Наскол я махнул на нее рукой, видно из того, что перенес отсюда в роман "За перева" эпизод с перехва; так раскурочи негод для работы устройс. И рукоп утратил. Обычно я сжигаю рукоп после издания на русском, когда есть из чего сделать раскле; а с этой не стал и дожидат. Настол мне внушили, что вещь никуда не годится. В 2000-м перечи: да нет, какого черта, - идейка-то хороша. И до сих пор не эксплуатир. Да и исполне не хуже, чем нынче пишут. И - взялся перевод обратно на родной язык. Вчита - ожили персон, завели пробл - со второй полов стал писать заново. Затем и первой достал. Теперь судите: удача или неудача. Что же до даты звездн старта - и не первого! - в 2048 году, то это писал ведь на стыке 50-х и 60-х годов минувш уже века, когда все человече было удивл и обрадов, что космиче эра начал. И я, фантаст, тоже: писал о таком, но не думал, что это будет при мне. Сейчас ситуа fifty-fifty: или окончател ожлобле-вырожде, переход - сначала интеллекту и духовно - на четвере (затем, понятно, и физиче); или новый взлет, при котором до звезд и, само собой, до звездол будет рукой подать. Пролог. ЛЕДЯНЫЕ АСТЕР I. Рустам Синг дежурил в диспетчер пункте грузо трассы Земля - Космосс - Венера - Мерку послед час. Ночная Земля мерцала скоплен огней в городах и на дорогах Африканс контине. Краснов-желтый рассвет подсвеч лишь край Атлантиче океана. А здесь, на стациона орбите, в черном небе еще владычеств косма от протубера солнце. Оно нанизыв, будто стеклян гороши, на свои лучи маневро ракеты, которые сновали между шаров и дисков ангар Космост. На востоке от диспетчер пункта лучи обрывал конус ночи. Там по искусстве Млечн пути тянул верен огней. Работа неслож: следить на экранах и свето табло за движе автоматич ракет, приним рапорты контрол автома с трасс, скучать, ожидая, пока случи что-то непредвид, когда понадоб человече инициат (за все дежурс Рустама такого не было ни разу), да еще то и дело препира с теми, кто отправл и получ грузы - мбо их никогда не устраив оптимал расчет режим перево. Рустам усмехну: стоило бы слово "оптимал" замен иным - оптимум, который никого не устраив. Тихо прогу зуммер возле телеэкр "Земля". Ну, вот, пожалуй! Рустам недовол подошел к пульту. - Диспет Синг! - Констру Ферров, Антаркт, Инсти вакуум материа, - отрекомендо лысый мужчина с роскош рыжей бородой. Было видно, что он крайне возму. - П-ппочему до сих пор не отправл на венериа станцию мои аппар лучевой сварки. - Ваши аппар... - Рустам скольз глазами по таблице очередн грузов. - Ваши аппар пойдут послеза малой скорос. - П-послеза! Малой! Я же телеграфи на Венеру, что отпра их сегодня и средней! Вот! - Бородач помахал какой-то бумаж. - Если бы вы сконструир свои аппар полегче, - заметил диспет, - тогда... - Вот как! - в голосе землян чувствов сарказм. - А вы, юноша, когда-либо сами занимал таким делом~ Рустаму было двадц четыре годаа, и он терпеть не мог, когда его назыв юношей. - Не занима и не собира занимат, дорогой товарищ, поско лучевая сварка давно устар, и я, открове говоря, не понимаю, зачем вы отправл такие изделия на Венериан стройки! На Земле не удалось пристро? У землян отвисла челюсть. Он хотел что-то ответ на ехидное замеча, но не успел. В этот момент в диспетчер прозвуч: - Сообщ патруль автомат 12: неизвес тело приближа из внешн космоса к средней области трассы. Координ 69 градусов восточ и 15,5 южной... Рустам, забыв попроща с земляни, подско к главн пульту. - Траекто тела пересека с трассой под углом три градуса, - четко доклады автомат-патруль. - На предупредит сигналы не отзывае, призна управляем не обнаруж... Рустам поднял палец над клави "Уничтож метео", чтоб выпус самонаводя атомные торпеды. ("Наконец-то будет о чем рассказ!") И замер с подня рукой - потому что автомат продол: - Скоро тела девяно мегамет в секунду. Радиоизлу ни в каких диапазо нет.. - размере звучал его голос. "Девяно мегамет в секунду, почти треть от свето! Тело из иной системы!" Вот и произо тот чрезвыча случай, когда нужна инициат, когда человек обязан превзо машины в точно и быстр мысли. ... В свобод от работы время Рустам и его товар по смене сами придумы задачи о наибо опасных ситуац на трассе и соревнова, кто лучше справи с ними. Теперь это пригоди. Мозг диспетч мгнове оценил расстоя от денадца патруль до трассы, по которой один за другим на расстоя сотен километ шли транспо, и опреде самый опасный участок. Драгоце секунда, кою пришл бы потрат, чтобы прослед это на свето схема трассы, была сэконом. Теперь нужно управит с необходи клавиш на пульте. Рустам на самые нужные налег локтем, одноврем ладонью прикрыв часть фотоэлеме. Транспо ввером начали расходи прочь от опасного места. Синг нажал еще клавишу - от соседн ангара, распус огненно-белые веера, рванули в нужном направл три электромагн автом-пере- хватч с аннигилят двигате. Нажать-отпуст! Двенадц патруль начал корректир полет перехватч, одноврем сообщая: - Неизвес тело имеет форму параллелеп. Анализ вещес по отражен спект - лед. Вес около тонны... Рустам дал команду перехватч: - Отвести тело от Солнца! Только теперь он смог взглян на схему трассы. Там между светля ракет, что ползли будто муравьи, мимо неподви рубино точек астрома и патру, электро луч гнал голубую капел. Она сблизил с цепоч светля и на какой-то миг на экране сомкнул с ними. У Синга похолод в груди: сейчас вспышка!.. Но ледяной астероид попал в "окно". За ним, описав пологие дуги, кинул зеленые черточки перехватч... - Уфф... - он вытер вспотев лоб, отошел - и встрети взгля с земляни. Тот все видел и слышал. - Премн благода! - поклони Синг экрану. - За что?! - Что вы ничего не сказали под руку. Большой крист льда, а? - Чепуха! - Констру из Антаркт горячо закру бородой. - Таких кристал не бывает. Это искусстве тело! Извеща по всей Солнеч! - И то. Будьте здоровы!.. Рустам перебро рычажок переключа телевизо на отметку "Молния" Радиово понесли его голос и изображ по Солнеч системе: - Внима! Внима! Чрезвыч важно!.. - он стара выгля спокой. Только что обнаруж искусстве тело, которое летит со стороны созвез Тельца со скорос 90 тысяч километ в секунду. Это ледяной параллеле весом около тонны. К нему полет перехват, но они смогут только отвести тело от Солнца. Предла послать вдогонку звездо... Внима! Следите за секто простран от созве Тельца. Возмо, замети что-то еще новое. Передаю угловые координ... Двадц пять часов спустя наблюда Внешней обсерват на Плутоне замет еще два ледяных астеро, мчавши от созвез Тельца. Шестьде восемь суток понадоби звездол, чтобы догнать астеро, вылов их и достав на Землю, в Астрог. Три глыбы льда были соверше одинак по форме и разме. Незримая космиче пыль сделала свое: грани параллелепи некогда, вероя, прозрач, стали матов. Астролет, которые транспортир глыбы, ничего не замет внутри их; только электрома обнаруж присутс железа. На всякий случай, чтоб сохран космиче холод, астер помест в контейн с жидким гелием. Когда в Астрогр их перемес из контейн в закры бассейн, наполне таким же гелием, матовые грани астерои будто раствор в жидко. Люди, что собрал над колпа бассе да и не только они - все жители Земли на телеэкр - увидели внутри ледяных глыб людей. Две молодые женщины и плотный пожилой человек застыли там. Они быди насто очеви земные, наши, что допуще, будто прилет "братья по разуму", сразу отпало. Способ безракет путешес в космосе челов, сверхбы охлажден почти до абсолют нуля в защит ледяной оболо, примен в Солнеч третье десятил. Поэтому вернуть этих троих к жизни не состав труда. Тем не менее мир был потря. Три землян путешеств в глыбах льда не от одной планеты к другой с типичн здесь скорост; они летели со скорос дальних звездол и прошли такие же расстоя. Чудо, что они не затерял во вселен. ... Рустам Синг, увидев на экране, как из камеры теплов пробужд вышла серогла красав, схвати за голову: - И такую женщину я едва не испепе ядерной ракетой! II. Высокий, слегка сутулый человек не спеша шагал по лестн к комнате на пятом этаже, где отдых три астрона. Председа Звездн комитета Остап Искра весь день сегодня провел в Централ архиве звездопла. И сейчас заново вспоми то, что ему удалось узнать из старых научных отчетов, микрофил, фотогра, рапор патруль автома, даже газет вырезок об этих троих. ... На расстоя десяти парсек от Солнца у холод прост летит желтооран, то есть невысок накала, звезда, которую относят к созвез Тельца. У нее нет назва. В звезд катал Гумбри есть только номер Г-1830. Невооруже глазом ее можно различ только с Луны, где не мешает атмосф. Звезда мчит к далекой группе Плеяд с необыкно большой скорос 376 километ в секунду. Лет восемьд назад ученые Централ Лунной обсерват обрабо данные многовек наблюде за движен Г-1830 и пришли к сенсацио выводу: тело, что движе с такой скорос по траекто звезды, не ожет принадле к системе Млечн Пути. То есть Г-1830 залет сюда из другой галакт. Астрон даже определ, из какой именно: из спирал галакт М-33 в созвез Треуголь. Внегалактич гостья в нашей системе! Сотни миллиар лет две галакт, Млечный Путь и М-33 развива независ и изолиров друг от друга - если не приним во внима слабые, улови лишь телеско лучи света, коими обменива эти громад сгустки материи. 730 тысяч парсе раздел Млечный Путь и М-33 - два с полови милли световых лет. И во звезда оттуда летит поблизо, рядом, на расстоя десятка парсек - рукой подать. Путешес к ней равно полету в галакт М33. Своя Галакт в то время казал достато хорошо исследова; поэтому чужая особе привлек. Наибо всего нараста разнооб сущего во Вселен по мере удале от Земли. На жарких каменис плато Венеры космона обнаруж небелко кремнийоргани жизнь: там птероящ водил в раскале пещерах, а ихтиоза жили в озерах асфальт смолы. На раскале стороне Мерку обитали металлооргани насеко. Первые автоматич ракеты, вышед за границы радиошумо фона Солнеч системы, прине записи осмысле сигна, что шли из звездн ядра Галакт. Два десятил назад автоматич звездол зафиксиро у двух планет ближай к Солнцу звезды Прокс Цента группы метео, которые "произво меняли орбиты". По анализу их электромагн излуче ученые пришли к чрезвычай откры: там в откры космосе, в вакууме, живут сознате-разум кристаллич сущес! Выход: чем дальше от Земли, чем более отличал от земных условия разви материи, тем необыча с точки зрения людей был путь этого разви к высшей своей форме, Жизни, Разуму. Каковы же они около звезды из другой галакт, которая пролет мимо на расстоя всего десятки парсек? ... "Какие-то десять парсек..." Искр покачал головой. Свет пролет их за тридц три года. Это значит даже сейчас, на высокой субсвет тридц пять лет туда, столько же обратно. А тогда, вначале Эры звездопла... Антивеще синтезиро искусств. Снаряж звезд экспеди стоило столько же, сколько год жизни всего человече. Техника анаби еще не вышла из лаборат, да и там экперименти более на обезья и собаках. Такое путешес в то время было за преде и человече сил. Нет, сильных и смелых людей было достато. Но в психике всех остался след двадцат столе - века револю, войн, невидан откры и изобрете, кипения страс и борьбы... Каждый, где бы он ни был, чувство, что дышит тем же возду, как и все, что дела и события на другой стороне планеты касаю и его, что спутник, пролете над ним, вызвал у него те же мысли, что и у миллио других людей. Каждый чувство себя членом сложней многомиллиа семьи людей. Мир расшири, жизнь людей стала многогра и наполне; за год человек испол больше замыс и дел, чем в ХХ веке за десятил. И - вырвать челов из кругово жизни, обречь на многоле (даже многодесяти) прозяба в Космосе обещало почти верное пораже. ... О, если бы в межзвез переле и вправду были опасно, которые горазды описыв писат в своих романах: облака зловеще-разум пыли, коя разруш обшивку кораб, смертоно излуче, космиче ямы с потустрон свойств, а тем более космиче чудов или железные роботы-дитат! Но уже во время первых полетов автоматич ракет стало ясно: космос такит в себе нечто куда более простое и страш: опасно под назван Ничто. Ничего нет, даже смен дня и ночи. Даже тяготе, света, звуков. Тишина. Пустота. Тьма. Тогда в памяти людей еще не сгладил впечатл о пораже... нет, просто конфузе - с звездол "Фрегат". Машину оснаст уникаль обо- рудован с безошиб и точно действую автомат. Они вели корабль по курсу, делая все необход расчеты, перемещ грузы, готов пищу, траслиро музыку и перегов... даже открыв двери. А какой был конкурс для участни первого звездн полета! Все они должны были быть даровит учеными, хорош спорсме, не чуждат музыки, живоп и литерату, облад юмором, привлекате внешнос и т.д., и т.п. Отобр двадц ярких индивидуаль и отправ к альфа-Центра по трассе, проложе автоматиче ракет. И... "Фрегат" верну, не проле и трети пути. Еще бы! Людей, кои привы к ежеднев напряже деятельн, к разнообр земной жизни, избалова общим вниман, вдруг обрекли на многоле безделие и забве. Для них останови жизнь. Двадц неповтор индивид осатан от ничегонеде, от купаний в шаровом бассе, от упражн на снаря, даже от утончен бесед друг с другом. Они насмерть перессори, стали враждов, интриго - жизнь на корабле стала невозмо, опасной. Вернул ни с чем. Вспыхн споры. Инжен начали сочин иные проекты. Может, вообще отстав людей от этого дела, целиком перепору исследов Вселе автома? Но они лишь расши и уточнят сферу Известн, ибо в принципе неспосо замет Новое, ради чего и стоит лететь... Установ в околосолн простран многокиломе телеск-рефлек идеаль криви? В них можно рассмот планеты около ближних звезд так же подро, как видим Марс и Юпитер. Но и это не то... Кто-то даже предло создать на окраине Солнеч системы "спутник-интер", в коем воспиты будущих астрона с детства, с младенче... Но автор этого проекта на всякий случай решил остаться анони. Возобнови теоретиче и эксперимент поиски "принципа сверхскор", который позво бы отказат от положе теории относитель, что ничто материал не может превзо скоро света в вакууме. Возгла поиски выдающи физик Бруно Аскер. Ученые ломали головы, как с наимень расхо времени преодоле буднич для Вселен, но сверхогро для нас дистан, что раздел звезды, - но не нашли ничего, что опровер бы преобразо Лорен (приписыв Эйнште). - Нынеш знаний явно мало, чтобы перейти к следующ в сравне с релятивис механи этапу в теории движе и, понятно, в самом движе, - характери ситуа Бруно Аскер. - Нужны новые сведе о вещес, простран, мире. Чтобы добыть их, возмо, приде лететь не за десятки, а за сотни и тысячи парсе. А чтоб лететь, необход знать сейчас то, что узнаем только после полетов, - принцип сверхскор. Получае замкну круг." А мир звезд манил! Гипотетич сверхсвой белых карли и нейтрон звезд, сияющая пустота красных гиган, направле излуч космиче частиц, шорох межзвезд водор, невыразите бормот в радиодиап гасну светил... Наблюда на незем обсерват открыв все новые планеты у далеких звезд. А желто-красная Г-1830, гостья из другой галакт, уходила со скоро 376 километ в секунду, удалял каждый год на два размера Солне системы на семнадц миллиар неподвиж россып сияли над Луной и Марсом - влекли, будто поощр людей, которые уже поняли вкус своего могущес. Зов звезд! Остап Искра хорошо знал, что это такое. В ясную ночь не можешь спать, до галюцин выразите представл сумереч отблески на корпусе космол, раскале до голуби от громад скоро рой звезд впереди. Мысли просты и величеств, забыва о трудно пройде парсе пустоты и тьмы, о сосущем сердце одиноче; остае лишь одно: что там, около ярчай звезд впереди?.. Не один раз этот зов срывал с Земли и бросал в простран Остапа. "Нужно набрат терпе, - говор умудре-умерен. - Может быть, через полстол и удастся снаряд экспеди к загадоч Г-1830. А пока - увы!.." Тогда шестеро заявили: "Мы полетим к Г-1830. Полетим сейчас... строя в пути звездо. На скоро 0,8 от свето!" ... Впрочем, сначала их было трое. Констру Стефан Март, инженер- космостро Иван Корень и межплане Антон Летье. Они опублик свой проект-програ сразу и полета в звездол "типа мастерс", и достро его. Звездо-мастерс... Искра вспом фотосни этих троих, найде в архиве. Смотрел и удивля. Ну, Антон Летье, тридцатидвух красавец и асс номер один, понятно; тонкие черты лица, дерзкая улыбка и такой же взгляд, вьющи волосы. Такому все дается легко, сама жизнь игра... Стефан Март смотрел со снимка холодно и решител, стиснув губы. Тоже, видать, человек честолюб и упрямый, готовый лечь костями, но доказ свое. Но вот Иван Корень. Простое мясис лицо, корот волосы с сильной сединой, толстые губы, простоду взгляд нескол выкачен глаз. Он выглядел медлител, осторож - из тех, что семь раз отмерят, один отрежут. Трудно было повер, что именно ему принадле эта отчаян идея. Через некото время к ним присоедин две женщины: Марина Плашек - лекарь, биолог и девятнадцати Галина Крон - инженер-радист. Даже теперь такой - в принц необоснов - проект Звезд комитет взял бы под сомне. В простран должен был поднят не звездо, а просто трехсотмет цисте с фотонн двигате, большим запасом материа, станков, инструме, продовольс ... и экипаж из шести человек. Достро и оборудо звездо эти смельч намерева сами - в космосе. "На приключ лучше не рассчитыв, - предупре членов экспед Корень, - лететь доведе годы и годы, десятил. Это будни. Жизнь челов наполн и делают содержател работа и творчес. Ни развлеч, ни спорт, ни что иное их не заменят. Вот и спланир все так, чтоб никогда не остат без дела, исполн задуман, прояв мастерс." Словом, Корень был челове дела. Он хорошо все прики: за 12 лет пути шесть работя специали смогут оборудо звезд, даже трудясь без натуги. Но все равно проект многих шокиро. Столько проект институ и заводов, сотни тысяч специали трудя над пробле звездопла... и на тебе. Обойду без них. Нет, шалишь!.. "Послать людей в дальний космос на таком, с позволе сказать, вездол - то же самое, что отправ их прямо на тот свет!" "Если им посчастли вылет из Солнеч, все равно они не смогут затормо у звезды." "Даже если затормо у Г-1830, все равно астрона не в силах будут разверну обратно..." - и так далее, и тому подоб. Наибо яростно, как свидетельст пожелте стран газет и протоко заседа многих комис, ополчи на проект Бруно Аскер - физик, матема, космо, выдающи ученый того времени. Студе на видеолек и по сей день видят этого толст дядю, слышат его грубый голос и далекую от академиче изыскаанн речь. Ныне он классик. А потом случил непредвид: Бруно стал шестым участн экспеди. Вероя, это и решило судьбу голосов в Звездном комит. Астрона стартов отсюда, из Астрогр, шестьде девять лет назад, в октябрь день 2048 года - на звездол, который даже не имел назва. "Назовем, когда достр", - пообе Корень. И вот трое из шести вернул... без корабля. III. Остап Искра приотк дверь и останов на пороге комнаты. Глаза всех троих были приков к горам и морю, что расстил внизу. Женщины стояли на балконе обнявш, мужчина нескол в стороне обперся о перила. Искра на мгнове увидел все их глазами, глазами людей, которые много лет смотр только на приборы и на черное небо в колючих точках звезд. И он, когда возвращ оттуда, жадно вбирал глазами белосне тучки, которые легко плыли в голуби, синева снежные вершины гор, зеленые, прониза лучами солнца волны, разбивавш, налетая на парапет набереж, на брызги и пену; на потоки машин, мчащи по улица, на зелень двухяру бульва, на фигуры и лица незнако, но родных людей... Он точно так вдыхал терпкий воздух, подстав тело свежжему предвечер ветру с моря. Остап Искра приблиз к троим. - Ну... здравств. Здравств, Галина Крон. Я ведь не ошибся? Девушка улыбнул одними синими глазами, подала руку. - А вы Марина Плашек? - Да, здравств, - услышал в ответ прият чистый голос. - Стефан Март, констру? - Удивите точно, - не без едкости усмехну тот, крепко стиснул протяну руку. - Я просто в восто. А вы?.. - Искра, председа Звездн комит. - Остап проше по комнате, сдвинул в ряд кресла, выкатил их на балкон. - Садит... и рассказыв. Что с вашим звездол-мастерс, где он? Где осталь? - Как, радиогр не получ, вы ничего не знаете?!.. - голос Галины Крон задро. - Выходит... - Ничего не выходит, Галинка, - сказал Стефан Март, усажива в кресло. - Не забывай, что на Земле прошло... какой сейчас год, председа? - Две тысячи сто семнадц. - ... прошло 69 лет. За эти семь десятил было столько событий, что радиогр могли потер или забыть. - Не потер, не забыли... во всяком разе, то, что дошло... - Искра достал лист бумаги, развер. Но дошли, к сожале, обрывки. Вот: "...ние, Солнеч!" - вероя, "Внима". "Буревес"... шумы... "мы летим со скорос ноль девяно одна от свето..." - Искра вопростие взгля на троих. - Выходит, сильно превыс расче скоро? - Да, - кивнул Март. - Что там дальше? - Снова шумы, нерасшифров слова... "Местонахож Г-1830..." - опять шум. "... маршр такие..." Вот фраза, которую разобр, но она всех озадач: "... яркость Г-1830..." - шум - "... пропорцио квадр расстоя до нее. Парлакс тоже..." - Председа удивл поднял голову. - Зачем сообщ такое, из школь учебни? - Яркость звезды уменьша пропорцион квадр полет расстоя до нее! - сердито сказала Марина. - Уменьша, понима! - Уменьша!? - Остап пораже глядел на женщину. Прижа рукой листик на его колене трепе на ветру. - Та-ак... "Повто, паралакс уменьша..." - шумы - "Столкну с... течен... Вынужд и должны..." - шумы - "... чтобы исследо это явление..." - Искра вздох, подал листок Галине Крон. - Вот и все. Осталь не расшифро даже вероятнос машины. Если учесть, сколько эти сигналы шли в простран, и это чудо... Вообще здесь все вспомн, что ваш полет изначал, прошу проще, отдавал авантю. Даже назва кораблю вы дали в пути, привы к нему... а здесь ломали голову: что за "Буревес"! Астрона не слушали его, склонил над листком, заворож смотр. - Значит, они все-таки пролет в расчет время! - восклик Галина. Удалось. И сейчас, наверно, возвраща... - Почему такой шум, искаже? - Март вопросите глянул на Галину. - Может, передат? - Передат был в порядке! - увере ответ инженер-радист. - Просто предел слышимо, Эфир Солнеч запол радиоперед... Плюс скорость 0,91 от свето, допплеров сдвиги частот. Все ведь было на пределе... - И даже за, - кивнул констру. Задумч продеклами: - "... как к нумизм стерши пятак, или как свет умерших звезд доходит." Ну, приняли радиогр - и что дальше? - поверну он к Искре. - Мы... то есть не мы. Тогда, в 2078-м, я был в своей первой экспеди. Руковод комит, судя по протоко, недоуме. Во-первых, при таком превыше скоро вы должны были сжечь весь запас аннигил. А без него - сами понима... Если учесть, что к вашей экспеди многие относи скепти... - Ну, конечно! - Словом, решили, что вы попали в беду. Надо спасать. Но на такой скоро вас мог догнать только звездо-автомат с радиоприв. Его и послали - а том же 2078-м, в октябре. На скоро 0,93 от свето по вашей трассе. Он остав радио, по которым переда сообщен... - Какие же? - Однотип: прошел столько-то, ничего не обнару... через год: прошел еще столько-то, ничего не обнару... И так все эти годы. Как по- вашему, что мог подум и решить Звезд комитет?.. - Что звездо погиб. Спасат уже отозв? - Приказ радиров вчера. После перехв вас... увы, только троих. Аварий выброс команды в ледяных астерои - самый красноре признак, что "Буревест" вашего больше нет. Жаль, что обнаруж не всех... или они прибу позже? Вы ведь тоже не одноврем. Что у вас там произо? - Они прибу намного позже!.. - Галина рассмея, закинув голову; но в ее смехе был оттенок истерии. - И не в анаби. Дождат бы... - Дорогой председа Искра, вы вылов всех! - Марина смотр иа него ласково и благода. - Мы надеял, что долетит и будет перехв хоть кто-то, чтобы рассказ... ну, в лучшем случае двое. Но перехва в объеме Солнеч троих!.. - Да, техника эти семьде лет не стояла на месте! - добавил Март. - Хорошо, оставим восто на потом, - поднял ладони Искра. - Кстати, вы должны быть наибо благода тем, кто вас так точно напра. Но сначала вопросы. Что произо? Где еще трое? Где звездо, если он не погиб и на трассе его нет? Ведь простран есть простран, сами понима; все видно. И наконец, что означ та фраза из радиогр и ваша расшифр ее: что яркость звезды Г-1830 УМЕНЬША от приближ к ней?! - Простран есть простран... - раздумч повтор Марина Плашек. - И время есть время - так? - Вы вроде как сомневае в этом? - Искра пожал плечами. Он чувств некото неловко с самого начала беседы: он был старше и по возра, и по положе - и в то же время явно моложе, МЕНЬШЕ их, пережив такое. - Выходит, старый Бруно был прав, - так же задумч вела та. - Есть вещи, которые можно познать только в упор. На местно. Там. Галина рывком поднял с кресла, подошла к перилам, взглян в небо, показ рукой вверх и в сторону гор: - Они теперь во-н там! В созвез Скорпи. Все четверо были астрона - и не нуждал в звезд картах, чтобы даже днем на Земле сориентиров во вселенс простран. Но Искра был ошелом: женщина указала не на созвез Тельца, кое сейчас было внизу на востоке, под горизон, а в противопол сторону! - Да... - кивнул Март. - Уже лет шесть, как долет - к звезде. Должны возвраща. И им очень не помеш бы помощь. На обрат пути. А может быть, даже - извин, Галина и Марина, - и спасе. - Он поверну к Искре. - Давайте, начну я. Потому что в тот день дежур мы с Иваном Коренем... Часть первая. С ТОЧНОС ДО НАОБОРОТ 1. "Откры, оно же закры..." I. В механиче отсеке звучала чистая мелодия скрипок. У каждого астрона были свои любимые компози, свои избран записи. Иван Корень любил Третий концерт Бетхов для фортепь с оркест. Под эту музыку хорошо работал и думал. Вступле скрипок в темпе медлен марша. Потом нежная певучая мелодия... Сейчас вступит фортепь. В динам щелкн, послыша тенорок Стефана Марта: - Иван, а ведь со звездой что-то случил... - Случил? - капитан выклю станок, удивле скоси на динамик. - Испорти, что ли? - Наверно, да. Она, осторо говоря, не станови ярче. - Но это оптичес обман - от увеличе скоро, - подумав, спокойно сказал Корень. - Звезда была оранже, потом пожелт, теперь она голубая. Эффект Доппл. А наиболь чувствитель глаза приходи на желтый цвет... - Спасибо, я тоже все это прохо! Но вот сейчас смотрю - и глазам не верю. - Ну, хорошо, проверь прибор распредел яркости звезды по спектру. Ты ведь понима, что это чепуха? - Понимаю, Вань, понимаю. В том-то и дело, что я все понимаю... - голос затих. Щелчок - и снова зазвуч музыка, соло фортепь в бетхове конце. Корень снова включил электроэроз станок. Сине-белые искры начали хлест латун цилиндр, выплевы в бензол черные крошки и муть. После электрор остава глубо трапециов паз. Искры погасли. Корень извлек из ванны теплую втулку, остро пахну бензо, потро поверхн паза: шерша. Вытер втулку, зажал в тиски. Достал из ящика напиль с мелкой бархат насеч, начал осторо притир грани паза. Вечная музыка звучала среди вечных звезд. Руки Ивана делали другое не менее вечное дело, без котор ничего не было бы: работу. Созида. И сложный ритм конце Бетхов удивител образом совпа с движен рук Кореня. Он даже начал тихо подмугыки. Все идет хорошо, на славу: и втулка, и экспеди... жизнь удалась. Минуло пятнадц лет со дня старта, по внутрен счету девять. Если вычесть время анаби, каждый из них прожил в звездол не более четырех лет. А сколько сделано! Тогда от Солнеч удалял, выбрасы голубые столбы пламени, трехсот- метро герметиче цисте. На три четве она была запол аннигил, восьмую часть занимал склад материа, инструме, приборов и продоволь. В носовом, угнета пустом и неуют отсеке сидели на ящиках шестеро, четверо мужчин и две женщины. Они посматри на голые стены с сизыми следами сварки и раздумы, с чего начать. - Да-а... - усмехну Корень своим воспомина, бросил втулку в банку с чистым толуо: отмыть масло. Цисте без назва (его решили дать, когда все сделают, обустр) ввинчива в простран. Внутри же - да и снаружи - кипела работа. Первые годы трудил все астрона: свинчив параболич решетки антенн в пустоте под бешенно крутящи звезд, собир схемы, налажив и вывер курсо автом, малярни, прессов из пластм бытовые приспособ, проектиро и монтиро душевые и санузел так, чтобы отходы шли на удобре в оранже, склонял над станк, отыскив в гигантс корпусе кораблч игольча отвер истече воздуха, переплав отходы материа, готов пищу... Но наибо увлече каждый испол свое любимое дело. Вряд ли кто из членов экипажа создал бы такую оранже, кроме Марины Плашек. А кто лучше Галины Крон озвучил бы все отсеки! Всегда есть музыка - вместо угнета тишины простран: стереозву, будто сидишь в хорошем концер зале, той же полноты диапа. Это нужно уметь и любить. "Как много может сделать человек!" - подумал Корень. На Земле твой труд растворя в работе многих, не так заметен. А здесь - вот она, соверше звезд машина, сгусток их работы, мысли, творчес; их корабль, жилище, инструм исследов Вселен. "Буревес!" Они шестеро создали это за 4 релятивис года жизни. Теперь работу даже приходи эконом... Стефан вошел в мастерс, глянул растеря исподло: - Яркость звезды не увеличи против старто. Ни в одной части спектра. Так что эффект Доппл не при чем. - Главный констру утомле прижмур. - Знаешь, по-моему, яркость даже уменьши... Они вдвоем дежур на корабле. Осталь спали в контейн анабио устано при темпера, близкой к абсолют нулю. Когда самое нужное: обсерват, энергосис, оранже, каюты и кухня, система автоматиче управле двигате - было исполн, перешли на режим трехмесяч дежурс по двое. И силы, и жизнь также следов эконом. - А скоро? - Та же, 0,82 от свето. С чего бы ей менят! Двигат выключ. - Стефан пригла пятер редкие волосы. - Слушаай, ты что-то понима? Мы летим к звезде, а она темнеет, будто удаляе! Мы прошли почти половину пути. Г-1830 должна светить втрое ярче, а она... - Фотоэлем в порядке? - А с чего им быть не в порядке, это же криста! - Полупроводн, очень чувствите. Сравни с эталон. - Хорошо. - Стефан поверну к двери. - Постой! - оклик Корень. - Пошли вместе. В стометр корид, что вел мимо рубки управле к носовой обсерват, тоже звучало фортепь с оркест. Здесь было прохла - всегда, когда не работ двигат. Корень и Март прошли мимо оранже; там пышно цвели розы и пионы, зелен овощные грядки, выстрои карлико, специал выведен для пассажир планетол яблон и апельсин деревца. Минов оваль двери кают, люки пищевых холодильн, покры инеем двери отсека с установ "Засыпа - пробужд" - от нее веял колючий холод. Проходя мимо, Корень подумал, что через 36 часов они со Стефа вернут к жизни двух астрона, а сами залезут в контейн и на три месяца преврат в куски льда. Да и пора, они уже устали от однообр пути. Выгну стены корид были распис от пола до трапа - им пользова, когда работ двигат и ускоре меняло привы представл о "верхе" и "низе". Чего здесь только не было! Закат над темно-синим морем, крова полосой между призрач облак... Вот голубой ветер прижал к желтому песку неземн вида расте, срывает и несет красно-желтые лепес... Зеленые поля по бокам гудроно шоссе, а на нем у горизо малень мотоцик... Все намалев размаши и ярко: Антон Летье не любит смешив краски. - Скоро ему негде будет рисов, - заметил Март. - Ничего. Закра и начнет по новой. Стефан открыл массив двери в конце корид - и, так казал, ступил прямо в бешенно вращающ звезд простор. Корень, следуя за ним, хоть и знал, что прозрач полусф обсерват прочна, как броня, ступил на нее с инстинкти опаской. Здесь тоже было холодно: космос высас тепло сквозь полусф. - Включ освеще? - спросил Март. - Не надо, пусть глаза привык. Они наощупь нашли сиденья, закрепи в них. Капитан включил противовра обсерват. Звезды замедл головокружит бег. Возни тошнотво ощущение стремител падения - переход к невесом. Корень чувсто, как на коже выступ липкий пот, во рту набирае слюна. Через силу усмехну: на чем он только не летал, а так ие избави от этих присту морской болезни; только и того, что наловчи их скрыв. За прозрач полусфе ярче всех пылал Альдеба. Из-за скорости "Буревест" он выгля не желто-красным, как с Земли, а бело-голубым. - Видишь, какой он стал, - Стефан указал рукой. - Чувству, что до него уже не 12 парсек, а восемь. А наша Г-1830 наобо... Через нескол минут их глаза привы к темноте. Теперь в свете звезд можно было различ не только контуро многообъект телеск, похо- жего на дерево с обрублен ветвям, но и шкалы прибо, риски делений на микрометрич конусах. Болезне переход к невесом кончи, астрона будто окунул в спокой, неощут легкую воду. Констру поискал в шкафч, выбрал самый чувствите фотоэле, стал провер его по стандар свето точке. Корень склони к окуляру. Россыпь звезд в круге телеск стала гуще. Капитан сразу отыскал в центре, у перекре неяркую звездо. Грома скоро звездол преврат ее из оранже в бело-голубую. "В чем дело? Мы не следили за ней постоя - так, присматри. Зачем издали наблю то, на что досыта насмотри вблизи?.. Обнаружи переменн? Так вдруг? Астрон наблюд Г-1830 два века - и не замет колеб яркости. В чем же дело?" Стефан прила фотоэле к спектроскопи приста телеск, настр. - Смотри сам. Корень глянул на радуж полоски на экранч, числа под ними. Бесспо, яркость уменьши. Почти втрое. Приборы не врали - там нечему врать... Так не бывает, чтоб звезда, которая ровно светила века... да что! - милли лет, вдруг, когда к ней полет, начала угасать. Проме еще раз, сам переградуи шкалу, вниматель осмот все и вся, вытер незри пылинки; все равно. Включ свет и компью. Иван вывел на экран справоч данные, формулу, которую помнил с школь времен. Ввел пройден "Буревестн" дистан, попра на скоро, спектрал сдвиги... просчи точно. И вышло точно: звезда, к которой они летели - сиречь приближа, - уменьш яркость ровно настол, как если бы они на такое рассто УДАЛИЛ от нее. По всему спектру. Корень поверну к Марту. - Ты что-нибудь понима? Тот отрицате покачал головой: - Пока лишь только величие Вселен... Что собирае делать? - Надо измер паралл Г-1830. - Думаешь, астрон ошибл, расстоя до звезды иное? Этого не может быть! - И такого убыва яркости тоже. А оно есть... Не забудь постав под- порки к дерев, а то сломаем. Он развер "Буревес" на 90 граду и включил двигат. Сорок восемь часов они наполн звездо равноме тугим дрожан и двойным ускорен, двойной тяжес. Теперь корабль сноси в сторону от луча Г-1830 на 5000 километ за каждую секунду. Через двое суток смеще стало замет. Корень и Март измер угол, на который сместил звезда. Молча, каждый отдел они взяли данные измере и подсчит расстоя от звездол до Г-1830. В другое время оба рассмея бы, если бы кто-то сказал, что их встрево элемент задачка для младшекласс: по двум углам и стороне вычис треугол... Но сейчас им было не до смеха. Астрона обменял бумажк. От Солнца до звезды было 10,1 парсек. После пятнадц лет полета "Буревест" к Г-1830 с субсвет скорос расстоя до нее составл 13,883 парсека! Расчеты совпали до треть знака после запятой... Не было сомне: они летели к звезде, видели ее впереди - и в то же время удалял от нее. Причем как раз на столько, на сколько должны были приблизи - на 12 свето лет. Оба молчали, оглушен этим открыт. Корень, болезне намор лоб, через силу произ: - Время... Больше нечему быть. Только оно. - О чем ты? - не понял Март. - Об этой звезде. Понима, у нее время течет противопо нашему. Потому так и получил. Она не впереди, а позади нас... - Он схвати за голову. - Полтора десятил лететь не туда, не в ту сторону!.. Стефан смотрел на Кореня растеря, даже с испугом. - Ты с ума сошел!.. Постой... если знак времени измен, то по уравне- ниям Максве электромагн волны света пойдут не от источн, а к нему. К нему!.. Мы же и на Земле, и здесь смотрим навстр этим волнам. Не спиной же восприни... Постой, может что-то еще? Капитан подня, покру головой: - Ну и положен! - Так что, будем тормоз? Туда, - Стефан мотнул головой в сторону созвез Тельца, - лететь явно нет смысла. - Не спеши. Где потер годы, дни ничего не решают. Надо посоветов. II. Не оранже, а Анабиоз Устано "Засыпа - Пробужд" была главным детищем и главной работой Марины Плашек. На Земле она лишь изучала это дело; с собой взяла нескол кроли для первых опытов. После обустрой "Буревест" к конструиро устано подключи все (в собстве интере, как резонно замет Марина) - и сделали на совесть. "Даже неизвес, есть ли такие на Земле!" - заявил тогда Летье. ("Сейчас-то, пожалуй, уже есть," подумал Корень.) Второе после звездол устройс, приняв вызов Всекун, ее надчеловеч простра и времен: устройс для прерыва жизнедеятел. Многокр, вроде включе и выключе компьют. Корень не раз пробуж товари, подверг этому проце сам - и всякий раз удивля происходя. По-настоящ удивлят следо противопол операц, засыпа: под воздейст резонанс облу- чения генерат молекуля колеба тепло тряска молекул и атомов мгнове замедля; тело челов охлажда так быстро, что влага в тканях не успев кристаллизо - каждая клетка, мускул и нерв оставал целы и живы. Но человек при этом превращ в стеклопод глыбу; это было проти и страшно. А превращ в миг пробужд сизого куска аморфн льда в человека - это было чудо. Март стал у пульта молекуля генерат. Корень надел асбест рукав, вкатил на площа покры инеем контей с вмпрз в лед челове. Капитан был сосредот и хмур. Он очистил от инея верхнюю грань контейн. Там, в прозрач толще льда, застыл мужчина. Глаза его были закрыты, под белой кожей выразит- но выступ мышцы. Антон Летье, или просто Тони, первый пилот. Иван устано контей под рефлект генерет. Стефан повернул выключа. Мощный поток сверхвысокоча энергии прошил сразу лед и тело. В неулови миг восстанов тепло движе молекул. Лед стал водой. Тело Тони из синего преврати в бледно-розовое. Но пилот не проявил призна жизни. Обмяк тело безвол качалось в воде. - Что это с ним? - обеспоко Март. - Придурю... - бормот Корень, закатал рукава, погру руки в воду и энерги пощеко Тони. Тот сразу подхват, выпрями, по грудь высуну из воды. - А, это ты, Иван... погоди, а почему? Мы ведь дежурим после Галинки и Марины. - В его глазах мелькн разочаров. Расплеск воду, он выско из контейн, тряхнул головой, откинул назад мокрые волосы. Вопросите взгля на товари. - Что-то случил, ребята? Вместо ответа Корень протя ему полоте. - Одева, сбор через тридц минут в отсеке управле. Нагая Марина Плашек просвечи сквозь мутнова слой льда, как в полумр: это подчерки извеч прекрас тайну женственн, женск тела. Сейчас она раскр лучисто-серые глаза, соберет в тяжелый узел пепель волосы и слегка смуще усмехне. Иван положил руку на край контейн - холод почувство и сквозь асбесто рукав. Женщины на корабле... Марина, Галя. Обе чудес, каждая по-своему. Рядом с ними хотел быть краси и остоум. Хотел нравит им. Понятное дело, что за товарище отношен прятал и другие чувства. Но никто не пытался сблизит, понимая, как это услож жизнь на корабле. Прятать такие чувства было легче, пока астрона жили на звездол все вместе, трудил, все были на виду. Когда же начал дежурс по двое, "нестой лиричес равнове", как называл ситуа Бруно, могло быстро нарушит. Поэтому капитан своей властью опреде: Марина и Галя дежурят в одной смене. И точка. ... Первым Марина после пробужд увидела Кореня, улыбнул радос и удивле; на щеках возни чудес ямочки. Потом замет и Марта - уголки губ дрогн, улыбка исчезла. Отжимая мокрые волосы, она смотр на них. - Давно я не видела вас такими небрит, парни, Что-то случил, а? Корень косну ладонью подборо, наткну на щетину. - В самом деле, не побрил... Бруно Аскер даже во льду, казал, о чем-то размыш. - Полне, физик. Если так пойдет, следую раз вас не удастся проморо, - заметил Март, помогая ему выбрат из контейн. ... Корень не раз спраши себя: вот если бы он, Иван Корень, сперва яростно нападал на проект звездол-мастерс, а потом пришел просит в состав экспеди, - приняли бы его? Никогда и ни за что. Посмеял бы в лицо. Потому что он человек обыкнове; Иван это давно понял и не печали напра. Правда, сделал и достиг в жизни немало. Но все создан им не имело всепокоря блеска таланта; ну, умел работ, борот, отстаив свое, добиват результ - но и только. А Бруно приняли. Бруно Аскер! Этим все сказано. Корень усмехну, вспом юбилей Аскера, тридцатил "плодотв научной деятельн". В надлежа день и час у входа в лаборат Аскера (он тогда работал в области ядерн аннигил) собрал ученые, студе, корреспон, просто любопытств. Брун вышел в синем, перепачка графи и маслом халате. Из толпы выдели пожилой солидный дядя с бумаж в руке, откашля... Но юбиляр его опере, загов первый: "Любовь к круглым числам свойств тем, кто плохо умеет считать. К тому же я сторон двоич системы. А в ней 30 число некруг..." - и пошел по своим делам. Бруно вылез из контейн пробужд, как из бассе: отфыркн, вытряс воду из правого уха. - Заболев зеркаль болез, физик, - решил Корень присоеди и свое мнение к предыду. - Что за болезнь, впервые слышу, - покоси в его сторону Брун, вынимая из шкафч одежду. - А это когда свои ноги могут увидеть только в зеркале... - Хм... остроу, но и только. - Бруно легко наклони, достал ладонями пол. - Понадоб - похудею. - Достал из штанов сигар, закурил, пошел. "Уже понадоби", едва не крикнул ему вслед Корень. Остался послед контей. Иней на нем оттаял, пока разморож других. Галина Крон лежала во льду, закинув руки за голову. Корень подкатил контей к площа генерат, когда в отсек вошла Марина. - Капитан, я давно собирал сказать тебе... - решител начала она - и запнул. Поверну к Марту. - Стефан, оставь нас, пожалуй. Мы управи вдвоем. Тот вопросите посмот на Кореня. - Хорошо, иди, Стефан. Когда Март вышел, Марина сказала, смуще улыбнув: - Понима, Иван... Галина ждет ребенка. У Кореня на миг потемн в глазах. Только этого сейчас нехват. Он внимате посмот в контей. Да, похоже. Животик Галины был неско выпячен вверх. "Летье?.." Похоже. Стало понятно разочаров в глазах пилота при пробужд. Как-то выход, что Крон всегда работ с Тони. А однажды капитан, зайдя в оранже, увидел, как Галина растреп шевел пилоту. От счастья тот был похож на мальчи. Корень не придал тогда этому значе. И зря... - Марина, - капита чувство себя неловко, - но вы же дежур вместе!.. И заметил, как женщина закус губу, а в глазах появил лукавые искорки. "Вот так, капитан. Девушка полюб - и все твои хитрые психологи построе, все приказы разлете, как пожелет листья под ветром. Неважно что космос, что усложни и без того непрос жизнь всех... Она любит, у нее будет ребенок. Это перви. Это выше расче... Надо оберег ее от перегру, от тяжелой работы." - Иван, они любят друг друга. Любят! От ее взгляда Кореню стало еще более не по себе. - Я понимаю... - вспом, для чего делает экстер пробужд, не сдержал досаду: - Ах, как же это не во-время! Марина теперь смотр на него холодно. - Вы правы, капитан, это действите не во-время... Вы, похоже, такой правиль человек, что для вас подоб никогда не окаже "во-время". Корень тяжело вздох, сдержи вспыхну гнев. Побагро, отчека: - Ошибает, биолог Плашек. Я люблю детей, как все. У меня не было своих, не было семьи - так уж получил. А сейчас я вспом о дисцип и товарище. И о том, что до ближайш родильн дома более четырех парсек. - Извини, Иван, - тихо сказала Плашек. У того играли желваки. - Станов к генерат... - надел рукав, выкатил контей на площа. III. Отсек управле был самым большим помещен на "Буревест". Перед стена в экранах, табло, цифербл, индикато лампах. Перед ней поворачиваю пролет штурманс мостика; он закреп в боковых стенах шарнир, чтобы поворачив и по векто ускоре. Здесь скошен тумбы пультов, кубы путевых самопис, навигаци гироавто. Потолок отсека по диагон пересек черная полоса с фосфоресцир вкраплен - звезд карта их направл. Свето перо ведет по ней зеленую линию, их путь - ведет в сторону оранже точечки на краю полосы... "А карту-то приде исправл, а то и менять," - подумал Корень. Включ верхний свет. Газовые трубки за шторк фильт залили отсек мягким желто-зеленым, будто в солнеч день в лесу, светом. Астрона рассел в креслах у стен. Тони Летье, погля на капит, не сдержа: - Иван, ты выгляд, как гоголев городни перед фразой: "Я при- гласил вас, господа, чтобы сообщ пренеприятн извес..." Все, кроме Кореня и Марта, заулыба. - Ты угадал, так оно и есть, - кивнул пилоту капитан. - Я в самом деле пробу вас, чтобы сообщ пренеприятн факт: мы летим не туда. - Неплохо сказано, - споко проба Бруно. - Я говорю ответств и серье! Мы действите летим не в ту сторону. С самого начала. В отсеке стало тихо. Астрона недоуме и трево смотр на капит. Тот расска о наблюде Стефана Марта и своей прове их. - Звезды Г-1830, к которой мы командиро, звезды со стран парамет - там нет, надо тормоз и поворачи, - заклю Корень. - Мы со Стефа не могли это решить за всех. Если кто-то сомнева в правоте наших выводов, у кого-то есть идеи дополните прове, - высказыва. Дело очень серьез, не до самолю. Если этого нет - надо решать, как быть дальше. Подня Бруно. От его благоду не остал и следа. - Я хочу посмотр записи в путевом журнале. И послед, и старые. Корень передал ему стопку тонких синих книже. Аскер углуби в них. - Слушай, физик! - Тони со всеми был на "ты". - Возмо, ты найдешь пару блох, мелких ошибок - но разве в этом дело! Речь не о том, на сколько процен они ошибл, измеряя яркость и паралл Г-1830. Важно другое: действите ли мы летим не в ту сторону, или здесь что-то иное? - Вот я это и прове, - буркнул Бруно, не подни головы. - Может, какие-то искаже простран? - вслух размыш пилот. - Зеркаль отраже?.. преломл, как в воде?.. В интонац его фраз была не прису Летье растерянн. - Что бы там ни было: отраже, прелоимл, или обрат время, но в направл, куда мы летим, звезды нет, - сухо молвил Март. - Это строгий факт. Надо поворачи обратно. - И он снова тоскл устави в пол. - Мы удаляе... каждая секунда размышл уносит нас на 390 тысяч километ не в ту сторону! - Марина нерво стискив пальцы. - Полтора десятил летели не туда!.. - Иван, но мы же видим звезду Г-1830 там, около группы Плеяд, - звонко произне Галина. - Видим, понима? Как же поверн назад... от нее? - Зажмури, - негро посовет Летье. Стефан поднял голову, с укориз взгля на пилота. "Он еще шутит... А реально со звездю все ясно. Ее там нет и не было никогда. Законы механ и оптики неумол. Надо поворачи оглобли. Домой, на Землю. Экспед провали." Все не удалось. К чертям, домой. Хватит. Стефан вдруг почувств, как ему все здесь надоело. Даже лица товари. "Ну, что они обсужд! Просто тянут время. Привык к факту, к коему я уже привык... В конце концов, ничего исключител: природа в который уже раз постав челов на свое место. Носом в угол. И каждый раз мы пытае противопост могучим проявле сложно мира комари писк своих рассужд. "Мы видим..." - сказала Галина. Ты и в зеркале себя видишь. И очень приятно..." - Ага, вот! - восклик Бруно, встал. Все поверну к нему. - Я искал в журна идею опыта, которым можно было бы провер, куда мы на самом деле летим, и нашел... только не идею, а сам экспери. Он был постав еще в конце треть года полета, когда мы все трудил в поте лица. В основ, капита и Летье, но и при моем участии, да и вашем - в обсужде и согла. Помните, тогда обнаружи, что курсовой гироскопав постоя сносит корабль вправо от целевой звезды? "Ошибка" за три года состав почти две угловых секунды. Тогда Корень и Летье "исправ" автомат. Отрегулир так, чтобы не сносило. Да, мы это обсужд и согласи, и я согласи. Дело же очевид... - Он перевел дух, оглядел всех. - Но гироавт-то был испра! Он строго вел звездо в направл на Г-1830, которое мы задали при старте и разгоне - с учетом, что звезда уходит вправо с определе угловой скорос. Мы же задали ему и попра, что по мере приближ скоро сноса будет расти. Но она УМЕНЬША, раз мы уходим от звезды! Автомат не врал, врала Г-1830... и в дураках оказал мы. Аскер не сел, а рухнул в кресло. Из него будто выпуст воздух; даже полные, еще недавно округ щеки обвисли. Побагрове Корень взял тетра журнала, листал, нашел те записи. Хотя он и так все помнил. Брун прав, так и было. Ничего не изменил в отсеке. Так же лился сверху желтый свет. Так же сидели в креслах астрона. Но теперь каждый понимал: они со скоро молнии мчат в неизвестн. Уж если Брун не смог опроверг выводы Кореня и Марта, а наобо, подтвер их, значит, так все и есть. - "Фрегат" летел-летел, не долетел... - нарушил молча Тони. - "Буревес" летел еще дальше и дольше - с тем же результ... "Те, что пятнадц лет летели не туда" - до смерти за нами остане. Пальцем будут указыв. - Ну почему?.. - подняла пушис брови Галина. - Ведь, что ни говори, мы сделали такое откры: звезда с обрат течен времени. - Да, действите, - поддерж Марина. - Это в гораздо большей степени закры, чем откры, - невесело сказал Летье. - Закры звезд карты неба, напри. И надолго. Теперь на каждую звезду нужно глядеть с сомнен: то ли она там, где видим, то ли в противопол стороне. А провер можно только нашим спосо: лететь не туда. А звезд-то в небе ого-го. К каждой не полет... - Но эта же из другой галакт, - возра Март. - Альдеба-то вон как увели яркость. Значит, с ним все в порядке. - Насчет другой галакт это предполож, которое еще надо доказ, - ответил пилот. - Да и галакт эта, выходит, вовсе не в Треуголь, а неизвес где... - "Мы сделали откры"!.. - вдруг с ядом повто Бруно и так свирепо взгля на инженер-радис, что та съежил. - "Такое откры"!.. И когда же, интере, мы его сделали? Когда спали в контейн? Когда "исправл" курсо гироавт? Когда отворачив от фактов и плевали на наблюде?.. Мне доводил делать откры, я знаю, какой это труд, какой мучител поиск истины... и какая потом, когда достигн ее, радость, даже гордо собой. А сейчас ни радости, ни гордо - стыд. "Нашли звезду с обрат течен времени..." Вот не думал, что наилу способ такого поиска - удирать с субсвет скорос от предм поиска! Снова воцарил тишина в отсеке. Унылая тишина. - Ну что? - нарушил ее Стефан. - Надо начин торможе... - поглядел на капит. И все посмотр на Кореня. Он сидел, сложив руки на груди. Усмехну. - По-дурному пятнадц лет летели не в ту сторону, теперь так же по- дурному сразу и тормоз... Будто самос со щебен, чтоб на забор не наехать. Еще бы, это же ОЧЕВИ! То было очеви, что надо туда лететь, а теперь сразу очеви, что надо тормоз и поворачи... Не слишком ли много "очевидн"! - "... как тот, кто заблужд и встреч послан в строну другую", - продеклами Март; у него была склонно цитиров поэтов. - Насчет заблужд верно, - скосил глаза в его сторону капитан. - Вот только "встречн", который объяс бы дальней маршрут и вообще что к чему, нет. Надо самим. Нескол дней инерцион полета сейчас ничего не изменят. А вот необдума расход аннигил - многое. Решит же ситуа, в которой мы очутил, прежде всего глубо обдумыв ее - с обсужде и спорами. Понима... - он оглядел всех. - Мир-то, оказыва, не такой. От самых глубин. Вот и надо повник. А уж тогда соответст действо. - Правил, поддерж! - проба Бруно. - Светлая у тебя все-таки голова, Иван. - Куда уж светлей... - тот подня. - Особе с гирокомп. Десять лет назад могли разобра - или хоть насторожи, десять лет!.. Ладно. Отдыха, потом продол. 2. Парадокс Марины Плашек I. Небо над городом покрыл тучами, потемн. Только запад край его подсвечи солнце. Искр подня, тронул рычаг: над балко разверн тент. Почти тотчас по нему застуч капли дождя. - Дождь! - Галина протян руки, подстав ладони под большие капли. - Смотр, идет "слепой дождь"! Косые струи, подсвече низким солнцем, забараба по тенту, рассыпа радуж пылью на крышах сосед домов, образов ручьи и лужи на асфал. Люди попрята под деревь, улица обезлюд. Только машины сновали по мокрой автостр. Астрона молча и жадно всматрива в затуманив картину города среди нахмуривш гор. - Сейчас будет молния! И гром! Ну!... - восклик Крон. - Молнии не будет, грома тоже, - сказал председа. - Вечерняя поливка города: промыть улицы, освеж воздух. Через минуту кончи. Верно, через минуту тучи раста в синею небе. Заблест под солнцем крыши, над асфаль подня пар. - Жаль... - вздохн Галина, села. ... Искра скаэал это автоматич, дал справку, как робот. Сам думал о другом, об услышан только что. Мысли были тревож, почти паничес - в ключе: этого еще нехват! Он хорошо понимал состоя астрона "Буревест", узнав, что летят не туда. Люди готов себя к подви, трудам и опаснос, а попали в дурац положе. Да если бы только они!.. Обрат течение времени. Открыто не в лаборат под микроск - во Вселен. Как мощное явление. И вполне возмо что равнопра с обычным. Остап переб в уме звезд экспеди за эти семь десятил. Их было послано четырнад. Не вернул, потому что еще рано по срокам, три. Не вернул, хотя все сроки прошли, то есть, видимо, погибли - четыре; включая и "Буревес", кой теперь вроде как ожил. Те семь, что вернул и привезли интерес наблюде и результ, все они летели ТУДА. То есть подтвер, по больш счету, что мир такой. Каким его видим. ... А что если и те три "погиб экспеди" мы поспеш списать? Если и те астрона как-то верну или дадут о себе знать? Это почти навер будет означ, что и они столкну с какими-то суперявле и супероткр во Вселен, смешавш все их карты; то есть по-крупн, что мир НЕ ТАКОЙ. - Рассказыв дальше вы, Марина, - предло Март. - Вы приним более актив участие в дииску, чем я. Один ваш парад многого стоит!.. - Если бы его не высказ я, его высказ бы другие, - улыбнул та. - Это витало в воздухе. Понима, - поверн она голову к Искре, - мы, что называе, завел. Почувство злость исследова, даже ярость... - У Бруно это точно была ярость, - усмехну Галина. - Да. Но он-то и задал тон всему. II. Ярость это была, или что-то иное, но за часы, на которые они расстал, произо то, его не могли добит от Аскера за годы - ни намек, ни подтрунива, ни прямыми замечан: он похудел. В отсек управле он пришел пострйне и даже, кажется, помолоде. Чисто выбрит, движе и жесты собра-четкие; и в глазах действите затаен гнев исследова, гнев мысли. - Прежде всего приношу свои извине нашим женщи, - начал он, едва войдя в отсек, - за то, что вел себя неподоба образом: повысил голос, нагово резкос... - И голос у Бруно стал четче, яснее. - На самом деле они - прежде всего Галинка - правы. Действите произо велича откры - и мы на острие его. Так ли, иначе ли, по-дурному, по-умному... без нас не обошл. Теперь предава унынию, распуск нюни, самобичев - пустое дело. Словом, я был неправ, а Галина права. И Марина тоже. Физик поверну к ним, сидев рядом в углу, чопорно склонил лысую голову. - Еще раз прошу прост... Галина порозов, с улыбкой кивнула. Марина поступ иначе: протян руку тыльной сторо ладони вперед. Бруно понял, сделал шаг, поцело руку. Такое астрона видели только в старых фильмах. - Ага, можешь, - невозму одобрил Корень. - Теперь давай высказы по сущес. Я ж вижу, что тебе есть что сказать. - Еще как есть-то... Понима, мы пожин сейчас плоды многове трусо мышле. Физик не сел в кресло, ходил около него, останавли, опира на спинку. Будто возле кафедры в университе аудито, а не на мчашем в неизвестн звездол. - И трусо, как ни прискор, именно физиков - в том числе и меня. Ведь в плане теоретиче что произо? Да ничего особенн: математические со знаком "минус" надо уважать точно так, как и решения со знаком "плюс". Только и всего. Это все мы ы школе проход...Тем не менее в истории науки, истории фундамента откры только один человек имел мудрое мужес так сделать. Вы знаете имя этого челов, потому что благод ему существ звездопла. Он открыл для него антивеще... - Дирак, - негро молвил Корень. - Да. Поль Адриен Морис Дирак, первая полов ХХ века. Он построил теорию материи, по которой вещес порожда вакуу как флюктуа этой плотней среды. Вакуум, простран - океан, вещес рябь на поверхн его... В смысле математич эти флюктуа - решения квадрат уравне. А их, как извес, два: одно с + перед корнем, другое с минусом. С плюсо решен было ясно, это обычное вещес. Минусо не с чем было отождест, его по всем канонам полагал отброс. Но Дирак предпол, что и оно описыв вещес, только пока неизвес нам: в нем противопо знаки зарядов. У атомн ядра он отрицат, а у электро положит... Дальше вы знаете: откры позитр, открытие антипро - и так до синтеза антивеще. Дирак же предска и явление аннигил вещес и антивеще с выделен огром энергии: ведь + и - взаимно уничтожа. Т.е. тоже из самой простой математ. - Он получил Нобелев премию, высшую награду для ученого в те времена, был возне, канонизир... а теорию его, между тем, потихон удушили подушк. В ту пору свирепств "кризис физики": резкое противо новых фактов естествоз с прежн представле о мире и себе - что перви тела (то есть и мы, ибо мы тела), простран это пустота с полями и все такое. Должен сказать, что кризис этот не прекрат до сих пор, просто о нем перест говор. Больше того: сейчас мы с вами такие жертвы этого кризиса, как в давние времена банкр и безрабо были жертвами кризи эконом. - Выбор был не между частнос, теоретиче направлен - а грубо прямой, между крайнос: или этот мир таков, как мы его восприни, с телами и пусто между ними, или совсем иной: есть плотная мировая Среда, а в ней различ нами лишь неоднород-флюктуа; они и есть "тела". Так вот, теория Дирака подтверж именно Среду - и такой плотно, что против нее прежние модели - миров эфира и тому подоб - были жалки: ядерной! И вещес действите порожда Средой просто и прямо, не только в смысле математич. Это означ то, до чего сейчас дозрев мы и, в частно, капитан Корень: мир соверше не такой. - И... все корифеи естествоз перед этой моделью, перед перспек общего потрясе умов - струс. Да извинят меня дамы, навал в штаны. Валили они в них и потом, вплоть до нашего времени... - Включая и тебя, - безжало заклю Корень. - Ты ведь тоже на Земле в кориф ходил. Бруно побагро по самую лысину, замолк. Потом сказал с трудом: - Да, включая и меня. И виноват наибо в происше здесь именно я. Одним своим присутст, кое избавл осталь от необходим глубоко думать. Ну еще бы, с нами такой автори!.. Ухх... - он посту себя по широк лбу кулаком, крепко посту. - Ладно, так что там дальше с теорией Дирака? - напра разго Летье. - Что?.. Наибо блест подтвердив теория естствозн была отвергн. Антивеще приняли, математич аппарат, из коего оно вытек, тоже - куда ж денеш! Но модель ни-ни. Она забыта, как и Кризис физики... Тем самым был скомпромети и глубоча Дираков подход: что за любым математич решен - пусть с минусом, или в мнимых числах - есть какая-то реально... Аскер помол, оглядел всех. - Тем самым так же неявно подушк было удушено и время со знаком минус, или, говоря острож, идея распростра света со знаком минус: не от источн, а К НЕМУ. - Да, на Земле такого нет, в Солнеч системе тоже не обнаруж. Всюду, если видим что-то, то увере приближа: оно, это что-то, растет в разме и оказыва на месте, где видели. Но что такое десятимиллиарднокил попереч Солнеч системы, которую свет пролет за непол сутки, в масшта Вселен, где дистан измеряют светов годами, светов тысячелет и даже, если до иных галак, миллион свето лет? Пятачок. Точка... Почему же распростр представл из этой точки на всю необъятн? - Но и в первых звезд полетах тоже ничего не обнаруж, - сказал Летье. - Ну, присоеди к пятачку хвостик в нескол парсек, - пожал плечами физик, - Много ли это?.. - он заходил по отсеку. - И ведь не требова ни теоретиче изысков, ни глубин. Просто чтоб заискр что-то в умах, витало в воздухе: посматрив, мол. Мало ли что здесь так!.. Тогда бы и мы посматри на Г-1830 внимател с самого начала, а не через 17 лет. И с гирокомп не опозори бы. Пришла очередь снова побагро капит. Гироком он себе прост не мог. Опустил голову. III. После речи Бруно в отсеке стало тихо. Каждый отнес к себе его слова. Корифей ты или не корифей, это никого не избавл от необходим думать; в том числе и на глубоча темы, о каких не думают на Земле. О свойс простран и времени, напри. Лететь-то им, быть один на один с этими свойств им. И тоже не заискр... "Недоумкува... - вертел в голове Стефана Марта. - Пригото себя к опаснос в виде каких-то актив проявле космоса, даже к опасно долгого пути в одиноче... а вот к беде по имени "недоумкова" нет. И сейчас мы не столько жертвы, сколько дураки." К себе, впрочем, он относил все это в меньшей степени. Во-первых, заметил нелад именно он; и поднял тревогу тоже. Во-вторых, свою работу он, констру звездол в космосе, в пути, выпол блест. Ему есть с чем вернут на Землю, есть что показ. А вот осталь... - Ничего не понимаю... - как-то растеря улыбнул Марина, посмот на всех. - Мы открыли звезду с обрат течен времени, так? Пусть. Давате рассужд логично. Допус, у звезды есть планета, а на ней мыслящие сущес... Логиче допуст, верно? - Да, ну и что? - поверну к ней Летье. - ... Для тех существ их время течет "нормал". По-нашему же наобо: там старики превраща в юношей, потом в младен... но это, можно сказать, их внутрен дело. Для них все выгля так, будто это мы развива от стари к младен... - ... но это наше внутрен дело, - вставил Летье. - Одну из кинолент намот не с того конца. Герой сначала гибнет, потом бреется... - ... высажи щетину на лицо, - добавил Корень. - Да, - кивнула Марина, - и пока эти два мира не взаимодейс, такое движе времен устраив и нас, и тех существ - если они там есть. Но теперь системы взаимодейс! Мы видим "антил" Г-1830, наблю физичес явление, подчиняющ иному времени. - Вообще полнос изолирова систем нет, - заметил Бруно, усажив в свое кресло. Его тоже заинтерес размышл биолога. - Теперь допус, что мы сближае. Ну... к примеру, наш "Буревес" подлет к Г-1830 и ее предполаг планете. Сущес на ней заметят наш звездо. Это уже взаимодей - и примем этот момент за общий нуль. Но... по логике времени за ним для существ планеты далее пойдет прошлое: минуты, потом часы и дни, годы, века, когда они еще не видели нас... - Марина перев дух. - И наобо, ДО этого момента, даже вот сейчас, антивр Г-1830 разворачи в обрат направл их будущее, в котором есть и наблюде, и воспомин о нашем прилете. То есть даже, хотя мы в 14 парсе оттуда, они знают о нас, о прилете... и какой это звездо, от какого созвез приблиз. Выходит, о нашем полете на той планете знали до того, как мы стартов... и даже до того, как родил? Как это может быть? Какая-то "божестве обусловлен"? ... - Марина снова растеря улыбнул. - Где-то у тебя логичес ошибка, - сказал Летье. - "Парад Марины Плашек"! Неплохо, - со вкусом сказал Бруно, удобней устраив в кресле. - Стало быть, незачем туда и лететь? Мы там уже побыв, о нас помнят... - Мы и не сможем туда полет, - промол Март. - Погод, не об этом речь! - Марина встала. - И не о том, как назвать этот парад. Дело в другом: допуст, что у Г-1830 "антивр", значит прийти к абсурду, к нелеп раздвое события. По-моему, это имеет не только теоретиче интерес. Возмо... - ... что-то еще поймем, все станет на место и звезда окаже все-таки там, где надо? - он мотнул лысой головой в сторону носа корабля. - Это вы хотели сказать, Марина? Женщина пожала плечами: - Не совсем. Такой парад означ, что мы еще не разобра в сути происшед. Во всяком случае, недостат, чтобы приним решения и действо. А ведь это нам и надо... - Верно. Что ж, давайте вникать дальше... Кто, собстве, первый высказал могучую мысль, что звезда Г-1830 живет в антивре? - Бруно оглядел всех. - Ну, я, - подал голос Корень. - А что? - Тогда объясни нам, пожалуй, что такое время? Простое, не анти-. - Время... гм... это объекти реаль форма существов развиваю материи... - Капитан пытался вспомн институт курс филосо. Как и лю- бой нормаль человек, он был убежден в материаль мира, но в работе и жизни более полага на здравый смысл, опыт и интуи, чем на теории. - Мир существ в простран и времени. Все проце и явления протек во вре- мени... Устраив? - Не совсем. Пока что ты как святой Авгус, который говорил: "Пока меня не не справши, я знаю, что есть время. Но когда спросят - ничего не могу объясн!" Напряг и превзо того святого, ты сможешь. Дай что-то попроще, для практ. - Проще? Длительн событий - вот что время. Мы видим, что одно событие, напри, прыжок кота на мышь, меньше, короче, чем, скажем, обраще Земли вокруг Солнцца. Поскол все события имеют длитель точно так, как все предм размеры, возник универсал понятие времени, вмещающ все события с их длительно, наряду с понятием простран - вместил разме. Вот... - Неплохо, - кивнул физик. - Но что же тогда "антивр"? Антидлитель? Чепуха. Продолжител не имеет обратн знака, как и протяженн и размер. Так что же за зверь "антивр"? - Погоди, - Корень поднял ладонь. - Время продолжител событий от начала к концу... - А антивр - длительн его от конца к началу? Браво! - Где начало того конца, которым кончае начало? - глубокомы произ Стефан Март. Все оживил, будто свежий ветерок овеял их. Астрона хоть не действи, но силой мысли пытал противост тупику, куда загнала их Вселен. - Запуты меня! - отчая взмах рукой Корень. - Я вот что имел в виду, когда употре термин "антивр". В извест нам части мира события происхо в определе последователь. В частно, раскале термоядер процесс внутри Солнцце испуск фотоны - и они растека от него во все стороны. Подчерк: ОТ НЕГО. Если же мы наблюд обрат: свет звезды идет К НЕЙ, - почему не сделать вывод, что время Г-1830 течет в обрат направл? - Потому что это неверно! - отрубил Брун. - Не последовател событий задана ходом времени. Она задает его! Это еще назыв, если помнишь, связью причин и следст. И с этой стороны все ясно: следст - то, что гипотетич сущес Марины у Г-1830 заметят наш "Буревес", - никогда не насту раньше причины, то есть прибы нас туда. И нечего себе головы мороч. - Что ж, мб= и так, - сдался Иван. - Да, это объясн, - кивнула Марина, - хотя и не все... - Нет, я удивля на вас, - подхват с места Тони Летье. - И на тебя, Марина, и особе на Ивана. Профес давит на вас своим аплом и авторит - и вы легко отказывае от своих правиль идей... - Так или не так, - вздох Стефан. - что это меняет!.. Аскер поверну к Тони, насупил лохма брови. - Чем сбивать с толка других, пилот, скажи что-то свое... если есть что. - Есть! - запальч ответил Летье. - Время - нечто куда большее, нежели длительн событий. В этом сходя представл людей и в филосо, и в мифоло - начиная от бога Хроноса, поглощаю своих детей, то есть все, что он породил, - и в искусс, особе поэзии... все эпосы мира в конечном счете о времени! - и науки. В частно, представл тобою физика с универсал симво t во множес формул и уравне, описыва самые разные явления. - Какой каскад терми, какая эруди! - Брун поцокал языком. - Только я на Земле возвра зачетки не одной сотне студен, которые маскиро незна предм подоб трескот. Чтоб они пришли еще раз... - По сути, по сути, профес! - В твоих доводах нет сути. В подтвержд мысли "время это нечто" ты опираеш на гипот, кои сами еще нужно доказ... IY. - Постой, Брун! - прозву из угла отсека высокий звонкий голос Галины. - Не прошло и часа, как ты говорил о трусо мышле, ошибках и непоним, в том числе и собстве... и тебе было стыдно. А сейчас ты снова на коне, будто на ученом диспуте на Земле, где побед противн значит перегово их. Но мы не на Земле. И побежд-убежд нужно не Тони, меня, Ивана и всех, а... как-то выход из ситуа. Нас ежесеку относит на сотни тысяч киломе в сторону Плеяд, а вы... "Устами младе..." - подумал Стефан. И снова все увидели, как Брун умеет красн. Он смотрел на Крон, приотк рот, видно, намерев и ей ответ; тем време краска залив его лицо, дости лба и лысины. Он сел, опустил голову. Все молчали. - Ты права, девочка, ах, как ты права... - медле прогово физик. - А я просто старый самодовол индюк. Привык ставить на своем. И студе-то ведь часто со мной соглаша, лишь бы не было хуже, и сотрудн... Вот и ответ на твои недоуме, Марина, на недоуме всех. Нас заносит. Вместо поиска истин - победа над оппонен. Не знаем ни что такое время, ни толком о мире причин и следст, древнеинди кармы... Истина не в том - и спасибо тебе, Галинка, что я хоть сейчас уловил ее. Есть огромная Вселен, мы в ней меньше мошек. Да что - меньше вирусов. И что бы с нами не присход, от выдуман ли "причин" к "следств", или реаль, если они есть, или наобо - все это не может быть главным во Вселенс делах. Подробн десят порядка. А мы все корчим из себя... и я тоже - будто мы пуп Вселен. А вот если мы так. а что будет с нами и не нами такими же там -то?.. Понима, разреше твоего парадо не в том, что те гипотетич сущес увидят и как они стареют-молод... оно в том, что и они такие же микроскопич недоу, как и мы, малые подробн на непонима Главном. - Ну, это тебя снова занесло, - не согласи Корень, - только теперь в иную крайно. - Пока что занесло всех нас, - молвил Стефан. - И так далеко, как еще никого нкигда. - Так я об этом и говорю, - сказала Галина. - Нам нужно туда лететь? Там есть звезда? - Нет! - помотал головой Брун. - Нету, Галинка... - грустно усмехну Летье; он утратил интерес к спору. - Не о чем и говор. Все посмотр на капит. - Подожд, - сказал Корень. - Бруно, сначала резюме. Оно у тебя есть. - Резюме? Если осторо и честно, то мы столкну с явлен обрат течения света. Свето лучей, фотонов. Не от некоего центра-источн, а к нему... но там уже не источ, а сток? - Аскер пожал плечами. - А уж что за этим: иное время, антивр или что-то еще... судить не берусь. Отсюда мы это не распозн. - Так, поговор. - Корень подня. - Сумми я. Яркость целевой звезды Г-1830 уменьши втрое, расстоя, измерен мною и Мартом, возро на 4 парсека. Брун допол это третьим... кхе-гм! - результ: гироавт не врал; мы его переградуир напра. Достато ли всего этого для вывода: звезды там, - он указал на оранже точку на звездной карте, - нет? - Да. - Вполне. - Да. - Да... - Увы, да. - Объяв торможе в экономиче режиме. Ускоре 0,6g. - В экономиче? - поднял брови Март. - Всем действо по штатн расписа, подгото свои помеще, закреп предм, слить жидко... как всегда. После выхода на расче ускоре продол разго. - Капитан помол, посмот на товари. - То, что мы сейчас решили, как вы понима, еще далеко не все. Y. После подготовите работ дежур Корень и Март поднял на мостик. Осталь астрона, собравш к этому времени в отсек управле, закрепи ремнями в креслах. За стеной в кормо части завыли, набирая обороты, махов противовра; постепе, будто уходил под ногами пол, исчез тяжесть. Раздра смотро люк: звезды в нем замедл свой кругово; невесом совпала с их неподвижн. Затем зарабо махов повор, направ звездо в сторону Солнцца. В иллюмина и на оваль экране впереди снова сдвинул и замельк созвез. Астрона притисн к спинкам кресел. Нескол минут махови в шахте гироавто завыв на разные голоса, успокаи "Буревес" в новом положе. Пришел черед двигате. Включе их почувство просто: передняя стена отсека поднял и стала потол. Мостик с двумя астрона поверну на шарни в новое положе. Сидев в креслах теперь лежали в них. Они высвободи из ремней, поверн и закреп сиденья ны недавнем полу, ныне боковой стенке. Иван и Стефан, выверив все приборы, спустил к товари. Теперь каждый пережи ощуще полета. Тяга двигате не созда целиком спокой ускоре, подоб тяготе планет. Сотрясе от микровзр аннигилир порций антиге и водян пара упруго передава по корпусу "Буревест"; тело чувство инфрани музыкал гул. - Интере, наскол раньше Ньютона люди задумал бы над тяготен, если бы оно так давало себя знать? - задумч молвил Брун. На его высказыв не обрат внима; каждый думал о другом. - Немного же мы приве на Землю, - вздохн Марина, - после трех десятил скита в ксмосе. Только и того, что верне сами сравнит молод - спасибо анаби и относитель. Да еще звездо. - Это уже немало, - вставил Март. - Освист и это начина, не обольща, - заметил Летье. - Все, кто был против звездол-мастерс, и безрезульт возврат наш истолк в свою пользу. "Ага! Мы ж предупреж!.." А какой шум устроят деятели из ГИПРОЗВ: "Вот, не послуш нас!.. Летели бы в нормаль звездол... А то все у вас, не как у людей, даже время!" Марина и Галина рассмея. Но Стефан смотрел на пилота без улыбки: - Почему же - безрезульт? Сообщим факт потряса силы: не все звезды там, где их видят. - Да кто поверит-то? - вступил физик. - Я задаю сейчас себе вопрос: если бы я не полетел с вами... а вы помните, как я нападал на ваш проект, - и дожил до возвращ "Буревест" с такой новос, я поверил бы вам? Принял бы за чистую монету эти наши не слишком обиль и шаткие наблюде? А вы знаете, какой я был до самого недавн времени, пока новые обстоятел и Галинка, спасибо ей, малость не вразум меня... - он посмот на товари. - Как бы вас встре ТОТ Брун Аскер, ученый в законе, в авторит?.. Я бы вас в клочья разнес. Посмеши сделал. И уверяю вас, ТАКИХ Брун Аскеров там гораздо больше, чем обновле. И всех эта новость - да еще возврат с полдор - шокир и ополчит. Она заденет такие интер!.. Он перевел дух, продол: - Тони вспом о позиции ГИПРОЗВ. А какой окаже позиция Звезд Комит Земли... теперь уже, наверно, не Земли, а Солнеч. Позиция людей, которые снаряж дорогосто экспеди, направл их к определ звездам... а звезды этой там может теперь и не быть? - Вообще-то да, - кивнул пилот, - это наибо обескураж. Мы приве не откры, а закры. Закры звезд карты мира, не чего-нибудь! Ведь в принц теперь на любую звезду, у которой не побыв, надо смотр так: то ли она там, то ли наобо. Хочу я человек - хочу я чайник. - А и в самом деле: нас еще и к психиат могут отправ на обследов, - закру головой Аскер. - Брр... перспек. Тем не менее пилот прав: требуе новая звезд карта. В ней надо учитыв оба типа: звезды-источн, которые светят, и звезд стоки типа Г-1830 - которые вбирают лучи. Может, даже галакт-источн и галакт-стоки... Н-да! - Почему молчит капитан? - спрос Галина. - Правда, Иван, чего ты отмалчива? Все поверну к Кореню. Тот сидел, подпе рукой подборо. Лицо было в тени, только волосы сияли алюмини блеском в свете газовых трубок да лосни кончик толст носа. Он распрям, откину к спинке кресла. Черты его лица были крупны, даже нескол размаши: мясис губы, массив подборо, широкие брови, высокий покатый лоб, выпук глаза, кои смотр всегда внимате. - Кто вам сказал, что мы летим назад? - Тогда куда же? - восклик Летье. - Смести к Альдеба? Двойная звезда, очень интерес силовые поля, нерасшифров сигналы. И всего на два парсека дальше. - Нет. Мы полетим туда, куда нас послали: к Г-1830. - К настоя Г-1830!? - Тони присвис. - 14 парсе до нее и еще 10 до Солнцца - почти 80 свето лет. А топливо? А то самое время?.. Может, у тебя в кармане бессмер - и ты отреж всем по кусочку? - Перест, Тони! - рассерд Иван. - Я говорю вполне серье. В отсеке стало тихо. - Извини, Иван, но это целиком несерье, - нарушил молча Стефан. - Три торможе и два разгона вместо запланиров двух и одного. При нашем запасе аннигил можно рассчиты на скоро до 100 тысяч киломе в секунду - в 2,5 раза меньшую, чем сейчас. Полет продли 240 лет... Да, у нас надеж система анаби. Но уже в первые 60 лет он просто утратит смысл, ведь за это время можно долет до Земли, а оттуда на новом звездол до Г-1830 и обратно. - Я всегда восхища твоей способно быстро вычисл все в уме, Стефан. Компьют не надо, - споко ответил Корень. - Но позволь внести попра. В нынеш комфорт режиме полета всех шестер - да, так. Но если минимизир все... ВСЕ! - до послед крайно, сможем. С субсвет. Вот на это и направь свой математич и конструкто дар. - Капитан встал, посмот на товари. - Нас послали ИССЛЕДО звезду Г-1830 со стран поведен. Мы уже начали это делать, кое-что открыли... - Хорошен кое-что! - подал голос Брун. - Да. Уж как вышло. Вот и надо продолж, выложит в этом. Не забыва: мы не принадл себе. Участие в звезд экспеди не только шанс попасть в историю и на мемориал доску. Вспомн, чего стоило синтезиро для нас тонны антиге, все осталь. Это труд миллио. И вы сами понима: если мы приве на Землю скандал факт "А звезды-то там нет", это скомпромет не только нас - это пустяк! - всю эту тему, все направл. Ни через 200, ни через тысячу лет никто туда не полетит. Звезд много, одна другой притягате. А знание действит исключите важное. И надо набрать его побол. А для этого нет иного вариа, как лететь ТУДА... - Что ж, резонно, - проба Брун. - И что ты конкре предлаг? - Уменьш конеч массу "Буревест" настол, чтобы лететь к Г-1830, а от нее к Солнццу, как и раньше, с субсвет скорос. Для этого приде части демонтиро звездо, остав в космосе лишнее оборуды, инструм, припасы, обиход вещи. Приде гораздо больше времени провод во льду. Надо внимате осмотре, состав переч, рассчит - и решить... Тогда мы не проигр во времени в сравне с экспеди, которую пошлют, - Корень нажал голосом, - вместо нас и после нас. Констру Март нервно бараба пальц по подлокот; для него подоб поворот дел выгля катастр, крушен всех планов. - Ну, и дальше? - едко усмехну он. - Ломать не строить, ума не надо, справи. Ну, опусто и умень звездо. А потом? Лететь туда - не знаю куда, искать то - не знаю что? Как в сказке! И снова окаже в дураках. - Ты серье? - посмот удивле на него Корень. - Конечно. Мы столкну с самым простым фактом: свет звезды распростран не в ту сторону. Не туда. И не можем решить, антивр это или что-то еще. А там сложней непонят мир. Приле, удиви и повер назад, ничегоше не поняв. - Так по-твоему, люди не должны туда летать? - восклик Галина. - Почему! Люди вообще - да. Но не мы. Такая экспеди должна готови с Земли. Годами, понима. А не партизан налетом. Верне, расска и покажем наши наблюде. Да, скорее всего, будет скандал и позор. Но рано или поздно истина восторжес, так всегда бывает. Приде некот время поход в мучени науки. Но это честнее и мужестве, чем пускат... извини, Иван, - в авант. Пять торможе и разго вместо трех, подума об этом! - Зачем так говор! - Неужто ученым на Земле виднее? - По-моему, Стефан прав... - Лучше нас к этому никто не подгото. - Ты неправ, Мартик, насчет авант и пораже, - перек поднявш в отсеке шум Летье. - Раз в четырнад парсе мы наткнул на такое, ясно же, какое это богатое явление. Чем ближе подле, тем больше наберем матери, это же очеви. Верне не с пустыми руками - а там пусть на Земле разбира. Так что я - за. - Вот что, - поднял руку Корень, - надо считать. Довод о пяти субсвет ускорениях/торм вместо трех очень серье, это все мы поним. Не потянем - значит, действите авант, приде возвраща. Расчеты поручаю Марту и Аскеру. Все. 3. Человек в пятой степени I Галина Крон передви кресло к краю балкона, разверн к поруч. Над темно-синим морем краешек заходящ солнца расплы между длинными тучами алой полосой. Верхняя туча окрасил розово-серо; но скоро этот цвет перешел в сизый, который густел, темнел. Далеко справа от моря розовели снежные вершины гор. В провалы между ними падали темно-синие тени. "Странно, - думала Галина, - перед нами сидит и внимате слушает пожилой почтен дядька, который в момент старта "Буревест" еще не родился. Он мне в отцы годится, если не в деды. Для него все, что мы рассказы, далекое прошлое. А для меня - почти вчера, нескол дней назад..." Тогда все вернул к своим делам. Она отправи в радиору. Открыла оваль дверцы, останови на пороге, окинула взгля свое хозяйс: радиопереда, трансляци узел, автом наводки локато. Вошла, нажала нескол клавиш на пульте. На контрол щите вспыхн зеленые индикато числа, стрелки прибо дружно отклони вправо. Ни одна красная лампо не загорел: все было в порядке. В никелиров скобе на сером боку трансля торчал букетик коричне стебель с шишеч осыпавш цветов и скручен сухими листочк. Он напом Галине, что послед раз она была здесь год назад. Цветы из оранже принес Тони. Девушка взяла стебли: от них пахло прелью и пылью. "Целый год... На Земле у меня уже родился бы сын. Почему сын, может, дочка?.. Нет, пусть сын. Непреме сын. А здесь никто еще и не знает, кроме Марины. Даже Тони." Внеза ее охват тревога, похолод в груди. Как же теперь будет? Год назад и ей, и Тони казал, что самое трудное: созда звездол в полете - позади. Настрое было легкое - теперь оно выгля крайним легкомыс. Если они полетят к настоя Г-1830 на "облегче", то есть реально опустоше звездол, жизнь станет очень трудной. А она ждет ребенка. Мечтала, как будет с ним гулять в оранже... Какая уж теперь оранже, она первая полетит за борт. Галина швырн букетик в мусоропр. "Они разошл - или еще спорят?" - нажала клавишу на щитке трансля. - Послуша, - прозву в динам тенор Стефана Марта, - а может... никакой звезды и там нет? Вообще нет? Нет, правда. Ее нет там, где мы ее видим. Почему из этого вытек, что она есть в противопол стороне, где мы ничего не видим? - А что есть?! - это восклик Бруно. - Марево, призрак. Оптичес пространств парад, кой мы по своей тупости не поним. Вот и будем гонят за привиден, блужд по Вселен, как савра без узды. - Даже если так, все равно нужно лететь туда, - весомо сказал Аскер. - Чтобы прочно установ, что там ничего нет. Для подлинн исследов отрицател резуль равен положител. - Стефан, хватит мороч голову себе и другим, - прозву голос Кореня. - Тем более что у тебя много работы. Иди считать. - Эхе-хе! - судя по голосу, Март подня с кресла. - В прежние времена вашу категорич назыв словами "сжечь корабли". Жалко жечь-то. Это же не древнерим галера - звездо. И строили-то сами. Уникальн. В Космосе. А теперь... "Что же будет? - думала Галина, обхва себя руками за плечи. - Поговор с Тони?.." II Март сел за компью, обложив папками с чертеж. Он, генерал констру, должен был выясн, наскол удастся облегч звездо, что именно выброс, как демонтиро оборудов. Галина вместе с Бруно трудил в отсеке "Засыпа - Пробужд". Если быть точным, то трудил она сама: исполн теоретиче идеи и расчеты физика; воплощ в схемы. Тратить еще 600 дней на торможе и новый разгон с прежним удобным для экипажа ускорен в 1g теперь было недопус роско. Физик приду способ сэконом полтора года: "Буревес" мог выдерж до 80g - но, понят дело, без людей. Вместо них "дежур" будет электро схема. Ее сейчас и собир. Радис вставл в гнезда панели миниатю, похожие на черные пугов микросх, соедин их провод, провер тестами. Бруно Аскер сопел у нее за плечом. - Все-таки страшно довер жизнь даже совершенн механиз, - вздох он. - Малая ошибка, одна ненадеж деталь - и мы, обледен, будем мчаться в пустоте милли лет, пока не сгорим у какой-то звезды... - Не пугайт, профес, - тонким голосом замет Галина. - Более пятнадц лет вы только то и делаете, что доверя свою драгоце жизнь всячес механиз и прибо. И ничего. А тут тем более - электро. - Не совсем так, девочка, - возра тот. - Всегда кто-то дежурил... - Готово! - Галина распрями, откин прядь волос со лба. - Пробуем. Ставлю выдер 5 минут ровно7 Схема работ четко. От ее импульс команд вода в контейн под лучами молекуля генерат мгнове обращал то в ледяной монолит, то - через точно отмерен электро реле промежу времени - снова в воду. Радис довол посмотр на физика. - Так-так... - неопредел проборм тот. - Теперь попроб иначе. Взял панель и с силой швырнул ее на пол. От удара она изогнул. - Ой, вы что?! - Галина схватил за голову. - А ускоре в 80g это почти такой же удар, - пояснил Аскер. - Ну-ка, включи теперь. Как ни странно, но автомат работал. Только время выдер у одного реле изменил. - Нужно постав дублиру микросх, - вздохн Галина, берясь за панель. В это время Корнев и Летье лазили по скобам в шахте гироавто. Над и под ними перекрещив темно лоснящи валы с махов дисками, змеились кабели от электродвиг. Провер дотошно. Внеза в люке шахты возни голова. - Иван, ты здесь? - это был Март. - Да. - Поднима, пошли, - констру был взволно. - Там такое выходит... Через полчаса капитан созвал в отсек управле всех. III Стефан прико на стене нескол листков, распеча своих расче. Корень стал возле них. - Здесь все просчит: что выбрасы, последовател демонт. Но дело вот в чем... - он нерешите взгля на товари. - Лучше объяс по порядку. Основа расче вот в чем... Ему явно трудно было начать. Таким хмурым и растеря капит еще не видели. - На звездол есть устано, работаю непреры: при разгоне, при замедле, при полете по инеро, и когда мы спим в контейн. Их надежно и долговечн это жизнь корабля. Вы их знаете: курсовой гироавт, блоки автомат Устано Засыпа-Пробужд, астронави... Сколько они действ, столько времени можем лететь - и расстоя соответств. - Мы рассчиты на два конца по десять парсек со скорос 0,82 от свето. Эьл 49 лет по внутрен счету. На такой срок, округле на полвека, или на 450 тысяч часов работы, рассчит эти приборы. Ясно, почему не на больший: кто ж знал! - Иван сумра усмехну. - Оборудо отслуж 10 внутрен лет, остал сорок. Не так и мало - но теперь нужно пролет еще 24 парсека, 14 до реаль звезды и 10 от нее к Солнцу. Дальше все математич однозна. Чтобы уложит в эти сорок внутрен лет, приде развить скоро не меньше 0,91 от свето. Но чтоб поддержи ее с нашими запас антиге, приде уменьш конеч массу звездол во столько раз... - Капитан провел ладонью по лицу, помол. - Словом, средств для жизни здесь будет в обрез на троих. Смысл сказанн дошел не сразу. - На троих... - повтор Марина. - Это значит?.. - Это значит, что глубокомысл разгов исчерп, мы возвраща на Землю. - Стефан Март широко улыбну. - Нет! - Корень стиснул спинку кресла, около котор стоял, так, что у него побел пальцы. - Все будет по расче: трое полетят к Г-1830, трое к Солнцу! Галина поднял, смотр на капит широко раскрыт глазами: - Это... это жестоко - выбрасы людей за борт! - ее голос дрожал. - Я... я не хочу. - Никто никого силой выбрасы не будет, - сурово сказал Летье. Марина подошла к листкам, начала читать вслух: - Второй маневро двигат... три четве запаса воды и пищи. Библиот. Оранже. Полов радиопереда. Все каюты, их оборудов. Все личные вещи. Трое людей в контейн... Слуша, а если разведра? - Тогда незачем и лететь, - сказал Тони. - Как там без нее! - Ракету и обсерват сбросим после исследов у звезды, - сказал Корень. - Это учтено. - Неужели ничего нельзя придум? Чтоб не выбрасыва... - Плашек смотр на него с такой отчаян надеж, что тому стало не по себе. - Пусть трое переси весь полет в контейн. Все-таки веселей. И замена, если кто-то... ну, выйдет из строя. - Нельзя! Пятая степень, понима! - Бруно, который сидел в кресле, напряже согнувш, вдруг распрям. - Три торможе, два разгона. Скоро полета зависит от конеч массы в пятой степени. Три челов в контейн с водой... или льдом, все равно - лишние четыре тонны. - Три астрона смогут долет до Г-1830 при условии, что весь путь будут в контейн, - добавил Корень. - И обрат тоже. - Но мы же не просто масса! М люди! - вскип Галина. - Решали сложне пробл - и на тебе... - А здесь как раз все очень просто, понима, - перебил физик. - Просто, ясно и непрело - стена без лазеек. Возмо, около Г-1830 посчастли раздоб знания, кои помогут преодол эту стену. Но сначала надо туда долет. И оттуда тоже. - Да, жесто вещь математ! - Летье покру головой. - Послуша! - оживи еще более Аскер, оглядел всех. - Да ведь это перст. Перст судьбы. Именно и нужно раздели. Будем смотр прямо: у тех, кто полетит к звезде, шансы уцелеть и вернут... осторо говоря, далеко не сто процен. - Пожалуй, что и не пятьде, - поддал пилот. - Так что в случае чего хоть как-то какая-то информа об откры дойдет до человече. - Ну, и как вы это себе представл? - спрос Марина. - Мертвый груз надо выбрасы сейчас. А контейн с людьми катапульт, когда разго "Буревес" до 0,3 от свето к Г-1830. Это ведь и в сторону Солнца. Лет через пятнадц они будут в Солнеч. Из звездол, проле мимо, дадим радиогр. Должны перехва. - Так что, может, еще встрети на Земле, - Летье усмехну, показал белые крепкие зубы. Но в глазах его веселья не было. - Мертвый груз... живой груз... ну, что ты такое говор, Иван! - Галина смотр на него сердито. - Что ты говор!.. - Извини, не так вырази, Галинка... А, да разве в этом дело! - Корень махнул рукой, сел. - Трое в контейн, - промол Стефан. - Малой скорос, как неспе багаж. - Да перест ты! - с досадой сказал пилот. - Что перест! Что вы дурач из себя строите! - подхват с кресла констру. - Выброс в космос троих товари, выкин все, почти все, что сотвор головой и рукамии... в изряд мере этой головой, - он показал на свою, - и этими руками! И ради чего? Чтоб лететь невед куда, где ничего мы не обнаруж, не видим, - вероя, на неизбеж... - у него перехва дыхание. - На черта эта плакат жертвенн? Ах, мы идем до конца, несмотря ни на что! Какие герои!.. Глупо это, а не героизм. Мужестве и честнее вернут на Землю с тем, что узнали. А если опасает, что обвинят в неудаче, в пораже, вот он звездо, создан в пустоте, в полете. Разве это не успех. Там, может, и поныне это не освоили. А вы хотите все разгро и выброс... - Я тебя хорошо понимаю, Стефан, - капитан поверну к Марту, голос его стал мягче. - Понимаю еще с тех пор, когда мы с тобой начали проектир такой звездо. Тебя захват идея создать его в необыч услов, в полете. Ты констру. Чудес констру, что и говор. Но звездо создают, чтобы лететь. Он не цель, средс для достиже цели. Не стыда мы боимся, это мелко перед Вселен, Вселенс жизнью, часть которой - мы. Как и человече. Главное в такой жизни: достиг поставле цели, разве нет? Без этого ничего не было бы. Вот мы и хотим ее достичь, довести дело до конца. Никак плаката, никакой жертвенн. - Ладно, - помол, сказал Стефан. - Ни к чему эти психологич копания. Считай, что меня убедили - не столько твои слова, сколько молча осталь. Только не думал я вернут на Землю в свежезаморо виде. - А может, тебе и не приде, - заметил Иван. - Сейчас кинем жребий... - Зачем жребий, давайте в разыгр это дело в карты, - вдруг вступил Тони. - Если их нет, я нарисую. В подкидн, а! Судьбу экспеди. - Да будет тебе! - укоризн бросил ему Бруно. - Что - будет! - пилот повысил голос. - Разве все равно, кто полетит к этой звезде: Марина, Галина и Стефан Март или Корень, Аскер и... - ... и ты! - прищури констру. - Да, и я. Разве это равные силы для работы там? - Он прав, - грустно и споко сказала Плашек. - Это не для меня. Я врач, биолог - там это не главное. - Что ты предлаг? - спросил капитан у Летье. - Как водится: обсуд и проголосо. - Что ж... пожалуй. - Теперь конкре, - подхват Тони. - Предла... - Подожди, - властно остано его Корень. - Это решим потом. Сначала самое неотлож: демон, форсирова торможе и разгон... Сейчас объяв ночь на семь часов. Отдыха и думайте. Дежурит Стефан. Все. Астрона начали расходи. - "Объяв ночь!" - Летье шутливо толкнул Ивана около дверей. - Прямо как всевыш в первый день творе. - Эх, Тони был бы я всевыш... - тот коротко усмехну, - я бы сотворил из ничего тонн двести антге. А потом мы бы показ всем богам! 4. Стефан Март I - А как получил, - спросил глава Звездн комит, - что один ледяной контей опере два других на целые сутки? Кстати, кто в нем находи? - Я, - смуще ответил констру Март. Уже опустил ночь. На улицах засияли пункт белых фонарей, матри россыпи светящи окон, разноцве линии вывесок и реклам. Далекие огоньки мерцали в влажном воздухе. В небе мерцали, перелива всеми краск, от алого до голуб, большие звезды. Спутн Космосс верени белых точек пересек искрящу пыль Млечн Пути. Над черными топол набере плыла яркая Венера. - Неужто вы стартов не сразу? Или система катапультир срабо нечетко? - Система сработ отлично, - в голосе Галины Крон слышал насме. - Нечетко срабо ее констру. Март посмот на девушку беспомо: - Да что "нечетко". Некрас - точнее будет. Вспомн совес. Заблуди я тогда во всем: в обстоятель, в своих идиот честолю мыслях... Из-за черных изломов гор, тянучи за собой счетвере хвост старто пламены, рванул ввысь ракета. Трепет желтый свет на секунды осветил все вокруг. Огнен хвост за ракетой быстро укорачив, унося ее к звездам. И только когда он сник, послыша грохот стартов движе. - Наибо меня угнет, - молвил Март, - что и они там сейчас думают обо мне плохо. "Если бы..." - чуть не сказала Марина; но покосил на Галину, смолч. II "Буревес" тоже старто в бесконе звезд ночи, но не с космодр. Собстве инерция еще тянула его назад, он боролся с нею, отталкив от простран полукиломет столб бело-голуб огня. Если бы это было в атмосф, даже в верхних слоях, грохот аннигил ломал бы скалы и деревья; но черная пустота глотала столб беззву. Стефан перемещ по отсекам звездол и, загляды в список, отмечал мелом места, где через нескол часов команда будет все развинчи, резать, ломать. "Так, наверно, катол рисов кресты на дверях гугено перед Варфоломее ночью, - подумал он. - Ладно, разме я сделаю, но сам ломать не буду, премн благода!" Он карабка по скобам. Теперь, когда двигат работ, коридор корабля преврат на полуторастоме шахту. Снизу тянуло теплом. ... Кабинет конструк "ГИПРОЗв" пораскры бы рты, увидев, как он решил задачу с двинате. "Проект самосъед звездол", так некогда окрест его идею эти остряки. А он сделал. И в каких услов: в космосе, на субсвет скоро! Теперь пояс аннигиляци камер силой своей тяги сам постепе смеща вперед по корпусу "Буревест", а стенки и перегор опусте топлив емкос вместо того, чтобы висеть на корме ненужным баллас, тоже сгорали. Это изобрет позвол нараст скоро корабля на 6000 километ в секунду. Деревья оранже торчали из плотной земля стены, как дула пушек, окутан зеленым дымом. Стефан посмот, удиви: кому это пришло в голову постав подпо под ветви? Это уже ни к чему. "Да это же мы с капита - когда измер парал Г-1830!" - вспом он и грустно улыбну. Трое суток минуло с той поры, трое суток, кои перевер их жизнь. Стефан дотяну до ближней карлико яблон, сорвал крупное яблоко, рассматр: оно было еще зеленов-твердое, на прозрач кожице проступ белые точки. Первые яблоки - их так ждали; а сейчас никто и не вспом. Положил в карман куртки, полез по скобам вверх. Появил белые овалы дверей. Март останов, перевел дыхание. Жилые каюты. Он спроектир их наподо люлек чертова колеса, с гироскоп подве. В них можно споко спать и работ даже при маневриро. "Теперь они не нужны, балласт." Стефан приня ставить меловые крестики на едва замет выпукло в обшивке - крышках подшипн. Ничего он не покажет на Земле. Все вылетит. Пропа в пустоте. Вдруг рука конструк замерла в воздухе. Постой, а это идея! Проектиро звездол так, чтобы, когда какое-то оборудов станов ненуж, его легко можно отдел и выброс. Напри, телеск в обрат полете не нужны, да и вся обсерват; достато астронавиг. Зачем тратить на них драгоце анниги?.. Только не выбрасы, в сжигать в камерах. Да, конечно, и это учесть в проек запасе топлива. Это же новый принцип конструиро звездол, разви того "самосъед"! Есть с чем вернут на Землю, есть! Стефан Март повесе. "Нет, я вам не просто масса!" Ему вдруг захоте петь и декламиро стихи во весь голос. Но он сдержал себя: в каютах спят. III В каютах не спали. Иван Корень лежал, закинув руки за голову, смотрел в потолок. "... лететь только троим. Тот Боливар не мог вынести двоих - а теперь упрощен укороче опустоше "Буревес" не потянет шесте. Само собой, что и для троих оставши время жизни будет отмер только пребыва у звезды; все осталь - анабиоз с редкими пробужден для коррек курса. Мини-запас продук, воды, воздуха. Все сверх него - прочь. И трех лишних астрона. Лишних!.. Куда? Как? Да, в Солнеч в годы их сборов и старта практико уже перел в ледяных глыбах-соленои, разгоня электромагн катапульт до больших скорос. В состоя мгновен молекуляр анаби. И перехват такими же катапуль, торможе в местах финиша - у других планет и межплане станций. Но это в преде Солнеч. На перелет таким спосо в нескол парсек и с гораздо большей скорос еще никто не отважив. ... А мы отважи. Нам деват некуда. ... С тех пор это дело там должно развит, усоверешенств. ... Надежда именно на огром скоро. Звездоле. С такой скорос в Солнеч систему естестве тела не входят. Должны засечь на подлете. Вопрос: кто? ... Вероятн пропа как у Г-1830, так и в ледяной глыбе в космосе приме равны. Хоть жребий бросай. ... Не жребий, а польза дела выберет. Мы не принадл себе. Не нужно и голосов. Ясно, что лечу я, Летье и... Аскер или Март?" Капитан заколеб. Перело затек под головой ладони. Стефан был ему ближе: единомышл и сорат еще с Земли, от замысла полета. Но физик там, у Г-1830, явно более к месту. Тем более такой. Тони и Галина тоже не спали. - Пусть летят к звезде... если она есть. А для нас хватит интерес дел и на Земле, правда ж, Тони? Что ты молчишь? - Эх, искупат бы сейчас... лучше в море. Я заплыл бы далеко-далеко. А потом жарился бы на солны, на песочке. - Хорошо и просто по улицам бродить. Лица людей, разгов и шум, дома, деревья, машины... - Знаешь, Галинка, а ведь выходит, что мы знаем звезд карты с точно до наобо. Не одна Г-1830 такое может учудить, для одной звездо это слишком мощное явление. Да и не одна галакт. Возле каждого объекта Метагалак теперь надо ставить знак вопроса: то ли он там, то ли в противопол месте, то ли под углом... и под каким, скажите мне! Звездолет приде смотр в оба, чтоб не вышло, как у нас. Но это же страшно интере. А вдруг и в самом деле там анти-время? И мы, люди с малюсен плане, овлад им... Иван прав, ради этого стоит рискн. Хорошо будет, когда все верне. Раньше всех те, что в контейн: закрыли глаза здесь, откроют на Земле. Представл: через нескол дней ты будешь на Земле, дома! - А ты? Ты хочешь лететь? - Конечно. Я обязан, это моя работа. Но не волну, все будет тип-топ. Семь посадок на спутн Юпитера, две на Сатурн... на Титанию, на Нептун. Десяток рейсов через астерои пояс за Марсом. И как видишь, цел. Помолч. - Тони... - Что? - Нет, ничего. - Ты чем-то расстро, Галинка? - Это так... обидно и проти покорят уравнен. "Пятая степень"! "Лишняя масса"! Будто я уже не человек, а просто пятьде пять килогр. - Тем более, что в тебе их не пятьде пять, а пятьде три. - Да нет, наверно, уже пятьде пять... IY И Бруно Аскер не спал, сидел у компьют, считал, прикиды. Но идея (Идея! Идеища!!!) выпир такая, что вряд ли ей (Ей! Ее Величес!) требова дотош обоснов и число оформле. ... Пережив этих дней были самыми сильн в его жизни, в жизни больш ученого и таких же масшта деятеля, в жизни с крупн делами и достижен, а стало быть и с сильн чувств. Так вот, все те против нынеш - пустя. Даже не пустяк. ... На Земле казал, что, если мыслишь вселенс категор, да еще строго, то вроде как сопоста с ней, соразме. Мы-ста, ха! Вот тебя и ткнули носом в твою малость. Да не только твою - человече. Мы-ста... ... Нет, милый, Вселенс дейст - спокойнен, небрежн: 15 лет (ее мгнове) несло нас не туда - можно противопост только дейст. И возможн таков (Его! Его Величес ВсеДейс!) есть. "Пойти к капит? Ох, нет: тяжело, сама обстоятель. Не воспри. Здесь надо быть авантюри, верить в удачу. Надо потолко с пилотом. Ничего, что мы оппониро - он как раз такой." Включил связь, набрал код каюты Летье: - Антон. Это Аскер. Пожалуй, прийди. - Чего это вдруг? - у Летье был недовол голос. - Я занят. - Ничего. Очень нужно. Прийди сейчас ко мне - а то я прийду к вам. Пилот появи с хмурым видом: - Что за пожар? Ты ж знаешь... - Знаю, но все это сопли. Слушай... Когда Антон Летье, астрон, выслу и понял, для него все вдруг изменил. Жизнь покрупн, стала Вселенс - а до этого только казалась такой. Со всеми ее посадк на спутн Юпитера и куда-то еще. Да, все кроме этого замысла теперь было сопли, пустя - даже не пустяк: в тот же список и что в каюте ждет любимая девушка, и что летели не туда. Туда. Просто это они отступ для разбега. Он забыл, что обещал Галинке быстро вернут. - Пошли к Ивану. - Посмот Аскеру в глаза, улыбну. - А ты недаром физик. Голова. Это ж надо!.. - А то! - ответил тот. 5.Во Вселен поступ по-вселе I Они заявил к капит в каюту. Корень как раз склады в ящик все лишнее, включая книги. На выброс. - Ну? - глянул он на них исподло; появле вместе двоих не слишком ладив меж собой членов экипажа сразу его насторо; ясно, что неспро. - С чем пришли? - А с чего начать: с плохого или с хорош? - спросил Летье. - Начни с хорош. - Тогда я, - вмеша Брун. - Ускоре будет не пять, а четыре. - Как так? - Ну... это трудно постижи и, тем не менее, четкий факт релятив. Если бы Г-1830 оказал на месте, мы затормо бы там, вышли на орбиту у нее, выключ двигат, поработ, потом стали бы разгоня к Солнццу, было бы два отдель ускоре. От 0,82 с до нуля, потом от нуля до 0,82 с. Теперь же не так: мы УЖЕ разгоня в сторону Г-1830, уже набир скоро к ней. В силу отсутст единой системы отсчета ускоре важнее скоро, понима? - Не очень... - Да я и сам не очень, но это так. Мы не гасим скоро, а поворач ее вектор в 4-мерном контину. Если бы останови у звезды, то гасили бы, а так нет. Короче, вот что: при непреры работе двигате невозмо от- личить, ускоряе ли корабль от нулевой скоро... как, скажем, при старте от Солнца - или отрицател, не в ту сторону. Для релятив нету нулей и нету не тех сторон, когда вышел на субсвет... - Это значит, - нетерпе вмеша Летье, - что на самом деле идет не тор- можение с перехо в ускоре, а ДВОЙНОЙ РАЗГОН. Я вам еще добавлю: не четыре, а три с полови ускоре достато. Как мы собирае отпра троих с 0,3с в расчете на то, что заметят, удивя и перехва, - так ведь и сами можем возврати в Солнеч с пустыми баками на полусвет. Ведь они же предупр. Там подготов... - А если не долетят наши в глыбах? - спросил капитан. - Или там не перехва? - Ну... тогда и нам туда же дорога. И теперь итого скоро оказыва не 0,82с, а... сколько, физик? - По моим расче 0,953с. II - Ага. Это действите хорошая новость. Под нее я выдержу и плохую, да- вайте. - Да плохую ты и сам знаешь, Иван. Только делаешь вид, - споко сказал Тони. - Мы не верне. Ни на полусвет, ни на какой. Дай бог долет. Если сгинем не у той Г-1830,в сложно-непонят мире, то на обрат пути. Слишком уж все на пределе, без запаса надежно. Да и констру был прав: можем ничего серьезн более там не открыть - так пустя. Не из-за чего будет особо старат уцелеть и вернут... - Не та тональн, Антон, - вмеша Аскер. - Не то говор. Эта "плохая" на самом деле очень хороша. И не только потому, что ускоре будет не пять и не три с полови, а только одно. Мы созда Вселенс Дейст! Да, одно ускоре - но зато это будет по-вселен. ... Капитан, как и Летье, сразу все понял - и тоже вдруг почувст хорошее настрое, прилив сил. Благод этой Идее он перес быть ничтожес в космосе, мошкой. Это угнет его более всего. "Ага!.." Конечно, только одно ускоре; как у предков-запорож или тех, что воевали в крова ХХ веке. Поднима в атаку - и вперед. Жизнь ли, смерть - не в этом дело. Вперед! Как-то все вдруг встало на места. Даже то, что во всех их спорах наиболее уместны (результа, как выразил бы рационал) оказыва наивные реплики и сужде Галины Крон, самой молодой и младшей по должно. Они направл мысли, а в конеч счете и решения. Она носила ребенка, она была мать - как и Вселен. Она глубже всех их чувство ситуа. - Ну-ну, развей свою мысль. Так что? - А то, что во Вселен нужно поступ по-вселен, - продол Брун. - Как она с нами, спокойне зашвыр нас не парсеки не туда, так и мы с ней. Ну, не то что совсем так, не на равных, куда нам, - но с полной отдачей. А это будет вот как... И он изложил план. Будет только один разгон - в звезду Г-1830. В него надо вложить весь заряд аннигил, тогда удастся выйти на скоро, очень близкую к свето, на 0,999с. Масса ""Буревест" в силу релятив возрас раз в 30. А поскол Г-1830, скорее всего, антивещест, будет удар-вспышка, кои нарушат внутрен равнове этой стран звезды. Равнове ее и так должно быть шатким из-за чужеродн мира, наложе противопо процес... - Это, во-первых, заметят издал, может быть, не только из Солне даже, - увлече, будто и не смерт приго себе и им двоим, излагал Аскер. - В двух направле заметят: в ложном и подлин. Во-вторых, это хорошо и надолго взбалам там простран, 4-контин - и новым исследова, когда они приле, будет что наблюд и открыть. Мало не покаже... - Камика... - молвил Летье. - Были такие ребята в ХХ веке в Японии. - Такие быле не только в Японии, - сказал Корень. - И в России, и у францу, англи. Шли на таран в самол, в танке, на подло. Погиб с наиболь эффективн. Вот и мы будем так. Все верно. францу. Шли на таран в самол, в танке, на катере. Погибн с наибол - Слуша, вы не о том! - все не мог останови в разви замысла Бруно. - Вполне возмо, что это откры переплю и теорию Дирака. У него только вещес и антивеще. А раз здесь попахив антиврем, то ведь тем самым и антипростра! - Это как? - не понял пилот. - А столь же плотной средой, но с целиком противополо свойств. То есть возмо аннигилл двух простра, нашего и того, у Г-1830. Представл, как мы можем шарахн!.. Самое замечател, думал потом Иван Корень, что от этого самоубийств решения он пришел в хорошее настрое. Да и двое его коллег тоже. Вряд ли так было бы на Земле - на Земле без войн и невзгод, в комфорт мирке, где бы жить да жить. А здесь, во Вселен, другое дело: они почувство себя частью ее и поэтому - людьми. Звездо будет многие годы лететь к подлин звезде Г-1830, видимой сзади; глыбы с вморожен Мартом, Мариной Плашек и Галиной будут еще дольше плест в пустоте к Солнеч - и потом еще десятил они будут там доказыв свое. Вообще вся история с "Буревестн" растяне на век. А жить этим троим оставал нескол дней. Хорошо, если с неделю. 6. День разруш (Время есть - времени нет) I Музыка звучала в звездол - в отсеках, каютах, корид. Но теперь всюду к звукам скрипок, флейт, фортепи, контраб, арф примешив стук, скрежет и лязг металла, шипение электроре. Летье и Аскер в скафанд с магнитн присоск на массив башмаках двигал по корпусу, отдел газов резак второй маневро двигат, его сопла, многото камеру сгора из черного монол. - На совесть делали, не отдер... - бормо пилот в микро в шлеме. Наконец камера помалу отделил от обшивки. "Буревес" тряхн. Бруно не устоял, сел. Камера мягко зацепила выступ ближн люка - и корабль снова дрогнул. Летье подбе, противоестес стоя под прямым углом к поднявше Аскеру, отталки черный цилиндр руками. Физик помог; отпихн: уфф!.. Камера пошла за корму, раствори во тьме среди звезд. Избавив от лишней массы, звездо сразу наддал; двое на его обшивке легли, держа руками за скобы. - Иван, сбавь тягу, а то нас унесет! - крикнул пилот. Стефан, который уклони от демонт, разорял библфильмофон. Он разло в две кучи книги, микрофи, касеты, диски с запис текстов и музыки, рукоп, отчеты. В одну то, что ему нравил, в другую прочее. Кучи вышли равные. "Много..." - вздох он, берясь за ревизию первой. Взял в руки одну книгу, другую, нескол папок - и внеза озлился, приня кидать в люк переход камеры все подряд. Уцелели только необход справоч да нескол музыкал записей. Через четве часа вслед за библиот в космос полет и дюралюмин стелл. Марина со слезами на глазах уничтож оранже. Непро было выраст в услов звездн полета эти желтые, алые и синие розы, гордые пионы, кусты помидо, даже огурцы и морко, яблоки и апельс. В этом уголке земной природы астрона отдых, отход душой. Сколько труда и изобретател вложили они во всякие приспособ, от склад подпо до гироскопи гнезд для сажен, чтоб спасти их при ускорен! Сейчас через переход камеру в пустоту летела и флора, и почвы, и механ. Марина видела в иллюмин, как беззву лопал в холод простра налитые красным соком помид, свертыва мгнове в черные стручки листья пионов... Наконец Корень отладил астронави так, что он автоматич менял тягу двигате от уменьше массы. Уточнил курс на Солнце. Опуск по коридор шахте - и не узнавал корабля. Вокруг был разгром. За пустыми гнезд кают виднел ребрис бока с пятнами сварки. Мимо пополз вверх на нейлоно канате какой-то куб с обрык кабеля. Капитан не сразу узнал в нем электроэроз станок, на котором еще недавно работал. "Больше всего кают жаль, - подумал он. - Это выброс за борт личную жизнь. А какая теперь будет?" А музыка все звучала в шахте. Вот нежно, величеств и печал повела мелодию скрипка, к ней присоедин фагот, потом рожок и флейта, гобой - и весь оркестр. Уверт "Ромео и Джулье" Чайковс, узнал Иван. Они встрети посред шахты. Марина устало поднима от оранже: комбине испач, волосы растрепа. На площа молча посто, прижавш друг к другу. Иван поцело ее в глаза, почувств привкус соли. "Плакала." Поцело и руки, малень, в ссади и земле. Так, не сказав ни слова, оба двинул дальше: он вниз, она вверх. Опусти в ассенизаци отсек. Здесь кончал жилая часть звездол. В углу Стефан наращи винипласт трубку на торча из стены отрос. - Для чего это? - спросил Корень. - Для дерьма, - коротко и зло пояснил констру. - Оранже теперь нет, пусть идет в топлив камеры. Аннигили. - Дельно. Помочь? - Справл, не надо. Стран сущес человек, а, Иван? - Почему? Человек просто человек, вот и все... Но знаешь, это приспособ может почти и не понадоб. Сидящий на корточ Март устави на него: - Как это? Не понял. "Сказать ему сейчас? - заколеб капитан. - Нет, не созрело." - Позже погово. У Солнца. Музыка Чайковс торжеств и страс звучала в корабле - и оборвал. Это Галина рывком перебро выключа. Повыдерги разъемы, бросила их и диско систему в общую кучу, взяла инструм, двинул по кораблю снимать динам. Площа у переход камеры была завал предмет. Летье разби каюты. Увидев девушку, протя к ней руки, чтобы помочь перебра через хаос. - Слушай, Галинка, вот удивя где-то в центре Галакт, когда выловят это кресло! "Космиче летател аппарат небыва констру!" Восторг будут: вот техника, куда нам с нашими спиралоди! Та смотр на него с улыбкой: "Старше меня - а какой он еще мальчи. Это я и люблю в нем больше всего." - Погоди, - пилот пошарил по карма, достал кусочек мела, написал на спинке кресла: "Тони + Галя = любовь навсе! Привет, жукогла! Дышите носом, если он у вас есть." Затолк кресло в люк камеры, нажал кнопку. - Пусть ломают головы. Бруно Аскер, раскраснев и потный, сердито зыркал по сторо, выиски, где еще содрать электропро, гибкие трубы для воды и газа; сматы то и другое в бунты. Снимал и распределит щиты. Все работ споро, понимая: чем раньше они повыбрасы в космос ставшие теперь баллас вещи, тем больше сэконо драгоцен антиге. Впрочем, разруш - не строить. Управил за два дня. Отдых впова в отсеке управле, единстве нетрону. Кроме него уцелела Устан Засыпа - Пробужд, электромагн катапул, обсерват, малая часть запасов и инструме; и лежала в старто гнезде одномес разведыват ракета "Ласто". Напосле астрона, как смогли, сглад следы разруше. II Потом все собрал в отсеке УЗП. - Делаем цикл сверхускоре торможе и вместе - обрат разгон до 0,3 от свето, - объявил Корень. - Через час, время, за которое надо успеть погрузи в свои контейн, астронави автоматич перев двигат в форсирова режим. Тяга будет 80 g. Когда выйдем в район Солнеч системы, тяга верене на 0,8 g и произой наше пробужд. Что ж, - он взгля на товари, на Марину, коротко усмехну. - Начина. Я послед... Астрона раздева (одежда при мгновен заморажив могла повре тело), погружа в контейн. Корень подво очеред бак под лучи молекуля генерат, командо: - Товсь! - - и погрузивш с головой человек от нажатия кнопки превращ в ледяной монолит в глыбе льда. Капитан откаты сразу покрывш инеем контейн в магнит гнезда, закреп их там. Он управи за 45 минут. Поста под лучи генерат свой контей, включил ток электромаг. Теперь его контей, как и колонны генерат, наглухо прикип сталь основан к полу; 80-кратная перегру не пошевел их. Разде. Перевел управле на ту автоматич схему, которую собрали и надежно, ударом об пол, провер Аскер и Галина. Набрал там выдер на пульт "120 часов", включил 60-секунд задер перед срабатыва. Вдохнул полную грудь воздуха, прыгнул в бак, погрузи с головой и стал ждать. Наверно, он проде все излишне быстро. Или секунды теперь текли медлен. Как бы там ни было, Корень почувств дискомф; воздух распи легкие. "Пере... ................. ...мудрили Аскер и Крон, - раздраж подумал он. Переавтоматиз! Конечно! Нужно было прове кнопку включе ко мне в бак, не ставить выдер. Жди теперь! - Он выпус воздух, тот пошел перед лицом крупными пузыр. - Да что такое!?.. Неужто их автомат испорти! Как быть?.." Вскоре он уже изнемо от удушья, судор сжал челюсти и губы, чтобы не втянуть в легкие воду. "Выскоч из контейн?" ... Перед глазами вдруг возни картина, запомнивш со времени отрабо метода: подопыт кролик, перепуга погруже, дерга, пока не освобод от тянувш на дно груза, выско из воды... и прямо в воздухе его приняли и обработ лучи генерат. Белый стеклопопо комок гряну об пол и разлете на мелкие осколки. В глазах Кореня возни красная мгла. Он понял, что сейчас потеряет созна. Заскреж зубами от натуги. В полную силу оттолкн ногами, вылетел из бака, покати по полу. Подня. Плечи и грудь в ссади. "В чем же дело?" Подошел к автом Бруно-Крон. Алюмини панель лоснил в свете ламп. Посмот на счетчик: вместо числа "120", которое он только что устано, там стояло "000". Он глубоко дышал, не мог надышат. Что такое? Минуло 120 часов - или... Если нет, то вот-вот заработ програ разгона в астронавиг, ускоре в 80 g разма его по стенкам. И некому будет пробуд осталь. "Прошло 120 часов, пять суток форсажа?!.." Иван огляде. Ничего не изменил в отсеке. В прозрач контейн застыли синева тела пятерых астрона. Зеркаль антенны генерат были направл на бак, из котор он выско. На полу лужа - это он расплес, выскаки. Подошел к баку, опустил руку: вода вроде теплей той, в какую он погружа. Но, может, подогре от его тела? По всем ощущен, по памяти мозга и тела - прошли минуты от того, как он погрузи в бак. Неужто же пять суток! ... Прежде всегда кто-то дежурил, он и будил. "А, привет! Ну, как тут?.." - и тому подоб. Э т о было ощущен и первым пережива пробужд - и оно маскиро идеал отлажен биофиз проце: что генера входили в резон с колебан молекул тела сразу - за тысяч доли секунды останавли их. Выход почти на абсолют нуль; в этом была гаран, что ни одна клетка плоти их не повреди. А при пробужд точно так сразу все колеба возбужда. "Выкл" и "вкл" быстрее, чем это делают с компьюте; там еще операцио систему надо загруж. Юношей Корень служил во флоте; его не раз будили заступ на вахту. Тоже можно было не сомнева, что предшеств отдежу положен часы. А теперь... Он тщател обтерся полотен, достал одежду, начал одеват - а тело все еще ждало удара в 80 g. Дикое противор между ощущени и сознан. "Ты лишь нескол минут назад залез в контей, - доказы чувства. - Ты вдохнул полной грудью, окуну и ждал, пока срабо генерат. Ты подумал даже, что лучше бы их включ кнопкой из бака... Выходит, ты начал думать это 120 часов назад, а закон сейчас, после разморажи! Ты же едва не задохну..." Он растеря пригла мокрые волосы. Вроде все так... но между ощущен "до" и "после" не было разрыва. За это время должно произо много событий: астронави запус двигат на форсаж, из дюз вырва многокиломе столбы белого огня. Огром тяга погас скоро в 0,8 от свето да еще придала кораблю противопол, в сторону Солнца. (По Бруно это одно и то же, но по расходу топлива, наверно, нет.) "Буревес" проле в обрат направл почти все расстоя, на которое они до этого убили многие годы. Потом астронави переклю двигат в режим малой тяги, цикл форсажа кончи. "Кончи? А если он еще не начался? Ведь чувст тоже надо верить, иначе зачем они... Самодеяте автомат мог не сработ, или пробу меня сразу же. Импул счетной схемы те же шестере: где-то "зацепил" не так - и выскоч сразу задан конеч число. Тогда..." Его будто по голове ударило. Цикл форсажа в самом деле может начаться вот-вот. Тогда у него оставал на все про все минут 15. Истра до погруже пять да сейчас на эту пси-маету столько же. Еще через пять минут его тело станет весить тонн пятьде - и недолго прожи. За дело! Капитан действо быстро и четко: заморо воду в своем контейн, выклю электрома, откатил, вкатил под антенны генерат конте Летье, снова включил электрома и снова устано на том автом выдержку "120" часов. Все. Теперь в случае чего Тони разбу осталь. Отошел к стене. Тело ждало удара. На всякий случай попроща с жизнью. "Эх, как все не так получил!.." Было не страшно - досадно. Прошло не менее пяти минут. Отсек и весь корабль попрежн обнимала тишина; в ней чуть слышно пикал счетчик автом. Значит?.. Он с опаской, все еще ожидая форсажа, подня в отсек управле. Световые цифры астрокале показыв "3657" - три тысячи шесть пятьд седьмой день полета. А было "3652". Синяя риска на шкале индикат скоро стояла влево от нуля (влево, в другую сторону!) против отметки "0,31с". Включил на большом экране маршрут карту: там две линии накладыва, общая была явно толще, чем прежде. "Значит?.." - Корень начал чувство себя дураком. "А если и эти приборы врут? - обожгла мысль. - Вспомни, как ты уверен был, что приборы показыв не тот снос. Может, еще какой-то фокус от этой Г-1830." - Нет, так можно и умом тронут... - капитан подня в носовую обсерват. За прозрач куполом впереди по курсу ярким накалом пылали созвез Скорпи, Стрел, Змеено - те, что прежде из-за спектрал сдвига удале были сплошь тусклы и краснов. Неподал от Антар и затме его сияла белая звезда. Солнце. Для полного успокое он измерил скоро по эффекту Доппл: 96 тысяч километ в секунду в направл на свое светило. Все правил. III Корень верну в анабиоз отсек. Пробу команду, он расска о своих пережива и паничес действ. - Надо управл автомат из последн контейн, - сердито заключил он. - И крупно показыв счет времени. А то не поймешь: минули секунды или месяцы. - Да-а... - протя Летье, натяги штаны; и вдруг, поражен мыслью, застыл на одной ноге. - Послуша! А если бы мы не тормоз от субсвет, а неподви висели в простран? - Неподви относите чего? - уточнил Аскер. - Все тела во Вселе двигаю. - Ну... если бы двигал, как и другие тела в Галакт, с малой скорос, десятки километ в секунду, или там сотни... и не было бы часов и прибо. Смогли бы мы определ, сколько пролеж в анаби: пятьде минут или пятьде лет? - Боюсь, что нет, - покачал головой физик. - Вот тысячи лет мы замет бы - по смеще звезд в созвезд. - А если бы, - Тони натянул штанину, стал на две ноги, - мы находил в межгалактич простран, в тысячах парсек от галак. Как тогда? - Тогда смогли бы различ промежу времени в милли лет, не мельче. - То есть практич не замет бы совсем течения времени? - Вывод: нельзя замет то, чего нет! - поднял палец Бруно. - Если бы да кабы... - не без досады сказал Корень. - Хватит перекабыльст. Есть ли время, нет ли - у нас его сейчас действите в обрез. А дел много. IY Отсек управле теперь остался единстве более-менее присто помещеи на корабле. Все собрал там - и чувство себя, как на вокзале. Корень без обиня изложил дальней програ: - Март и Бруно займу подгото к выбросу через электромаг катапул трех контейн. Провер, настро, тяжи для перемещ - все такое. Я и Летье точно ориенти "Буревес" на Солнце. Ошибка в доли угловой секунды... сами понима. А вы, - он посмот на женщин, - приве себя в порядок. Женское тело штука более деликат, чем мужское. Вам виднее что и как. Вот и давайте. Физик и констру молча направи в носовую часть, к катапул. Летье - к гиросис. Капитан тоже направи к выходу, но Марина мягко положила свою ладонь на его руку. - Женское тело начинае с сердца, Вань. И с души. Галинка, оставь нас на часок. Потом будет у тебя такой с Тони. .... И не было в этот час ни капит, ни биолога - Иван да Марья. После в уходя в тьму веков и простра верен Иванов да Марий, коим надо расстава: то из-за войны, нашест, то ради больших дел и замыс, то в бега подават... а то и на отсидку. Одному сражат, трудит, мытарит, другой ждать - и неизвес, дожде ли. И обстан расстав у Иванов да Марий всегда была некомфор и наспех. И обстано свида была, почти как у многих тех Иванов да Марий. что урывали свое, где приде: кто на полянке, кто под кустом или на стогу, в сарае...Лежали прямо на полу, на своей одежде. Марина ласкала Ивана во всю, как могла и умела. Ласкала и молила: его, Вселен, судьбу, бога: - Ребено!.. Пусть зачне. Господи, пусть хоть в этом нам повезет! Потом Корень мягко сказал: - Мы ведь не верне, Маш. Да ты, похоже, почувство это. И расска о замысле - или загов? - троих. Их час кончи. - Надо рассказ это Стефану и Галине, - молвил Корень, одева. - У вас, если честно, шансы тоже невел - всем троим долет. А на Земле должны знать. - Гале не надо, - покач головой Марина. - Нельзя ей сейчас это знать. Ничего, долетим. Цельт точнее. .... Потом был час у Тони и Галины. Пилот, предупрежд капита, ничего ей не расска. Только одно: - На всякий случай запомни: сектор Антар. Самый четкий ориен. Искать в случае чего там. Сектор Антар, помни! Он не уточнил, что искать, или кого. Y - Это ты хорошо приду, что катапул рядом с отсеком УЗП, - похвали физик Стефана Марта. - Удобно. Будто знал наперед. - Это не я приду, еще до меня. Аварий выброс экипажа. Но всегда должен кто-то остат и исполн его. - Ага. А теперь мы пожела Ивана заодно испол - насчет управле из контейн. Исполн. Системы заморажив и выброса действите стыкова хорошо - контейн по направля могли скользн в люльку катапул, потом выстрели - один за другим. Март собирал инструм. Работа была кончена. - Вы, главное, навед точнен. Чтоб в Солнеч засекли и перехва. А то будем лететь, как сказал поэт, в звезды врезыва. - А я сейчас пойду к ним, - сказал Бруно. - Это действите сейчас самое-самое. Он ушел. Март остался один на один с установ, катапул и своими мыслями. - ... и мне безумно захотел хоть как-то прояв волю свою, - он открыто смотрел на Искру. - Это ощуще безысходн. Щепка в бурлящем потоке причин и следст, обстоятел... и послед пинок судьбы: заморо - и лети!.. - он вздох. - Вот и решил хоть это сделать сам. Пнуть себя. YI - А почему Летье говорил о секторе Антар? - спросил Остап. - Что за сектор такой! И так настойч... - Ну... он, видимо, имел в виду звезд плоско: Солнце, Антарес, Г-1830 - подлин, - подумав, ответ Галина. - Участок этот. Дело в том, что они могли перерасход горючее. Тогда антитягот той звезды откло "Буревес" - они смогут выйти не на траекто к Солнцу, но хотя бы в этот сектор. Так что если корабль-спасат не встре их на траекто, ему следует отклони в этот сектор, искать там. - А что, грамо, - склонил голову Стефан. - Так вы пошлете встреч корабль? - звонко спрос Галина. - С этим нельзя тянуть. Искра помол, покачал головой: - Нет. Я наперед знаю мнения членов Звездн Комит. Не убедит их ваш рассказ, выши доводы. Послать навстр... в противопол сторону! Самое большее, что можно обещать: будем высматри и в той стороне. Ждать, пока "Буревес" приблиз - пусть и на большой скоро, перехва.. В подходя время можно будет выслать астро-разведч. А сейчас... нет. - Что же, вы за сумасше нас принима! - Крон гневно вскин голову. - За вралей или дураков?.. Хорошен дело, хорошен встреча. Она быстро вышла из комнаты. Марина поднял, хотела пойти за ней, передум, села. Минута прошла в тягост молча. - Они не верну, Остап, - печал и увере сказала Плашек. - Их нет ни на обрат траекто, ни в секторе Антар... нигде. Уже шесть лет. И "Буревест" нет. И она рассказ все, что велел перед Корень. Стефан был поражен не менее Искры: - Вот оно что! Вот что имел в виду Иван в той реплике.. что асениза им может не понадоби. - Тебе предназнач не только та реплика об асениза, - взглян в его сторону Марина, - вся эта информа. Ведь я могла не долет. Но ты - смылся. Март опустил голову. - А почему Галине не сказали? - спросил Искра. - И сейчас не знает. - Это я убедила капит. Не хочу, чтобы она родила мертв ребенка. Ко всем ее стрес добав еще этот... - Она поднял. - Извин, я все-таки пойду к ней. Председа Искра и констру Март остал вдвоем. Остап размыш, как убедить членов Комит послать в ту сторону хотя бы автоматич наблюдате станцию. С обсервато и спектра сдвинут прибор. Те, погиб, именно на такое крепко рассчиты. А Стефан был просто раздав сваливш на него новос. И более всего тем, что "Буревест" больше нет. Уже шесть лет! Даже "огрызок" его не верне. Гибель товари... ну, они сами это избрали; да и все уходя в космос к такому готовы, это обыде. Но ЕГО корабль, сконструиро им и собран в полете "Буревестн"!.. Ничего он теперь не докажет. Часть вторая. КАМИКАДЗ КОСМОСА 1. Расстав во Вселе I Снова все собрал в отсеке управле - и снова чувство себя, как на вокзале. Беженц. Попитал тем, что остал, - а остал немного. - Двигат перегре, должны остыть, - сказал Корень. - Так что и ночев будем здесь. Располага. - Матрацы могли бы остав, - провор Бруно, огляды угол около пульта, где ему предсто лечь, - и одеяла. Поторопи... - Привы, физик, - улыбну ему Летье. - Отныне не только их, но и наши с тобой места для снов без сновиде - контейн анаби. При минус двухсот семидес по Цельсию... О! Что это? Под ногами у всех мягко качну пол; металл корпуса передал отдале стуки. - Это Стефан! - Тони броси в коридор. За ним двинул осталь. - Не спешите! - крикнул им вслед Корень. - Вы его уже не догон. Он не пошел в отсек УЗП, поверну к пульту, включил обзор экран. Круги звезд на нем образов туннель из сверкаю обручей. Там, где туннель сходи, сыпь звезд заслон малень темное тело. Корень включил прожек: тело-параллеле блесн алмазн гранями. Верну пилот и, держа перед глазами листок, растеря прочел: - "Март сделал свое дело - Март может удалит. Терпеть не могу прощат. Не знаю, с кем встреч в Солнеч, да и встреч ли? Иван! Можешь считать это провер на автоном управле изнутри." И все... - Тони скомкал бумажку. - Пижон! - Как по-дурацки все получил! - Констру Март взялся за голову. - Тогда мне казал, что я посту герой... а теперь и вспомн тошно. - Это бывает, - мягко сказал Искра, - когда люди надолго оторв от Земли. Психиа именуют это "потерей социал ориента". - Я вижу, космомеди здесь шагнула далеко вперед, - послыша позади них насмешл голос Плашек; она вернул, стояла, прислон к двери. - Но, по-моему, Антон Летье поста более точный диагноз. Она села в кресло, продолж рассказ. ........ - Ладно, все! - Капитан поиграл желвак, положил бумажку Марта в карман. - Приказы всем расслаби и отдых. Вы не хуже меня знаете, как это важно. II И был час послед в отсеке УЗП, минуты расстав. - Вы все-таки осторож, ребята, - говор Марина, когда они после раз вывер направл корабля на Солнце, затем в отсеке все приборы. - А то еще ускоре катапул вышвыр нас так, что глыбы расколю. А потом в Солнеч нас с Галин соберут не так... Она шутила. Она еще наход в себе силы шутить. Наконец, все было подготов. Наполне водой контейн установ в ленточ обойму. Затвор электромагн пушки раскры, готовый принять первый замороже бак с челове. Корень и Аскер заняли места у молекуля генерат, нацел их параболич зеркала на ближний к катапул куб. Летье стоял у пульта гарматы. - Насчет точно не сомневай, мимо не пролет, - сказал Бруно. - Поле тяготе Солнца издали подпра, притя... Сейчас все осозн, что и те, и другие: кто остане в "Буревест" и кто сейчас улетит из него - отправля почти на верную погиб. Исчезли улыбки; стало не до шуток, не до разгово. Корень до боли стиснул челюсти и не отважив расслаб их. "Надо что-то сказать. Непреме..." Он боялся, что голос не послуша его. - Н-ну... мы - люди. И мы расстае. Нам жаль и не хочется. Но так сложил. Мы во Вселен - и обязаны поступ по-вселен... Не он сказал, что хотел; сказал само. И, похоже, не то. - Иван! - Марина бросил к нему, обняла теплыми руками, принял быстро покрыв поцелу его лицо. - Маша... не надо... прошу... хватит... - голос у Кореня дрогнул. - Все, иди. Ты первая. Галина тоже рванул к Летье, обняла. Пилот мягко, но властно взял ее за руки. - Галино, запомни наиглавне: сектор Антар. Сектор Антар! А про осталь лучше забудь. Я тебя не люблю. Он опустил ее руки, отнял свои. - Да?.. - растеря сказала радис и опуст голову. Что она еще могла сказать. - Все. Раздева и в контейн! - скоманд Корень. Марина Плашек погруз в бак свое ослепите-краси тело. Лишняя вода выплесну, на полу растекл лужи. За ней заняла свое место Галина. Над водой были только головы - и они казал отделен от тел. - Марина, товсь! - Проща, товар! Голова ее ушла под воду. Корень и Аскер одновре пустили в ход генерат - и на них пахнуло теплом, жаром. Это мгнове выделил вся тепло энергия воды и тела женщины. И была в этом тепле составля, которая помнил Ивану Кореню до последн часа жизни: жар ее, Марины, рук и ее поцел, ласк. А через секунду повеяло лютым холодом, контей враз покры колючим инеем. Летье переки рычажок. Далее катапул действо сама: с лязгом обойма передви контей, он лег в затвор, вокруг сомкнул солено. Удар магнитн поля, от котор шатнуло пол под ногами, выбро врача-биолога Марину Плашек в звезд космос. - Галина Крон, товсь! - До свида, товар! До свида, Тони! - голова девушки скрыл под водой. Далее все было так же. - Прощай, Галинка, - тихо сказал Летье, перебро рычажок. Женщина замолч. III "Что же дальше?" - чуть не спросил Остап, но во-время спохват. Дальше не было ничего. Ничего, которое длилось полвека, пока Марина Плашек не открыла свои прекрас серые глаза здесь, в Астрогр. Было уже заполн. Автомат городс осветител сети одну за другой выклю шеренги уличных фонарей. Казал, ночь улица за улицей стирает свето карту города. Вскоре остал только алые сигналь точки на радиома, кое-где светил окна в домах да во всю сверк в небе звезды и огни Космосс. - Смотр! - Марина показ рукой. На востоке, там, где россыпь звезд обрыв черные изломы и зазубр гор, поднима неяркое созвез Скорпи. В нем над пункти из мерца звездо оранже углин костра пылал звезд гигант Антарес. Председа Искра по-новому смотрел на знако картину. Выходит, где-то поблизо Антар в действитель находи эта загадоч Г-1830, которая вырабаты анти-время и вбирает лучи? - Скажите, товарищ председа, - спрос Плашек, - а как бы вы действо в такой ситуа? На нашем месте, на месте Ивана... капитана Кореня? - Серьез вопрос, - усмехну тот. - Сразу и не ответ... Но оба астрона смотр на него так требовате, что он понял: пустяк здесь не отговори. Для них его ответ - оценка экспеди, их дел, их жизни. Глава Звездн Комит задума; он еще раз переб в уме все, что знал об этом и что ему рассказ сейчас. Поднял голову: - Знаете, а вероя, так же. IY Это было на Земле, в Астрогр, в сентя 2117 года. Через 69 лет после старта "Буревест" (тогда - безымян эксперимента звездол). Через 52 года - полвека! - после того, как астрона обнаруж, что летят не туда, переигр все, отправ троих в Солнеч в глыбах льда. Через 39 лет после пролета "Буревест" около Солнца, отправл радиогр, в коих мало что поняли. Через 6 лет после достиже звездол продлин Г-1830 и вероя гибели корабля и троих астрона там. Для троих прилете в глыбах льда эти полвека сократи буквал до несколь дней; однако в большом мире они прошли наполне событи. И им - Марине, Галине, Марту - далее предсто жить, как все, рутинно, день за днем. ... И Искра был не слишком уверен, поэтому и употре слово "вероя". На заседа Звездн Комит его сообще и рассказ троих (в основ, Марины Плашек) был выслу со скептиче интере. Предлож послать в том направл, в сторону Антар, если не звездо, то автоматич наблюдате базу... вообще хоть что-нибудь - не поддерж. Да что он - Галина Крон, когда родила сына, а Марина рассказ ей о том, что до тех пор скрыв, тоже не очень повер. Не пор той причине, по какой усомнил другие: ей просто очень не хотел, чтобы Летье, ее Тони не был жив. А выход, что уже годы минули от его конца. Она к этому не была готова - и не хотела быть готова. Она такое намечт: ладно, пусть сама постар, с време не поспор, но Тони верне, увидит своего сына... а по возра - младш брата. Она будет им обоим как мать и старшая сестра... Ну и все такое. Марина остал бобыл - прекрас легенда бобыл, внима коей жаждали и добивал многие мужчины. Ее это мало заним. Не повезло им с Иваном, не завяза тогда в послед час их горькой любви-расстав ребено. Свою неистраче материн нежно она отдала Витьке, Витюшке, Виктору Летье, сыну Галины. Но главное, она чувство себя если и не на "Буревест", то все равно во Вселен. Это было не просто чувство долга: то, что они там открыли и поняли, было так грома, настол превосхо как ее личную жизнь, так и рутин жизнь человече, что не посвят ЭТОМУ всю себя было невозмо. И Галину настро: в этом верно Тони и товари, не только сына растить. Они вдвоем - когда подрос Виктор, то втроем - ездили всюду, выступ с лекци и доклад, писали статьи и письма, встреча с влиятель людьми. Когда стало ясно, что в "сторону Антар" (так это всюду назыв, избегая даже формулир "в сторону истинн местонахож звезды Г-1830") ничего не пошлют, сосредото всю силу своего убежде на том, чтобы в нужный год - и в канун его - внима наблюдат космоса по всей Солнеч было наибо обращ к этим двум направле: к видимой в созвез Тельца быстролет Г-1830 - и в СТРОГО ПРОТИВОПОЛ. Около Антар. К созвез Скорпи. Этого добил. Стефан Март отошел от них. Его взяли на хорошую должно в ГипроЗв. Там он тоже доказы свое: что звездол не дома, поэтому наилу их строить в полете силами участни полета. А мир Земли, мир Солнеч жил себе, поглоще обилием пустых проблем и дел. Марина, Галя и ее сын, как могли, поддержи интерес к ИХ пробл... да не их, а Вселенс - но ведь от начала всего прешел почти век. Y ... И так минули 27 лет. Это был расчет срок, в коий должны исполни прогн и надежды, разреши сомне-недоуме. Стефан Март и Остап Искра до этой даты, 2143 года, не дотян. Марине было под пятьде, Галине 45, обе седые; ее Виктору, подающ надежды теорет в области простран-времени, так похож на отца, как раз двадц семь. Их всюду выслуши с большим интере. Расспраши. Размышл, крутили голов. Но когда доход до необходим решать - все буксов. Как это, в самом деле: послать звездо в сторону, противопол той, где обнаруж целевая звезда! "Нас не поймут." Бруно Аскер, затерявш в космосе, теперь, когда он не мог занять чью-то кафедру и чье-то теплое место в науке, прохо на Земле и в Солнеч в докла и моногра как гениаль физик. Но и гениаль тоже следует быть в рамках - как и на портре. А этот его замысел ни в какие не лез - и не признав. - Ну, сопоста, пожалуй, размер и массу звездол с размер и массой звезды. Пусть и неболь. Даже при релятивис разгоне внедре его в звезду будет булавоч уколом. - Но энергия релятивист разгона, - возраж другие, - может намного превзо энергию аннигилл. То есть как если бы звездо был из антивеще. - Но ведь и это немного для звезды, посчита баланс энергий! Третьи, однако, доказыв - по такому балансу, - что если бы звезд так вреза в планету типа Земля, от нее остался бы только пар. Дело было во Вселен, и все в конеч счете решали простые числа. Если в 2111 году "Буревес" действите достиг того места - также в десяти парсе от Солнеч, но в другую сторону, - и там что-то сделал и произо (что?!), то в 2143-м должен прийти оттуда (откуда?) какой-то свето сигнал (какой?). Или - про другой версии - вернут корабль: проскол же он летит не со скорос света, то это, видимо, еще на год или два позже. 2. Мимо Земли I Оставш одни, они из отсека управле долго следили, как удалял, превраща в искорки, в точки, в ничто два ледяных контейн - новые тела Вселен. Затем вернул к устано УЗП, приби отсек. - Тоскл теперь будет, - вздох Аскер. - Зато сможешь провер свои расчеты, - кинул ему Тони. - Какие еще расчеты? - не понял тот. - Ну, о "времени надоеда". - А! - тот махнул рукой. - Нашел о чем вспомн. Была у него во время борьбы против проекта Кореня - Марта и такая теория, и выведен "формулы надоеда астрона друг другу". "Не остал у нас времени ни тосков, ни горев, ни надоед друг другу, - подумал Иван. - Только цель и дело. Во Вселен по-вселен." - Зачем ты так ей сказал? - спросил он пилота. - А затем! - тот понял, о чем речь. Он, закатав штаны, собирал губкой воду с пола. - Зачем ей любить воспомин? А она такая, будет любить и ждать. Молодая же, пусть найдет кого-то, не портит себе жизнь. - А ребенок? - Ребенок? - Тони замер с губкой в руке, на ноги ему стекала вода. - Да ты что?! - Неужто она тебе ничего не сказала? - порази капитан. - Вот это да... черт бы вас взял, молодых любовни! Бруно ошараше смотрел на обоих: и он впервые услышал об этом. II За двое суток, пока двигат остыв, контейн отдалил на восемь тысяч километ. Но прожек, наведен капита, все еще нащупы их в прозрач пустоте, телес обсерват разли. Даже по измене блеска можно было угадать, что они медле вращаю. Но вот простран обзора в телеск сместил, блестки исчезли в окуляре. Это Летье маневро двигате сместил "Буревес" на прежний - хотя теперь, собстве, новый - курс. Иван выклю прожек. На душе стало споко и пусто. В отсеке УЗП, "основ месте нашего обита", как шутил Аскер, тоже все было готово. На счетч автом набрали "44700" - часов. Им доведе на пять лет с месяцем выключ себя из жизни. Кнопки управле теперь были в баке Кореня. - До встречи у Солнца! - Тони первый вскочил в свой контей. - До встречи! Капитан заморо товари, влез в прохлад воду, осмотр напосле. Через четве минуты после того, как его обработ генера УЗП, погас свет на корабле, из двигате снова выдвин многокиломе форсаж столбы белого пламени; звездо, темный и безмолв, будет разгоня до скоро 0,91 от свето, летя прочь от оранже лже-звезды за кормой. "Выклю время", подумал Иван, набрал воздуха в легкие, нырнул и нажал нужную кнопку. ................. "Выклю время". И он помимо воли едва не нажал кнопку второй раз: был почти уверен, что система не сработ. Ничего ж не почувств - а значит, и не произо. Только воспомин о том, что сталось с ним прошлый раз, удерж руку. Вылез. В отсеке было темно. Вода стала теплой. Мозг и тело Ивана зафиксиро только эти два факта: стало темно, вода подогре. Нащупал выключа пакетн, повер, зажегся свет. Даже тишина была прежней. Ничего не изменил в отсеке, только воздух стал немного затхлым и попахи горячим метал. Корень снял покры с автом: ага, латунные винтики позелен, оловян точки у микрос стали серыми. Прежде чем вернуть к жизни товари, капитан направи в обсерват. Звезд туннель, в котором летел "Буревес", блистал обруч ярче и голубее. Он включил противовра: туннель рассыпа звездн россып и пылью. Под его ногами ослепите сияла желто-белая звезда: у нее можно было различ малень диск. Из-за невесом капит показал, что он падает на нее. "Солнце. Все в порядке." И тишина была не прежней: двигат отработ свое, разогн корабль до 0,91 от свето, отключи. Поэтому звезды впереди сместил по спект в голубую стороны, звезды позади в красную; и только с боков светили нормал. В том числе и Солнце. Корень отправи пробужд тех двоих. III Ждали третий час - все трое в чувствите наушни, каждый у своего приемн и в своем диапаз. Ждали хоть какого-то радиосиг; только тогда имелдо смысл посыл свои сообще с завед более слабого, чем работа в Солнеч, радиопереда корабля. И спорили, что передав. Только о факте обнаруж "лже-звезды", о своем решении поверн к ней и о тех троих в ледяных глыбах, что прибу сюда через десятил - или и о своем проекте "атаков звезду". Бруно наста на послед, Корень и Летье наход, что это будет перебор. - И так ведь примут за сумасше, по одному факти анти-времени... или "анти-течения света", все равно. А если еще это добав... - Определ решат, что у нас крыша поехала. Ты взгляни на все факты глазами нормаль землян: поворот в другую сторону, выброс в космос троих, полов экипажа - и все ради того, чтоб в звезду врезат, ни больше, ни меньше. Ну, ясно же! - Марина расска, подгото. Она умеет. - Это если долетит. - Эх, Стефан как подвел нас! Удвоил бы вероятн. - И Галинке напра не сказали. - Да я и слов-то не подберу, - развел руками Корень; первая часть сообщ лежала перед ним, написан на листке. - Вот чувст, что правил, так надо - а объясн другим, тем более не побывав в нашей шкуре... нет! Аскер смотрел на них с ирониче прищу: - Слуша, друзья, если вы увилива не только от сообще об этом, но и от самого решения: мол, добере до Г-1830, а там, может, переигр, полетим назад... то дудки. Скоро 0,91с означ, что у нас не хвтит теперь топлива даже погас ее у звезды. Не то что лететь обратно. Все уже решено. Все трое замол. Наверно, было что-то подоб в душах капит и пилота; умом решили, а подсозн противи. - А ведь это значит, что мы сейчас видим наше Солны в послед раз, - молвил Корень. - Наше Солны и наши места... - добавил пилот. - Вот-вот, - утвердите кивнул физик. - Дозрели. А слова ничего, слова я подберу. Он неявным образом теперь станови главным - как автор идеи. - Тс-с.. - поднял руку Летье. Сбросил наушник, птицей взлетел на мостик, включил на полную громко динам откры связи. Астрона затихли. До сих пор антенны корабля улавлив только шум радиоизлу Вселен - шорох туч межзвез пыли и ионизирова водор, невнят шепот угасших звезд и далеких галак. Теперь сквозь этот фон, похожий на отдален шелест морск прибоя на галеч берегу, пробива размере тонкие звуки: "Пи-и... пи-пи-пи... пи-и..." Вот пиканье прекрати. Через минуту послыша вновь. - Привод радио, - прошеп Корень. - Включи противовра, Тони. Невесом. "Буревес" завис в пустоте, напра, как насторожи зверь уши, парабол антенн к далек Солнцу. Сигналы теперь шли уверенно и постоя. - Радио 186, - расшифр морзя Летье. Аскер вывел на экран компьют таблицы из "Катал искусстве небесных тел", сменял их. Нашел. - Прием буя работ в полосе 450-451 мегаг. Чувствитель две тысяч пиковол. Малов, чтобы услыш нас!.. Далеко прохо. Буй через промежуто астром связан с навигацио станц на Нептуне. - Нептун!.. - Тони смотрел на динам, как на чудо. - Это ж почти Земля, я там год работал! IY В течение следующ часа поймали еще сигналы радио 195, связанн с Титан, спутни Урана, тоже на пределе слышимо. И это было все, Звездо мчал мимо Солнеч почти со скорос света, скоро уйдет из зоны связи - времени терять было нельзя. Учли допплеров попра на скоро сноса, стали передав. Голосом, компьютер цифров импульс, старой доброй морзян. Первую часть сообще дал Корень: "Внима, Солнеч! Внима, Солнеч! Говорит звездо "Буревес", стартова к быстролет звезде Г-1830 в октябре 2048 года. Прохо на скоро 0,91с мимо Системы. Установ, что яркость звезды убывает - повто: убывает - пропорцион квадр расстоя при сближе с ней. Соответст уменьша - повто, уменьша - паралл. Видимо, столкну с обрат течен времени. Курс изменен на обрат, в точку 268 граду 35 минут галактиче долготы, 14 граду 15 минут северной галактиче широты. Видимый ориен - альфа Скорпи Антарес. Направля к истинн местонахож звезды Г-1830, лучи которой направл к ней. Повто: лучи Г-1830 направл к ней. Три наших астрона: Марина Плашек, Галина Крон и Стефан Март летят к Солнеч в анабиоз контейн; их скоро 0,3с, прибу ориентиро в 2115-17 годах. Следите за пространс в том секторе, в направл созве Тельца. Перехва их! Капитан "Буревест" Иван Корень." Вторую часть - на страх земным ретрогр - выдал Аскер. Грубым голосом в микро, набычив, склонив лысину, как рога. "Внима, Солнеч, говорит Бруно Аскер, физик. Откры нами явление звезды с обрат течен света и, вероя, времени равно и чужеро, и крайне важно. Мы рассчиты... (здесь все-таки и у него, хоть он и подтрун над товарищ, перехва голос, пришл откашля) рассчиты врезат в истин невиди Г-1830 на скоро, максима близкой к свето. И так создать сильное возмуще, кое может приве к потере звездой Г-1830 устойчив. Тогда это возмуще будет наблюда в межзвез масшта. Следите как за нашим новым направле, за указа точкой, так и за видимой Г-1830. Вероят год достиже Солнеч возмущ - 2143-й. Шлите сюда еще экспеди. Проща. Бруно Аскер." Перед закодиров в морзя и цифро сигналы эту часть не успели: корабль вышел из зоны радиосв. Поэтому сообще Кореня хоть с грехом пополам, но уловили в Солнеч, а добавле Бруно Аскером затерял в пустоте. За эти часы звезда по имени Солнце заметно перемести. Теперь они удалял от него. - Ничего удивитель, релятивис эффект, - сказал Бруно. - Привыка, это отныне наша будничн. При 0,91с мы по своему времени движе со скорос 750 тысяч километ в секунду... - Ого! - Тони присвис. - ... и за время от пробужд прошли добрый десяток миллиар кэ-мэ, то есть размер Солнеч. Далее будет еще круче. И он изложил дальней програ. Она была проста: разгоня в экономиче режиме до исчерпа запасов антиге. Удастся достичь скорости 0,995с, а тем и 22-кратн релятивист утяжеле. Будет с чем вреза в ту звезду. И ускор времени тоже. Эти попра надо учесть и в графике Засыпа-Пробужд... - Хороши попра - в десятки раз! - фыркнул пилот. - ... с приближе к Г-1830 даст знать себя гравитаци поле ее. Скорее всего это будет антитягот, отталкив. Это чревато отклоне курса. Так что важно не прозев. Иначе наш полет преврат просто в глупо... "... глупо, при которой мы остане живы, - думал Иван, слушая физика. - Бессмысл живы, летя неизвес куда и зачем. Так что он прав: важно не прозев. И не оплош." - Раз мы сейчас отхват размер Солнеч системы за часы, - перебил он Аскера, - то при 22-кратном убыстре это за десяток-другой минут, так? - Да, - тот понял, к чему это сказано. - На все дейст у звезды Г-1830... а еще неясно, что там и как и какие они будут, - у нас будут десятки минут. И на решения тоже. На такие, в которых нельзя ошибит. На все про все. - Хорошо, - капитан подня. - Сейчас регламен работы пред долгим анабио. Окончате все планиро умест в том пробужд. Они принял за эти работы. Y ... А Солнце уходило, удалял, желтело и тускн. Грустно было сознав, что оно такая же звезда, как все другие в Галакт. Никогда оно не станет для людей - и для них - просто звездой. Уходил, удаля их мир: девять неразлич отсюда планет, одна из которых Земля. Голубые реки и озера, зеленые леса, горы, моря... города, дороги, ветер, синее небо... и люди, люди, множес разных людей, незнако - и теперь особе дорогих. Кондициониро воздух звездол с нужным процен влажно и хвойным запахом показа им затхлым; лица товари - серыми. Закон работы, они сошлись в отсеке управле. Попитал - позво себе такую роскошь. Еды в холодиль остал еще на два пробужд в преде суток каждое. - Радиогр уже должны быть на Земле, - мечтате сказал Тони. - Хоть одна какая-то дойдет. Частоты знают. Может ответят, а? - Они там еще долго буду раскумеки, что к чему, - молвил Брун. - Оглушите же факт: звездо не выозвраща в Солнеч, а прохо мимо! - Дело не в том, - сказал Корень. - Чтобы ответ, там надо собрать сверхант в космосе. В сотни километ диамет. Да не около Земли, а на орбите Плутона. Это работа на месяцы. Так что не ждите. - Эх, под дождик бы сейчас, - неожида сказал Летье. - Босиком по лужам, как в детстве. "Дождик, дождик, пуще! Расти трава гуще!.." - А на лужах от капель пузыри выскаки, - поддер пилота Аскер. - Веселые такие. И лопаю... Корень подня; лицо было твердое. - Ладно, все. Готовит к анаби. И "Буревес" на многие годы снова погрузи в тишину и молча. 3. Доказател по-вселе I Пробужд вблизи Г-1830, на расстоя 5 свето дней от нее, было послед; для них в их релятивис сверх-разгоне все дальней длилось нескол часов. - Побрит! Подчепури! Одеть чистое!.. - весело скоманд Корень, когда его товар вылезли из баков. Сам он был выбрит, из ворота чистой рубахи выгляды тельня; ее Иван хранил еще с флотс службы, одевал крайне редко - послед раз при старте "Буревест". Сейчас он был энерги и подтя, глаза блест. - А то б мы без тебя не догадал, - искоса взгля на него, буркнул Аскер. Не имело значе, что они через нескол часов умрут. Весило лишь одно: умереть оптимал. Не хуже, чем рассчит и спланиро. В эти десятил слепого полета были дежур пробужд - для корректир курса. В предпосле Бруно обнару чутош искривл курса. Нескол дней следили постоя. Физик не разре исправл курс: наблю, как меняе положе звезд-ориенти, вычис. Все стало ясно: это было отталкив Г-1830, то предвиде им антитягот. Так звезда выдала себя: она именно там, куда летели. Исправ курс, задали попра гироавто - и снова в контейн УЗП. Припасы почти иссякли. Вообще по обстоятель этих послед дней и часов своей жизни они почти что и не были людьми; так, на самый минимум поддерж тонуса и жизнедеятел. Чтоб быть в форме. И тем не менее они сейчас были больше люди, чем все родивши на той планете. Сама картина релятивист полета, при которой яркое звезд небо было только впереди, тусклее по бокам - и там зримо менял располож ближних светил - и инфракр-черное позади, делала их звездн существ, людьми Вселен. II Теперь, на подлете, звезду увидели и в носовой телес. Черная дыра, заслоня, будто заглатыва окрест звезд планк. Она росла - и вскоре была заметна без телеск прямо по курсу. Тони хохотал в восто, стоя в носовой обсерват, хлопал себя по бокам, крутил головой. - Ты чего? - озадаче спросил Корень. - Нет, ну ничему же нельзя верить, ничему и никому, даже звездам! Я ведь до сих пор, знаешь, все-таки сомнева: есть ли то, к чему летим? Доводы-то косвен. А теперь вижу: вот она, черто. Но коли так, прочие то звезды, каталог светила, кои заполн небес простран.. там ли они, сердеш? Есть ли они?.. Вот и верь после этого глазам своим! И пилот снова засмея, закру головой. Вскоре в телес замет и другую быстро смещающ черную дырочку в трех десят поперечн от звезды-дыры. - Будь я проклят, но это же планета! - сказал Тони. - Планета Марины, а? И как теперь будет с тем ее парадок? Есть там кто или нет? - Есть ли, нет ли, но если у нас получи, то ничего не будет: ни планеты, ни парадо, - ответств Корень. - Чепуха все это, кабинет, - поморщи Бруно. - Выброс из головы. Роли были четко спланиро и распреде. Главное, не дать Г-1830 своим антитягот (кое все росло и около тела звезды будет чудови сильным) сбить звездо с точного курса на центр ее. Не оттолкн, об этом при такой скоро не могло быть и речи; но - чуть сместит, чуть зазеваю - и просколь по касател. И все зря. Умирать им пролага с наиболь ущербом для Г-1830, не иначе. Для этого Бруно Аскер впереди, корректи все сносы движен маховика гироавто - по перекре на центр черной дыры, Корень на корме единств маневро двигате - тоже по перекре на видимый в инфракра лучах диск лже-Г-1830 позади, на ее центр. "Будем держать курс и в хвост, и в гриву", сказал капитан. И так до последн, сколько хватит сил и жизни их. И самая серьез корректир - при старте "Ласто" с Летье. В нее сложили, упаков дискеты с данными наблюде, снимки, числа измере. Тони должен будет вывести разведра в тот "сектор Антар", чтобы когда - и если - здесь появя другие исследова, им легче было ее искать. Ясно было, что отверн от звезды-дыры на такой скоро можно было только при самых больших ускорен, кои, когда пойдет форсаж, пилоту не вынести - да и смысла переж их особенн нет. Как раз пошла самая интересня для съемок и замеров: та же "планета Марины" вот... Ничего, что разбира в этом матери будут не они. Важно его добыть и сберечь. ... Первые межплане станции с Земли шли в дальний космос, за Юпитер, Сатурн, Нептун многие месяцы. У их звездо здесь одоле такие диста за минуты. III Они еще успели посто в обнимку в носовой обсерват: Бруно в середке, Иван справа, Антон слева. Враще выключ, веса нет, ноги держат на полу магнит присо в башма. Черная дыра Г-1830 впереди выгляд мален диском, с прося зерны. Дистан была подал, чем от Плутона до Солнца - Летье помнил вид своего светила оттуда. - Когда начинал космоплав, - задумч сказал Иван, - каждому, кто побывал на орбите, прсваив геройс звания. И слава на всю планету, награды... А что их интерес, содержате полет по риску против героизма шедших в атаку солдат? У космона погибал один из двадц, а в атаках каждый третий. А то и второй. А то и все. - Так за содержатель полета и награжд, - вступи за своих Тони. - Ладно вам, говор, - сказал Бруно. - Антон, ты вот в "Ласто" непреме говори что-нибудь. - Что? - Неважно. Ну, стихи читай, что ли. Громко, отчетл. Я буду слушать. Если есть нуль-слой, это как-то отрази. - Ну, допус. Но этот факт "Ласто" уже с собой не унесет. - Знать-то все равно надо. Лучше, чем не знать. Черное "зерны" Г-1830 за время этого разгов стало заметно крупнее просян. - Все, за дело! - сказал капитан. IY Летье собрал с датчи и прибо послед данные, снимки. Сложил все в герметиче ящичек из титана. В кормо отсеке пожал руку Ивану; разговари больше было некогда. Загля в носовой, махнул рукой оглянувше на него от пульта Аскеру - и быстро по скобам к гнезду "Ласто". Так же быстро все упако, закре, закрепи в кресле - старт. Двое оставши почувство его: дрогнул корпус, смести перекре в на носовом и кормо экранах. Быстро исправ. "Буревес" снова шел строго по лучу к центру Г-1830. Она уже была разме с Луну. Бруно увидел, как в верхней части черного диска взметну протубер - разме больше него. Диск рос и протубер рос. Хуже всего пришл Кореню - он погиб первым. Звезда позади была ложной и из-за релятивист смеще спект даже незри, тепло. Но жар от нее, от стекав из миров простран в черную воронку Г-1830 лучей - был настоя. И он нарас точно так, как если бы звездо не уходил прочь, а падал на звезду, падал на солнце. "Так вот что чувство те, кого сжигали на кострах," - подумал Иван напосле. Горела одежда и волосы, жгло кожу - но странно: он чувств покой и величие. - "Что ж, хоть не я первый... Главное, чтоб не зря..." Поворот пальц регулят на щитке возбу бы боковой импульс в дюзах маневро двигат - и, вероя, увел бы от жара, умень его. Он не сделал этого движе пальц. После, что он почувств: как по лицу что-то текло; это были не слезы - лопнув глаза. К Бруно этот жар пришел позже. Черная дыра Г-1830 уже распростран на полов экрана; ясно было, что не промахн, не сосколь по касател. Но не промахну это не все. Аскер понимал несоизмери тел и энергий звездол, даже с релятивис умножен массой, и звезды. Поэтому он и просил Летье, чтобы тот из ракеты дал связь, дал голос и слова. Но тот пока молчал. Y Ни одна ракета не стартов еще со звездол, летящ с почти световой скорос. И главное, вперед, то есть добав себе все эти Лорент коэффици. Но Тони понимал, что все просто: ориен - Антарес, гнать в ту сторону, вывести двигат на сверх-форсаж. И добавл огня в одну дюзу, чтобы отворот от черного ада подлин Г-1830 впереди и от жара-накала ее фантома позади. Как между Сциллой и Хариб. И заодно как можно круче изогн траекто, чтоб все-таки не к Антар летела его "Ласто". Ищи ее там, свищи. Так что было не до стихов. Одна рука на штурв, пальцы другой на пульте, глаза в "сектор Антар" и на немилую черную дыру. Ускоре повор все нараст. При всем том в мозгу Летье звучала музыка. Концерт Грига для фортепь с оркест, самый любимый. У него с юности был этот довол редкий дар - музыкал ассоциа. Какой-то случай звук: лязг, стук, шелест листвы под ветром, чей-то оклик - могли вызвать в памяти совпав самой малос, пустя по звучанию мелодию. Вот и лязг раскрывш створок гнезда при старте "Ласто" совпал - самой малос - с фортепьян аккорд начала этого конце. С их внезап ниспада, вскри клавиш. И дальше ничего не надо было, зазву в голове и оркестр - сдержа-ритмиче, будто смиряя, успока этот фортепья вскрик, если не вопль, героичес отчая. Просто удивите, как все это было к месту, ко времени и обстоятель: гибели их ради погиб чуждого мира. Музыка - язык Вселен. Это Тони понял еще в первых полетах в Солнеч. ... Форсаж с поворо - смертел номер. Черная пропа Г-1830 уходила вправо и вниз. Жар позади слабел. Впереди пылал смещен голубым накалом Антарес. "Надо не на него, левее." Еще форсаж. "Ласто" трясло. Сейчас он весил, пожалуй, около тонны. Спинка кресла поддава. Внутри, он чувство, что-то рвалось и текло. Не только внутри - струйки крови в углу рта и из ноздрей. От созна, что гибели не избеж, сам на это пошел, эти ощуще были как-то менее болезне и не очень интере. Главное, не потер созна раньше времени. На всякий случай закре рукояти форсажа и повор; теперь двига будут так работ, пока не выгорит топливо. А концерт Грига все звучал в мозгу, в душе. Надо еще стихи, Бруно просил. Услышит ли?.. Он ворочал пудовым языком; но микро у гортани восприн: - Вы ушли, как говори, в мир иной. Пустота. Летите, в звезды врезыва. Ни тебе аванса... "Не то. Съехало. Вот другое из Маяковс." И в кабине рядом с Григом, седым лохма стари-композит в космосе был другой звезд человек, давний и вечно молодой поэт. Застреле власт два века назад за свою популярн - с имитац самоубий. - Вашу мысль, выжирев на размягче мозгу, Как старый лакей на засален кушетке, Буду дразн об окровавле сердца лоскут. Досыта изиздев, нахаль и едкий... "... и у меня внутри уже окровавле сердца лоскут. И не только сердца. Ни хрена!" - У меня в душе ни одного седого волоса И старчес нежно нет в ней. Мир огромив мощью голоса, Иду - краси, двадцатидвух... YI И Бруно услышал! С начала эти слова сквозь трески разря - трудно было узнать голос Тони; затем и то, о чем мечтал, чего ждал и предви: перевер! - ... сердца лоскут... - ... туклос ... ацдрес.. - мир огромив... виморго рим... Это значило, что нуль-слой есть! Ракета "Ласто" около него проход. Конечно! Есть наше простран-время - и чуждое с противопол свойств; как не быть промежуто слою. Где и то, и се, и не то, и не се... черт знает что, то время, то антивр. Потом разберу. Главное, он есть. И в звезду внедряе на наиболь из скорос не просто тело с массой, но и наше простран в чуждое. То, что по Дираку в милли раз плотнее и мощнее. Теперь другое дело!.. ... И вдруг Бруно Аскера осенило: это вторже! Эта мысль не вытек и не могла вытек из его знаний и теоретиче построе. Просто Галак даров ему такое понима. Да, это вторже. Оно длится милли лет - не так и много по вселенс меркам. И самой Галакти нашей непро было разобра: что, как и откуда. Они своей "неудач" экспеди ей в этом помогли. А сейчас еще более - отраж вторже передо звезды той галакт, что видел в Тельце, а была в Скорпи... - Тони, Иван! Мы отраж вторже! - заорал он возбужд в микрофон среди накаляющ стен носов отсека. - Понима: мы отражаем вторже!.. Вы слышите меня? Но те уже не слышали. В кормо отсеке дымился, обуглив труп Кореня. Антона Летье от перегру останови ставшее многопуд сердце. YII Теперь на плавяще сзади "Буревест" один Бруно Аскер, забыв свое имя, просто Физик-Устремл, пер в черный огонь Г-1830. Он стоял у пульта. "Теперь я настоя физик, не ради успеха и призна, не тварь дрожа. Сейчас это ощутит и сама Г-1830, ковар звезда. Ощутит крепко, остане здесь вмятина во взбаламуч простран, остан долго. Пусть другие прилет, исслед. Немало откроют - даже если и не земляне. Он снова постиг Вселенс смысл происходя. Идет Вторже - той галакт, из Треуголь - то есть видимой в Треуголь. И они вместе со звездол часть своей Галакт, не только тела ее, но и ума, души. И теперь, когда поняли и дости, значител часть. Действу орган, от точно и умело которго зависит многое. ... и постиг он извеч мудрую силу своей науки, мощь ее идей, откры, даже ошибок и заблужд. Потому именно эта наука так и измен, в конечном счете, жизнь людей на Земле и вывела их в космос, во Вселен - из мирка в большой настоя мир. Мощь эта прежде всего состо в том, что БЫЛО ЧТО ПОЗНАВ. Познава - через все мелкие ложные представл, слепые тыканья - Тело Вселен, Ее Жизнь во всем размахе, плотно и глубине. И шло присоедин к Ней. Суть присоедин была проста: не тела какие-то, не массы их несли скрытую энергию Е=Мс^2. Это он сам был Мс^2 - и своего тела, и массой всего звездол; а с учетом релятивост разгона так и гораздо больше. - Я - Мс^2, эм-цэ-квадрат, я!!! Не Е, а Я!!! Ничто была пред этим присоедин сейчас его паникую от болей всеми нервами белко земная плоть, как ничто была и земная жизнь. Сейчас Бруно был и Средой Дирака, и пракр древних индусов, эфиром, Дао китай - был Телом Галакт, в коем звезды лишь замет вкрапле. Немысл плотным живым, звездно-горячим Телом. Вырос этого тела, разящим другое, чуждое. И когда "Буревес", весящий, как три десятка звездол, с горящей и плавяще обшив вторгся в черную хромосф Г-1830, которая жгла и светила сзади, хоть и была впереди, горящий Бруно, не чувст боли, кричал: - Победа! ПОО-ОБЕ-ЕЕДАААА!... - потом, сползая на пол, хрипел в агонии, но и хрипел победно. "И мертвые, прежде чем упасть, делают шаг вперед."(Стихи об атаке, не помню чьи.) ЭПИЛОГ Все это произо за 6 лет до возвр на Землю тех троих. Но информ о случивш у звезды Г-1830 дойдет гораздо куда позже. Да, для Земли они - давно погиб. Но для Вселен живы. И будут живы всюду до тех пор и до тех мест, куда донесут свето лучи информа о синхрон событ: вспышки лже-звезды Г-1830 и колыха простран, звезд "кругов на воде" в истин ее месте. Разные сущес в Галак уловят это, будут строить долга, наблюд, исследо - и что-то поймут о мире большее, чем поним до этого. Звезды - газо-плазмен шары - не очень устойчи образов во Вселен. При таких температ: тысячи граду снаружи и до миллио в центре - и процес внутри оно и не удивите. В сущно это кое-как обуздыва сам себя миллиарднол термояде взрыв. Когда обуздыв с трудом - перемен, пульсиру; когда процесс сбрасыв узду - вспышка новой или сверхно. Таран разогнан хоть и до многократ релятивист умнож массы "Буревест" был для Г-1830 мельче булавоч укола. И тем не менее "булавка" шар прокол, он лопнул. Будущие исследова, не только земные, видимо, докажут, что решаю роль здесь сыграло не вещес (хотя оно и было "анти-" для той звезды), а внедре куда более плотной субстан - самого простран нашей Галакт; оно ведь тоже было "анти". Увидели в Солнеч системе в октябре 2143 следую: Извест два века, "справоч" Г-1830 вспыхн Новой. На сверхно ее блеск не тянул, но видна была и в сумер - ярче Венеры. Это с десяти-то парсек. Вспышка длилась с неделю, потом стала опадать. В противопол стороне, в созвез Скорпи, телеск замет и засняли нечто не столь эффек яркое, но куда более сенсцио: простран там пошло... кругами. Все звезды в том месте, вплоть до мельчай, составля тот участок Млечн Пути, измен согласо видимое располож так, будто бы они отражал в пруду, в который бросили камень. Точка, от которой расходи "звезд круги", по координ была строго противопо видимой Г-1830; эти числа совпад с сообщен Аскером и Коренем в их более полно расшифров радиогра. Кроме Земли и Солнеч, оба события: вспышка и "круги" - были замечены еще в двух местах окрестн космоса. Там тоже оценили их синхронн и необычн. Были направл космокор для исследов. Но теперь и из Солнеч, понят дело, тоже. В следую века в районе истинн нахожде Г-1830 побыв немало экспеди, велись обшир исследов. Вылов в "секторе Антар" разведра с погибш "Буревест". Наибо всех исследова заним два направл: нуль-слой (от него ожидал перемещ вне времени) и есть ли еще в Галакт звезды, подобные этой? Таких обнаруж немало - по их светящи фанто. Потому что призр они и есть призр: никаких таких звезд не было, как не было и светив Г-1830. Наличеств видимо, коя всегда давала о себе знать ПО ЛУЧУ, впадавш в "яму" истин анти-звезды. Как лучи эти стекал к "яме" со всех сторон, так и звезды-призр, в отличие от подлин, обнаружив жител разных мест Галакт в несовпада местах и даже направле. Как только они смогли сравн свои звезд карты, все стало на места. По лучам от фанто наход места "анти-звезд". И оказал, что все они - со стороны той спираль галакт, что видна была в Треуголь, а на самом деле находил в Скорпи. И гораздо ближе, чем предпола. Но это уже другая история. К о н е ц Окончен в 15:47:39

© 2005 Владимир Савченко, оригинальный дизайн сайта, тексты. В рисунках детей - неиссякаемое добро, любовь и свет!